0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кое что о роли пилона в современной поэзии

Слава Сэ о том, как мужчины на самом деле относятся к спортивным женщи

Слава Сэ — латвийский прозаик, автор блога pesen-net в ЖЖ

«Кое-что о роли пилона в современной поэзии»

Как-то раз в поэтический клуб «Верлибр» пришла стриптизерша. Ей было мало мужчин на остановках, в автобусах, или где еще таковые гнездятся. Она явилась, чтобы забрать душу руководителя клуба О. Петрова. Пришла в гражданском, то есть в брюках. Но эти их штаны, они же совершенно не скрывают поэтического таланта! Девушка прочла плохие стихи. Про усталость от лжи, о неброской ценности одиночества. Поэтессы новенькую раскритиковали. Рифма мужчина — скотина, видите ли, не очень. На самом деле, конечно, дело в зависти. Уходя, девушка так стучала каблуками, что руководитель О. Петров побежал ее утешить и не вернулся.

Он был последним мальчиком в клубе. После его пропажи участницы были вынуждены пить кофе в обществе котов.

Если танец хорошо поставлен, душу стриптизерши можно разглядеть без хирургического вскрытия и психологических тестов. В поисках такой души, а не зачем-то другим, мужчины и посещают стрип-бары. И только если уж ничего не найдут после долгих исследований и проб, они могут заглянуть также в поэтический клуб «Верлибр». То есть почти никогда.

Случай с Петровым сразил поэтесс. Многие увлеклись фитнесом. Прозанимавшись от одного до двух раз, вернулись в поэзию. И только Таня Л. упала в спорт с головой. Начала чисто для себя. Мотивация — чтобы в борьбе со стрессами не сломать весы. Как все начинающие, купила тренажер. Учебное видео обещало: очень скоро попа из кареты превратится в тыкву. В случае с попой это хорошие перемены. Через неделю Таня узнала, зачем на самом деле в мире тренажеры. Благодаря им владелец может прослыть романтиком и добряком, которому не жаль ста долларов на теоретическую борьбу с хаосом. И который верит в лучшее, вопреки всему, что знает о себе. Также на тренажер удобно вешать пижаму. Тут велосипедный полезней гребного, на который даже ведро не поставишь.

В рейтинге ненужных домашних устройств тренажеры на твердом первом месте. Без них сам рейтинг не имел бы смысла. Насос для мячика, сепаратор молока и электрическая вафельница безнадежно отстают. Вафельница незаменима при колке орехов, например.

При всей красоте жеста, не советуем начинать занятия с покупки шеста для танцев на шесте. Его трудно обметать и белье на нем тоже не развесишь. Гантели и коврик — другое дело. Они легко убираются под шкаф и лежат там годами, никому не мешая.

Вдоволь позанимавшись дома, Таня отправилась в фитнес-клуб. Это редкий поступок. Обычно с тренажера люди уходят прямо на диван. В клубе Таня встретила женщин, вскормленных в одних стойлах с арабскими лошадьми. Ни капли жира или даже мяса. Только кости и сухожилия. Чтобы стать такой же, на шест нужно впрыгивать еще в роддоме. Сначала он, а потом уже горшок, ходьба и слово «мама». Таня не комплексовала. Она была опытным поэтом и привыкла к позору. Зато нашелся один парень, таксист-бодибилдер. Он Таню жалел, трогал тут и тут, называя ее волнующие места просто мышцами.

Фраза «Я иду на фитнес» запускает мужскую фантазию. Собеседник сразу представит вас в лосинах, на коврике, в товарной позе. Слова «Я танцую на шесте» еще страшней. Слушатель немедля пожалеет о каждом дне, в котором не предложил всего себя в качестве шеста.

Для усиления аллегории перечислим маркеры хорошего жениха. Это домосед-путешественник, богатый, но щедрый, тихий, но темпераментный, обожающий животных, детей, новую родню, нравящийся другим женщинам и совершенно к ним равнодушный. На подбородке ямка, глаза синие, высокий лоб и сам весь тоже длинный. Накачанный, нежный, с грубым голосом, поющий тенором по требованию. Этот персонаж еще не идеален, но уже терпим.

Описание идеальной женщины намного короче — она танцует на шесте. Всё.

Я про Таню помнил только, что с ней скучно. И вдруг узнаю, она освоила пилон. И даже выиграла конкурс. И получила сертификат тренера. Мне захотелось поэзии. Я побежал в клуб, а там страшные перемены. Каждый второй теперь — мужчина. Руководитель О. Петров оттеснен молодыми львами куда-то на кухню. Львы, конечно, в свитерах и косоглазые, но лиха беда начало. Пирс Броснан тоже эволюционировал из кроманьонца. Тут важно не останавливаться. Женщины будто подросли. Надели юбки, понаклеили ресниц. В сравнении с прежним клубом этот — настоящий вертеп.

Поэты выступали по очереди. Петров вызывал по одному и следил, чтобы вдохновение не переходило в эпилептический припадок. В апогее концерта, когда никто в зрительном зале почти не спал, Петров объявил: «Теперь стихи почитает Танечка Л.»

Я ждал — выпорхнет тростиночка, стебелек с осанкой ламы и стальным прессом. Смычку воздушному послушна. Высокий хвост будет подчеркивать длинную шею. Я приготовился влюбиться и страдать. Но на сцену вышел шкаф. Судя по аплодисментам, шкаф съел Таню. То есть она тоже была с нами, но запертая внутри минотавра. С начертательной точки зрения, девицы состоят из овалов. Таня же оказалась сварена из стальных квадратов. Плечи, ботинки, лицо, улыбка, все заканчивалось прямым углом. Видимо, таксист ей посоветовал гантели. Даже брови прокачала. В нее теперь, как в сейф, можно было складывать награбленное. Таня читала верлибр. Примерно такой:

Цитаты Славы Сэ

Они говорят о Франции всегда, а в перерывах думают о ней.

Что из всего этого следует, я не понял. В женских историях интересна не фабула, а то, как увлечённая рассказчица роняет посуду, проливает кофе и забывает пояснить, кто такой Эмилио.

Когда предложение сулит счастливую пенсию в собственном домике на Крите, ему трудно не обрадоваться.

Я бы и рад купить ей счастье. Но её представления о достойном бытии развивались быстрей моих доходов.

Сволочь Толстой написал о женской любви правду. Если долго пить кровь родных и знакомых, они разбегаются. А когда никого уже не будоражат ваши изящные сумасбродства, делается грустно.

Я вредничал как мог. Всемирная конференция капризных женщин могла бы мной гордиться.

Как-то раз в поэтический клуб «Верлибр» пришла стриптизерша. Ей было мало мужчин на остановках, в автобусах, или где еще таковые гнездятся. Она явилась, чтобы забрать душу руководителя клуба О. Петрова. Пришла в гражданском, то есть в брюках. Но эти их штаны, они же совершенно не скрывают поэтического таланта! Девушка прочла плохие стихи. Про усталость от лжи, о неброской ценности одиночества. Поэтессы новенькую раскритиковали. Рифма мужчина — скотина, видите ли, не очень. На самом деле, конечно, дело в зависти. Уходя, девушка так стучала каблуками, что руководитель О. Петров побежал ее утешить и не вернулся.

Доктор велел расслабиться и думать о приятном. И включил запись прибоя. А сам вставил обе руки мне в рот. Его медсестра тем временем показала мне метровый шприц. Размер иглы, ей казалось, мог бы меня успокоить. Потом доктор рванул меня из кресла в потолок, ухватив за единственный зуб. И спросил, отчего я такой напряжённый. С тех пор в шуме прибоя мне слышится хруст костей черепа. А предложение расслабиться вызывает панику.

Читать еще:  Все кто однажды почувствовал вкус поэтического слова не сможет разлюбить поэзию

В смысле зарплаты электрик вообще не самец, какая с ним измена. Зато, у него есть отвёртка, чья длина достигает 20 см у некоторых электриков. Когда родной муж уплыл, в хозяйстве часто не хватает крепкой мужской отвёртки.

В широком смысле, метеорология не наука, а только способ испортить человеку отпуск.

. никогда не радуйтесь, если женщина приглашает вас в гости, как мужчину. Скорей всего, придётся носить железное пианино голыми руками.

. научусь считать душой. Впредь мой вес будет измеряться метафорически — я большой, я большой и удобный, я красивый как дворец.

Он подошёл и признался интимно, что его зовут Чел. Представил и своего коня: «Катя, это Харли Дэвидсон». Когда у твоего мотоцикла такая приличная фамилия, то не важно, как зовут тебя самого.

На ткацкой фабрике иногда достаточно выйти во двор, чтобы обрести счастье. Оно прыгает на спину, как рысь.

Все, кому не досталось по Джони Деппу, теперь лепят себе мужей из всякой ерунды.

. в двенадцать лет мужчина не склонен прощать недостатки.

Мимика ног куда изощрённей, чем лицевая. Колени выразительнее глаз. Ставя их в разные позиции, можно стесняться, дерзить, соглашаться на танец или отказываться ехать в Крым на чёрном «джипе». Способов показать ногами, что болит голова, я знаю восемь. И девять, что голова уже прошла. Глазами можно сказать: «Ты мерзавец», а коленями «Ты мерзавец, но мне это нравится».

Когда за стеной регулярно кому-то перепадает жестокий секс, хочется однажды ворваться и принять участие.

Нужна ли в стихах рифма? Отвечаем на этот и другие неловкие вопросы о современной поэзии

Центр Вознесенского запустил книжную серию «Центрифуга», в которой выходят книги лучших современных поэтов и поэтесс. По просьбе «Афиши Daily» член редколлегии серии Лев Оборин отвечает на вопросы о современной поэзии, которые вы хотели, но боялись спросить.

Поэт, литературный критик

Что вообще такое современная поэзия и чем она отличается от несовременной?

Проще всего было бы сказать, что это поэзия, создаваемая «здесь и сейчас», но у поэзии во всякий момент есть горизонт взаимодействия с текстами прошлого. Современные авторы соотносят свой опыт с теми, кто писал раньше, ориентируются на них или же отталкиваются.

С терминологией есть небольшая путаница: в англоязычных литературоведении и искусствоведении различаются понятия modern и contemporary, в русском и то и другое — «современный», хотя были небезуспешные попытки внедрить для «более современной» (contemporary) поэзии определение «актуальная».

Многие исследователи и критики сходятся в том, что современная (в значении contemporary) поэзия на русском языке начинается где‑то в 1960-е. С одной стороны, в это время умирают последние гиганты поэзии Серебряного века, русского модернизма — Пастернак, Ахматова; с другой, все яснее делается разрыв между официально печатаемой поэзией и подпольной, как раз сохраняющей в подполье модернистское наследие; с третьей, в это время и даже чуть раньше дебютируют старшие из поэтов, которые работают и сегодня, — например, Евгений Рейн, Александр Кушнер, Владимир Алейников, а с другой стороны, Михаил Еремин. Это авторы старшего поколения, за ним пришло еще несколько — вообще, сейчас в русской поэзии сложилась редкая ситуация, когда печатаются авторы, у которых разрыв во времени дебюта составляет лет шестьдесят.

Соответственно, велик и разброс поэтик, способов письма, поэтических языков — велик настолько, что для одних, скажем так, фракций другие просто не существуют: место их встречи — обзорные статьи и внутрицеховые мемы. Поэзия сегодня активно и очень интересно работает с политической повесткой и интернет-коммуникациями, поп-культурой и философией, цифровыми технологиями и меметикой.

Почему современные поэты часто пишут не в рифму?

Гомер и Катулл тоже писали не в рифму. «Потерянный рай» Мильтона, «Листья травы» Уитмена и «Стихотворения в прозе» Тургенева тоже написаны не в рифму. Рифма — очень эффектный инструмент, успешно применяющийся в поэзии, в частности на европейских языках, уже много веков, но это не какая‑то поэтическая константа.

Представление, что стихи обязательно должны быть в рифму, очень наивно. Восходит оно, думаю, к школьной программе: о разнообразии поэтических техник, не говоря уж о мировом контексте, в школе говорят удручающе мало, а подавляющее большинство изучаемых текстов — того периода, когда регулярный, рифмованный стих был нормативным. Эта инерция закрепилась в официальной советской поэзии, которая за небольшим исключением, связанным с Маяковским и его последователями, отвергала смелые эксперименты со звучанием: скажем, свободный стих Хлебникова оставался периферийным, малоизучаемым.

Естественно, что эта инерция, когда все стихи казались похожими на гладкие кирпичи, вызывала у многих поэтов неприятие. Со свободным стихом, как только он был постулирован, начали ассоциировать и свободу самого высказывания, свободу мысли — и началось это не вчера. Работавшие с верлибром Уолт Уитмен, Стефан Малларме, Гийом Аполлинер, Эзра Паунд, Велимир Хлебников, Пауль Целан, Геннадий Айги — это классика мировой поэзии.

А если в рифму и в столбик — это уже не современная поэзия?

Разумеется, такого разграничения («в столбик — изволь на свалку истории») не существует, это какая‑то драконовская мифология. Множество современных авторов не пренебрегает ни рифмой, ни «столбиком», — ведь «современной» в сущностном смысле поэзию делают не столько выразительные средства, сколько смысл. Постановка новых задач, критическая работа с опытом предшественников, разговор о том, что важно для мира сейчас.

Например, мы издали в «Центрифуге» Василия Бородина, замечательно работающего с рифмой и вообще звуком; рифма играет роль и в «Мегалополисе ОЛОС» Ростислава Амелина — при том что это поэма об антиутопическом технобудущем. Мы надеемся вскорости издать Полину Барскову, которую также никто не упрекнет в неумении работать с техникой регулярного стиха. Среди прекрасных современных авторов, работающих с регулярным стихом, — Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Мария Степанова, Владимир Гандельсман, Линор Горалик, Хельга Ольшванг, Юлий Гуголев, Алексей Цветков, Андрей Родионов, Дмитрий Гаричев — всех не перечислишь.

Мне вообще кажется, что выбор дыхания для текста — вещь интуитивная, слабо сообразующаяся с мыслями об актуальной повестке, о каком‑то протоколе. И существует множество способов работы со звуком, помимо рифмы.

А рэп — это современная поэзия?

Я на этот вопрос обычно отвечаю — надо смотреть на бумаге. Работает или не работает без музыкального сопровождения, создается ли свой гул в голове? Рэп связан с массовой культурой — точнее, массовая культура распространяется на рэп, прошедший путь от маргинального, субкультурного явления к общемировому феномену. Это значит, что в нем множество ерунды и эпигонства. И при этом есть вещи выдающиеся.

Каких современных поэтов обязательно нужно знать?

Я кое-кого уже назвал. Думаю, у каждого, кто отвечает на такой вопрос, есть какая‑то своя констелляция имен. Давайте я назову пишущих по-русски авторов, чьи книги на меня произвели большое впечатление в последние годы.

Это те, кто работает с документальным письмом, оживляют и переоформляют устную речь и бездушный язык документа: Лида Юсупова, Мария Малиновская. Это яростная, политическая лирика Галины Рымбу (чья новая книга «Ты — будущее», к нашей радости, вышла в «Центрифуге») и Оксаны Васякиной, это, с другой стороны, тихая, вдумчивая, медленная, интровертная лирика Анны Глазовой (её книгой «Лицевое счисление» открылась наша серия) и Алексея Порвина, «исповедальные» тексты Екатерины Симоновой, мрачные притчи Георгия Генниса. Это Мария Степанова, Линор Горалик и Полина Барскова (такая важная троица), Евгения Риц и Михаил Гронас (вообще один из важнейших поэтов последней четверти века). Это Виталий Пуханов, в чьих стихах пересмешничество всегда идет бок о бок с трагедией; Сергей Завьялов, создающий масштабные и вызывающие массу вопросов историко-этического характера конструкции из советских песен, лозунгов, документов, пропагандистских текстов; Андрей Сен-Сеньков, чья фантазия неистощима; Фаина Гримберг, показывающая, что большая форма по-прежнему жива и продуктивна; Андрей Черкасов, присваивающий и перекраивающий обрывки чужих слов, производящий большое впечатление минимальными средствами; Ирина Машинская, чья книга «Делавер» мне показалась безупречной, ни одного стихотворения не захотелось там не видеть.

Читать еще:  Персидская поэзия как ключ к культуре ирана

Мне всегда интересно, что делают Евгения Суслова, Дмитрий Гаричев, Нина Ставрогина — если вспоминать авторов помоложе. А если, напротив, называть тех, кто постарше, то среди имён необходимых — Сергей Стратановский, Олег Чухонцев, Михаил Ерёмин, Алексей Цветков, Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Лев Рубинштейн, Иван Жданов, Ольга Седакова, Владимир Гандельсман. Большинство из них продолжает работать, выпускать новые книги.

И, конечно, нужно назвать и поэтов, которых уже нет в живых, но их тексты по-прежнему образуют тот горизонт, ту сферу соотнесения, о которой я говорил выше. Это Елена Шварц, Аркадий Драгомощенко, Всеволод Некрасов, Д.А.Пригов, Елизавета Мнацаканова, Лев Лосев, Олег Юрьев, Алексей Парщиков, Григорий Дашевский, Наталья Горбаневская, Геннадий Айги…

А где их можно читать?

Тексты всех названных легко найти в интернете. Самый значительный сегодня поэтический журнал — «Воздух», издаваемый Дмитрием Кузьминым; он же создал сайты «Вавилон» и «Новая карта русской литературы», где можно отыскать множество текстов (в частности, «Воздух» там выкладывается). Существует много других достойных изданий, бумажных (чьи электронные версии доступны в «Журнальном зале» и других местах) и электронных: назову, например, сайт «Полутона» — своего рода лабораторию преимущественно молодых авторов; журнал «TextOnly»; сайт «Грёза»; журнал «Флаги»; журнал «Лиterraтура» с сильным поэтическим разделом. Кроме того, читать стихи современных авторов можно в социальных сетях — в телеграме, например, популярен канал «Метажурнал», редакторы которого выбирают и комментируют новые тексты. Существуют и попытки создавать антологии, в которых под одну обложку попадают модные «сетевые» поэты и люди из вышеназванных кругов: так возник проект «Живые поэты».

Ну и, конечно, у поэтов выходят книги. Бумажные. «Арго-Риск», «Новое литературное обозрение», «Новое издательство», «ОГИ», «Порядок слов», Literature Without Borders, «Русский Гулливер», «Кабинетный ученый», «Издательство Ивана Лимбаха», «Воймега», LiveBook, «Цирк „Олимп“ + TV», «Парадигма», «Пушкинский фонд», «Пальмира», MRP, Ailuros, «Свободное марксистское издательство», Tango Whiskyman, издательство нижегородского «Арсенала», Common Place — те издательства и проекты, за чьими поэтическими новинками стоит следить. Надеюсь, «Центрифуга» займет хорошее место в этом ряду.

Можно ли научиться писать современную поэзию?

Может быть, но мне по старой привычке кажется, что тут дело во внимании, совпадениях, а не в каких‑то сознательно ремесленнических, педагогических вещах.

Что можно почитать, чтобы узнать больше о современной поэзии?

Критику, философию, ленту соцсетей, сторонние книги. Критика бывает очень разная — и рецензий сейчас больше, чем обобщающих обзоров, концептуальных манифестов. Это могут быть и обзоры в «Воздухе», рассчитанные на искушенную публику, и сетевые/газетные/журнальные рецензии, рассчитанные на аудиторию более широкую, и образовательные курсы.

Для меня важно, как пишут о поэзии Илья Кукулин, Михаил Айзенберг, Валерий Шубинский, Александр Скидан, Ольга Балла, Игорь Гулин, Данила Давыдов, Дарья Суховей, Александр Житенев, Кирилл Корчагин, Алексей Конаков, Денис Ларионов, Юлия Подлубнова — их эссе и статьи мне самому многое объясняют, я стараюсь их не пропускать. Полезно почитать интервью с современными поэтами — могу порекомендовать те, что делают Линор Горалик и Владимир Коркунов. Но в первую очередь, чтобы больше узнать о современной поэзии, стоит читать ее саму.

pesen_net

Слава Сэ.

Бекназаров – самый добрый композитор в мире. Любой может принять участие в его концерте. Голос не важен, слух не обязателен. Навыки речи и прямохождения тоже вторичны. Александру нравятся люди, он всех любит и никому не отказывает. Бывало, вырвется на сцену откровенный идиот, покричит, руками помашет и сбежит.
— Ну что ж, интересно.– скажет Александр спокойно. – И стихи такие необычные…

Чаще других с нами выступают исполнительницы романсов. Это самый массовый вид в музыкальной биологии. Эти женщины похожи на китов, моржей или касаток, но никогда – на стремительных кузнечиков. Если шлёпнуть по такой ладошкой – волна должна трижды обежать тело. Если обежала – перед нами хорошая исполнительница. Если нет – ей никогда не взять верхнее Соль в романсе «Эту тёмно-вишнёвую жаль».
На втором месте по распространённости талантливые дети. Помню мальчика со свирелью, очень жестокий. За него папа просил. Такой пронзительный концерт вышел, многие плакали.

Одна женщина привела девочку, которая где-то в семейном кругу регулярно насиловала пианино. Женщина считала, это нужно сделать прилюдно. И наш концерт как раз подходит для таких перверсий.
Разбавлять нашу тягомотину какой-то другой-то тягомотиной не хотелось. Я задал ряд неприятных вопросов. Например, откуда взялась эта девочка?
— Она играет на пианино. Понимаете? – ответила женщина с таким пылом, будто речь шла о небывалых разумных рыбах. И добавила:
— Вас же люди терпят, значит и пианино выдержат!
Тут пришёл Бекназаров и устроил всем двадцать минут собачьего вальса.

В городе N на сцену выскочила поэтесса. Вопреки стандартам жанра, то не была потёртая кляча в малиновых рейтузах. Наоборот, настоящая модель попалась, в сапогах и ночнушке. В городе N коротких стихов не пишут, но всё равно, зал был счастлив. Голые ноги двадцати семи лет любую галиматью превращают в стихи. Барды без труда имитировали восторг. Узнав, что некоторые стихи поэтесса сочинила в бане, многие впали в транс и стали раскачиваться. В общем, вечер удался.

В кино поэты совсем другие. Это обязательно мужчина, худой и нервный. Ходит по ресторанам, читает стихи повсюду и всегда производит фурор. После обеда поэт дерётся с халдеями, потом лежит в кустах до вечера — бледный, мятый, красивый как вампир. Его находят женщины, богатые и добрые, дарят тапочки и борщ, потом принуждают к выпивке и сексу. Но поэт отвергает узы регулярного секса. Он надевает пиджак, берёт на память всего один пирожок и уходит в ночь. Просыпается поэт в полдень, в душном паху типичной феи – ветреной, с пустым холодильником, со сволочным характером и сонмом других литературных достоинств.

Досмотрев кино до феи, многие бухгалтеры решают пойти в искусство. Из-за них реальный поэт лыс, полноват и скрипит при ходьбе. У него дырявая печень и мешки под глазами. Он спит в обычном, а не в хорошем смысле с одной и той же женщиной. А стихи читает раз в год, на бардовском фестивале, возле туалета, держа жертву за пуговицу. У некоторых бухгалтеров, я знаю, уже целые коллекции пуговиц.

Однажды Бекназаров разрешил выступить Степану К., автору поэм в жанре «киберпанк с эротическим подтекстом». Близкие бухгалтерам темы – пиво и рыбалка – Степан не рассматривал. Для нас он приготовил творческий цикл «Твои невозможные губы…»
Ноги Степана не были общим достоянием, и я не понимал, зачем его слушать? Но добрый Бекназаров предположил что зрители хотят именно мрачной эротики! Это же весело! Концерт! Восьмое марта!
Когда открылся занавес, Степан сидел на венском стуле, нога на ногу, в шляпе, с сигарой. Настоящий князь. Народ затих. Стёпа сидит, курит. Зрители ждут, смотрят на Стёпу. Стёпа смотрит на зрителей. Тишина. Все замерли. Прошла минута. Стало ясно, у Степана отличная выдержка. Не всякий МХАТ способен так молчать. После второй минуты показалось, что курит Стёпа довольно однообразно. А он докурил, забычковал, встал — и ушёл. Зал похлопал вслед, без перехода в овации. Оказалось потом, он слова забыл. Переволновался.

Читать еще:  С чем можно сравнить поэзию

Мы его утешали, говорили – отличная же поэма! И слова такие интересные… Как ты её написал, вообще? Стёпа рассказал, что в свободные минуты подрабатывает таксистом. И помнит всех пассажиров. Вообще всех. Где взял, куда отвёз и сколько на чай вышло. Однажды опоздал на вызов. Три минуты всего, но клиенты рассердились. Мужчина промолчал, а женщина разошлась – аж булькает. Уже в машину сели, она всё орёт. Стёпа слушал, слушал, потом говорит – ладно верещать-то. Я вас сорок минут ждал, однажды. А тут три минуты и столько шума.
— Когда это вы меня ждали? – спрашивает женщина.
А у Стёпы всё в мозгу записано. Это ж не поэму со сцены читать.
— Патриаршие пруды, пятое мая, в час небывало жаркого заката!
— Подожди-ка – говорит мужчина женщине. – Мы же договорились, что ты больше не ездишь на Патриаршие!
И раз ей – пощёчину. И, выскочил, пошёл куда-то. По походке видно, что навсегда. Женщина осталась. Сидит, ревёт в ладони.
— Ну, куда едем? — спрашивает Стёпа как бы бодрым голосом. А она:
— Куда, куда, на Патриаршие, конечно!
В тот день Степан и написал поэму «Твои невозможные губы». Если бы на концерте он рассказал эту историю, был бы фурор как в кино. Хотя, и так не плохо вышло.

БЗОЖ (часть 13)

Княжья птица Паулин

15.03.17 00:29 Ответ на сообщение БЗОЖ (часть 13) пользователя Автоинформатор

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

15.03.17 00:49 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

15.03.17 09:23 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

15.03.17 10:06 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

Глядя на то, что вам нравится, я немного горд, что не нравлюсь вам.

15.03.17 10:08 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя GuimpLena

15.03.17 10:12 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя свет

Golden philosophy MF

15.03.17 10:16 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя GuimpLena

15.03.17 10:20 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя _N_F_

Княжья птица Паулин

15.03.17 17:42 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Диего

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

Княжья птица Паулин

15.03.17 17:45 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя GuimpLena

Не знаю. Мне неприятно дотрагиваться до поверхностей голым телом после другого голого тела, бывшего тут минуту назад. Прям ну и телеса в основном неидеальны. Лицезреть вот эту вот всю рыхлость, дряблость, целлюлитность и отечность в натуральном виду прям совсем тоже фу.

А если это девочка с загаром, с классным упругим телом или такой же мальчик — то конечно, это очень приятно. Вот там чем меньше одежды, тем лучше, наверное.

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

15.03.17 17:48 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

Глядя на то, что вам нравится, я немного горд, что не нравлюсь вам.

Княжья птица Паулин

15.03.17 18:07 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя GuimpLena

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

15.03.17 18:27 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

В каких-то залах прямо паранойя брезгливости — после себя снаряды надо протереть, антибактериальные растворы для рук, на скамейку без полотенца ложиться не моги и т.п.
Мне же ближе простой подход — не свинячить, но и не изображать из себя хирургов перед операцией.

С открытостью тоже достаточно чувства меры, а то кто-то чуть ли не в бикини, другая укутана в костюме шахидки с ног до головы, третий в растянутых трениках и грязной майке.

Княжья птица Паулин

15.03.17 18:39 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Диего

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

15.03.17 18:54 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

Княжья птица Паулин

15.03.17 19:05 Ответ на сообщение БЗОЖ (часть 13) пользователя Диего

А когда Принцессе хотелось замуж, она устраивала репетицию: папильотки, тапки, фартук — и шла на королевскую кухню варить борщ. Через час желание как рукой снимало, и Принцесса возвращалась мечтать.

16.03.17 10:11 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

16.03.17 10:15 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Диего

Звезда по имени Солнце

16.03.17 13:11 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Диего

Что бы встретить свою принцессу, нужно поцеловать всего одну лягушку, а не переспать со всем болотом (с)

16.03.17 13:20 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя elle08

16.03.17 15:53 Ответ на сообщение Re: БЗОЖ (часть 13) пользователя Hoda

В ответ на: Я неожиданно поняла, что сильно не лю обнаженку в зале. А потому отныне ток так. А вы?

Мне вот как то ровно абсолютно
На стрейче девчонка занимается, упитанная такая, но фигуристая, так она хб майку без лифчика одевает, там не меньше доброго 4 размера, такого хохляцкого , так мужики шеи по инерции сворачивают, да что говорить, я абсолютно гетеросексуальна, и то временами пялюсь, но чисто поржать А уж удобно ей-нет, зачем она это делает — ну, так считает нужным, значит

У меня двое шорт, на дорожку толстые, прорезиненные, на групповые стрейч хб, а майки только хб, без рукавов, мне так удобнее

Не думаю, что я кого то шокирую, кста, вот что заметила, в Мск более пофиг на окружение, меньше осуждают, анализируют, наверное свое более интересно, короч, есть чем заняться

Моя цель — вернуться в норму, ну пышка я, худышкой никогда не стану, короч, еще 8 кг скидывать надо

У настоящей женщины две задачи —
быть красивой и говорить мужчине, что он молодец.
Аня, 4 года.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector