0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что внес некрасов в русскую поэзию

Что нового Некрасов внес в русскую поэзию

Вы будете перенаправлены на Автор24

Произведения Некрасова по праву занимают особе место в поэзии XIX столетия. Его новаторство проявилось в освещении самых различных тематических аспектов, однако, наиболее яркое проявление инновационности прослеживается в любовной лирике поэта.

Новаторство любовной лирики Некрасова

До появления произведений Некрасова любовная тема, как правило, раскрывалась в контексте духовного, внутреннего мира лирического героя, не соотносилась со сферой повседневного, обыденного. Предметом поэтического изображения и воспевания никогда не становилась бытовая семейная ситуация с ее разочарованиями, истериками, скандалами и ссорами. Именно благодаря Некрасову любовная лирика XIX столетия обогатилась максимально реалистичными образами взаимоотношений между мужчиной и женщиной, в результате чего бытие больше не распадалось на идеальное и материальное, на сферы высокого и низкого, но представляло собой целостность, органическое единство.

В центре внимания Некрасова как художника-реалиста не идеальные женские образы, возвышенные и одухотворённые, но при этом далекие и безжизненные, а живые, динамично развивающиеся женские характеры. Действительность, представленная в его любовной лирике, подлежит моральному и социальному суду, рассмотрению, анализу, но она же выступает и источником вдохновения.

Сюжеты любовной лирики Некрасова

В отличие от зачастую бессюжетных произведений любовной тематики, некрасовские стихотворения о любви, как правило, имеют сюжет, который может быть представлен:

  • отображением ссоры между возлюбленными и последующим примирением (например, «Если мучимый страстью мятежной»);
  • отображением расставания возлюбленных («Прощание»);
  • отображением томительного ожидания письма от возлюбленной («Да, наша жизнь текла мятежно»);
  • отображением смерти любимой, воспоминаний о ней («Я посетил твое кладбище»).

Воплощение каждой сюжетной линии, по сути, представляет исповедь лирического героя, исповедь, которая характеризуется высокой искренностью, реалистичностью, отображает тоску героя по спокойным, устоявшимся отношениям.

Готовые работы на аналогичную тему

Идеал Некрасова – не безудержная страсть, но отношения, в которых есть место пониманию, состраданию, преданности, утешению.

В то же время, несмотря на вариативность сюжетных линий, все лирические произведения объединяет одно – это рассказ о любви как самом большом счастье, и самом большом горе в жизни человека.

Лирическая героиня Некрасова

Новаторство отображения Некрасовым любовной тематики, новое понимание любви обуславливает особенности воплощения поэтом образа лирической героини, которая больше не является возвышенным существом, идеалом, вдохновляющим на свершения, но становится простой земной женщиной со своими особенностями и недостатками, живущей среди людей и для людей. Она может быть неуравновешенной, вспыльчивой, истеричной, жестокой, но именно ее недостатки, ее особенности делают ее такой желанной для лирического героя.

Эта приземленность лирической героини зачастую достигается посредством иронического изображения слабостей женских образов. Например, в произведении «Слезы и нервы» автор прибегает к созданию иронии посредством низведения трагической ситуации, драматического переживания лирической героини до уровня бытового и скучного:

В эмоциональном восклицании героя отражается восприятие лирическим героем образа возлюбленной во всей его противоречивости – как женщины, способной на истинные, глубокие эмоциональные переживания, чувства и при этом деспотичной и жестокой.

В других случаях создание иронии, ироническое восприятие самой любви достигается посредством совмещения, казалось бы, несовместимых понятий: в частности, лирический герой наблюдает за тем,

Ирония, таким образом, создается посредством отображения перехода эмоционального состояния в физиологические проявления.

Нередкими выступают случаи одновременного обращения к лексическим единицам, которые отображают любовь лирического героя к героини, с лексемами, которые отображают усталость и раздражение по отношению к той же героине:

Другими словами, основными приемами создания иронии в процессе создания образа лирической героини выступают следующие:

  • отображение противоречивости натуры лирической героини, одновременный акцент на ее возвышенных духовных качествах и физиологических проявлениях, недостатках характера;
  • одновременное использование лексем с позитивной и негативной семантикой в рамках лаконичных, небольших по объему дискурсов.

В результате особенностей создания художественных образов формируется любовная лирика Некрасова, полная и горечи, и страсти, максимально реалистичная в своем отображении мужской и женской психологии, внутреннего мира лирического героя и героини. И мужчина, и женщина представлены несовершенными, неидеальными, осознающими собственное несовершенство и способные горько усмехнуться над собой.

Читать еще:  Поэзия как проверить слово

Другими словами, новаторство Некрасова заключается в создании «человека социального», человека живого, вовлеченного в систему социальных взаимодействий, живущего в обществе, создающего семью, влюбленного и разочарованного, возвышенного и ироничного, однако, неизменно живого и реалистичного.

Таким образом, на основании проведенного анализа можно сделать вывод, что новаторство Некрасова наиболее ярко проявляется в процессе создания любовной лирики, в качестве особенностей которой следует назвать обязательное наличие сюжета произведения, высокую ироничность наррации, глубокое мастерство и реалистичность в процессах отображения мужской и женской психологии, особенностей восприятия представителей противоположного пола.

Что внес некрасов в русскую поэзию

Некрасова часто называют новатором. Б.М. Эйхенбаум писал о Некрасове: «Некрасов был явлением исторически неизбежным, необходимым». Чтобы понять эту мысль, нужно вспомнить состояние русской литературы в момент становления Некрасова как поэта.
Дело в том, что к концу 30-х — началу 40-х годов ХIХ века в русской литературе в момент назрел так называемый «кризис поэзии»; стихи явно утратили популярность у публики. Первую причину этого кризиса раскрыл сам Некрасов в статье «Русские второстепенные поэты» (1849): «Несколько лет тому назад, при оценке литературного произведения, прежде всего обращали внимание на слог, потому что хороший слог был явлением редким; теперь же почти не говорят о слоге, потому что все пишут более или менее хорошо. Пушкин и Лермонтов до такой степени усвоили языку стихотворную форму, что написать теперь гладенькое стихотворение сумеет всякий, владеющий в некоторой степени механизмом языка. » Вторая причина вытекает из первой. В силу того, что каждый мог теперь писать гладкие по форме стихи, содержания в них фактически не было. Отсюда полное отсутствие каких то ни было общественных или духовных проблем, волнующих умы. Любопытно свидетельство Некрасова о состоянии русской литературы того времени в поэме «В. Г. Белинский» (1855):
Некрасов сам отдал дань стихам «к деве и луне», как называл их Белинский: это первый подражательный сборник стихов Некрасова «Мечты и звуки». Он подражал многим: Пушкину, Лермонтову, Шевырёву, Языкову, даже Бенедиктову. Примером этому является стихотворение Некрасова «Мысль», явное подражание Шевырёву: у Шевырёва:
Некрасов быстро понимает бесперспективность такого направления в поэзии, он стремится изменить её, найти новые приёмы и новые методы.

Поэт и критик С. А. Андреевский писал: «Это время требовало, чтобы поэзия, если она желала иметь своих слушателей, понизила тон, опростилась». Некрасов прекрасно понял это, и, опрощая поэзию, он начинает писать пародии: «Наль и Дамаянти» превращаются в «Карпа Пантелеича и Степаниду Кондратьевну». Ю. Тынянов писал, что «роль пародий в творчестве Некрасова — в переводе старых форм на новые функции», и, действительно, старые формы-оды, баллады, элегии, сонеты — приобретают в стихах Некрасова совершенно другую окраску, он как бы примеривает к современности эти формы»: к названиям его пародий прибавляется слово» современный»: «Современная ода», «Секрет» — «опыт современной баллады» и т.д.
Кроме того Некрасов ставит своих героев в типически русские обстоятельства, обычно сатирические. Пересмеивая романтические стихотворения Лермонтова, он лишает их и их героев всякой экзотики, тем самым приближаясь к реальности: в пародии на «Казачью колыбельную песню» Лермонтова Некрасов снимает в названии слово «казачья», заменяет многие поэтические детали откровенными прозаизмами:
у Лермонтова:

Ориентируя поэзию на прозу, Некрасов вводит в свои пародии русский бытовой материал (Об этом интересно пишет Ю. Н. Тынянов в статье «Извозчик» Некрасова»). Так, превращая героев Жуковского, наследников престола Индии, в русских помещиков, он не только пародирует Жуковского, но и изображает несколько утрированно жизнь русского поместного дворянства. Но уже в пародиях Некрасов затрагивает некоторые существенные для него проблемы. Так, например, в стихотворении «Пьяница», которое является пародией на стихотворение Эраста Благонравова (Б. Алмазова) «Пропойца», молодой Некрасов размышляет о пьяном на Руси, об этом он пишет впоследствии в поэме «Кому на Руси хорошо». Таким образом, пародии для поэта послужили как бы переходным этапом от Некрасова-подражателя к Некрасову-новатору.

Читать еще:  Какая поэзия возможна после холокоста

Обновляя русскую поэзию, Некрасов стремился обновить и восприятие читателем самого образа поэта. Созданный Пушкиным и романтиками, образ поэта уже не устраивал и не воспринимался им. Необходимо было создать новый образ поэта, «поэта-журналиста», как назвал его Эйхенбаум, поэта-гражданина:
Именно поэтому у Некрасова такое огромное количество стихов, посвященных поэту и поэзии. «Темой делается сама профессия поэта — она приобретает характер определенной позы, маски, — пишет Б. М. Эйхенбаум. Некрасов вступает в роли народного страдальца, борца за народное дело, подчеркивает общность поэта с народом:

Его муза уже не волшебница, не «прелестная дева», а молодая крестьянка, избиваемая кнутом, принимающая страдания за народ. Ее образ в поэзии Некрасова рельефен, конкретен. Для Некрасова толпе уже нельзя презрительно бросить «подите прочь», как это делает пушкинский поэт, толпу надо воспитывать:
Но тем не менее цель всей жизни и всего творчества поэта — это служение народу, просвещение его. Некрасов признает, что в его стихах мало красоты:
Но все же они нужны, чтобы волновать «мягкие сердца». Поэт перестал быть «баловнем свободы», «другом лени», поэзия изображается Некрасовым не как счастливое вдохновение, а как тяжелый, изнуряющий труд:

«Лирические стихотворения Некрасова отличаются тою особенностью, что вы в них найдете одного лишь Некрасова, — не широкую индивидуальность поэта, не то «я», которым многие поэты начинают свои стихотворения с общего голоса всего человечества, но именно одного только Некрасова с исключительными чертами его жизни и личности», — писал Андреевский, именно поэтому, в силу этой особенности лирического «я» Некрасова, большую часть его любовной лирики можно рассматривать как историю отношений поэта с Панаевой.

Но есть и другая особенность употребления «я» у Некрасова: это не что иное, как рассказ от первого лица. Чаще всего Некрасов употребляет такое «я» в сатирических стихотворениях: «Признания труженика», «Отрывки из путевых записок графа Гаранского» и т.д. Такой прием нередок в прозаических произведениях, например, часто встречается у Достоевского («Белые ночи», «Неточка Незванова», «Ползунков» и др.), но в поэзии он был введен чуть ли не впервые. Вводя такое «я» в поэзию, Некрасов снова ориентировался на прозу. Кроме того Некрасов достигал еще двух целей: усиливал сатирический эффект и добивался особой достоверности в характеристике героя, от имени которого ведется рассказ.

Сначала Андреевский, а затем Эйхенбаум писали, что в это время поэзию было необходимо «затруднить». И вот Некрасов «затрудняет» свои стихи «новым пафосом». Во всех его серьезных стихах почти всегда присутствует некоторая торжественность. Достигается эта торжественность не только за счет трагических сюжетов, но и за счет введения в стих архаических языковых форм и оборотов, классических метафор: «воспоминать», «убийственный», «выпить полную чашу труда» и т.д. С другой стороны, Некрасов вводит в поэзию массу диалектизмов: «я-де», «важеватые», «любчики» и т.д. Об этом писал Ю.Н. Тынянов в статье «Стиховые формы Некрасова»: «Некрасов стоял перед двумя крайностями: неорганизованного внесения диалектизмов и бесплодного эпигонства классического стиля. Некрасов отверг оба эти пути, художественно введя в классические формы баллады и поэмы роман и новеллу со сказом, прозаизмами и диалектизмами, а в формы «натурального» фельетона и водевиля — патетическую лирическую тему». И вот именно путем синтеза старых классических форм с новыми фельетонами Некрасов и создает свою, особую, совершенную форму стиха. Здесь необходимо отметить еще одну очень важную черту — введение в стих прозаиков. Вот прозаизмы лишь из одного стихотворения «Княгиня»: «в силу повеленья», «доктор-спекулятор», «деспотом явился» и др. Нужны были поэту эти прозаизмы именно для «затруднения» поэзии, для сближения ее с прозой.

Читать еще:  Как воплотилась тема родины в поэзии бродского

В стихах Некрасова есть элемент «газетности», например, «Вчерашний день, часу в шестом..» — так могла бы начинаться любая хроникальная заметка в газете. Некрасов пишет стихи, в которых эта «газетность» выносится в название: «Новости» — «газетный фельетон». Цикл стихотворений «На улице» есть, фактически, не что иное, как отрывки из газетной хроники.
Поэзия Некрасова — это не поэзия, обращенная «в никуда», она рассчитана на определенный круг читателей. Некрасов в немногих стихах как бы ведет разговор с читателем. Поэтому у него присутствуют значительные элементы ораторского стиля: обращения, восклицания, вопросы. Поэтому многие его стихи воспринимаются как манифесты, а некоторые смело можно назвать агитационными. Таково, например, стихотворение «Поэту»:

Стремясь «затруднить» поэзию, ввести новые формы стиха, Некрасов обращается к фольклору. Прекрасную мотивировку этому дает Эйхенбаум: «Это (фольклор) — неизменный источник обновления художественных форм при крутых переломах в искусстве, при борьбе с канонами». Фактическим началом своего творчества Некрасов считал стихотворение «В дороге», написанное в 1845 году. Уже в этом стихотворении совершенно очевидны фольклорные традиции, которые в данном случае заключаются, в основном, в многочисленных диалектизмах: тоись, не нужна-ста, сам-ат, знай-де, инда и т. д. Но есть в стихотворении и другие, не менее важные фольклорные черты:
— звуковой повтор:
Белоручка, вишь ты, белоличка!
единоначатие:
То натерли ей ногу коты,
То, слышь, ей в сарафане неловко.

Подобные художественные приемы, близкие к фольклорной традиции, встречаются и в других стихотворениях Некрасова («Умер, Касьяновна, умер, родимая. «, «Колокола-то, колокола», «Пламя и гонит, и гонит» и т. д.) Более глубокое усвоение фольклорных традиций начинается в творчестве Некрасова с поэмы «Коробейники», целиком построенной на фольклоре. Кроме внесения в поэму диалектизмов, разнообразных художественных приемов здесь есть еще одна интересная деталь, которую подметил Эйхенбаум: «песня развернута в поэму». Недаром перед каждой главой поэмы стоит эпиграф из народной песни: «Кумача не хочу, Китайки не надо», «Зачали-почали поповы дочери», «Ай, барыня! барыня!» и т. д. Через всю поэму проходит этот песенный мотив и кончается, наконец, «Песней убогого странника». Вообще, песня как жанр народного творчества, пожалуй, наиболее близка Некрасову.

В стихотворении «Зеленый шум» (1862) песни снова проходят как лейтмотив:

В 1856 году Некрасов пишет цикл стихов «Песни», в поэме «Кому на Руси жить хорошо» есть главы «Песни», «Горькое время — горькие песни», «Доброе время — добрые песни». Во всех этих стихах несомненна близость стиховой интонации к фольклору. Эйхенбаум выделяет несколько типов такой стиховой интонации у Некрасова: болтливая скороговорка, повествовательный и говорной сказы, балагурный тон, народное причитание «в голос» и другие. Особенности поэмы в том, что даже сюжет ее типичен для былин, легенд и сказок: путешествие в поисках счастливого. Всю поэму, в целом, можно рассматривать как народную быль. Кроме внесения в поэму диалектизмов и простонародной речи, необходимо отметить одну ее важную особенность: многожанровость. В поэме есть и сказочные элементы: (скатерть-самобранка), песни, легенды («Легенда о двух великих грешниках», «Крестьянский грех»), загадки, прибаутки и т. д. Необходимо отметить еще одну важнейшую особенность поэмы — здесь Некрасов особенно широко вводит народную речь, то есть самую грубую прозу. Но это важнейшее достижение Некрасова, это то, к чему поэт стремился всю жизнь: язык и стих синтезированы, проза, соединяясь с поэзией, образует новую форму.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector