0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как проявляется связь поэзии некрасова с народной поэзией

Как проявляется связь поэзии некрасова с народной поэзией

СВЯЗЬ ПОЭМЫ С НАРОДНЫМ ТВОРЧЕСТВОМ

Из этих сборников Некрасов выбирал, бережно перерабатывая, те материалы, которые свидетельствовали о неостывающей ненависти народа к своим угнетателям. Такими социально заострёнными являются, например, многие пословицы и поговорки, встречающиеся в поэме:

Хвали траву в стогу, а барина в гробу; Рабочий конь солому ест, а пустопляс — овёс; Солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются; Под бороной спасается от частого дождя; Наши топоры лежали до поры; С работы, как ни мучайся, не будешь ты богат, а будешь ты горбат; Горда свинья: чесалася о барское крыльцо.

О том, как бережно Некрасов использовал нужный ему подлинный фольклорный материал, можно судить по следующему примеру: у Вл. Даля поэт встретил пословицу: «Мы и там (в аду.- Ред.) служить будем на бар: они будут в котле кипеть, а мы станем дрова подкладывать». В поэме мужики так говорят о себе и господах:

В кромешный ад провалимся,

Так ждёт и там крестьянина

Работа на господ!

— Что ж там-то будет, Климушка?

— А будет, что назначено:

Они в котле кипеть,

А мы дрова подкладывать!

Связь с народным творчеством проявилась, как уже было сказано, и в сюжете поэмы, отмеченном печатью сказочности. Сказочными являются и такие персонажи, как чудесная птичка, говорящая человеческим голосом, и скатерть-самобранка, облегчившая странникам поиски счастливого. Элементы сказочной фантастики, имеющиеся в поэме, не помешали ей остаться реалистическим произведением, правдиво и полно показывающим все стороны современной Некрасову действительности. Поэт использует приём народного творчества в зачине поэмы. Для усиления впечатления от него Некрасов прибегает к приёму многократного повтора. При встрече с каждым новым лицом странники повторяют, кто они, откуда родом и о чём поспорили. Повторяют они и рассказ о той «заботушке», которая «пов ыжи-ла» их из домов, «раздружила» с работой, «отбила от еды», и своё решение:

В домишки не ворочаться.

Не видеться ни с жёнами,,

Ни с малыми ребятами,

Ни с стариками старыми.

Покуда спору нашему

Решенья не найдём,

Покуда не доведаем

Как ни на есть,- доподлинно,

Кому жить любо-весело,

Вольготно на Руси.

Повтор — частый приём устной народной поэзии, и Некрасов им пользуется во многих местах поэмы. Почти целиком на материале народного творчества построена вторая часть поэмы — «Крестьянка».

Так, почти без изменений вошли в поэму песни: «Мой постылый муж подымается», «Спится мне, младенькой, дремлется» и др.

На основе записи Рыбникова были созданы обращение девушки-невесты к жениху: «Ты стань-ка, добрый молодец, против меня прямёхонько», и плач матери по выдаваемой замуж дочери: «Чужая-то сторонушка не сахаром посыпана, не мёдом полита».

Из сборника Барсова Некрасов почерпнул материал для скорбного плача матери по умершему ребёнку:

Какой вы дом построили

Окошки не прорублены,

Стеколышки не вставлены,

Ни печи, ни скамьи!

Рассказывая о горькой доле русской крестьянки, Некрасоз особенно часто обращался к книге Барсова «Причитания Северного края». Эта книга представляла собой записи «плачей» талантливейшей сказительницы Ирины Федосовой, неграмотной крестьянки, обладавшей большим поэтическим даром и редкостной памятью: она помнила наизусть около тридцати тысяч стихов. Гневные, протестующие песни Федосовой были близки и дороги Некрасову, потому что в них воплотились муки, горе и ненависть народа к угнетателям. «Плачи» и «причитания» Федосовой легли, в частности, в основу главы «Дёмушка».

В поэме использовано большое количество народных загадок. Таковы загадки про эхо, снег, мельницу, замок, топор, звёздное небо, вечерние тени, колосья и т. д. Чаще всего Некрасов даёт их вместе с отгадкой:

Проснулось эхо гулкое.

Никто его не видывал, О

А слышать всякий слыхивал,

Без тела — а живёт оно, молчит,

Без языка — кричит.

Пришла весна — сказался снег!

Летит — молчит, лежит —

Когда умрёт, тогда ревёт.

Народно-поэтические материалы, введённые в поэму, стали естественными составными её элементами. Это случилось потому, что Некрасов удивительно верно угадал дух народной поэзии, и потому, что его собственная поэтическая манера была подлинно народной. Внутренняя близость между творчеством народа и поэзией Некрасова оказалась настолько тесной,что многие песни, созданные им по образцу народных: «Весёлая», «Барщинная», «Голодная», «Солёная», «Солдатская», «Есть у Пахомушки жёнка да дети» и др.,- вошли в песенный обиход народа. Некрасов не только черпал из народных поэтических родников, но и сам обогащал народ своими поэтическими созданиями.

«Я лиру посвятил народу своему»

Изображение народной жизни в стихотворениях Некрасова

Первый народный поэт, он писал о народе и для народа, зная его думы, нужды, заботы и надежды. Связь с народом наполняла особым смыслом жизнь Некрасова и составляла главное содержание его поэзии.

Некрасов-поэт очень чуток к тем изменениям, которые совершаются в народной среде. В его стихах народная жизнь изображается по-новому, не как у предшественников.

Через все творчество поэта проходит мотив дороги – сквозной мотив для русской литературы. Дорога – это не просто отрезок, соединяющий два географических пункта, это нечто большее. «Направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – сам жив не будешь, прямо пойдешь – судьбу найдешь». Дорога-путь – это выбор жизненного пути, цели.

На избранный Некрасовым сюжет существовало много стихов, в которых мчались удалые тройки, звенели колокольчики под дугой, звучали песни ямщиков. В начале своего стихотворения поэт именно об этом читателю и напоминает:

Скучно! скучно. Ямщик удалой,
Разгони чем-нибудь мою скуку!
Песню, что ли, приятель, запой
Про рекрутский набор и разлуку.

Но сразу же, круто, решительно, он обрывает обычный и привычный поэтический ход. Что поражает нас в этом стихотворении? Конечно же, речь ямщика, начисто лишенная привычных народно-песенных интонаций. Кажется, будто голая проза бесцеремонно ворвалась в стихи: говор ямщика коряв, грубоват, насыщен диалектными словами. Какие новые возможности открывает перед Некрасовым-поэтом такой «приземленный» подход к изображению человека из народа?

Заметим: в народных песнях речь, как правило, идет об «удалом ямщике, о «добром молодце» или «красной девице». Все, что с ними случается, приложимо ко многим людям из народной среды. Песня воспроизводит события и характеры общенационального значения и звучания. Некрасова же интересует другое: как народные радости или невзгоды проявляются в судьбе именно этого, единственного героя. Общее в крестьянской жизни поэт изображает через индивидуальное, неповторимое. Позднее в одном из своих стихотворений поэт радостно приветствует своих деревенских друзей:

Все-то знакомый народ,
Что ни мужик, то приятель.

Так ведь и случается в его поэзии, что ни мужик, то неповторимая личность, единственный в своем роде характер.

Пожалуй, никто из современников Некрасова не дерзал так близко, вплотную сойтись с мужиком на страницах поэтического произведения. Лишь он смог тогда не только писать о народе, но и «говорить народом»; впуская крестьян, нищих, мастеровых с их разным восприятием мира, разным языком в стихах.

С горячей любовью поэт относится к природе – единственному сокровищу мира, которое «сильные и сытые земли отнять у бедняков голодных не могли». Тонко чувствуя природу, Некрасов никогда не показывает ее в отрыве от человека, его деятельности и состояния. В стихотворениях «Несжатая полоса» (1854), «Деревенские новости» (1860), в поэме «Крестьянские дети» (1861) изображение русской природы тесно переплетается с раскрытием души русского крестьянина, его тяжелой жизненной судьбы. Крестьянин, живущий среди природы и глубоко чувствующий ее, редко имеет возможность любоваться ею.

О ком идет речь в стихотворении «Несжатая полоса»? Как будто о больном крестьянине. И беда осмыслена с крестьянской точки зрения: некому убирать полосу, пропадет выращенный урожай. По-крестьянски одушевляется здесь и земля-кормилица: «кажется, шепчут колосья друг другу». Помирать собрался, а рожь сей», – говорили в народе. И с наступлением смертного часа крестьянин думал не о себе, а о земле, которая останется без него сиротиною.

Читать еще:  Поэзия пушкина по произведениям которого чайковский

Но читаешь стихотворение и все более и более ощущаешь, что это очень личные, очень лирические стихи, что глазами пахаря поэт смотрит на себя. Так оно и было. «Несжатую полосу» Некрасов писал тяжело больным, перед отъездом за границу на лечение в 1855 году. Поэта одолевали грустные мысли; казалось, что дни уже сочтены, что и в Россию он может не вернуться. И тут мужественное отношение народа к бедам и несчастьям помогало Некрасову выстоять перед ударом судьбы, сохранить духовные силы. Образ «несжатой полосы», как и образ «дороги» в предыдущих стихах, обретает у Некрасова переносный, метафорический смысл: это и крестьянская нива, но и «нива» писательского труда, тяга к которому у больного поэта сильнее смерти, как сильнее смерти любовь хлебороба к труду на земле, к трудовой ниве.

«Песня Еремушке» (1859)

Некрасов осуждает в этой «Песне» «пошлый опыт» приспособленцев, ползком пробирающихся к жизненным благам, и призывает молодое поколение посвятить свою жизнь борьбе за народное счастье.

Чтение и самостоятельный анализ или комментарий стихотворений Некрасова: «В дороге», «Еду ли ночью», «Я не люблю иронии твоей. », «Несжатая полоса», «Школьник», «Песня Еремушке», «Похороны», «Зеленый шум», «Утро», «Молебен», фрагменты из цикла «О погоде».

Анализ стихотворений проводится на трех уровнях:
-​ образно-языковом (лексика, тропы);
-​ структурно-композиционном (композиция, ритмика);
-​ идеологическом (идейно-эстетическое содержание).

В стихотворении «Вчерашний день часу в шестом» Некрасов впервые представил свою Музу, сестру обиженных и угнетенных. В своем последнем стихотворении «О Муза, я у двери гроба» поэт последний раз вспоминает «эту бледную, в крови, / Кнутом иссеченную Музу». Не любовь к женщине, не красота природы, а страдания замученной нуждой бедняков – вот источник лирических переживаний во многих стихотворениях Некрасова.

Тематика Некрасова-лирика разнообразна.

Первый из художественных принципов Некрасова-лирика можно назвать социальным. Второй – социальный аналитизм. И это было новым в русской поэзии, отсутствующим у Пушкина, и у Лермонтова, тем более у Тютчева и Фета. Этот принцип пронизывает два известнейших стихотворения Некрасова: «Размышления у парадного подъезда» (1858) и «Железная дорога» (1864).

«Размышления у парадного подъезда» (1858)

В «Размышлении. » конкретный единичный случай – приход мужиков с просьбой или жалобой к некоему государственному деятелю.

Это стихотворение построено на контрасте. Поэт противопоставляет два мира: мир богатых и праздных, интересы которого сводятся к «волокитству, обжорству, игре», «бесстыдной лести», и мир народа, где царит «скорбь вопиющая». Поэт рисует их взаимоотношения. Вельможа полон презрения к народу, это с предельной четкостью раскрывается в одной строчке:

. Гони!
Наш не любит оборванной черни!»

Сложнее чувства народа. «Долгонько» брели ходоки из дальней губернии в надежде найти помощь или защиту у вельможи. Но перед ними «захлопнулась дверь», и они уходят,

Повторяя: «Суди его бог!»,
Разводя безнадежно руками,
И, покуда я видеть их мог,
С непокрытыми шли головами.

Поэт не ограничивается изображением безнадежной покорности и бесконечного стона народа. «Ты проснешься ль, исполненный сил. » – спрашивает он и подводит читателя к ответу на этот вопрос всем стихотворением: «Счастливые глухи к добру», народу нечего ждать спасения от вельмож, он должен сам позаботиться о своей судьбе.

Два принципа отражения действительности в некрасовской лирике закономерно выходят на третий принцип – революционность. Лирический герой поэзии Некрасова убежден, что только народная, крестьянская революция может изменить жизнь России к лучшему. Особенно сильно эта сторона сознания лирического героя проявилась в стихотворениях, посвященных сподвижникам Некрасова по революционно-демократическому лагерю: Белинскому, Добролюбову, Чернышевскому, Писареву.

Школьная программа 10 класс в ответах и решениях. М., СПб., 1999

Ю.В. Лебедев Постижение народной души // Русская литература XVIII–XIX веков: справочные материалы. М., 1995

Народ в лирике Н.А. Некрасова

Народ в лирике Некрасова является центральным образом, который постепенно эволюционирует. Как происходит его эволюция и в чем сокрыт ее смысл?

Некрасова называют «народным поэтом». Это действительно тот писатель, который пережил с русским народом все его горести и печали, редкие минуты счастья. Некрасов вдохнул жизнь в литературный образ русского народа. До него писатели также обращались к этой теме, но никто из них так и не смог выстроить целостный образ и стать ярким светилом на горьком небе народной неправды и бессилия. А Некрасов смог.

Интересно, что народ у него – это не далекий и сборный образ, а близкий и понятный. Этим словом он называет конкретных людей, именно они и являются тем «народом», который вопиет, смиряется, страдает, но продолжает жить хотя бы в его поэтических строчках. Таким образом, он показывает полную картину жизни народа, через судьбы множества конкретных крестьян.

Некрасов еще с детства понял жестокую систему существования в имперской России, где есть рабы-крестьяне и властители-барины. Он понял, что все настолько привыкли к такому расположению вещей, что никто даже не обращает внимания на плачевное состояние простого русского народа. Дойдя до осознания глобальной проблемы народа, Некрасов в своих стихах начинает вести с ними поэтический диалог. В таких поэзиях перед нами возникают два полноценных образа: человека с народа и лирического героя, который анализирует его положение.

Все эти страшные, обездоленные истории случайных крестьян вызывают в поэта сочувствие и сострадание. Так в стихотворении «Тройка» он с грустью размышляет над судьбой красавицы-крестьянки, которая, как и все люди, имеет выбор: быть счастливой или же несчастной. Но это только в теории, ведь практически, по утверждению Некрасова, выбора у нее нет, она обречена на горькое замужество и последующее страдание.

Тема крестьянской женщины – одна из самых ярких и глубоких на поэтическом поле Некрасова. Не обладая физической силой, она вынуждена работать не меньше, чем ее муж. Это хрупкое, нежное, красивое, молодое существо в девичестве своем достается в основном грубому и недалекому крестьянину, с которым вынуждена стать рядом и работать на равных.

Одним из самых ярких произведений на эту тему является первое из цикла о народе «В дороге». Там лирический герой разговаривает со случайным ямщиком о его судьбе. Тот рассказывает печальную историю о несчастливом браке с женщиной, которую воспитали дворяне. Она родилась обычной крестьянкой, но рано попала в барский дом и обучалась вместе с дворянами. В итоге ее вернули в деревню и насильно выдали замуж за этого ямщика. Но девушка абсолютно не приспособлена к строгой рабочей жизни.

Она совсем не ленивая, но не умеет делать ничего такого, что делают все остальные крестьянки. Ведь девушка не росла вместе с ними и не училась этому с детства. Теперь ее муж, этот ямщик, считает девушку плохой женой, наказанием. Лирический герой с грустью слушает эту историю ямщика и сочувствует ему, но совсем немного. Основная порция состраданий достается девушке. Она стала заложницей сложившихся обстоятельств. Некрасов подчеркивает, что это одна из многих женщин, которые рождены для незаслуженных страданий.

Отдельной темой также является материнство. Образ Некрасовской матери отличается от остальных особым трагизмом. У него мать – это глубоко несчастный образ. Она познала горечь потери своего ребенка, а теперь вынуждена идти под руку со старостью, пребывая в страхе. А что если она упадет, ведь теперь некому поднять ее или принести кружку воды. Образ матери Некрасов ярко вырисовывает в стихотворении «Орина, мать солдатская». Как же она тоскует по своему сыну, которого забирают в солдаты.

Одним из лучших качеств народа Некрасов считает трудолюбие. Крестьяне много работают, но их не страшит эта работа. Поэт воистину восхищен их любовью к труду. И все же крестьянский труд ему видится природным и искусственным. Природный – это работа на земле. Народ любит свою землю и готов работать на ней бесконечно. Он слышит ее весенний зов. Искусственный – это труд, который навязывают крестьянам «властители». Все-таки народ также любит и свободу, хотя и не обладает ей.

Читать еще:  Тема поэта и поэзии что это

С одной стороны, Некрасов восхищается продолжительностью их терпения. С другой стороны, ему совсем не понятно, во имя чего эти люди терпят глумление и издевательства «сильных мира этого». Поэт настолько переживает за свой народ, что ругает их за долготерпение и рабскую покорность, как истинный отец. Он воспринимает русский простой народ не как машину для работы, а как носителей настоящей культуры и традиций страны.

Некрасов смотрит в корень и видит глубину и мудрость их мышления. В то же время ему больно, что остальные этого не замечают. В стихотворении «Размышления у парадного подъезда» поэт показывает безразличность высших слоев к проблемам простого народа. Их никто даже не захотел слушать. Некрасов также зол и на народ, за то, что те не отстаивали свой вопрос до конца, а развернулись и покорно ушли, так ничего и не добившись.

Описывая все беды русского народа, Некрасов все же верит, что совсем скоро придет то светлое будущее, о котором все мечтают. Придет долгожданная свобода и русский народ расцветет, как поздние цветы, получит в награду за все мучения и страдания свои счастливые дни.

В лирике Некрасова народ изображается с особой любовью. Поэт созерцает картины народного бедствия с горечью и тягучей болью. Некрасов – истинный народолюбец, который взбудоражил своей лирикой весь русский народ и открыл им глаза на истинное положение вещей.

Образ народа в лирике Некрасова

Называя Некрасова народным поэтом, исследователи раскрывают глубокий смысл этого определения. «Некрасов – народный поэт, – справедливо утверждает Н.Н. Скатов, – не только потому, что он говорил о народе, но потому, что им говорил народ. Отсюда все его особенности: герои, темы, образы, ритмы» .

Одно из открытий Некрасова, оказавшееся столь значимым и для поэтов-современников, и для последующих поэтических поколений, – это многогеройность его поэзии. Наряду с лирическим героем, лирическим «я» Некрасова в его поэзии предстали перед читателями люди с разными характерами и судьбами. Поэт открыл для читателей новый мир – сложный, противоречивый мир русской жизни, позволил заглянуть в душу народа, в сокровенные уголки сердца крестьян, мелких чиновников, городских бедняков: они заговорили в его стихотворениях о своей любви и своей беде, своих надеждах и своих страданиях.

Исследователи объясняют острый интерес писателя к другому человеку, стремление открыть читателю душу и сердце множества людей «чувством социальности». «Для внутреннего облика автора в лирике Некрасова чувство социальности – одно из самых определяющих, – пишет Б.О. Корман. – Лирический мир автора необыкновенно раздвинулся. Человек из народа, отличный от автора, вошел в его сознание и врос в его душу. В этой живой, страстной заинтересованности в чужой судьбе, в этой устремленности лирического чувства не только на себя, но и на другого – на человека из народа – заключается новое качество лиризма поэзии Некрасова ».

Одно из первых таких стихотворений-исповедей – «В дороге» (1845). Обратившись к сюжету, достаточно популярному в русской литературе, – исповеди ямщика, рассказывающего о несчастной любви, Некрасов нашел свои – новые, особенные аспекты в этой драматической теме. Трагическая история любви ямщика, как зеркало, отразила трагедию русской жизни. Очень точно сказал один из современников Некрасова – поэт и критик Аполлон Григорьев, что стихотворение Некрасова «совместило, сжало в одну поэтическую форму целую эпоху прошедшего» и, «как всякое могучее произведение, забрасывает сети и в будущее».

При всей особенности судеб героев – ямщика и его жены Груши, они не исключительны: само время, с характерными для России социально-нравственными отношениями, встает за их судьбами. Взятая в господский дом «холопка» – девочка Груша – была «выучена» вместе с барышней «всем дворянским манерам и штукам». Воспитанная вместе с дочерью помещика, крестьянская девочка не только научилась играть на органе, читать, не только одевалась иначе, чем крестьянские девочки – «сарафанницы», но и обрела иные желания и стремления, иные мысли и чувства. Выгнанная после смерти барина его наследником в деревню и насильно выданная за крепостного, Груша не может привыкнуть к этой жизни. Не лень, но отсутствие трудовых навыков, которые крестьянские дети обретают постепенно, с раннего возраста, делают для нее непосильной любую работу:

Ни косить, ни ходить за коровой.
Грех сказать, чтоб ленива была,
Да, вишь, дело в руках не спорилось!
Как дрова или воду несла,
Как на барщину шла – становилось
Инда жалко подчас . да куды! –
Не утешишь ее и обновкой:
То натерли ей ноги коты,
То, слышь, ей в сарафане неловко

Годы горя и мучений вместил в себя этот короткий рассказ. Но трагедию молодой женщины усиливает ее одиночество, непонимание ее близкими. «На патрет все какой-то глядит / Да читает какую-то книжку» – эти слова ямщика о своей жене открывают сложные человеческие отношения: неспособность, невозможность понимания между людьми, воспитанными в разных условиях, жившими, по сути, в разных мирах. То, что мужу кажется ненужной причудой: чтение книги или забота о маленьком сынишке, для его жены – потребность, без которой нельзя жить, с которой невозможно расстаться. «Белоличкой» и «белоручкой» Грушу сделало воспитание. И читатель вместе с рассказчиком, сочувствуя горестной судьбе его жены, мог бы сказать: «Погубили ее господа, / А была бы бабенка лихая!» Но, вслушиваясь в горестно-простодушный рассказ ямщика о «злодейке-жене», в рассказ, в котором сочувствие соединяется с жалобами на собственную долю и с равнодушием, непониманием, читатель суть истории понимает иначе, чем рассказчик. Не только прихоть помещиков погубила молодую женщину, но и близкие ее – без вины, но виноваты. А главное, погубила Грушу и ее семейное счастье сама непосильная крестьянская жизнь, которая человека превращает только в работника, убивая в нем все иные желания:

Слышь, как щепка худа и бледна,
Ходит, тоись, совсем через силу,
В день двух ложек не съест толокна –
Чай, свалим через месяц в могилу…
А с чего. Видит Бог, не томил
Я ее безустанной работой.
Одевал и кормил, без пути не бранил,
Уважал, тоись, вот как, с охотой…
А, слышь, бить – так почти не бивал,
Разве только под пьяную руку.

Но, в сущности, не менее трагичной предстает и судьба мужа, которого насильно женили на «белоручке» Груше:

Как на грех, девятнадцатый год
Мне в ту пору случись . посадили
На тягло – да на ней и женили.

В этом произведении впервые зазвучала самая трагическая некрасовская тема: тема женской судьбы. Было бы неверно говорить, что в лирике поэта трагедия связана только с судьбой крестьянки. В стихотворениях Некрасова свою трагедию переживают и дочери чиновников и помещиков («Дешевая покупка»), и богатые и знатные хозяйки салонов («Княгиня»). Одна из самых трагичных – судьба матери лирического героя («Затворница», «Из поэмы: «Мать» (Отрывки)»). Можно предположить, что именно ее судьба и определила во многом трагическое восприятие женской доли в творчестве Некрасова.

Множество женских характеров, женских судеб предстает в лирике Некрасова. Но есть в этих драмах какое-то сходство. Воспитанная ли в богатой семье, или родившаяся в семье крепостного, женщина обречена на несчастливую судьбу. Недолгая любовь быстро сменяется охлаждением и равнодушием, отчетливым сознанием разности характеров, горьким разочарованием в избраннике. Героини Некрасова – нежные и любящие, крестьянки и дворянки, становятся рабынями и жертвами мужа-деспота или мужа-привередника. В одном из последних произведений поэт скажет:

Но я всю жизнь за женщину страдаю.
К свободе ей заказаны пути;
Позорный плен, весь ужас женской доли,
Ей для борьбы оставил мало сил

Эти слова относятся ко всем некрасовским современницам. Но социальное бесправие крестьянки делало «ужас женской доли» еще более печальным и тягостным. Рассказывая о судьбе женщины-крестьянки, поэт не оставляет никакой иллюзии читателю на счастливое изменение в ее жизни. Голос рассказчика всегда звучит сурово и непреклонно. Так, размышляя о возможной судьбе красивой крестьянской девушки в стихотворении «Тройка» (1846), Некрасов рисует разные картины ее будущей жизни, но все они по-своему трагичны. Описывая красоту «чернобровой дикарки» в начале стихотворения, автор знает: красота не может принести ей счастья. Крестьянскую красавицу ждут два пути: стать недолгой прихотью «старика» или «юноши» или законной женой «неряхи мужика»:

Читать еще:  Как музыка и поэзия казахов стали

Взгляд один чернобровой дикарки,
Полный чар, зажигающих кровь,
Старика разорит на подарки,
В сердце юноши кинет любовь.

Поживешь и попразднуешь вволю,
Будет жизнь и полна и легка.
Да не то тебе пало на долю:
За неряху пойдешь мужика.

В этом размышлении нет антитезы: счастливая – несчастливая доля. Несомненно, горькая ирония звучит в авторских словах о «легкой» доле содержанки. Но судьба замужней женщины представляется не менее трагичной. Крестьянская доля, тяжелый труд, злоба ближних – изуродуют женщину и физически и нравственно. Символом безрадостной доли – жизни, исполненной тяжелой работы и лишенной счастья, становится в стихотворении образ «сна непробудного». Отчетливый контраст между юной героиней, чье лицо «полно жизни», «полно движенья», и ее будущей жизнью-сном, жизнью без жизни возникает в авторском размышлении:

Завязавши под мышки передник,
Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж-привередник,
И свекровь в три погибели гнуть.

От работы и черной и трудной
Отцветешь, не успевши расцвесть,
Погрузишься ты в сон непробудный,
Будешь няньчить, работать и есть.

И в лице твоем, полном движенья,
Полном жизни, – появится вдруг
Выраженье тупого терпенья
И бессмысленный, вечный испуг.

Включение в авторское размышление образов и мотивов из народных песен о доле замужней женщины (злая свекровь, муж-привередник) делают его зримее, убедительнее: не об одной загубленной жизни скорбит поэт, – это плач по русской крестьянке. Характерно, что, начиная стихотворение вопросом, обращенным к крестьянской девушке: «Что ты жадно глядишь на дорогу?», Некрасов заканчивает его тоже обращением, в котором звучит не вопрос, а утверждение, недоброе пророчество: «Не гляди же с тоской на дорогу / И за тройкой вослед не спеши / Не нагнать тебе бешеной тройки ». Тройка, бешено мчащаяся по дороге, в этом стихотворении выступает символом жизни, полной, насыщенной, яркой, но недоступной крестьянской красавице. Она с рождения обречена на «тяжелый путь» или на «сон непробудный» – жизнь без жизни.

Одна из самых драматических тем в лирике Некрасова – тема матери. Наверное, никто из русских поэтов не сказал столько проникновенных, задушевных слов о материнской доле, как Некрасов. Но воспел он не радость материнства, а «великую печаль» – трагедию матерей, потерявших сыновей на войне, на военной службе, на охоте, показал весь ужас одинокой старости. Каждая такая история, поведанная Некрасовым, а чаще всего рассказанная самой матерью, – предстает не как трагедия одной семьи, а становится воплощением всеобщей беды, общей женской судьбы.

Не случайно первоначальное название стихотворения «Горе старой Орины» поэт заменяет иным – «Орина, мать солдатская», тем самым придавая рассказу о погубленном в солдатчине богатыре Иванушке и горю его матери необычайную широту обобщения: все матери солдатские плачут вместе со старой Ориной.

Известно, как Некрасов работал над этим стихотворением: по воспоминаниям сестры поэта, Некрасов «несколько раз делал крюк, чтобы поговорить» с несчастной матерью, «а то боялся сфальшивить». Но «фальшь» была бы страшна не только в «плаче» Орины. Характерно, что стихотворение – двухголосно, это диалог: в плач старой Орины вплетается еще один голос – рассказчика, вопрошающего, сочувствующего и плачущего вместе с ней. Эти голоса разных людей, с разными судьбами, разного социального происхождения, звучат поразительно одинаково, в унисон:

Что насупилась ты, кумушка!
Не о смерти ли задумалась?
Брось! Пустая это думушка!

Посетила ли кручинушка?
Молви – может, и размыкаю.» –
И поведала Оринушка
Мне печаль свою великую.

Голоса рассказчика и рассказчицы настолько неразличимы, что завершающие печальный рассказ слова невозможно приписать одному из героев: они могли быть сказаны и героем, и рассказчицей:

Мало слов, а горя реченька,
Горя реченька бездонная.

Но столь же очевидна их близость и народному плачу. Они кажутся продолжением тех слов из народной песни, которую Некрасов взял эпиграфом: «День-деньской моя печальница, / В ночь – ночная богомолица, / Векова моя сухотница».

Орина рассказывает о последних днях жизни сына Иванушки, но отдельные детали, отрывочные воспоминания о юности Иванушки позволяют вместить в этот рассказ всю недолгую жизнь молодого крестьянина. Призванный в солдаты, красавец и богатырь возвращается через восемь лет умирать в родной дом. Красота Иванушки и его богатырская сила, поразившая даже генерала, еще более подчеркивают весь трагизм разрушенной жизни семьи: не на радость Иванушке и Орине его красота, не на счастье – его богатырская сила. С достоинством и мужеством принимает герой мысль о неизбежной смерти: величие страдания предстает в описании его последних дней:

Не любил, сударь, рассказывать
Он про жизнь свою военную,
Грех мирянам-то показывать
Душу – Богу обреченную!

Немота перед кончиною
Подобает христианину.
Знает Бог, какие тягости
Сокрушили силу Ванину!

Я узнать не добивалася.
Никого не осуждаючи,
Он одни слова утешные
Говорил мне умираючи.

Тихо по двору похаживал
Да постукивал топориком,
Избу ветхую облаживал,
Огород обнес забориком

Печальной песней-плачем звучит рассказ матери о прощании Иванушки с солнцем красным, домом, «скотинкою», «полянушкой». Солдатская служба, те восемь лет, что и сломали богатырскую силу Иванушки, предстают только в описании беспамятства героя, в переданных матерью отрывистых словах бредящего перед смертью героя. Но за этим кратким рассказом – годы суровой муштры и бесчеловечного обращения с солдатом:

Все ему перед кончиною
Служба эта представлялася.

Ходит, чистит амуницию,
Набелил ремни солдатские,
Языком играл сигналики,
Песни пел – такие хватские!

Артикул ружьем выкидывал
Так, что весь домишка вздрагивал;
Как журавль стоял на ноженьке
На одной – носок вытягивал.

Вдруг метнулся. смотрит жалобно.
Повалился – плачет, кается,
Крикнул: «Ваше благородие!
Ваше. » Вижу, задыхается.

Ни рассказ-воспоминание самого Иванушки, ни авторские описания солдатских будней не обрели бы такой поразительной достоверности, как отрывистые слова умирающего. Но, правдиво повествуя о страшной судьбе сына, Орина и сама, как ее сын-богатырь, не скажет слова осуждения. Народное терпение – особая тема для Некрасова. Это и предмет восхищения («В том богатырство русское», – скажет потом о терпении Савелий, богатырь святорусский), и источник горьких писательских мыслей, но и основа для надежды на лучшее будущее народа.

Тема будущего народа – одна из важнейших для Некрасова. Правда, поэт менее всего был склонен утешать своих читателей противопоставлением печального настоящего и утопических картин счастливого будущего народа. Подобно Ф.М. Достоевскому, он видел органическую связь между судьбой народа и его характером. Счастливое будущее не может прийти только само по себе, только благодаря внешним усилиям отдельных людей, источник его – и народная душа, народный характер, совестливость, трудолюбие и удивительное терпение русского народа. Во многих произведениях Некрасова появляется образ народной души-почвы, «почвы доброй» и жаждущей лишь сеятеля, что бросит семена «разумного, доброго, вечного». Характер народа и его судьба – этой теме посвящены два известных некрасовских произведения – стихотворения «Размышление у парадного подъезда» и поэма «Железная дорога».

Читайте также другие статьи о жизни и творчестве Н.А. Некрасова:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector