0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем отличалась пролетарская поэзия от новокрестьянской

Новокрестьянская и пролетарская поэзия.

Естественный для выходцев из крестьян или рабочих интерес к поэтическому миру фольклора, обряда, крестьянского уклада жизни. Миф, апокриф, предание в сюжетике и образности. Лирические стихотворные жанры, берущие начало в народной обрядовой песне. Внимание символистов к творчеству крестьян Н.Клюева, С.Клычкова, С.Есенина. Дореволюционные их книги. Смысл названий 2-3. Черты стиля эпохи в творчестве новокрестьянских поэтов.

Связь пролетарской и крестьянской поэзии. Творческие источники в развитии пролетарской поэзии. Проблематика и жанры. Смысл переводов и “перетекстовок” в песенном творчестве пролетарских поэтов. Осуществление сверхзадачи “нового синтеза”, чаемого символистами, в синтетическом жанре пролетарской песни. Неоромантическое в пролетарской поэзии. Образность. Черты стиля эпохи в лирике Ф.Шкулева, А.Богданова, Г.Кржижановского, А.Коца.

Некрасовское в поэзии пролетарских поэтов. Стихи и проза Скитальца (С.Г. Петрова).

Демьян Бедный (Е.А.Придворов) (1883 — 1945)

Путь в литературу. Сотрудничество с пролетарской прессой. Доминантные жанры в творчестве. Басня. Проблематика, образность, синтаксис. “Лапоть и сапог”, “Кларнет и рожок”, “Шпага и топор”. Баллада, стихотворная новелла, песенный жанр в творчестве. Прозаизация стиха в творческой эволюции поэта. “Мой стих”. Тема поэта и поэзии. Стиль эпохи в его творчестве.

Символизм. Поэты-символисты.

Состояние поэзии к середине 80-х. Философские, религиозные, эстетические искания в культуре начала 90-х гг. А.Шопенгауэр, Ф. Ницше, Вл. Соловьев в умонастроениях декадентов. Символизм как мировоззрение и стиль. Отношение к классическому наследию. Д.Мережковский и Вяч. Иванов. Претворение идеи “нового литургического синтеза” в художественной практике символистов. Идея Вечной Женственности. Роль поэта в символизме. Слово в символизме. Идея “зиждительной формы” (Вяч. Иванов). Миф и символ. Стилизация и синтез искусств. Образ мира в поэзии символистов. Христианская образность, православный обряд и церковный календарь в художественном мире символистов. Круг символистских изданий в Петербурге и в Москве. Неоромантическое в символизме. “Impression”(впечатление) и символ в лирике и прозе. “Магия слов” и “магия звуков” в поэзии символистов. К.Бальмонт и Вяч. Иванов.

Декларации основных принципов символизма в работах Вяч. Иванова, В.Брюсова, А.Белого, А.Блока. Эволюция мировоззрения и стиля. Иерархия искусств. Эксперименты А.Белого в поэзии и прозе. Реформация традиционных лирических жанров. И.Анненский и символисты. Традиции Фета, Тютчева, а позднее Некрасова в поэзии символистов. Символизм как направление, определяющее культурный стиль эпохи. Литературоведение и критика об истории данного литературного направления и стиля.

В.В.Розанов (1856 — 1919)

Историко-филологический факультет Московского университета, отношение к языку, литературе, истории воспринятые на лекциях Ф.И. Буслаева, Н.С. Тихонравова, В.И.Герье сказались впоследствии в деятельности педагога, историка, философа, литератора.

Первые публикации педагогические изданы впоследствии отдельной книгой “Сумерки просвещения”. Философские опыты. Религиозно-философские опыты. Роль Н.Н.Страхова в писательской судьбе Розанова.

Характеристика тенденций в развитии западной и русской литературы в статье “Декаденты”. Определение основных философско-эстетических тенденций. Розанов и Вл. Соловьев. Сотрудничество с символистскими изданиями. Реформирование прозы в “Уединенном”, в “Опавших листьях” (2 короба). Реалистическое и импрессионистическое. Повествователь и лирический герой, “лирический бытописатель” в его произведениях. Мгновение, мимолетность в содержании романа и дневников. Место верлибра в “Уединенном”. Смысл названий его прозаических произведений.

Черты стиля эпохи в произведениях Розанова. “Апокалипсис нашего времени” как философско-символическое толкование революционных событий. Письма к Горькому после Октября.

Литературоведение и критика о творчестве Розанова.

Ф. Сологуб (Тетерников) (1863 — 1927)

Приходская школа, Петербургский учительский институт, 10 лет учительства в провинции, а затем еще 10 лет в Петербурге отразились в проблематике малой прозы и романов.

Входит в литературу как поэт. Переводы Верлена. Сближение с кругом петербургских символистов.

Периодизация творчества писателя. Черты стиля эпохи в лирике, рассказах и романе “Мелкий бес”. Стилизация и пародия в содержании романа.

Профанирование библейского мифа в содержании произведений. “Магия слова”, двоемирие в разрешении духовно-нравственных конфликтов.

Литературоведение и критика о творчестве Сологуба.

Чем отличалась пролетарская поэзия от новокрестьянской

История русской литературы в четырех томах

Литература конца XIX – начала XX века

Информация об издании

Издание: Академия Наук СССР. Институт Русской Литературы (Пушкинский дом)

Редакционная коллегия: А. С. Бушмин, Е. Н. Купреянова, Д. С. Лихачев, Г. П. Макогоненко, К. Д. Муратова, Ф. Я. Прийма,

главный редактор Н. И. Пруцков

Редактор тома: К. Д. Муратова

Рецензенты: В. Я. Гречнев и В. А. Туниманов

Литературный процесс не может изучаться вне контекста эпохи. И писатели, непосредственно откликающиеся на глубинные явления современной жизни, и писатели, старающиеся подчеркнуть свою отрешенность от нее, – и те, и другие не могут оказаться вне ее воздействия. «Я верую, – писал А. Блок, – что мы не только имеем право, но и обязаны считать поэта связанным с его временем».[1]

Русская прогрессивная литература всегда тяготела к освободительному движению, к передовым социальным воззрениям своего времени. Одни литераторы выражали это в открытой форме, у других эта связь уходила вглубь, но тем не менее затаенный свет ее продолжал падать на изображаемое, высветляя определенные черты, определенные образы.

В предшествующих томах «Истории русской литературы» были показаны такие связи и их взаимообусловленность. Столь же тесная, но более сложная и противоречивая связь между общественным и художественным движением характерна для конца XIX – начала XX в., когда Россия вступила в период войн и революций.

Вторая революционная ситуация, возникшая в конце 1870-х гг., завершилась 1 марта 1881 г. убийством Александра II. «Второй раз, после освобождения крестьян, – писал В. И. Ленин, – волна революционного прибоя была отбита, и либеральное движение вслед за этим и вследствие этого второй раз сменилось реакцией…».[2]

Реакция наложила характерный отпечаток на всю духовную жизнь 80-х гг., вызвав кризис идей, волну отчаяния и пессимизма, перерождение недавних оппозиционеров в либеральных постепеновцев. Но 80-е гг. были не только периодом разгрома революционного народничества, не только годами общественной депрессии, но и временем поисков новой революционной теории, новых методов борьбы за социальное переустройство жизни. В 1883 г. Г. В. Плеханов организует первую марксистскую группу «Освобождение труда». С начала 90-х гг. марксисты ведут уже планомерную борьбу с народническими воззрениями об особом пути России. Таким образом, несмотря на правительственный гнет и жестокое подавление свободолюбивой мысли, 80-е гг. стали временем, завершившим второй, разночинский, период освободительной борьбы и подготавливающим почву для нового этапа русского революционного движения. В 1895 г. возникает ленинский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Россия вступает в новый, пролетарский период своего развития.

Литература 80-х гг., в свою очередь, представляла в истории русского реализма переходный период. Это не только литература, запечатлевшая спад прогрессивных общественных настроений и вырождение их в «теорию малых дел», не только литература, в которой происходило завершение пути крупнейших русских писателей, но и литература, в которой было проявлено новое миропонимание и новые принципы реализма, получившие плодотворное развитие в последующие десятилетия. В эти же годы на волне разочарования в старых идеалах возникает особое литературное явление – русское декадентство.

«Эпоха безвременья», сменившая историю революционного народничества и вместе с тем открывшая новую страницу в истории русской революционной мысли, помогает глубже понять особенности литературного развития рубежа веков. В 80-е гг. утверждают себя как писатели А. Чехов и В. Короленко, в этот же период происходит перелом в мировоззрении Л. Толстого. Эпохой 80-х гг. мы и открываем том, посвященный литературе третьего этапа русского освободительного движения.

Как и в предшествующих томах «Истории русской литературы», периодизация литературного процесса в данном томе соотносится с периодизацией исторического развития России. Разумеется, нельзя забывать при этом, что периодизацию литературных явлений невозможно рассматривать догматически, что установление границ отдельных периодов не может строиться строго по календарю. Так, например, весьма трудно провести разделительную черту между 90-ми гг. и первыми годами начала нового века. Что считать рубежом: знаменательное появление в одном и том же 1899 г. романов «Воскресение» и «Фома Гордеев» или же вдохновенную «Песню о Буревестнике», возвестившую в 1901 г. о близости революции? И так ли справедливо отъединять ее от «Песни о Соколе», которая овеяна той же революционной романтикой? В пределах отдельных периодов нередко возникают явления, более отчетливо проявляющиеся в дальнейшем, в то же время в них все еще продолжают развиваться явления предшествующего десятилетия.

На развитие общественной мысли и литературы начала XIX в. огромное влияние оказало освоение идей Великой французской революции. Развитие литературы и искусства нового рубежа веков проходит под могучим воздействием ожидания, а затем свершения первой русской революции, которая выдвинула перед всеми мыслящими людьми вопрос о необходимости изменения социально-политического строя страны.

В той или иной мере, в прямом или завуалированном виде в своем творчестве, в письмах и дневниках, в страстных спорах деятели искусства и литературы покажут, что основным вопросом, волнующим их художественное сознание, был именно этот властно и остро поставленный историей вопрос о новом пути России, о ее будущем. Вопрос этот владел и теми, кто принимал революцию, и теми, кто выступал против нее.

Нарастание все более и более ширившегося народного протеста на рубеже веков было столь очевидным, что его отчетливо чувствовали и «низы» и «верхи» общества, начавши понимать, что наступает время, вызывающее в памяти вторую революционную ситуацию, что предпринимаемые охранительные меры не дают ожидаемых результатов.[3]

Вздыбленная Россия, героизм, охвативший народные массы, впервые приобщающиеся к активному революционному действию, видоизменение старых общественных и бытовых отношений, пробуждение дремлющего сознания отсталых слоев населения – все это не могло остаться не замеченным людьми искусства, к каким бы художественно-общественным лагерям они ни принадлежали, в каких бы художественных формах ни выражали свое миропонимание.

Социальное, этическое и эстетическое сознание общества, отразившее «адову суматоху конца века и бури начала XX»,[4] свидетельствовало о бурной переоценке старых и рождении новых ценностей.

Кризис и расслоение общественного сознания были обусловлены рядом причин. Это прежде всего особенность исторического развития России, где «современная крупная промышленность» оказалась «привита к первобытной крестьянской общине» и где одновременно были «представлены все промежуточные стадии цивилизации». Это-то своеобразие и приводило, по мысли Ф. Энгельса, к возникновению «самых невероятных и причудливых сочетаний идей».[5] Особенность исторического процесса углублялась неравномерностью и своеобразием развития отдельных областей огромной, культурно отсталой страны. Говоря о «русском мужике», М. Горький не раз подчеркивал несходство крестьянских типов Севера, Поволжья, средней полосы России.

Новокрестьянская и пролетарская поэзия.

Естественный для выходцев из крестьян или рабочих интерес к поэтическому миру фольклора, обряда, крестьянского уклада жизни. Миф, апокриф, предание в сюжетике и образности. Лирические стихотворные жанры, берущие начало в народной обрядовой песне. Внимание символистов к творчеству крестьян Н.Клюева, С.Клычкова, С.Есенина. Дореволюционные их книги. Смысл названий 2-3. Черты стиля эпохи в творчестве новокрестьянских поэтов.

Связь пролетарской и крестьянской поэзии. Творческие источники в развитии пролетарской поэзии. Проблематика и жанры. Смысл переводов и “перетекстовок” в песенном творчестве пролетарских поэтов. Осуществление сверхзадачи “нового синтеза”, чаемого символистами, в синтетическом жанре пролетарской песни. Неоромантическое в пролетарской поэзии. Образность. Черты стиля эпохи в лирике Ф.Шкулева, А.Богданова, Г.Кржижановского, А.Коца.

Некрасовское в поэзии пролетарских поэтов. Стихи и проза Скитальца (С.Г. Петрова).

Демьян Бедный(Е.А.Придворов)(1883 — 1945)

Путь в литературу. Сотрудничество с пролетарской прессой. Доминантные жанры в творчестве. Басня. Проблематика, образность, синтаксис. “Лапоть и сапог”, “Кларнет и рожок”, “Шпага и топор”. Баллада, стихотворная новелла, песенный жанр в творчестве. Прозаизация стиха в творческой эволюции поэта. “Мой стих”. Тема поэта и поэзии. Стиль эпохи в его творчестве.

Читать еще:  Понятие о классицизме как литературном направлении темы и образы поэзии державина

Символизм. Поэты-символисты.

Состояние поэзии к середине 80-х. Философские, религиозные, эстетические искания в культуре начала 90-х гг. А.Шопенгауэр, Ф. Ницше, Вл. Соловьев в умонастроениях декадентов. Символизм как мировоззрение и стиль. Отношение к классическому наследию. Д.Мережковский и Вяч. Иванов. Претворение идеи “нового литургического синтеза” в художественной практике символистов. Идея Вечной Женственности. Роль поэта в символизме. Слово в символизме. Идея “зиждительной формы” (Вяч. Иванов). Миф и символ. Стилизация и синтез искусств. Образ мира в поэзии символистов. Христианская образность, православный обряд и церковный календарь в художественном мире символистов. Круг символистских изданий в Петербурге и в Москве. Неоромантическое в символизме. “Impression”(впечатление) и символ в лирике и прозе. “Магия слов” и “магия звуков” в поэзии символистов. К.Бальмонт и Вяч. Иванов.

Декларации основных принципов символизма в работах Вяч. Иванова, В.Брюсова, А.Белого, А.Блока. Эволюция мировоззрения и стиля. Иерархия искусств. Эксперименты А.Белого в поэзии и прозе. Реформация традиционных лирических жанров. И.Анненский и символисты. Традиции Фета, Тютчева, а позднее Некрасова в поэзии символистов. Символизм как направление, определяющее культурный стиль эпохи. Литературоведение и критика об истории данного литературного направления и стиля.

В.В.Розанов (1856 — 1919)

Историко-филологический факультет Московского университета, отношение к языку, литературе, истории воспринятые на лекциях Ф.И. Буслаева, Н.С. Тихонравова, В.И.Герье сказались впоследствии в деятельности педагога, историка, философа, литератора.

Первые публикации педагогические изданы впоследствии отдельной книгой “Сумерки просвещения”. Философские опыты. Религиозно-философские опыты. Роль Н.Н.Страхова в писательской судьбе Розанова.

Характеристика тенденций в развитии западной и русской литературы в статье “Декаденты”. Определение основных философско-эстетических тенденций. Розанов и Вл. Соловьев. Сотрудничество с символистскими изданиями. Реформирование прозы в “Уединенном”, в “Опавших листьях” (2 короба). Реалистическое и импрессионистическое. Повествователь и лирический герой, “лирический бытописатель” в его произведениях. Мгновение, мимолетность в содержании романа и дневников. Место верлибра в “Уединенном”. Смысл названий его прозаических произведений.

Черты стиля эпохи в произведениях Розанова. “Апокалипсис нашего времени” как философско-символическое толкование революционных событий. Письма к Горькому после Октября.

Литературоведение и критика о творчестве Розанова.

Ф. Сологуб(Тетерников) (1863 — 1927)

Приходская школа, Петербургский учительский институт, 10 лет учительства в провинции, а затем еще 10 лет в Петербурге отразились в проблематике малой прозы и романов.

Входит в литературу как поэт. Переводы Верлена. Сближение с кругом петербургских символистов.

Периодизация творчества писателя. Черты стиля эпохи в лирике, рассказах и романе “Мелкий бес”. Стилизация и пародия в содержании романа.

Профанирование библейского мифа в содержании произведений. “Магия слова”, двоемирие в разрешении духовно-нравственных конфликтов.

Литературоведение и критика о творчестве Сологуба.

Д.С.Мережковский (1866 — 1941)

Закончил классическую гимназию. Первые литературные опыты — ранние, поэтические. Знакомство с Ф.М.Достоевским и С.Я.Надсоном как судьбоносные в грядущей литературной жизни. Увлечение идеями Дарвина во время учебы на историко-филологическом факультете Петербургского университета, а затем религиозные искания, интерес к новейшей французской литературе.

Журнал “Северный вестник” и круг петербургских символистов. Первые сборники стихов. Религиозное обоснование символизма в книге “О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы” Борьба Духа и плоти, Христа и антихриста в человеке в трилогии “Христос и Антихрист”. Черты стиля эпохи в романах трилогии. Осмысление русской классики в трудах “Л.Толстой и Достоевский. Жизнь и творчество”, “Две тайны русской поэзии”. Осмысление результатов первой русской революции в в работе “Грядущий Хам”, “Не мир, но меч. К будущей критике христианства”.

Исторические драмы и романы. Использование документа и стилизация документальности в романах. Периодизация творчества писателя.

Литературоведение и критика о творчестве Мережковского.

А.А.Блок (1880 -1921)

Детство в “ректорском доме” Петербургского университета. Семейная литературная среда. Учеба в Петербургском университете на юридическом факультете; филологический факультет. Увлечение театром. Мечта об актерской карьере. Знакомство с новейшей литературой. Знакомство с поэзией Вл. Соловьева.

Первые поэтические публикации в периодике Петербурга и Москвы. Брак с Л.Д. Менделеевой. Знакомство с московскими символистами (А.Белым, К.Бальмонтом, Эллисом и др.). “Стихи о Прекрасной Даме”. Миф и символ. “Заговор и заклинание” в семантике лирического стихотворения. Знакомство и сближение с А.Ремизовым и Вяч. Ивановым. Театр в творческой судьбе поэта. Периодизация творчества. Семантика заглавий книг и стихотворных циклов. Работа в критике и художественном переводе. Тема России в лирике и статьях.

Поэмы и драмы Блока. Собрание стихотворений в издательстве “Мусагет”. Идея пути в трех томах “романа в стихах”. Художественный синтез в творчестве Блока. Открытия Блока в области стиха. А.Блок и символизм. А.Блок и А.Белый. Идеи Р.Вагнера в мировоззрении и стиле Блока. Черты романтизма в творчестве А.Блока. Поэма “Двенадцать” как поэма-мистерия. Голос Державина и Пушкина в “Скифах”. Влияние Блока на творчество современников. Периодизация творчества. Литературоведение и критика о творчестве А.Блока.

Акмеизм. Поэты-акмеисты

Пушкинское крыло символизма в ж. “Аполлон”, “Цех поэтов” и акмеизм как литературное направление. Символизм и акмеизм. Кларизм — адамизм — акмеизм. Слово в поэзии акмеистов. Иерархия искусств в теоретизированиях акмеистов. Архитектура в поэзии акмеистов. Своеобразие синтеза искусств и реформирование традиционных поэтических жанров. Роль поэта и назначение поэзии. Жанры баллады, стихотворной новеллы, романса, песни у Н.Гумилева, А.Ахматовой, О.Мандельштама, др. Черты стиля эпохи в лирике, поэме, прозе акмеистов.

Неоромантическое в стиле Н.Гумилева. Функция экзотизмов. Лирический герой. Символическое у Гумилева. Поэма и проза поэта.

Творческий путь А.Ахматовой: от стихотворной новеллы и баллады к поэме. Приемы прозаизации стиха. Особенности композиции и ритмического строя поэзии. Символический смысл названий книг. Образ лирической героини. Поэтическая школа А.Ахматовой.

Опыт Г.Державина и Ф. Тютчева в художественном мире О.Мандельштама. Философское в лирике. Слово в стихе. Символика названий первых книг. Символ и миф (метафора) у О.Мандельштама и символистов. Проблема ахронного (мгновенного и вечного) в творчестве поэта. Проза и критические статьи. “Разговор о Данте”.

Литературоведение и критика об акмеизме как литературном направлении и стиле, о творческом пути выдающихся из них.

Футуризм. Поэты-футуристы

Футуризм как явление культуры. Итальянский футуризм как своеобразный предшественник русского футуризма. Декларирование разрыва с классической литературной традицией. Антибуржуазный (антимещанский) пафос бунта. Манифесты, сборники, альманахи.

Эгофутуризм. “Эпатажное” и экспериментаторское в творчестве И.Северянина. Открытия в области стихотворных жанров, особенности художественного синтеза у поэта. ”Лирический ироник”. Смысл поэтических концертов И.Северянина. Эгофутуризм и символизм. Опыты Г.Иванова (эгофутуризм, акмеизм ?).

Кубофутуризм и философия языка. Слово в стихе. Задачи плотного письма.

Новый синтаксис. Живописное в творчестве кубофутуристов.

Подписание футуристами общих манифестов, общие концерты. Славянский миф, древнее слово в практике создания языка будущего. “Самовитое слово”В.Хлебникова. Вяч. Иванов и В.Хлебников. Жизнестроительность искусства символистов в практике футуристов. Поэт и его роль в мире в понимании футуристов. В.Маяковский как один из виднейших поэтов и художников-футуристов. “Центрифуга” — и творчество Б.Пастернака. Импрессионистическое в творчестве как результат синтеза поэзии и музыки. Обновление поэтической речи: метафора, неологизм. Неоромантизм футуризма. Результаты экспериментаторства футуристов. Литературоведение и критика об истории данного литературного направления и его представителях.

В.В.Маяковский (1893 -1930)

Детство в Тифлисе. Переезд в Москву. Революционная работа. Время в Бутырской тюрьме. Литературная учеба. Занятия в Училище живописи, ваяния и зодчества. Знакомство с Д. Бурлюком. “Будетляне”.

Маяковский и футуризм. Участие в создании манифестов футуризма и творческая практика. Неоромантизм. Конфликт мещанского и Человеческого. Особенности синтеза живописи и поэзии, поэзии и музыки в лирике, поэмах, драме. Мистериальное в названных жанрах. Образный строй поэтической речи. Диалог с христианским в жизни и литературе. Приемы концентрации художественного содержания. А.Белый и Маяковский. Маяковский и Хлебников. Открытия Маяковского в области стиха и поэтического синтаксиса. Лирика и сатира в раннем творчестве. Пародирование традиционного стихотворного жанра у Маяковского. “Новый Сатирикон” в судьбе Маяковского-поэта и художника. Традиции и новации в деятельности Маяковского — поэта и теоретика стиха. Литературоведение и критика о дореволюционном Маяковском.

Пролетарские поэты Серебряного века

«…Серебряный век обогатил русскую поэзию множеством литературных течений, такими как символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм… Мы хорошо знаем и помним имена приверженцев и основателей этих поэтических направлений: Блок, Брюсов, Ахматова, Гумилёв, Северянин, Маяковский, Есенин, Мариенгоф… Гораздо реже вспоминаются такие течения в русской поэзии Серебряного века как новокрестьянская поэзия и кубофутуризм. И почти совсем не упоминается пролетарская поэзия, также являвшаяся неотъемлемой частью литературы времени рубежа веков…»

Оглавление

  • Поиск новой реальности. Пролетарии от литературы
  • Ф.С. Шкулев
  • Сергей Ганьшин
  • Демьян Бедный (Е.А. Придворов)
  • Я.П. Бердников
  • Ф. Витебский
  • Ночной
  • Скорбный
  • Скородын

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пролетарские поэты Серебряного века предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

ББК 84(2Рос=Рус)1 — 5

Пролетарские поэты Серебряного века: Поэтический сборник. — СПб.: Знакъ, 2015. — 160с.

Художественное оформление и составление Виктора Меркушева

Поиск новой реальности. Пролетарии от литературы

Серебряный век обогатил русскую поэзию множеством литературных течений, такими как символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм… Мы хорошо знаем и помним имена приверженцев и основателей этих поэтических направлений: Блок, Брюсов, Ахматова, Гумилёв, Северянин, Маяковский, Есенин, Мариенгоф и ещё десятки и десятки громких имён известных поэтов. Гораздо реже вспоминаются такие течения в русской поэзии Серебряного века как новокрестьянская поэзия и кубофутуризм. И почти совсем не упоминается пролетарская поэзия, также являвшаяся неотъемлемой частью литературы времени рубежа веков.

В какой-то степени можно считать поэтов этого направления наследниками чартистской английской поэзии и поэзии Парижской Коммуны, если бы не особенности общественной жизни предреволюционной России и очевидное пренебрежение любыми литературными традициями предшественников и современников.

Первые пролетарские поэты выросли из среды профессиональных революционеров и членов фабричных политических кружков. По форме их произведения были близки к рабочей народной песне и отображали большей своей частью тяжесть жизни рабочих слободок, описывали невыносимый гнёт безрадостного и изнурительного труда. Фабрика, труд, производство воплощались в жутких чудовищных образах, преследующих своих беззащитных и пассивных жертв. Лирический герой не занимает активной позиции противостояния бесправию и угнетению, а стремится вызвать у читателя лишь жалость и сострадание. Однако после событий Пятого года вплоть до революционного Октября, у пролетарских поэтов России возникла новая литературная форма — рабочие гимны, получившие широчайшее распространение в народе.

Это новое движение в литературе с энтузиазмом было подхвачено Горьким, который немало сделал для его определения в самостоятельное течение. Известна его большая статья о «писателях-самоучках» в «Современном Мире» (1911 год), где он показал всю глубину духовных интересов массы трудового народа и его творческую жизнеспособность. Много сделала для становления пролетарской поэзии социал-демократическая печать, газеты «Звезда», «Правда», «Рабочая газета», «Вперёд» и другие. В первом же номере «Правды» от 22 апреля 1912 года был поднят вопрос о подготовке рабочих писателей: «Мы бы желали кроме того, чтобы рабочие не ограничивались одним сочувствием, а принимали активное участие в деле ведения нашей газеты. Пусть не говорят рабочие, что писательство для них непривычная работа, рабочие-литераторы не падают готовыми с неба, они вырабатываются лишь исподволь, в ходе литературной работы. Нужно только смелее браться за дело: раз, два споткнёшься, а там и научишься писать. И так, дружнее за работу!»

Читать еще:  Что говорит цветаева о своем творчестве и о поэзии

Пролетарские поэты стремились создать понятный массам точный литературный язык, в противовес элитарному, кастовому языку символизма и модернизма. Одним из коренных отличий пролетарской поэзии от господствующего декаданса — это приоритет общественного над частным, сопричастности и вовлечённости в общественную жизнь над избранничес-кой замкнутостью лирического героя символистов и модернистов.

Однако пролетарская поэзия, как и любое из литературных течений Серебряного века, явление неоднозначное, сложное и несущее в себе противоречивый характер той эпохи. Наряду с поэтами-урбанистами, апологетами машинизма и нового мира классовой солидарности, сосуществуют поэты-народники, носители тред-юнионистского сознания, полные упадничества и социального пессимизма. Можно, конечно, упрекать пролетарских поэтов в узости кругозора и излишней фактографии, но нельзя отрицать новизны их стиховой культуры и воздействия их произведений на широкие слои трудящихся масс. Рабочий-поэт, кровно связанный со своей фабричной средой, резко отличался от буржуазного литератора, он смотрел на свою литературную работу как на одну из форм служения общественным стремлениям своего класса. Смотрел так, разумеется, как её понимал, даже если в его поэзии не было темы борьбы и противостояния социальному гнёту.

В десятых годах двадцатого века было выпущено несколько сборников пролетарских литераторов.

В 1913 году к десятилетнему юбилею Лиговских вечерних классов был выпущен сборник «Эхо ответное», два сборника под названием «Наши песни», при активном содействии Максима Горького — «Сборник Пролетарских писателей» (июнь 1914 года) и некоторые другие. С отдельными текстами из этих сборников, а также стихотворениями из журналов и газет «Невская Звезда», «Эхо», «Правда Труда» и «Путь Правды» мы и хотим познакомить современного читателя.

Крестьянская и пролетарская поэзия

Крестьянская и пролетарская поэзия

Пролетарская литература росла и развивалась на основе накопления и переработки всех культурных ценностей, которые выработались в процессе многовекового развития предшествовавших культур. Бесспорно и то, что во время своего зарождения и первоначального складывания пролетарская литература опиралась именно на поэтический опыт революционной крестьянской. «Вольная поэзия идеологов революционного крестьянства была той традицией, которую приняли первые поэты рабочего класса. Но это революционно-поэтическое наследство было принято ими отнюдь не безоговорочно. Оно вошло в фундамент пролетарского искусства только после глубокой и органической творческой переработки, вошло очищенное от утопической теории. Пролетариат взял от него его боевой тон, его призывную ноту, его романтический пафос, выросшие в жестокой борьбе с самодержавным гнетом и помещичьей эксплуатацией, его патетическую апологию труда и агитационно-ораторскую установку, сложившуюся в практике революционной пропаганды среди масс» [Пролетарские поэты, 1935, с. XXIV ].

Движение крестьянских поэтов тесно связано с революционными движениями, начавшимися в России на рубеже XIX и XX веков. Как жанр «крестьянская поэзия» сформировалась в середине XIX века. Поэтизация деревенского быта, нехитрых крестьянских ремесел и сельской природы являлись главными темами стихотворений крестьянских поэтов. Традиция, которую создавали крестьянские поэты — песенная поэзия. Она превращается в балладу или романс. Крестьянских поэтов в этой традиции выделяло стремление к изысканности, а не простоте. Крестьянство – основной союзник рабочего класса в пролетарском творчестве, поэтому интерес к этой теме со времен первой русской революции непрерывно растет. Именно песенная поэзия, которую так любили крестьянские поэты, роднит их с пролетарскими поэтами. У крестьянских поэтов они переняли лирическую силу, ставшую раздольной и могучей музыкой и вдохнули ее в поэзию. Этой новой красотой пролетарские поэты преобразили революционную песню, которая стала более поэтической, свободной. Пролетарские песни пелись по всей России, на маевках, тайных сходках, иногда прямо на улицах заводских окраин и поселков, пелись в ссылке, в эмиграции.

Крестьянские поэты приветствовали революцию. Однако, они были связаны с иным жизненным опытом, иными традициями, чем пролетар­ ские поэты (песенно-лирическими), их социально-поли­ тическая активность была меньшей. «Группа крестьян­ ских поэтов была весьма неоднородной. Но даже наиболее революционно настроенные из них не находили общего языка с Пролеткультом, не понимали своей общно­сти с пролетарскими поэтами и часто враждовали с ними. А между тем делали общее дело, стояли на общих пози­циях в отношении к главному -к революции. Вот поче­му в творчестве многих крестьянских поэтов, особенно таких, как Петр Орешин, Александр Ширяевец, Сергей Заревой (С. Кошкаров), Михаил Артамонов, Иван Доро-нин, Григорий Деев-Хомяковский, мы находим наряду с идейно расплывчатыми, созерцательными стихами большое количество социально-политически острых и да­ же агитационно-призывных стихотворений. Они активно печатались в массовой периодической и фронтовой печа­ ти, имели большую читательскую аудиторию. Массовому читателю были близки общая направленность их поэзии, воспевающей революцию как праздник тружеников, идеи союза рабочих и крестьян, торжества свободного труда; ему была близка и поэтическая форма, идущая от на­ роднопоэтических и реалистических литературных тра­ диций. В некоторых отношениях крестьянская поэзия как бы дополняла пролетарскую: поэты чаще обраща­ лись к лирическим формам раскрытия внутреннего мира героя новой эпохи» [Выходцев, 1980, с. 21].

Представители бедняцко-батрацких слоев крестьянства, отразили в своем творчестве оскудевающую деревню, придавленную двойным гнетом феодальной и капиталистической эксплуатации. Основная ценность их творчества — в правдивом показе русской деревни. Произведения Орешина, Ширяевца, Клычкова повествуют о судьбе пролетаризующегося крестьянства в деревне и в городе, о грабительской помещичье-кулацкой эксплуатации, о страданиях, нищете, невежестве, приниженности бедноты, о разложении старой деревни под натиском капитализма, о распаде патриархальной психологии, семейных устоев, об одичании деревни. Для некоторых их них характерны образы правдоискателей, тщетно ищущих выхода (П. Карпов, С. Клычков). Идейная слабость, смутность революционного сознания крестьянских писателей ограничивают реалистическую направленность их творчества рамками натуралистического бытописания, лишают их возможностей обобщения.

В правдистской поэзии 10-х годов играют заметную роль мотивы труда и быта деревни, ее жестокой эксплуатации и разорения капиталом. Но прежде всего пролетарских писателей интересуют революционные возможности крестьянства, его отношение к рабочему классу.

« Самым характерным свойством рабочих поэтов 90-х годов, поэ­ тов, не связанных с политической борьбой русского пролетариа­та, является поэтическое выражение настроений довольно значи­тельной части рабочего класса, еще соединенной крепкими узами с деревней, с крестьянскими предрассудками, идеализировавшей патриархальность социальных отношений. Наглядное тому доказа­тельство можно увидеть в раннем творчестве М. Савина (1876 — 1947), Ф. Гаврилова (1874 — 1919) и других менее значительных и квалифицированных поэтов. Все они в большей или меньшей степени идеализируют деревенский уклад жизни, близкий народни­ ческому пониманию крестьянской жизни, ее мира и благополучия. Все они чуть ли не в один голос отвергают завод и противопостав­ляют ему «привольные степи», «заливные луга», жизнь в деревне, где «Знакомый всем, со всеми равный, // Ты сам хозяин и слуга». Конечно же, здесь чувствуется явное влияние типично народнического мировоззрения позднего периода. Некоторые из первых ра­бочих поэтов были дружески связаны с писателями-народниками (Н. Н. Златовратский поддерживал Ф. Гаврилова и оказывал на него несомненное идейное воздействие; под влиянием народничест­ ва находился и молодой поэт-рабочий В. Шувалов и многие другие)» [Осьмаков, 1968, с. 54-55].

В русле традиции «крестьянской» поэзии царицынским поэтом Ян. Горбушиным создаются стихи, вдохновленные русской природой, ясные и сдержанные, проникнутые светлой печалью осознания быстротечности и хрупкости бытия, стихи сочетаются с ностальгической влюбленностью в патриархальную деревню — истинную родину русского человека, но в то же время он не отрицает органичности и примет нового времени, «переливные гудки» и «стучащие трактора». В стихотворении «В огне» (Пламя, 1923, № 7, с. 3) автора манит деревня, он уходит с завода, но тот, как сильный гений вновь предстает перед ним: гудок зовет на бой и герой оказывается «в заводе огнекрылом!»

Моя жизнь кипела в огне,

цвела в переливных гудках

жажда таилась во мне

к далеким зеленым полям,

Оставил завода гудки.

Пошел на поля необ’ятные.

И вот, защемило в груди

при виде деревни кудлатой.

У ней некрасивая поза,

соломой украшены крылья.

Тягучая, темная поза —

лачуги молчаньем покрытые.

Вторжение новой лексики непрерывно продолжалось на протяжении всего XIX века, а второй половине его в поэзию все чаще стали проникать новые слова, связанные с борьбой рабочего класса: борцы, тюремный замок, каторга, забастовка, жандармы, рабство, свобода, эшафот и т. д.

Вместе с тем влияние крестьянской традиционной лирики еще весьма ощутимо. Также, в частности, в лексике, в обилии ласкательных и уменьшительных суффиксов у существительных (горюшко, ручушки, глазушки, работушка, зимушка, голосочек, будилочка, зверочки, лесочки, лужочки и т. д.). Еще встречаются даже краткие прилагательные (бела ручка, стальны ключики, чисто полюшко, худа долюшка).

В качестве еще одно примера «объединения линий культуры крестьянской и линий культуры пролетарской» [Тимофеев, 1926, с. 104] может послужить деятельность рабочего поэта Ф. Поступаева. Впервые в советское время на его творчество обратил внимание Л. И. Тимофеев.

«В 1906 г. издательством «Посредник» была издана книга сти­хов Ф. Поступаева «У земли и у котла. Песни трудовой жизни». Уже само название книги указывало на объединение в ней моти­вов крестьянской и рабочей жизни, оно было обусловлено и струк­турой книги.

Первый ее раздел — «У земли — в деревне» состоял из произ­ведений, тематически объединенных в одно целое образом дерев­ни, земли, крестьянского мира, повествованием о тяжелой, бед­ной, беспросветно-нищенской жизни крестьян. Здесь — характер­ные суриковские мотивы, образы, самый стиль, ритмику его сти­хов явно напоминают многие стихи поэтов-суриковцев:

Старый я стал, изогнулся спиной,

Стукнуло семьдесят лет.

Много повзрыл я землицы сохой,

Счастья ж все нету и нет.

Даже название стихотворения, из которого процитировано чет­веростишие, — «Думы пахаря» — заимствовано из того же направ­ления русской поэзии конца XIX столетия. Интерес поэта сосре­доточен главным образом на картинах жизни и быта крестьян, но и тут встречаются стихи «инородные» — «В город», «Из города», «На мирской сходке», — говорившие об усиленной капитализации деревни, о доносившемся сюда влиянии города, говорившие также об эволюции взглядов самого поэта, приобщавшегося после ухода из деревни к пролетарскому мировоззрению.

Второй раздел книги Ф. Поступаева — «У котла — в горо­де» — составляют стихи рабочей тематики. В большинстве из них звучат жалобы на тяжелый, изнуряющий труд, и образ рабочего в них — это образ раба, слепо подчиняющегося машине и ее вла­дельцу.

И все рычит вокруг меня,

И пар, и гром стальной:

Ты — раб железа и огня,

Раб жалкий и слепой.

«Рабочий — раб железа» — такой образ встречался на ранней стадии становления пролетарской поэзии в России.

В стихах того же цикла находим иное от­ношение к труду, зародыш идеи коллективизма в труде («Това­рищу — рабочему», «Радость рабочей души» и др.). Вместо бес­сильных жалоб звучат и мотивы борьбы, свободы.

Творчество Ф. Поступаева показывает, насколько сильно было влияние революции 1905 г. на разные социальные слои общества [Осьмаков, 1968, с. 122-123].

Тяготение к планетарным и космическим образам испыты­вало подавляющее большинство пролетарских поэтов. Здесь нельзя не назвать имя Ивана Филипченко – поэта, который пора­жал современников колоссальностью возводимых им по­строек. В 1918 году вышла с предисловиями В. Брюсова и Ю. Балтрушайтиса книга Филипченко «Эра славы», посвящен­ная мировому пролетариату.

Тебя всемогущим, всесущим и вечным

Читать еще:  Где снимался фильм большая поэзия

Сделает, — верю твердо [Филипченко, 1918, с. 13].

Автор изображал здесь пролетариата в виде гигантского «Сверх­человека», «всемогущего» и «всесущего» божества, уходящего головою в бесконечные надзвездные дали.

Я стал ступней на край кривой орбиты,

Меж бездн, на рубеже, где бег стремит Земля,

Где грозный рой миров свой вечный хор хваля,

Кружится, точно пчелы, домовито [Филипченко, 1918, с. 39].

Особое значение придавалось именно «космичности» стихов Филипчен­ко: «Прямо вверх тянется творчество Филипченко. Сильное и могучее, оно устремляется прямо ввысь, в бездонную глубину Космоса. Этого устремления в такой резкой форме нет у других поэтов. «Филипченко — самый темпера­ментный, самый напряженный певец среди пролетарских поэтов» [Сиповский, 1923, с. 42, 44].

Увлечение этими мотивами широко затронуло и творчество крестьянских поэтов. Но если Филипченко или Герасимов — рисовали пролетария, поднявшегося над землею во весь свой все­ленский рост, то П. Орешин, например, в соответствии со свои­ми социальными вкусами в той же позиции изображал мужика.

Мы верим: Вселенную сдвинем!

Уж мчится сквозь бурю и гром

В распахнутой настежь ряднине

Микула на шаре земном.

И вольно Микуле отныне

Златым кистенем на ходу

С высокой небесной твердыни

Сшибать за звездою звезду! [Орешин, 1919, с. 7]

В стихотворении «Красный поезд», типичном для того перио­да (поезд -символ стремительного движения вперед), Орешин уподобляет поезду сначала нашу планету, мчащуюся «без тор­моза, без страха средь великих Солнц и Лун», а затем и все ми­роздание, охваченное революцией и уносящееся на всех парах в прекрасную даль времени.

Громы, звоны, шумы, свисты

Звездных в небе буферов.

Месяц красным машинистом

Свесил ноги с облаков [Орешин, 1919, с. 55].

На просторы мира и космоса многих поэтов той поры влекло все то же чувство бесконечности, которое на каждом шагу наполняло стихи вихрем образов и экспрессий.

Идейное содержание пролетарской поэзии изучено сравнительно полно.Значительно меньше занимались ее художественной формой. Однако уже сейчас можно определить в общих чертах специфическое отличие пролетарских песен от традиционных крестьянских. В пролетарской поэзии наблюдался переход от коллективного творчества к индивидуальному. Авторское начало выступало здесь чаще и ярче. В зависимости от идейной зрелости, степени талантливости, общей культуры находилось и качество того или иного произведения. Сказанное относится к зрелому периоду существования пролетарских текстов, к периоду массового пролетарского движения в России. Наибольшего развития пролетарская песня (или поэзия) достигла ко времени Великой Октябрьской социалистической революции.

Учебная презентация по литературе . Новокрестьянская поэзия.

Описание презентации по отдельным слайдам:

Презентация Новокрестьянская поэзия Пыстина Лидия Митрофановна учитель русской литературы школа – гимназия № 9 г. Павлодар

Новокрестьянская поэзия – это течение поэтов, вышедших из народной среды. Они опирались на фольклорную традицию и литературную традицию XIX века – Николай Некрасов, Алексей Кольцов, Иван Никитин, Иван Суриков.

Основные мотивы – жизнь деревни, природы, родство жизни деревни с жизнью природы.

Основные проблемы – оппозиция город/деревня и трагические противоречия внутри самой деревни.

Ядром группы новокрестьянских поэтов были

Н. А. Клюев (I884-1937)

С.А. Есенин (1885- 1925)

П. В. Орешин (1887—1938)

С. А. Клычков (1889—1937).

Еще в группу входили Пимен Карпов

При всем различии творческих индивидуальностей их сближало крестьянское происхождение, неприятие городской жизни и интеллигенции, идеализация деревни, старины, патриархального уклада жизни, стремление «освежить» русский язык на фольклорной основе.

Первая волна крестьянской поэзии – 1903-1905 гг.

Они объединились внутри суриковского литературно — музыкального кружка, издавали сборники, сотрудничали с пролетарскими поэтами.

Вторая волна – 1910-е гг.

В 1916 г. выходит сборник Сергея Есенина «Радуница».

Поэты, относившиеся к этой категории, развивали традиции крестьянской поэзии, а не замыкались в них.

Группа была неоднородной: разные судьбы, разные идеологии, разный подход к освоению поэтической традиции. Поэтому это название хоть и традиционное, но достаточно условное.

На формирование новокрестьянской поэтической школы большое влияние оказало творчество символистов, в первую очередь Александра Блока и Андрея Белого, способствовавшее развитию в поэзии Николая Клюева, Сергея Есенина и Сергея Клычкова романтических мотивов и литературных приемов, характерных для поэзии модернистов.

Символисты испытывали к ним интерес из — за тенденций, свойственных им самим в годы, предшествующие Первой мировой войне: националистические настроения, размышления о «народной стихии», судьбах России, интерес к славянской мифологии.

Те же тенденции наблюдались в религиозно — философских исканиях русской интеллигенции.

Еще один представитель новокрестьянской поэзии – Сергей Клычков. Главная тема его сборников («Песни», «Потаенный сад») – деревенская природа.

Очевидно влияние Александра Блока, Сергея Городецкого и Сергея Клычкова. Таким образом, можно говорить о синтезе символизма, акмеизма и фольклорной традиции.

Творчество Александра Ширяевца было проникнуто жизнеутверждающим пафосом. Искренность и непосредственность поэтического чувства роднит его с Сергеем Есениным, а славянская мифология и фольклорные темы (Ванька — ключник) с Сергеем Клычковым.

В его стихах много чувств — любовь к Родине, к воле, к жизни.

«Новокрестьянская» поэзия с полным правом может считаться неотъемлемой части творческого наследия русского Серебряного века.

Крестьянская духовная нива оказалась значительно плодотворнее, чем пролетарская идеологическая почва, на яркие творческие личности.

Термин «новокрестьянские» в современном литературоведении употребляется для того, чтобы отделить представителей новой формации — модернистов, которые обновляли русскую поэзию, опираясь на народное творчество, — от традиционалистов, подражателей и эпигонов поэзии И. Никитина, А. Кольцова, Н. Некрасова, штампующих стихотворные зарисовки деревенских пейзажей в лубочно — патриархальном стиле.

Поэтизация деревенского быта, нехитрых крестьянских ремесел и сельской природы являлись главными темами их стихов.

Основные черты новокрестьянской поэзии: • любовь к «малой Родине»; • следование вековым народным обычаям и нравственным традициям; • использование религиозной символики, христианских мотивов, языческих верований; • обращение к фольклорным сюжетам и образам, введение в поэтический обиход народных песен и частушек; • отрицание «порочной» городской культуры, сопротивление культу машин и железа.

Авторы, пришедшие тогда в литературу, во многом подготовили почву для творчества своих особо даровитых последователей.

Идеи старой крестьянской лирики возрождались на ином, более высоком художественном уровне.

Тема любви к родной природе, внимание к народному быту и национальному характеру определили стиль и направление поэзии нового времени, а раздумья о смысле человеческого бытия посредством образов народной жизни сделались в этой лирике ведущими.

Следование народнопоэтической традиции было присуще всем новокрестьянским поэтам. Но у каждого из них было и особо острое чувство к малой родине в ее щемящей, уникальной конкретности.

Осознание собственной роли в ее судьбе помогало найти свой путь к воспроизведению поэтического духа нации.

Вхождение новокрестьянских поэтов в большую литературу стало заметным событием предреволюционного времени.

Ядро нового течения составили наиболее талантливые выходцы из древесной глубинки — Николай Клюев,

Ядро нового течения составили наиболее талантливые выходцы из древесной глубинки — Сергей Есенин,

Ядро нового течения составили наиболее талантливые выходцы из древесной глубинки — Сергей Клычков,

Ядро нового течения составили наиболее талантливые выходцы из древесной глубинки — Пётр Орешин.

Вскоре к ним присоединился Александр Ширяевец

Вскоре к ним присоединился Алексей Ганин

Осенью 1915 г., во многом благодаря усилиям Сергея Городецкого и писателя Алексея Ремизова, опекавшим молодых поэтов, была создана литературная группа «Краса».

25 октября в концертном зале Тенишевского училища в Петрограде состоялся литературно — художественный вечер, где, как писал впоследствии Городецкий, «Есенин читал свои стихи, а кроме того, пел частушки под гармошку и вместе с Клюевым — страдания. ».

Там же было объявлено об организации одноименного издательства (оно прекратило существование после выхода первого сборника).

Поэтому о новокрестьянских поэтах, как указывает в своем исследовании С. Семенова, «правильнее было бы говорить как о целой поэтической плеяде, выразившее с учетом индивидуальных мирочувствий иное, чем у пролетарских поэтов, видение устройства народного бытия, его высших ценностей и идеалов — другое ощущение и понимание русской идеи».

У всех поэтических течений начала XX века имелась одна общая черта: их становление и развитие происходило в условиях борьбы и соперничества, словно наличие объекта полемики было обязательным условием существования самого течения.

Не минула чаша сия и поэтов «крестьянской купницы». Их идейными противниками являлись так называемые «пролетарские поэты».

Став после революции организатором литературного процесса, партия большевиков стремилась к тому, чтобы творчество поэтов было максимально приближено к массам.

Самым важным условием формирования новых литературных произведений был принцип «одухотворения» революционной борьбы. «Поэты революции являются неумолимыми критиками всего старого и зовут вперед, к борьбе за светлое будущее . Они зорко подмечают все характерные явления современности и рисуют размашистыми, но глубоко правдивыми красками . В их творениях многое еще не отшлифовано до конца, ..но определенное светлое настроение отчетливо выражено с глубоким чувством и своеобразной энергией».

Острота социальных конфликтов, неизбежность столкновения противоборствующих классовых сил стали главными темам пролетарской поэзии, находя выражение в решительном противопоставлении двух враждебных станов, двух миров: «отжившего мира зла и неправды» и «подымающейся молодой Руси».

Грозные обличения перерастали в страстные романтические призывы, восклицательные интонации господствовали во многих стихах («Беснуйтесь, тираны. », «На улицу!» и т. п.).

Специфической чертой пролетарской поэзии (стержневые мотивы труда, борьбы, урбанизм, коллективизм) являлось отражение в стихах текущей борьбы, боевых и политических задач пролетариата.

Пролетарские поэты, отстаивая коллективное, отрицали все индивидуально — человеческое, все то, что делает личность неповторимой, высмеивали такие категории, как душа.

Крестьянские поэты видели главную причину зла в отрыве от природных корней, от народного мировосприятия, находящего отражение в быту, самом укладе крестьянской жизни, фольклоре, народных традициях, национальной культуре.

  • Все материалы
  • Статьи
  • Научные работы
  • Видеоуроки
  • Презентации
  • Конспекты
  • Тесты
  • Рабочие программы
  • Другие методич. материалы

  • Пыстина Лидия МитрофановнаНаписать 1205 05.04.2018

Номер материала: ДБ-1409408

  • Литература
  • 11 класс
  • Презентации

Международная дистанционная олимпиада Осень 2021

    05.04.2018 159
    05.04.2018 301
    04.04.2018 798
    04.04.2018 1406
    04.04.2018 2833
    03.04.2018 500
    03.04.2018 209
    03.04.2018 643

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Московские школьники могут уйти на каникулы с 25 октября

Время чтения: 1 минута

Рособрнадзор оставил за регионами решение о дополнительных школьных каникулах

Время чтения: 1 минута

В школе в Пермском крае произошла стрельба

Время чтения: 1 минута

В Туве объявили каникулы в школах с 25 октября

Время чтения: 2 минуты

У ямальских школьников на уроках начнут забирать телефоны

Время чтения: 1 минута

55 российских школ остаются на карантине по коронавирусу

Время чтения: 0 минут

Подарочные сертификаты

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector