0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поэзия должна быть связана с политикой потому что

Поэзия и общество

«Человек — существо политическое», — писал Аристотель. Но политика — это не только то, что происходит внутри правительства какой-либо страны: она не ограничивается законами и постановлениями, официальной деятельностью парламента и других государственных структур. Не ограничивается политика и международными новостями. «Политика» имеет также более широкое значение, которое важно для поэзии и других искусств.

Общество состоит из отдельных людей, которые могут быть связаны друг с другом различными отношениями (экономическими, родственными или другими). Но эти люди все равно могут оставаться чужими друг другу, а общество разрозненным. Политика — это то, благодаря чему множество отдельных людей становится коллективным единством. Являясь частью такого единства, человек способен понимать другого человека и отождествлять себя с ним, осознавать свое место в обществе. Именно в таком смысле нужно понимать политику.

Политическое единство не существует само по себе и не приобретается от рождения: люди могут обретать единство с другими людьми в течение жизни, но зачастую такое единство оказывается непрочным и неустойчивым. Однако люди часто стремятся к нему и готовы прилагать усилия, чтобы его сохранять. Эти усилия проявляются во всех областях человеческой жизни, в том числе и в поэзии. Поэтический текст не принадлежит какому-то одному человеку — автору или читателю: потенциально он доступен многим и благодаря этому может способствовать политическому единству.

Есть несколько способов, при помощи которых поэзия взаимодействует с политикой.

Политическое содержание почти всегда предполагает особое устройство субъекта и особую поэтическую форму. Это верно как для «старой», так и для «новой» политической поэзии. Например, в русской поэзии XVIII века политическое содержание выступало на передний план в торжественной оде: прославление военных побед или чествование монарха предполагало обращение к коллективному единству:

Ты все успехи предварила,

Желанию подав конец,

И плач наш в радость обратила,

Расторгнув скорби днесь сердец.

О вы, места красы безвестной,

Склоните ныне верх небесной,

Да взыдет наш гремящий глас

В дальнейшие пространства селы,

Пронзив последние пределы,

К престолу божьему в сей час. [306]

В этой строфе из оды Александра Сумарокова, посвященной императрице Елизавете (1743), прославляется прекращение войны со Швецией. Поэт говорит здесь от лица коллективного субъекта, лишь условно совпадающего с населением Российской империи (4. Кто говорит в поэзии? Поэт и субъект). Мы в данном случае — это те, чье единение обеспечивается сплочением перед лицом военной угрозы и радостью от ее разрешения, а также существованием монарха, поддерживающего своей волей это единство.

Коллективное единство могло находить выражение и в других жанрах русской поэзии XVIII — начала XIX века: в духовной оде, где мы можно было воспринимать как «мы, православные», в сатире на действующее правительство, где мы — это партия недовольных, готовых к радикальному переустройству общества (такие стихотворения часто встречались у поэтов- декабристов), и т. д.

На рубеже XVIII—XIX веков поэтический текст начинает восприниматься прежде всего как выражение авторской индивидуальности. При этом политическая поэзия старого образца требовала, чтобы поэт отказывался от своей индивидуальности и присоединялся к коллективному единству. Такая позиция начинает восприниматься как неуместная и в профессиональной поэзии допускается только в случае действительно значительных поводов — войн, государственных переворотов, непопулярных реформ и т. д. Политическая поэзия старого образца не исчезла совсем, но в профессиональной литературе той эпохи ей отводилась достаточно скромная роль «гражданской лирики». В словах «гражданская лирика» скрыта та же идея политического, так как гражданин — это участник коллективного единства людей, вступающих друг с другом в политические отношения.

Такая поэзия была рассчитана на определенную целевую аудиторию, становилась агитационной и прикладной (18.4. Прикладная и детская поэзия). Прикладная политическая поэзия — одна из форм непосредственного участия в политической жизни. Она обращается к «острым» общественным проблемам, напрямую призывает к переустройству общества и мотивирует граждан принимать в нем активное участие. Ее субъект всегда связан с коллективным мы — он побуждает это мы к определенным действиям. Хорошими примерами такой поэзии могут быть многие стихи Владимира Маяковского или Демьяна Бедного, написанные в 1920-е годы, когда советской власти требовались новые активные сторонники.

В начале XX века в связи прежде всего с техническим прогрессом, осмыслением феномена масс, европейскими войнами и революциями политическая поэзия снова начинает развиваться. Писавшие в то время поэты-модернисты предполагали, что объединять людей может поэтическая форма: приятие или неприятие определенных новаций способно сказать о человеке больше, чем говорят его политические взгляды. Только тот, кто принимает новые формы, сможет претендовать на участие в новом политическом единстве. Это особое отношение к структуре стиха, при котором формальные поиски связываются с поисками социальными, а изменение действительности происходит одновременно с изменением способа поэтического выражения.

В годы Первой мировой войны Владимир Маяковский писал: «Можно не писать о войне, но надо писать войной». Такая поэзия претендовала на создание нового единства — поверх «старых» общественных структур и объединений, чьи интересы обслуживала «старая» «гражданская лирика». В таких стихах зачастую отсутствовало прежнее лирическое мы, так как единство должно было обретаться за пределами текста, в реальном мире, и поэт уже не должен был сам сообщать о нем. Эти принципы лежали в основе художественной программы международного авангарда, ярким примером которого был русский футуризм (в лице Велимира Хлебникова, Владимира Маяковского и некоторых других поэтов).

Один из наиболее ярких примеров подобного отношения к политической поэзии — поэма Александра Блока «Двенадцать», созданная в январе 1918 года спустя два месяца после Октябрьской революции. Эта поэма написана сложным гетерометрическим стихом (11. Метрика), использование которого мотивировано ощущением утраты старого единства и предчувствием единства нового. Поэма Блока вызывала всеобщее возмущение, но сам поэт считал, что только в таких радикальных формах можно выразить те стремительные изменения, что происходили в окружающем мире и обществе. В статье «Интеллигенция и революция» он писал: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию», — и поэма была для него выражением этой особой «музыки революции».

В современной поэзии сохраняются эти два типа политической поэзии — политическая лирика (агитационная или сатирическая) на грани прикладной поэзии (18.4. Прикладная и детская поэзия) и новаторская политическая поэзия.

Существуют отдельные примеры скрещивания этих двух форм политической поэзии. Один из наиболее ярких примеров такого скрещивания обнаруживается в стихотворении Осипа Мандельштама, в котором сложная поэтика использовалась для создания сатирического портрета Сталина:

Политика и поэзия

Политика и поэзия: Русский язык как зеркало русской революции.

Какой строй должен быть в нашей стране? Навязанная населению выборная система лишает его возможности выбора политического строя и общественного устройства, которые ему также навязаны и объявлены данностью, не имеющей альтернатив. Так ли это? Только в дурных головах людей–рабов и людей–зомби отсутствует альтернатива планам злоумышленников, проделавших большую работу по оболваниванию и обману значительной части населения. Выборы, какими бы „честными“, „демократическими“ или „проверяемыми“ они не были, не имеют смысла, если речь идёт только о персональных изменениях в администрации, которой управляют несменяемые боссы. Те, кто в стране, переставшей быть нашей, выдаёт себя за рулевых, господ и командиров, на самом деле, явно или неявно, осознанно или безсознательно, состоят в их подчинении. Являясь такими же рабами и зомби, как и все прочие, которым они отдают приказы и распоряжения, эти люди лишены воли, они не в состоянии ничего изменить, независимо от того, какими бы прекрасными не были их мечты и надежды. Воля – источник власти, знание – её сила; ни тем, ни другим вожди–самозванцы не обладают. Население же, лишённое веры, надежды, любви, живёт по инерции, как автомобиль, потерявший водителя. Утрата смысла жизни произошла в процессе морального разложения и утраты дисциплины ума, в результате чего общество стало дробиться и делиться подобно тому, как это происходит в организме с клетками, в которых включается механизм запрограммированной смерти (programmed cell-death).

Этот механизм саморазрушения способно остановитъ только одно: возрождение. Возрождение как обретение смысла и осмысление того, что утратило смысл. Возрождение как пробуждение совести. Возрождение как осознание себя народом, в котором один за всех и все за одного: Когда народ един, он непобедим. Возрождение как обретение, как переход от безвластия к народовластию, от безвременья к настоящему и будущему, от беспечности к озабоченности, от безнравственности к нравственности. Люди забыли о том, что такое общество, общезначимое, объединяющее; необходимо им напомнить, что нет человека без общества, также как нет общества без общественности, общности.

В истории человеческого общества можно выделить ряд периодов развития его способности к самоорганизации и самопознанию. 1. Архаический период до возникновения литературной традиции. 2. Прозаический период. 3. Поэтический период. В нашей стране поэтический период начался с творчества А. С. Пушкина. Хотя и до него практиковалось стихосложение, однако оно оставалось ремеслом, эпизодом, не имеющим большого культурного значения. Лишь со времени А. С. Пушкина русский язык приобрёл ясный смысл и лёгкость выражения, перестал быть подражанием классическим и европейским языкам. Одновременно с этим, в поэтический период происходит ревизия всего смыслового содержания языка, социолингвистическая трансформация сознания, благодаря чему появляется возможность проникновения в недоступные ранее глубины бытия, эмоциональное постижение истины. Это завоевание, так же как и любая другая способность или приобретение, может быть утрачена вследствие пренебрежения к поэтической традиции. Когда язык становится инструментом господства и подчинения, когда он утрачивает свою чистоту и зосоряется словесным мусором, становится выразителем прозы жизни, в нём обессмысливается всё и вся, а в головах людей начинается хаос, переносимый ими в реальность. В таком случае хождение на митинги реализует потребность в движении, но не избавляет от душевных мук, причина которых заключается вовсе не в нечестных выборах, а в отсутствии свободы выбора – основного качества человека разумного и поэтического.

Читать еще:  Поэзия пушкина как пенье птицы в роще как песня ветра

Итак вернёмся к тому, с чего мы начали, чтобы не повторять того, что уже известно. Совместное топтание земли на митингах и шествиях за честные выборы останется бессмысленной тавтологией до тех пор, пока в головах демонстрантов не возникнет ясное представление о том, где заканчивается одна эпоха и начинается другая. Нет свободы без духовного освобождения, также как нет поэзии без её творцов. И пока у нас не появятся новые Пушкины, нами будут править старые Путины и Бжезинские. Чтобы совершилось духовное освобождение, наш лозунг должен быть: Даёшь Учредительное собрание вместо демократических выборов!

Урок — интервью на тему «Олжас Сулейменов – поэт, гражданин, политик». Поэма «Земля, поклонись Человеку!». (11 класс)

Урок — интервью в 11 «Б» классе

по творчеству Олжаса Сулейменова.

Тема: «Олжас Сулейменов – поэт, гражданин, политик».

Поэма «Земля, поклонись Человеку!».

Учитель школы-гимназии №32:

Тема урока: «Олжас Сулейменов – поэт, гражданин, политик».

Поэма «Земля, поклонись человеку!»

Цель урока: расширить знания учащихся о жизни и творчестве общественного и политического деятеля О.Сулейменова.

Задачи урока:

а) дидактическая – помочь осмыслить и прочувствовать особенности творчества поэта, гражданина, проанализировать поэму «Земля, поклонись Человеку!»

б) развивающая — развивать творческое мышление, художественную речь, чувство взаимосвязи с миром, осознание того, что «Я» есть частичка Вселенной; учить делать выводы и заключения после прочитанного и услышанного.

в) воспитательная — воспитывать интерес к творчеству и личности поэта, любовь и уважение к национальной культуре, корням и традициям.

Тип урока: комбинированный

Методы: репродуктивный, наглядный, частично-поисковый, проблемный

Оборудование: портрет О.Сулейменова, фотографии и иллюстрации о политической и общественной деятельности поэта, высказывания, эпиграфы к уроку.

Эпиграфы: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости». (А.С.Пушкин)

«На все вопросы не нашел ответа,

Но людям я не лгал…» (О. Сулейменов)

Высказывания:

Почему люди тянутся к звездам?

Почему в наших песнях

Герой – это сокол?

Есть большое слово –

Я люблю тебя, жизнь,

Я люблю тебя, жизнь,

Вступительное слово учителя.

Сообщение темы, цели урока. Сегодняшний урок посвящен жизни и творчеству замечательного казахстанского поэта и писателя, филолога, выдающегося общественного деятеля и политика Олжаса Омаровича Сулейменова.

Пусть не удивляет вас, что в учебнике русской литературы появляется глава о творчестве О.Сулейменова. Его поэзия – как раз самый яркий пример интернационального характера большой литературы и русской литературы XX века в частности. По справедливой мысли польского поэта Анджея Дравича подобные поэты сохраняют «двойное культурное гражданство».

— Сегодня мы постараемся побольше узнать о литературной и общественной деятельности О.Сулейменова, войти в мир его поэзии.

В качестве эпиграфов к уроку я взяла слова А.С.Пушкина и О.Сулейменова, которые наиболее точно, на мой взгляд, раскрывают основную суть творчества поэта ( работа в тетрадях).

Беседа с классом.

— Ребята, видели ли вы О.Сулейменова по телевизору, слышали ли вы его выступления?

— Какие ассоциации, связанные с образом поэта, возникают у вас? Запишите их на доске и в тетрадях.

Запись ассоциаций. Работа у доски.

В течение урока, работая по творчеству поэта, слушая выступления своих одноклассников, попробуйте ответить на проблемный вопрос «Актуальна ли поэзия О.Сулейменова? В чем состоит ее актуальность? Какой должна быть, на ваш взгляд, истинная поэзия?

— Но, прежде всего, поговорим об истоках жизни и творчества поэта.

Сообщение о жизни и творчестве О.Сулейменова.

Широкую известность О.Сулейменов получил весной 1961года, до этого известный только у себя на родине.

— Какое историческое событие произошло 12 апреля 1961 года? Что известно об этом событии? Как оно связано с судьбой О.Сулейменова?

-Прослушайте отрывки из поэмы «Земля, поклонись Человеку!» Во время чтения поэмы в тетрадях запишите основные ключевые слова из поэмы, раскрывающие идейно-тематическое содержание поэмы.

Индивидуальное задание.

Выписать из поэмы афористичные строки. В чем их смысл?

Литературный монтаж.

Чтение наизусть поэмы «Земля, поклонись Человеку!»

Работа в тетрадях (запись ключевых слов и афоризмов).

О.Сулейменова причисляют к поэтам-шестидесятникам, он дружил с Андреем Вознесенским, Евгением Евтушенко, Робертом Рождественским.

— Докажите, что это произведение шестидесятника и относится к «громкой» лирике.

— В чем основное идейно-тематическое содержание поэмы?

Сегодня у нас на уроке присутствуют, возможно, будущие журналисты, представители молодежной газеты «Болаша қ » Жумагулова Асель и Тюменбаева Аягоз. Слово предоставляется им.

Интервью (по творчеству О.Сулейменова)

— Что вы знаете о Сулейменове как общественном деятеле?

— О.Сулейменов не только выдающийся общественный деятель, но и политик. Что вы могли бы о нем сказать как о политике?

— Занимаясь обширной государственной и общественной деятельностью, О.Сулейменов никогда не забывал, что он, прежде всего, поэт, писатель.

Какие произведения О.Сулейменова вам известны?

— Что вы знаете о самом «скандальном» произведении О.Сулейменова «Аз и Я»?

— Лирика О.Сулейменова также многогранна, как и его личность. Какие особенности лирики О.Сулейменова вы могли бы отметить?

— Какие произведения О.Сулейменова являются вашими любимыми?

Расскажите о них.

— Будучи казахом, О.Сулейменов пишет на русском языке, оставаясь, несомненно, поэтом казахским. Он искренне, нежно любит свой народ, свою страну.

Знаете ли вы произведения поэта на государственном языке?

— Благодарим вас за интересную беседу и отличное знание творчества нашего соотечественника, замечательного казахстанского поэта О.О.Сулейменова.

Итак, ребята, и мы в свою очередь поблагодарим наших будущих журналистов и подведем итоги сегодняшнего урока.

— Что нового узнали вы сегодня о жизни и творчестве О.Сулейменова?

— С какими его произведениями хотели бы познакомиться поближе в будущем?

— Актуальна ли поэзия О.Сулейменова? Аргументируйте свой ответ.

— Как вы считаете, какой должна быть истинная поэзия? Должна ли она быть связана с политикой или быть свободной от нее?

Напишите эссе по данному началу

Поэзия должна быть связана с политикой, потому что…

Поэзия должна быть свободна от политики, потому что…

Дать домашнее задание, прокомментировать и выставить оценки.

Литература и политика

У каждого своё отношение к событиям, происходящим в этом мире. К чему-то люди хотят быть причастны, от чего-то дистанцируются. Это их право. Но я не могут согласиться с мнением тех людей, которые полагают, что на литературном сайте следует говорить о литературе, а на политическом — о политике. А после последних событий — молчать, для тех кто владеет пером, это просто преступление перед совестью.
Поскольку политика не просто неотъемлемая часть жизни, но чаще всего, как дрожжи, обусловливающая ее изменения, а литература — и хронометр, и барометр жизни, то литература и политика просто не могут не быть теснейшим образом между собой связаны.

Насколько связаны между собой эти направления человеческой деятельности, говорить не приходится. Этот вопрос слишком объёмен, чтобы в него углубляться. Остановлюсь только на его общей значимости в пределах практической деятельности на конкретном литературном портале — Изба-Читальня.
Есть ли необходимость на литературном сайте развивать направления, связанные с политикой? Развитие одних направлений не идёт в противоречие с развитием других. Сохранение баланса необходимо, чтобы не было перекоса. А нужна ли политика на портале вообще? Я не говорю о том, что форум значительно увеличивает траффик и привлекает внимание к порталу. Я говорю о сути – зачем нам политика? А зачем литература вообще? Можно ответить очень кратко – для формирования общественного сознания и повышения культуры нашего общества, понимания происходящих в мире процессов и для осознания человеком себя как неотъемлемой его составляющей.
А чем живёт общество, на что оно ориентируется? — Очень во многом на стереотипы и навязанные извне суждения, трансформирующие традиционные ценности. В условиях глобализации чем это чревато для нашего общества? Что плохого, если вместо лапты, сказки и балалайки у ребёнка будет игровая стрелялка, ужастики и компьютер?
Зачем вообще нужно патриотическое воспитание, если все мы граждане мира?
А вот над этим давайте задумаемся. Во-первых, какого мира, а во-вторых, кому этот мир даёт право на выживание? Разве человечество уже находится на той стадии развития, когда решены все вопросы с распределением ресурсов планеты, нет столкновения геополитических интересов и обслуживающих их идеологий? Что на данном этапе управляет миров – сила права или право силы?
Людям свойственно заблуждаться и следовать за кумирами, поклоняться идолам, верить красивым этикеткам, под которыми часто спрятано или гнильё с просроченным сроком годности или новая отрава для регуляции численности населения в сторону его снижения…
Далеко не все это понимают, пока не попробуют сами… а то, что кто-то на стороне загибается – так нам-то что до этого? Наша хата с края… Но это лишь казалось бы. Нехорошо, когда обижают слабых и творят беспредел. Обеспокоенность этим многократно усиливается, когда это касается непосредственно нас самих.
На примере событий в Украине мы видим, что может ждать нас и в России, если вовремя не противостоять тому, что привело наших братьев к столь плачевному состоянию. А потому наша задача, как литераторов, это не позиция страуса с отказом от политических направлений. Нам важно средствами литературы и любой иной деятельности помочь людям разобраться в происходящем, показать, как их вводят в заблуждение, как можно противостоять внешней экспансии чуждой и разрушительной идеологии, разгулу тёмных сил, которых много в природе человека. Если говорить о сохранении русской идентичности и её государственной целостности, то, в конечном счёте, это сводится к формированию в сознании людей патриотической парадигмы. Только она поможет избежать идеологизированного раскола общества, ослабления его государственности, что в конечном счёте приведёт к расчленению РФ, когда в полной мере реализуется замысел её врагов – разделяй и властвуй..
Какими бы словами это ни обставлялось, чем грозит подобный распад? Это будет не просто образование новых этно-экономических анклавов с утратой общенационального русского самосознания, а это будет междоусобица и кровь, разгул беспредельщины и социальный хаос, гуманитарная катастрофа, как сейчас принято говорить. Её результат – страдания населения, его вымирание, униженное национальное достоинство. Всему этому будут сопутствовать очаги противостояний и сопротивлений, разделы сфер влияния, ограничения и запреты, а также прочие прелести жизни под управлением иной цивилизации, чуждой национальному менталитету нашего населения. Произойдёт уничтожение его славянских корней, вырождение самобытной русской культуры, а вот это будет уже гуманитарная катастрофа в планетарном масштабе. Если говорить о этической составляющей православия и традиционных славянских ценностей, то их насильственное уничтожение приведёт к регрессу всей земной цивилизации в сторону утилитарной упрощённости.

Читать еще:  Когда начался серебряный век русской поэзии

Генрих Бёлль: литература и политика на границе эпох
«Писатель был убежден, что обязан вмешиваться в политику, а литература – чрезвычайно важный элемент в деле формирования общества. Бёлль был уверен, что писатель своим творчеством в той или иной степени способен изменить мир. За искренность его произведений и политическую активность Генриха Бёлля нередко называли «совестью нации», хотя сам он этого титула не любил. Он считал, что совестью нации призваны быть правительство, законодательство, правовая система, а писатель эту совесть может лишь пробуждать. Он говорил: «После войны, когда у меня появилась возможность говорить и думать, писать и выступать по вопросам литературы и политики, я никогда не отделял одно от другого». https://germania-online.diplo.de/ru-dz-ru/kultur/literatur/heinrich-boell-todestag-2015/1934970

Так нужно ли нам развивать политические направления на портале, уделять внимание геополитическим процессам, опираться на традиционные ценности и таким путём формировать и укреплять патриотическое сознание посетителей нашего портала? Пусть каждый ответит на этот вопрос самостоятельно.

Новое в блогах

  • Как вывести сюда мое сообщество?

Валерий Лимонов

Состоит в сообществах

  • —>В поисках Бога —>
  • —>Клуб интеллектуалов —>
  • —>Back in the USSR —>

Все 22

Приложения пользователя

Смотреть все 2

Политика и поэзия.

Политика и поэзия.
Меня давно волнует тема поэзии и политики. Мне твердят, что стихи иполитика несовместимы. Стихи о политике не востребованы. Но тогда, как можно не признавать величайшего поэта-политика-лирика В.Маяковского? Я пишу о том, чем живу каждый день. Сегодня я вижу, что творится беззаконие, я возмущен, и я пишу об этом. Завтра я встречу прекрасную женщину, я переживаю волнующие меня моменты и я пишу лирические стихи. Мне говорят: «Поэзия должна учить народ культуре, прививать прекрасное». Это что? Госзаказ от чиновников. Из всех стихов, что я написал, редакторы отдавали предпочтение лирическим стихам. Но и они сейчас тоже никому не нужны. Востребована песенная лирика, потому что, приносит доход, всем кто крутится в этом бизнесе. Поэзия сейчас без морали, большинство людей не живут, а выживают, ставя «во краю угла» деньги, меньшинство пресыщено деньгами, им нужна власть и слава. Но если ты культурен и образован, если ты умеешь любить и ненавидеть, если в тебе есть дух справедливости и ты можешь писать приличные стихи, то почему ты не востребован? Ведь своими стихами ты, раскрывая свою душу, пытаешься научить людей любить и ненавидеть, смеяться или плакать, пытаешься помочь людям в поисках добра, поиска счастья на этой земле. Стихи никогда не пишутся на заказ, посвященные каким-то датам, местам, людям. На злобу дня – да, но не на заказ! Поэты причастны ко всему, они такие же, как все. Такими их сделал окружающий нас мир – наше прошлое, настоящее и будущее. Прошлое в прошлом, оно было, и изменить его нельзя, оно лишь в нашей памяти. Настоящее быстротечно, как вода, как время. Будущее фатально и оно будет. Хотя умный человек безраздельно может управлять своим настоящим и будущим посредством прошлого. А большинство поэтов нашего времени живут по принципу серо влачить, не ярко гореть, долго угасать, вспоминая, как сон, прожитую жизнь, о чем-то жалеть или не жалеть, облачая, в уже никому не нужные стихи. А потом оставить жизнь, записанную в матрице мозга, которая вместе с душой улетит в какую-то ячейку информационного поля Земли, обогатив её накопленным знанием, а если предназначение твое не выполнено, то вернуться еще раз. К чему все эти страсти земные — не понятно. Может ты звено репродукции человечества, может частица деления материи, её селекция. Может быть. Но, «Если кто-то зажигает на небе звезды, значит это кому-то нужно!» В.В. Маяковский. Но звезд на небосклоне поэзии пока нет. А как хочется до упоения, до захлеба читать хорошие стихи, радоваться жизни, любить до умопомрачения, ненавидеть до отрезвления и после смерти уже не возвращаться на эту грешную землю. Так о чем я? О политике и поэзии!

Вечер у экрана ТВ.

Чему восторгаться?
Чему поклоняться?
Нахохлилась птицей душа.
Сижу безработный,
Бездарный и потный,
В кармане моем ни гроша.
Смотрю телевизор,
Там хитрый провизор
Рекламу волшебным таблеткам дает.
Правитель Чукотки,застенчивый, кроткий,
Беседу в Кремле с Президентом ведет.
Мечту сделать былью,
Все тот же Базилио,
Страну приглашает на «Поле чудес».
Коллеги связисты
Обчистят вас быстро
Посредством мобильников и МТС:
Звоните не медля!«Мильоны» намедни
Совсем уж за так раздают.
Трезвонят им «лохи»,
Не видя подвоха,
По капле, по крохе,
Кому-то достаток куют.
Поют и смешат,
На отдых спешат
Ребята не нашей наружности.
А наши Ванюши,
Знай, водочку глушат
В болоте своей некультурности.
И речи туманные
Политики странные
Вливают нам в уши враньем.
И мы, как заложники,
С экранов, как с ложечки,
Глотаем все это и пьем!

Suseren nl # написал комментарий 26 июля 2010, 14:28 Волнует?, — получите этот незатейливый презент к теме.

Как две свечи в подъезде полутёмном
Средь грязной тары и краплёных карт,
— Наполеон Вован, со взглядом, грозно-томным
И верный друг его, — лже-Дмитрий Бонапарт.

. Барак Обама оттопырил ухи
И Берлускони, — Сильва Шмаравоз
И, немка Меркель. (не обидит мухи)
И вечно, — «там и ныне. «, русский воз.

Политика и поэзия

Что самое трудное? Невозможно сказать. Слишком их много, трудных вещей. Но вот нечто, если и не самое трудное, то очень. Это — отделить какое-нибудь слово от привычного понятия. Взглянуть на него свежими глазами.

Привычка такое дело, что мы, зачастую, не даем себе и труда остановиться, подумать: да что, в сущности, мы под таким-то словом разумеем? Например, «поэзия». Все знают, что такое поэзия . Знают? Нет, просто тянется за словом цепь ассоциаций, с незапамятных времен к нему приклеенная. Или — политика . Сейчас же другой ряд ассоциаций, других и так же плотно приклеенных. Если попросить у обыкновенного, среднеинтеллигентного человека более точных определений, вряд ли что выйдет. Из политики получится или нечто смутное (да и правда: где она начинается, где кончается?), или безнадежно узкое. С поэзией — лучше, ведь смутное тут даже обязательно. А в самом общем — так: политика и политики — это на земле, поэзия и поэты — на воздухе, над землей, хоть на вершок, а лучше на аршин, а еще лучше — на сажень и более. Чем выше, тем поэтичнее.

Отсюда естественный вывод: политика — одно; поэзия — другое; до такой степени другое, что и говорить о них вместе, рядом, не подобает.

Представления — примитивные, но они живут и так в привычку въелись, что мы их почти не замечаем. Но чувствуем себя удобно. Вот главный яд привычек: нет охоты нарушать удобство. И как упрямы такие представления! Совсем недавно кто-то сказал мне: «по-моему, X. нисколько не поэт». Отчего же? спрашиваю. Мало эмоций. Поэзия — это эмоциональность. В другой раз, среди оживленного разговора на общественные темы, сидящий рядом говорит мне тихонько: «Не понимаю, как вы можете и стихи писать, и политикой интересоваться». Опять спрашиваю: но отчего же? Ответ уклончивый и тем более ясный: «Конечно, ваши стихи более философичны, нежели эмоциональны. Но и философия. ».

Да, да, и это известно: философия тоже, как политика, к поэзии отношения не имеет. Но оставим пока философию. Довольно с нас и политиков с поэтами. Однако, чтобы рассуждать дальше, попробуем перевернуться. Попробуем представить себе на минуту, что никаких готовых решений насчет политики и поэзии не имеется. Просто — есть люди, очень разные, дела у них тоже разнообразные, и есть времена, т.е. цепь времен, которая называется историей.

Сегодняшнее звено этой цепи, — наша современность, — очень благоприятствует пересмотру отношений между политикой и поэзией. Сегодня особенно неразличимы границы политики; стерлись, размазались, — если не всегда были, как экватор и меридианы, линиями воображаемыми. Да и сама «политика» сделалась каким-то мелко-сложным хаосом; люди политические в нем бессильно завиваются. Если они еще думают, что «делают» политику, то напрасно: они делать ничего не могут. Я не говорю, что политику не нужно делать; напротив, очень нужно; только сегодняшние-то политики «старого образца» выродились; так выродились, что уже ни одного большого и настоящего между ними нет. Есть влезшие на ходули. На ходулях такой «политик» кажется выше, а в сущности — был бы только смешон, не будь он так вреден. Судя даже не с моральной точки зрения (оставим мораль в стороне), а с точки зрения ценностей, какую, например, ценность представляют ходули большевиков или другие — Гитлера? Маленький Сассо и маленький Адольф, разве оба они не смешны и не вредны? И разве от ходуль стали политиками настоящими ?

Не стали и не станут, куда бы еще ни взобрались и как бы еще ни увеличили хаоса своими «удачами». Им, — как, впрочем, нынешним политикам без удач и без ходуль, — не хватает очень важных вещей для настоящей политики.

Читать еще:  Те кто любят поэзию есенина безусловно

Чего же, например? Что необходимо человеку политику настоящему ? (Подчеркиваю: настоящему.) Я скажу, — что; и думаю, спора не будет. Такому политику нужно иметь, в виде плюса к специальным дарованиям, во-первых — дар воображенья; во-вторых — при широком, синтезирующем взгляде на мир, — волевую интуицию; ему нужно вдохновенье, или, иными словами, нужно знать полноту ощущения данной минуты .

Но «полнота ощущения данной минуты» — есть, по Баратынскому, определение поэзии . Не ясно ли, что политике, чтобы быть настоящей, не хватает поэзии? Все сводится к «поскольку — постольку». Поскольку в политике есть и поэт, постольку он настоящий политик.

Совершенно то же получится, если мы начнем обратно, — с поэзии. Ясно, в наше время, что поэт старого, полувыдуманного, образца, — не настоящий поэт; и ясно, чего ему, для настоящего, не хватает. Не хватает, как и политику, только другого. В виде плюса к специальным дарованиям, поэт, — ощущая себя в цельности, — должен, в то же время, ощущать себя частью целого с полнотой ответственности перед этим целым. Поэту необходимо сознательное и волевое отношение к реальной человеческой жизни, к человеческой мысли и к понятию свободы. Все это — до готовности свободно изменять самые формы своего творчества, не изменяя, конечно, ни ему, ни себе внутренно (например, сменить слово делом или их соединить).

Беру лишь главное, общее, но и его довольно, чтобы увидеть: настоящему поэту нужны атрибуты политика. Поскольку в поэте есть и политик, постольку он настоящий поэт.

Да бывало ли когда-нибудь иначе? Кто назовет мне настоящего поэта, все равно большого или маленького (бывают настоящие и маленькие), чья поэзия и он сам были бы — не то, что совсем вне политики (этаких и не стоит искать), а хоть отдаленно и едва-едва с ней соприкасались? Пожалуйста, отыщите хоть одного. Для моих же утверждений примеров сколько я захочу. И даже если я буду брать узко, поэтов только стихотворцев, и оставлю в стороне примеры слишком явные, резкие, вроде Шенье, Ламартина, Пеги, нашего Некрасова и, тоже настоящего поэта — Поля Клоделя. Но кто скажет, что не было политика в Данте? Или в Гете? Или в Ибсене? Или в наших, от Блока и Гумилева (toute proportion gardeė 1 ) до Лермонтова и Пушкина? Тут, кстати, приведу отзыв о Пушкине его ценнейшего собрата и современника: «. Когда он (Пушкин) говорил о политике, внешней и отечественной, можно было думать, что слушаешь человека, заматеревшего в государственных делах и пропитанного ежедневным чтением парламентарных прений. Я довольно близко и довольно долго знал русского поэта. Он любил обращать рассуждения на высокие предметы, религиозные и общественные, о коих соотечественники его, казалось, и понятия не имели. Очевидно, поддавался он внутреннему преобразованию».

Это отзыв поэта, который и сам лучший мой пример: Мицкевича. Или его поэзия не настоящая? А если настоящая, — уж не скажут ли, что в ней, и в нем самом, не было политика?

Была; так же, как в политическом гении Наполеона была поэзия, а в нем самом — поэт.

Прибавлю, в скобках: иные говорят, что политика Наполеона была не политика. Я не хочу и возражать; просто остаюсь с разумным большинством, думающим иначе. Господи Боже мой! Хоть бы крупица этой наполеоновской «неполитики» попала в головы политикам из Лиги Наций!

Здесь — закрываю скобки. а впрочем — нет: предчувствую еще одно возражение или замечание; надо на него ответить. А как же, спросят меня, наши-то недавние русские «политики»? Будь они обыкновенными реальными политиками, без всяких «плюсов», без возвышенного идеализма — с Россией, пожалуй, и не случилось бы того, что случилось. как раз тогда, когда они действовали. Да, правда. Правда, что в роковой момент у власти находилась группа политиков, типичная в известном смысле, и — проиграла. Только не правда, — и я очень прошу это заметить, — не правда, что идеализм и прекраснодушие — поэзия: к поэзии они отношения не имеют. Политику они ничего не прибавляют, напротив: дают не плюс, а минус. Не прибавляют ничего и поэту; но поэту могут прощаться. Политику же не прощаются никогда.

Все ли поняли это, после тяжелого урока? Увы, многие из наших политиков и здесь еще остаются на страже своих ортодоксальных развалин. Не видят, что уж и сами им подобны. Но есть, слава Богу, другие, и даже из той группы русских политиков, — «бедных рыцарей», — о которой мы говорили. Пример — Керенский. О нем можно сказать, слогом Мицкевича и Вяземского, что «очевидно, поддается он внутреннему преобразованию». К слову «свобода» у него, как будто, нет старого, слепо-эмоционального, идолопоклонства; при первых буквах д — и — к (о слово жупельное, диктатура!) он не дрожит, как было предписано; и, думается, понимает теперь, что действительно нужен политику вот этот плюс: «полнота ощущения данной минуты. » , т.е. поэзия, по Баратынскому. Иной раз от нее зависят последние решения.

Нужно ли все это — теперь? Не поздно ли? Нет, никогда не поздно делать пересмотр старого, отрываться от старых привычек. Что касается нашего вопроса, — о связи политики и поэзии, — то я отлично понимаю, как он труден. Тут мало отказаться от давней привычки, тут надо еще преодолеть новые впечатления. Вот в советской России поэзия очень тесно связана с политикой. Если не все политики — поэты, то поэта без политики там не бывает. Уж не о такой ли связи я говорю?

Только зная темнящую силу внешних впечатлений, касаюсь я этой стороны вопроса. Да вопроса тут, в сущности, и нет. Кто имеет хоть самое первичное понятие о том, что такое «поэзия», тот не может не почувствовать, что в самом слове уже заключено другое, — свобода. Свобода не атрибут поэзии, но самый ее исток. Если она оторвана от истока — на ней печать смерти, какими бы атрибутами ее насильственно ни снабжали. И не только поэзию убивает эта, советская , «связь» с политикой: она убивает и самих поэтов. Вспомним хотя бы страшное письмо Блока, незадолго до смерти: «. Сейчас у меня ни души, ни тела нет. Слопала-таки поганая, гугнивая, родимая матушка Россия, как чушка своего поросенка. ».

После этого — нужны ли еще оговорки, что не о советской связи поэзии с политикой идет речь? И уж если выбирать, — пусть лучше будут голоэмоциональные поэты с одной стороны и короткодумные политики с другой, без малейшего сообщения. Все лучше этих человекоубийственных гримас, — московских экспериментов.

К счастью, жизнь не ставит нас перед подобными выборами. И поэзию, — коренной исток ее, — не так то легко уничтожить. Там подсушат — здесь пробьется.

С русской зарубежной «поэзией» я имею довольно близкое соприкосновение. Постоянно вижу, — и это в течение годов, — почти всех здешних поэтов, более или менее молодых. Так как они близки и дружественны, мне хотелось бы в каждом видеть настоящего . Не скрою, что пользуюсь иногда, при наблюдении, и этим «оселком»: а сколько в данном стихотворце, в его стихах, — «политизма»? Я не смущаюсь, если он там пока и неуловим, даже для меня: завтра может явиться что-то, что не сделает эти стихи в грубом смысле «политическими» (храни нас Бог от таких!), а лишь зажжет внутри тайный, живой огонек. Один из тех огней, которыми горит поэзия — настоящая.

Несколько больше смущает меня какое-нибудь неожиданное замечание, вроде: «Как вы можете писать стихи и интересоваться политикой?», или: «Я глубоко равнодушен ко всем большевикам и не большевикам». Но и это, в конце концов, пустяки, случайное настроение, — только. Потому что я знаю главное, очень важное. Знаю, что и тут, — и даже в этом частичном вопросе, насчет поэзии — политики, — уже идет серьезный пересмотр старого. Сам по себе пересмотр не означает, что новое найдено; только надежду дает на это, потому что без пересмотра нового найти нельзя.

Хочу прибавить еще два последних слова: чтение стихов с эстрады, которое мы сейчас услышим, не такая безобидная вещь: большею частью оно вредит стихотворению и автору. Самое ценное, внутреннее, ускользает от слушателя.

Редко бывает иначе. В стихах так называемых «эстрадных» и ускользать нечему. Понимаются же стихи — лишь ранее известные, когда их читает известный и любимый автор: так случалось с Блоком. Да и как, в самом деле, слушая новое стихотворение нового автора, сразу, в полторы минуты, понять, что оно — настоящее, и понять почему настоящее?

Но если не понять — почувствовать, угадать все-таки можно. Среди сегодняшних молодых поэтов настоящие есть: это я знаю. Посмотрим, угадают ли их, почувствуют ли. И — как почувствуют.

  • 1. сохраняя все пропорции (фр.).

Впервые: Меч. Варшава, 1934. 27 мая. № 3-4. С. 5-7. Вечер «Перекрестка» состоялся 17 марта 1934 г.

. «полнота ощущений данной минуты». — цитата из «Материалов для биографии Е.А. Баратынского» (Баратынский Е.А. Сочинения. Изд. 4-е. Казань, 1884. С. 481).

Шенье Андре Мари (1769-1794) — французский поэт, казненный якобинцами.

Ламартин Альфонс (1790-1869) — французский писатель-романтик.

Пеги Шарль (1873-1914) — французский поэт.

. отзыв. Мицкевича. — А. Мицкевич. Пушкин и литературное движение в России (некролог во французском журнале «Le Globe», 1837).

Лига Наций (1919-1946) — международная организация, созданная для развития сотрудничества между народами. СССР входил в Лигу в 1934-1939 гг.

. страшное письмо Блока. — А.А. Блок — К.И. Чуковскому. 26 мая 1921 г.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector