0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему сократ в тюрьме начал заниматься поэзией

Почему сократ в тюрьме начал заниматься поэзией

В. С. НЕРСЕСЯНЦ

В ожидании смерти Сократ после суда провел в тюрьме долгих 30 дней. Дело в том, что еще накануне суда на остров Делос отплыл корабль с феорией, священным посольством. Наступили дни делосского праздника Аполлона. Смертные казни в Афинах в такие праздники приостанавливались до возвращения феории обратно.

Делии справлялись раз в четыре года. Ионийские города посылали на Делос, родину Аполлона, торжественные делегации с хорами из лучших певцов. Афинское посольство направлялось туда на корабле «Делиас», том самом, на котором плыл сам легендарный Тесей, сын афинского царя Эгея. Предание гласило, что Тесей вместе с семью юношами и семью девушками в качестве дани на «Делиасе» отправился на Крит к царю Миносу. Юноши и девушки обычно приносились в жертву критскому чудовищу Минотавру. Но Тесей убил его и положил конец кровавой дани. Тогда-то афиняне и дали Аполлону обет справлять в память о подвиге Тесея Делии. Обет неукоснительно соблюдался ими. Это и отодвинуло казнь Сократа на целый месяц.

В тюрьме Сократ пребывал в обычном для него светлом и бодром настроении. Его навещали родные и друзья. И до самого заката солнца последнего тюремного дня Сократа продолжались беседы — о жизни и смерти, добродетелях и пороках, законах и полисе, богах и бессмертии души.

Отсрочка казни дала Сократу возможность еще раз продумать смысл того божественного призвания, которое определило его жизненный путь и занятия.

Себя Сократ считал служителем светлого бога Аполлона. На протяжении долгой жизни не раз ему снился один и тот же сон. Картина сновидений менялась, но слова во сне звучали те же самые: «Сократ, твори и трудись на поприще Муз». Прежде Сократ считал эти слова из сновидений божественным призывом и советом заниматься философией, поскольку в сфере Муз она, по мнению Сократа, была высочайшим из искусств. Но теперь, в ожидании казни, Сократ стал сомневаться, правильно ли он истолковал ранее смысл призыва в повторявшихся сновидениях, не приказывал ли ему этот божий призыв заняться обычным искусством, т. е. поэтическим творчеством. И вот, повинуясь новой версии толкования своих прежних сновидений, Сократ сочинил гимн в честь богов-близнецов Аполлона и Артемиды. Согласно Диогену Лаэртскому, начало этого гимна звучало так:

Поклон Аполлону и Артемиде священным,
Брату поклон и сестре!

Но поэзия трудно давалась старому философу. «. Почтив бога, я понял, — признавался Сократ, — что поэт — если только он хочет быть настоящим поэтом — должен творить мифы, а не рассуждения. Сам же я даром воображения не владею. » (Платон. Федон, 61 b). Поэтому, продолжая свое очищение поэтическим искусством, Сократ переложил стихами несколько басен Эзопа, Диоген Лаэртский приводит первые две строчки одного из этих стихов:

О добродетели вы не судите мудростью массы, — Так говорил коринфянам однажды Эзоп.

В тюрьме Сократа часто навещал его старый друг Критон, который «ублаготворил», как он выразился, тюремного сторожа и добился его расположения. Накануне возвращения священного посольства с Делоса Критон стал настойчиво склонять Сократа к побегу из тюрьмы. Детали побега были уже продуманы его организаторами, друзьями Сократа. «Да и не так много требуют денег те, кто берется спасти тебя и вывести отсюда», — уговаривал Сократа его друг. Кроме самого Критона, дать деньги для побега пожелали фессалийцы Симмий и Кебет, да и другие сторонники Сократа. Конечно, признался Критон, организаторам побега приходится считаться с известным риском. На них, видимо, донесут, но друзья Сократа твердо решили спасти его. Скорее всего, заметил Критон, на доносчиков, этот «дешевый народ», и вовсе не понадобится много денег.

Желая уговорить Сократа, Критон сослался на несправедливость приговора, напомнил об ответственности перед семьей и малолетними детьми, остающимися в нужде и без поддержки. Побег же будет успешным, и Сократ найдет приют у преданных друзей в Фессалии.

Привел Критон и такой довод. Отказ Сократа от побега бросит, мол, тень и на его друзей. Большинство станет говорить, что друзья отшатнулись от Сократа в трудный час, пожалели денег и усилий для его спасения.

С предложением и доводами Критона Сократ не согласился. Бегство из тюрьмы было для него совершенно неприемлемо. Это было бы, по его мнению, бесчестным и преступным поступком, несправедливостью и злом. Хотя большинство и в состоянии убить нас, заметил Сократ; однако в вопросе о добродетельном, справедливом и прекрасном следует руководствоваться не мнением большинства, а мнением людей разумных и самой истиной. «. Согласно или не согласно с этим большинство, пострадаем ли мы от этого больше или меньше, чем теперь, все равно, — считал Сократ, — несправедливый поступок есть зло и позор для совершающего его, и притом во всех случаях» (Платон. Критон, 49 b).

Цель, даже высокая и справедливая, не оправдывает, по мнению Сократа, низких и преступных средств. И он считал недопустимым отвечать несправедливостью и злом на чужую несправедливость и зло. Сократ не раз высказывал ту мысль, что лучше претерпеть чужую несправедливость, чем самому творить ее. Воздавать злом за зло — несправедливо, полагал Сократ, расходясь в оценке этого ключевого этического момента с мнением большинства своих современников. В данном отношении его позиция довольно близка к последующей этике непротивления злу насилием.

Критику мотивов бегства из тюрьмы Сократ в дальнейшем ведет от имени Законов, как если бы последние собственной персоной явились в тюремную камеру, чтобы своим авторитетом и личным вмешательством предотвратить замышляемое преступление. «Тогда посмотри вот как, — говорит Сократ Критону, — если бы, чуть только собрались мы отсюда удрать — или как бы мы это там ни назвали, — вдруг пришли Законы и само Государство и, заступив нам дорогу, спросили: ,,Скажи-ка, Сократ, что это ты задумал? Не замыслил ли ты поступком, который собираешься совершить, погубить, насколько это от тебя зависит, нас, Законы, и все Государство? Или, по-твоему, еще может стоять целым и невредимым то государство, в котором судебные приговоры не имеют никакой силы, но по воле частных лиц становятся недействительными и отменяются?»» (Там же, 50 b).

Законы ставят Сократа перед альтернативой: если он погибнет в соответствии с приговором, он кончит свою жизнь, обиженный людьми, а не Законами; если же он убежит из тюрьмы, позорно воздав обидой за обиду и злом за зло, то нарушит свои обязанности гражданина перед Государством и Законами и причинит им ущерб. Такое преступление навлечет па него гнев не только земных, но и божественных законов: ведь Законы Аида, куда переселяется каждый после смерти, — родные братья здешних, земных Законов.

Эту речь Законов, признается Сократ, он слышит так же явственно и отчетливо, как корибантам — жрецам Великой Матери богов — во время их экстатических оргий слышатся звуки небесных флейт.

Аргументы, вкладываемые Сократом в уста Законов, это, по существу, лишь наглядная и драматическая форма выражения тех же самых положений, которыми он последовательно руководствовался на протяжении всей своей жизни до суда и на самом процессе. Поэтому бегство из тюрьмы для него было бы такой же изменой себе и своему делу, как и примиренческая по отношению к обвинителям и судьям позиция на суде. Согласие на смерть — необходимое и неизбежное условие борьбы за справедливость, если, конечно, эта борьба серьезна и принципиальна. Именно такой была жизненная и философская борьба Сократа. И когда настал час оплаты последних жизненных счетов, он был давно и твердо готов к смерти.

Существенным мотивом против побега из тюрьмы был полисный патриотизм Сократа, его глубокая и искренняя привязанность к родному городу. У 70-летнего философа было достаточно времени уяснить свои взаимоотношения с Афинами. Вся долгая предшествующая жизнь его, если не считать участия в трех военных походах и одну отлучку из города во время праздника Посейдона на Истме, прошла в Афинах. Не все в афинской политике нравилось Сократу. Мы уже были свидетелями ряда его драматических столкновений с афинскими правителями и демосом. Но все его критические выпады против афинских порядков и ссылки на Спарту и Крит как примеры благоустроенных государств неизменно оставались в границах и горизонте его полисного патриотизма. Преданность родному полису и его законам была для Сократа высшей этической нормой взаимоотношений гражданина и полиса в целом.

Обвинители Сократа вовсю, конечно, использовали стойкую молву о его проспартанских настроениях, выдавая их за проявление враждебности к афинскому полису, его устоям и нравам. Это было злостной и нечистоплотной игрой на патриотических чувствах афинского демоса. Если какие-то черты спартанского пли критского государственного строя и нравились Сократу, из этого вовсе не следовало, будто он предпочитает эти полисы своему родному, Его реформаторская критичность была нацелена на разумное и справедливое, как он понимал, ведение государственных дел, а не на причинение ущерба Афинам. Жизнь и особенно смерть Сократа не оставляют сомнений па этот счет.

Последний день Сократа прошел, судя по платоновскому «Федону», в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ так оживленно обсуждал эту проблему с Федоном, Симмием, Кебетом, Критоном и Апол-лодором, что тюремный прислужник несколько раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать, горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и даже трижды. Подобные напоминания лишь актуализировали тему беседы.

Сократ признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды, — ведь умерших, как гласят старинные предания, ждет некое будущее. Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая подготовка к смерти жизнь — трудное и мучительное дело. «Те, кто подлинно предан философии, — говорил Сократ, — заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью. Люди, как правило, этого не замечают, но если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом, негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся!» (Платон. Федон, 64).

Читать еще:  Какова главная цель поэзии ломоносова

Подобные суждения Сократа опираются на величественное и очень глубокое, по его оценке, сокровенное учение пифагорейцев, гласившее, что «мы, люди, находимся как бы под стражей и не следует ни избавляться от нее своими силами, ни бежать» (Там же, 62 b). Смысл пифагорейского учения о таинстве жизни и смерти состоит, в частности, в том, что тело — темница души и что освобождение души от оков тела наступает лишь со смертью. Поэтому смерть — освобождение, однако самому произвольно лишать себя жизни нечестиво, поскольку люди — часть божественного достояния, и боги сами укажут человеку, когда и как угодна им его смерть. Закрывая таким образом лазейку для самоубийства как произвольного пути к освобождению, пифагорейское учение придает жизни напряженный и драматический смысл ожидания смерти и подготовки к ней.

Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не происходит, допустили его осуждение. Все это бросает дополнительный свет на непримиримую позицию Сократа, па его постоянную готовность ценой жизни отстоять справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести земную жизнь не как попало, а в напряженной заботе о дарованной ему бессмертной душе.

Сократовская версия жизни в ожидании смерти была не безразличием к жизни, но, скорее, сознательной установкой на ее достойное проведение и завершение. Ясно поэтому, как трудно приходилось его противникам, которые, столкнувшись с ним, видели, что обычные аргументы силы и приемы устрашения не действуют на их оппонента. Его готовность к смерти, придававшая невиданную прочность и стойкость его позиции, не могла не сбить с толку всех тех, с кем он сталкивался в опасных стычках по поводу полисных и божественных дел. И смертный приговор, так логично завершивший жизненный путь Сократа, был в значительной мере желанным и спровоцированным им самим исходом. Смерть Сократа придала его словам и делам, всему, что с ним связано, ту монолитную и гармоничную цельность, которая уже не подвержена коррозии времени. Сократ, кончивший свою жизнь по-другому, был бы другим Сократом — не тем, кто вошел в историю и заметен в ней отовсюду.

Смертный приговор Сократу как преступнику осудил в глазах афинян и представленную им истину как преступницу. Смысл сократовской масштабности — жизни, учения и смерти Сократа — как раз и состоит в том, что происшедшее с ним в новом свете обнажило внутреннее напряжение и тайную связь между истиной и преступлением, позволило увидеть осуждение философской истины не как простую судебную ошибку или недоразумение, по как принцип в ситуации столкновения индивида и полиса. Сократовский случай преступления позволяет проследить трудные перипетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе очевидно для нас, было — в перспективе — видно и понятно и самому Сократу: мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Последний день Сократа клонился к закату. Настало время последних дел. Оставив друзей, Сократ удалился на омовение перед смертью. Согласно орфическим и пифагорейским представлениям, подобное омовение имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни.

После омовения Сократ попрощался с родными, дал им наставления и велел возвращаться домой.

К этому времени тюремщик напомнил, что пора выпить яд.

Ранее в Афинах приговоренного к смерти сбрасывали со скалы. Но с прогрессом нравов и, видимо, с увеличением числа смертных приговоров цивилизовалась и процедура их исполнения. Во времена Сократа приговоренный к смерти в назначенное время выпивал чашу растертой ядовитой цикуты (болиголова).

Когда принесли цикуту, Сократ, мысленно совершив возлияние богам за удачное переселение души в иной мир, спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он еще немного походил, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан и закутался. Затем, раскрывшись, сказал: «Критон, мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте» (Там же, 118). Это были последние слова Сократа. Жертвоприношение петуха сыну Аполлона Асклепию, богу врачевания, обычно полагалось за выздоровление. Сократ же имел в виду выздоровление своей души и ее освобождение от бренного тела.

Биография и философия Сократа

Великий древнегреческий мыслитель Сократ в известном смысле может быть назван воплощением философии. Он не только основатель афинской философской школы, из которой вышли крупнейшие представители античной мысли — Платон и Аристотель. В сущности, Сократ направил философию на совершенно новые пути, его деятельность ознаменовала важнейший этап в её развитии. Учёные делят всю древнегреческую философию на два больших периода — досократовский и послесократовский.

Детство и личная жизнь Сократа

Сократ родился в Афинах около 470 г. до н. э., и вся его жизнь была связана исключительно с этим городом. Происходил он из довольно родовитой, но обеда [евшей семьи, так что его родителям приходилось зарабатывать на жизнь ремёслами: отец философа был второстепенным скульптором, мать — повивальной бабкой. Внешне Сократ очень мало соответствовал классическому греческому идеалу красоты: невысокий полноватый, лысый, курносый. Но под неказистыми чертами крылись удивительные душевные сокровища.

Биография Сократа небогата событиями. Был женат (возможно, дважды), имел несколько детей. Поддерживал наследственную дружбу с семьей Аристида Справедливого, находился в близких отношениях с его внуком, тоже Аристидом, унаследовавшим нравы деда. Неоднократно принимал участие в военных походах, как и любой афинский гражданин. Порой занимал различные полисные должности — опять же, как любой гражданин. На первый взгляд он ничем не выделялся среди окружающих. Подлинная биография Сократа — это история его мысли.

Софистские высказывания Сократа

Начав заниматься философией (ею учителем стал приехавший в Афины милетский философ Архелай), Сократ на первых порах изучал происхождение мира, законы, по которым он живёт, т. е. оставался в рамках круга проблем, привлекавших ранних ионийских мыслителей. Но уже вскоре решительно отошёл от этой проблематики, признав её неплодотворной, и обратился к постижению совсем иного — человека, его внутреннего мира, взаимоотношений между людьми, нравственности. Сократ был одним из тех, кто повернул философию «лицом к человеку». Старинное изречение «Познай самого себя» стало его излюбленным лозунгом.

Основополагающим для развития греческой мысли второй половины V в. до н. э. — эпохи, когда жил Сократ, — было движение софистов. Эти философы и учёные-энциклопедисты разрабатывали почти исключительно темы и дисциплины, связанные с человеком. Взаимоотношения софистов и Сократа — вопрос непростой. Современники не видели между ними принципиальной разницы. Например, в комедии Аристофана «Облака» Сократ выведен и осмеян как типичный пример софиста. И поныне можно встретить суждение: Сократ — софист, более того, самый крупный из софистов.

Действительно, Сократа не понять иначе, как в контексте софистического движения. Он воспринял всё ценное, что содержалось в гениях софистов. Посвятил себя разработке тех же проблем, что и они. Но вот решал эти проблемы совершенно по-другому. Он решительно выступил против главных идей софистов по принципиальным вопросам бытия, постоянно полемизировал с ними, противопоставил себя им всем своим образом жизни.

Софисты были, как правило, богатыми, процветающими и важными — Сократ же, человек небольшого достатка, ходил по городу в простой одежде, часто босиком, возможно подражая непритязательностью обихода Аристиду. Софисты путешествовали из полиса в полис — Сократ почти никогда не покидал родных Афин. Софисты давали за высокую плату уроки в домах состоятельных молодых граждан — Сократ обычно вёл свои беседы на улицах, в лапках, палестрах (помещения для занятий спортом), причём никогда не брал денег с учеников, говоря: «Я вообще никого ничему неучу, мы вместе ищем истину. Софисты много писали — Сократ не оставил после себя никаких трудов.

Софисты произносили перед слушателями вычурные речи, не терпели возражений — Сократ в противовес этому монологизму блестяще разработал метод философского диалога. Серией вопросов, на первый взгляд простых и наивных, а в действительности сложнейших («Что такое доблесть?», «Что такое красота? и т. п.), он заставлял своего оппонента признать неправоту его взглядов, осознать собственное незнание. И так приводил собеседника к мысли о необходимости поиска истины, без которой человек жить не может.

Философия Сократа

Сократовское учение исследовать чрезвычайно трудно, и именно потому, что он не изложил его в письменной форме. Приходится знакомиться со взглядами Сократа в пересказе его учеников — Платона и Ксенофонта. А они могли многое исказить, сознательно или непреднамеренно приписать учителю собственные идеи. Да к тому же это изложение местами противоречиво.

Некоторые учёные считают, что Сократ вообще не имел позитивной философской системы, что он только всё критиковал и призывал во всём сомневаться. Но тогда чем бы действительно отличался он от софистов? Сократ был великим парадоксалистом и мастером иронии. Ирония звучит и в его знаменитых словах: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Сократ — ярко выраженный рационалист, и это роднит его с софистами, Однако последние с помощью логики, рациональных аргументов подрывали традиционные устои и ценности, а Сократ, напротив, стремился обосновать их. Софисты учили, что всё относительно, а абсолютной, общей для всех истины просто не существует. Сократ же в противовес их релятивизму и субъективизму признавал наличие объективных ценностей, обязательных для всех моральных законов, абсолютной истины. Более того, он считал, что эту истину можно отыскать. Но её нужно искать упорно, она не дана непосредственно каждому. Ум должен трудиться.

Однако найдя истину, человек создаёт себе все условия для благой жизни. В частности, Сократ говорил, что человек, узнавший, что такое благо, никогда уже не будет творить зло. Но как же, ведь в мире более чем достаточно вполне умных, образованных людей, которые, тем не менее, совершают дурные поступки? Значит, отвечал Сократ, они просто не знают по-настоящему, что такое истинное благо, ещё не постигли его. Таким образом, сократовская этика зиждилась не на слепом следовании традиции, на разумном осмыслении индивидом своих действий. Делать добро надлежит не потому, что так требуют общественные нормы, а потому что к этому должна вести человека сознательное, продуманное решение.

Читать еще:  Каковы причины трагического мироощущения в поэзии лермонтова

Политические взгляды Сократа

Сократовский культ «знания» и «знающих» находил прямое отражение в политических взглядах философа. В отличие от софистов, которые были по большей части сторонниками демократии, он находил в этой форме правления немало недостатков и не боялся жёстко критиковать их. Особенное его неприятие вызывали непрофессионализм и некомпетентность полисного народоправства. Он говорил: «Глупо должностных лиц в государстве выбирать посредством бобов (с помощью жребия), тогда как никто не хочет иметь выбранного бобами рулевого, плотника, флейтиста или исполняющего другую подобную работу, ошибки в которой приносят гораздо меньше вреда, чем ошибки в государственной деятельности».

Итак, столь характерная для античных демократий жеребьёвка, по мнению Сократа, порочна по своей сути. Мыслитель с некоторым презрением относился к простонародью. Вот как наставлял он одного из своих собеседников: «Неужели ты стесняешься валяльщиков, башмачников, плотников, кузнецов, земледельцев, купцов, рыночных торговцев, думающих только о том, чтоб им купить что- нибудь подешевле и продать подороже? А ведь из всех них и состоит народное собрание».

Таким образом, в учении Сократа налицо элитарные, даже антидемократические элементы. С симпатией относился он к спартанским порядкам. Потому неудивительно, что к «босоногому мудрецу» тянулись, казалось бы, столь не похожие на него представители аристократической молодёжи. Алкивиад в юности тесно общался с Сократом. Но Алкивиад, во всяком случае на словах, был сторонником демократии. А вот другой ученик Сократа — Критий, тоже знатный аристократ, потомок древних афинских царей, выступал как более откровенный олигарх, решительный противник демоса и горячий поклонник Спарты.

Когда в 404 г. до н. э. к власти в Афинах пришёл олигархический режим «тридцати тиранов», а Крита ft стал его главой, новые правители относились к Сократу вполне дружелюбно. Они пытались сделать философа соучастником злодеяний режима и, судя по всему, даже «идеологическим знаменем» своего движения. Но Сократ решительно отказался сотрудничать с диктатурой и демонстративно не подчинялся приказам Крития. Любому другому гражданину столь независимое поведение немедленно стоило бы головы. А вот Сократ остался безнаказанным: олигархи всё-таки уважали его и пощадили.

Судебный процесс над Сократом

Восстановленная в 403 г. до н. э демократия считала мыслителя своим врагом. На него, безусловно, упала тень преступлений его бывших учеников. И когда в 399 г. до н. э. город облетела весть о том, что Сократа будут судить, многие афиняне наверняка с радостью потирали руки: наконец-то этот «возмутитель общественного спокойствия» получит по заслугам!

Судебный процесс, возбуждённый против Сократа, явно имел политическую подоплёку. Но она была искусно затушёвана, а на первый план выдвинуты религиозные моменты. Обвинение формулировалось так: «Сократ повинен в том, что не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество; а наказание за то — смерть».

Повод, придуманный обвинителями, оказался безошибочным. Неважно, что обвинение, если вдуматься, звучало голословно. Сократ неукоснительно соблюдал все положенные законами религиозные обряды, да и вообще отличался благочестием, а отнюдь не безбожием. Правда, его религиозность была не вполне традиционной: философ утверждал, что внутри него есть божественный голос, который в минуту трудного выбора направляет его на верный путь. Но почему он не имел права так думать? Античная религия в принципе не сковывала свободы мысли.

Однако уже далеко не первый раз в среде демоса разжигали религиозную истерию. Главное — указать легковозбудимой толпе на врага: вот он, судите его, казните.

Сократа судила коллегия гелиеи, состоявшая из 501 человека. Философ, выступая с защитной речью, не стал, вопреки обыкновению, унижаться перед присяжными. Он не вымаливал себе пощаду, не плакал, не приводил в судебное присутствие детей.

Сократ убедительно доказал беспочвенность обвинения, продемонстрировал, что всю свою жизнь он чем мог честно служил полису, приносил ему только благо, а не зло и соответственно заслуживает скорее награды, чем наказания.

Но именно это и раздражало присяжных больше всего. То, что подсудимый ведёт себя с демосом также независимо, как вёл всегда (в частности, и при «тридцати тиранах»), им очень не поправилось. Итоги голосования показали: большинством голосов 70-летний философ приговорён к смертной казни. Вскоре после вердикта в афинской тюрьме палач поднёс Сократу чашу с ядом.

Мученическая смерть Сократа

Суд над Сократом и его осуждение навсегда остались чёрным пятном на «белых одеждах» афинской демократии. Перед нами — один из первых в истории (и уж, во всяком случае, один из самых известных) случаев преследования за инакомыслие, за то, что человек не такой, как все, да ещё осмеливается отстаивать право на собственное мнение. И вот ведь парадокс: не жестокий тиран, не олигархи казнили Сократа, Приговор ему вынесла — причём с соблюдением всех необходимых формальностей, «буквы закона» — прямая демократия.

Учение Сократа и в не меньшей степени его личность, жизненный подвиг, завершившийся мученической смертью за идею, оказали огромное влияние на дальнейшее развитие греческой философской мысли, всей античной цивилизации. Сократа иногда называют даже «языческим Христом». У него осталось много учеников, основавших впоследствии собственные философские школы. И практически все они, во главе с великим Платоном, под влиянием казни учителя навсегда сохранили неприязнь к демократии. Для философии же как таковой чрезвычайно плодотворным оказался прежде всего диалогический метод Сократа, от которого ведёт начало диалектика. Ведь «диалог» и «диалектика» — однокоренные слова: первое на древнегреческом означает «беседа», второе — «искусство беседы».

Какой тайный смысл вложил Сократ в свои последние слова?

Казнь философа, признанного оракулом Дельфийского храма самым мудрым из древних греков, несёт из глубины веков мрак жестокой несправедливости неправедного суда после восстановления демократии в Афинах.

В солнечное весеннее утро 399 года до нашей эры в Афинах готовился к открытию знаменитый процесс Сократа, и всё активное мужское население города спешило к месту судебного разбирательства, предчувствуя острую схватку в полемике семидесятилетнего философа со своими обвинителями.

Только что было свергнуто народным восстанием правление тридцати тиранов во главе с Критием, учеником Сократа, установленное Спартой после поражения афинян в двадцатисемилетней Пелопоннесской войне.

В город вернулись изгнанные демократы и среди них богатый кожевник Анит, ненавидевший философа за то, что был высмеян им во время публичного спора, и за отказ сына после бесед о нравственности наследовать профессию отца.

Трое граждан Афин (поэт-трагик Мелет, богатый и влиятельный демократ Анит, ремесленник и оратор Ликон) обвинили Сократа в отрицании богов и развращении молодёжи придумыванием новых божеств. Первым на процессе выступил Мелет, заявивший, как сообщает античный историк Диоген Лаэртский, что Сократ

«не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества и повинен в том, что развращает молодёжь, и наказанием должна быть смерть».

Ликон и Анит повторили обвинение начинающего поэта и тоже потребовали смертной казни. В ответ Сократ произнёс речь, опровергавшую надуманные претензии к нему, доказывая, что не он, а философ Анаксагор «объяснял научным образом небесные явления». Но ему не хотели верить — всё было предопределено.

Сократ, признанный большинством голосов присяжных виновным, должен был сам назначить себе наказание. Он мог предложить в качестве кары своё изгнание или штраф, но заявил, что ни в чём не виновен и заслуживает вознаграждения в виде бесплатного пожизненного обеда с олимпийскими чемпионами или символического штрафа в одну мину. Крики негодования, возмущённое топанье ногами присутствующих подействовали на пятьсот одного судью, и они сами голосованием определили меру наказания…

Сократа осудили на смерть, но отсрочили приведение приговора на месяц из-за отплытия накануне корабля на остров Делос с ежегодной религиозной миссией. После оглашения приговора Сократ произнёс:

«Вы идёте отсюда, чтобы жить, а я — умереть. А что из этого лучше, неизвестно никому, кроме бога».

В своей последней речи философ сказал, что смерти не боится, что в памяти людей останется мудрецом, что его обвинители обязательно пострадают. Он оказался пророком в жизнеописаниях Плутарха, согласно которым его обидчики повесились…

Сократ утверждал, будто с самого детства слышал внутренний голос, посредством которого бог склонял его к рассуждениям. Афинский философ родился в 469 году до нашей эры в предместье столицы Аттики в семье ремесленника-камнетёса Софрониска и акушерки Финареты. В молодости он посещал уроки красноречия и беседы женщины-философа из Милета Аспасии и отказался наследовать профессию отца, решив серьёзно заниматься ораторским искусством.

Ему было тридцать семь лет, когда началась Пелопоннесская война и пришлось исполнять воинский долг. Он отважно, по свидетельству историков, сражался в трёх битвах первого одиннадцатилетнего периода до заключения в 421 году до нашей эры Никиева мира. В сражениях второго периода Сократ не участвовал, он был заседателем в совете пятисот и не раз, сталкиваясь с неоправданной жестокостью в судебных процессах, противился несправедливым расправам даже во времена правления тридцати тиранов после поражения Афин.

Всё своё свободное время Сократ проводил в философских спорах, у него было много учеников, ведь он не брал ни с кого денег за обучение. Он не входил ни в одну партию и мог с любым человеком беседовать на темы морали, познания истины и справедливости. Человек рассматривался Сократом как нравственное существо, он считал, что различие между добром и злом не относительно, а абсолютно, утверждал, что мир непознаваем, а познать можно только душу человека и его дела, и в этом заключается задача философии.

Тридцать дней находился Сократ, закованный в цепи, в ожидании казни, пока корабль не вернулся с острова Делос в Афины. Его верный друг Критон подкупил стражу и предложил бежать, но философ отказался, сказав, что закон надо уважать, хотя его и осудили несправедливо. Последний день Сократ провёл со своими учениками, и только Платон не пришёл с ним проститься из-за болезни или…

Читать еще:  Какой секрет превращает рифмованные строки в поэзию

У него было много времени на размышления, и ученики услышали его последние рассуждения об умирании для жизни земной, об освобождении бессмертной души от её смертной телесной оболочки. Он простился с женой, тремя своими сыновьями и ушёл в комнату для омовения. После купания к нему подошёл палач с чашей яда из цикуты и попросил не проклинать его. Сократ успокоил прислужника, выпил яд и стал ожидать его действия, предупредив своих учеников, что хотел бы умереть в благоговейном молчании, не слыша их рыданий.

Когда у Сократа похолодел живот, он подозвал своего верного ученика Критона и передал странную просьбу: «Критон, нужно принести петуха в жертву Асклепию». Это были последние слова великого философа перед уходом из жизни, тайный смысл которых до сих пор не разгадан. Одни исследователи утверждают, будто Сократ хотел подчеркнуть последними словами, что смерть тела — это выздоровление души; другие, что смерть — выздоровление от болезни, называемой жизнью; третьи называли их просто дерзостью философа. Платон приписал учителю свои взгляды на бессмертие души.

Бог врачевания греческой мифологии Асклепий (у римлян — Эскулап) воскрешал даже мёртвых, но Сократ к своей просьбе ничего не добавил. Петуха обычно приносили в жертву богу медицины за выздоровление. Возможно, великий философ хотел отблагодарить Асклепия за исцеление души от злобного гнева за учинённую с ним несправедливость, от ненависти к своим обидчикам?

Можно расшифровать последние слова Сократа и как послание человечеству: принести в жертву богу врачевания крикливого, задиристого петуха, чтобы он исцелил души людей от сумасшествия самоуничтожения, жестокости «духовной спячки»…

Как и за что казнили СОКРАТА

Многие римские кесари,
раздосадованные чрезмерным обилием в стране этаких «мудрецов», проводили
самые настоящие «чистки», изгоняя философов за пределы «матери
городов», но не рискуя, однако, повторить пример Афин, где впервые был
казнен философ.

Ведя речь о Сократе (470/469-399 до н. э.),
трудно удержаться от разговора о сущности сократической философии.
Однако постараемся насколько возможно удержаться от этого в рамках
нашего скромного труда.

Нам, жителям современного урбанистического мира, трудно понять, что же такого привлекательного (и тем более ненавистного).

Что
было в этом внешне некрасивом, даже отталкивающей внешности пожилом
человеке, обуреваемом всеми мирскими пороками, злой женой, бедностью и
лишениями? Что привлекало к нему молодежь? Что отвратило от него родной
город и, наконец, каким образом его смерть стала настоящим триумфом его
философии? «Я знаю только то, что ничего не знаю», — вот излюбленное
выражение, кредо собственной позиции Сократа. Это значит, что «как бы
далеко я ни продвинулся в одиссеях мысли, я не успокаиваюсь на
достигнутом, не обманываю себя иллюзией, что поймал жар-птицу истины».

Но
не будем забывать, что Сократа сопровождала не только восторженная
молодежь, но и взгляды, полные ненависти. Особенно возненавидели Сократа
те из софистов, которые искусство доказывать правое и неправое сделали
своей профессией. Кто покушается на самодовольство темных и пустых
людей, тот сначала человек беспокойный, потом нестерпимый и, наконец,
преступник, заслуживающий смерти. Первым полушутливым, полусерьезным
обвинением против Сократа явилась постановка в 423 году комедии
Аристофана «Облака», в которой Сократ изображается мастером «кривых
речей». В один из дней 399 года до н. э. жители Афин читали выставленный
для всеобщего обсуждения текст: «Это обвинение написал и клятвенно
засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифеец, против Сократа, сына
Софраникса из дома Алопеки Сократ обвиняется в том, что он не признает
богов, которых признает город, и вводит других, новых богов. Обвиняется
он и в развращении молодежи. Требуемое наказание — смерть».

Мошенники
мысли не простили Сократу его иронии, слишком разорительной для них. В
речах Сократа на суде, с большой художественной силой переданных
Платоном, поражает то, что он сам сознательно и решительно отрицал все
пути к спасению, сам шел навстречу смертному приговору. В его
рассуждениях подспудно бьется мысль: раз уж, афиняне, вы дошли до такого
позора, что судите мудрейшего из эллинов, то испейте чашу позора до
дна. Не меня, Сократа, судите вы, а самих себя, не мне выносите
приговор, а себе, на вас ложится несмываемое клеймо. Лишая жизни мудрого
и благородного человека, общество себя лишает мудрости и благородства,
себя лишает стимулирующей силы, ищущей, критической, беспокоящей мысли. И
вот меня, человека медлительного и старого (Сократу было тогда 70 лет),
догнала та, что настигает не так стремительно, — смерть, а моих
обвинителей, людей сильных и проворных, — та, что бежит быстрее, —
испорченность. Я ухожу отсюда, приговоренныйвами к смерти, а мои
обвинители уходят, уличенные правдою в злодействе и несправедливости.

У
порога смерти Сократ пророчествовал, что тотчас после его гибели
постигнет афинян кара более тяжелая, чем та, которой его покарали. Юный
ученик Сократа — Платон, присутствовавший на судебном процессе, испытал
настолько сильное нравственное потрясение, что тяжело заболел. «Как жить
дальше в обществе, которое карает за мудрость?» — этот вопрос встал
перед Платоном во всей своей драматичности и породил другой вопрос:
«Каким должно быть общество, построенное в полном соответствии с
мудростью?» Так родилась первая философская утопия о «справедливом» (для
своего времени) общественном строе. Сократ был приговорен к смертной
казни по официальному обвинению «за введение новых божеств и за
развращение молодежи в новом духе», — то есть за то, что мы сейчас
называем инакомыслием. В процессе над философом приняли участие более
500 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 200.
Сократ должен был выпить «государственный яд» — цикуту. Этот яд вызывает
паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивая
полушария головного мозга. Смерть наступает от судорог, приводящих к
удушью.

По некоторым причинам казнь Сократа была отложена на 30 дней. Друзья уговаривали философа бежать, но он отказался.

Платон
в диалоге «Федон» оставил нам описание смерти Сократа: «Последний день
Сократа прошел в просветленных беседах о бессмертии души. Причем Сократ
так оживленно обсуждал эту проблему, что тюремный прислужник несколько
раз просил собеседников успокоиться: оживленный разговор, дескать,
горячит, а всего, что горячит, Сократу следует избегать, иначе
положенная порция яда не подействует и ему придется пить отраву дважды и
даже трижды. Подобные напоминания лишь актуализировали тему беседы.

Сократ
признался своим друзьям в том, что он полон радостной надежды, — ведь
умерших, как гласят старинные предания, ждет потустороннее будущее.
Сократ твердо надеялся, что за свою справедливую жизнь он после смерти
попадет в общество мудрых богов и знаменитых людей. Смерть и то, что за
ней последует, представляют собой награду за муки жизни. Как надлежащая
подготовка к смерти, жизнь — трудное и мучительное дело. „Те, кто
подлинно предан философии, — говорил Сократ, — заняты, по сути вещей,
только одним — умиранием и смертью».

Люди, как правило, это не
замечают, но, если это все же так, было бы, разумеется, нелепо всю жизнь
стремиться к одной цели, а потом, когда она оказывается рядом,
негодовать на то, в чем так долго и с таким рвением упражнялся» (Платон,
Федон, 64). Рассуждая в духе пифагорейского учения, Сократ считал, что
он заслужил свою смерть, поскольку боги, без воли которых ничего не
происходит, допустили его осуждение. Это позволяет понять непримиримость
позиции Сократа, его постоянную готовность ценой жизни отстоять
справедливость, как он ее понимал. Подлинный философ должен провести
земную жизнь не как-попало, а в напряженной заботе о дарованной ему
бессмертной душе. Сократовский случай преступления позволяет проследить
трудные перепетии истины, которая входит в мир как преступница, чтобы
затем стать законодательницей. То, что в исторической ретроспективе
очевидно для нас, было — в перспективе — видно и понятно самому Сократу:
мудрость, несправедливо осужденная в его лице на смерть, еще станет
судьей над несправедливостью. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне
осудили тебя, Сократ, к смерти», — он спокойно ответил: «А их к смерти
осудила природа». Последний день Сократа клонился к закату. Настало
время последних дел. Оставив друзей, Сократ удалился на омовение перед
смертью. Согласно орфическим и пифагорейским представлениям, подобное
омовение имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от
грехов земной жизни. После омовения Сократ попрощался с родными, дал им
наставления и велел возвращаться домой.

Когда принесли цикуту в кубке, Сократ спросил у тюремного служителя: «Ну, милый друг, что мне следует делать?»

Служитель
сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не
возникнет чувства тяжести в бедрах. После этого нужно лечь. Мысленно
совершив возлияние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ
спокойно и легко выпил чашу до дна.

Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он
походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на
тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил
к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил,
чувствует ли тот боль? Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ногу
все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям
Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть
наступит, когда яд дойдет до сердца.

Внезапно Сократ откинул
одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: «Критон, мы должны
Акслепию петуха. Так отдайте же, не забудьте» (Платон, Федон, 118). Это
были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать
еще что-нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в
последний раз. Пророчество Сократа сбылось: позор пал на головы его
судей, и прежде всего на головы обвинителей. Они, так же как тиран,
судивший Зенона Элейского, были побиты каменьями и, как сообщает
Плутарх, повесились, так как не вынесли презрения афинян, лишивших их
«огня и воды».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector