0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем вызвана ностальгия по настоящему в поэзии вознесенского

Тема современности в стихотворении А. А. Вознесенского «Ностальгия по настоящему» (Школьные сочинения)

В 1960- 1970-х годах русская литература была довольно разнообразной и неоднородной по темам, мотивам и стилям. Однако достойно себя проявило лирико-публицистическое направление, к которому можно отнести таких поэтов, как Е. Евтушенко, Р. Рождественский, А. Вознесенский. В своих произведениях они размышляли над проблемами современности, событиями политической и общественной жизни, откликались на все события, происходящее в стране.

Их поэзия отличалась не только гражданственной направленностью, но и нравственной чистотой, моральным судом.

Мне кажется, что стихотворение А.А. Вознесенского «Ностальгия по настоящему» чётко отражает современность. Оно относится к философской лирике, так как поэт размышляет об истинных и ложных ценностях. Основная тема стихотворения – тоска по настоящему: «… я чувствую жесточайшую// не по прошлому ностальгию — // ностальгию по настоящему»). Автор говорит о таких вечных проблемах, как быстротечность времени и смерть. Вознесенский показывает, что его эпоха наполнена фальшью, и это срочно надо искоренять: «Когда слышу тирады подленькие // оступившегося товарища, // я ищу не подобья — подлинника, // по нему грущу, настоящему. // Все из пластика, даже рубища». Он признаётся, что ему «надоело жить очерково», то есть притворно и неискренне.

Лирический герой произведения переживает этот общественный порок очень ярко и эмоционально. Чтобы наиболее полно изобразить это состояние поэт использует такие средства художественной изобразительности, как эпитеты («живая земля», «тирады подленькие», «жесточайшая ностальгия»), метафоры («задыхаюсь по настоящему», «рост понимания»), антитезы («настоящее» – «прошлое», «ржавая» – «настоящая») и сравнения («прикусываю, как тайну»).

Вознесенский оставляет надежду на то, что вскоре ложь, подлость и лицемерие уйдут из этого мира, останется только искренность, духовность и любовь («Я дождусь — пойдет настоящая. // Что прошло, то прошло. К лучшему. // Но прикусываю, как тайну, // ностальгию по-настоящему. // Что настанет. Да не застану». К сожалению, общество остаётся таким же и в наши дни.

Таким образом, в стихотворении А.А. Вознесенского «Ностальгия по настоящему» поэт ярко изображает современность в его реальном обличии: с лживыми и подлыми людьми, фальшью и безнравственностью, однако он оставляет место для веры в лучшее.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Андрей Вознесенский — Ностальгия по настоящему: Стих

Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.

Будто послушник хочет к господу,
ну а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.

Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.

Нас с тобой никто не расколет.
Но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто-то тебя отнимает.

Одиночества не искупит
в сад распахнутая столярка.
Я тоскую не по искусству,
задыхаюсь по настоящему.

Когда слышу тирады подленькие
оступившегося товарища,
я ищу не подобья — подлинника,
по нему грущу, настоящему.

Все из пластика, даже рубища.
Надоело жить очерково.
Нас с тобою не будет в будущем,
а церковка…

И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем рост понимания».

Хлещет черная вода из крана,
хлещет рыжая, настоявшаяся,
хлещет ржавая вода из крана.
Я дождусь — пойдет настоящая.

Что прошло, то прошло. К лучшему.
Но прикусываю, как тайну,
ностальгию по-настоящему.
Что настанет. Да не застану.

Анализ стихотворения «Ностальгия по настоящему» Вознесенского

Стихи «Ностальгия по настоящему» Андрея Андреевича Вознесенского – призыв жить не в воспоминаниях или миражах будущего, а здесь и сейчас.

Стихотворение относится к сборнику «Витражных дел мастер» 1976 года (за эту книгу автор получит впоследствии Государственную премию). В эту пору поэту исполнилось 43 года, он активно выступает как в СССР, так и в США и Европе, регулярно выходят его новые книги, кипит творческая работа с Театром на Таганке. В жанровом отношении – философская лирика, рифмовка перекрестная, есть и тавтологическая (из крана), и омофонная (подленькие – подлинника), в целом, много оригинальных неточных рифм. Стихи состоят из 10 строф. С первой же строки – отрицание. Поэт согласен остаться в одиночестве со своим мнением. В названии заключен оксюморон, более того, само понятие ностальгии обычно относят к тоске по Родине. Здесь же лирический герой измучился эрзацами, подделками, посредниками между собой и миром, временем, людьми. Во втором четверостишии сравнение, которое когда-то было трудно представить в советской поэзии: «послушник хочет к Господу». Герой хотел бы утолить жажду подлинной реальности. «Настоящее» ускользает, как песок сквозь пальцы. За условностями, правилами, гласными и негласными, за фасадом массовых ценностей, идей, мыслей для всех он пытается удержать неповторимый момент собственного бытия.

Читать еще:  Как связана поэзия и живопись

Он чувствует себя отверженным, заблудившимся, но еще помнит о нерасторжимой связи с «живой землей». Обретенная любовь не кружит голову, а сжимает сердце тревогой: «кто-то тебя отнимает», соблазняет суетой, толкает разменять золото чувств на глиняные черепки. «Не по искусству»: не по абстракции, фантазии. Готов отказаться от вымышленного мира ради уже существующего. «Тирады оступившегося товарища»: самооправдания человека, обличаемого совестью. И в такой момент герой за искаженным подобием ищет в чертах, быть может, уже бывшего друга, первообраз. «Из пластика рубища»: игра в жизнь, в убеждения во взятом напрокат реквизите. В этой строфе – умолчание, обрыв строки («а церковка»). Храм здесь – как якорь, маяк в житейском море суррогатов. Восьмой катрен – об «идиотах», которые и сами ничего не понимают, а еще берутся быть поводырями других. В предпоследнем четверостишии метафора: «пойдет настоящая» (беспримесная, утоляющая жажду). В финале оптимизм парадоксально соединяется с поражением: «да не застану». Эпитет: жесточайшую (еще и экспрессивный увеличительный суффикс в слове). Звукопись (аллитерация). Метафоричность, контрастность. Сравнение: как тайну. Анафоры (хлещет, будто), перечисления, ряд усиливающих эмоциональность тире, лексика разговорная, яркая.

Один из лейтмотивов лирики А. Вознесенского – обращение к размышлениям о ценностях истинных и ложных.

Памяти Андрея Вознесенского

СВЕТ СОБСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

Сегодня пришло сообщение, что на 78 году жизни скончался поэт Андрей Вознесенский.

Я не являюсь поклонником поэзии Андрея Вознесенского, хотя при первом знакомстве с его стихами мне повезло. Где-то в семидесятых годах или позже уже не помню, мне попалась его книга «Витражных дел мастер». Там были хорошие, сильные и чистые стихи. Те, которые мне запомнились я приведу ниже. А сейчас выскажу свое понимание его личной судьбы в поэзии. Сегодня мне стало известно, что он испытал сильное влияние Велимира Хлебникова и Бориса Пастернака. Но для меня определяющими стали его собственные признания. Например, такое:

«Дорогие литсобратья!
Как я счастлив от того,
что средь общей благодати
меня кроют одного.

Как овечка черной шерсти,
я не зря живу свой век —
оттеняю совершенство
безукоризненных коллег».
1975

«Овечка черной шерсти» — это полушутливая, но сознательная позиция. Как раз тот случай, когда справедлива поговорка «В каждой шутке, доля шутки». Самое интересное, что при своем первом знакомстве с поэзией Андрея Вознесенского, я как раз встретился с его стихами, написанными в жанре «овечка белой шерсти». Открытыми, чистыми, сильными:

«Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.
Будто послушник хочет к Господу,
ну а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему».

Подкупала и программа из стихотворения «Хобби света:
«Я сплю на чужих кроватях,
сижу на чужих стульях,
порой одет в привозное,
ставлю свои книги на чужие стеллажи, —
но свет
должен быть
собственного производства».

Но тогда по молодости лет я не обратил внимание на последнюю строчку этой строфы: «Поэтому я делаю витражи», где белая овечка вдруг сменяется черной, то есть поэт свободный певец природы и Бога сменяется поэтом витражных дел мастером, то есть – ремесленником, профессионалом, мастером. Поздние стихи, особенно с крестиками и формальные до фиглярства и шутовства, не вызывали ничего кроме недоумения. Потом заметил, что и сама фраза небезупречна: «Свет должен быть собственного производства». Либо человек – свеча, его судьба ставит на виду у всех и он сгорает, как, например, Николай Рубцов, либо он имеет небольшой свечной заводик и производит свечи: свет собственного производства. В этом сопоставлении вся судьба и трагедия личности и поэзии Андрея Вознесенского. Если задумываешься над этой фразой дальше, то понимаешь, что речь идет об искусственном свете, который необходим для потемков, в условиях жизни в темноте. Ибо ничто не может сравниться с божественным светом солнца, созданным миром и претензия человека на свет собственного производства – есть претензия на искусственный свет. Таковы шестидесятники: искренне, чисто и творчески они провозгласили спорные и неточные истины, последствия которых мы сегодня пожинаем всей страной, находящейся в интеллектуальном рабстве у искусственной цивилизации Запада. Об этом даже название известного фильма Никиты Михалкова: «Утомленные солнцем». Замах был слишком широк – претензия на замену господа Бога и производство собственного света, а итог оказался плачевным – разваленная и разрушенная страна без самопознания и идеи. Вспомним Евгения Евтушенко:
«Границы мне мешают.
Мне неловко
не знать Буэнос-Айреса,
Нью-Йорка.
Хочу шататься, сколько надо, Лондоном,
со всеми говорить —
пускай на ломаном».
А ведь почти в эти же годы Николай Рубцов написал потрясающие строки:
«Привет, Россия! Родина моя
Как под твоей мне сладостно листвою
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое!»
Не случайно Вознесенского объявили одним из лидеров шестидесятых годов – демократического процесса московской интеллигенции. Судьба поставила молодых поэтов на виду у всей страны – спрос на поэзию тогда был как никогда больше в истории России, но поэты занялись «собственным производством» и позднее это направление выдвинуло лауреата Нобелевской премии поэта Иосифа Бродского. Произошло превращение поэзии в ремесло, поэт-лирик уступил место «витражных дел мастеру» — поэту-физику, профессионалу. Андрей Вознесенский оказался посередине: уйдя от лирики он не пришел к чистому профессионализму. Застрял. Надолго. До самой смерти – то есть навсегда. Не белая овечка, и не черная. Но и не серая. Просто поэт собственного производства.

Читать еще:  Что вам показалось близким в поэзии ахматовой

Я сплю на чужих кроватях,
сижу на чужих стульях,
порой одет в привозное,
ставлю свои книги на чужие стеллажи, —
но свет
должен быть
собственного производства.
Поэтому я делаю витражи.
Уважаю продукцию ГУМа и Пассажа,
но крылья за моей спиной
работают как ветряки.
Свет не может быть купленным
или продажным.
Поэтому я делаю витражи.
Я прутья свариваю электросваркой.
В наших магазинах не достать сырья.
Я нашел тебя на свалке.
Но я заставлю тебя сиять.
Да будет свет в Тебе
молитвенный и кафедральный,
да будут сумерки как тамариск,
да будет свет
в малиновых Твоих подфарниках,
когда Ты в сумерках притормозишь.
Но тут мое хобби подменяется любовью.
Жизнь расколота? Не скажи!
За окнами пахнет средневековьем.
Поэтому я делаю витражи.
Человек на 60% из химикалиев,
на 40% из лжи и ржи.
Но на 1% из Микеланджело!
Поэтому я делаю витражи.
Но тут мое хобби занимается теософией.
Пузырьки внутри сколов
стоят, как боржом.
Прибью витраж на калитку тесовую.
Пусть лес исповедуется
пред витражом.
Но это уже касается жизни, а не искусства.
Жжет мои легкие эпоксидная смола.
Мне предлагали (по случаю)
елисеевскую люстру.
Спасибо. Мала.
Ко мне прицениваются барышники,
клюют обманутые стрижи.
В меня прицеливаются булыжники.
Поэтому я делаю витражи.
1975

Ностальгия по настоящему

Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.
Будто послушник хочет к Господу,
ну а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.
Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.
Нас с тобой никто не расколет,
но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто тебя отнимает.
Когда слышу тирады подленькие
оступившегося товарища,
я ищу не подобья — подлинника,
по нему грущу, настоящему.
Одиночества не искупит
в сад распахнутая столярка.
Я тоскую не по искусству,
задыхаюсь по-настоящему.
Все из пластика — даже рубища,
надоело жить очерково.
Нас с тобою не будет в будущем,
а церковка.
И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем — рост понимания».
Хлещет черная вода из крана,
хлещет ржавая, настоявшаяся,
хлещет красная вода из крана,
я дождусь — пойдет настоящая.
Что прошло, то прошло. К лучшему.
Но прикусываю как тайну
ностальгию по настающему,
что настанет. Да не застану.
1975

Хороните цветы. Убиенные гладиолусы,
молодые тюльпаны, зарезанные до звезды.
С верхом гроб нагрузивши, на черном автобусе
провезите цветы.
Отпевайте цветы у Феодора Стратилата.
Пусть в ногах непокрытые Чистые лягут пруды.
«Кого хоронят?» — спросят выходящие из театра.
Отвечайте: «Цветы».
Она так их любила, эти желтые одуванчики.
И не выдержит мама, когда застучит молоток.
Крышкой прихлопнули, когда стали заколачивать,
как книжную закладку, белый цветок.
Прожила она тихо, и так ее тихо не стало.
На случайную почву случайное семя падет.
И случайный поэт в честь Марии Новопреставленной
свою дочь назовет.
1975

Читать еще:  Каково значение символических мотивов в поэзии жуковского

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 02.06.2010. Памяти Андрея Вознесенского

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Андрей Вознесенский «Ностальгия по настоящему»

Первые стихи поэта, сразу отразившие его своеобразный стиль, были опубликованы в 1958 году. Его лирика отличалась стремлением «измерить» современного человека категориями и образами мировой цивилизации, экстравагантностью сравнений и метафор, усложнённостью ритмической системы, звуковыми эффектами.

Вознесенский наряду с Евтушенко и Ахмадулиной вызывал резкое неприятие у некоторой части советской литературной общественности. Это неприятие выражалось и в стихах — например, в стихотворении Николая Ушакова «Модный поэт», 1961 (Он сменною модой недельной / когда-то пленял молодёжь. / Так что ж ты, цветок рукодельный, / сегодня не модно цветёшь?) или в стихотворении Игоря Кобзева «Комсомольским активистам», 1963 (Им служат оружьем трясучие джазы / И разный заморский абстрактный бред. / У них, говорят, появился даже / Собственный свой популярный поэт…). На улице Горького в «Окнах сатиры» уже в 1960-х годах изображён рабочий, выметающий «нечисть» метлой, — и среди сора-нечисти был изображён Вознесенский со сборником «Треугольная груша».

В марте 1963 года на встрече с интеллигенцией в Кремле, Никита Хрущёв подверг поэта резкой критике. Под аплодисменты большей части зала он кричал: «Можете сказать, что теперь уже не оттепель и не заморозки — а морозы… Ишь ты какой Пастернак нашелся! Мы предложили Пастернаку, чтобы он уехал. Хотите завтра получить паспорт? Хотите?! И езжайте, езжайте к чертовой бабушке. Убирайтесь вон, господин Вознесенский, к своим хозяевам!»

Через год после сборника «Треугольная груша» вышла посвящённая Ленину поэма Вознесенского «Лонжюмо». Стихотворный сборник «Антимиры» послужил основой знаменитого спектакля Театра на Таганке в 1965 году. Для этого спектакля Владимир Высоцкий написал музыку и спел «Песню акына» («Не славы и не коровы…») на стихотворение Вознесенского.

В 1970-е годы Вознесенского стали издавать достаточно хорошо, он выступал по телевидению и получил в 1978 году Государственную премию СССР.

Ностальгия по настоящему

Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.

Будто послушник хочет к господу,
ну, а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.

Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.

Нас с тобой никто не расколет.
Но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто-то тебя отнимает.

Одиночества не искупит
в сад распахнутая столярка.
Я тоскую не по искусству,
задыхаюсь по настоящему.

Когда слышу тирады подленькие
оступившегося товарища,
я ищу не подобья — подлинника,
по нему грущу, настоящему.

Все из пластика, даже рубища.
Надоело жить очерково.
Нас с тобою не будет в будущем,
а церковка…

И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем рост понимания».

Хлещет черная вода из крана,
хлещет рыжая, настоявшаяся,
хлещет ржавая вода из крана.
Я дождусь — пойдет настоящая.

Что прошло, то прошло. К лучшему.
Но прикусываю, как тайну,
ностальгию по-настоящему.
Что настанет. Да не застану.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector