0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чью поэзию ценил чернышевский

Полянский В.: Чернышевский.
Часть 7

7

Чернышевский чрезвычайно высоко ценил народное творчество, в частности народную поэзию. Народная поэзия — устная литература широчайших масс крестьянства — выражает лучшие черты народного характера, является мощным средством воспитания и представляет собой огромную эстетическую ценность. Чернышевский указывает, что истинный патриот не может не любить фольклора. Устная народная словесность «до сих пор остается единственною поэзиею массы народонаселения; поэтому она интересна и мила для всякого, кто любит свой народ. А не любить своего родного невозможно. Другое достоинство ее — чисто ученое: в народной поэзии сохраняются предания старины. Потому важность ее неизмеримо велика и посвящать свою жизнь собиранию народных песен — прекрасный подвиг. Народная поэзия прекрасна» (II, 308).

Народная поэзия является прекрасным материалом для изучения народа, его исторически сложившихся особенностей, она имеет большое научно-познавательное значение.

«Существенные качества народной поэзии, достойной своего имени, очевидны из качеств народа, которому она принадлежит, из обстоятельств ее происхождения и роли, какую играет она в народной жизни. Народная поэзия развивается только у народов энергических, свежих, полных кипучей жизни, искренности, достоинства и благородства. Потому она всегда полна свежего, энергического, истинно поэтического содержания. Она всегда возвышенна, целомудренна, если можно так выразиться, чиста, проникнута всеми началами прекрасного. Она принадлежит целому народу, потому чужда всякой мелочности и пустоты, которой в неиспорченном народе может поддаваться только отдельный человек, а не целая масса; она вообще полна жизни, энергии, простоты, искренности, дышит нравственным здоровьем. Каково ее содержание, такова и форма ее: проста, безыскусственна, благородна, энергична» (II, 297—298).

Наибольшего расцвета народная поэзия достигает у народов свободолюбивых, активно борющихся за свою национальную независимость и свою свободу: «Только там являлась богатая народная поэзия, где масса народа. волновалась сильными и благородными чувствами, где совершались силою народа великие события. Такими периодами жизни были у испанцев войны с маврами, у сербов и греков — войны с турками, у малоруссов — войны с поляками» (II, 295).

В борьбе обнаруживаются лучшие качества народа, и фольклорные произведения, в которых это показано, наиболее ярко выражают дух народа. Чернышевский приводит примеры высоких образцов героической народной поэзии — патриотическую сербскую песню, рисующую самоотверженную и непримиримую борьбу сербов с турецкими захватчиками, и русскую былину о Даниле Денисьевиче, в которой честному и смелому богатырю Даниле, его верной, исполненной чувства собственного достоинства жене противопоставляются завистливый и жестокий князь Владимир и его коварный советник Мишаточка Путятин.

Вместе с развитием народа, с ростом его культуры развивается его национальная самобытность. Культура народа всегда носит национальный характер: «. только образование даст индивидуальности содержание и простор; варвары все сходны между собою; каждая из высоко-образованных наций отличается от других резко обрисованною индивидуальностью. Потому, заботясь о развитии общечеловеческих начал, мы в то же время содействуем развитию своих особенных качеств. » (II, 292).

У колыбели национальной культуры стоит фольклор. Он служит ярким проявлением высокого уровня развития духовной жизни народа зачастую уже на ранних исторических этапах. Народ создает произведения, о которых «должно решительно сказать, что только у первоклассных поэтов могут быть найдены произведения, равные им по красоте» (II, 305).

Народная поэзия, в своем содержании отражающая мечты, чаяния и переживания народа, прекрасная, истинно художественная по форме, является богатым источником для писателей. Наиболее даровитые, честные, болеющие за судьбу народа и близкие ему писатели приближаются к этому источнику и черпают из него огромные силы. «Всё светлое» в творчестве Шекспира, по мнению Чернышевского, объясняется «очаровательным влиянием» сказок, которое господствует над его поэзией. Пушкин, Лермонтов, Кольцов, Некрасов учились на фольклорных образцах и вступали с ними в творческое соревнование. Чернышевский возражал против попыток противопоставить народную поэзию современной литературе, опереться в отрицании современной реалистической школы на фольклор. Полемизируя со славянофилами и их последователем Ап. Григорьевым, он показал, что реалистический стиль и обличительные тенденции свойственны лучшим фольклорным произведениям.

революционную интеллигенцию народу как якобы консервативной, «охранительной» силе. Реакционные теории подобного рода были разбиты Чернышевским.

Развивая взгляды Белинского на народность литературы и значение народной поэзии, Чернышевский энергично выступил против реакционных и либеральных концепций в фольклористике. Он отметил, что революционно-демократическая критика недостаточно уделяет внимания научной литературе, в результате этого представители ложных концепций чувствуют себя спокойнее в науке, чем в литературе: «Ученая критика у нас еще слабее литературной; потому часто одна массивность и внешняя ученая обстановка сочинения вводят в заблуждение и заставляют многих принимать выводы, делаемые автором, хотя в сущности он не представил и не мог представить никаких подтверждений своим положениям» (II, 326).

Читать еще:  Что такое обрядовая поэзия фольклор

В статьях, посвященных «Магазину землеведения и путешествий» Фролова, «Путешествию» А. Норова, «Архиву историко-юридических сведений» Калачева и др., Чернышевский боролся против лженаучных концепций в фольклористике и филологии. Крупнейший знаток языков, фольклора и литературы разных народов, замечательный филолог и историк, он развил революционно-демократическую научную критику. Борясь с либеральными и консервативными представителями «академической» науки, Чернышевский показывал, что нет «чистой науки», не зависимой от жизни общества и от борьбы, которая происходит в обществе. Наука должна сознательно служить народу, его интересам, делу революции. Отгораживаясь от народа, она неизбежно делается служанкой господствующих классов и реакционных групп.

Чернышевский вскрывает реакционный политический смысл филологических построений Гильфердинга и замечает: «Вот до каких несообразностей доводят и людей, добросовестно трудящихся для науки, задние мысли» (II, 418). Принципиальный характер носит и критика им Буслаева, стремившегося замкнуться в «чистую науку», впадавшего в идеализацию искусства и культуры феодальной эпохи, и критика Гримма. О подобных ученых Чернышевский писал: «. для филологических исследователей, в главе которых стоит Гримм, старина важна потому, что она старина. А наука должна быть служительницею человека. Чем более может она иметь влияния на жизнь, тем она важнее. Неприложимая к жизни наука достойна занимать собою только схоластиков» (II, 373).

Чернышевский указывал, что идеализация первобытных форм жизни и культуры народа всегда носит реакционный характер. «Вместо движения превозносится застой, вместо живого духа начинает господствовать мертвая буква» (II, 293). Такое отношение к своему народу и его культуре в существе своем антипатриотично. В качестве исторического примера Чернышевский напоминает «грустную историю тевтономании, которая нанесла так много вреда. Германии» (II, 293). Ссылаясь на авторитет Белинского, Чернышевский указывает, что тевтономания «жалкого немецкого романтизма в науке и литературе», идеализировавшего средневековую германскую отсталость, была глубоко отрицательным явлением. Она оказала пагубное влияние на немецкую литературу и привела к тому, что Германия была «наводнена переводами дюмасовских романов» (II, 293).

содержание, показывая, какие черты народной жизни и характера отразились в этих произведениях, делали на основании своих изучений выводы о том, к какой жизни стремится народ и каким образом можно помочь его освобождению.

Чернышевский указывал, что без понимания современного положения общества и народов нельзя осмыслить их историческое прошлое. Великий критик призывал к тщательному изучению Национальных особенностей развития народов. Он критиковал труды представителей «теории миграции» и работы ученых, искавших в каждом культурном явлении следы заимствований.

Фольклористика и филология должны, по мнению Чернышевского, соединяться с этнографией, с изучением быта, условий материальной жизни народов разных времен. Абстрактным теориям представителей мифологической школы в фольклористике Чернышевский противопоставил требование настойчиво изучать живую современную речь и быт народов.

Изучение литературно-критической деятельности Чернышевского, как и вообще революционных демократов, — одна из основных задач советского литературоведения. Эстетика революционных демократов является самой близкой по своему духу к нашей эстетике, эстетике социалистического реализма, краеугольные камни которой заложены в трудах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Громадное значение имеют статьи Чернышевского для изучения русской литературы XVIII и XIX веков, для разработки таких проблем эстетики социалистического реализма, как проблема закономерности развития искусства, проблема типичности, конфликта, сатиры и т. д.

«Звезда» и «Ленинград» А. А. Жданов, говоря о боевых, наступательных задачах советской литературной критики, призывал критиков учиться у революционных демократов — у Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Салтыкова-Щедрина.

Цитаты о Ломоносове и Державине .

u041fu043e u043cu043du0435u043du0438u044e u0410. u041f. u0412u0430u043bu0430u0433u0438u043du0430, u00abu0437u0430u0431u0430u0432u043du044bu0439 u0441u043bu043eu0433u00bb , u0442. u0435. u0436u0438u0432u0430u044f u044fu0440u043au0430u044f u0440u0430u0437u0433u043eu0432u043eu0440u043du0430u044f u0440u0435u0447u044c u0432u043eu0448u043bu0430 u0432u043cu0435u0441u0442u0435 u0441 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043du044bu043c u0432 u0440u0443u0441u0441u043au0443u044e u043fu043eu044du0437u0438u044eu2026 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u043fu0440u0438u043du0435u0441 u0432 u0440u0443u0441u0441u043au0443u044e u043fu043eu044du0437u0438u044e u043fu0440u0438u043du0446u0438u043f u0438u043du0434u0438u0432u0438u0434u0443u0430u043bu044cu043du043eu0439 u0432u044bu0440u0430u0437u0438u0442u0435u043bu044cu043du043eu0441u0442u0438. u041e u0447u0435u043c u0431u044b u043eu043d u043du0438 u043fu0438u0441u0430u043b u2013 u043e u043fu0440u0438u0440u043eu0434u0435 u0438u043bu0438 u043e u043bu044eu0431u0432u0438, u043e u043fu043eu043bu043au043eu0432u043eu0434u0446u0435 u0438u043bu0438, u0441u043au0430u0436u0435u043c, u043e u0437u0430u0441u0442u043eu043bu044cu0435 u0432 u0441u0432u043eu0435u043c u0438u043cu0435u043du0438u0438, u043e u0442u0430u0439u043du0435 u0441u043cu0435u0440u0442u0438 u0438u043bu0438 u0440u043eu0436u0434u0435u043du0438u044f u2013 u0432u0435u0437u0434u0435 u043cu044b u043eu0449u0443u0449u0430u0435u043c u043fu0440u0438u0441u0443u0442u0441u0442u0432u0438u0435 u0430u0432u0442u043eu0440u0430, u0435u0433u043e u0433u043eu043bu043eu0441 u0438 u0432u043eu043bu043du0435u043du0438u0435.

Читать еще:  Вода как женщина. шедевры поэзии и живописи

u0420u0443u0441u0441u043au0438u0439 u043fu0438u0441u0430u0442u0435u043bu044c XIX u0432u0435u043au0430 u041d. u0413. u0427u0435u0440u043du044bu0448u0435u0432u0441u043au0438u0439 u043fu0438u0441u0430u043b: u00abu0412 u0441u0432u043eu0435u0439 u043fu043eu044du0437u0438u0438 u0447u0442u043e u0446u0435u043du0438u043b u043eu043d? u0421u043bu0443u0436u0435u043du0438u0435 u043du0430 u043fu043eu043bu044cu0437u0443 u043eu0431u0449u0443u044eu2026 u0413u043eu0440u0430u0446u0438u0439 u0433u043eu0432u043eu0440u0438u0442: u044f u0441u0447u0438u0442u0430u044e u0441u0435u0431u044f u0434u043eu0441u0442u043eu0439u043du044bu043c u0441u043bu0430u0432u044b u0437u0430 u0442u043e, u0447u0442u043e u0445u043eu0440u043eu0448u043e u043fu0438u0441u0430u043b u0441u0442u0438u0445u0438. u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u0437u0430u043cu0435u043du044fu0435u0442 u044du0442u043e u0434u0440u0443u0433u0438u043c: u044f u0441u0447u0438u0442u0430u044e u0441u0435u0431u044f u0434u043eu0441u0442u043eu0439u043du044bu043c u0437u0430 u0442u043e, u0447u0442u043e u0433u043eu0432u043eu0440u0438u043b u043fu0440u0430u0432u0434u0443 u043du0430u0440u043eu0434u0430u043c u0438 u0446u0430u0440u044fu043cu00bb. «>]» data-test=»answer-box-list»>

Известный русский критик В. Г. Белинский называл Г. Р. Державина «великим, гениальным русским поэтом» . В своей статье «Взгляд на русскую литературу 1846 года» так охарактеризовал творчество Державина: «Державин уже имел перед Ломоносовым и большое преимущество и со стороны содержания для своей поэзии, хотя был человеком без образования, не только без учености. Потому поэзия Державина далеко разнообразнее, живее, человечнее со стороны содержания, нежели поэзия Ломоносова» .

По мнению А. П. Валагина, «забавный слог» , т. е. живая яркая разговорная речь вошла вместе с Державиным в русскую поэзию… Державин принес в русскую поэзию принцип индивидуальной выразительности. О чем бы он ни писал – о природе или о любви, о полководце или, скажем, о застолье в своем имении, о тайне смерти или рождения – везде мы ощущаем присутствие автора, его голос и волнение.

Русский писатель XIX века Н. Г. Чернышевский писал: «В своей поэзии что ценил он? Служение на пользу общую… Гораций говорит: я считаю себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи. Державин заменяет это другим: я считаю себя достойным за то, что говорил правду народам и царям».

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Том 3. Литературная критика

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 143

Николай Гаврилович Чернышевский

Собрание сочинений в пяти томах

Том 3. Литературная критика

Сочинения Пушкина, приложением материалов для его биографии, портрета, снимков с его почерка и его рисунков и проч. Издание П. В. Анненкова. Спб. 1855

Нетерпеливое ожидание, настоятельная потребность русской публики наконец удовлетворяется. Два первые тома нового издания творений великого нашего поэта явились в свет; остальные томы скоро последуют за ними.

Событиями, радостными для всех образованных людей русской земли, ознаменовано начало 1855 года: в одной столице — юбилей Московского университета, столь много участвовавшего в распространении просвещения, столь много содействовавшего развитию науки в России; в другой столице — достойное издание творений великого писателя, имевшего такое влияние на образование всей русской публики — какие торжества для русской науки и литературы!

Вполне понимая всю важность такого события, как издание сочинений Пушкина, спешим отдать о нем отчет публике.

Мы не будем говорить о значении Пушкина в истории нашего общественного развития и нашей литературы; не будем и рассматривать с эстетической точки зрения существенные качества его произведений. Насколько то возможно для настоящего времени, историческое значение Пушкина и художественное достоинство его творений уж оценено и публикою и критикою. Пройдут годы, прежде нежели другие литературные явления изменят настоящие понятия публики о поэте, который навсегда останется великим. Потому пройдут годы, прежде нежели критика будет в состоянии сказать о его творениях что-нибудь новое. Мы можем теперь только изучать личность и деятельность Пушкина на основании данных, представляемых новым изданием.

Мы не будем обращать внимания и на неизбежные недостатки нового издания. Мы можем говорить только о том, что дает нам издатель, и до какой степени удовлетворительно исполняет он то, что мог исполнить.

Итак, прежде всего скажем о системе и границах нового издания.

Основанием ему послужило посмертное издание «Сочинений Александра Пушкина» в 11 томах. Но это посмертное издание, как известно, было сделано небрежно, по дурной системе, с пропусками многих произведений, с неправильностями в тексте, с произвольным и часто ошибочным расположением произведений по рубрикам, которые только затрудняли изучение и самых сочинений и постепенного развития гения Пушкина. Потому обязанностью г. Анненкова было исправление недостатков в новом издании. Он говорит об этом так:

Первою заботой нового издания должно было сделаться исправление текста издания предшествующего; но это, по важности задачи, не могло произойти иначе, как с представлением доказательств на право поправки или изменения. Отсюда система примечаний, допущенная в настоящее издание. Каждое из произведений поэта без исключения, снабжено указанием, где впервые оно явилось, какие варианты получило в других редакциях при жизни поэта и в каком отношении с текстом этих редакций находится текст нового издания. Читатель имеет, таким образом, по возможности, историю внешних и, отчасти, внутренних изменений, полученных в разные эпохи каждым произведением, и по ней может исправить недосмотры посмертного издания, из коих наиболее яркие исправлены уже и издателем предлагаемого собрания сочинений Пушкина. Многие из стихотворений и статей поэта (особенно те, которые явились в печати после смерти его) сличены с рукописями и по ним указаны числовые пометки автора, его первые мысли и намерения. (Предисловие к II тому).

Читать еще:  Символизм как направление в поэзии модернизма

За исправлением текста последовало дополнение его: издатель воспользовался всеми указаниями о пропущенных в посмертном издании произведениях Пушкина, когда-либо напечатанных, пересмотрел все альманахи и журналы в которых Пушкин помещал свои стихотворения и статьи: но этим не ограничились пополнения: в распоряжение издателя поступили все бумаги, оставшиеся после Пушкина, и он извлек из них все, что еще оставалось неизвестным публике. Наконец, к библиографическим примечаниям и вариантам, о которых говорили мы выше, прибавил он везде, где мог, объяснение случаев и поводов, по которым было написано известное произведение.

Вместо прежнего спутанного и произвольного разделения по мелким и неточным рубрикам, составлявшего один из существенных недостатков посмертного издания, принял он строгий хронологический порядок, с распределением произведений по немногим отделам, которые приняты во всех лучших европейских изданиях классических писателей и указываются удобством для читателей, эстетическими понятиями и сущностью дела:

I. Стихотворения. Отдел первый — лирические, отдел второй — эпические, отдел третий — драматические произведения.

II. Проза. Отдел первый — Записки Пушкина: а) Родословная Пушкиных и Ганнибаловых; b) Остатки записок Пушкина в строгом смысле (автобиографических); с) Мысли и замечания; d) Критические заметки; е) Анекдоты, собранные Пушкиным; f) Путешествие в Арзрум. Отдел второй — романы и повести (здесь же и «Сцены из рыцарских времен»). Отдел третий — журнальные статьи, напечатанные в посмертном издании и напечатанные в журналах, но не вошедшие в посмертное издание (одиннадцать статей). Отдел четвертый — История Пугачевского бунта с приложениями и не вошедшею в посмертное издание антикритическою статьею по поводу этого сочинения.

Затем (говорит издатель) в рукописях Пушкина отыскано множество отрывков, как стихотворных, так и прозаических, некоторое число небольших пьес и продолжения или дополнения его произведений. Все эти остатки помещены в «Материалах для биографии Александра Сергеевича Пушкина» и в приложениях к ним.

Объяснив таким образом порядок и систему, положенные в основание нового сборника, издатель нисколько не скрывает от себя, что найдется еще много упущений и недосмотров как в примечаниях, так и в других отношениях. Со всем тем издатель смеет питать надежду, что при системе, взятой для нового издания всякая поправка сведущей и благонамеренной критики скорее может быть приложена к делу, чем прежде. Арена для библиографической, филологической и исторической критики открыта. Общим действием людей опытных и добросовестных ускорится время издания сочинений народного писателя нашего вполне удовлетворительным образом. (Предисловие к II тому.)

Критика нового издания должна согласиться с этою скромною и беспристрастною его оценкою, данною самим издателем. Оно лучшее издание, какое могло быть сделано в настоящее время; недостатки его неизбежны, достоинства его — огромны, и вся русская публика будет благодарна за них издателю.

Из вышедших двух первых томов нового издания первый заключает в себе «Материалы для биографии Александра Сергеевича Пушкина с его портретом (гравиров. Уткиным в 1838 году) и следующими приложениями: 1) Родословная А. С Пушкина; 2) Сказки (три) Арины Родионовны, записанные Пушкиным; 3) Французские письма (два) Пушкина по поводу «Бориса Годунова»; 4) и 5) Последние минуты Пушкина, описанные Жуковским, и выписка из биографии Пушкина, составленной г. Бантышем-Каменским; 6) Пушкинский перевод XXIII песни Ариостова «Orlando Furioso»[1]

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector