1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поэзия блока как символ серебряного века

Поэзия Серебряного века. Стихотворения А. А. Блока (1880—1921). В помощь школьнику

Вместе с профессиональным репетитором разбираемся в поэзии одного из главных символистов из школьного курса

Текст: Ольга Разумихина *

Символизм — литературное направление, в основе которого лежит абстрактное восприятие мира. Авторы, творящие в русле этого метода, практически не рассуждают о злободневных событиях: их интересуют такие вечные темы, как любовь, вера, честь, благородство, жертвенность. Не случайно в их поэзии символы доминируют над образами.

Образ всегда конкретен; помните, как в 8—9 классах вам задавали сочинения на темы наподобие «Образ Александра Чацкого» или «Образ Хлестакова»? В отличие от образа символ многозначен. Например, голубь может обозначать мир, кротость, супружескую верность (не случайно на свадьбах выпускают в небо именно этих птиц), а в христианстве голубь — символ Святого Духа, одной из ипостасей Троицы. Именно на «перекличках» таких многозначных понятий и строится поэзия символистов. Сегодня мы рассмотрим творчество самого выдающегося отечественного автора, творившего в рамках этого метода, — Александра Александровича Блока.

В кого талант?

Каждый приходит к творчеству по-своему; кто-то — благодаря влиянию старших родственников и друзей семьи, кто-то — вопреки родительской воле и нравам ближайшего окружения. Так, во времена А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова умение сочинять какие-никакие стихи входило в перечень навыков, которыми должен обладать каждый уважающий себя дворянин: это было необходимо, чтобы, например, при случае написать стихотворное послание в альбом очаровательной даме. Поэтому неудивительно, что среди множества дворянских мальчиков, волей-неволей пробующих себя в литературном мастерстве, находилось немало тех, для кого литература становилась не просто данью моде, а чем-то большим. А вот во второй половине XIX века помещикам стало уже не до поэзии, тем более что времена наступили тяжёлые. Так, отец Н. А. Некрасова хотел видеть сына только военным — и лишил юношу покровительства, когда будущий классик признался родителям, что мечтает стать литератором. Так Некрасов уехал в Петербург без гроша за душой, голодал, тяжело болел и некоторое время был вынужден даже жить в ночлежке для нищих.

Что касается Блока, то ему не пришлось отстаивать перед родными желание заниматься искусством. Мальчик появился на свет в интеллигентной семье: его мама, Александра Андреевна, была дочерью ректора СПбГУ (Санкт-Петербургского государственного университета). К сожалению, отношения между родителями будущего поэта с самого начала складывались крайне напряжённо; супруги быстро разошлись, и после развода отец-юрист почти не интересовался судьбой Саши. Однако юный Блок никогда не чувствовал себя одиноким: в его воспитании принимали участие многочисленные интеллигентные родственники Александры Андреевны. С мальчиком проводил немало времени сам ректор СПбГУ Андрей Николаевич Бекетов, мама читала ему сказки, а бабушка — поэмы собственного сочинения. Поэтому неудивительно, что уже в пять лет юный Блок написал первые стихи о животных, а в четырнадцать принялся «издавать» собственный рукописный журнал. К тому же по соседству с Шахматовым — родовым гнездом Бекетовых, где жил и юный Блок, — располагалось имение Боблово. Его хозяином был не кто иной, как Дмитрий Иванович Менделеев — тот самый, который создал знаменитую на весь мир таблицу химических элементов. Блок часто ездил к Менделеевым и даже принимал участие в домашних театральных постановках. Кстати, именно в Боблово юный Александр познакомился с Любовью Андреевной Менделеевой — дочерью выдающегося химика, которая впоследствии стала его супругой. Юноша и девушка сразу прониклись симпатией друг к другу и поддерживали в увлечении искусством; так, будучи юными, они играли для родных и близких главных героев «Гамлета».

Ante Lucem

Первые «серьёзные» стихи Александр Блок написал в 18 лет; они вошли в поэтический сборник с замысловатым названием Ante Lucem (в переводе с латыни — «До света», или, согласно авторскому переводу Блока, «Предрассветное»). В этих произведениях уже угадывается символистский настрой поэта: лирический герой здесь рассуждает о любви, о смерти, о Божественной воле. Злободневным событиям внимание не уделяется, зато постоянно встречаются сюжеты из славянского фольклора и европейской литературы. Названия стихотворений говорят сами за себя:

  • «Офелия в цветах, в уборе. »;
  • «Песня Офелии»;
  • «Гамаюн, птица вещая»;
  • «Сирин и Алконост»;
  • «Накануне Иванова дня. »

    Офелия — главная героиня пьесы У. Шекспира «Гамлет», той самой, которую ставили в домашнем театре Менделеевых; Гамаюн, Сирин и Алконост — мифические птицы, частые персонажи русских народных сказок; Иванов день (также день Ивана Купалы) — важный славянский праздник: согласно преданиям, в этот день можно найти мифический цветок папоротника и, сорвав его, обрести сверхъестественные способности, в том числе — видеть будущее. Уже в 18—19 лет Блок умело работает с классическими образами, пытаясь переосмыслить их. Так, в стихотворении «Офелия в цветах, в уборе. » появляется лирический герой, который наблюдает за Офелией и Гамлетом со стороны, не смея вмешаться в происходящее. А в произведении «Накануне Иванова дня» юноша, собирая цветы, получает дар ясновидения, но узнаёт не о судьбах мира, а о том, что ему суждено вскоре расстаться с любимой.

    Раннее творчество Блока, безусловно, заслуживает внимания. И всё же стихи, вошедшие в Ante Lucem, запомнились читателю куда меньше, чем произведения следующего сборника — «Стихи о Прекрасной Даме».

    Прекрасная Дама

    Тема любви к прекрасной Даме, восхищения её красотой и мудростью — одна из ключевых тем в творчестве прославленного символиста. Лирический герой Блока не просто испытывает нежные чувства к той или иной девушке — он преклоняется перед Великой Женственностью. Этим он принципиально отличается от лирических героев других авторов.

    Идея Вечной Женственности, впрочем, появилась задолго до Блока — ещё в XIV в. В это время многие французские и итальянские аристократы, помимо участия в общественной жизни, активно занимались творчеством. В том числе они слагали стихи и песни в честь Прекрасной Дамы. Как правило, у каждого такого трубадура был свой объект любви, но в непривычном для нас смысле: женщина, к которой они питали высокие чувства, всю жизнь оставалась для них недосягаемой. Найдя свою Прекрасную Даму, трубадуры считали за счастье посмотреть на неё издалека, быть приглашёнными на тот же светский приём, что и она. Высшая степень близости — поднять предмет, который она обронила, и услышать ласковое слово (либо коснуться края её одежды). Женщины, вызывавшие такие чувства у трубадуров, часто были замужем и/или под опекой строгих родителей, но это не главная причина, по которой поэты даже не пытались познакомиться со своими возлюбленными. В основном это был вопрос мировоззрения, идеологии. Трубадур считал свою Даму едва ли не святой — и не мог даже в мечтах представить себя, грешного и недостойного, рядом с ней. При этом у влюблённого поэта зачастую имелись и жена, и дети. Противоречия в этом не было: трубадуры полагали, что «небесная» и «земная» любовь — это совершенно разные вещи.

    Одним из поэтов, влюблённых в идеализированную Прекрасную Даму, был Данте Алигьери, автор «Божественной комедии». Итальянский поэт XIII—XIV вв., будучи выходцем из аристократического общества, в раннем возрасте был приглашён на праздник. Там он приметил милейшую девочку, которую, как он впоследствии узнал, звали Беатриче. Эта встреча потрясла его, и он трепетал каждый раз, когда видел её в светском обществе или просто на улице, — но никогда даже не пытался с ней заговорить. Через много лет Данте женился, и у него с супругой Джеммой родилось трое детей, но он до конца жизни прославлял Беатриче и сделал её неотъемлемым персонажем «Божественной комедии». Именно Беатриче встречает главного героя этого произведения, прошедшего по кругам ада и чистилища, в раю. В финале поэмы оказывается, что Беатриче «живёт» на самом высоком из небес — десятом небе, там же, где пребывают Богородица, Иоанн Креститель, апостол Павел и многие другие святые.

    Несмотря на то, что А. А. Блок родился далеко не в XIII, а в XIX веке, он размышлял примерно таким же образом, что и Данте. Он считал, что женщина, которую он полюбит возвышенной любовью, должна быть в первую очередь его музой, а не хозяйкой или матерью его детей. Поэтому его супружеская жизнь с Любовью Менделеевой, к сожалению, оказалась несчастливой. Однако высокое чувство подвигло его написать множество прекрасных стихотворений. Например, «Вхожу я в тёмные храмы. »:

    Вхожу я в темные храмы,

    Совершаю бедный обряд.

    Там жду я Прекрасной Дамы

    В мерцаньи красных лампад.

    В тени у высокой колонны

    Дрожу от скрипа дверей.

    А в лицо мне глядит, озаренный,

    Только образ, лишь сон о Ней.

    О, я привык к этим ризам

    Величавой Вечной Жены!

    Высоко бегут по карнизам

    Улыбки, сказки и сны.

    О, Святая, как ласковы свечи,

    Как отрадны Твои черты!

    Мне не слышны ни вздохи, ни речи,

    Но я верю: Милая — Ты.

    Лирический герой Блока прямо называет Прекрасную Даму «Святой» (не случайно место их встречи — храм) и не произносит её имени: она — не столько реальный человек, сколько воплощение идеала Вечной Женственности. Такая Дама появляется и в одном из самых знаменитых стихотворений А. А. Блока — «Незнакомка» (1906). Там, правда, интерьер совершенно другой: встреча недосягаемой красавицы и лирического героя происходит в ресторане, за соседними столиками сидят «пьяницы с глазами кроликов». Да и можно ли назвать это встречей? Лирический герой и сам не уверен, что явление чаровницы — реальность, а не наваждение:

    Читать еще:  Те кто любят поэзию есенина безусловно

    И каждый вечер, в час назначенный,

    (Иль это только снится мне?)

    Девичий стан, шелками схваченный,

    В туманном движется окне.

    Впрочем, как мы уже поняли, Прекрасная Дама, даже будучи реальным человеком, имеет куда больше общего с миром фантазий и грёз. Её тело рождено на Земле, но душа парит в небесах. Так что, даже если таинственная Незнакомка в ресторане лирическому герою просто померещилась, это — вот парадокс! — не так и важно: она всё равно существует где-то в прекрасном, недосягаемом, невидимом мире.

    Патриотическая лирика Блока

    И всё же, помимо стихов о Прекрасной Даме, у Блока есть ещё много прекрасных произведений — в том числе патриотических. Наиболее известны два программных стихотворения — «Россия» (1909) («Опять, как в годы золотые. ») и «Русь» (1906), начинающееся так:

    Ты и во сне необычайна.

    Твоей одежды не коснусь.

    Дремлю — и за дремотой тайна,

    И в тайне — ты почиешь, Русь.

    Внимательный читатель может сказать, что и в патриотической лирике Блока звучит тема поклонения женщине, только эта женщина — уже не таинственная Незнакомка, а вся Россия, прекрасная и непостижимая, которую, увы, может «заманить и обмануть» колдун (см. стихотворение «Россия») — но даже после этого она «не пропадёт, не сгинет». И действительно, история показывает, что после всех несчастий Россия каждый раз восстаёт буквально из пепла; остаётся надеяться, что так будет всегда.

    Социальная лирика

    Также, несмотря на аристократическое происхождение, Блок сочувствовал простым рабочим людям, которые вынуждены трудиться за гроши. Неодолимой грустью пронизано стихотворение «Фабрика» (1903), в котором есть следующие строки:

    Они войдут и разбредутся,

    Навалят на спины кули.

    И в жёлтых окнах засмеются,

    Что этих нищих провели.

    Как и у Ф. М. Достоевского (кстати, тоже, как и Александр Александрович, петербуржца), у Блока жёлтый — цвет психического расстройства, сумасшествия. Мир, в котором нищие таскают «кули», а сверху на них смотрит «недвижный кто-то, чёрный кто-то», душевно болен. Не случайно Блок поначалу приветствовал идеи 1917 года и призывал «слушать музыку революции» — но затем, как и главный герой знаменитого романа Пастернака «Доктор Живаго», разуверился в большевистских идеалах.

    Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII— XX вв.

    Александр Блок — рыцарь серебряного века

    Александр Блок был не только великим поэтом эпохи, которую мы теперь зовем «серебряным веком», создателем циклов «Стихи о Прекрасной Даме», «Снежная маска», «Ямбы», «Стихи о России» поэмы «Двенадцать» — и для современников, и для нас он остается человеком высокого духа, удивительной честности. Блок верил, что стихи могут изменить мир, если их творцы будут достаточно чисты духом. И то, что мир с началом ХХ века стали сотрясать кровавые трагедии, он ставил, в частности, себе в вину. Я предлагаю вам фильм об Александре Блоке и небольшое эссе об этом таинственном поэте, для которого поэзия была не просто литературой, но Служением. Блока принято относить символистам, первому поэтическому направлению серебряного века. О русских символистах Андрее Белом, Константине Бальмонте, Валерии Брюсове можно прочесть у меня, пройди по ссылке: Ключи тайн. Русские поэты-символисты

    Но любой великий поэт не вмещается в признанные рамки. Он был глубже и как поэт, и как человек. Он верил с высокую миссию поэта и силу поэзии, которая может изменить мир. Среди поэтов начала XX века, талантливых и ярких, Александр Блок стоял как-то особняком. Он редко бывал там, где бывали все поэты «серебряного века»: на религиозно-философских собраниях у Мережковского, в кабаре «Бродячая собака», где собиралась вся богема Петербурга после 1912 года. Он сторонился шумных сборищ, литературных дебатов, мало говорил и спорил, потому что не любил «говорить о несказанном». И вообще на фоне эмоциональных, даже экзальтированных коллег по перу он поражал сдержанностью и какай-то самоуглубленностью словно оберегал некую тайну, которую нес в себе. Тем не менее, к нему относились с особым почтением, об этом свидетельствуют воспоминания современников. Удивительно, как по-разному они его видели, как трудно оказалось предать даже представление о его внешности. Кто-то называл Блока очень красивым, кто-то говорил о неподвижном, словно вырезанном из камня, лице. Андрей Белый писал о светозарности этого лица, словно покрытого золотисто-розовым загаром. Зинаида Гиппиус находила в нем что-то милое, детское. Главная дама литературного Петербурга, которая очень резко судила своих современников, о Блоке Гиппиус писала почти нежно. Чуковский вспоминал об особой о магии, исходившей от этого человека. А его друг, затем враг, соперник в любви Андрей Белый, уже после его смерти напишет автобиографическую трилогию, где будет вновь и вновь с ним, умершим продолжать выяснять отношения.

    Удивительно, что в эпоху «серебряного века», время людей талантливых, даже гениальных, но шумных, эмоциональных, взрывных, склонных к богемному образу жизни, наибольшим авторитетом был признан этот молчаливый человек. И дело не только в поэтическом гении, но и уникальности личности Блока. Было в нем что-то от таинственного средневекового рыцаря, или вот этого пушкинского «рыцаря бедного»:

    Виденье или мечта о видении — с этого началась юность Блока. Тогда все мечтали об откровениях. Молодежь бредила поэтом, философом, мистиком Владимиром Соловьевым, который, среди прочих произведений, написал поэму «Три свидания», где описал три мистических встречи, когда ему являлась женщина, которую он считал Софией Премудрой. Для Блока знакомство с творчеством Соловьева было потрясением.

    Те неясные сновидения, знаки в природе, что волновали его, о которых он никому не говорил, получили вдруг объяснение, обоснование. Из записных книжек Блока, сентябрь 1901 года: «В Знаменье видел я вещий сон. Что-то порвалось во времени. И ясно явилась мне она… и раскрылось тайное. Я видел, как семья отходила, а я остался в дверях перед ней. Она встала навстречу и сказала странное слово о том, что я с любовью к ней. Я же, держа в руке том Соловьева. Подавал ей, и вдруг вижу, сто это уже не стихи, а мелкая немецкая книга…»

    Блок не сомневался, что эта была та же женщина, что трижды являлась Соловьеву, он не сомневался в реальности этого события и ждал его, наяву. Он считал, что и стихи его — явление мистическое. «Это дневник, в котором Бог мне позволил высказаться в стихах». В нем сначала ожидание чудесного явления. Потом боль и отчаяние, когда что-то случилось в мире, розовые зори погасли. Тогда в его стихах появились вихри и вьюги. А потом все умолкло, и Блок повторял в разных стихах « Как тяжко мертвецу среди людей» , говорил, что душа мертва.

    А потом и тело умерло. Никто не мог сказать, отчего умер Блок всего в 40 лет. А, может, это просто был тот редкий случай, когда тело просто отмирает, покинутое небесным светом. После 1914 года он почти ничего не писал, а все переделывал и переделывал свои юношеские «Стихи о Прекрасной Даме». Он сознавал их незрелость. Но все равно считал, что это лучшее, что им написано. Кому-то обмолвился даже, что не считает себя их автором, что они были ему продиктованы свыше. В «Стихах о Прекрасной Даме» есть какое-то особое напряжение, очищение перед ее приходом.

    Однако, кто-то может сказать, что «Стихи о Прекрасной Даме» создавались в период. Когда Блок был влюблен в Любочку Менделееву, свою будущую жену. И стихи эти обращены к ней. В своих воспоминаниях Любовь Дмитриевна пишет о том, что нередко, когда Блок читал ей свои стихи, она подозревала, что они обращены к ней, но с ревнивым чувством себя в его Даме не находила. Она была очень земная девушка — румяная, с густой косой, в ней не было ничего от бесплотной Дамы. Ее это раздражало, и однажды она даже решила порвать с ним, написав в письме: «Вы смотрите на меня, как на некую отвлеченную идею, вы навоображали обо мне всяких ненужных вещей, и за этой фикцией, которая жива лишь в вашем воображении, вы меня, живого человека с живой душой не заметили».

    Это письмо она ему не отправила, как не отправил и Блок письмо, которое он тогда же написал ей- на случай разрыва: «Моя жизнь, т.е. способность жить, немыслима без исходящего от Вас некоторого смутно ощущаемого мной Духа. Если разделяемся мы в мыслях или разлучаемся в жизни, моя сила слабеет, остается только тоска». В их жизни будут разные периоды — и светлой юной радости, и измен, и непонимания. Блок напишет однажды: « Люба довела маму до болезни. Люба создала ту невыносимую сложность и утомительность отношений, какая сейчас есть. Люба на земле страшное послание для того, чтобы мучить и уничтожать ценности земные… Но 1898-1902 годы сделали то, что я не могу расстаться с ней и люблю ее ». Это были как раз годы Прекрасной Дамы, предчувствия и озарения, которые они пережили вместе, когда ее сила, энергия были ему необходимы.

    Читать еще:  Какое воздействие оказывает поэзия на человека

    Блок был человеком иного мира, он думал и чувствовал иначе, и нам не следует пытаться объяснить его. Просто в его стихах неясно будет перед нами мерцать то образ любимой женщины, то облик Величавой Жены. Он жил в другом измерении, видел, как реальность то, что кажется нам фантастическими видениями. Но если принимать Блока, надо принять и реальность его видений и мистических переживаний.

    Есть у него удивительная статья «О современном состоянии символизма» Она о мире его поэзии, о той реальности, которую он считает единственной, и которая дает смысл его творчеству. Он пишет в ней о мирах в свете лучезарного меча, о пурпурно-лиловых мирах «Золотой меч разгорается ослепительно и пронзает сердце поэта. Уже начинает сквозить лицо среди небесных роз. Возникает диалог…Но, как бы ревнуя, поэта, некто внезапно пресекает золотую нить. Лезвие лучезарного меча меркнет и перестает чувствоваться в сердце. Миры, которые были пронизаны золотым светом, теряют пурпурный оттенок, как сквозь прорванную плотину, врывается сине-лиловый сумрак». А то лицо, что проступало среди роз, исчезло. А на его месте — мертвая кукла.

    Поэта окружают демоны, они покорны воле поэта, в тех лиловых мирах, они рыщут в поисках лучших драгоценностей, чтоб с их помощью поэт создал земное чудо, красавицу-куклу, «Незнакомку». Блока нередко спрашивали, почему его Прекрасная Дама превратилась в Незнакомку? Он отмалчивался. Не мог же он объяснить каждому встречному, что в этом суть его душевной драмы. Когда-то он писал: «О. как паду и горестно, и низко, не одолев смертельныя мечты…» Не одолел, не смог быть достаточно чистым и высоким что ли? Но кто когда задумывался о том, из каких миров приходят стихи, если они прекрасны? Только Блок. И в этой высокой духовной требовательности — его величие. Говорят, он любил только свои юношеские стихи. Но, наверное, самое знаменитое его стихотворение — «Незнакомка». Да, это не Прекрасная Дама, которая является среди розовых зорь. Здесь атмосфера отнюдь не поэтичная.

    И каждый вечер, за шлагбаумами,
    Заламывая котелки,
    Среди канав гуляют с дамами
    Испытанные остряки.

    Над озером скрипят уключины
    И раздается женский визг,
    А в небе, ко всему приученный
    Бессмысленно кривится диск…

    А рядом у соседних столиков
    Лакеи сонные торчат,
    И пьяницы с глазами кроликов
    «In vino veritas!»* кричат.

    Блок всегда ненавидел этот мир серости и пошлости. Каждый вечер здесь появлялась эта женщина. Кто она — обычная искательница приключений? Может быть, но сила поэзии, а, может, потребность в идеале такова, что эта посетительница ресторанов преображается в женщину — тайну.

    И веют древними поверьями
    Ее упругие шелка,
    И шляпа с траурными перьями,
    И в кольцах узкая рука.

    И странной близостью закованный,
    Смотрю за темную вуаль,
    И вижу берег очарованный
    И очарованную даль.

    «Незнакомка» была написана в 1906 году. Смутное, тревожное, время. Кровавые события первой русской революции. Блок будет писать о реальной жизни России начала века, но за событиями повседневными он видел их первопричину, находящуюся где-то в иных сферах. Его волнуют сдвиги в том, ином измерении, которое он воспринимал как реальность. И бури земной жизни считал отголоском бурь там. Он уверен: «Как сорвалось что-то в нас, так сорвалось и в России». Чуть не себя винил в российской трагедии. И еще одна горестная фраза Блока: «Мы были пророками, пожелали стать поэтами».

    В отличие от многих поэтов серебряного века, Блок не отгораживался от реальности. После первой революции он написал пророческие строки: «Есть Россия, которая, вырвавшись из одной революции, жадно смотрит в глаза другой, может быть более страшной». Нина Берберова писала: «Мир никогда не представлялся Блоку совершенно непроницаемым: сквозь него он всегда прозревал многое другое, более великое, глубокое, значимое и существенное. После революции и пережитого им внутреннего кризиса, в начале первого года возмездия (1908), мысли Блока приобрели новую направленность. Он вдруг осознал, насколько хрупко все, что его окружает. Все внешнее скоро рухнет, кончится привычная жизнь, может быть, вся страна погибнет!»

    В 1907 году рождается цикл стихов «Снежная маска». Они посвящены женщине, в которую был влюблен Блок в холодную метельную зиму 1907 года — Наталье Николаевне Волоховой, актрисе театра Комиссаржевской, прекрасной женщине с «крылатыми глазами». В ту метельную зиму в театре ставился его «Балаганчик». Вокруг было много молодежи, устраивались карнавалы, катались в санях по заснеженным улицам, и Блок был весел. А в его стихах этого периода — вьюга, метель, холод и смятение.

    Литературная критика

    Серебряный век в русской поэзии. Символизм. Блок

    Серебряный век в русской поэзии: символизм. Русские поэты-символисты. (вступ. статья, составление, комментарии, статьи Н.Щербак). Чехов, ЦоиНК, 2017. ISBN 978-5-905963-70-4. — 254 с.

    Александр Блок (1880-1921). «Невозможное счастье».

    Пять изгибов сокровенных
    Добрых линий на земле.
    К ним причастные во мгле
    Пять стенаний вдохновенных.
    Вы, рожденные вдали,
    Мне, смятенному, причастны
    Краем дальним и прекрасным
    Переполненной земли.
    Пять изгибов вдохновенных,
    Семь и десять по краям,
    Восемь, девять, средний храм —
    Пять стенаний сокровенных,
    Но ужасней — средний храм —
    Меж десяткой и девяткой,
    С черной, выспренней загадкой,
    С воскуреньями богам.
    10 марта 1901

    В 1897 году Блоку исполнилось семнадцать лет, он отправился с матерью в Бад-Наугейм, водный курорт в Германии. Он был очень хорош собой, задумчив и молчалив, несколько старомоден. Ему, кстати, никогда не была свойственна любознательность, жажда знаний. Его мало увлекали чужие мысли – скорее собственные чувства. В Германии он познакомился с Ксенией Садонской, замужней красивой женщиной. В приятной обстановке светского курорта он пережил свою первую любовь. Однако юношеские стихи Блока – часто банальные, слишком мечтательные. И только к 1898 году он открыл для себя поэзию Владимира Соловьева, неразрывно связанную с образом Вечной Женственности. Ко времени своей встречи с Любовью Менделеевой (дочерью знаменитого ученого-химика Дмитрия Ивановича Менделеева) Блок был сильно увлечен мистическими учениями. Однажды, будучи в состоянии близком к трансу, он увидел на улице ее, шедшую от Андреевской площади. Блок направился вслед за ней, стараясь оставаться незамеченным. Потом он описал эту прогулку в зашифрованном стихотворении «Пять изгибов сокровенных» – о пяти улицах Васильевского острова, по которым она шла (Имеют, вероятно, какое-то значение и другие фигурирующие в стихотворении числа, а также их сочетания (например, суммы пар цифр — шесть и девять, десять и девять, восемь и девять — дают нечетное число, что, согласно пифагорейской мудрости, — символ конечности, завершения, итога). Потом еще одна случайная встреча с Любовью Дмитриевной – на балконе Малого театра. Для любого мистика совпадения не являются просто случайностью, они – проявление божественной воли. В ту зиму Блок бродил по Петербургу в поисках великой любви. Реальный образ любимой девушки был им идеализирован и слился с представлением философа Владимира Соловьева о Вечной Женственности. Это проявилось в его произведениях, собранных потом в сборник «Стихи о Прекрасной Даме». Такое слияние земного и божественного в любви к женщине не было изобретением поэта – и до него существовали трубадуры, Данте, Петрарка, немецкий романтик Новалис. Но только Блоку удалось действительно соединиться со своей возлюбленной – и на своем опыте понять, к какой трагедии это может при вести… На ранее творчество Блока большое влияние оказала античная философия. Идеи «двоемирия», «переселения душ», «вечного возвращения», «прапамяти», «числа». С числовой фило­софией связаны, во-первых, вера в то, что «все в мире устроено в согласии с числовым принципом», а во-вторых, обнаружение в при­роде «конкретных числовых закономерностей». Одним из проявлений блоковской метафизики было то, что он на своем языке называл «числением». В самом общем виде, «числить», согласно Блоку, — значит активно созерцать, мыслить, постигать внутренним взором глубинные сущности мира и бытия, погружаться в особое мистическое состояние. Но нередко Блок вкладывал в это понятие и сугубо числовую конкретику (уже непосредственно в духе пифагорейцев), когда размышлял именно над сочетаниями цифр. Для юного Блока все вокруг было не только «полно богов», но и полно каких-то знаков, намеков, символов. Он ожидал свершения неких событий вселен­ского масштаба и в то же время томился неотступной думой о перипетиях своей страстной «неземной» любви к Л.Д.Менделеевой. Настроение напряженного ожидания исхода «мистического рома­на» — одно из главнейших в период «Ante Lucem» и «Стихов о Прекрасной Даме». Об этом он откровенно писал А.В. Гиппиусу в августе 1901 г.: «Большой для меня вопрос личный, когда, наконец, осуществятся мои ожидания и верования». Сокровенные числа, казалось Блоку, могли, наряду с другими приметами, помочь в разгадке сроков и тайн долгожданных свершений. В мае 1900 г., перед отъездом из Петербурга в Шахматово, Блок с тоской и тревогой думал о том, что на этот раз ожидает его там, где неминуем «новый натиск бурь и бед». Цифровая последовательность могла отражать в сознании Блока борьбу и надежду, удачу и неудачу, препятствия и преодоления их и т.д. В целом текст все-таки не перестает быть загадочным, но ведь он не случайно создавался автором как зашифрованный, предельно эзотерический, сокровенно-личностный.

    Читать еще:  Рок поэзия как социокультурный феномен

    Вечереющий сумрак, поверь,
    Мне напомнил неясный ответ.
    Жду — внезапно отворится дверь,
    Набежит исчезающий свет.
    Словно бледные в прошлом мечты,
    Мне лица сохранились черты
    И отрывки неведомых слов,
    Словно отклики прежних миров,
    Где жила ты и, бледная, шла,
    Под ресницами сумрак тая,
    За тобою — живая ладья,
    Словно белая лебедь плыла,
    За ладьей — огневые струи —
    Беспокойные песни мои.
    Им внимала задумчиво ты,
    И лица сохранились черты,
    И запомнилась бледная высь,
    Где последние сны пронеслись,
    В этой выси живу я, поверь,
    Смутной памятью сумрачных лет,
    Смутно помню — отворится дверь,
    Набежит исчезающий свет.
    20 декабря 1901

    Мистика особенно характерна для ранней лирики Блока, Мотивы переселения душ и прапамяти души словно пробуждают память читателя. Поэт отталкивает от себя заботы житейского быта. Раскрепощение сознания героя наступает по мере его погружения в дольние миры, застывшие в загадочном покое. Почти в это самое время (и позже, летом 1907 года) о литературном заработке Блока поэт и переводчик Вл. Пяст вспоминает: «Ничтожный заработок Блока в это время был притчею во языцех».

    Александр Блок. Cимвол конца Серебряного века русской поэзии

    Парадоксальное сочетание мистического и бытового, отрешенного и повседневного характерно для творчества Александра Блока. Это отличительная особенность его психической организации и, как следствие, его собственного, блоковского символизма.

    Особенно заметным в этой связи выглядит ставшее хрестоматийным классическое сопоставление туманного силуэта «Незнакомки» и «пьяниц с глазами кроликов». Блок вообще был крайне чувствителен к повседневным впечатлениям от окружающей его среды. До революции музыкальность стихов Блока убаюкивала аудиторию, погружала ее в некий сомнамбулический сон. Потом в его произведениях появились интонации отчаянных, берущих за душу цыганских песен.

    Поначалу Октябрьскую революцию Блок воспринял с восторгом, которого, впрочем, хватило чуть более, чем на один тяжелый 1918 год. Переосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были созданы «Скифы» и «Двенадцать», Блок совсем перестал писать стихи. На все вопросы о своем молчании поэт отвечал: «Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?».

    Последним воплем отчаяния стала прочитанная Блоком в феврале 1921 года речь на вечере, посвященном памяти А.С. Пушкина. Процитировав знаменитую строку Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…», он отчеканил: «…покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю — тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем: жизнь для него потеряла смысл».

    Действительно, времени для творчества у поэта уже не оставалось. Скончался Александр Блок 7 августа 1921 года: «Уйти в расцвете сил — удел великих литературных классиков…».

    Вопрос о хронологических рамках явления, известного как Серебряный век русской поэзии, остается спорным. Если в определении начала Серебряного века исследователи достаточно единодушны — это рубеж 80-х — 90-х годов XIX века, то конец этого периода вызывает споры. Одна из точек зрения состоит в том, что русский Серебряный век завершился в год расстрела Николая Гумилева и смерти Александра Блока.

    Использованы
    материалы сайтов:
    gpeople-russia.ru/article/blok-aleksandr-aleksandrovich,
    ria.ru/20151128/1329611064.html,
    www.culture.ru/persons/8190/aleksandr-blok

    Она молода и прекрасна была.

    Она молода и прекрасна была
    И чистой мадонной осталась,
    Как зеркало речки
    спокойной, светла.
    Как сердце мое разрывалось.

    Она беззаботна, как синяя даль,
    Как лебедь уснувший, казалась;
    Кто знает, быть может,
    была и печаль.
    Как сердце мое разрывалось.

    Когда же мне пела она про любовь,
    То песня в душе отзывалась,
    Но страсти не ведала пылкая кровь.
    Как сердце мое разрывалось.

    Александр Блок, 1898

    Hi kienet żagħżugħa
    u sbejħa.

    Hi kienet żagħżugħa u sbejħa
    u baqgħet Madonna bla tebgħa, u ċara
    bħal mera f’jum bnazzi
    f’wiċċ l-ilma ta’ xmara.
    Kemm kienet qawwija l-għafsa ta’ qalbi!

    Serena bħall-bogħod ikħal nir,
    bħaċ-ċinja li raqdet stħajjiltha.
    Min jaf forsi kien
    hemm ukoll dispjaċir .
    Kemm kienet qawwija l-għafsa ta’ qalbi!

    Meta kienet tgħannili dwar l-imħabba
    dil-għanja kattritli l-istess emozzjoni,
    pero` demmi sħun ma kixifx il-passjoni .
    Kemm kienet qawwija l-għafsa ta’ qalbi!

    © Yana Psaila. Traduzzjoni, 2018

    Прослушать это стихотворение
    на мальтийском языке можно по ссылке:
    www.youtube.com/watch?v=7z8nQgvAe5Y

    Автор публикации

    Лингвист, поэтесса, переводчик.
    Проживает на Мальте с 2004 года. Член Общества поэтов Мальты, член Академии мальтийского языка. Автор первых русско-мальтийского и мальтийско-русского разговорников (2014). Автор сборника стихов на мальтийском языке «Любовь Полярной звезды» (2014). Перевела на мальтийский язык ряд произведений М. Ю. Лермонтова, Е. А. Евтушенко, В. С. Высоцкого.

    Все публикации автора →

    Метки статьи:

    Читайте также:

    Джозеф Каллейя: «В Москве — одна из самых теплых аудиторий в мире!»

    31 октября 2019

    Популярный и современный зал Москвы «Зарядье» 21 ноября примет концерт Мальтийского филармонического оркестра, солистом которого станет Джозеф Каллейя — самый известный мальтийский тенор, легенда средиземноморского острова и мировая знаменитость. О любви Джозефа Каллейи к Мальте, опере и русской культуре — в нашем интервью.

    Тайны мальтийского языка

    27 февраля 2019

    Предлоги и местоименные окончания в мальтийском языке

    Сергей Смбатян: «Выход с оркестром на сцену — это счастье»

    21 декабря 2020

    В класс обычной средней школы с рассказом о Моцарте или на сцену, где сотни музыкантов из разных стран готовы исполнить произведение, только что созданное искусственным интеллектом, он выходит с одинаковой целью — служения классической музыке, определенный им самим предельный абсолют деятельности.

    Joseph Vella: «Atonal music is a new harmony»

    26 февраля 2018

    Чудеса Мальты

    21 декабря 2020

    Мальта — солнечный остров, полный чудес и тайн. Здесь слагают легенды, и каждому расскажут историю по душе. Мальтийский фольклор тесно переплетен с рассказами о религиозных чудесах. С удовольствием поведаю вам пару историй.

    Песня на два голоса

    31 августа 2019

    8 июля в Российском центре науки и культуры на Мальте праздновали День семьи, любви и верности. В числе главных героев этого праздника, получивших награды «За любовь и верность», были Виктория и Мартин Микаллефы — удивительная пара, совместный путь которой насчитывает несколько десятков лет.

    Новости Мальты

    Министерство здравоохранения Мальты разрешило проведение матча Мальта-Россия

    Cуперинтендант по вопросам общественного здравоохранения Мальты Шармейн Гаучи дала исключительное право национальной сборной Мальты по футболу принять домашний матч со сборной России — сообщает Times of Malta. Ранее предполагалось, что встреча може.

    Ведутся переговоры о проведении матча Мальта — Россия

    Между Министерством здравоохранения Мальты и Футбольной ассоциацией Мальты ведутся переговоры относительно проведения отборочного турнира чемпионата мира между Мальтой и Россией, который был намечен на 24 марта — сообщает The Times of Malta. Ране.

    Утвержден дизайн памятника Оливеру Фриджиери

    Памятник мальтийскому поэту и писателю Оливеру Фриджиери (Oliver Friggieri) установят во Флориане — его родном городе. Монумент появится недалеко от Военного мемориала — сообщает Times of Malta. Предварительно открытие памятника намечено на ноябрь 202.

    Удаленка может стать нормой для Мальты

    В первые месяцы пандемии многие работодатели перевели сотрудников в домашние офисы на удаленную работу, и недавние исследования говорят о том, что от 15% до 25% работы на Мальте можно выполнять, не выходя из дома. Вполне ожидаемо, что к этой категории .

    Мальтийский рыбак получил награду кинофестиваля Sundance

    Йесмарк Шиклуна, рыбак из Сидживи — главный герой фильма «Луццу» (Luzzu) — стал обладателем приза жюри кинофестиваля Sundance за актерское мастерство в категории «Мировое кино».­ Фильм режиссера Алекса Камиллери «Луццу», мировая премьера которого с.

    На Мальте выросли продажи яхт

    Продажи яхт в 2020-м году на Мальте продемонстрировали рост на 22% по сравнению с 2019-м годом, несмотря на финансовый кризис во многих сферах. Всего было зарегистрировано 708 новых яхт — сообщает Times of Malta, ссылаясь на данные экспертов. При э.

    Скоро на Мальте

    Алла поделится с нами интересными и удивительными местами на Мальте, где можно приятно провести время в условиях новых ограничений.

    «Пока на карантине. В гостях у друзей!» Неизведанная Мальта с Аллой Карелиной — профессиональным лицензированным гидом по Мальте.

    Особенностью фестиваля мальтийской музыки Mużika Mużika в этом году является то, что исполнители выступают в сопровождении Мальтийского филармонического оркестра

    Онлайн: Фестиваль Mużika Mużika

    В рамках Недели познания мозга (Brain Awareness Week 2021), нейробиологи продемонстрируют свои любимые моменты из фильмов, где мозг выступает одним из героев

    Нейробиология в кино

    Вилла Domus Romana

    Впечатлившись тем, что руины огромной каменной арки теперь находятся на глубине моря, Плута создала на Мальте экспозицию, объединяющую изображения, видео, объекты и звук, рассказывая, что скрыто в глубине морей и океанов.

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector