0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое нестандартная поэзия

15 необычных видов поэзии.

Морена Кочерга

Наверное, все мы хоть раз слышали и/или знакомы со стишками-пирожками и их ближайшими родственниками — порошками и депрессяшками. Они — наглядные представители нестандартной поэзии и очень часто встречаются в повседневной жизни. Кроме них существуют и другие виды, которые могут быть разной степени серьёзности и сложности, и я сейчас постараюсь вас с ними познакомить.

Начнём, пожалуй, с уже упомянутых хлебобулочных изделий и их собратьев:

1. Пирожки — это законченное четверостишие БЕЗ рифмы, БЕЗ больших букв (только строчные), БЕЗ знаков препинания, БЕЗ дефисов и только одного стихотворного размера:

как только чувства охладели (9 слогов)
олег включил конфорку в сеть (8 слогов)
сел на конфорку без одежды (9 слогов)
он чувства подогреть решил (8 слогов)

То есть, пирожок должен быть написан четырехстопным ямбом, а количество слогов в строках (9-8-9-8 ) — строго соблюдаться.
Вот несколько примеров:

стих пирожок всегда без рифмы
а также без заглавных букв
в нём знаков препинанья нету
а есть лишь юмор ритм и ямб

прокрался николай на кухню
тайком отведал оливье
ему никто не запрещает
но оливье тайком вкусней

водя липучкою по платью
в попытке шерсть убрать с него
я всё сильней подозреваю
что кот кудато в нём ходил

2. Порошки — почти тоже самое, только с немного изменённым ритмом и возможностью рифмы. Ямб, размер по слогам 9-8-9-2:

я всех подряд спасать не стану (9 слогов)
кричит рассерженный мазай (8 слогов)
а только ёжиков пингвинов (9 слогов)
и зай (2 слога)

румяный толстый и весёлый
лежит тюлень на берегу
я не тюлень но точно так же
могу

на улице детей увидишь
кавайных кошек и собак
и хочется их както лайкнуть
но как

мы поколенье интернета
в сети с утра и до утра
мы никогда не повзрослеем
ура

3. Дальше идет третий член семейства — депрессяшки — тоже смешные и популярные стишки, только часто содержащие чёрный юмор. Количество слогов по строкам: 6/5/6/5, 2-4 строки рифмуются. Возможен вариант 7/5/7/5. Трёхстопный хорей, двусложная стопа, ударение на каждый первый слог. Только строчные буквы без знаков препинания, цифр и дефисов.
Примеры:

мимо черных кошек
смело прохожу
очень не хватает
в жизни куражу

как-то что-то скучно
поругаться штоль
я беру солонку
просыпаю соль

вёдра выливаю
зеркала топчу
долго объяснял я
для чего врачу

Поняли? Тогда двигаемся дальше!

4. Хайку (хокку) — жанр традиционной японской лирической поэзии, известный с XIV века . В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название хокку, выделилась в XVI веке ; современное название было предложено в XIX поэтом Масаока Сики. Чаще всего хокку пишут о природе.
Размер — трехстишие в 17 слогов.
Примеры:

Я поднялся на холм,
Полон грусти — и что же:
Там шиповник в цвету!

Я в полночь посмотрел:
Переменила русло
Небесная река.

Чтоб соловья
Достойно принять, с ограды
Сметаем пыль.

5. Свободный стих (верлибр) – стих, не имеющий размера и рифмы и отличающийся от прозы членением на строки, графически расположенные как стихотворные.
Пример:

«этот кот знал о ней все
больше всего он любил ее руки
большие и влажные
кто-то прозвал ее выдрой
за скромную внешность
и небольшие лесные глаза-угольки
за губы растертой смородины
что еще нужно тому речнику
уходящему в ночь
с огоньком сигареты в зубах
восхищенно глядящим вперед
на уставший обмылок яичного солнца
в рыбацких сетях
напевая свою марсельезу
бельканто
вздувая лиловые вены
свободы» (Павел Жагун).

6. Белый стих — нерифмованный стих, но не стоит путать его с верлибром, ибо у первого, в отличие от другого, есть ритм.
Примеры:

В еврейской хижине лампада
В одном углу бледна горит,
Перед лампадою старик
Читает Библию. Седые
На книгу падают власы…
(А. Пушкин)

Все говорят: нет правды на земле.
Но правды нет – и выше. Для меня
Так это ясно, как простая гамма.
Родился я с любовию к искусству…
(он же, «Моцарт и Сальери»)

Трудно дело птицелова:
Заучи повадки птичьи,
Помни время перелетов,
Разным посвистом свисти.
(Э. Багрицкий)

Восемь лет в Венеции я не был…
Мука Бреннер! Вымотало душу
По мостам, ущельям и туннелям,
Но зато какой глубокий отдых.
(И. Бунин)

7. Бесконечный стих – стихи, где конец переходит в начало. Всем известен стих:
«У попа была собака…». А вот пример бесконечной басни:

Как-то глупый попугай.

И взлетая очень редко,

Он смеялся с птичьих стай:

«Будет дымка голубая,

Вот тогда и полетаю

Выше всех, наверняка!»

И решил он вниз спуститься,

Сэкономить больше сил.

Только ж надо так случиться:

Он в силки и угодил.

И теперь в красивой клетке

8. Ропалик или Ропалистический стих (греч. ropalicos — палица, дубина) – стихотворение c постепенным наращиванием кол-ва слогов (с ним картинку не нашла, простите).

В горизонтальном ропалистическом стихе слова от начала к концу строки увеличиваются на один слог. Так, в примере ниже, в каждой строке первое слово — односложное, второе — двусложное, третье — трёхсложное, четвёртое — четырёхсложное.

Жизнь — игра желаний мимолётных,
Есть — пора мечтаний безотчётных,
Есть, потом, — свершений горделивых,
Скук, истом, томлений прозорливых.
(В. Брюсов)

В вертикальном ропалике каждая новая строчка имеет на один слог больше. Как пример, — юмористический ропалик «Бдительный пограничник» .

1 Стой!
2 Видишь —
3 Граница.
4 Дальше нельзя,
5 Не положено!
6 Что, снова не спится?
7 Хочешь туда, рожина?
8 Там ведь повсюду мафия,
9 Кланы и эксплуатация!
10 Будь патриотом — в это болото
11 Не лезь. без визы на эмиграцию.

9. Фигурный стих – стихотворение, строки которого визуально образуют какую-либо фигуру или предмет — звезду, конус, сердце, крест, пирамиду, ромб и пр. Таким образом, фигурные стихи предназначены исключительно для зрительного восприятия.
Пример:

. Если б
. я только.
. могла выбирать.
Время –.
. одежды –.
. обличия,
. Я бы тебя.
. пожелала.
. обнять –.
. Пусть
. это верх неприличия..
Психеей.
. Кассандрой –.
. не всё ли равно?
. Шагами
. Луны.
. величавыми.
. Я.
Саломеей –.
. к тебе –.
. в окно –..
. Всеми
. семью.
. покрывалами!
Лунно.
. и ночно.
. блесну.
. белизной.
. Рук –
. и прозрачною.
. кожею.
Ветром. вполголоса
. пой.
. со мной -.
Заколдованно.
. Завороженно.
. Шелестом..
. звёзд.
. ароматом.
. травы.
..Пульсом.
. проникну под кожу я
Выкрикну дерзко:
. «Иду на Вы!»..
. Крылья
. ненужные.
. сброшены.
.Я.
. припаду
. поцелуем к губам.
Со всею. возможной
. любовию.
..И бесполезную душу.
. отдам
. Твоему.
. внеземному.
подобию.

10. Шарада (от франц. charade — беседа, болтовня) – стихотворение — загадка, иносказательно, иногда по слогам описывающее какое-либо слово. В некоторых случаях словом «шарада» называют тайну, загадку вообще.
Примеры:

Начало деревом зовется,
Конец — читатели мои,
Здесь в книге целое найдется,
И в каждой строчке есть они.
(Ответ: «Бук-вы».)

Первый слог в удивлении я восклицаю,
Второй слог я с книжной полки снимаю,
Когда же первый со вторым соединится,
То получится мельчайшая частица.
(Ответ: «А-том».)

Из писка птиц — мой первый слог возьмите,
Второй — с бараньей головы.
Откройте печь и там найдите
То, что не раз едали вы.
(Ответ: «Пи-рог».)

11. Реверс – стихотворение, которое можно читать как с начала, так и с конца, при этом сохраняется общий смысл.
Примеры:

Паром пришёл трубой дымя,
Причал народ собрал с утра.
Ковром стелил гудком шумя,
Качал волной золу костра.

Заслуг нет прежних, где прям путь.
Закон и правда, — нет суда.
Вокруг мир счастлив! Ведь вздохнуть
Легко так было бы, когда.

12. Гетерограммы или равнобуквы – рифмованный каламбур. Основой гетерограммы может быть как целое предложение, так и всего одно слово.
Примеры:

Что вы простонете?
Что вы просто не те?

Заказ и нож дали
За казино ждали.

Игру стих, лад открыл,
И грусти хлад от крыл.

Ночи тают, оскудев
Но читаю тоску дев.

Не ЗАКОН — чучело вечное.
Не закончу человечное,
Ибо где точка?
Утро — бабочка,
И Бог — деточка:
Утроба — бочка.

13. Центон – юмористическое стихотворение, составленное из «заготовок» — отрывков разных стихов одного или нескольких авторов.
Примеры:

Я помню чудное мгновенье
Того кто русской стал судьбой.
Как мимолётное виденье
Стою и говорю с тобой.

В томленьях грусти безнадежной,
В легендах ставший как туман,
Звучал мне долго голос нежный,
Как я сегодня хулиган.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Не затемнили образ твой.
И я забыл твой голос нежный, –
Трясёшь ты гордой головой.

14. Тавтограммы – стихотворения, все слова в которой начинаются на одну букву.
Примеры:

Пётр Петрович пошёл погулять.
Поймал попугая — понёс продавать.
Просил полтину – получил половину.

Ленивых лет легко ласканье,
Луга лиловые люблю,
Легенды ломкие ловлю.
Лучистый лён любовно лепит
Лазурь ласкающих лесов.
Люблю лукавых лилий лепет,
Летящий ладан лепестков.

Мышь, минуя мышеловку —
Мимо меня — мечется.
Мою, мелкую морковку:
Мышка мне мерещится?!

15. И, наконец, последний вид – панторим – стих, где все слова рифмуются. Редко встречается в чистом виде. (Картинку правда не нашла, простите).
Примеры:

Опьяняет смелый бег,
Овевает белый снег,
Режут шумы тишину,
Нежат думы про весну.

Кошечка в окошечке,
Кошурки в печурке,
Котятки в подлавке.

Читать еще:  Какие темы и образы характерны для поэзии а.блока

«Сорвано, уложено, сколото —
Чёрное надёжное золото»
(В. Высоцкий)

Надеюсь, что вам эта запись понравилась вам и показалась полезной!

Что такое нестандартная поэзия

Свободный стих, верли́бр (фр. vers libre) — в разной степени свободный от жёсткой рифмометрической композиции стих, занявший довольно широкую нишу в западной, в частности — англоязычной, поэзии XX века.

Если что то Пол это как бы фейковый я: https://vk.com/ufo13rus

Написал песенку. отчасти социальную

Уже кончается апрель

Наполнен грустью каждый день

Наверное можно отгадать

Вернется скоро благодать

Желтая пресса увязшая в грязи и тьме

Люди, что злятся и пьют в тишине

Просвет ведь появится? Будет спасения луч?

Но где-то сгущается новая армия туч.

Говорят мол нет больше сил

Я пытаюсь некчемную мысль отогнать

Мы должны спасти нашу маму Землю

И поплавают наши потомки на этом пруду

Папа купил мне рубашку

папа купил мне рубашку

с янусом двуликим

с владом солнцеликим

с медленным немедленным

с жадиной говядиной

со сказкой пересказанной

с адресом проктолога

с отрыжкой диетолога

папа купил мне рубашку

с рукой неприкасаемой

с мечтой незамечаемой

с днем рожденья

со временем и с пространством

с воюющим государством

и с идеями-волосами

папа купил мне рубашку

с пьяными меридианами

с вечно пустыми карманами

с верными родными глазами

с мёртвыми зелеными газами

с чётными почетными караулами

с мятными приятными июлями

с радужными попугаями

с иероглифами тайными

папа купил мне рубашку

с медалью за отвагу

с перделками свистелками

с пинкфлойдами и фройдами

с татухами прикольными

папа купил мне рубашку

с охотниками на привале

с кишками после взрыва

с иконой и балконом

с икоркой маслом и батоном

с кредитом в банке

с барбекью в танке

с паркингом, бассейном

с зеркалом растерянным

папа купил мне рубашку

ношу наизнанку, не жалуюсь

Все скидки и промокоды в одном месте

Вы там как, готовы к осенним распродажам? Чтобы не пропустить самые интересные и выгодные предложения, подпишитесь на полезный телеграм-канал Пикабу со скидками. Да, Пикабу не только для отдыха и мемов, но и для экономных покупок!

В «Пикабу Скидки» вы найдете актуальные предложения:

• доставки еды (KFC, Delivery Club, «Папа Джонс»);

• книги («Читай-город», «Литрес», Storytel);

• услуги и сервисы («Делимобиль», Boxberry, «Достависта»);

• маркетплейсы и гипермаркеты (Ozon, «Ашан», «Яндекс.Маркет»);

• одежда и обувь (Adidas, ASOS, Tom Tailor)

• бытовая техника и электроника («М.Видео», «Связной», re:Store);

• товары для дома (IKEA, «Леруа Мерлен», Askona);

• косметика и парфюмерия («Л’Этуаль», «Иль де Ботэ», Krasotka Pro);

• товары для детей («Детский мир», MyToys, Mothercare);

• образование («Нетология», GeekBrains, SkillFactory);

• аптеки и здоровье ( Linzi.ru , iHerb, интернет-аптека 36,6);

• и еще куча-куча всего.

Вдох-Выдох

Стих про малька

В банке трехлитровой

Ему сейчас ху. во

Он очень одинок.

Ни мамы и ни папы

В глаза он не видал.

Родился из икринки

И в банку вдруг попал.

От стенки и до стенки

Туда сюда плывет.

а рядом с ним сто тысяч

живых существ живет.

Рождаются и дохнут,

Друг друга резво жрут..

Но их ему не видно

С мальковой высоты

Он очень слишком гордый

для всякой мелкоты..

И плавает в депрессии

Ему лишь ерунда.

И так везде повсюду

Куда ни кинешь взгляд.

Чуть чуть наверх поднялся.

нельзя глядеть назад.

Ты выше на ступеньку,

Плевать кто ниже встал.

Ведь ты добился многого.

Ведь в банку ты попал.

Стихотворение «Фразы» читает автор Владимир Смирнов

#СтихиКометаМИР #владимирсмирнов #фразы #КометаМИР

Ночи темные ныне пошли.

Хотелось бы поделиться стихотворением своего сочинения. Всегда страшно было показывать кому-либо своё творчество, будь то стихи, песни или рисунки и будет смешно если это будет первое и последнее выложенное стихотворение, но будь что будет.

Да, знаки препинания и рифмы странные, по сути знаки использовал как паузы в музыке, связанно это с тем, что стихотворение написано под вчепатлением от фанатской песни Айрэ и Сарумана — «Он был эльфийским королём» и все в задумке то ли читалось, то ли пропевалось под неё. Первое четверостишие — как бы завязка вне песни, а второе уже коррелирует с первым куплетом по ритму.

Это будет тяжело, но, я готов к любой конструктивной критике.

Кажется, разъяснений написано больше чем самого стихотворения, не замечал что всего абзацев.

10 причудливых литературных направлений и жанров

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Бизарро-фикшн

Если говорить о странных литературных направлениях, то стоит упомянуть о таком жанре, как бизарро-фикшн. Его можно охарактеризовать как «литературный эквивалент культового авторского кино». В бизарро-фикшн в основном описываются безумные персонажи и присутствует странный юмор «для фриков». Несмотря на всю странность жанра, он оказался очень успешным среди целевой аудитории, а также среди таких одиозных личностей, как Чак Паланик.

Движение официально возникло в 2005 году, когда три независимые издательские компании Eraserhead Press, Afterbirth Books и Raw Dog Screaming Press заявили о сильном спросе на причудливую и необычную художественную литературу. На тот момент у направления не было собственного названия, но все сошлись во мнении, что родился новый странный жанр. Типичные произведения в данном жанре: «Адольф в стране чудес», «Вы — лентяй!» и «Шатнеротрясение».

2. Улипо

Еще более причудливое движение, чем бизарро, возникло во Франции в 1960-х годах. Оно было основано французскими писателями Раймондом Кено и Франсуа Ле Лионне. Изначально литературное течение называлось ouvroir de literature, что примерно переводится как «мастерская потенциальной литературы». Позднее это название было сокращено до «Улипо».

Уникальным это движение было в своем подходе к литературе: слишком большая свобода при написании текстов якобы убивала творческий дух, и наоборот — много ограничений стимулирует вдохновение. В результате получилось много интересных методов написания, как правило, основанных на математических задачах и уравнениях. Странные методы написания движения улипо породили ряд интересных литературных произведений, такие как «Упражнения в стиле» Раймона Кено и «Пустота» Жоржа Перека.

3. Гротескный эротический бред (Ero Guro Nansensu)

Неудивительно, что подобное странное направление появилось в японской культуре. Уже давно западная культура поражается необычным японским произведениям искусства, фильмам и даже обычной рекламе. Название этого движения произошло от смеси японских и английских слов, которые обозначают эротика, бред и гротеск.

Эрогуро стало популярным в 1920 — 1930-х годах. В основном данное литературное движение характеризовалось большим количеством интимных непристойностей и сцен насилия. Одним из наиболее популярных писателем эрогуро был Эдогава Рампо, японский писатель криминальных историй, который в своих произведениях делал акцент на эротических и декадентских элементах.

4. Реализм Аспергера

Термин «реализм Аспергера» является не столько названием движения, а скорее ярлыком, который вешают на писателей альтернативной литературы. Двумя наиболее видными писателями этого стиля являются Тао Линь и Мари Кэллоуэй, которые прославились в 20-летнем возрасте своим бесчувственным и роботизированным стилем повествования. Они фактически описывали историю жизни своих персонажей скриншотами из Facebook, смс, фотографиями и е-мейлами.

5. Каллиграмма

Французский поэт и художественный критик Гийом Аполлинер первые явил миру каллиграмму в 1918 году. Этот стиль представлял из себя стихотворение, в котором буквы были размещены в форме рисунка (к примеру лошади или Эйфелевой башни). С момента первой коллекции Аполлинера ряд писателей переняли его манеру и начали создавать уникальные каллиграммы. Этим видом литературно-художественного искусства увлекались даже такие знаменитости, как Джимми Хендрикс, Фредди Меркьюри и Одри Хепберн.

6. Дадаизм

Хотя это направление было более известным своим изобразительным искусством, чем литературными произведениями, нельзя не упомянуть дадаизм, который появился в начале 20-го века. Дадаизм принято рассматривать, как реакцию против мировой войны. Это движение было основано в нейтральной Швейцарии, и дадаисты верили, что корыстные идеологии капитализма, национализма и колониализма были виноваты в глобальной мировой войне. В результате, основной целью дадаизма стало противостояние доминирующим идеологиям, которые рассматривались как рациональные и логические.

Большинство дадаистского изобразительного искусства и литературы выставляли напоказ чувство хаоса и анархии. Самым известным современным деятелем искусства, который использовал технику cut-up (сокращение стихотворных текстов вопреки законам логики), является Дэвид Боуи.

7. Асемическое письмо

При упоминании литературы и письменной формы, люди подсознательно ассоциируют эти понятия со словами. Асемическое письмо — метод письма, который вообще не содержит слов. Вместо привычных символов, он скорее представляет из себя набор необычных, но довольно симпатичных каракулей, которые не имеют определенного значения. Изначально термин «асемическое» происходит от состояния под названием «асемия».

Люди, которые страдают этим расстройством, неспособны понимать знаки и символы. Подобное состояние бессмысленности достигается путем письма на несуществующих языках. При этом асемическое письмо не интерпретируется, как совершенно бессмысленное или непонятное. Напротив, абстрактный и нечитабельный характер асемического письма позволяет ему быть широко интерпретированным, а следственно — иметь много различных значений (каждый человек видит в нем что-то свое).

8. Поэзия фларф

Поэзия фларф была создана группой поэтов, которые общались по электронной почте. Они использовали термины «flarf» или «flarfiness» для описания группы чего-либо, что могло считаться неуместным или политически некорректным. Первое фларф-стихотворение появилось на свет, когда Гэри Салливан решил отправить свое худшее и максимально оскорбительное (в отношении признанных канонов) стихотворение на конкурс поэзии. Естественно, конкурс он не выиграл, но его стихотворение вдохновило других писателей отправлять на конкурсы собственные плохие стихи.

Читать еще:  Какой секрет превращает рифмованные строки в поэзию

Обычно, создатели фларф-стихов делают их с помощью поисковых систем Интернета. К примеру, поэты фларф используют необычные условия поиска на Google в качестве основных сюжетных линий своей странной поэзии. Несмотря на то, что это движение начиналось в шутку, сейчас оно является довольно обсуждаемой темой в мире литературы.

9. Споетри (спам-поэзия)

Во время современного интернет-поколения возникло еще одно необычное и забавное литературное течение, которое было названо spoetry. Оно чем-то похоже на фларф, но вместо поиска необычных поисковых запросов, стихи спам-поэзии состоят из спама, который приходит на электронную почту. Результаты зачастую получаются очень веселыми и необычными. Спам-стихи появились в результате компоновки строк из печально известных писем с рекламой или непонятным содержанием, которые приходили на электронную почту. Спам-писатели видят свою странную красоту в рекламе Виагры и предложениях по увеличению пениса.

10. Эргодическая литература

С увеличением популярности игр, которые покорили весь мир, таких как Grand Theft Auto V и Ведьмак 3, начала набирать популярность эргодическая литература, которая сейчас является, пожалуй, наиболее актуальным литературным жанром современности. Вкратце, эргодическая литература — когда читатель является активным участником в составлении текста. Подобно тому, как личные действия и выбор геймера влияют на сюжет игры, так и в эргодической литературе читатель выбирает альтернативные варианты прочтения теста, которые меняют весь сюжет.

Классическим образцом подобного стиля является «Сад расходящихся тропок» Борхеса, в котором вымышленный писатель пытается сочинить роман, описывающий все возможные варианты решений главного героя, ведущие к нескольким сюжетным «тропинкам».

Не менее интересно и визуальное прочтение книг Джойса от Джозефа Кошута , который весьма необычно выписал цитаты из романа «Поминки по Финнегану» Джеймса Джойса.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Нужна ли в стихах рифма? Отвечаем на этот и другие неловкие вопросы о современной поэзии

Центр Вознесенского запустил книжную серию «Центрифуга», в которой выходят книги лучших современных поэтов и поэтесс. По просьбе «Афиши Daily» член редколлегии серии Лев Оборин отвечает на вопросы о современной поэзии, которые вы хотели, но боялись спросить.

Поэт, литературный критик

Что вообще такое современная поэзия и чем она отличается от несовременной?

Проще всего было бы сказать, что это поэзия, создаваемая «здесь и сейчас», но у поэзии во всякий момент есть горизонт взаимодействия с текстами прошлого. Современные авторы соотносят свой опыт с теми, кто писал раньше, ориентируются на них или же отталкиваются.

С терминологией есть небольшая путаница: в англоязычных литературоведении и искусствоведении различаются понятия modern и contemporary, в русском и то и другое — «современный», хотя были небезуспешные попытки внедрить для «более современной» (contemporary) поэзии определение «актуальная».

Многие исследователи и критики сходятся в том, что современная (в значении contemporary) поэзия на русском языке начинается где‑то в 1960-е. С одной стороны, в это время умирают последние гиганты поэзии Серебряного века, русского модернизма — Пастернак, Ахматова; с другой, все яснее делается разрыв между официально печатаемой поэзией и подпольной, как раз сохраняющей в подполье модернистское наследие; с третьей, в это время и даже чуть раньше дебютируют старшие из поэтов, которые работают и сегодня, — например, Евгений Рейн, Александр Кушнер, Владимир Алейников, а с другой стороны, Михаил Еремин. Это авторы старшего поколения, за ним пришло еще несколько — вообще, сейчас в русской поэзии сложилась редкая ситуация, когда печатаются авторы, у которых разрыв во времени дебюта составляет лет шестьдесят.

Соответственно, велик и разброс поэтик, способов письма, поэтических языков — велик настолько, что для одних, скажем так, фракций другие просто не существуют: место их встречи — обзорные статьи и внутрицеховые мемы. Поэзия сегодня активно и очень интересно работает с политической повесткой и интернет-коммуникациями, поп-культурой и философией, цифровыми технологиями и меметикой.

Почему современные поэты часто пишут не в рифму?

Гомер и Катулл тоже писали не в рифму. «Потерянный рай» Мильтона, «Листья травы» Уитмена и «Стихотворения в прозе» Тургенева тоже написаны не в рифму. Рифма — очень эффектный инструмент, успешно применяющийся в поэзии, в частности на европейских языках, уже много веков, но это не какая‑то поэтическая константа.

Представление, что стихи обязательно должны быть в рифму, очень наивно. Восходит оно, думаю, к школьной программе: о разнообразии поэтических техник, не говоря уж о мировом контексте, в школе говорят удручающе мало, а подавляющее большинство изучаемых текстов — того периода, когда регулярный, рифмованный стих был нормативным. Эта инерция закрепилась в официальной советской поэзии, которая за небольшим исключением, связанным с Маяковским и его последователями, отвергала смелые эксперименты со звучанием: скажем, свободный стих Хлебникова оставался периферийным, малоизучаемым.

Естественно, что эта инерция, когда все стихи казались похожими на гладкие кирпичи, вызывала у многих поэтов неприятие. Со свободным стихом, как только он был постулирован, начали ассоциировать и свободу самого высказывания, свободу мысли — и началось это не вчера. Работавшие с верлибром Уолт Уитмен, Стефан Малларме, Гийом Аполлинер, Эзра Паунд, Велимир Хлебников, Пауль Целан, Геннадий Айги — это классика мировой поэзии.

А если в рифму и в столбик — это уже не современная поэзия?

Разумеется, такого разграничения («в столбик — изволь на свалку истории») не существует, это какая‑то драконовская мифология. Множество современных авторов не пренебрегает ни рифмой, ни «столбиком», — ведь «современной» в сущностном смысле поэзию делают не столько выразительные средства, сколько смысл. Постановка новых задач, критическая работа с опытом предшественников, разговор о том, что важно для мира сейчас.

Например, мы издали в «Центрифуге» Василия Бородина, замечательно работающего с рифмой и вообще звуком; рифма играет роль и в «Мегалополисе ОЛОС» Ростислава Амелина — при том что это поэма об антиутопическом технобудущем. Мы надеемся вскорости издать Полину Барскову, которую также никто не упрекнет в неумении работать с техникой регулярного стиха. Среди прекрасных современных авторов, работающих с регулярным стихом, — Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Мария Степанова, Владимир Гандельсман, Линор Горалик, Хельга Ольшванг, Юлий Гуголев, Алексей Цветков, Андрей Родионов, Дмитрий Гаричев — всех не перечислишь.

Мне вообще кажется, что выбор дыхания для текста — вещь интуитивная, слабо сообразующаяся с мыслями об актуальной повестке, о каком‑то протоколе. И существует множество способов работы со звуком, помимо рифмы.

А рэп — это современная поэзия?

Я на этот вопрос обычно отвечаю — надо смотреть на бумаге. Работает или не работает без музыкального сопровождения, создается ли свой гул в голове? Рэп связан с массовой культурой — точнее, массовая культура распространяется на рэп, прошедший путь от маргинального, субкультурного явления к общемировому феномену. Это значит, что в нем множество ерунды и эпигонства. И при этом есть вещи выдающиеся.

Каких современных поэтов обязательно нужно знать?

Я кое-кого уже назвал. Думаю, у каждого, кто отвечает на такой вопрос, есть какая‑то своя констелляция имен. Давайте я назову пишущих по-русски авторов, чьи книги на меня произвели большое впечатление в последние годы.

Это те, кто работает с документальным письмом, оживляют и переоформляют устную речь и бездушный язык документа: Лида Юсупова, Мария Малиновская. Это яростная, политическая лирика Галины Рымбу (чья новая книга «Ты — будущее», к нашей радости, вышла в «Центрифуге») и Оксаны Васякиной, это, с другой стороны, тихая, вдумчивая, медленная, интровертная лирика Анны Глазовой (её книгой «Лицевое счисление» открылась наша серия) и Алексея Порвина, «исповедальные» тексты Екатерины Симоновой, мрачные притчи Георгия Генниса. Это Мария Степанова, Линор Горалик и Полина Барскова (такая важная троица), Евгения Риц и Михаил Гронас (вообще один из важнейших поэтов последней четверти века). Это Виталий Пуханов, в чьих стихах пересмешничество всегда идет бок о бок с трагедией; Сергей Завьялов, создающий масштабные и вызывающие массу вопросов историко-этического характера конструкции из советских песен, лозунгов, документов, пропагандистских текстов; Андрей Сен-Сеньков, чья фантазия неистощима; Фаина Гримберг, показывающая, что большая форма по-прежнему жива и продуктивна; Андрей Черкасов, присваивающий и перекраивающий обрывки чужих слов, производящий большое впечатление минимальными средствами; Ирина Машинская, чья книга «Делавер» мне показалась безупречной, ни одного стихотворения не захотелось там не видеть.

Мне всегда интересно, что делают Евгения Суслова, Дмитрий Гаричев, Нина Ставрогина — если вспоминать авторов помоложе. А если, напротив, называть тех, кто постарше, то среди имён необходимых — Сергей Стратановский, Олег Чухонцев, Михаил Ерёмин, Алексей Цветков, Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Лев Рубинштейн, Иван Жданов, Ольга Седакова, Владимир Гандельсман. Большинство из них продолжает работать, выпускать новые книги.

И, конечно, нужно назвать и поэтов, которых уже нет в живых, но их тексты по-прежнему образуют тот горизонт, ту сферу соотнесения, о которой я говорил выше. Это Елена Шварц, Аркадий Драгомощенко, Всеволод Некрасов, Д.А.Пригов, Елизавета Мнацаканова, Лев Лосев, Олег Юрьев, Алексей Парщиков, Григорий Дашевский, Наталья Горбаневская, Геннадий Айги…

А где их можно читать?

Тексты всех названных легко найти в интернете. Самый значительный сегодня поэтический журнал — «Воздух», издаваемый Дмитрием Кузьминым; он же создал сайты «Вавилон» и «Новая карта русской литературы», где можно отыскать множество текстов (в частности, «Воздух» там выкладывается). Существует много других достойных изданий, бумажных (чьи электронные версии доступны в «Журнальном зале» и других местах) и электронных: назову, например, сайт «Полутона» — своего рода лабораторию преимущественно молодых авторов; журнал «TextOnly»; сайт «Грёза»; журнал «Флаги»; журнал «Лиterraтура» с сильным поэтическим разделом. Кроме того, читать стихи современных авторов можно в социальных сетях — в телеграме, например, популярен канал «Метажурнал», редакторы которого выбирают и комментируют новые тексты. Существуют и попытки создавать антологии, в которых под одну обложку попадают модные «сетевые» поэты и люди из вышеназванных кругов: так возник проект «Живые поэты».

Читать еще:  От кого появилась поэзия на руси

Ну и, конечно, у поэтов выходят книги. Бумажные. «Арго-Риск», «Новое литературное обозрение», «Новое издательство», «ОГИ», «Порядок слов», Literature Without Borders, «Русский Гулливер», «Кабинетный ученый», «Издательство Ивана Лимбаха», «Воймега», LiveBook, «Цирк „Олимп“ + TV», «Парадигма», «Пушкинский фонд», «Пальмира», MRP, Ailuros, «Свободное марксистское издательство», Tango Whiskyman, издательство нижегородского «Арсенала», Common Place — те издательства и проекты, за чьими поэтическими новинками стоит следить. Надеюсь, «Центрифуга» займет хорошее место в этом ряду.

Можно ли научиться писать современную поэзию?

Может быть, но мне по старой привычке кажется, что тут дело во внимании, совпадениях, а не в каких‑то сознательно ремесленнических, педагогических вещах.

Что можно почитать, чтобы узнать больше о современной поэзии?

Критику, философию, ленту соцсетей, сторонние книги. Критика бывает очень разная — и рецензий сейчас больше, чем обобщающих обзоров, концептуальных манифестов. Это могут быть и обзоры в «Воздухе», рассчитанные на искушенную публику, и сетевые/газетные/журнальные рецензии, рассчитанные на аудиторию более широкую, и образовательные курсы.

Для меня важно, как пишут о поэзии Илья Кукулин, Михаил Айзенберг, Валерий Шубинский, Александр Скидан, Ольга Балла, Игорь Гулин, Данила Давыдов, Дарья Суховей, Александр Житенев, Кирилл Корчагин, Алексей Конаков, Денис Ларионов, Юлия Подлубнова — их эссе и статьи мне самому многое объясняют, я стараюсь их не пропускать. Полезно почитать интервью с современными поэтами — могу порекомендовать те, что делают Линор Горалик и Владимир Коркунов. Но в первую очередь, чтобы больше узнать о современной поэзии, стоит читать ее саму.

Что такое нестандартная поэзия

Петербургская поэтесса. Член Союза писателей Санкт-Петербурга. Стала лауреатом премии журнала «Звезда» в 2011 году.

Поэтесса, ставшая лауреатом Премии имени Аполлона Григорьева. По многим ее стихотворениям поставлены спектакли в Москве, Перми, Скопине.

Давайте проанализируем отрывок стихотворения Виславы Шимборской «Лук». Автор произведения описывает простой, казалось бы, знакомый всем овощ — луковицу, которая представлена в её видении как эталон гармонии с собой и совершенства:

Могла бы заглянуть луковица
Без страха в собственные глубины..

Вислава создает образ «превосходного яства» при помощи постмодернистского пафоса, используя высокопарные определения, которые, тем не менее, кажутся абсурдными:
(«Производит она фурор», «Центростремительная фуга»), правда? Выраженная метафоричность, смещение идеалов, неожиданное заключение: в начале повествования лирический герой упоминал «чужеродность и дикость» человеческой личности, а в финале становится ясно, что это и делает его особенным по сравнению с остальным миром.

Отличие произведения Виславы Шимборской от других стихотворений эпохи постмодернизма, для представителей которого не чужд хаос, заключается в рациональной конструкции стихотворения, ее четко выстроенной логике. В то же время Вислава, как и многие поэты современности, использует «технику телесности» — восприятия мира через кинестетику и органы чувств, в ее стихотворении можно найти множество отсылок к анатомии не только человека, но и самого лука: («Слизи и тайны блаженства»), что позволяет сопоставить возвышенное описание внутреннего мира овоща и некрасивость человека. Вислава Шимборска наделяет овощ поистине буддистскими качествами: предельная открытость миру и внутренняя чистота:

А в луковице луковица,
Не кишки позавиты.
Она многократно нага.

И все же хорошо, что нам, по словам Виславы, «заказан идиотизм совершенства»: именно «нервы, жиры и жилы» делают человека человеком, живым и неидеальным, но тем не менее прекрасным. Человеку доступен весь мир, а лук замкнут в своем совершенстве — в этом и заключается идея её произведения.

Стихотворение написано в 2013 году. Оно относится к разделу «Мужская лирика» и имеет высокие рейтинги среди пользователей интернета («4,6»).

Основные мотивы: любовь и одиночество («Я — однолюб!»). Стихотворение от первого лица, от лица поэтессы, но в мужском обличии. Ах Астахова написала это лирическое произведение без сюжета, но использовала темообразующий прием — чувства. В стихотворении говорится о безответной любви, «однолюбстве» и одиночестве. Ах Астахова при написании использует как бытовую (повседневную) лексику, так и литературную (книжную).

Размер стихосложения — дольник. Стихотворение «Однолюб» написано кольцевой рифмовкой (абба). Ах Астахова использует метафору («С других я таю губ») для более ясного, красивого и лаконичного изъяснения. Произведение буквально пронизано такой стилистической фигурой, как инверсия — нарушение порядка слов в предложении («Её под ручку водят смело / Лихие женихи»), чтобы читатель почувствовал всю горечь и досаду происходящего. Первая и последняя строфа сопровождаются повтором с междометием («Черт подери! Я — однолюб»). Все стихотворение написано с восклицанием — это передаёт возбуждение чувств автора. Астахова в этом произведении использует постановку авторских знаков («А эти губы — далеки!») для того, чтобы акцентировать внимание читателей на каких-то определённых строках стихотворения и для передачи нужной интонации — пауз.

Использование тропов, стилистических (синтаксических) фигур и других литературных приёмов придаёт стихотворению «Однолюб» динамику и экспрессию, а также способствуют полному и глубокому раскрытию его идейного содержания.

Люблю, когда меня приводят в чувство
жрецы официального искусства.
Их уши занавешены лапшой,
их идеалы вечны и нетленны.
Со всех сторон их защищают стены,
в которые не вхож никто чужой.
И я не знаю, кто я в их кругу,
и чувствую себя всю жизнь в долгу
не перед ними, нет, а перед теми,
кто верит им и не поверит мне.

Виктор Коркия — это представитель иронической, шаржированно-гротесковой поэзии. В своих произведениях он высмеивает порядки и законы абсурдного общества, где правда заменена тем, что нужно правящей элите. Начинается стихотворение с глагола «люблю», но он несет не душевную теплоту чувства, а оставляет после себя горькое, неприятное послевкусие грустной иронии и ядовитого сарказма и настраивает читателя на негативное отношение к главным образам «жрецов официального искусства» стихотворения. Автор использует прием инверсии в первом предложении, чтобы противопоставить свое лирическое «я» образу «жрецов», показать, что они находятся на разных полюсах в своих взглядах на обстановку вокруг. Важную роль в понимании произведения играет метафора «жрецы официального искусства», где с помощью иронии автор высмеивает представителей «официального», партийного искусства, одновременно показывая, что все стало настолько нелепым и неправильным. Те, кто раньше растворялся в настоящем творчестве, теперь стали хранителями нерушимого культа власти. Знаменитая поговорка про уши и лапшу занимает немаловажное смысловое место в стихотворении: сами «жрецы» не ведают, что окружены ложью и обманом, как и другие люди, которые слушают и верят уже им, «занавешенным лапшой». Не просто так здесь употреблено именно краткое причастие «занавешены» — возможно, это отсылка к «железному занавесу», который отделил СССР от всего мира. Единоначатие третьей и четвертой строки с местоимения «их», однако, не сближает их по смыслу — в первой автор говорит, что представители угодного официальной идеологии искусства сами не ведают правды, а во второй он саркастически подчеркивает окостенелость всех их установок и «идеалов» с помощью эпитетов «идеалы вечны», «нетленны».

Неоднозначен смысл двустишия «Со всех сторон их защищают стены, в которые не вхож никто чужой». С одной стороны, это относится к «жрецам», показывая их неприкосновенность и ограниченность одновременно, а, с другой стороны, смысл этого стиха связан и с «идеалами», которые «вечны и нетленны»: они спрятаны глубоко в шкафу, никто посторонний не может получить к ним доступ, чтобы хоть как-то понять или изменить. Создается впечатление, что и «жрецы», и их истины находятся в бетонной коробке, как радиоактивные элементы, которые опасны для окружающей среды и людей.

Стоит обратить внимание на проявление личного лирического «я» в последних четырех строках. Герой, как оказывается, является одним из высмеянных им же «жрецов официального искусства», но при этом он не понимает, что он делает среди них и кто он такой: «И я не знаю, кто я в их кругу». Повтор местоимения «я», употребление «себя», «мне» показывает метания личности в поисках ответов на вопросы, нужна ли, важна ли она в этом мире, на своем ли месте она.

«Кто я в их кругу», — герой противопоставляет себя обществу, находится в конфликте с окружающим миром и самим собой. Он испытывает чувство долга перед теми, кто был ненамеренно обманут «жрецами», потому что такие люди верят не лирическому герою, и пока он бессилен просветить их. Потому в конце всего произведения и конкретных последних четырех строк автор поставил многоточие — это и сожаление о собственной беспомощности, и те слова , которые он хотел бы сказать и представителям «официальной» культуры, и доверяющим им простым людям.

Таким образом, в своем стихотворении «Люблю, когда меня приводят в чувство» автор выражает сожаление лирического героя о собственном бессилии перед обществом, построенного на фальши и лжи. Герою стыдно, что он не может противостоять обману и помочь простым людям прозреть и найти истину.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector