1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Каковы основные темы и проблемы поэзии вагантов

3 Поэзия вагантов, ее темы, идеи, значение

Первые образцы лирической и публицистической поэзии появились в 12 веке на латинском языке.

Создателями этой своеобразной поэзии были деклассированные, большей частью бродячие клирики, оторвавшиеся от духовной среды в которой они были воспитаны, и проникшиеся вольным бунтарским духом городской бедноты.

С 12 века во Франции, Италии, Германии, Англии это течение значительно усилилось в связи с ростом школ и университетов, с увеличением числа школяров-латинистов. Эти школяры, в большинстве своем бедняки, во время вакаций скитались по стране, живя подачками, которые они получали за исполнение своих латинских песен. С 12 века они называют себя вагантами или голиардами. Второе название они сами в насмешку производили от имени библейского великана-язычника Голиафа.

Творчество вагантов по своему характеру близко к народной поэзии, из которой оно черпает очень многие мотивы и образы, но вследствие образованности авторов в нем заметно и сильное влияние древнеримской поэзии. У вагантов нередко встречаются имена языческих богов, приемы описаний, заимствованные у Вергилия, понимание любви, целиком взятое у Овидия.

Поэзия вагантов состоит главным образом из сатирических песен и воспевания радостей жизни. Ваганты беспощадно клеймят лицемерие, обман, жадность и т.д. Они обличают порочность и корыстолюбие епископов, богатых прелатов, а также тунеядство и лицемерие монахов. Всему этому ваганты противопоставляют беспечное веселье, упоение радостями жизни, культ Бахуса и Венеры. Любовь в песнях вагантов имеет всегда откровенно чувственный характер. Предметом ее почти никогда не является замужняя женщина; обычно это девушка, иногда также куртизанка.

Таверна, игра в кости, любовь к красотке, песни, шутки, вино – вот идеал жизни ваганта. Ничто так ему не отвратительно, как скупость, серьезность, аскетическое настроение. Поэзия вагантов нашла известное отражение в мировой литературе. Цитированное стихотворение было обработано на немецком языке Бюргером и подсказало Гете его «Застольную песню».

В свое время поэзия оказала влияние на лирику трубадуров и миннезингеров. В середине 13 века духовные и светские власти начинают принимать суровые меры против «бесчинств» бродячих клириков, поэзия которых в 14 веке окончательно замирает.

Рыцарская (куртуазная) литература Средневековья: ее социальные основы, содержание и идеалы, значение

В 11 – 13 вв. города становятся центрами ремесла, торговли и культуры. Происходят Крестовые походы европейских феодалов на Восток, в Палестину. Заканчивается вековая замкнутость Европы. В это время во Франции и др. странах Европы развивается светская культура, основанная на кодексе рыцарской морали. Возникает культ Прекрасной Дамы. Место жонглера, шпильмана, скопа, занял другой поэт, образованный, служащий при дворе феодала. В это время происходит реформа литературного языка и стихосложения. Поэтов этого времени называли трубадурами.

Лирика и роман достигают наибольшего развития во Франции. Центр рыцарской лирики – юг Франции (Прованс), испытывающий влияние арабского Востока. После распада империи Карла Великого Прованс стал независимым. Из латыни здесь развивался литературный язык (провансальский, окситанский). Провансальская поэзия – образец для всех европейских народов. Провансальская поэзия и язык просуществовали 200 лет, до присоединения к Северной Франции. Создателями провансальской лирики были трубадуры или труверы. Они стремились к профессиональному мастерству, выработали многие поэтические формы и жанры:

канцона – любовное стихотворение изысканной формы;

сирвента – размышления на моральные, политические темы;

плач – стихотворение, передающее печаль поэта по поводу смерти какого-либо человека;

тенцона – спор, диалог;

пасторелла описывает любовь рыцаря и пастушки на фоне природы;

альба (воспевается расставание влюбленных утром после тайного свидания) и др.

Науке известно около 500 имен поэтов-трубадуров.

Основная тема рыцарской поэзии – любовь. Предметом любви является замужняя женщина, супруга феодала. Поэтому одной из идей куртуазной литературы является протест против брака как сделки между родителями. В поэзии описывается тайная любовь, имя дамы не называется, т.к. ей это может навредить. Это любовь тонкая, изысканная. Высшая награда для поэта – поцелуй. В литературе также выработан культ служения Прекрасной Даме. В поэзии описываются оригинальные образы, положения и ситуации.

Куртуазная поэзия художественно отражает огромный нравственный процесс, связанный с индивидуальной любовью.

Рыцарский роман. Рыцарская проза получила развитие в Северной Франции. Французский рыцарский роман стал образцом для литературы других стран. Главные особенности:

1. Основная тема – возвышенная любовь.

2. Часто используются элементы фантастики.

3. В основе сюжета – приключения, подвиги рыцарей.

4. До 13 в. рыцарский роман имел стихотворную форму.

5. В рыцарских романах часто повествуется о далеких народах и давних временах.

6. Важное место занимает изображение душевных переживаний героев.

Классификация по тематике:

1. «Античный» цикл («Роман об Александре», «Роман о Трое», «Роман об Энее»).

2. Бретонский цикл (в основе сюжета ирландские саги, кельтские сказания): цикл романов о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

3. Византийский цикл (основной сюжет – история любви и насильственной разлуки любящих и их счастливая встреча, используются элементы реализма).

Специфика тем поэзии вагантов

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(РГГУ)

ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Власова Елизавета Михайловна

Специфика поэзии вагантов XII века в творчестве Архипиита Кельнского

Работа по истории западноевропейского средневековья и раннего Нового времени.

Студентки 2-го курса 112-й группы

Специфика тем поэзии вагантов

Вагант, как член общества 12 века

Ведение.

Словарь античности Лейпцигского Библиографического института объясняет термин ваганты от латинского слова vagari, переводящегося как скитаться. Это, так называемые, странствующие школяры (clerici vagantes) 11 — 13 вв.

Часто в понятие «Ваганты», так же, включают многие социально разнородные и неопределённые группы, такие как французские жонглеры (jongleur, jogleor — от латинского joculator — «шутник»), немецкие шпильманы (Spilman), английские менестрели (minstral — от латинского ministerialis — «слуга»).

Лев Гизбург, анализируя эту проблему в предисловии к сборнику лирики вагантов, приводит пример книгу Мартина Лепельмана «Небо и ад странствующих. Поэзия великих вагантов всех времен и народов». В этой книги наряду с собственно вагантами включены тексты кельтских бардов и германских скальдов, славянских гусляров, а также Гомера, Анакреона, Архилоха, Вальтера фон дер Фогельвейде, Франсуа Вийона, Сервантеса, Саади, Варлен, Артюр Рембо и Рингельнатц. Основными признаками поэзии «кочующих школяров» Лёпельман полагает «детскую наивность и музыкальность» и тягу к странствиям, возникшую прежде всего из «чувства гнетущей тесноты, которое делает невыносимыми путы оседлой жизни», из чувства «безграничного презрения ко всем ограничениям и канонам житейской упорядоченности».

Однако, принято этот термин употреблять для обозначения священников, которые не имели своих приходов, монахов, которые покидали свои монастыри. Такие безместные духовные лица, вынужденные скитаться из города в город, из монастыря в монастырь, много писали и часто имели славу бродячих поэтов. Пользовались они в своём творчестве преимущественно латинским языком, хоть и по образу жизни они немногим отличались от народных певцов и рассказчиков, народного языка они чуждались.

Читать еще:  Поэзия как часть культуры

Хотя и первыми вагантами в 10-11 веках были клирики, жившие вне своего прихода или вообще не занимавшие определённой церковной должности; со временем ваганты все же стали пополняться школьными студенческими товариществами, переходившими из одного университета в другой. Лишь позднее — уже в эпоху ослабления собственно поэзии вагантов — в эту группу начинают вливаться представители других сословий, в частности, городского.

Эпоха упадка культуры вагантов приходится на конец 13 века, принято считать, что для этого существовали три причины. Первая исключительно количественная причина, состоит в том, что к концу века под воздействием церковных репрессий исчезает тот избыток грамотных людей, который был характерен для возрождения 12 века. Второй проблемой считают то, что вагантство не выдержало конкуренции со свои духовным соперником — монашеством. В 1209 г. и в 1216 г. на средневековых дорогах появляются ордена францисканцев и доминиканцев — монахов без монастырей. Ведут они себя значительно порядочнее вагантов и разговаривают не на латыни, а на родных языках, в следствии чего практически отбирают у вагантов паству, а с ней и средства к существованию. Третья причина так же во многом базируется на приверженности вагантов латинскому языку. В другой сфере своей деятельности, а именно, поэтической вагантство вытесняется, трубадурами, труверами, миннезингерами, пишущими на родном наречии слушателей.

Историография

Принято считать, что поэзию вагантов для широкого круга читателей открыли романтики, но нельзя сказать, что это открытие было тот час же принято обществом. Знаменитый сборник Carmina Burana был обнаружен еще в 1803 г., а издания дождался только в 1847 г. И это несмотря на то, что в 1803 г., как известно, немецкий романтизм был уже в цвету и культ средневековья давно перестал быть новинкой.

Не очень понятны причины подобной медлительности в изучении именно этого пласта текста. Михаил Леонович Гаспаров в своей статье «Поэзия Вагантов» формирует мнение, что для взгляда на средневековье, сложившегося в новое время ваганты были слишком необычны и не вписывались в логичное представление о средневековой культуре, как о культуре мрачно-аскетической и по сравнению со светлым и жизнелюбивым и обращенным к личности миром античности. «Поэзия вагантов — латинские стихи клириков, бичующие Рим, воспевающие вино и нисколько не платоническую любовь, — никак не укладывалась в рамки такой картины.»[i] К 40-50-м годам XIX в. относится основная масса публикаций вагантской поэзия :И. Шмеллер в Германии, Э. Дю Мериль во Франции, Т. Райт в Англи.[1]

Для нашей страны открытие творчества вагантов произошло только в 20 веке. В начале 20 века две статьи посвященных поэзии вагантов печатает О. А. Добиаш-Рождественская. В ее работах используются стихи на латыни а не переводы. В сочетании с достаточно узкой специализацией эти публикации не производят сильного эффекта на широкого читателя.

Так же известны довоенные лекции в МГУ и МГПУ Н. П. Грацианского от которых сохранились некоторые части. Их наиболее заметными особенностями являются замеченные аналогии поэзии вагантов с Евангелием, заимствования оттуда.

Но все же, значительную известность лирика вагантов приобрела с появлением в 1970 году сборника переводов Лева Гинзбурга, эти переводы до сегодняшнего дня считаются лучшими.

Вторым наиболее известным переводчиком лирики вагантов считается М.Л. Гинзбург опубликовавший в 1975 году свою вступительную статью и переводы в сборнике «Литературные памятники».

Менее известные классические работы посвященные социальному слою вагантов принадлежат Пурищеву Б.И. «Хрестоматия по западноевропейской литературе XVII века» основополагающей мыслью которой является полагание вагантов родоначальниками гуманизма эпохи Возрождения и В. Б. Муравьеву высказавшему в своей статье несколько идей во многом определивших это направление в изучении истории и литературы . Во-первых, он привязал бродяжничество вагантов к общему помешательству (болезни), охватившему Европу и приведшему таким образом к крестовым походам. Во-вторых, он усматривает в их поэзии противостояние вагантов антинародной церкви.

В заключение можно сказать о том, что несмотря на то, что исследований посвященных теме бродячих клириков, как культурного феномена, пока не очень много, но появление таких диссертаций как «Поэзия вагантов: генезис и жанры» Матеровой Е.В. в 2007 году показывает развивающийся интерес к этому феномену.

Глава I.

Специфика тем поэзии вагантов

Язык вагантов свободен от классического стиля, стих — не книжный метрический, а общедоступный ритмический, складывающийся порой в сложные строфы, по примеру народных песен, их построение крайне разнородно.

Стилистика и тематика вагантской поэзии крайне разнообразна. На протяжении последних 150ти лет существует устоявшийся миф о том, что только выпивка, женщины и облечение церкви составляют весь список мотивов этой поэзии.

Вино и прелести разгульной жизни занимают в вагантской лирике не так много места, хотя и появляются в ней.

«Выходи в привольный мир!
К черту пыльных книжек хлам!
Наша родина — трактир.
Нам пивная — Божий храм.
Ночь проведши за стаканом,
не грешно упиться в дым.
Добродетель — стариканам,
безрассудство — молодым!
Жизнь умчится, как вода.
Смерть не даст отсрочки.
Не вернутся никогда
вешние денечки»[2]

Стоит отметить, что даже в этом отрывке есть место не только восславлению кабака, но и экзистенциальному ужасу смерти, извечному страху старости, и как следствие разочарованию в христианской вере, которая обещает праведнику после смерти райские кущи.

Так же напротив, в этом поэтическом пласте присутствуют религиозные стихи.

«Человеку в грешном падении
Бог надежду дал на спасение:
Дева-Матерь в дивном рождении
Нам явила лик откровения.»/Архипиита Кёльнкий

Так же, считается, что в массе латинских гимнов и стихотворных благочестивых медитаций достаточная доля принадлежит бродячим студентам, но выделить их практически невозможно. В сборнике «Carmina Burana» записаны даже несколько больших религиозных драм — рождественская, пасхальная. А многие обличительно-сатирические стихотворения, переложенные в прозу, есть вариации приходской проповеди против падения нравов.

Значительное место в стихотворном наследии вагантов занимают сюжетные стихи и песни, часто о Трое, о Дидоне, об Аполлонии Тирском, выхватывающие и разрабатывающие отдельные, наиболее яркие моменты, а не плавно следующие по оригинальному сюжету. По всей видимости это свидетельство расчета вагантов на образованную публику.

Многие сюжеты любовной лирики вагантов так же заимствованы из античной поэзии, особенно из Овидия например, поэма «Прения Филлиды и Флоры» приписываемая некоему Рурицию, о том кто, клирик или рыцарь более достоин любви, восходит к жалобам Овидия на красавицу, предпочитающую поэту воина.

Силу ков Венериных и любви законы Первый знал и высказал клирик мой ученый; Рыцарь лишь за клириком стал певцом Дионы, И в твоей же лире есть клириковы звоны.[3]

Любовная лирика вагантов также многое наследует из народной лирики. Часто это выражается в форме произведения. Заставки вагантских любовных песен восходят к народным веснянкам: уход зимы, приход весны, пробуждение природы и любви, цветы. Далее следует описание всевластности и мучительности любви, описание внешности красавицы, описание борьбы и овладения. В подобных вагантских песнях, особенно в описании любви и красавицы, многочисленны переклички с поэзией трубадуров.[4]

Читать еще:  Что такое антология русской поэзии

Но различен сам характер любви: культ платонического служения трубадуров, здесь почти отсутствует.

Социальная сатира вагантов против Рима переписывались по всей Европе и вспоминались даже в эпоху Реформации. Во многом из-за своей погруженности в материал, так как ваганты и сами были частью обличаемой системы. Ваганты, даже, используют в своей сатире элементы религиозной литературы, — её основные формы :видение, гимн, секвенция литургия («Missa gulonis») и Евангелие («Evangelium secundum Marcam argentis»). Бичуя нравы духовенства, вагант ощущает себя частью этого духовенства, ибо только оно хранит высокую латинскую культуру. Ко всем остальным сословиям вагант относится свысока. Рыцарей он осуждает как грубых невежд: и дебаты Флоры и Филлиды, и аналогичный дебат «Ремирмонский собор» заканчиваются приговором, что клирик достойнее любви, чем рыцарь.

Так же мы находим в вагантских сборниках, например, сатиру с откликами на политическую современность — призыв к крестовому походу или плач о Ричарде Львиное Сердце. Эта поэзия обращенная в массы, часто омрачалась тем, что крестьян ваганты презирали практически так же рьяно, как государство и официальную церковь:

«Господи, ты, который посеял великую рознь между клириками и мужиками, дай нам жить трудами рук их и услаждаться женами их и дочерьми их и смертью их».// Игрецкая месса

Трагизм вагантской идеологии в том, что вагант, хоть и нищий, чувствует себя аристократом духа и ищет только просвещенных ценителей.

Вагант

Вагант это западноевропейский бродячий поэт в XI–XIV веков, автор и исполнитель светских песен, прозаических произведений, написанных в основном на латинском языке.

Вагантов также называли голиардами, они жили в основном в средневековой Франции, Германии, Англии и Северной Италии.

  1. Лирика в поэзии вагантов
  2. Пример поэзии вагантов
  3. Сатира в поэзии вагантов

Лирика в поэзии вагантов

Первоначально вагантами, или голиардами, являлись клирики, служители церкви из низшего духовенства, позже, во время расцвета вагантской поэзии в XII–XIII вв., к ним присоединилась среда школьников, студентов, которые переходили из одного университета в другой.

Предшествующий вагантской поэзии средневековый сборник из 50-ти религиозных и светских стихотворений «Кембриджские песни» способствовал формированию движения вагантов уже в ХІ в.
Творчество вагантов связано с латинской христианской и античной поэзией. В античной поэтической традиции вагантами заимствуется не только мифология для создания ярких образов (Амур, Венера, нимфы и др.), богатый пейзажный символизм, но и мотивы любовной лирики, в большой мере представленной древнеримским поэтом Овидием («Наука любви» и др.).

Основные вагантские песни написаны на темы любви, весны и застолья. Любовная лирика вагантов пронизана гедоническими мотивами, связанными с радостью плотского наслаждения и лицезрением нагого тела. Красочная природа в сочинениях вагантов существенно близка к народной песне: их весенние пейзажи превосходят куртуазную лирику. В жанре застольных песен вагантской поэзии ярко выражена тема вина, веселье обостряется пьянством и распутством.

Пример поэзии вагантов

На латинских застольных песнях вагантов основаны многие студенческие песни, одной из которых является знаменитый торжественный гимн студентов «Гаудеамус», или «О скоротечности жизни», (1776 г.). Веселье воспевается уже в 1-м куплете гимна:
Итак, будем веселиться,
пока мы молоды!
После приятной юности,
после тягостной старости
нас возьмет земля.
(отрывок из гимна «Гаудеамус»)

Сатира в поэзии вагантов

Поэтическое творчество вагантов было разножанровым: кроме лирики, в нем присутствовали сатирические мотивы. Их поэзия вмещает пародии на основные формы духовной литературы (секвенцию, гимн и т. д.), литургию и Евангелие.

Вольнодумная поэзия вагантов отрицала аскетические идеалы католической церкви, в песнях и сатирических представлениях ваганты высмеивали изъяны Римской курии, пародировали библейские и литургические тексты, вследствие чего были подвергнуты преследованиям.

Вагантская поэзия поместилась в рукописных сборниках XII–XIV вв., самый богатый из которых – «Кармина Бурана», содержащий около 250 произведений, обнаруженном в 1803 и опубликованном в 1847. Известно лишь несколько поэтов-вагантов ХІІ века: Вальтер (Готье) Шатильонский, Гугон (Примас Орлеанский), Архипиита Кельнский, Филипп Гревский.

Слово вагант произошло от латинского vagare, что в переводе означает – бродить.

Поиск

    Главная
  • Поэзия вагантов — Литературный форум

Поэзия вагантов — Литературный форум

— «бродячие люди» в Средние века (XI — XIV века) в Западной Европе, способные к сочинительству и к исполнению песен или, реже, прозаических произведений.

В широком употреблении слова в понятие вагантов войдут такие социально разнородные и неопределённые группы, как французские жонглеры (jongleur, jogleor — от латинского joculator — «шутник»), немецкие шпильманы (Spielman), английские менестрели (minstral — от латинского ministerialis — «слуга») и т. д. Однако обычно слово ваганты употребляется в более узком смысле для обозначения бродячих поэтов, пользовавшихся в своём творчестве исключительно, или во всяким случае преимущественно, латинским языком — международным сословным языком духовенства. Первыми вагантами и были клирики, жившие вне своего прихода или вообще не занимавшие определённой церковной должности; со временем ваганты стали пополняться школьными студенческими товариществами, переходившими из одного университета в другой. Лишь позднее — уже в эпоху ослабления собственно поэзии вагантов — в эту группу начинают вливаться представители других сословий, в частности, городского.
Социальным составом этой группы определяются и формы и содержание поэзии вагантов. В формах своей лирической и дидактической поэзии ваганты тесно связаны с учёной латинской поэзией каролингской эпохи, в которой в разрозненном виде представлены все элементы вагантской формы (тоническое стихосложение, рифмы, лексика, образы и стилистические украшения), а через неё — с латинской поэзией раннего христианства и античного мира. Для любовной лирики вагантов особенно велико значение Овидия («Наука любви» и другие произведения).

Влияние античной поэзии сказывается не только в мифологических аксессуарах (Венера, амур, Купидоны, иногда даже нимфы и сатиры), которыми ваганты любили украшать свои произведения, и в именах действующих лиц (Флора, Филлида и т. п.), но и в концепции любви и образе возлюбленной, совершенно лишённых столь типичных для куртуазной лирики реминисценций феодальных отношений (куртуазное служение даме) и проникнутых чисто земной радостью плотского наслаждения; характерно, что описание нагого тела (интересна мотивировка в одной из песен — подсмотренное купанье) более свойственно вагантской поэзии, чем лирике трубадуров и миннезингеров (см. Вальтер фон дер Фогельвейде).
Можно установить реминисценции античной поэзии и в описаниях и символике природы у вагантов, которые по яркости красок часто превосходят весенние зачины куртуазной лирики; с другой стороны, в символике природы у вагантов много совпадений с народной песней, бесспорно влиявшей на их поэзию. С мотивами любви в лирике вагантов соприкасается мотив вина и пьянства; из жанра застольных песен вагантов впоследствии сложились многочисленные студенческие песни: «Meum est propositum» (соч. «Архипииты» XII век), «Gaudeamus igitur», и другие.
Ваганты используют в своей сатире элементы религиозной литературы, — они пародируют её основные формы (видение, гимн, секвенция и т. д.), доходят до пародирования литургии и Евангелия.
Творчество вагантов анонимно. Среди известных имён: Готье из Лилля — он же Вальтер Шатильонский (вторая половина XII века), написавший «Contra ecclesiasticos juxta visionem apocalypsis»; Примас Орлеанский (начало XII века); немецкий вагант, известный под своим прозвищем «Архипииты» (Archipoeta, вторая половина XII века) и некоторые другие.
Вагантская поэзия сохранилась в рукописных сборниках XII-XIV вв. Среди них самый объёмный (содержит около 250 произведений) — «Ка́рмина Бура́на» (Carmina Burana), рукопись которого была обнаружена в 1803 в баварском монастыре Бенедиктбойерне (отсюда латинское название сборника). Музыка, на которую ваганты распевали свои стихи, (за редчайшими исключениями) не сохранилась.
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/%C2%E0%E3%E0%ED%F2%FB )
***

Читать еще:  Как онегин относиться к поэзии

ПОЭЗИЯ ВАГАНТОВ

Особое место в латинской литературе средних веков занимает поэзия вагантов (от латинского слова: vagantes—«бродячие люди»), или голиардов, встречаемых в Германии, Франции, Англии и Северной Италии. Расцвет поэзии вагантов приходится па XII—XIII вв., когда в связи с подъемом городов в странах Западной Европы начали быстро развиваться школы и университеты. Это поэзия вольнодумная, подчас озорная, далекая от аскетических идеалов средневекового католицизма. Ее широкое распространение в ряде европейских стран свидетельствует о том, что даже в клерикальных кругах (из которых главным образом и выходили поэты-ваганты), начиная о периода раннего средневековья, неизменно жил протест против аскетического изуверства, против алчности, лицемерия, неправосудия и других пороков католической церкви, возглавляемой папской курией. Среди вагантов мы находим студентов (бурсаков), переходивших из одного университета в другой, представителей низшего духовенства, клириков без определениых занятий и др. Будучи тесно связаны с традициями ученой латинской поэзии так называемого каролингского Возрождения, ваганты в то же время гораздо смелее, чем каролингские поэты, идут по пути чисто светской литературы. В звучных стихах воспевают они простые радости земной жизни. Их идеал — беспечное веселье, несовместимое с постной моралью хмурых благочестивцев. Очень громко в поэзии вагаитов звучат сатирические антиклерикальные ноты. Ваганты обрушиваются на многочисленные пороки папского Рима или же пародируют библейские и богослужебные тексты. Нередко в поэзии вагантов слышатся отзвуки античной, языческой поэзии, а также поэзии народной, особенно в песнях, восхваляющих весну, любовь и застольные радости. Вполне понятно, что церковь с глубокой неприязнью относилась к вагантам. Она не уставала всячески преследовать «вольнодумных» поэтов за то, что они посмели возвысить свой голос против пороков папская курии, а также в противовес аскетической догме восславить радости здешнего земного мира.
Интересно отметить, что из латинских застольных песен вагантов впоследствии сложились многочисленные студенческие песни, например «Gaudeamus igitur» и др.
(Источник — http://grigam.narod.ru/verseth/vers2/vers22.htm )
***

Дошедшие под этим псевдонимом поэтические произведения, сохранившиеся в немногочисленных рукописях, позволяют установить некоторые обстоятельства жизни гениального ваганта и приурочить ее к середине XII в., но не дают возможности раскрыть псевдоним. Приводимое ниже стихотворение, шутливо использующее формы исповеди, написано около 1161— 1162 гг. и обращено к покровителю поэта — архиепископу Кельнскому и имперскому канцлеру Рейнальду.

Осудивши с горечью жизни путь бесчестный,
Приговор ей вынес я строгий и нелестный;
Создан из материи слабой, легковесной,
Я — как лист, что по полю гонит ветр окрестный.

Мудрецами строится дом на камне прочном,
Я же, легкомыслием заражен порочным,
С чем сравнюсь? С извилистым ручейком проточным,
Облаков изменчивых отраженьем точным.

Как ладья, что кормчего потеряла в море,
Словно птица в воздухе на небес просторе,
Все ношусь без удержу я себе на горе,
С непутевой братией никогда не в ссоре.

Что тревожит смертного, то мне не по нраву;
Пуще меда легкую я люблю забаву;
Знаю лишь Венерину над собой державу;
В каждом сердце доблестном место ей по праву.

Я иду широкою юности дорогой
И о добродетели забываю строгой,
О своем спасении думаю не много
И лишь к плотским радостям льну душой убогой.

Мне, владыка, грешному, ты даруй прощенье:
Сладостна мне смерть моя, сладко умерщвленье;
Ранит сердце чудное девушек цветенье;
Я целую каждую — хоть в воображенье!

Воевать с природою, право, труд напрасный.
Можно ль перед девушкой вид хранить бесстрастный?
Над душою юноши правила не властны:
Он воспламеняется формою прекрасной.

Кто не вспыхнет пламенем средь горящей серы?
Сыщутся ли в Павии чистоты примеры?
Там лицо, и пальчики, и глаза Венеры
Соблазняют юношей красотой без меры.

Ипполита в Павии только поселите —
За день все изменится в атом Ипполите;
Башни Добродетели там вы не ищите;
В ложницу Венерину все приводят нити.

Во-вторых, горячкою мучим я игорной,
Часто ей обязан я наготой позорной,
Но тогда незябнущий дух мой пеоборный
Мне внушает лучшие из стихов бесспорно.

В-третьих, в кабаке сидеть и доселе было
И дотоле будет мне бесконечно мило,
Как увижу на небе ангельские силы
И услышу пенье их над своей могилой.

В кабаке возьми меня, смерть, а не на ложе!
Быть к вину поблизости мне всего дороже;
Будет петь и ангелам веселое тоже:
«Над великим пьяницей смилуйся, о боже!»

Да, хмельными чашами сердце пламенится;
Дух, вкусивший нектара, воспаряет птицей;
Мне вино кабацкое много слаще мнится
Вин архиепископских, смешанных с водицей.

Вот, гляди же, вся моя пред тобою скверна,
О которой шепчутся вкруг тебя усердно;
О себе любой из них промолчит, наверно,
Хоть мирские радости любы им безмерно.

Пусть в твоем присутствии, не тая навета,
И словам господнего следуя завета,
Тот, кто уберег себя от соблазнов света,
Бросит камень в бедного школяра-поэта.

Пред тобой покаявшись искренне и гласно,
Изрыгнул отраву я, что была опасна;
Жизни добродетельной ныне жажду страстно.,»
Одному Юпитеру наше сердце ясно.

С прежними пороками расстаюсь навеки;
Словно новорожденный, подымаю веки,
Чтоб отныне, вскормленный на здоровом млеке,
Даже намять вытравить о былом калеке.

К кельнскому избраннику просьба о прощенье;
За мое раскаянье жду я отпущенья;
Но какое б ни было от него решенье,
Подчиниться будет мне только наслажденье.

Львы и те к поверженным в прах не без пощады;
Отпустить поверженных львы бывают рады;
Так и вам, правители, поступать бы надо:
Сладостью смягчается даже горечь яда.
***
(Источник – Поэзия вагантов; http://grigam.narod.ru/verseth/vers2/vers22.htm )
***

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА
Поэзия вагантов

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector