1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Каковы темы ранней поэзии вознесенского

Конспект урока «Поэзия А. Вознесенского художественные средства создания образа свое»

Описание презентации по отдельным слайдам:

Тема урока 1.Поэзия А. Вознесенского: художественные средства создания образа, своеобразие лирического героя. 2.Тематика стихотворений А. Вознесенского.

Андрей Вознесенский: биография Один из наиболее известных советских поэтов-шестидесятников Андрей Андреевич Вознесенский появился на свет в мае 1933 года в столице. Его отец – инженер-гидротехник по специальности, строил знаменитые Братскую и Ингульскую гидроэлектростанции. Позже он стал профессором и возглавил Институт водных проблем. Ранние детские годы будущий поэт провёл в городке Киржач Владимирской области, откуда была родом мама Антонина Сергеевна.

Личная жизнь Первой супругой Андрея Вознесенского была Белла Ахмадуллина. Она ушла от мужа Евгения Евтушенко именно к нему. Но прожили Вознесенский и Ахмадуллина недолго. Есть версия, что сборник «Треугольная груша» получил своё название именно из-за этого любовного треугольника. Личная жизнь Андрея Вознесенского почти полвека была связана с другой женщиной, преданной Музой и берегиней семейного очага Зоей Богуславской – прозаиком, драматургом и поэтессой.

Есть слухи о ещё одном романе Вознесенского, на который его супруге Зое длительное время приходилось закрывать глаза. Поговаривают, что Андрей Андреевич был влюблён в актрису Татьяну Лаврову. Якобы стихи из «Юноны и Авося» «Я тебя никогда не забуду» посвящены именно этой женщине. Этот роман был описан в одной из повестей Василия Аксёнова. Тем не менее, большую часть жизни поэт прожил с Зоей Богуславской. В этом браке не было общих детей. И в последние минуты жизни у постели умирающего поэта была именно она, Зоя Борисовна.

Болезнь и смерть Вознесенского Первый тревожный звоночек для поэта прозвучал в 1995 году. У Андрея Вознесенского нашли первые признаки болезни Паркинсона. У него начали слабеть мышцы горла, рук и ног. В 2006-ом у Вознесенского случился первый инсульт, следствием которой стал паралич руки и проблемы с ногами. В 2010-ом – новый инсульт и полная потеря голоса. Весной поэта прооперировали в Мюнхенской клинике. Но в первый же летний день, когда Андрей Андреевич уже был в Переделкино, грянул третий инсульт, которого поэт не смог пережить. Похоронили знаменитого литератора на Новодевичьем кладбище, где покоятся тела его родителей.

Грянувшая Великая Отечественная война и последовавшая эвакуация заставили 8-летнего Андрея вместе с мамой перебраться в Курган, где он ходил в школу. Позже Вознесенский поделился, что эвакуация хотя и забросила его в дыру, но «какая добрая это была дыра». В Москве Андрей Андреевич закончил одну из старейших столичных школ. Стихи он начал писать очень рано. А в 14 лет отважился послать некоторые из них своему любимому поэту Борису Пастернаку. Тот оценил произведения юного коллеги очень высоко, и они подружились. Влияние Пастернака на Вознесенского было огромным. После получения аттестата Андрей Вознесенский стал студентом архитектурного института. В 1957-ом, получив диплом о высшем образовании, поэт отметил это событие строками: «Прощай, архитектура! Пылайте широко, коровники в амурах, сортиры в рококо. ». По специальности Вознесенский не работал никогда. 1.Поэзия А. Вознесенского: художественные средства создания образа, своеобразие лирического героя.

Творческая биография Андрея Вознесенского развивалась стремительно. В 1958 году впервые были опубликованы его стихи. Они оказались необычно яркими, насыщенными метафорами, звуковыми эффектами и усложнённой ритмической системой. Почти в каждой строчке сквозил подтекст, что было довольно непривычным и новым для своего времени. Влияние на поэзию Андрея Андреевича оказал не только Борис Пастернак, но и творчество Владимира Маяковского и футуриста Семёна Кирсанова.

Дебютный сборник поэзии Вознесенского увидел свет в 1960-ом. Он получил название «Мозаика». За критику власти и советского строя молодой поэт сразу же оказался в опале. Его произведения были поставлены в один ряд с такими же «неформатными» стихами «шестидесятников» Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадулиной. Редактор, позволивший издать сборник Вознесенского, был с треском выгнан из должности, а тираж едва удалось сберечь от уничтожения. Но все неприятные обстоятельства, сопутствовавшие выходу первой книги, не испугали Вознесенского. Спустя несколько месяцев вышел второй сборник, названный «Парабола». Он тут же превратился в библиографическую редкость, хотя был издан огромным тиражом. Андрея Андреевича начали приглашать на закрытые вечера, где свои произведения читали такие же опальные коллеги.

На Вознесенского ополчился Никита Хрущёв. Он вознамерился выгнать неудобного литератора из страны, но после личной просьбы Джона Кеннеди генсек оставил поэта в покое. Среди поклонников Вознесенского был Роберт Кеннеди. Он даже переводил его произведения на английский язык. По просьбе Кеннеди Андрея Андреевича начали выпускать за рубеж. В Америке Вознесенский познакомился с коллегой Алленом Гинзбергом, знаменитым драматургом Артуром Миллером и голливудской кинодивой Мэрилин Монро. Побывал поэт во многих странах Европы, где его талант почитали, а стихи любили.

В 1962 году Вознесенский выпустил свой новый сборник, названный «Треугольная груша», что вызвало новую волну негодования представителей власти. Поэта всячески критикуют и унижают, в газетах выходят разгромные статьи придворных критиков, зато народ его любит. Произведения Андрея Вознесенского перепечатывают и выпускают в «самиздате», передавая друг другу «из-под полы». Поэт работает, не покладая рук. Каждый год он радует своих почитателей новым сборником великолепной поэзии. Сегодня многим из нас Андрей Вознесенский знаком своими стихами, превратившимися в популярные музыкальные хиты «Плачет девочка в автомате», «Миллион алых роз», «Верни мне музыку», «Подберу музыку», «Танец на барабане» и рок-оперу «Юнона и Авось». Вознесенский вместе с семьёй жил в знаменитом посёлке «Переделкино». Его дом находился в близком соседстве с дачей Пастернака.

Творчество Андрея Вознесенского развивалось сложным путем. Незаурядный талант поэта, поиски им новых возможностей поэтического слова сразу привлекли внимание читателей и критики. В его лучших произведениях 50-х годов, таких как поэма “Мастера” (1959), стихи “Из сибирского блокнота”, “Репортаж с открытия ГЭС”, передана радость работы, оптимистическое жизнеощущение человека-творца. Лирический герой Вознесенского полон жажды действовать, творить: Я со скамьи студенческой Мечтаю, чтобы зданья Ракетой ступенчатой Взвивались в мирозданье!

Читать еще:  Мелика как разновидность древнегреческой поэзии

Однако порою в то время ему недоставало гражданской зрелости, поэтической простоты. В стихах сборников “Парабола” и “Мозаика” (1960) энергичные интонации и ритмы, неожиданная образность и звукопись местами оборачивались увлечением формальной стороной стиха. Поэт Сергей Наровчатов, анализируя книгу Андрея Вознесенского “Витражных дел мастер”, проследил связь между ее поэтикой и искусством витража. Как известно, связь между литературой и изобразительным искусством давняя, но в наши дни это “содружество муз” еще более укрепилось. В стихах А. Вознесенского “Роща”, “Бобровый плач”, “Песнь вечерняя” до предела заострена мысль о том, что, разрушая окружающую природу, люди губят и убивают лучшее в себе самих, подвергая смертельной опасности свое будущее на Земле.

В творчестве Вознесенского заметно усиливаются нравственно-этические искания. Поэт сам ощущает острую необходимость обновления прежде всего духовного содержания поэзии. И выводом из этих раздумий становятся следующие строки о жизненном назначении искусства: Есть высшая цель стихотворца — Ледок на крылечке оббить, Чтоб шли обогреться с морозца И исповеди испить.

Эти порывы и устремления прозвучали в книгах “Дубовый лист виолончельный” (1975) и “Витражных дел мастер” (1976), “Тоскую о милых устоях”. Они обусловили и появление иных мотивов, образных штрихов и деталей, например, в восприятии природы. Отсюда — “Милые рощи застенчивой родины (цвета слезы или нитки суровой). ”; “Груша заглохшая, в чаще одна, я красоты твоей не нарушу”; “Сосны цветут — свечи огня спрятав в ладони будущих шишек. ”; “Виснут черемухи свежие стружки. ”. Поэт с каким-то удивлением признается сам себе: “Вижу как будто впервые озеро красоты русской периферии”.

Впервые стихотворения Андрея Вознесенского были опубликованы в “Литературной газете”. В 70-е годы вышли сборники стихов: “Тень звука”, “Взгляд”, “Выпустите птицу”, “Соблазн”, “Избранная лирика”. Вознесенский работает над произведениями большой поэтической формы, им написаны поэмы “Лонжюмо”, “Оза”, “Лед-69”, “Андрей Палисадов” и др. Его поэмы естественно вырастают из его стихотворений и возвышаются среди них, как деревья среди кустов. Эти поэмы стремительны, образы не застревают на быте и скрупулезной описательности, не хотят буксовать. Пространство дается в полете: “ночной папироской летят телецентры за Муром”. В центре внимания — Время (с большой буквы), эпическое Время: Вступаю в поэму, как в новую пору вступают.

Так начинается поэма “Лонжюмо”. Реакция поэта на современное, жизненно важное — мгновенна, безотлагательна, скорая помощь и пожарная команда его слова — круглосуточны и безотказны. Болевое, человечное, пронзительное решительно и отчетливо характеризует творчество поэта. Все прогрессы реакционны, если рушится человек. “Оза”

Андрею Вознесенскому принадлежат также статьи по вопросам литературы и искусства. Поэт много занимается живописью, ряд его картин находится в музеях. В 1978 году в Нью-Йорке ему была присуждена премия Международного форума поэтов за выдающиеся достижения в поэзии, в том же году за книгу “Витражных дел мастер” Андрей Вознесенский удостоен Государственной премии СССР. Стихи Вознесенского полны звуковой энергией. Звуки льются легко, непринужденно и — что всего важнее — осмысленно. Это не бездумная игра в словеса, а постоянный молодой прорыв к смыслу, к сути.

2.Тематика стихотворений А. Вознесенского Андрей Вознесенский является довольно известным советским и российским поэтом и публицистом. При жизни его творчество признавалось не всеми литературными деятелями, как и творчество Ахмадулиной и Евтушенко. Недовольство творчеством выражали не только другие поэты, но также и власть, из-за чего некоторые тиражи сборников были сожжены. Благодаря своему таланту и прекрасным стихотворениям Андрей Вознесенский неоднократно ездил с выступлениями на запад, что сделало его самым популярным поэтом в США. Многие стихи Андрея Вознесенского легли в основу песен, которые были спеты как известными исполнителями российской сцены, так и малоизвестными. Сам Андрей часто выступал в качестве поэта-песенника.

Критик Л. Озеров отмечал: «Я — где боль, везде» — жизненный и творческий принцип Маяковского становится и для Вознесенского ведущим… Болевой порог этого поэта низок, нервы его обнажены «…ты пощупай ее ладонью — болит!» Это «болит» прокатывается по всей поэзии Андрея Вознесенского. Бьют собаку — болит. Бьют женщину — болит. Уничтожают народ — боль. Несут атомную гибель человечеству — боль. Поэт хочет уберечь от боли всех. Больше того, он скорбит по поводу неосуществленного, неродившегося, потерянного, непроявленного… Всё это боль. И этой болью переполнено его сердце».

Его «Монолог Мерлин Монро» с повторяющимся «невыносимо, невыносимо», его «Лобная баллада», «Бьют женщину», а из более ранних — «Последняя электричка», «Мотогонки по вертикальной стене», «Эскиз поэмы» являют нам поэта, который сквозь женскую боль и женское страдание воспринимает боль и страдание чуждого нам антигуманистического мира. В стихотворении «Бьют женщину» Вознесенский рассказывает о том, как бесчеловечно избивают женщину в машине, а потом, когда она выбрасывается из машины на шоссе, продолжают ее истязать: И взвизгивали тормоза. К ней подбегали тормоша. И волочили и лупили Лицом по снегу и крапиве.

Конкретное указание места действия («у поворота на Купавну») придает описываемой сцене достоверность, и в то же время вневременную емкостью: Бьют женщину. Веками бьют, Бьют юность, бьет торжественно Набата свадебного гуд, Бьют женщину…Боль и обида за женщину, пусть чужую и незнакомую, рождается в поэте из чувства любви к живому человеку и ненависти ко всему, что унижает личность, порабощает ее: …Она как озеро лежала Стояли очи как вода И не ему принадлежала Как просека или звезда И звезды по небу стучали Как дождь о черное стекло И, скатываясь, остужали Ее горячее чело.

Большое место в лирике Вознесенского занимает тема неразделенной женской любви. На контрастах написана «Исповедь». Примелькавшийся повседневный оборот «ну что тебе надо еще от меня?» становится эпицентром «поединка рокового» — любви — ненависти: Исчерпана плата до смертного дня. Последний горит под твоим снегопадом, Был музыкой чуда, стал музыкой яда, Ну что тебе надо еще от меня? Однако перед трагической силой любви победительница оказывается побежденной, победа оборачивается поражением, крик боли — шепотом мольбы: И вздрогнули складни, как створки окна. И вышла усталая и без наряда. Сказала: «Люблю тебя. Больше нет сладу. Ну что тебе надо еще от меня?»

Читать еще:  Как футуризм повлиял на поэзию маяковского

Во многих стихотворениях Андрея Вознесенского звучит тема России, Родины, получая порой необычное звуковое воплощение. В 80-е годы поэт подходит к новому жанру «видеом», где изображение неотделимо от звука. Первая видеома «Поэтарх» была создана для Парижской выставки и представляла Золотой шар на голубом фоне неба, от него вверх тянулись золотые нити с буквами алфавита. Эта видеома предназначалась для стихотворения «Когда народ- первоисточник» Когда народ-первоисточник Меняет истину и веру, Печален жребий одиночек, Кто верен собственному вектору. Среди виляющих улыбочек И мод, что все перелопатили, Мой путь прямой и безошибочный, Как пищевод шпагоглотателя.

По наблюдению С. Чупринина, в основе поэтического механизма Вознесенского лежат прием: не мысль или чувство порождают метафору, но парадоксальная метафора, сближая самые неожидан­ные вещи и понятия, зачастую с помощью звукового, графического или иного формального подобия слов, порождает чувство и мысль. В этом Вознесенский также продолжает традиции русского поэтического авангарда — опыты поэтов-имажинистов. Еще один излюбленный прием Вознесенского — оксюморон, сочетание слов с противоположным смыслом («Оглянись вперед», «Реквием оптимистический»). Установка на творческий эксперимент и стремление к демократичности и доступности широкому читателю делают творчество Андрея Вознесенского глубоко современным и со­звучным нашему времени.

Первый лёд Мёрзнет девочка в автомате, прячет в зябкое пальтецо всё в слезах и губной помаде перемазанное лицо. Дышит в худенькие ладошки. Пальцы — льдышки. В ушах — серёжки. Ей обратно одной, одной вдоль по улочке ледяной. Первый лёд. Это в первый раз. Первый лёд телефонных фраз. Мёрзлый след на щеках блестит — первый лёд от людских обид. Поскользнёшься. Ведь в первый раз. Бьёт по радио поздний час. Эх, раз, ещё раз, ещё много, много раз.

Творчество Андрея Вознесенского

Творчество Андрея Вознесенского в современной поэзии занима­ет нишу «социально ориентированного» авангарда, идущего от рус­ского футуризма с его пафосом жизнестроительства, злободневно­стью, экспериментированием в области художественных форм, поиском словесных средств выразительности. Лирика Андрея Воз­несенского требует пристального, может быть, многократного про­чтения, потому что поэт обращается к вопросам сложным, он избе­гает готовых выводов и решений. Помимо сложного ассоциативного мышления, характерного для творческой практики Вознесенского, он склонен к резкой смене настроений, интонаций, метафор и лек­сических уровней.

В лучших произведениях Андрея Вознесенского 50-х годов, та­ких, как поэма «Мастера», стихи «Родина», «Из сибирского блокно­та», «Репортаж с открытия ГЭС», передано оптимистическое миро­ощущение человека. В поэме «Мастера» прославляется «дерзкий труд» народных умельцев, от которых поэт унаследовал «ненасыт­ный голод работы и открытий»:

Я со скамьи студенческой Мечтаю, чтобы зданья Ракетой Стоступенчатой Взвивались В мирозданье!

В 60-е годы появляются новые сборники, «Антимиры» (1964) и «Ахиллесово сердце» (1966), в которых ноты жизнелюбия и чело­вечности стали еще глубже и пронзительнее. А в поэме «Оза» (1967), говоря о миссии поэта спасти мир от «роботизации», «псевдо­прогресса», Вознесенский обращается к историческим судьбам Ро­дины, к извечной, постоянной красоте природы и человеческой ду­ши:

Лишь одно на земле постоянно,

Словно свет звезды, что ушла, —

Называли его душа.

Но стремясь погрузиться «в ход природ неисповедимый» («тиши­ны я хочу, тишины!»), поэт скоро убеждается, что тишина природы обманчива и вовсе не безмятежна. Об этом говорит посвященное «Памяти жертв фашизма» стихотворение «Зов озера». Трагический поворот темы творчества, безграничных человеческих возможно­стей, убитых людьми в самих себе, обнаруживается в «Плаче по двум нерожденным поэмам» (1965). Поэма звучит как плач по по­воду всего неосуществленного, неродившегося, потерянного, непроявленного:

Убил я поэму. Убил, не родивши. К Харонам!

Хороним поэмы. Вход всем посторонним.

Кому из «посторонних» предлагает Вознесенский почтить память нерожденных поэм? Он предлагает «встать» не только героям, наделенным в стихотворении именами собственными (это Серван­тес, Борис Леонидович Пастернак, Данте-Алигьери, Расул Гамза­тов, Николай Коперник, Борис Леванов, Марк Александрович Ландау), не только тем, чьи деяния похожи на деяния многих («ге­ройские мальчики», «девка в джаз-банде», министр, бабуся), но и безмолвным свидетелям «зачатия» поэм — прудам в Останкине, липам ночным, дорогам. Заканчивает свою поэму Вознесенский скорбным плачем, в котором звучит боль о несостоявшемся, безвоз­вратно потерянном:

Зеленые замыслы, встаньте как пламень,

Мечта и надежда, ты вышла на паперть!

Многообразны и оригинальны использованные в этой поэме сравнения («липы ночные, как лапы в ветвях хиромантии», «гробы, как складные ножи гиганта»), метафоры («дороги, убитые горем», «хороним поэмы», «лежат две поэмы, как белый бинокль театраль­ный»).

Противопоставление прошлого и настоящего, утверждение не­возвратимости прошлого и ощущение настоящего как несовершен­ного будущего звучит в стихотворении «Ностальгия по настоящему» (1976). Уже само название стихотворения показывает, что Возне­сенскому чужда поэтическая традиция обращения к темам памяти, прошлого, ностальгии. Парадоксальность заглавия и рефрена сти­хотворения, используемые автором, несут в себе глубокий смысл:

Я не знаю, как остальные,

Но я чувствую жесточайшую

Не по прошлому ностальгию —

Ностальгию по настоящему…

Одиночества не искупит В сад распахнутая столярка.

Я тоскую не по искусству,

«По настоящему» и «по-настоящему» — разница в дефисе, но разница смысловая. В первом случае «настоящее», которое осмыс­ливается в противоположность «прошлому»; во втором — в проти­воположность «искусственному, поддельному, ложному». Игра на совмещении двух смыслов слова «настоящее» — «современное», «подлинное» — приводит к пониманию исторического процесса как постоянного «улучшения» жизни и нравов, если не действительно­го, то по крайней мере желательного для поэта («Что прошло, то прошло. // К лучшему…»), к противопоставлению искусства и жиз­ни, к объявлению недостатков пережитками прошлого.

В этом стихотворении Андрей Вознесенский развивает традиции футуризма в сфере художественной формы, активно используя не­правильные и редкие рифмы, поэтические неологизмы, вводя в стихи разговорную, а подчас грубую лексику, предпочитая близкий к ритмам разговорной речи тонический стих.

Читать еще:  Ода как жанр лирической поэзии

В 70-80-е годы гуманное чувство в стихах Вознесенского стано­вится более острым, зрелым и действенным. Поэт обнаруживает способность и внутреннюю потребность всем сердцем переживать чужие горести и беды, немедленно откликнуться, прийти на по­мощь людям. Он остро реагирует на сложность и боли современного мира, хотя еще не всегда вносит ясность и определенность в поток своих ощущений. Но естественность чувства и простота формы по­беждают и у него, все реже уступая место рассудочности и услож­ненным построениям. Поэт выражает свое «я» в разных ипостасях. Он, например, необыкновенно чуток к женскому страданию, к жен­ской боли, к унижению чувства человеческого достоинства именно в женщине. Это вообще одна из лучших традиций русской классиче­ской литературы от Некрасова до Блока и Маяковского. Вознесен­ский — достойный преемник этой традиции.

Критик Л. Озеров отмечал: «Я — где боль, везде» — жизненный и творческий принцип Маяковского становится и для Вознесенско­го ведущим… Болевой порог этого поэта низок, нервы его обнажены «…ты пощупай ее ладонью — болит!» Это «болит» прокатывается по всей поэзии Андрея Вознесенского. Бьют собаку — болит. Бьют женщину — болит. Уничтожают народ — боль. Несут атомную ги­бель человечеству — боль.

Поэт хочет уберечь от боли всех. Больше того, он скорбит по по­воду неосуществленного, неродившегося, потерянного, непроявленного… Всё это боль. И этой болью переполнено его сердце».

Его «Монолог Мерлин Монро» с повторяющимся «невыносимо, невыносимо», его «Лобная баллада», «Бьют женщину», а из более ранних — «Последняя электричка», «Мотогонки по вертикальной стене», «Эскиз поэмы» являют нам поэта, который сквозь женскую боль и женское страдание воспринимает боль и страдание чуждого нам антигуманистического мира. В стихотворении «Бьют женщину» Вознесенский рассказывает о том, как бесчеловечно избивают жен­щину в машине, а потом, когда она выбрасывается из машины на шоссе, продолжают ее истязать:

И взвизгивали тормоза.

К ней подбегали тормоша.

И волочили и лупили Лицом по снегу и крапиве.

Конкретное указание места действия («у поворота на Купавну») придает описываемой сцене достоверность, и в то же время вневре­менную емкостью:

Бьют женщину. Веками бьют,

Бьют юность, бьет торжественно Набата свадебного гуд,

Боль и обида за женщину, пусть чужую и незнакомую, рождает­ся в поэте из чувства любви к живому человеку и ненависити ко всему, что унижает личность, порабощает ее:

…Она как озеро лежала Стояли очи как вода И не ему принадлежала Как просека или звезда

И звезды по небу стучали Как дождь о черное стекло И, скатываясь, остужали Ее горячее чело.

Большое место в лирике Вознесенского занимает тема неразде­ленной женской любви. На контрастах написана «Исповедь». При­мелькавшийся повседневный оборот «ну что тебе надо еще от ме­ня?» становится эпицентром «поединка рокового» — любви — нена­висти:

Исчерпана плата до смертного дня.

Последний горит под твоим снегопадом,

Был музыкой чуда, стал музыкой яда,

Ну что тебе надо еще от меня?

Однако перед трагической силой любви победительница ока­зывается побежденной, победа оборачивается поражением, крик боли — шепотом мольбы:

И вздрогнули складни, как створки окна.

И вышла усталая и без наряда.

Сказала: «Люблю тебя. Больше нет сладу.

Ну что тебе надо еще от меня?»

Пронзительным признанием в любви звучит стихотворение «Не исчезай». Лирический герой чувствует незримую связь с возлюб­ленной, которая дремлет на его плече в самолете. Любовь превыше всего, сильнее смерти:

Не исчезай, в нас чистота,

Не исчезай, даже если подступит край.

Ведь все равно, даже если исчезну сам,

Я исчезнуть тебе не дам. Не исчезай!

Во многих стихотворениях Андрея Вознесенского звучит тема России, Родины, получая порой необычное звуковое воплощение. В 80-е годы поэт подходит к новому жанру «видеом», где изображение неотделимо от звука. Первая видеома «Поэтарх» была создана для Парижской выставки и представляла Золотой шар на голубом фоне неба, от него вверх тянулись золотые нити с буквами алфавита. Эта видеома предназначалась для стихотворения «Когда народ- первоисточник»:

Когда народ-первоисточник Меняет истину и веру,

Печален жребий одиночек,

Кто верен собственному вектору.

Среди виляющих улыбочек И мод, что все перелопатили,

Мой путь прямой и безошибочный,

Как пищевод шпагоглотателя.

В 1993 году в газете «Известия» печаталась поэма «Россия воскресе», состоящая из множества сонетов. В этих стихах прозвучала вера поэта в будущее спасение России:

Россию хоронят. Некрологи в прессе.

Но я повторяю — Россия воскресе.

Помолимся вместе за тех, кто в отъезде,

За ближних и дальних помолимся вместе,

За тех, кто страдает и кто в мерседесе,

За бомжа, что спит не на вилле Боргезе,

Пусть с помощью Божьей Россия воскресе!

Творчество Андрея Вознесенского вызывает пристальный инте­рес литературной критики. По мнению А.А. Михайлова, «Андрей Вознесенский — поэт более сложный для восприятия на слух, чем Евтушенко или Рождественский, и тем не менее его эстрадным вы­ступлениям сопутствует успех в самых разных аудиториях.

Чем это можно объяснить? Вместе с усложнением поэтики Воз­несенский широко ввел в поэзию то, что Маяковский называл «ко­рявым говором миллионов» — язык улицы, грубоватую фразеоло­гию повседневного быта, открывая в них новые источники выразительности. Достигается ли этим эстетический эффект? Мож­но без труда отыскать некоторые «излишества» в употреблении вульгаризмов у Вознесенского, но зато можно привести множество примеров, когда грубоватая фразеология органична как характери­стическая черта, как стиль».

По наблюдению С. Чупринина, в основе поэтического механизма Вознесенского лежат прием: не мысль или чувство порождают ме­тафору, но парадоксальная метафора, сближая самые неожидан­ные вещи и понятия, зачастую с помощью звукового, графического или иного формального подобия слов, порождает чувство и мысль. В этом Вознесенский также продолжает традиции русского поэти­ческого авангарда — опыты поэтов-имажинистов. Еще один излюб­ленный прием Вознесенского — оксюморон, сочетание слов с про­тивоположным смыслом («Оглянись вперед», «Реквием оптимистический»). Установка на творческий эксперимент и стрем­ление к демократичности и доступности широкому читателю дела­ют творчество Андрея Вознесенского глубоко современным и со­звучным нашему времени.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector