0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кого называли русской сафо в поэзии

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Видео

  • Все (2441)

Музыка

  • Все (7)

Рубрики

  • видео (6736)
  • Гении и злодеи (163)
  • Документальное расследование. (112)
  • Хроники московского быта (83)
  • Сделано в СССР (77)
  • НЕФАКТ (57)
  • Тайны разведки с Екатериной Шерговой. (55)
  • сказки с оркестром (51)
  • Совершенно секретно. (45)
  • ПАРФЕНОН (45)
  • Тайны века (35)
  • «Борджиа» (32)
  • Из истории театра и кино. Великие актрисы (24)
  • Диссидентское движение в рассказах участников (22)
  • КАК ЭТО СДЕЛАНО (19)
  • «Хождение по мукам» (13)
  • Династия Романовых (12)
  • Острые козырьки (12)
  • Отчаянные дегустаторы отправляются. (11)
  • Легенды СССР (11)
  • «Благочестивые стервы» (10)
  • «Крик совы» (10)
  • «Белая королева» (10)
  • «Четыре танкиста и собака» (9)
  • «Бриджертоны» (8)
  • Алла Демидова — театральное зазеркалье (8)
  • «Пётр Лещенко. Все,что было» (8)
  • НЕ ЖАЛЕЙТЕ ЗАВАРКИ & КИНО (7)
  • кашемировая мафия (7)
  • Гордость и предубеждение (6)
  • «Миллениум» (6)
  • «Гордость и предубеждение» (5)
  • Багровый лепесток и белый (4)
  • «Крошка Доррит» (4)
  • История в кадре (4)
  • «Милдред Пирс» (4)
  • «Дес» (3)
  • «Мастер побега» (3)
  • «Жизнь Берлиоза» (3)
  • Конец парада (3)
  • «Отчаянные домохозяйки» (3)
  • «Сказки и истории» (2)
  • «Антропология» (2)
  • Наша марка (1)
  • искусство (2795)
  • живопись (2111)
  • Любимые артисты нашей юности (96)
  • графика (39)
  • лики танца (24)
  • лики танца (12)
  • ЛИКБЕЗ В ЖИВОПИСИ (5)
  • Японский антиквариат и искусство (5)
  • история (1445)
  • История моды (28)
  • Женщины в XX веке (10)
  • ТОП 5 – Diletant.Media (9)
  • музыка (1198)
  • музыка на ночь (274)
  • Лучшие песни 30-х, 40-х, 50-х, 60-х, 70-х, 80-х, 9 (60)
  • музыкальная ретро-пауза (37)
  • ансамбль моей юности (18)
  • 20 ЗАБЫТЫХ РОССИЙСКИХ ЗВЕЗД 90-Х (17)
  • РОССИЙСКИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦЫ 60-Х -90-х (9)
  • 100 ЛУЧШИХ ГОЛОСОВ В ИСТОРИИ МУЗЫКИ (5)
  • Новые клипы в музыкальной паузе (5)
  • АВТОРСКИЕ ПЕСНИ (1)
  • разное (1185)
  • кулинария (943)
  • кулинарный атлас мира (24)
  • Кулинарный комментарий (5)
  • новости (888)
  • интересно (862)
  • юмор (629)
  • фотоподборки (459)
  • жзл (375)
  • Знаменитые женщины (227)
  • великие композиторы (18)
  • здоровье (351)
  • ВРЕД И ПОЛЬЗА ПРОДУКТОВ (36)
  • биографии и интервью (339)
  • Портрет на двоих (82)
  • интересные факты (328)
  • ИЗ КНИГИ РЕКОРДОВ ГИННЕСА (14)
  • креатив (258)
  • пролог к празднику (207)
  • поэзия (168)
  • странные люди (157)
  • ИСТОРИИ ВЕЩЕЙ (153)
  • интересные мысли (150)
  • познавательное (140)
  • Люди и судьбы (137)
  • музыкальный ликбез (66)
  • нарочно не придумаешь (66)
  • Гебрариум (словарь еврейских штучек) (64)
  • спорт (60)
  • история секса (44)
  • цитатник (42)
  • «Не жалейте заварки» с Романом Гершуни (28)
  • ссылки (23)
  • МУЗЫКА (АУДИО) (15)
  • Звёзды советской эстрады 60-70- 80-х годов (14)
  • Перпетуум-Шмобиле (13)
  • приколы (12)
  • Секс-символы XX века (9)
  • мой город (7)
  • САМЫЕ ОПАСНЫЕ ГОРОДА МИРА (6)
  • аудио (4)
  • синдромы (3)

Метки

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

  • Все (1)

Друзья

  • Все (1)

Постоянные читатели

  • Все (616)

Статистика

Анна Ахматова — «русская Сапфо»

Анна Ахматова:
царица русской поэзии

Анна Ахматова – один из самых значимых русских поэтов XX века. В детстве ее называли «дикой девочкой», после первых сборников стихов – «русской Сапфо», но в историю русской литературы она вошла как царствующая особа.

Русская Сапфо

Ахматова появилась в литературе не просто как поэт, но как женщина. Два первых сборника ее стихотворений – «Вечер» и «Четки» – чистая женская лирика. Блок говорил, что «она пишет стихи как бы перед мужчиной, а надо как бы перед Богом». Позднее и сама Ахматова иронически написала:

Я научила женщин говорить.
Но, Боже, как их замолчать заставить!

Но суть не в том, что Ахматова придумала женскую лирику, хотя ее и называли «русской Сапфо». Ее слава имела мало общего с популярностью современных сетевых поэтесс. Юной Ахматовой увлекались не только пылкие гимназистки, но и лучшие литераторы своего времени. В начале XX века сам факт того, что любовные страдания обычной женщины могут быть поэтичными на фоне нарочито возвышенной поэзии символистов (где царствует не женщина, но Вечная Женственность), казался революционным.

Ахматова сделала предметом поэзии любовь земную, чувственную, чем внесла свой вклад в развитие нового поэтического направления – акмеизма. Сама она говорила, что акмеизм вырос, в том числе, из наблюдений Николая Гумилева над ее стихами.

Обнаженная муза

Решив стать поэтом, Ахматова не перестала быть женщиной, а значит – музой. Однако счастьем вдохновения она одарила не знаменитого и признанного, но нищего и безвестного – итальянского молодого художника Амедео Модильяни. Он был поражен необычной внешностью Ахматовой и нарисовал более полутора десятков ее портретов, на большинстве из них Ахматова обнажена.

Насколько тесные отношения связывали на тот момент уже замужнюю поэтессу с нищим итальянцем – доподлинно неизвестно. Но в своем выборе Ахматова не ошиблась: вскоре после смерти Модильяни прославился, а сегодня считается одним из наиболее оригинальных художников XX века.

Для Модильяни, который мог часами бродить по Парижу в поисках подходящей модели, Ахматова стала настоящим наваждением. Некоторые искусствоведы период с 1910 по 1913 гг. в творчестве Модильяни предлагают называть «периодом Ахматовой», а его знаменитые «ню» напрямую связывают с обнаженными портретами русской поэтессы.

Ахматовский профиль

Ахматова не была красавицей: нос с сильной горбинкой, да и вообще – отнюдь не идеальные черты лица. Но свою нестандартную внешность она смогла превратить в часть индивидуального стиля. Например, найдя для себя наиболее выгодный ракурс, она предпочитала фотографироваться именно в профиль. И очень скоро этот ахматовский профиль стал символом литературного Петрограда. Уже в 1925 году он использовался в оформлении обложки романа Алексея Толстого «Хождение по мукам». Он был не столько связан с содержанием романа, сколько служил отсылкой к знакомому обывателю образу Петербурга. Сегодня профиль Ахматовой – один из наиболее узнаваемых символов Серебряного века.

Мужчины Ахматовой

Мужчины Ахматову любили, и она выбирала лучших. Первый муж – отважный Николай Гумилев – поэт, красавец, воин и путешественник. Но не менее интересными были и другие возлюбленные поэтессы. Например, востоковед Владимир Шилейко стал первым, кто взялся переводить «Эпос о Гильгамеше» с аккадского оригинала. До него шумерские и аккадские тексты переводились на русский исключительно с европейских переводов. Третий муж Ахматовой – искусствовед и художественный критик Николай Пунин. Работал в Русском музее и журнале «Аполлон», написал несколько книг по истории искусства. А посмертно прославившийся итальянский художник Модильяни вносит особую пикантность в этот список: характер его связи с Ахматовой остается тайной.

В тюремной очереди

Несмотря на возвышенную поэтическую судьбу, тяготы обычной русской женщины не обошли Ахматову стороной. Она много времени провела в тюремных очередях и обивая пороги кабинетов в надежде спасти своих близких. Однако при этом Ахматова сохранила и себя, и свой поэтический голос. Она вошла в литературу с любовной лирикой, но и дар ее, и судьба потребовали иного.

Поздние стихи Ахматовой обрели по-настоящему эпическое звучание, выразив трагедию русского народа в XX веке. Коллективным плачем по жертвам репрессий стала поэма Ахматовой «Реквием», в которой она берется говорить от лица русских женщин:

Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

Символ жертв террора

С 1924 года Ахматову, которая была лицом Серебряного века, перестали печатать. Советская критика назвала ее «идеологически чуждым молодой пролетарской литературе элементом». Ее имя ненадолго вернулось в литературу с позволения Сталина в 1939 году. А знаменитое стихотворение «Мужество» даже появилось на страницах «Правды», сыграв важную идеологическую роль в победе над фашистской Германией.

Однако почти сразу после войны вновь последовала опала. Существует версия, что Сталин приревновал поэтессу к народной славе: во время выступления Ахматовой в Колонном зале Дома союзов публика аплодировала стоя. Вскоре последовало знаменитое постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград». Имена Зощенко и Ахматовой, которых клеймили как представителей чуждой советскому народу литературы, стали символом послевоенного закручивания гаек в СССР.

Волшебный хор

Ахматова умела быть интересной не только в молодости. В 1960-х, уже на закате жизни, вокруг нее сложился круг молодых поэтов, так называемый «волшебный хор», куда входили Бродский, Рейн, Найман и Бобышев. Они регулярно мотались на электричках из Ленинграда в Комарово, где Ахматова жила в небольшом домике. Встречи носили неформальный характер и были меньше всего похожи на какой-нибудь литкружок в провинциальном союзе писателей. Конечно, говорили о поэзии, читали стихи, бегали за водкой. Но все это было весело, свободно, непринужденно.

Ахматова верила, что собирает вокруг себя не просто очередную богемную тусовку. Она считала, что у нее в Комарово начинается новое возрождение русской поэзии. И была недалека от истины: как минимум в ее тени созрел последний общепризнанный классик русской поэзии – Иосиф Бродский, будущий Нобелевский лауреат.

Царица русской поэзии

Всю свою жизнь Ахматова создавала не только стихотворения, но и сознательно выстраивала миф о себе. Марина Цветаева назвала Ахматову «Златоустая Анна Всея Руси». Царственность как отличительную черту Ахматовой отмечали и многие другие, причем зазор между поэтическим образом и биографической личностью сама Ахматова пыталась свести к минимуму. Чуковский писал, что «и в ее глазах, в осанке, и в ее обращении с людьми наметилась одна главнейшая черта ее личности: величавость».

Неслучайно был выбран и псевдоним: Ахматова говорила, как бы подтверждая свои претензии на царственность, что ее предком по материнской линии был хан Ахмат. Впрочем, иногда эта пестуемая величавость доходила до абсурда: Ахматова совершенно не умела позаботиться о себе в бытовом смысле. Скептики видели в ее царственности вечную позу. А маленький Лев Гумилев однажды одернул Ахматову: «Мама, не королевствуй!»

Не поэтесса, но поэт

Ахматова не любила слово «поэтесса», требуя, чтобы ее называли поэтом. Тем самым она невольно высказалась по острому для многих феминисток вопросу о феминитивах – женских формах языка. Внедрение новых языковых форм сегодня вызывает дискуссии в среде феминисток. Кто-то считает, что женские формы слов необходимо распространять как можно шире. Кто-то напротив видит в нарочитых феминитивах маркированность угнетения и унижения женщины, и говорит о необходимости свести женский род в русском языке к минимуму, сделав мужской род общим достоянием мужчин и женщин. По всей видимости, Ахматова склонялась именно к этому варианту.

Кого называли русской сафо в поэзии

Автор: Maks Дек 2, 2017

Поэтесса, литературный критик и переводчица София Парнок вошла в историю литературы, прежде всего, как женщина, с которой у великой русской поэтессы Марины Цветаевой был роман. Вообще, качество стихов Парнок спорно. Но зато критику-Парнок принадлежат настоящие прозрения.

Фамилия Парнок для России довольно необычна. И неудивительно: отец Софии — владелец аптеки — был обрусевшим евреем. Правильно фамилия писалась как Парнох.

София Яковлевна родилась в 1885 году в Таганроге. Парнохи испытывали привязанность к русской культуре, главным образом к литературе, на высоких образцах которой воспитывали детей. После Софии родились близнецы Валентин и Елизавета. Валентин позднее стал пионером советского джаза, а младшую сестру Парнок мы знаем как переводчицу и поэтессу Елизавету Тараховскую.

В семейном раю

Благодаря достаточно высокому достатку отца София с юных лет могла не думать о хлебе насущном. Она занималась тем, что ее интересовало, ездила, куда хотелось, и училась тому, что хотела постигнуть.

Начало прошлого века было временем, когда образование, полученное дома, вполне могло заменить собой регулярные занятия в университете. Многие дети культурных родителей не находили в себе сил и желания завершить регулярный университетский курс. Знаний и так хватало. Парнок год изучала музыку в Швейцарии. Потом вернулась в Россию, где стала слушательницей Бестужевских курсов. Но и их не окончила.

Читать еще:  Что по мнению автора роднит поэзию и живопись

К концу 1900-х годов София уже печатала свои стихи в журналах. Примерно в то же время она недолго была женой литератора Волькенштейна.

Но вскоре сама Парнок — так, на более западный манер, она себя назвала, — поняла: ее в качестве партнеров интересуют исключительно женщины.

В 1909-м она крестилась. Это было для Парнок не столько признанием себя как христианки, а утверждением собственной привязанности к русской культуре — раз и навсегда. Кроме того, крещеные евреи могли беспрепятственно проживать в столицах.

Парнок вращалась в литературных кругах, не примыкая ни к какому течению: ни к символистам, ни к акмеистам, ни к имажинистам. Она переводила с французского и публиковала критические статьи под псевдонимом «Андрей Полянин». Как критика Парнок ценили очень высоко: ее оценки не были категоричны, тон — доброжелателен. Она не восхваляла ничьи произведения до небес, но и никого не уничтожала пером. Парнок спокойно и терпеливо говорила о достоинствах и недостатках той или иной книги.

Ее холодный ум сразу верно определил место стихотворца Валерия Брюсова, которого она назвала «играющим роль великого поэта». Она же отметила четырех самых сильных поэтов из огромного сонма рифмоплетов, которые появились в начале прошлого столетия. То были Ахматова, Мандельштам, Пастернак и Цветаева.

Рядом с великой

В 1914 году Парнок познакомилась с юной — 21-летней — поэтессой Мариной Цветаевой. К моменту встречи с Соней, как Марина ее называла, Цветаева была замужем за добрым и красивым молодым человеком Сергеем Эфроном. У них была двухлетняя дочь Ариадна (Аля).

Между женщинами завязался страстный роман. На Соню производили большое впечатление стихи тогда еще никому не известной Цветаевой. Вкус Парнок был безупречен. А вот как поэту ей до Марины было весьма далеко. Вот ее стихи о любовном треугольнике, который составили она, Эфрон и Цветаева:

Я — червонная дама. Другие,

Против меня заключают

Над девяткой, любовной

Книзу лежит острием

Занесенный над сердцем

Цветаева о своем романе с Парнок написала гораздо лучше. Произведения об этом эпизоде ее жизни вошли в золотой фонд любовной русской лирики.

Под лаской плюшевого пледа

Вчерашний вызываю сон.

Что это было? — Чья победа? -Кто побежден?

Все передумываю снова,

Всем перемучиваюсь вновь.

В том, для чего не знаю слова,

Марина Цветаева, погружаясь в очередной любовный водоворот, умела забывать обо всем и обо всех.

Лето 1915-го Цветаева с дочерью, которую она поручила заботам няни, и Соней провела в Коктебеле, в доме поэта и художника Максимилиана Волошина.

В это время Сергей Эфрон был на фронте: он служил санитаром. Цветаева, конечно, волновалась за судьбу супруга. Но ей было даже по-своему приятно разрываться между ним и Парнок. Вот как она сама об этом писала: «Сережу я люблю на всю жизнь, он мне родной, никогда и никуда от него не уйду. Пишу ему то каждый день, то — через день, он знает всю мою жизнь, только о самом грустном я стараюсь писать реже. На сердце — вечная тяжесть. С ней засыпаю и просыпаюсь. Соня меня очень любит, и я ее люблю — и это вечно, и от нее я не смогу уйти. Разорванность от дней, которые надо делить, сердце все совмещает. Веселья — простого — у меня, кажется не будет никогда и вообще, это не мое свойство. И радости у меня до глубины — нет. Не могу делать больно и не могу не делать…»

Приехавшая туда же младшая сестра Цветаевой — добрейшая Анастасия Ивановна — писала о Парнок: «Я была в восторге от Сони. И не только стихами ее я, как и все вокруг, восхищалась, вся она, каждым движением своим, заразительностью веселья, необычайной силой сочувствия каждому огорчению рядом, способностью войти в любую судьбу, все отдать, все повернуть в своем дне, с размаху, на себя не оглядываясь, неуемная страсть — помочь. И сама Соня была подобна какому-то произведению искусства, словно — оживший портрет первоклассного мастера, — оживший, — чудо природы! Побыв полдня с ней, в стихии ее понимания, ее юмора, ее смеха, ее самоотдачи — от нее выходил как после симфонического концерта, потрясенный тем, что есть на свете такое».

В итоге мучились больше всего Парнок и Эфрон, которого «русская Сафо» — так называли Софию Яковлевну — считала своим конкурентом. Но не могла не оценить его красоту:

И впрямь прекрасен, юноша

Два синих солнца

под бахромой ресниц,

И кудри темноструйным

Лавра славней, нежный лик венчают.

Тем не менее женщины вместе жили в волошинском доме, в комнатах, отведенных Марине. Цветаева вошла в образ заботливой жены.

Зимой подруги поехали в Петербург, где Парнок представила Цветаеву столичному литературному миру.

В 1916 году Парнок, утомленная эмоциональной нестабильностью подруги, сменила партнершу. Ее новой возлюбленной стала артистка Эрарская, по странному стечению обстоятельств, исполнительница стихов Цветаевой.

Парнок пошла дальше. А Цветаева, по ее же словам, потом несколько десятилетий «мучилась Соней». Но это не мешало ей жить с Эфроном, от которого она в 1917 году родила дочь Ирину.

Пути женщин разошлись, оставив Парнок навсегда в истории русской литературы, потому что ее судьба пересеклась с судьбой великой Цветаевой.

Последние книги

С 1922 по 1928 год Парнок выпустила четыре сборника стихов. Времена менялись не так быстро: «чистое искусство», вышедшее из-под пера лесбиянки, еще можно было публиковать, несмотря на уже гремевшие из всех репродукторов революционные песни.

После 1928-го ее уже не печатали: публикацию произведений в таком стиле в СССР уже невозможно было себе представить.

Но София Яковлевна не то чтобы не вписалась в новую реальность. Она как не примкнула до революции ни к одному из объединений, так и в Советской России держалась особняком. Зарабатывала переводами. Приходилось и служить. В последние годы у Парнок заметно ухудшилось здоровье. Ее начали травить, обзывая «буржуазной поэтессой»…

Но в 1931 году к ней пришла последняя — и самая большая — любовь. Ее звали Нина Веденеева. Она была ученым-физиком, преподавала в МГУ. Чувство оказалось взаимным.

София Яковлевна скончалась в 1933 году на подмосковной даче, куда поехала отдохнуть с Ниной.

Смерть Парнок предчувствовала и задолго до кончины писала о ней:

Поэзия непокоя и последний миг русской Сафо

До Родиона-ледолома,
За тринадцать дней вперед,
Дрогнуло речное лоно,
Затрещал упрямый лед.

Не ходила я на реку,
Только по примете некой
Знала я наверняка,
Что вот-вот пойдет река,

Что сквозь лед тепло струится
И под теплые струи
Подставляет водяница
Бедра стройные свои,

Что природа в непокое,
Что хмельно ее вино, –
Что сейчас пойдет такое,
От чего в глазах темно!

Чем это интересно

Софья Парнок – явление страстное, независимое, нетрадиционное и при этом, как ни парадоксально, христианское. Чувственный, эстетический, мистический разгул Серебряного века в ней как будто всегда сдерживался христианским представлением о пути, который должна проделать душа. Стихотворение о том, как вскрылся лед на реке, вошло в тетрадку «Ненужное добро» в период, когда Парнок уже долгое время не публиковалась. Через год она умрет от разрыва сердца. Этот цикл чудом сохранился и был впервые опубликован Софьей Поляковой в 1979 году в США.

Это стихотворение передает творческий подъем, пережитый поэтессой в 1931–1932 годы. Последняя ее вышедшая при жизни книга «Вполголоса» (1928) производит впечатление прощания с жизнью. Мотив удушья, которое испытывает душа на земле, мотивы ухода в вечность, призрачности земного существования в ней абсолютно доминируют. Кажется, что от всего наследия Серебряного века в этот момент остался духовный аскетизм, в котором просветление даруется очень редко. Тем важнее увидеть, что просветление – или скорее, пробуждение – в творчестве Парнок все же произошло.

Стихотворение о пробуждении реки надо воспринимать в контексте страстного любовного цикла, посвященного Н.Е. Веденеевой, называемой в нем прямо. О тональности цикла говорит, например, такое восьмистишие:

Жить, даже от себя тая,
Что я измучена, что я
Тобой, как музыкой, томима!
Жить невпопад и как-то мимо,
Но сгоряча, во весь опор,
Наперерез, наперекор –
И так, на всем ходу, с разбегу
Сорваться прямо в смерть, как в негу.

Редкие строки по сочетанию прямоты высказывания, интенсивности страсти, христианской готовности к смерти. Стихотворение о пробуждении реки ценно как раз тем, сколь мощный внешний образ был найден для того, чтобы показать подобное состояние души. Здесь много скрытого эротизма. В его центре – отношения лирического «я» с рекой, которая оказывается некой стихией, живущей внутри этого «я». И вот лирическое «я» чувствует, как дрогнуло «речное лоно», опознало по «примете некой», что сейчас «пойдет река». Это лирическое «я» чувствует «тепло» воды, это оно преображается в «водяницу», в которую, по поверьям, превращаются утопившиеся жертвы несчастной любви. Это оно, как мы понимаем, и было замерзшей рекой, и теперь в ее «глазах темно» оттого, что «сейчас пойдет такое»… Возможно, это самый страстный поэтический пейзаж в русской поэзии. И то, что он создается в глухой атмосфере начала тридцатых, оставляет ощущение последнего прорыва самого Серебряного века с его поэзией «непокоя».

«С точки зрения рассудка и жизненной практики этот всплеск высокого поэтического безумия никак необъясним, – пишет Елена Романова в своей книге о Парнок. – И все же он абсолютно закономерен с точки зрения внутреннего развития поэта: как показывает анализ творческого наследия Парнок, одной из центральных мифологем ее личностного ядра была идея «последнего мига» на различных уровнях его воплощения».

Справка об авторе

Софья Яковлевна Парнох (Парнок – псевдоним) родилась в семье почетного гражданина Таганрога, провизора и владельца аптеки Якова Соломоновича Парноха. Мать Александра Абрамовна была по профессии врачом, она родила троих детей и умерла из-за врачебной ошибки, когда старшей – Соне – было десять лет. Близнецам Валентину и Елизавете было в тот момент четыре. Все эти дети в будущем станут поэтами. Замкнутость отца располагала к формированию самостоятельной личности. Одна из лучших биографов Парнок Д. Бургин пишет, что к Софье рано пришло чувство отчужденности и уверенности в себе, которое очень поможет ей противостоять общественному неодобрению и критике в будущем. Отец через пять лет женился на немке-гувернантке, появился и четвертый ребенок – Алиса. Но в этом большом доме, который хорошо сохранился в Таганроге, навсегда поселилась тяжелая атмосфера отчужденности.

Софья закончила Мариинскую женскую гимназию в Таганроге с золотой медалью. Уже в это время она пишет стихи, но период ученичества у нее был достаточно длинным. Здесь же, в Таганроге, проходил пятилетний трагичный роман с Надеждой Поляковой – отношения, которые, конечно, еще более отчуждали Парнок от повседневности провинциального города. В какой-то момент она решила уехать учиться в Женевскую консерваторию, бросила ее. Поступила на юридический факультет Высших женских курсов в Петербурге и примерно с 1908 года жила в центре литературного мира.

Впервые в печати ее стихи появились в 1906 году, но первая книга – «Стихотворения» – только через десять лет. Этот период – тоже ученичество. Парнок пробует себя в роли критика, прозаика, сочинителя детских сказок, оперного либретто. В кругу ее общения появляется композитор Михаил Гнесин, родившийся в Ростове-на-Дону, чуть позднее Максимилиан Волошин и Марина Цветаева, сближение с которой произошло в 1914 году. От этих отношений остался цветаевский цикл «Подруга», который был настолько страстным и непривычным для своего времени, что впервые увидел свет только в 1976 году.

Читать еще:  Когда читаешь поэзию встречаешь

Православие родившейся в еврейской семье Парнок – обретенное, сознательное, подчеркиваемое. Когда именно она крестилась в православие, неизвестно, но точно после 1907 года, когда по еврейскому обряду был совершен ее очень краткий брак с В. Волькенштейном.

Будучи в центре литературной жизни, Парнок, однако, никогда не примыкала ни к одной из литературных группировок. Жила в Крыму, Петербурге, Москве. Выпустила еще четыре книги: «Розы Пиерии» (1922), «Лоза» (1923), «Музыка» (1926), «Вполголоса» (1928). В последние годы, лишенная возможности публиковаться, зарабатывала переводами. Была похоронена в Москве, на Немецком (Введенском) кладбище. На похоронах присутствовали Борис Пастернак и Густав Шпет. Некрологом на ее смерть откликнулся только Владислав Ходасевич, живший в это время в Париже. Он написал, что Парнок было издано много книг, неизвестных широкой публике – «тем хуже для публики».

Сапфо. Величайшая поэтесса древности

«Напрасно искать в истории женщину, которая в поэзии могла выдержать
хотя бы приблизительное сравнение с Сапфо»
Страбон

О жизни великой поэтессы древности сохранилось мало сведений. Известно, что родилась Сапфо около 650 до н. э. на острове Лесбос в аристократической семье. Её отец Скамандроним, несмотря на своё аристократическое происхождение, занимался торговлей и нажил немалое состояние. Девочка рано осталась сиротой и не успела вкусить прелестей счастливого детства. Когда девушке исполнилось семнадцать лет, семья была вынуждена бежать с родины, из-за народных волнений против богатых аристократов.
Надо сказать, что в середине VII в. до н. э. на Митилини происходит упразднение царской власти. Власть переходит к другой ветви царского рода Пенфилидов . Впрочем, власть Пенфелидов вскоре пала в результате заговора. И тогда между ведущими аристократическими семействами разгорелась борьба за первенство. В 618 до н. э. власть в городе захватил некий Меланхр, которого древние авторы называют первым тираном Митилини. Вскоре Меланхр, объединёнными усилиями поэта Алкея , его братьев и будущего тирана Митилини Питтака, был свержен и убит. Единовластным правителем Митилини становится некий Мирсил, политика которого была направлена против определённых представителей старой митилинской знати, и многие аристократы, в том числе и род Сапфо, были вынуждены бежать с острова (это произошло между 612 и 618 до н. э.). Семья Сапфо находилась в изгнании в Сиракузах на острове Сицилия до смерти Мирсила приблизительно с 595 до н. э. И вернулась на родину приблизительно в 579 до н. э. Поселилась семья в столице острове в городе Митилини, поэтому впоследствии Сапфо стали называть Сапфо Митилинской.
Воспитывалась Сапфо в школе гетер, где в девочках развивали склонность к искусствам. А Сапфо рано проявила способности к поэзии.
Греческая культура VI—VII веков до н.э. была культурой звучащего слова. Литературные произведения передавали из уст в уста. Тогда люди умели ценить не только своё время и свой талант, но и умели не испытывать терпения своих читателей. Частенько ещё юная Сапфо декламировала свои вдохновенные строки, сопровождая их игрой на лире. Она покоряла слушателей не только прелестью и мудростью своего стиха, но и одухотворённым исполнением. Она писала оды, гимны, элегии, эпитафии, праздничные песни. Её стихи отличались от произведений других поэтов живостью и непосредственностью. В историю мировой литературы творчество знаменитой поэтессы вошло под названием «сапфического».
Как я уже говорила вам, семья эмигрировала с Лесбоса в Сиракузы. Когда же они благополучно вернулись на Митилини, Сапфо организовала вокруг себя круг из молодых аристократок, которых молодая поэтесса привлекала к занятиям поэзией, музыкой и танцами. Судя по высказанным в её стихотворениях взглядам и по достойным доверия свидетельствам, Сапфо вела безупречный образ жизни. Но злые языки позднейшего времени приписывали безнравственный характер её отношений с подругами. По-видимому, именно тогда родилось понятие «лесбийская любовь» (производная от острова Лесбос).
Серьёзные исследователи считают, что на самом деле, Сапфо возглавляла на Лесбосе женское содружество, сохранившееся как пережиток половозрастных объединений позднеродового общества Участницы его называли себя «музополами» (производная от Муз) и под руководством Сапфо разучивали и совершали обряды, связанные с культом Афродиты: поэтому-то тематика стихотворений Сапфо и была сугубо женской. Потом, когда родовые пережитки были забыты, поэтессе стали приписывать нетрадиционную любовь к женщинам.
Меж тем Сапфо вышла замуж за богатого человека — Керкиласа, жителем Андроса. У неё родилась дочь, названная Клейс, или Клеида, которой Сапфо посвятила целый цикл стихов. К сожалению, и муж её, и ребенок прожили недолго. Тут хотелось бы поговорить с вами об особенностях социального положения женщины на Лесбосе, ведь социальное положение не был одинаковым на всей территории всегреческого союза. Меж тем. женщины на Лесбосе, как вообще в Эолиде, пользовались большей свободой, чем в прочих областях греческого мира и не имели почти никаких ограничений в своей социальной активности. Кроме того, часть семейного имущества могла передаваться по женской линии наряду с мужскими гетериями (Гетерия-союз, товарищество). Именно при помощи таких гетерий в древних греческих демократиях союзы знатных создали возможность передавать свои титулы и своё состояние по наследству. Причём, кроме мужских аналогов подобных союзов, на острове сохранялись фиасы (союзы), аналогичные содружества женщин. Сапфо возглавляла такой фиас — культовое объединение, посвящённое Афродите, одной из задач которого было приготовление к замужеству знатных девушек. В рамках программы фиаса Сапфо обучала девушек музыке, танцам, стихосложению.
Изображение величайшей поэтессы того времени встречается на митилинских монетах. Сохранились также мраморные и глиняные копии знаменитой статуи Сапфо, изваянной Силанионом . Из стихотворений её, разделённых на 9 книг по числу Муз, наибольшей славой пользовались её эпиталамии и гимны.

Сапфо
Гимн Афродите

К тебе, божественно прекрасная Афродита,
бессмертная дочь Зевса, козни плетущая, взываю!
Душу мне скорбью и горечью, о Дева,
не береди!

Но приди издали, как делала прежде,
мой призыв услышав.
Когда звала я тебя, и ты ко мне нисходила, отчий дворец покинув
на златой своей колеснице,

И вела её вихрем, разбрызгивая искры чудные
над тёмной землёй.
Небо пронзив
в плотном эфире,

примчавшись, представала пред взором моим,
улыбалась божественным ликом своим…
вопрошая: «что случилось снова с тобой?
Отчего звала к себе?

Что печалит душу твою истово?
Кого вновь склонить
любви твоей внять?
Кто, Сапфо, обижает тебя?

Кто, уйдя, назад вернётся,
и не принявший даров твоих, сам с дарами придёт?
Кто нынче не любит, но вскоре полюбит
тебя, сам того не желая?».

О, явись ко мне сей же час, и от злых забот
избавь! И всё, что душа моя жаждет
в жизнь претвори!
Пусть воля твоя станет помощником мне!

(перевод: Ирина Анастасиади)

Учитывая то, что отдельные произведения Сапфо были записаны спустя несколько веков после её смерти, можно предположить, что до нас дошли жалкие остатки её поэзии. Однако о масштабах её дарования мы можем судить по воспоминаниям современников Сапфо и её потомков. Её творчество и её мировоззрения оказали огромное влияние на римских поэтов Горация и Катулла . Страбон называл её не иначе как чудом, утверждая, что «напрасно искать в истории женщину, которая в поэзии могла выдержать хотя бы приблизительное сравнение с Сапфо». Сократ величал её своей «наставницей в вопросах любви».
«Сапфо воспламеняет во мне любовь к моей подруге! — восклицал Овидий и советовал: Заучивайте наизусть Сапфо! Кто может быть страстнее её!» Ну а Солон, познакомившись с её поэзией, понял, что он «не желал бы умереть, не выучив её стихов наизусть».
Главным достоинством стихотворений Сапфо являются их напряжённая страстность, искренность её чувств и храбрость не скрывать правды от читателя. Всё это пленит её читателя – и самого взыскательного и самого простодушного. Сапфо на многие века вперёд поставила рекорд божественного экстаза, подняв планку на недосягаемую высоту.
Нам известны все её романы с мужчинами. Ею увлекался Алкей, поэт. Однако их связь не переросла в нечто большее. Вскоре после окончания романа с Алкеем, Сапфо вышла замуж и родила девочку. Эту дочь она нежно любила всю свою жизнь и посвятила ей целый цикл стихов. Пожалуй, в мировой поэзии мало найдётся столь талантливых строк, воспевающих материнство. Но судьба жестока к поэтам. Как я уже говорила вам, и муж, и ребёнок Сапфо прожили недолго. Пытаясь заглушить горе, поэтесса всецело отдалась поэзии.
Причём смерть Сапфо молва связывает с самоубийством из-за мужчины. Последняя любовь поэтессы не обошлась без вмешательства богов. Жил на острове молодой перевозчик Фаон, который однажды под видом старухи переправил на азиатский берег Афродиту. Та в благодарность за услугу подарила юноше чудодейственную мазь, превратившую его в красивейшего мужчину. Сафо не могла не полюбить Фаона и, не встретив взаимности, бросилась вниз с Левкадской скалы.
«Я любила, я многих в отчаянии призывала на своё одинокое ложе, — Говорит Сапфо, — но боги ниспослали мне высшее толкование моих скорбей… Я говорила языком истинной страсти с теми, кого сын Киприды ранил своими жестокими стрелами… Пусть меня бесчестят за то, что я бросила своё сердце в бездну наслаждений, но, по крайней мере, я узнала божественные тайны жизни! Моя тень, вечно жаждущая идеала, сошла в чертоги Гадеса, мои глаза, ослеплённые блестящим светом, видели зарождающуюся зарю божественной любви!».
Воистину, нельзя лучше и честнее сказать о своей жизни!

Кого называли русской сафо в поэзии

Сафо (Сапфо,ориентир. 630-572 до н.э.) Фреска в Помпеях

Завижу лишь облик сияющий твой —
Дышать не могу я спокойно.
Мучительно счастье быть рядом с
тобой —
Его только боги достойны.

Услышав твой голос и встретив
твой взгляд,
Я вымолвить слова не смею.
Мне в кровь проникает
таинственный яд.
Я мёрзну, и я пламенею.

Дышать я не в силах, мне горло
свело.
В ушах — будто шум океана.
Я глохну, в глазах и темно, и
светло.
А сердце стучит неустанно.

Сафо родилась на острове Лесбос.
Лесбос – один из самых крупных греческих островов в Средиземном море.
Он расположен далеко от берегов Эллады,зато до Малой Азии, нынешнего
западного побережья Турции, рукой подать.

Поэтому весь уклад жизни на Лесбосе был, если можно так выразиться,
немного с восточным акцентом.
В семье, не самой аристократической, но достаточно знатной, будущую
поэтессу назвали — Псапфа, так произносилось по-эолийски ее имя. Уже
позднее, когда оно прогремело по всей Элладе, его переиначили в Сапфо,
а ещё позже, с появлением французских переводов её стихов,
имя превратилось в Сафо.
С детских лет Сафо участвовала в праздниках, свадебных обрядах,
религиозных мистериях, славивших богиню любви Афродиту, богиню земли
и плодородия Геру, богиню дикой природы и охоты Артемиду.
Женщины и девушки несли гирлянды цветов и пели гимны,
воспевали любовь и животворящие силы.
В Древней Греции жреческие функции очень часто исполняли женщины. Чаще
всего они были жрицами храмов и прорицательницами. При некоторых храмах
практиковалась так называемая храмовая проституция – «жрицы любви»
отдавались любому желающему, и такой половой акт считался мистическим
слиянием с божеством.Но были и, так сказать, неформальные жрицы:
женщины одного круга собирались в доме одной из подруг, разучивали
гимны и ритуальные действа, а потом исполняли их на свадьбах
и во время священнодействий.
Такой кружок женщин-жриц собирался и в доме Скамандронима,
отца Сафо. Можно сказать, что девочка с малых лет росла в атмосфере обожествления любви.

Читать еще:  Почему лирический герой поэзии лермонтова воспринимает любовь как страсть

Митилины — столица Лесбоса в наше время

О внешности Сафо еще в античную эпоху спорили философы и поэты.
Платон называл ее прекрасной. Другой философ соглашался,
хотя и с оговорками: «Мы можем так ее называть, хотя и была она смуглокожей
и маленького роста».Да, Сафо не соответствовала идеалу античности –
грекам и римлянам нравились статные белокурые женщины со светлой кожей.
Но Сафо «брала» не этим. Живой ум, талант и темперамент освещают изнутри женщину,
наделяют особым очарованием.
Сафо вышла замуж, у нее родилась дочь,но муж и дочь прожили недолго.
Семейная жизнь Сафо и ее супруга вряд ли отличалась от жизни
других знатных греческих семей. В древности женились и выходили замуж
по воле родителей. Если и была поначалу любовь между новобрачными,
то этот дар Афродиты не вечен.
И по прошествии нескольких лет супруги отдалялись друг от друга.
Мужья жили своей жизнью, жены – своей. Мужской мир был на виду: война,
политика, развлечения – бани, гетеры, юноши. Женский мир был
более закрытым, потаенным. В доме Сафо сложился кружок,
своего рода салон, где собирались просвещенные женщины Митилены,
звучали стихии песнопения, исполнялись танцы и мистерии.
Круг поклонниц Сафо ширился.
Ее стихотворные гимны и молитвы были проникнуты таким личным чувством,
такою страстью, что окружающие убеждались: поэтесса непосредственно
общается с богами. «Говорила я во сне с Кипридой»,– писала Сафо.
На ее зов богиня любви являлась, «колесницей правя золотою»,
и благосклонно выслушивала ее мольбы.

Лоуренс Альма Тадема Сафо и Алкей

У Сафо появились воспитанницы – юные девушки,
которых Сафо учила основам религии, изящным искусствам,
благородным манерам, а главное – готовила к будущему браку.
Постепенно поэтесса стала наставницей своего рода
закрытой школы «воспитания чувств». Девицы из благородных семейств
Лесбоса поступали туда подростками, а выходили в расцвете женственности
прямо под венец. Принимала Сафо под свое попечительство и
девушек-беженок. Немало семей переселялось на Лесбос из греческих
городов Малой Азии,постоянно подвергавшихся нападению местных царей.
Отдельную группу воспитанниц составляли рабыни, их не учили специально,
они были «невольными слушательницами» и участницами занятий.
Вероятно,собственный опыт подтолкнул поэтессу к созданию
«пансиона благородных девиц». Ведь совсем юная Сафо стала женой,
будучи совершенно не готовой к браку, и в результате –
что она могла испытать в интимной жизни, кроме разочарования?
Постепенно сестринская дружба между воспитанницами
превращалась в любовь.Сафо считала, что, научившись любить подругу,
девушка научится любить и принимать любовь будущего мужа.
Поэтесса восторженно воспевала отношения, возникающие между подругами.

В руки арфу возьми, Абантис,
И спой о подруге Гонгилле!
Видишь, страсть ее вновь
Над тобою птицей парит…
О, я этому рада!

В.Корбаков Поэтесса Сафо читает стихи о любви лесбиянкам

Кроме этой «сладкой парочки», из стихов Сафо мы узнаем имена множества
других ее подруг и воспитанниц.На глазах наставницы они из неловких
подростков превращались в прелестные создания. Красота – это еще
одно божество Древней Греции, может быть, самое могущественное.
Физическая красота юноши или девушки, мужчины или женщины была
главной причиной возникновения любви.
При этом влечение к особе того же пола не
осуждалось.В личной жизни запрещалось только кровосмешение и порицалась
супружеская измена. Например, греки сурово осуждали жену спартанского
царя Елену, из-за которой разгорелась Троянская война.
Но Сафо и тут была самостоятельной в суждениях, она первой оправдала Елену
– ведь она любила, значит, неподсудна.

Г.Климт Сапфо Вена

Красотою всех на земле покоряя,
Елена всех позабыла –
И мужа, и дитя родное:
Гнала беглянку сила Киприды.

Сафо часто влюблялась в своих воспитанниц.
И это были сильные, глубокие чувства. Поэтесса мастерски передавала
душевное смятение нарождающейся любви:

«Эрос вновь меня мучит истомчивый-
Горько-сладостный, необоримый змей».

Затем страсть охватывала ее: «Страстью я горю и безумствую. »
Ревновала: «Иль кого другого ты любишь больше, чем меня?»
Горевала, если девушка охладевала к ней:«…обо мне же ты забыла».
И жаловалась:«Те, кому я отдаю так много, всего больше мук причиняют.»
Впрочем, бывало, что и сама отвергала чужую любовь, иногда и с насмешками:
«Противней тебя я никого,милая, не встречала!».

Рафаэль Сапфо Ватикан

Но было и совершенно новое, небывалое, что привнесла Сафо в практику своего
салона – это создание «тройственных союзов». Педагогическая мысль тут
заключалась в следующем: в самом деле, чему могут научиться друг у друга
две юные девушки,почти девочки? А вот если в их дружеском и любовном
общении, тем более в эротических играх, будет непосредственно
участвовать более опытная партнерша, умело направляя и нежные слова,
и ласки… Но не будем судить слишком строго женщин той древней поры.
Их мир лишь в ничтожной степени отражал мужской мир со всеми его пороками.
Уж на что,казалось бы, добродетелен был Сократ.
Так ведь и он любил своих учеников – в самом прямом смысле слова.

После прихода к власти нового царя семье Сафо пришлось отправиться в
изгнание.Почти десять лет Сафо жила на Сицилии, в Панорме (ныне Палермо).
Но именно тогда ее слава распространилась по всей Греции.
Ее изображения стали появляться тут и там, наряду с богами и героями,
её профиль чеканили на монетах,
строки ее стихов не только переписывали на папирусах,
но и наносили на глиняные сосуды.

Ваза Сафо V век до н.э.

Кадр из фильма о Сафо

Кстати, благодаря этому до нас дошли многие фрагменты: глина прочнее бумаги.
Когда Сафо смогла вернуться на Лесбос,
ей было уже за сорок. Это весьма почтенный возраст для женщины той эпохи.
Ее дом по-прежнему был «домом муз», но в прежнем виде Сафический фиас
(сообщество) не возродился. Страсти утихли в душе поэтессы, им на смену
пришли размышления о вечном:

«Одно богатство – спутник ненадежный,
Коль не шагает рядом добродетель».

Много огорчений доставил ей на склоне лет беспутный брат Харакс.
Он успешно торговал оливками и вином (лесбосские вино и оливки считались
лучшими в Греции), но однажды влюбился в красивую рабыню одного
митиленца, звали ее Дориха. Выкупил Харакс рабыню, или она убежала от
хозяина, только уплыли они вместе в Навкратис, греческую колонию в
дельте Нила. Сафо, как в прежние годы, обратилась с мольбой к своей
заступнице Афродите,чтобы она «отсушила» брата от распутницы,
вернула его семье. Но богиня любви не явилась к Сафо. Видно, у богини
появились новые любимицы.
Тем временем Дориха вытянула из Харакса все деньги, и он вернулся домой
гол, как сокол. А Дориха стала самой знаменитой гетерой в колонии.
Когда она умерла,ее многочисленные любовники воздвигли на ее могиле
роскошный памятник.

Сафо VI век до н.э.

Сафо старела. Это тяжкое испытание для любой женщины.
Особенно для поэтессы, которая, как писал современник,
«любила с лирой в руках». И все-таки,когда уже некого больше любить,
остается последняя, великая любовь – любовь к жизни.

Смерть – это зло. Так установлено богами:
Когда б не так, то боги были б смертны.

Возможно, эта мысль Сафо поддерживала ее в последние годы.
Существует в разных вариантах поэтическая легенда о Сапфо,
что она влюбилась в моряка Фаона,
который презирал женщин и интересовался только морем.

Жак-Луи Давид Сафо и Фаон Эрмитаж

Каждый день он уплывал в море на лодке,
а Сапфо дожидалась его возвращения на скале.
Однажды он не вернулся ,и Сапфо бросилась со скалы в море.

Антуан-Жан Гро. «Сафо на Левкадской скале», 1801

Платон назвал Сафо «десятой музой».Она, не таясь, открыла свою душу,
а в ней– безграничный мир любви.Подлинным шедевром лирики Сафо
считается стихотворение без названия,которое в русской литературе получило
наименование «2-я ода». Ее переводили и пересказывали выдающиеся поэты
разных стран. В России к ней обращались, начиная с XVIII века, Н.А.Львов,
В.А.Жуковский,А.С.Пушкин, Д.В.Давыдов, многие другие поэты.
Оказалось, что все названные поэты переводили 2-ю оду Сафо именно в пору
своей влюбленности, это было для них выражением пылкого признания.
Пушкин вольно переложил лишь первые строфы 2-й оды:

Счастлив, кто близ тебя, любовник
упоенный,
Без томной робости твой ловит
светлый взор,
Движенья милые, игривый разговор
И след улыбки незабвенной.

«Томная робость» Пушкина становится понятна, если знать,
что посвящение «К***» означает – Е.А.Карамзиной,жене великого
историографа и писателя Карамзина. Ею был был тайно увлечен юный Пушкин,
разумеется, без малейшей надежды на взаимность.
В оригинале, конечно, стихотворение Сафо совсем иное.
В мировой поэзии вряд ли сыщется более страстная исповедь
влюбленной женщины.

…Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слова.
Миг один – и язык немеет,
Быстро жар пробегает под кожей,
И глаза не видят, звон в ушах
неумолчный…

Здесь любовное переживание доведено до физиологических ощущений,
и любой врач, прочитав, скажет: у героини давление зашкаливает,
температура повышается, наступает жар. А градус страсти все накаляется:

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Все охвачено тело, цвета жухлой травы
Вдруг становится кожа, кажется мне –
Вот-вот с жизнью расстанусь.

Больше 30 лет назад вышел знаменитый альбом Давида Тухманова
«По волне моей памяти» (1975 год). Вторым треком диска была как раз песня
на стихи Сафо,та самая 2-я ода. Накал страсти буквально потрясал,
да и музыка была хороша.

Стихотворение Сафо, положенное на музыку Д.Тухмановым:

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос

И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться:
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слово.

Но немеет тотчас язык, под кожей
Мимолетный жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же —
Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Члены все охвачены, зеленее
Становлюсь травы, и вот-вот как будто
С жизнью прощусь я.

Но терпи, терпи: чересчур далёко
Всё зашло…
Перевод В.Вересаева

Однако неиспорченный советский слушатель не понимал,
какая драматическая ситуация отражена в этих стихах.
Дело в том, что исходным текстом для переводов и переложений
2-й оды были французские стихи Буало, который, в свою очередь,
вдохновлялся латинским пересказом Катулла. И только обращение
к древнегреческому оригиналу представляет истинную драму.
Герои стихотворения – не только Она (героиня и автор) и Он, здесь есть
и третий (или третья):

Тот счастливец, богу подобный,
Кто с тобою сидит близко-близко,
Слушает завороженно нежный голос
И прелестный смех…

Это влюбленная женщина видит соперницу (или соперника) рядом с обожаемым
человеком, отчаянно ревнует и любит одновременно. Вот почему эти строки
пронизаны еще и болью…По большому счету, состав действующих лиц и их
половая принадлежность не столь уж важны – на такую надмирную высоту
вознесла Сафо свою любовь.

Но… Поэзия – одно, а проза жизни – другое.
Мало кто знает и ценит стихи Сафо.
Ее поэтическую славу заслонила ее, что называется, «дурная слава».
Имя Сафо и название родного острова Лесбос стали
нарицательными для обозначение женской однополой любви.
И в поэтическом, и в эротическом отношении у Сафо появилось множество
последовательниц, в том числе в России.
В жизни и творчестве некоторых русских поэтесс эти две ипостаси соединялись.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector