0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что в истории культуры называют поэзией вагантов

Поэзия вагантов раннее средневековье

В книгу вошли краткие обзорные статьи с отрывками из литературных, исторических, философских памятников средних веков. Статьи включают в себя информацию о жизни и творчестве наиболее прославленных авторов этого периода. Иллюстрации автора создают образное впечатление от прочитанного материала.

Поэзия вагантов – интересное явление литературы конца раннего средневековья – начала его расцвета (12 – 13 вв.) Название ее происходит от латинского (вагантес) – бродячие люди. Они встречались в Германии, Франции, Англии и Северной Италии. Расцвет этой поэзии связан с подъемов городов в странах западной Европы, где начинали развиваться школы и университеты.
Это вольнодумная озорная поэзия была далека от аскетических идеалов средневекового католицизма. Ее широкое распространение свидетельствует о том, что даже в клерикальных кругах, из которых иногда выходили поэты-ваганты, жил протест против аскетического существования, против алчности, лицемерия и других пороков католической церкви, возглавляемой папской курией. Среди вагантов были студенты (бурсаки), которые переходили из одного университета в другой, представители низшего духовенства, разочаровавшиеся в схоластической мудрости. Вольнодумная, озорная по тону, эта поэзия была сатирически направлена против официальной церковности. В утверждающей своей части она прославляла радости жизни. В ней господствовал призыв к веселью, воспевание радостей жизни.
Будучи тесно связаны с традициями ученой латинской поэзии, так называемого каролингского Возрождения, ваганты в то же время гораздо смелее, чем каролингские поэты, идут по пути чисто светской литературы. Ваганты обрушиваются на многочисленные пороки папского Рима или пародируют библейские и богослужебные тексты. Часто в их поэзии слышатся отзвуки античной поэзии и народной, особенно когда они восхваляют весну, любовь и застольные радости.
Церковь с глубокой неприязнью относилась к вагантам; она всячески преследовала вольнодумных поэтов.
Произведения вагантов дошли до нас в значительно меньшем количестве, чем их было создано, притом в большинстве случаев анонимно или под псевдонимами (Гюг Орлеанский, именовавший себя Примасом – нач. 12 в.; немецкий поэт, подписывавшийся гордым именем Архипиита – 12в.) В стихах Архипииты, особенно в его «Исповеди», выразилось все наиболее типичное для поэзии вагантов: влечение к радостям земной жизни, равнодушие к загробной… Резкое обличение папского Рима звучит в стихотворении «Обличить намерен я».
«Архипиита.
Исповедь.
Осудивши с горечью жизни путь бесчестный,
Приговор ей вынес я строгий и нелестный;
Создан из материи слабой, легковесной,
Я – как лист, что по полю гонит ветр окрестный…
Что тревожит смертного, то мне не по нраву;
Пуще меда легкую я люблю забаву;
Знаю лишь Венерину над собой державу;
В каждом сердце доблестном место он по праву…»
«Анонимная песня 11 – 12 вв.
Бросим все премудрости.
По боку учение!
Наслаждаться в юности –
Наше назначение.
Только старости пристало
К мудрости влечение.
Быстро жизнь уносится;
Радости и смеха
В молодости хочется;
Книги – лишь помеха…
Нам ли, чьи цветущи годы,
Над книгой сутулиться?
Нас девичью хороводы
Ждут на каждой улице…»
Поэзия вагантов при всех ее крайностях ценна своим жизнелюбием, смелым порывом к ниспровержению догм. Она оказала влияние на рыцарскую любовную лирику, на вольнодумную поэзию Возрождения. Из латинских застольных песен вагантов впоследствии сложились многочисленные студенческие песни.

Ваганты — средневековые бродячие поэты, интеллектуалы и развратники

До Шекспира, Гете и Шелли жили ваганты — средневековые поэты, вышедшие из стен церкви и воспевавшие вино и распутство. Эти образованные мужи, учившие Священное Писание, любили бродяжничать больше, чем сидеть в келье, предпочитали хмель книгам, а женщин находили куда привлекательнее скучных псалмов. Их ненавидела церковь, им угрожали рыцари, а они знай да распевай свои похабные песни назло всем врагам. Их памфлеты полны житейской мудрости, которая не растеряла проницательной иронии и по сей день. Мы расскажем о священнослужителях, ставших лучшими менестрелями в Темные века.

Ваганты — не просто бродяги и пьяницы.
Они — бродяги и пьяницы с высшим образованием

Религиозное мировоззрение преобладало в то время, но вопреки, а может, и благодаря ему, в Европе зародились первые университеты. В Болонью и Париж, где они были основаны, съезжались молодые люди, желавшие изучать науку. Кроме теологии, юриспруденции и медицины, выбор был небольшой, а те, кто останавливался на предложенных вариантах, обязательно учили латынь, которая позже стала международным языком всех студентов. Над ней же корпели и монахи, писавшие первые стихи вагантов. Отсюда начальные строки «Ордена»:

«Эй, — раздался светлый зов —
Началось веселье!
Поп, забудь про часослов!
Прочь, монах, из кельи!»
Сам профессор, как школяр,
Выбежал из класса,
Ощутив священный жар
Сладостного часа.
Будет ныне учрежден
Наш союз вагантов
Для людей любых племен,
Званий и талантов.
Все — храбрец ты или трус,
олух или гений —
принимаются в союз
без ограничений.

Клирики быстро смекнули, что в беспрестанном просиживании за столом нет ничего интересного, и сменили унылую тишину храмов на задорный гомон харчевни. Так в своей «Исповеди» известный вагант под псевдонимом «Архипиита» описывает свою молодость:

Что б сидеть мне взаперти?
Что б заняться делом?
Нет! К трактирщикам бегу
Или к виноделам.
Сидя в кресле, на заду
Натирать мозоли?!
О, избавь меня, господь,
От подобной роли!

О том, кем был Архиипита мы знаем исключительно из его стихов, но вот о другом поэте XII века, Вальтере Шатильонском, известно чуть больше. Этот стихоплет учился в Парижском университете, служил у английского короля Генриха II, путешествовал по Италии и вернулся под конец жизни обратно во Францию. Попутно он написал огромный, хоть и историческии недостоверный труд об Александре Македонском и еще ворох похабных стишков, которые позже попали в самый большой сборник произведений вагантов Carmina Burana.

Церковники не переносили их на дух

Естественно, священнослужители осуждали такое поведение подопечных. Они ругали их, стыдили, призывали в свидетели Господа, но все было тщетно. Юноши, никого не слушая, блудили дальше.

Богословы в ответ хмурили брови и выводили из-под пера очередное гневное письмо, вроде этого:

«Нет у тебя ничего: ни поля, ни коня, ни денег, ни пищи. Годы проходят для тебя, не принося урожая. Ты враг, ты дьявол. Ты медлителен и ленив. Холодный суровый ветер треплет тебя. Проходит безрадостно твоя юность. Я обхожу молчанием твои пороки — душевные и телесные. Не дают тебе приюта ни город, ни деревня, ни дупло бука, ни морской берег, ни простор моря. Скиталец, ты бродишь по свету, пятнистый, точно леопард. И колючий ты, словно бесплодный чертополох. Без руля устремляется всюду твоя злая песня… Замкни уста и перестань угождать лестью недостойным. Умолкни с миром! Да не вредит никому твоя лира!».

Самих вагантов такой портрет нисколько не смущал. Они были даже рады подыграть ему, еще больше усилив и без того крамольный образ. В своем «Ордене» они пишут:

Читать еще:  Как в поэзии тютчева представлены пушкинские традиции

Стены ходят ходуном,
Пробки – вон из бочек!
Хорошо запить вином
Лакомый кусочек!
Жизнь на свете хороша,
Коль душа свободна,
А свободная душа Господу угодна.
Не прогневайся, Господь!
Это справедливо,
Чтобы немощную плоть
Укрепляло пиво.

Противостояние вагантов и церкви разгоралось все сильнее, перерастая из яркого костра в бушующий пожар. Обвиняемые во всех смертных грехах поэты не понаслышке знали о разлагающемся институте церкви, а потому пользовались своим положением, чтобы рассказать об этом каждому встречному пройдохе.

Пьянствуя, лакомясь сладкими блюдами,
Стали отцы пресвятые Иудами!
Паства без пастыря бродит во тьме,
Ибо у пастыря блуд на уме!
О, наглецы, на людей непохожие!
Мир обезумел от скверны безбожия и,
Надругаясь над святостью месс,
В душах безбожных беснуется бес!
Так преступленье вершится великое!
Папство глумится над вышним владыкою!
Лжепроповедников злые уста
Дважды и трижды распяли Христа!
Что им Господь? Что Святая им Троица?
Лишь бы схитрить да получше устроиться,
Все христианство погрязло в грехах
Из-за того, что творится в верхах.

При этом непонятно, то ли они не замечали собственных пороков, то ли считали, что коль сами опустились так низко, то имеют право стыдить остальных. Священники настолько невзлюбили эти стихи, что даже созывали синоды, на которых непрестанно обсуждали, как прекратить грубые насмешки над собой. Дошло до того, что в некоторых городах вагантов объявили вне закона, естественно, не без помощи церкви.

Ваганты терпеть не могли рыцарей, а рыцари — вагантов

Священники были не единственными противниками поэтов. Особенно рьяно студенты противопоставляли себя рыцарям — неотесанным мужланам, выпячивающим свои блестящие доспехи напоказ. Рыцари, как правило, имели немалое состояние и ухаживали за девицами звонкой монетой — тем, что бродячие музыканты себе позволить не могли. Зато они умели так ловко высмеять соперников, что у девушек, слушавших их песни, не возникало сомнений в том, чьи подвиги в постели значительнее.

Меж подружками и впрямь
Спор возник горячий.
Озадачили себя
Девушки задачей:
Кто искуснее в любви,
Награжден удачей —
Рыцарь, воин удалой,
Иль школяр бродячий?
Да, нелегкий задают
Девушки вопросец
(он пожалуй бы смутил и порфироносиц), —
Две морщинки пролегли
Возле переносиц;
Кто желаннее: студент
Или крестоносец?
Проку я не вижу в том,
Что твой рыцарь тощий
Удивительно похож
На живые мощи.
В изможденных телесах
Нет любовной мощи.
Так что глупо с ним ходить
Вглубь зеленой рощи.

Они были развратниками и романтиками одновременно

Ваганты на обложке кантаты немецкого композитора Карла Орфа

Однако к любви менестрели относились легкомысленно. Для них не существовало формулы «они жили долго и счастливо», более того, поэты не понимали, зачем обременять себя долговременными обязательствами, когда жить стоит здесь и сейчас. В их стихотворениях не раз проскакивает задорная, но пошлая нотка, призывающая всех девушек отдаваться им без разбору. Вот характерное произведение, описывающее девушек, под названием «Добродетельная пастушка»:

На заре пастушка шла
Берегом, вдоль речки.
Птицы пели. Жизнь цвела.
Блеяли овечки.
Паствой резвою своей
Правила пастушка,
И покорно шли за ней
Козлик да телушка.
Вдруг навстречу ей — школяр,
Юный оборванец.
У пастушки, как пожар,
На лице румянец.
Платье девушка сняла,
К школяру прижалась.
Птицы пели. Жизнь цвела.
Стадо разбежалось.

При этом ваганты не забывали укорять легкодоступных девушек в ветрености и беспутстве — качествах, которые, по их мнению, никак не вязались с образом приличной барышни. Через уста Вакх, бога виноделия и плодородия, они осуждали дух времени, который превратил приличных дам в «грязных шлюх»:

Ах, куда вы скрылись, где вы,
Добродетельные девы?
Или вы давным-давно
Скопом канули на дно?!
Может, вы держались стойко,
Но всесветная попойка,
Наших дней распутный дух
Превратил вас в грязных шлюх?!

И тут же в «Наставлении поэту, отправляющемуся к потаскухам» давали друзьям советы, как вести себя с такими девушками:

Поэт, лаская потаскуху,
Учти: у Фрины сердце глухо.
Она тебе отдаст свой жар
Лишь за солидный гонорар.
Когда ж на стол монету бросишь,
Получишь все, о чем ты просишь.
Но вскоре тварь поднимет крик,
Что ты, мол, чересчур велик,
А заплатил постыдно мало,
И вообще она устала…

Музыки вагантов не сохранилось, но именно так ее представляет себе ансамбль Oni Wytars & Ensemble Unicorn в произведении «Кабацкое житье».

Сравнивали ли себя ваганты с другими поэтами средневековья, таким как шпильманы и миннезингеры, — неизвестно, но многие историки подчеркивают эту разницу, так как только ваганты из всей братии бродячих артистов имели высшее образование и сочиняли больше для развлечения, чем для заработка. Несмотря на противоречивый характер их движения, оно оставило немалый след в истории и выстроилось мостом между античной высокой поэзией и полными драматизма трагедиями Шекспира.

Поэзия вагантов

Ваганты (от лат. vagantes — странствующие) в Средние века (XI—XIV века) бродячие поэты, пользовавшиеся в своём творчестве исключительно, или во всяким случае преимущественно, латинским языком. Первыми вагантами были клирики, жившие вне своего прихода или вообще не занимавшие определённой церковной должности; со временем ваганты стали пополняться школьными студенческими товариществами, переходившими из одного университета в другой1, и лишь позднее — уже в эпоху ослабления собственно поэзии вагантов — в эту группу начинают вливаться представители других сословий, в частности, городского.

Поэзия вагантов дошла до нас в нескольких рукописных сборниках XII—XIII вв. — латинских и немецких; основной из них, содержащий более двухсот песен и стихотворений различного характера — морально-дидактических, сатирических, любовных — «Carmina Buranа»2 (Бейренские песни — от латинизированного названия монастыря Бенедикт Бейрен, где была впервые найдена эта рукопись XIII в.). Большая часть стихотворений этого сборника, так же как тексты других рукописей — Кембриджской, Оксфордской, Ватиканской и других, названных так по их местонахождению в тех или иных библиотеках, принадлежит неизвестным поэтам. Исследователям удалось более или менее точно установить авторство лишь очень немногих произведений вагантов, раскрыв имена — или хотя бы прозвища — поэтов Примаса Орлеанского, Архипиита Кельнского, Вальтера Шатильонского.

Музыка, на которую ваганты распевали свои стихи, (за редчайшими исключениями) не сохранилась.

До 1970 г. на русском языке были опубликованы лишь отдельные стихотворения вагантов, в основном в хрестоматиях (см. «Хрестоматию по зарубежной литературе средних веков». М., 1953). В 1970 г. был издан первый сборник вагантской поэзии на русском языке: «Лирика вагантов в переводах Льва Гинзбурга» (М., «Художественная литература», 1970). Разделы поэзии вагантов были включены в издания Памятники средневековой латинской литературы Х—ХII веков. М., 1972 и Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия вагантов. М., 1974, а в 1975 г. появилось наиболее полное собрание вагантских текстов различных жанров: Поэзия Вагантов, «Наука» Москва, 1975

Читать еще:  И как поэзии венец на свет рождается птенец

Что мы понимаем под «поэзией вагантов»? Основу поэзии вагантов составляют рукописи XII и XIII в. Двадцать рукописей хранятся во Франции — к ним следует присоединить две французские по происхождению — Вольфенбюттельскую и Хердрингенскую. Геттингенская рукопись является английской. Очень тесно связана с ними Бенедиктобуранская рукопись (Carmina Burana) с ее списками «парижских» песен и с немецкими элементами в произведениях пиршественной и любовной лирики. Рукопись была создана, судя по всему, в начале XIII в., она представляет собой огромное множество поэтических импровизаций, собранных под определенными сюжетами и темами. Важно, что поэзию вагантов мы понимаем не как творчество веселых кабацких завсегдатаев, не имеющее под собой реальной социальной основы. Средой бытования поэзии вагантов были зарождающиеся университеты, и поэзия вагантов отражает специфику студенческого самосознания. Такой исторический подход к поэзии вагантов отстаивается в работах О. А. Добиаш-Рождественской3, Ч. Хэскинса4, П. Дронке5.6

  • 1. Студенческий гимн «Гаудеамус» восходит к жанру застольных песен вагантов.
  • 2. Популярная песня «Во французской стороне…» («Прощание со Швабией») является вольным переводом песни вагантов «Hospita in Gallia» из сборника Carmina Burana (автор перевода — Лев Гинзбург)
  • 3. Добиаш-Рождественская О.А. Коллизии во французском обществе XII—XIII вв. по студенческой сатире этой эпохи // Культура западноевропейского Средневековья. М., 1987
  • 4. Haskins Ch. Homer. The rise of universities. New York, 1923
  • 5. Dronke P. Profane elements in literature // Renaissance and Renewal in the Twelfth Century. Cambridge, 1982
  • 6. М. Г. Денежкин. Символизм античных образов в поэзии вагантов // Классическая и византийская традиция. 2014, Материалы VIII международной научной конференции.

Вагант

Вагант это западноевропейский бродячий поэт в XI–XIV веков, автор и исполнитель светских песен, прозаических произведений, написанных в основном на латинском языке.

Вагантов также называли голиардами, они жили в основном в средневековой Франции, Германии, Англии и Северной Италии.

  1. Лирика в поэзии вагантов
  2. Пример поэзии вагантов
  3. Сатира в поэзии вагантов

Лирика в поэзии вагантов

Первоначально вагантами, или голиардами, являлись клирики, служители церкви из низшего духовенства, позже, во время расцвета вагантской поэзии в XII–XIII вв., к ним присоединилась среда школьников, студентов, которые переходили из одного университета в другой.

Предшествующий вагантской поэзии средневековый сборник из 50-ти религиозных и светских стихотворений «Кембриджские песни» способствовал формированию движения вагантов уже в ХІ в.
Творчество вагантов связано с латинской христианской и античной поэзией. В античной поэтической традиции вагантами заимствуется не только мифология для создания ярких образов (Амур, Венера, нимфы и др.), богатый пейзажный символизм, но и мотивы любовной лирики, в большой мере представленной древнеримским поэтом Овидием («Наука любви» и др.).

Основные вагантские песни написаны на темы любви, весны и застолья. Любовная лирика вагантов пронизана гедоническими мотивами, связанными с радостью плотского наслаждения и лицезрением нагого тела. Красочная природа в сочинениях вагантов существенно близка к народной песне: их весенние пейзажи превосходят куртуазную лирику. В жанре застольных песен вагантской поэзии ярко выражена тема вина, веселье обостряется пьянством и распутством.

Пример поэзии вагантов

На латинских застольных песнях вагантов основаны многие студенческие песни, одной из которых является знаменитый торжественный гимн студентов «Гаудеамус», или «О скоротечности жизни», (1776 г.). Веселье воспевается уже в 1-м куплете гимна:
Итак, будем веселиться,
пока мы молоды!
После приятной юности,
после тягостной старости
нас возьмет земля.
(отрывок из гимна «Гаудеамус»)

Сатира в поэзии вагантов

Поэтическое творчество вагантов было разножанровым: кроме лирики, в нем присутствовали сатирические мотивы. Их поэзия вмещает пародии на основные формы духовной литературы (секвенцию, гимн и т. д.), литургию и Евангелие.

Вольнодумная поэзия вагантов отрицала аскетические идеалы католической церкви, в песнях и сатирических представлениях ваганты высмеивали изъяны Римской курии, пародировали библейские и литургические тексты, вследствие чего были подвергнуты преследованиям.

Вагантская поэзия поместилась в рукописных сборниках XII–XIV вв., самый богатый из которых – «Кармина Бурана», содержащий около 250 произведений, обнаруженном в 1803 и опубликованном в 1847. Известно лишь несколько поэтов-вагантов ХІІ века: Вальтер (Готье) Шатильонский, Гугон (Примас Орлеанский), Архипиита Кельнский, Филипп Гревский.

Слово вагант произошло от латинского vagare, что в переводе означает – бродить.

Ваганты

Вага́нты (от лат. clerici vagantes — странствующие клирики) — «бродячие люди» в Средние века (XI—XIV века) в Западной Европе, способные к сочинительству и к исполнению песен или, реже, прозаических произведений.

Содержание

История

В широком употреблении слова в понятие вагантов войдут такие социально разнородные и неопределённые группы, как французские жонглеры (jongleur, jogleor — от латинского joculator — «шутник»), немецкие шпильманы (Spielmann), английские менестрели (minstral — от латинского ministerialis — «слуга») и т. д. Однако обычно слово ваганты употребляется в более узком смысле для обозначения бродячих поэтов, пользовавшихся в своём творчестве исключительно, или во всяким случае преимущественно, латинским языком — международным сословным языком духовенства. Первыми вагантами и были клирики, жившие вне своего прихода или вообще не занимавшие определённой церковной должности; со временем ваганты стали пополняться школьными студенческими товариществами, переходившими из одного университета в другой. Лишь позднее — уже в эпоху ослабления собственно поэзии вагантов — в эту группу начинают вливаться представители других сословий, в частности, городского.

Социальным составом этой группы определяются и формы и содержание поэзии вагантов. В формах своей лирической и дидактической поэзии ваганты тесно связаны с учёной латинской поэзией каролингской эпохи, в которой в разрозненном виде представлены все элементы вагантской формы (тоническое стихосложение, рифмы, лексика, образы и стилистические украшения), а через неё — с латинской поэзией раннего христианства и античного мира. Для любовной лирики вагантов особенно велико значение Овидия («Наука любви» и другие произведения).

Влияние античной поэзии сказывается не только в мифологических аксессуарах (Венера, амур, Купидоны, иногда даже нимфы и сатиры), которыми ваганты любили украшать свои произведения, и в именах действующих лиц (Флора, Филлида и т. п.), но и в концепции любви и образе возлюбленной, совершенно лишённых столь типичных для куртуазной лирики реминисценций феодальных отношений (куртуазное служение даме) и проникнутых чисто земной радостью плотского наслаждения; характерно, что описание нагого тела (интересна мотивировка в одной из песен — подсмотренное купанье) более свойственно вагантской поэзии, чем лирике трубадуров и миннезингеров (см. Вальтер фон дер Фогельвейде).

Можно установить реминисценции античной поэзии и в описаниях и символике природы у вагантов, которые по яркости красок часто превосходят весенние зачины куртуазной лирики; с другой стороны, в символике природы у вагантов много совпадений с народной песней, бесспорно влиявшей на их поэзию. С мотивами любви в лирике вагантов соприкасается мотив вина и пьянства; из жанра застольных песен вагантов впоследствии сложились многочисленные студенческие песни: «Meum est propositum» (соч. «Архипииты» XII век), «Gaudeamus igitur», и другие.

Читать еще:  Кое что о роли пилона в современной поэзии

Ваганты используют в своей сатире элементы религиозной литературы, — они пародируют её основные формы (видение, гимн, секвенция и т. д.), доходят до пародирования литургии и Евангелия.

Творчество вагантов анонимно. Среди известных имён: французский поэт Вальтер (Готье) Шатильонский (вторая половина XII века), написавший «Contra ecclesiasticos juxta visionem apocalypsis»; Примас Орлеанский (начало XII века); немецкий вагант, известный под своим прозвищем «Архипииты» (Archipoeta, вторая половина XII века) и некоторые другие.

Вагантская поэзия сохранилась в рукописных сборниках XII—XIV вв. Среди них самый объёмный (содержит около 250 произведений) — «Ка́рмина Бура́на» (Carmina Burana), рукопись которого была обнаружена в 1803 в баварском монастыре Бенедиктбойерне (отсюда латинское название сборника). Музыка, на которую ваганты распевали свои стихи, (за редчайшими исключениями) не сохранилась.

Интересные факты

  • Cтуденческий гимн «Гаудеамус» восходит к жанру застольных песен вагантов.
  • Популярная песня «Во французской стороне. »(«Прощание со Швабией») является вольным переводом песни вагантов «Hospita in Gallia» из сборника Carmina Burana (автор перевода — Лев Гинзбург, музыка Давида Тухманова). [1][2]

Библиография

  • Carmina Burana, hrsg. v. Schmeller (Bibliothek des liter. Vereins in Stuttgart, B. 16) Du Méril, Poésies populaires du M.-Age. 1867
  • Wright Th. Latin poems commonly attributed to Walter Mapes Carmina cantabrigiensia. hrsg v. Strecker (Monumenta Germaniae, Berlin, 1926).
  • Gedichte Walters von Chatillon, hrsg. v. Strecker, Berlin, 1925.
  • Archipoeta, Gedichte, hrsg. v. Manitius, München, 1913.
  • Lehmann, Parodistische Texte des Mittelalters, München; Die Oxforder Gedichte des Primas, hrsg. v. W. Meyer (Nachrichten der Götting. Gesellsch. d. Wiss., 1907).
  • Hubatsch, Die lateinischen Vagantenlieder des Mittelalters, Görl., 1870.
  • Bartoli A., L’evoluzione del Rinascimento, 1875.
  • Spiegel N., Gelehrtenproletariat und Gaunertum, 1902.
  • Lehmann, Die Parodie im Mittelalter, München, 1922.
  • Jarcho В., Die Vorläufer des Golias («Speculum», октябрь, 1928).
  • М. Л. Гаспаров, ПОЭЗИЯ ВАГАНТОВ (Поэзия вагантов. — М., [1975]. — С. 421—514)
  • Г. К. Косиков, СРЕДНИЕ ВЕКА И РЕНЕССАНС. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ (Зарубежная литература второго тысячелетия. 1000—2000: Учеб. пособие / Л. Г. Андреев, Г. К. Косиков, Н. Т. Пахсарьян и др. — М., [2009]. — С. 8-39)

См. также

  • Трубадуры
  • Миннезанг
  • In taberna
  • Рыцарская поэзия

Примечания

  1. ВО ФРАНЦУЗСКОЙ СТОРОНЕ…
  2. О вагантах

Ссылки

  • Мир вагантов
  • М.Гаспаров ПОЭЗИЯ ВАГАНТОВ
  • Е.Князева.Прощание со Швабией.Сага о вагантах — средневековых певцах-сказителях
  • В.Распопин. Поэзия вагантов

В статье использован текст из Литературной энциклопедии 1929—1939, перешедший в общественное достояние, так как автор — Р. Ш. — умер в 1939 году.

О переводческой точности #6. Поэзия вагантов.

И снова — о скромном обаянии феодализма. И о переводах, разумеется.

Средневековую литературу так называемая «советская школа перевода», скажем прямо, не очень-то жаловала. Это вам не лирики 19 в. (Бодлер, По и т.д.), на худой конец — Ренессанса и барокко. Тех переводили неизмеримо большими объемами, относительно качественно (хотя без отсебятин все же не обходилось: прекрасный поэт Самуил Маршак превратил откровенно пародийный сонет Шекспира «Ее глаза на звезды не похожи». в лирическое стихотворение, а гений Пастернака, как вдруг оказалось, способен породить крайне невразумительные строки типа «Во мне ты видишь умиранье пня»). Но — пусть уж. Издержки везде неизбежны; главное, что классиков более поздних эпох все-таки переводили. Много и разнообразно.

А вот античность и Средневековье. Имеем только один перевод «Нибелунгов» (т.е., только один, доступный массам — старый, досоветский, напрочь забыт всеми. Возможно, заслуженно. однако ж. читателю выбирать не из чего), только один полный перевод «Беовульфа» (а кто сказал, что художественное решение переводчика Тихомирова — единственно возможное? Отрывки из перевода М. Замаховской в хрестоматии Пуришева показывают, что этот литпамятник мог бы обрести и совершенно другое звучание. Но — нет. Народ имеет только то, что в БВЛовском томике. (Для сравнения: «Ригведу» народ имеет в двух переводах — тоже Тихомирова и более старом, начала 70-х. Пусть и не всю, но и не вырванные из цельного текста фрагменты).

«Сага о Вельсунгах» с 30-х годов переиздавалась дважды. И все время — в том же переводе. 30-х годов.

Данте «от Мина», «от Минаева», «от Маранцмана» и «от Евсы» мы получили сравнительно недавно. Еще в начале 2000-х мы имели его только «от Лозинского».

Ну как, поняли, о чем я? Да, да. Конкуренции нет. При том, что пьесы и стихи, допустим, Шекспира. Ладно, не будем о грустном.

(Возражения «так ведь какие древние времена! мало кто эти языки вообще знает, а ведь надо же и словом владеть» — резонны. И тем не менее — переводов «Эдды» у нас три (а переиздается чаще всего лишь один из них:-|»>); переводов «Кудруны» — два, просто опять-таки один не переиздаётся; переводов «Окассена» — два, и оба — тут как раз приятное исключение из правил — вполне себе доступны; переводов «Песни о Роланде» — три, а издается (естесссно) только один; да и с «Нибелунгами» та же песнь (пардон за каламбур). Кое-что переводилось не с подлинника, а с подстрочника. и т.д., и т.п.)

А вот в случае с переводами поэзии вагантов — была конкуренция. Да еще какая. Но только к добру это — увы — не привело.

Почему так? разберемся.Ваганты, в принципе, в советское время были любимы начальством народом. Песни на их стихи звучали во многих фильмах, «Во французской стороне. » — стало популярной шансоньеткой. короче, это вам не «Эдда», мало кому вообще надобная. Поэтому неудивительно, что переводил вагантов один из классиков «советской школы», спец, так сказать, по германской литературе, подаривший нам, среди всего прочего, знаменитого «Парцифаля» — Л. Гинзбург.

О его переводах другой (по сегодняшним понятиям — еще более маститый) мэтр (и тоже классик) — М. Гаспаров — сказал примерно следующее: Гинзбург в своих переводах выразил то, что ХОТЕЛИ сказать ваганты, а мы — то, что они действительно СКАЗАЛИ.

Иными словами: читателю предоставляется выбирать — либо ЧТО сказано (гаспаровские переводы), либо КАК сказано (= гинзбурговские). Либо смысл, либо стиль. Tertium non datur.

Вам не кажется подобная дилемма несколько нарочитой. (ИМХО, перевод только тогда перевод, когда между смыслом и стилем достигнута гармония, определенное равновесие. Иначе — это либо подстрочник, либо пересказ).

Посмотрим на примерах: кто из переводчиков был прав, кто, так сказать, ошибался.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector