0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое импрессионизм в поэзии

Большой Конкурс — Импрессионизм в Поэзии

_____________ Большой Конкурс «ИМПРЕССИОНИЗМ В ПОЭЗИИ» _____________

Импрессионизм (фр. impressionisme, от impression – впечатление) – художественный стиль в искусстве последней трети XIX – начала XX вв., оказавший огромное влияние на все последующее искусство. Представители его стремились передать непосредственное впечатление от окружающего мира, изменчивые состояния природы. Для произведений, написанных в этом стиле, характерны изображение случайных ситуаций, смелость композиционных решений, кажущаяся неуравновешенность, фрагментарность композиции, неожиданные точки зрения, ракурсы, срезы фигур рамой.

Примеры:
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . О, канун вечных будней,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Скуки липкое жало.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . В пыльном зное полудней
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Гул и краска вокзала.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Полумертвые мухи
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . На забитом киоске,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . На пролитой известке
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Слепы, жадны и глухи.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Флаг линяло-зеленый,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Пара белые взрывы,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И трубы отдаленной
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Без отзыва призывы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И эмблема разлуки
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . В обманувшем свиданьи —
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Кондуктор однорукий
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . У часов в ожиданьи.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . (Иннокентий Анненский)

. . . . . . . . . . . . . . . . . Вкруг ломберных столов — преклонных лет блудницы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . И камни и металл — на шеях, на руках.
. . . . . . . . . . . . . . . . . Жеманен тел изгиб, насурмлены ресницы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . Во взорах ласковых — безвыходность и страх.

. . . . . . . . . . . . . . . . . Там, над колодой карт, лицо с бескровной кожей.
. . . . . . . . . . . . . . . . . Безгубый рот мелькнул беззубой чернотой.
. . . . . . . . . . . . . . . . . Тут пальцы теребят, сжимаясь в нервной дрожи,
. . . . . . . . . . . . . . . . . То высохшую грудь, то кошелeк пустой.

. . . . . . . . . . . . . . . . . Под грязным потолком, от люстр давно не мытых,
. . . . . . . . . . . . . . . . . Ложится жeлтый свет на груды серебра,
. . . . . . . . . . . . . . . . . На сумрачные лбы поэтов знаменитых,
. . . . . . . . . . . . . . . . . Которым в пот и кровь обходится игра…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . (Шарль Бодлер)
____________________________________________________

Этот конкурс задумывался как предельно простой и не сковывающий воображение. Хотя у него есть тема, она не накладывает никаких обязательств.

Здесь нужно описать ВПЕЧАТЛЕНИЕ. Возможно, это будет воспоминание о каком-то событии, происшествии. Или же – описание чего-то понятного и близкого – например, носа любимой. А может – это будут ваши размышления о чем-то величественном – о космосе, например. Выберите то, что ближе Вам. Станьте призмой, через которую читатель будет смотреть вашими глазами, чувствовать то, что чувствуете Вы.

Жанр произведения – строго не лимитируется; это могут быть и философская, и пейзажная, и любовная лирика, и юмористические стихи, и что-то еще. Особенно будет приветствоваться присутствие нестандартных и неожиданных тем, отсутствие банальных элементов композиции и наличие каких-то скрытых «изюминок» – как в смысле формы произведения, так и в плане психологических штрихов, вплетенных в ткань стиха.

========= ПРАВИЛАМИ НЕ ЗАПРЕЩАЕТСЯ ВЫСТАВЛЕНИЕ НЕСКОЛЬКИХ СТИХОВ ОДНОГО АВТОРА
========= ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО СТИХИ БУДУТ ВЫСТАВЛЕНЫ ОТДЕЛЬНЫМИ РЕЦЕНЗИЯМИ

***** ВЕДУЩАЯ КОНКУРСА – Лета Лебедева
***** СОВЕДУЩАЯ – Сара Бернар
______________________________________________

Срок проведения конкурса: 17 августа – 30 августа
Срок подачи стихотворений: 17 августа – 24 августа
Объявление победителей: 30 августа

ПРИЗЫ ПОБЕДИТЕЛЯМ:
1 Место – 700 баллов (либо 200 баллов + бесплатное участие стиха в коллективном анонсе престижа ТМ «Ежи»)
2 Место – 500 баллов (либо автору предлагается бесплатное участие стиха в коллективном анонсе престижа ТМ «Ежи»)
3 Место – 300 баллов (либо автору предлагается участие стиха в коллективном анонсе престижа ТМ «Ежи» всего за 200 баллов – вместо «нормальных» 600)

Коллективный анонс престижа представляет собой подборку из 10 стихотворений разных авторов, которая прогоняется по Главной странице Стихиры ДВА РАЗА, с интервалом примерно в месяц. При этом сама ТМ гарантирует, что в составе такой подборки слабых стихов быть не может.

Конкурс проводится в рамках стандартных ПРАВИЛ, изложенных ниже.

_____________________ ПРАВИЛА КОНКУРСА _____________________

1. ВЫСТАВЛЕНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ

1.1. Принимается ПО ОДНОМУ стихотворению от каждого автора (или клона).
1.2. Выставляемые стихотворения размещаются КАК РЕЦЕНЗИИ под настоящим объявлением.
1.3. В Конкурсе разрешено участие ТОЛЬКО стихов, размещенных на Стихире.
1.4. Авторам разрешено участвовать только С СОБСТВЕННЫМИ стихотворениями.
1.5. Дата написания/размещения оригинала стихотворения на Стихире не имеет значения.
1.6. Каждое стихотворение СОПРОВОЖДАЕТСЯ ССЫЛКОЙ на оригинал, размещенный на авторской странице. Стихотворения, размещенные БЕЗ ССЫЛОК, рассматриваться не будут.
1.7. Организаторы ГАРАНТИРУЮТ всем участникам, что КАЖДОЕ выставленное стихотворение получит по крайней мере одну короткую рецензию.

2. КРИТИКА И ОБСУЖДЕНИЕ

2.1. Любой посетитель страницы Конкурса (включая самих авторов) имеет право критиковать ЛЮБОЕ из выставленных стихотворений.
2.2. Критика непременно должна быть КОРРЕКТНОЙ по форме выражения и не содержать явной попытки оскорбить достоинство автора выставленного произведения.
2.3. Организаторы страницы НЕ ГАРАНТИРУЮТ точность критических отзывов и разборов, оставляемых под стихами.
2.4. Написание РАЗВЁРНУТЫХ ОТЗЫВОВ и любые попытки глубокого анализа произведений особенно приветствуются Организаторами Конкурса.
2.5. Организаторы предупреждают авторов о необходимости удерживаться от высказывания остро негативных замечаний в адрес критиков и других авторов.
2.6. При наличии явных провокаций, оскорблений и попыток помешать конструктивной работе страницы Конкурса, Организаторы оставляют за собой право ЗАБАНИТЬ НАРУШИТЕЛЕЙ даже без предварительного предупреждения.
2.7. Авторам, стремящимся получить много отзывов на собственный выставленный стих, желательно проявлять больше активности в написании отзывов (хотя бы кратких) под стихами других авторов. Такое «перекрестное опыление» авторов, выставивших стихи, всячески приветствуется Организаторами Конкурса.
2.8. Написание стихооткликов и пародий на выставленные стихи поощряется Организаторами только в том случае, если они не содержат грубости и оскорбительных выпадов.
2.9. Использование инвективной лексики Организаторами Конкурса не приветствуется.

3. СУДЕЙСТВО КОНКУРСА

3.1. Все участвующие и не участвующие в Конкурсе авторы и гости страницы после официального окончания приема стихотворений на Конкурс (о чем будет объявлено отдельным постом Организаторов) смогут опубликовать под этим постом свои шорт-листы победителей (т.е. списки с указанием нескольких наиболее понравившихся стихотворений).
3.2. Для судейства Конкурса ведущими будет приглашено специальное ЖЮРИ в составе 3-5 человек. Имена членов жюри будут оглашены позже под первым постом. ПРАВИЛА СУДЕЙСТВА КОНКУРСА будут также вывешены под первым постом.
3.3. Выставленные шорт-листы будут (частично) учитываться при определении победителей Конкурса.
3.4. Результаты судейства окончательные и не могут быть оспорены.

СПАСИБО ВСЕМ УЧАСТНИКАМ КОНКУРСА. Организаторы желают Вам удачи.

Поэтический импрессионизм

П о э т и ч е с к и й и м п р е с с и о н и з м
Э с с е. Л и т е р а т у р о в е д е н и е д л я г у р м а н о в.

Поговорим о поэтическом импрессионизме как о литературном методе, выразительном способе при написании стихов. Думаю, что этим методом сознательно или подсознательно пользуются многие авторы, он реально существует. Такой способ написания стихов не является моим изобретением, но мне здесь хочется именно сформулировать его суть и особенности.
Рассчитываю, что художники и любители живописи меня поймут хорошо. Отмечу интересный нюанс для этого эссе – пишу для поэтов, а рассчитываю на понимание художников.

Для объяснения идеи метода нужно вспомнить свойства импрессионизма как стиля в живописи. Смысл этого стиля – воссоздать на холсте особое настроение от наблюдения природы в его непосредственности через передачу прямого впечатления.
Достигается такой эффект разными способами, в частности, особым приёмом наложения краски на холст. Этот приём называется полузакрытый мазок. В чём его особенность? В том, что в отличие от механического смешения красок как материала, он даёт смешение восприятия цвета этих красок оптическим способом. Цвета отдельных красочных мазков, расположенных на холсте близко друг от друга, смешиваются в глазу наблюдателя оптически, а не механически кисточкой на палитре.
При этом возникает особый эффект восприятия цветовых мазков – они дают новый цвет при оптическом смешении. Взаимодействие цветов описывается законом цветовой диаграммы (цветовой круг или треугольник).
Игра цвета на холсте возникает при рассматривании пятен с определённого расстояния, что и составляет особенность метода. При рассматривании с близкого расстояния мы видим отдельные мазки, расположенные рядом. Например, синие и жёлтые, полузакрытые друг другом при их нанесении. А при рассматривании с некоторого удаления эти пятна сливаются в один зелёный цвет. В этом и состоит игра цвета.

Запомним эти свойства импрессионистического метода полузакрытого мазка и перенесём его в поэзию. По этой аналогии напишем стихотворение, состоящее из слов и фраз, которые при прямом прочтении кажутся отдельными и малосвязанными между собой. С первого взгляда они читаются как «каждая фраза сама по себе». Но при общем прочтении с «некоторого литературного расстояния» они сливаются в гармоничную игру ощущений и впечатлений, которые воспринимаются именно через чувство и эмоцию, а не через логический смысл.
Что же это за «определённое расстояние», с которого нужно воспринимать импрессионистический стих? Как это нюанс работает в поэзии?

Для понимания этого эффекта опять вернёмся к живописному холсту. Здесь для нас очевидно, что искомая игра цвета возникает именно на определённом удалении от холста. И это удаление прямым образом пропорционально величине пятен на холсте, то есть размерам мазков. Маленькие мазочки сольются в глазу наблюдателя на близком расстоянии, а крупные – на большом.
Опять перенесём эту аналогию на технику стихосложения. В этом случае увидим, что короткие отдельные фразы сольются в общее впечатление быстрее, а длинные дольше.
Перед холстом мы измеряем расстояние физически, в метрах. Размеры красочных мазков – в миллиметрах. А в поэзии расстояние из физической плоскости переходит в плоскость эмоциональную – в плоскость впечатлений и ощущений, настроений и чувств.
Понятно, что романтизм и влюблённость, тревогу или умиротворение как чувства нельзя измерить в миллиметрах. Но их и не нужно измерять, их можно и нужно создавать. Создавать вот этими самыми совместно звучащими словами и фразами, которые по отдельности воспринимаются как несовместимые и чужеродные друг другу, не взаимосвязанные и нелепо нагромождённые. Однако при сведении их в единый текст дают тонкую игру ощущений, недостижимую каждым из них по отдельности.

При импрессионистической живописи происходит оптическое смешение отдельных мазков при рассмотрении холста с определённого удаления, подсознательное для зрителя. А в стихотворении – смешение отдельных слов и фраз в единый играющий эмоциями образ, также подсознательное для читателя. При прямом логическом прочтении он распадается на отдельные конкретные образы и не играет.
Но при особом настроении конкретика сливается в единое играющее впечатление. Оно может быть расплывчатым или внятным, зыбким или устойчивым. Оно может быть угнетающим и скорбным или, наоборот, бодрым и весёлым. Любым, согласно замысла автора, но играющим в своих нюансах и переливах, гармонично сотканном из ассоциативного ряда образов.
Искусство художника состоит в том, чтобы зритель не анализировал его технику и не раскладывал её на отдельные мазки, а видел картину целиком как единое произведение. И искусство поэта в данном приёме состоит в том, чтобы читатель не анализировал отдельные слова и фразы, а воспринимал их целиком в единстве впечатлений. Подсознательно и ассоциативно!
При прочтении импрессионистического стихотворения с другого «расстояния», то есть при другом настроении, возникнет другое впечатление. «Мозаика» ощущений сложится по-иному. Как им управлять – вот вопрос! Удаление от холста мы изменяем двумя шагами. А удаление от литературного образа? Как-то иначе… через настроение… и это тоже элемент искусства… Во всяком случае, не осмелюсь заявить, что я сам всегда умею управлять своим настроением.

Читать еще:  В чем особенность поэзии пастернака

Без примера в таком объяснении не обойтись. Поэтому привожу здесь собственное стихотворение под названием «Ванге», написанное именно с применением импрессионистической мозаики фраз и образов. И совершенно не случайно я добавил здесь подзаголовок об ассоциациях. Так его и нужно читать.

В а н г е
(просто ассоциации)

Я сущности своей в открытое окно
Души не разгляжу.
Ответы на вопрос давно
Ищу, не нахожу.
В сомнениях моих исписанный листок
Я пополам согну.
Все алтари стоят глазами на восток.
Себя перешагну.

Останови меня, неведения страх!
Предубежденье спит.
В ночных необъяснимых снах
Увижу дальний скит,
Где на молитву, не спеша,
Колени преклоню.
Пускай приблизится душа
К лампадному огню.

Согласитесь, что при прямом и вдумчивом прочтении стихотворение распадается на нелогичные отдельные части. Возникает ряд вопросов об их несоответствии между собой.
При чём здесь прорицательница Ванга, если она упоминается только в заглавии? Можно ли разглядеть свою сущность в открытое окно? Есть ли вообще у души окно? Исписанный листок никак не связан с алтарями… Нужно ли идти в дальний скит, чтобы разобраться в себе? Да, понимание фраз по отдельности не срастается.
Думаю, что и попытка прямой сборки впечатлений из непосредственного восприятия составных элементов через мышление тоже не даст нужного результата. Здесь нет расшифровки на уровне логики. Я её, как автор, не закладывал. Если идти путём логики, то стихотворение можно назвать как-то типа «Растерянность верующего поэта при попытке понять самого себя». Не гармонично.
А гармония начинается по моей авторской задумке с принятия ассоциативного пути. Без анализа отдельных образов, а воспринимая всё впечатление целиком. Вот как-то так…

В дополнение обращусь за помощью к авторитету классика.

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века –
Всё будет так. Исхода нет.
Умрёшь – начнёшь опять сначала.
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

В эти короткие восемь строчек Александр Блок сумел вложить столько глубокого смысла, для объяснения которого другим способом потребовалось бы несколько страниц. Отдельные составляющие образы в стихотворении даны односложно, без детализации, даже отрывисто. Они взаимосвязаны очень условно через некую ситуативную картинку, которую может себе представить читатель.
Ощущение безысходности формируется у него через совокупность этих образов, каждый из которых в отдельности такое ощущение не даёт. Ни аптека, ни улица, ни фонарь сами по себе не свидетельствуют нам о потере смысла жизни, даже ночью. А вот при тусклом освещении всей композиции целиком возникает именно оно – ассоциативное ощущение безысходности.
В этом и есть красота поэзии, в игре образов и узорном переплетении слов и фраз. В многогранности восприятия и разнообразии впечатлений. Пусть каждый найдёт в искусстве своё неповторимое и яркое впечатление!

В левой части иллюстрации картина Клода Моне «Впечатление. Восходящее солнце».

Рубрика История

СТАТЬЯ Цветистый переплеск души: поэтический импрессионизм

Импрессионизм в живописи

Своё имя импрессионизм (от фр. impression — впечатление) получил благодаря статье критика Луи Леруа «Выставка импрессионистов». Взяв за основу название картины Клода Моне «Впечатление. Восход солнца» (фр. Impression, soleil levant), Леруа назвал импрессионистами группу молодых художников, выставивших свои работы в 1874 году в Салоне Отверженных. В этот Салон попадали работы художников и скульпторов, не допущенные жюри к выставлению в Парижском салоне, самой престижной художественной выставке Франции. Экспозиция Парижского салона определялась вкусами Академии изящных искусств, которая не очень-то охотно принимала что-либо новое и свежее. Поэтому неудивительно, что новаторским работам импрессионистов не нашлось места в среде сторонников традиционного искусства.

Клод Моне. Сад Морено в Бордигере, 1884

Даже название «импрессионизм» долгое время носило в себе оттенок насмешки и пренебрежения, которые вложил в него в своей статье Леруа.

По названию направления можно легко догадаться, что в первую очередь художники-импрессионисты стремились отразить в своих картинах мимолетные впечатления, которые вызывала в них окружающая действительность. С изобретением фотографии живопись вступила в долгий период кризиса, поскольку по точности отображения реальности картины не могли конкурировать со снимками. Смысл существования искусства, поставившего своей целью «подражание природе», оказался под вопросом. Импрессионизм предложил один из возможных выходов из образовавшегося тупика и этим заложил основы для современного искусства. Именно после этого стали возможны все дальнейшие эксперименты кубистов, сюрреалистов и др.

Усиление субъективности в повествовании приводит к почти полному исчезновению сюжетности, когда история создается из мозаики мельчайших впечатлений, ассоциаций и воспоминаний.

Работы импрессионистов отличаются повышенной субъективностью взгляда художника. То, как будет выглядеть объект изображения на картине, зависит не только от выбранного ракурса, но и от времени суток и даже от погоды.

Ж. П. Сёра. Гранкан, вечер, 1885

Один и тот же вид, запечатлённый художником при утреннем, дневном и вечернем освещении, превращается в три абсолютно разные картины. Кроме того, для передачи тончайших оттенков цвета импрессионисты использовали особую технику мазков, создавая свои картины как будто из разноцветных лоскутков, которые передавали цельное изображение лишь на расстоянии. В творчестве последователей импрессионистов — дивизионистов — этот метод работы с цветом дойдёт до своего логического завершения. Ж. Сёра и П. Синьяк писали картины, состоящие из отдельных цветных точек, отделённых друг от друга белым пространством для усиления контраста. Постимпрессионисты (В. Ван Гог, П. Гоген, П. Сезанн) продолжили развивать идеи своих предшественников. Их картины кроме непосредственных впечатлений от объективной действительности стали отображать и внутреннее состояние художника во время работы. Зрителю интересно не только «что» художник изображает, но и «как» и что художник при этом чувствует.

Таким образом, вступив в мир искусства как «отверженный», к концу XIX века импрессионизм стал одним из самых влиятельных и популярных направлений, распространившись от живописи и на другие виды искусств.

Импрессионизм в литературе

Являясь частью модернистского движения, импрессионизм в литературе, в отличие от живописи или музыки, так и не сложился в целостное направление.

Лишь отдельные его черты можно обнаружить в натурализме и символизме. Каждому направлению и даже каждому жанру внутри направлений при этом соответствовал свой комплекс приемов.

Объединялись все импрессионистические приемы в литературе одной идеей — отказом от объективного изображения действительности в пользу субъективного переживания. Обусловленность сознания героя той средой, в которой он живет, приводит и к обусловленности тех впечатлений, которые герой получает от мира. Один и тот же предмет в разных людях может вызвать совершенно различные мысли и чувства. И даже один человек, наблюдая за предметом в разное время своей жизни, может получить совершенно отличные друг от друга впечатления. Самый яркий пример, который можно привести из русской литературы, — это, конечно, два эпизода встречи Андрея Болконского со старым дубом из романа Л.Н. Толстого «Война и мир». При первой встрече подавленному Андрею дуб кажется символом упадка и прошедшей безвозвратно жизни. Увидев же дуб во второй раз, влюбленный и воодушевленный Андрей воспринимает его как символ надежды на обновление. Объективная реальность (дуб) осталась прежней, изменилось субъективное восприятие этой реальности героем (внутреннее состояние Андрея). При этом, Толстой, разумеется, не является импрессионистом, однако в своих произведениях он всегда очень активно использовал новые литературные приемы.

Усиление субъективности в повествовании приводит к почти полному исчезновению сюжетности, когда история создается из мозаики мельчайших впечатлений, ассоциаций и воспоминаний. Действие заменяется переживанием. Герой романа В.В. Набокова «Машенька» все время, пока идет повествование, проводит в воспоминаниях и фантазиях о любви своей юности. К концу романа он приходит к выводу, что ему уже не нужна встреча с реальной женщиной, поскольку за те несколько дней, которые герой провел в ее ожидании, он успел прочувствовать все, что только было возможно.

Действие исчезает даже из драматургии.

В основе поэтики Бальмонта — философия безвозвратно неповторимого мгновения.

Зрителям предлагается наблюдать не за совершением поступков, а за изменением настроения, душевного состояния героев. «Драмой настроения» назвал пьесу А.П. Чехова «Три сестры» И.А. Анненский. Композиция становится разрозненной, реплики случайными, лишь очень косвенно указывающими на внутреннее состояние героев. Лирика всё больше проникает в драму.

Поэтический импрессионизм

В лирике импрессионизм проявился особым образом. Поэт в своих произведениях старался зафиксировать мимолетные, смутные ощущения, едва осознаваемые самим человеком — ту самую «лирику современной души».

Дж. Э. М. Уистлер. Ноктюрн в чёрном и золотом, 1875

Наиболее ярким образцом поэтического импрессионизма признаётся сборник П. Верлена «Романсы без слов», который вышел в 1874 году — в тот же год, когда художники-импрессионисты впервые показали свои работы в Салоне Отверженных.

Предшественником и провозвестником русского поэтического импрессионизма был А.А. Фет. Певец «чистого искусства» своей целью поставил отображение тонких чувств и ярких природных впечатлений:

Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук

Хватает на лету и закрепляет вдруг

И темный бред души и трав неясный запах.

На примере самого известного его стихотворения легко можно продемонстрировать импрессионистическую технику:

Шепот, робкое дыханье.

Серебро и колыханье

Свет ночной, ночные тени,

Ряд волшебных изменений

В дымных тучках пурпур розы,

И лобзания, и слезы,

Каждая фраза в этом стихотворении — это как будто отдельный мазок кисти («шепот», «робкое дыханье» и т.д.). Один «мазок» заключает в себе отдельное впечатление, отдельное чувство, из которых у читателя складывается общее ощущение происходящего, как для зрителей полотен импрессионистов из отдельных цветовых пятен составляется целостное изображение. Фет исключает из своего текста глаголы, лишая его внешней динамики. Однако в стихотворении читатель ощущает внутреннее движение чувств, которые при этом даже явно не названы. Для обозначения этих чувств поэту хватает описания слуховых и зрительных впечатлений. Точно так же художники, даже изображая на своих картинах статичный объект, например, пейзаж, насыщают его внутренним движением (сколько этого движения в «Звёздной ночи» Ван Гога!).

Тем не менее Фет всё ещё очень конкретен. В своих стихах он изображает человеческие чувства, но не сильно углубляется в нюансы и оттенки. Поэты, последовавшие за ним, пошли по этому пути намного дальше. В русской поэзии импрессионизм оказал наибольшее влияние на И.А. Анненского и К.Д. Бальмонта. Однако из них двоих только Бальмонта можно назвать последовательным импрессионистом.

Читать еще:  Почему символизм создал новый язык поэзии

Бальмонт-импрессионист

В основе поэтики Бальмонта — философия безвозвратно неповторимого мгновения. Смысл поэзии в фиксации мельчайших ощущений во всем богатстве их оттенков и нюансов.

Я не знаю мудрости, годной для других.

Только мимолётности я влагаю в стих,

Только в мимолётности вижу я миры,

Полные изменчивой, радужной игры.

Творчество становится глубоко индивидуализированным процессом, поскольку важным в таком импрессионизме является именно воспринимающее окружающую действительность сознание автора. Весь мир заключается в душе поэта и отражается в ней («Моя душа — глухой всебожный храм»).

Несмотря на все неясности стихотворений Бальмонта, его тексты воспринимаются удивительно легко.

Бальмонт использует открытую Фетом импрессионистическую технику, значительно модифицируя ее.

Неясная радуга. Звезда отдалённая.

Долина и облако. И грусть неизбежная.

Легенда о счастии, борьбой возмущённая.

Лазурь непонятная, немая, безбрежная.

Многие его стихотворения состоят из цепочки таких назывных предложений. Если Фет объединял несколько фраз в одно предложение, плавно обозначая некую логическую связь между ними, то Бальмонт жестко разграничивает отдельные «мазки». Каждому ощущению выделяется целое предложение. Это напоминает о технике дивизионистов, составлявших свои картины из отдельных цветных точек. Отличие Бальмонта от Фета и в характере изображаемого чувства. Если по стихотворению Фета понятно, что именно он хотел изобразить, то от прочтения текста Бальмонта остается лишь смутное ощущение недосказанности (не зря в тексте рассыпаны прилагательные «неясная», «непонятная»!). Образы в стихотворении Фета появляются в соответствии со строгой логикой повествования. Образы в стихотворении Бальмонта связаны лишь ассоциацией, возникшей в сознании поэта в момент написания.

Произвольные ассоциации служат основой для большинства стихотворений Бальмонта. Импровизация, непреднамеренная игра — вот суть его творческого метода, что опять-таки сближает его с художниками-импрессионистами, которые предпочитали писать свои картины на пленэре, перенося на бумагу сиюминутные впечатления, в отличие от продуманной и кропотливой работы в мастерской:

Рождается внезапная строка,

За ней встает немедленно другая,

Мелькает третья ей издалека,

Четвертая смеётся, набегая.

И пятая, и после, и потом,

Откуда, сколько, я и сам не знаю,

Но я не размышляю над стихом

И, право, никогда – не сочиняю.

Г. Моро. Персей и Андромеда, 1870

Несмотря на все неясности стихотворений Бальмонта, его тексты воспринимаются удивительно легко. Этого эффекта поэт достигает с помощью усиления музыкальности, для чего он активно использует повторы, внутреннюю рифму, аллитерацию (повтор согласных) и ассонанс (повтор гласных). Порой стремление Бальмонта к благозвучию даже приводило к довольно комическим результатам:

Вечер. Взморье. Вздохи ветра.

Величавый возглас волн.

Близко буря. В берег бьётся

Чуждый чарам чёрный чёлн.

Смысл стихотворения исчезает в монотонном перебирании поэтом одних и тех же звуков. Логическая связь окончательно отступает перед ассоциативным сходством. «Чуждый чарам чёрный чёлн» впоследствии не раз вспоминали, когда хотели посмеяться над излишней жеманностью стихов Бальмонта.

Неясности ощущений, передаваемых стихами Бальмонта, способствовали и постоянно появляющиеся абстрактные существительные с суффиксом -ость-. Они по своей природе, вроде бы, призваны четко обозначить явление, однако приводят лишь к еще большей размытости и туманности.

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаенной печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали.

Перебирая различные слова с одинаковым суффиксом, Бальмонт словно пробует описать свои ощущения со всех сторон сразу. И в конце концов, нужный образ получается лишь из совокупности всех этих «мазков». Как неясны контуры предметов на картинах импрессионистов, так и расплывчаты ощущения в стихотворениях Бальмонта.

Будучи одним из самых популярных и почитаемых поэтов своего времени, Бальмонт оказал огромное влияние на все последующее развитие русской поэзии. «Лирика современной души» стала центральной темой для творческих практик всего Серебряного века. Марина Цветаева в «Слове о Бальмонте» писала: «Если бы мне дали определить Бальмонта одним словом, я бы не задумываясь сказала: — Поэт». Если все же добавить к одному слову еще одно, то Бальмонта в полной мере можно было бы определить как поэта-импрессиониста. В русской литературе — единственного и неповторимого, как мгновение, которое он воспевал. ■

Импрессионизм в поэзии

Столь ли велика связь импрессионизма в живописи с поэзией? Глубина влияния этого течения искусства на поэзию.

Пример импрессионизма в поэзии.

Стихотворение О. М. Мандельштама
«Невыразимая печаль. »

Невыразимая печаль
открыла два огромных глаза,
цветочная проснулась ваза
и выплеснула свой хрусталь.

Вся комната напоена
истомой – сладкое лекарство!
Такое маленькое царство
так много поглотило сна.

Немного красного вина,
немного солнечного мая –
и,тоненький бисквит ломая,
тончайших пальцев белизна.
——————-

Комментарии:

Импрессиони́зм (фр. impressionnisme, от impression — впечатление) — направление в искусстве последней трети XIX — начала XX веков, зародившееся во Франции и затем распространившееся по всему миру, представители которого стремились разрабатывать методы и приемы, которые позволяли наиболее естественно запечатлить реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолётные впечатления. Обычно под термином «импрессионизм» подразумевается направление в живописи (но это, прежде всего, группа методов), хотя его идеи также нашли своё воплощение в литературе и музыке, где импрессионизм также выступал в определенном наборе методов и приемов создания литературных и музыкальных произведений, в которых авторы стремились передать жизнь в живой, непосредственной форме, как отражение своих впечатлений.

Термин «импрессионизм» возник с легкой руки критика журнала «Le Charivari» Луи Леруа, который озаглавил свой фельетон о Салоне Отверженных «Выставка импрессионистов», взяв за основу название картины «Впечатление. Восходящее солнце» Клода Моне.

Ну, это просто.
Так говорит словарь.
А вот если брать литературные»мимолётные впечатления», то такое есть и у Толстого, и у Достоевского, и у. да почти у всех — только в разных дозах. В литературе в этом плане сложнее классифицировать — либо подгонять под жанр живописи и искать соответствия, либо.
Впечатление от мимолётного, записанное словами. (кто знает, сколько времени автор чистил этот самый текст, добиваясь этого импрессионизма!)

Простите дуру. Импрессионизм в музыке — это я понимаю. Равель, Дебюсси, наши там — Лядов, поздний Корсаков, ранний Стравинский периода «Жар-птицы».
А вот что такое импрессионизм в литературе? Запись непосредственных впечатлений — экспромты?
Чукча, который едет по тундре со своим:
А чукча едет, а-а-а,
А солнце светит, а-а-а,
А ветер дует, а-а-а.

Почему-то авторам этой энциклопедии я верю.
Не знаю почему.

Один мой старинный товарищ, самый старый панк нашего сити, как-то подарил мне вот такую короткую свою писанину — явный импрессионизм!

Смазал я ранку йодом.
Запахло морем.
Ну не п. ц?!

Ну, привет.
Давненько не заплывала.
А тут.

Импрессионизм, говорите?
Ну, ладно. ИМ — прессионизм.
А НАМ — что?
🙂

Кстати, о стихотворении незабвенного Мандельштама.

Вот он говорит(говорил), что печаль вроде бы «невыразимая» (так и стих назван).
А какая же она невыразимая, если она успела не только:

— открыть два огромных глаза,
— проснуться
— выплеснуть
— напоить (причем — всю комнату)
— поглотить,

но ещё — и сломать
.
И это все разве невыразимость?
Мне своим рыбьим умом представляется, что ЕЩЁ КАКАЯ ВЫРАЗИМОСТЬ!

Так что — ИМ — прессионизм, а НАМ- не надо!
)))))))))))))

Импрессионизьм, пиляд. Сразу вспомнилась замечательная песня дружка моего СиЛи ( он же Сергей Селюнин, лидер питерсокой группы «Выход» и типа легенда и все такое)

Xyдoжник нaпиcaл пopтpeт, yгpoбив дoбpыx дecять лeт —
Твopил, Hoчeй нe cпaл.
Мнe дeлa нeт дo мyк eгo — мaзня, и бoльшe ничeгo —
Тoпop Я в pyки взял

И cтep c лицa зeмли eгo твopeньe —
Лeгкo, нeпpинyждeннo, c вдoxнoвeньeм.

Иcкyccтвo — apxaизм,
В нaш aтoмный вeк ecть дeлa пoвaжнee,
Пoчeтнeй, пoлeзнeй, дocтoйнeй, cлoжнee —
Впepeд — вaндaлизм.

Кaкoй-тo cкyльптop жизнь пpoжил, в cтaтyю мpaмop пpeвpaтил —
Мyжик Кaк живoй.
В мoиx pyкax тяжeлый лoм, я нe жaлeю ни o чeм-
Бaшкa C плeч дoлoй.
И cтep c лицa зeмли eгo твopeньe —
Лeгкo, нeпpинyждeннo, c вдoxнoвeньeм.
Иcкyccтвo — apxaизм,
В нaш aтoмный вeк ecть дeлa пoвaжнee,
Пoчeтнeй, пoлeзнeй, дocтoйнeй, cлoжнee —
Впepeд — вaндaлизм.

Бeднягa зoдчий нaкoнeц cyмeл пocтpoить cвoй двopeц —

Hapoд Приторчал
Hy чтo ж, и я тoжe oчeнь paд — я в пyшкy тyгo вбил зapяд,
Пpицeл Paccчитaл.
И cтep c лицa зeмли eгo твopeньe —
Лeгкo, нeпpинyждeннo, c вдoxнoвeньeм.
Иcкyccтвo — apxaизм,
В нaш aтoмный вeк ecть дeлa пoвaжнee,
Пoчeтнeй, пoлeзнeй, дocтoйнeй, cлoжнee —
Впepeд — вaндaлизм.

(с) Сергей Селюнин

Ха, и чего тут?
«Я — панк, и у меня в кармане танк»

А вандализм и безпанково цветёт.

Вообще-то эта песня у СиЛи ироничная. Это становится понятным, если послушать, как он ее поет.

Кто страшнее всех на свете,
Кто страшней, чем лютый танк?
Я скажу вам: это, дети,
в ж. пу пьяный айриш панк.
Пусть коварный враг бежит!
Мы ползем — земля дрожит!
(с) Эд, частушки ирландских космонавтов.

Так что панк панку рознь. тут важна самоирония. Впрочем, как и вообще.

А моё стихотворение, написанное по впечатлению от картины импрессиониста Клода Моне «Водяные лилии в пруду», тоже можно считать импрессионизмом?))

Подёрнутый рябью и ряской, слегка,
От света дрожит переливами…
Там небо купает в воде облака
И шепчутся травы под ивами…

Жемчужные лилии стайкой и в ряд
Колышутся, как в колыбели и,
Красуясь, пьяняще под солнцем горят
Палитрою красок либелии…

Не спит и не молкнет пейзажная жизнь,
Лягушачьим «ква» оживлённая.
Чарующим цветом оттенки свежи
Лилового – жёлто – зелёного…

Не падая в небо, затеяв игру,
Стрекозы хлопочут в движении…
И тайною дышит недремлющий пруд
То в яви, а то – в отражении…

Привет вам, Елена!
Я уже запутался малость к кому как правильно обращаться. К одним в третьем лице — обижаются, к другим по фамилии — тоже не так. Так что называю сразу же все известные паспортные данные 🙂
Что вы иронизируете я понял, но отчасти я согласен с вашей концепцией (назовем это так). Применительно к поэзии.
Но в том, что импрессионизм не может быть в литературе, согласиться не могу.
У меня сейчас обострение ремонта (что равносильно репетиции ядерной войны) + завал на работе, поэтому предметного разговора не получиться — только в рамках обмена мнениями.
Дело в том, что РГУ в свое время (в 90-е — начало 2000) выпустил целый сборник, посвященный импрессионизму в творчестве Чехова и Бунина. У меня он где-то был. Но найти сейчас . Нереально.
Были и еще монографии и даже чей-то диссер на эту тему. Причем, это люди, которые всем давно все доказали и не относятся к разновидности выеживающихся особей, несущих абы что ради публикации. Серьезные люди.
Но опять-таки . Все только слова.
Давайте отложим тему и если вернемся к ней позже, я вам приведу аргументы с конкретными ссылами.
Выше я уже говорил, что у нас был спецкурс по импрессионизму.

Читать еще:  В чем состояла ценность поэзии фета

Впрочем, в двух словах, сказать можно.
Как вы знаете, направления в искусстве, в т.ч. литературе, делятся на общефилософские и частнопредметные. Частнопредметные не выходят за рамки стилевых особенностей, используемых группой авторов (худож., музык. и др), применительно только к предмету своего творчества. Общефилософские направления (течения) характеризуются широкой философской базой, опорой на мировоззрение и содержат трактовку восприятия мира и пространства.
Так, например романтизм — это не только стиль в живописи и литературе, но и философская доктрина.
Импрессионизм тоже своего рода философская доктрина (поскольку философия тоже занимается искусством, чтобы Эрн не говорил)), обосновывающая особое мировосприятие и уникальную концепцию воплощения художественного замысла. Импрессионизм шире частнопредметных течений, различающихся ограниченным специфическим набором черт, непременимых к другому предмету. Например, поэзия метафизиков относится к таким течениям.
Поэтому он проявляется в большинстве видов искусства — музыке, скульптуре, живописи, литературе.
Но, повторю, это очень обобщенно. 🙂

Культура

Импрессионизм в литературе

08 января 2017, 00:00 | Катя Баранова

Импрессионизм – это главным образом направление в изобразительном искусстве. Он нашел отражение также в музыке и литературе. И если с художниками и даже композиторами-импрессионистами все более или менее понятно, то с писателями, работающими в этом направлении, и их произведениями все не так просто.

Обыкновенно импрессионизм в литературе тесно связывают с натурализмом и символизмом. Как отдельный художественный метод в искусстве слова он не состоялся. С натурализмом импрессионизм роднит стремление запечатлеть мгновение, описать явление как оно есть. Натурализм как жанр, развившийся из реализма, постулирует отображать реальную природу, настоящий момент сквозь призму впечатления от него. Наиболее ярко характерные черты натурализма выражал в своих романах Эмиль Золя. На удивление чувственно Золя описывал впечатления от запахов, тактильных и зрительных ощущений, вкусов и прочего, словно писал картины. При этом сам описываемый предмет напрямую зависит от самоощущения героя и меняется вместе с его настроением. Символисты, напротив, стремились максимально образно, многозначно и глубоко выразить свою идею мира. Общее, что роднит эти литературные жанры – чувственное, интуитивное, инстинктивное восприятие мира. Как и в живописи, импрессионисты-литераторы пишут «крупными мазками», описывают одну эмоцию, одно впечатление от какого-либо события или явления. Сами же явления постоянно находятся в движении, их описание меняется, как меняется пейзаж в зависимости от положения солнца и погоды. У А. Чехова в повести «Степь» описание природы меняется вместе поворотами сюжета. Степь каждый раз разная.

У импрессионистов именно описания выходят на первый план, становясь как бы индикатором психологического состояния героя. Наиболее характерный жанр для импрессионистов – бессюжетный рассказ, небольшая зарисовка, новелла, рассказ, лирические стихотворения. Для выражения своих замыслов писатели импрессионисты чаще всего выбирали малые формы.

Писатели, творчество которых в большей или меньшей степени включает в себя черты импрессионизма – это братья Жюль и Эдмон де Гонкур, провозгласившие своего рода главный постулат импрессионизма: «видеть, чувствовать, выражать – в этом все искусство», Эмиль Золя, Ги де Мопассан, Поль Верлен. Среди российских писателей литературоведы отмечают имена И. Ф. Анненского и К. Бальмонта. Не обошли стороной импрессионизм в своем творчестве Антон Павлович Чехов, Иван Бунин и даже Максим Горький.

Импрессионизм также очень ярко отразился на труде критиков. Впечатление автора критического эссе, его личный взгляд на произведение стали важнее соблюдения неких общих художественных правил и канонов. Одним из первых критиков, использующих импрессионистическое восприятие и интерпретацию текста, стал французский поэт и романист Анатоль Франц.

Возможно, сжатый и сухой литературный анализ стиля не даст возможности по-настоящему оценить все достоинства данного стиля в искусстве. Для того чтобы насладиться литературными произведениями, необходимо полностью погрузиться в чтение. И тогда, может быть, вы сможете почувствовать дуновение ветра в степи, услышать различные ароматы сыров и нарисовать в своем воображении множество оттенков белых тканей.

А какие произведения импрессионистов от литературы нравятся вам?

Кстати.

Описание ароматов занимает особое место в импрессионизме…

Что такое импрессионизм в поэзии

В литературе (как и в живописи) самостоятельного значения импрессионизм не имел, так как сочетался, как правило, с другими художественными методами – реализмом, натурализмом, символизмом. В европейской литературе элементы импрессионизма можно обнаружить в творчестве писателей-натуралистов (Э. и Ж. де Гонкуры, отчасти – Э. Золя). Декадентские черты он приобрел в произведениях Ж. К. Гюисманса, а еще ярче эта тенденция проявилась у писателей «Молодой Вены» (П. Альтенберга, А. Шницлера, Г. фон Гофмансталя). Соединение импрессионизма и символизма есть в поэзии П. Верлена и К. Бальмонта. Обогащен импрессионистическими приемами создания образов реализм Г. де Мопассана и А. Чехова. О наличии импрессионистического влияния можно говорить применительно к творчеству К. Гамсуна, следы его обнаруживаются в психологических романах М. Пруста.

Впервые о литературном импрессионизме заговорили в 1870–1880-е гг., когда заявили о себе новые тенденции в натуралистической прозе. Не удовлетворившись точной фиксацией жизненных явлений, писатели попытались запечатлеть в своих произведениях изменчивость жизни, ее движение, мгновенность перемен. Такой подход к изображению действительности требовал передачи тончайших психологических нюансов, мимолетных ощущений, переживаемых героями, соприкасающимися с реальностью. Но все это могло привести к вытеснению за пределы художественного пространства самой объективной реальности и к замене ее субъективными эмоциями, что и произошло в творчестве Гюисманса. В первую очередь речь идет о романе писателя «Наоборот» (1884), названном современниками «Кораном декаданса». Гонкуры, напротив, были ориентированы на «живописность» образа, который должен был обрести зримые очертания, стать «осязаемым».

Иначе проявил себя импрессионизм в поэзии. Материалом новаторских экспериментов у поэтов (П. Верлена, отчасти – А. Рембо) стало слово, утратившее связь с абстрактным мышлением и призванное запечатлеть преходящие, зыбкие эмоции. Острота восприятия действительности, интерес к мгновенным впечатлениям, освобожденное, по-новому звучащее слово – вот те черты французского символизма, которые соответствуют «теории» импрессионизма. В дальнейшем эти черты поэтического стиля распространились и на прозаические жанры. Существенно изменились принципы сюжетостроения в прозе. В центре внимания авторов оказались не сами события жизни героев, а их психические состояния, их эмоциональная жизнь, которая и составляла «сюжет». Естественно, расширился круг приемов, с помощью которых писатель раскрывал особенности психологии персонажа. Разного рода описания (пейзажные, интерьерные), появляющиеся в тексте, приобретали особое значение: утрачивали нейтральность и становились важнейшим средством психологической характеристики. Стремление детально передать всю гамму душевных переживаний героя приводило, в конечном итоге, к измельчанию эпической формы. Роман вытеснили «малые» формы: новелла, небольшой рассказ, зарисовка, лирическое стихотворение в прозе.

В русской прозе конца XIX в. с импрессионизмом обычно связывают творчество А. Чехова. Желание писателя непосредственно показать жизнь, в пейзажном описании передать настроение, умение «одним штрихом выразить главное» – эти черты существенно отличают прозу Чехова от произведений его предшественников.

И в дальнейшем, в русской прозе 1900-х, иногда появлялись импрессионистические тенденции, хотя говорить об импрессионистическом стиле в чистом виде по-прежнему не приходится. Исключение составила ранняя лирическая проза Б. Зайцева, в особенности его рассказы из сборника «Тихие зори». Но уже в 1910 гг. он дополняет импрессионистическую стилистику новыми приемами. Сам Зайцев, вспоминая в старости о том времени, когда он искал свой путь в искусстве, писал: «Я начал с импрессионизма. Именно тогда, когда впервые ощутил новый для себя тип писания: “бессюжетный рассказ-поэму”, с тех пор, считаю, и стал писателем».

Не один Зайцев, посетитель телешовских «сред», где собирались писатели-реалисты, но и И. Бунин, В. Вересаев, А. Куприн, Л. Андреев не могли уже довольствоваться тем «бытовым» реализмом, который в 1890-е гг. окончательно изжил себя. Осваивая завоевания модернистской эстетики, они в первую очередь прибегали к помощи тех импрессионистических приемов, которые позволяли им проникнуть во внутренний мир личности, передать чувство пантеистического слияния человека с миром природы. Не только Зайцев, но и Бунин чувствовал, насколько чужды ему те традиционные приемы письма, которых придерживались в своем творчестве писатели демократического лагеря. В отличие от них, он старался передать в своей прозе не «жизнь идей», а «жизнь настроения» (А. Басаргин). В центре внимания Бунина «его настроение для него другие люди – только повод высказать свои чувства, мысли, ощущения» (И. Джонсон, рецензент журнала «Образование»). О близости Бунина к «эстетам» (к «мирискусникам», в частности) свидетельствует и присущий писателю «пассеизм». Созданные им картины погибающих «дворянских гнезд» и воспоминания о прежней полнокровной жизни их обитателей вполне могли бы служить литературной иллюстрацией к Исторической выставке портретов, устроенной Дягилевым.

Не остались равнодушны к новым веяниям М. Горький и Л. Андреев. Неоромантические искания Горького развивались в ином направлении, нежели творческие эксперименты Бунина и Зайцева. Если эстетическая концепция Зайцева складывалась под влиянием идей Вл. Соловьева , Бунин все более приближался к толстовскому мироощущению, то взгляды Горького формировались в ходе его знакомства с концепциями западноевропейских философов: Э. Гартмана, Фр. Ницше, В. Оствальда, Ж.-М. Гюйо, Г. ле Бона, – причем самым ранним и самым сильным было увлечение идеями А. Шопенгауэра. Хотя чаще всего современники Горького упрекали писателя в приверженности философской концепции Ницше. Миф о ницшеанстве Горького был широко распространен в русском обществе, а после публикации в «декадентском» «Северном вестнике» (1898) рассказа «Варенька Олесова», к нему добавились и упреки в «эстетизме», «декадентстве», «эротизме». Помимо этого, обнаружили в рассказе и «элементы руссоизма» (как свидетельство враждебного отношения автора к культуре).

Иначе строились отношения с модернизмом у Л. Андреева. Этапа освоения импрессионистических тенденций в творческой биографии писателя не было, но зато были и близкая символисту Ф. Сологубу «творимая легенда» современной жизни, и драматургия, сочетающая в себе признаки символистской драмы и экспрессивного стиля, предваряющего будущий расцвет экспрессионизма в западноевропейском и русском искусстве.

Писатели, упрочившие свое положение на литературной арене к исходу первого десятилетия XX в. (Б. Садовской, С. Ауслендер, В. Мозалевский), с успехом использовали и стилизаторские приемы письма, и те черты импрессионистической эстетики, которые появлялись в пейзажных описаниях.

Сложным и очень индивидуальным было преломление импрессионистических влияний в творчестве Елены Гуро, писательницы, поэтессы, художницы, связанной с футуристической группой «Гилея». В ее искусстве, всецело принадлежащем XX в., импрессионизм становится частью новой, своеобразной системы, включающей элементы примитивизма, символизма, «неореализма». Вероятно, вполне применим для характеристики творческой манеры Гуро термин «неоимпрессионизм», широко использовавшийся в критике 1900–1910-х гг.

В русской поэзии рубежа веков импрессионизм обычно связывают с именами К. Бальмонта и И. Ф. Анненского .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector