0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поэзия как ангел утешитель

Валентина Голощапова

Поэзия, как ангел утешитель
Спасла меня, и я воскресла душой.

Пишу с душой мой читатель,
И всё написано здесь мной.
Для вас творю мой приятель
Поверьте, всё своей рукой.

Пишу стихи, о проблемах, о жизни,
Чтоб с радостью отсвечивались строки.
Их читали в предчувствии мысли
В стихах не хочу чтоб были упрёки

НОМИНИРОВАНА НА ЛИТ. ПРЕМИЮ » НАСЛЕДИЕ» ЗА 2021 ГОД.
ПОЭТ ГОДА 2021 год.
Мои песни:
http://www.stihi.ru/2014/01/07/4660 — «Она решила вернуть его.»

Дорогие читатели! Я с большим удовольствием приглашаю читать мои стихотворения. Думаю, что вам понравятся мои стихотворения!

Произведения

  • Мы вместе— любовная лирика, 10.02.2020 00:02
  • Я больше жить не могу без тебя— любовная лирика, 30.03.2021 09:01
  • Горы Кавказа— пейзажная лирика, 15.07.2013 16:28
  • Закатные краски— пейзажная лирика, 31.05.2021 01:40
  • Доченька моя— любовная лирика, 04.09.2013 14:15
  • Надежда— любовная лирика, 05.03.2014 08:25
  • Ягодка малинка— пейзажная лирика, 22.05.2021 10:09
  • Сиреневые дали— пейзажная лирика, 11.10.2019 12:37
  • Время золотое— любовная лирика, 14.10.2016 22:15
  • Любить пока ещё не поздно— любовная лирика, 01.07.2016 17:50
  • Вдвоём простим обиды— философская лирика, 18.12.2018 11:57
  • Незабудки— городская лирика, 27.10.2013 09:10
  • Жизнь течёт— городская лирика, 12.01.2014 11:29
  • Берега— любовная лирика, 05.10.2015 18:56
  • За что разлуки?— любовная лирика, 30.10.2020 01:52
  • У затона— пейзажная лирика, 03.08.2020 00:07
  • Достичь цели— философская лирика, 04.06.2014 14:03
  • Холод любви мы переждём— любовная лирика, 06.05.2021 16:09
  • Майский день— пейзажная лирика, 23.05.2014 10:17
  • Осень к ноябрю— пейзажная лирика, 07.11.2018 12:08
  • Было время— философская лирика, 31.10.2019 15:49
  • Летний лес— пейзажная лирика, 02.07.2020 00:05
  • Душа— религиозная лирика, 09.09.2013 14:49
  • В весеннем саду— пейзажная лирика, 22.03.2014 08:17
  • Пути Господни неисповедимы— философская лирика, 21.01.2020 20:04
  • Тот край земли— философская лирика, 26.04.2014 07:44
  • Горная река— пейзажная лирика, 17.02.2014 09:01
  • Я жизнь свою не тороплю— философская лирика, 01.03.2020 22:06
  • Белые розы— пейзажная лирика, 22.12.2013 11:55
  • Любовь замирает в душе— любовная лирика, 13.11.2019 11:55
  • Лети корабль в небеса— без рубрики, 02.04.2014 10:02
  • Весной бывают дни такие— пейзажная лирика, 08.04.2021 00:05
  • Мгновения жизни— философская лирика, 20.05.2020 23:59
  • Сочетанье трёх оттенков— без рубрики, 30.03.2016 18:02
  • Безответная любовь— любовная лирика, 11.01.2014 10:12
  • Летит к тебе душа шальная— любовная лирика, 27.11.2019 08:09
  • Чёрный пепел— любовная лирика, 05.04.2015 18:02
  • Отчаянье— гражданская лирика, 20.02.2014 11:06
  • Небесная даль— пейзажная лирика, 04.03.2014 09:51
  • Мы — просто люди— философская лирика, 16.12.2016 20:29
  • Ушедшая юность— философская лирика, 24.03.2021 00:05
  • Море— пейзажная лирика, 06.10.2013 12:13
  • Сено для бурёнки— пейзажная лирика, 04.02.2014 10:50
  • Жизнь-угрюмый океан— пейзажная лирика, 05.03.2014 08:42
  • Покинутая надежда— любовная лирика, 20.11.2013 18:59
  • Ушла любовь— любовная лирика, 20.02.2020 22:44
  • Печальных слов не говори, не надо— любовная лирика, 12.07.2013 23:01
  • Рябинушка— пейзажная лирика, 13.09.2013 15:02
  • Потому и нельзя— любовная лирика, 27.01.2016 16:47
  • Любимая— любовная лирика, 12.08.2013 19:15

Избранные авторы:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

. Вновь я посетил.

. Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провел
Изгнанником два года незаметных.
Уж десять лет ушло с тех пор — и много
Переменилось в жизни для меня,
И сам, покорный общему закону,
Переменился я — но здесь опять
Минувшее меня объемлет живо,
И, кажется, вечор еще бродил
Я в этих рощах.
Вот опальный домик,
Где жил я с бедной нянею моей.
Уже старушки нет — уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжелых,
Ни кропотливого ее дозора.

Вот холм лесистый, над которым часто
Я сиживал недвижим — и глядел
На озеро, воспоминая с грустью
Иные берега, иные волны.
Меж нив златых и пажитей зеленых
Оно, синея, стелется широко;
Через его неведомые воды
Плывет рыбак и тянет за собой
Убогий невод. По брегам отлогим
Рассеяны деревни — там за ними
Скривилась мельница, насилу крылья
Ворочая при ветре.
На границе
Владений дедовских, на месте том,
Где в гору подымается дорога,
Изрытая дождями, три сосны
Стоят — одна поодаль, две другие
Друг к дружке близко, — здесь, когда их мимо
Я проезжал верхом при свете лунном,
Знакомым шумом шорох их вершин
Меня приветствовал. По той дороге
Теперь поехал я и пред собою
Увидел их опять. Они всё те же,
Все тот же их, знакомый уху шорох —
Но около корней их устарелых
(Где некогда все было пусто, голо)
Теперь младая роща разрослась,
Зеленая семья; кусты теснятся
Под сенью их как дети. А вдали
Стоит один угрюмый их товарищ,
Как старый холостяк, и вкруг него
По-прежнему все пусто.
Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего. Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.

(А.С. Пушкин. Стихотворение. 1835)

Примечание:

Стихотворение написано 26 сентября 1835 года в Михайловском.

В черновых рукописях остались отрывки текста, не введенные поэтом в окончательную редакцию.

Уже старушки нет — уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжелых,
Ни кропотливого ее дозора,

И вечером при завыванье бури
Ее рассказов, мною затверженных
От малых лет, но все приятных сердцу,
Как шум привычный и однообразный
Любимого ручья. Вот уголок,
Где для меня безмолвно протекали
Часы печальных дум иль снов отрадных,
Часы трудов свободно-вдохновенных.
Здесь погруженный в
Я размышлял о грустных заблужденьях,
Об испытаньях юности моей,
О строгом заслуженном осужденье,
О мнимой дружбе, сердце уязвившей
Мне горькою и ветреной обидой.

Затем эти стихи были заменены другими:

Не буду вечером под шумом бури
Внимать ее рассказам, затверженным
Сыздетства мной, — но все приятным сердцу,
Как песни давние или страницы
Любимой старой книги, в коих знаем,
Какое слово где стоит.
Бывало,
Ее простые речи и советы
И полные любови укоризны
Усталое мне сердце ободряли
Отрадой тихой.

Меж нив златых и пажитей зеленых
Оно, синея, стелется широко;

Ни тяжкие суда торговли алчной,
Ни корабли, носители громов,
Его кормой не рассекают вод;
У берегов его не видит путник
Ни гавани кипящей, ни скалы,
Венчанной башнями; оно синеет
В своих брегах пустынных и смиренных.

Вслед за последним стихом следовало окончание стихотворения:

В разны годы
Под вашу сень, Михайловские рощи,
Являлся я; когда вы в первый раз
Увидели меня, тогда я был
Веселым юношей, беспечно, жадно
Я приступал лишь только к жизни; годы
Промчалися, и вы во мне прияли
Усталого пришельца; я еще
Был молод, но уже судьба и страсти
Меня борьбой неравной истомили.
Я зрел врага в бесстрастном судии,
Изменника — в товарище, пожавшем
Мне руку на пиру, — всяк предо мной
Казался мне изменник или враг.
Утрачена в бесплодных испытаньях
Была моя неопытная младость,
И бурные кипели в сердце чувства
И ненависть и грезы мести бледной.
Но здесь меня таинственным щитом
Святое провиденье осенило,
Поэзия как ангел утешитель
Спасла меня, и я воскрес душой.

Читать еще:  Батюшков как родоначальник легкой поэзии

Вновь я посетил (Пушкин)

ТочностьВыборочно проверено
← В мои осенние досуги…Вновь я посетил…
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
Я думал, сердце позабыло… →
Дата создания: 1835, опубл.: 1837 [1] . Источник: А.С.Пушкин. Собрание сочинений в 10 т. М., 1956—1962 • См. Стихотворения Пушкина 1835 г.

…Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провёл
Изгнанником два года незаметных.
Уж десять лет ушло с тех пор — и много
5 Переменилось в жизни для меня,
И сам, покорный общему закону,
Переменился я — но здесь опять
Минувшее меня объемлет живо,
И, кажется, вечор ещё бродил

10 Я в этих рощах.
Вот опальный домик,
Где жил я с бедной нянею моей.
Уже старушки нет — уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжёлых,
Ни кропотливого её дозора.

  • 15 Вот холм лесистый, над которым часто
    Я сиживал недвижим — и глядел
    На озеро, воспоминая с грустью
    Иные берега, иные волны…
    Меж нив златых и пажитей зелёных
  • 20 Оно, синея, стелется широко;
    Через его неведомые воды
    Плывёт рыбак и тянет за собой
    Убогий невод. По брегам отлогим
    Рассеяны деревни — там за ними
  • 25 Скривилась мельница, насилу крылья
    Ворочая при ветре…
    На границе
    Владений дедовских, на месте том,
    Где в гору подымается дорога,
    Изрытая дождями, три сосны
  • 30 Стоят — одна поодаль, две другие
    Друг к дружке близко, — здесь, когда их мимо
    Я проезжал верхом при свете лунном,
    Знакомым шумом шорох их вершин
    Меня приветствовал. По той дороге
  • 35 Теперь поехал я и пред собою
    Увидел их опять. Они всё те же,
    Всё тот же их, знакомый уху шорох —
    Но около корней их устарелых
    (Где некогда всё было пусто, голо)
  • 40 Теперь младая роща разрослась,
    Зелёная семья; кусты теснятся
    Под сенью их как дети. А вдали
    Стоит один угрюмый их товарищ,
    Как старый холостяк, и вкруг него
  • 45 По-прежнему всё пусто.
    Здравствуй, племя
    Младое, незнакомое! не я
    Увижу твой могучий поздний возраст,
    Когда перерастёшь моих знакомцев
    И старую главу их заслонишь
  • 50 От глаз прохожего. Но пусть мой внук
    Услышит ваш приветный шум, когда,
    С приятельской беседы возвращаясь,
    Весёлых и приятных мыслей полон,
    Пройдёт он мимо вас во мраке ночи
  • 55 И обо мне вспомянет.

    Другие редакции и варианты

    Черновая рукопись

    между ст. 14 и 15 (1-я ред.):

    И вечером при завыванье бури
    Её рассказов, мною затвержённых
    От малых лет, но всё приятных сердцу,
    Как шум привычный и однообразный
    Любимого ручья. Вот уголок,
    Где для меня безмолвно протекали
    Часы печальных дум иль снов отрадных,
    Часы трудов свободно-вдохновенных.
    Здесь погружённый в
    Я размышлял о грустных заблужденьях,
    Об испытаньях юности моей,
    О строгом заслужённом осужденье,
    О мнимой дружбе, сердце уязвившей
    Мне горькою и ветреной обидой.

    между ст. 14 и 15 (2-я ред.):

    Не буду вечером под шумом бури
    Внимать ее рассказам, затвержённым
    Сыздетства мной, — но всё приятным сердцу,
    Как песни давние или страницы
    Любимой старой книги, в коих знаем,
    Какое слово где стоит.
    Бывало,
    Её простые речи и советы
    И полные любови укоризны
    Усталое мне сердце ободряли
    Отрадой тихой…

    между ст. 20 и 21:

    Ни тяжкие суда торговли алчной,
    Ни корабли, носители громов,
    Его кормой не рассекают вод;
    У берегов его не видит путник
    Ни гавани кипящей, ни скалы,
    Венчанной башнями; оно синеет
    В своих брегах пустынных и смиренных…

    В разны годы
    Под вашу сень, Михайловские рощи,
    Являлся я; когда вы в первый раз
    Увидели меня, тогда я был
    Весёлым юношей, беспечно, жадно
    Я приступал лишь только к жизни; годы
    Промчалися, и вы во мне прияли
    Усталого пришельца; я ещё
    Был молод, но уже судьба и страсти
    Меня борьбой неравной истомили.
    Я зрел врага в бесстрастном судии,
    Изменника — в товарище, пожавшем
    Мне руку на пиру, — всяк предо мной
    Казался мне изменник или враг.
    Утрачена в бесплодных испытаньях
    Была моя неопытная младость,
    И бурные кипели в сердце чувства
    И ненависть и грёзы мести бледной.
    Но здесь меня таинственным щитом
    Святое Провиденье осенило,
    Поэзия как ангел утешитель
    Спасла меня, и я воскрес душой.

    Примечания

    1. ↑ Впервые — в журнале «Современник», 1837, том V, с. 320—322 под заглавием «Отрывок».

    Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.

    Общественное достояние Общественное достояние false false

    Поэзия как ангел утешитель

    Природа ужаса не знает.
    Не ставит жизни смерть в вину.
    Лось в мелколесье исчезает,
    Распространяя тишину.

    Пусть длится, только бы продлилась
    Минута зренья наповал,
    В запястьях сердце колотилось,
    Дубовый желоб ворковал.

    Ничем души не опечалим.
    Весомей счастья не зови.
    Да будет осень обещаньем,
    Кануном снега и любви.

    Лучей последних отраженья,
    Как небывалые виденья,
    Лежат на сонных облаках.
    От тишины оцепененья
    Душа моя полна смятенья.
    О, если бы хоть тень движенья,
    Хоть звук в тяжелых камышах!

    Двигайся бодрее по своей дороге,
    Улыбайся шире от его удач:
    Может быть, блаженство — на твоем пороге,
    А его, быть может, ждут нужда и плач.

    Плачь его слезою! Смейся шумным смехом!
    Чувствуй полным сердцем вдоль и поперек!
    Не препятствуй другу ликовать успехом:
    Это — преступленье! Это — сверхпорок!

    Печаль у синих этих вод
    Помедлит с горькой, смутной думой,
    Вздохнет — и тихо отойдет.
    Безумец! Разве твой приход
    Смутит могилы сон угрюмый!

    Мы знаем: Смерть не слышит нас,
    Не видит наших потрясений.
    Но разве это в грустный час
    Удержит нас от слез и пеней?
    Ты говоришь: забудь! Но сам
    Ты бледен, ты готов к слезам.

    А в поле, где у запруды стояли мы над рекой,
    Плеча моего коснулась она белоснежной рукой.
    — Живите легко, мой милый, как растет меж камней трава.
    Но я был молод, и горько мне вспомнить ее слова.

    (Р. Киплинг, перевод С. Маршака)

    (Э. А. По, пер. К. Бальмонта)

    Твой ясный взор лишен игры лукавой,
    Но золотит сияньем все вокруг.
    Он мужествен и властью величавой
    Друзей пленяет и разит подруг.

    Тебя природа женщиною милой
    Задумала, но, страстью пленена,
    Ненужной мне приметой наделила,
    А женщин осчастливила она.

    Пусть будет так. Но вот мое условье:
    Люби меня, а их дари любовью.

    (В. Шекспир, перевод С. Маршака)

    Проснулась,
    Попила молочка,
    Промяукала: «Вку-усно!»-
    И снова заснула.

    Добавлено:
    В следующие году будем празновать в «Татьянин день» 220 лет от рождения Арины Радионвны(Яковлевой)

    Если мальчик с утра
    Не одет, не умыт
    И мешком на полу
    Его нянька лежит,
    А у мамы от боли
    Трещит голова
    И никто не смеется,
    Не пьет и не ест,-

    Вот тогда вам понятно,
    Что значат слова:
    Сорок норд,
    Пятьдесят вест!

    (Р. Киплинг, перевод С. Маршака)

    Кто-то новый царит, безымянный, прекрасный, всесильный.
    Над отчизной горит, разливается свет темно-синий,
    А в глазах у борзых мельтешат фонари — по цветочку,
    Кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку.

    Значит, нету разлук, значит, зря мы просили прощенья
    У своих мертвецов. Значит, нет для зимы возвращенья.
    Остается одно: по земле проходить бестревожно.
    Невозможно отстать. Обгонять — только это возможно

    Поздравляю себя с этой ранней находкой, с тобою,

    Поздравляю себя с удивительно горькой судьбою,

    С этой вечной рекой, с этим небом в прекрасных осинах,

    С описаньем утрат за безмолвной толпой магазинов.

    Слава Богу, чужой. Никого я здесь не обвиняю.
    Никого не узнать. Я иду, тороплюсь, обгоняю.
    Как легко мне теперь, оттого, что ни с кем не расстался.
    Слава Богу, что я на земле без отчизны остался.

    Не жилец этих мест, не мертвец, а какой-то посредник,

    Совершенно один, ты кричишь о себе напоследок:

    Никого не узнал, обознался, забыл, обманулся,

    Слава Богу, зима. Значит, я никуда не вернулся.

    Уж я давно рекою слезы лью,
    И пусть мой век страданье сократило,-
    Ни мост, ни брод, ни весла, ни ветрило,
    Ни крылья не спасли бы жизнь мою-

    Читать еще:  Какие классические традиции наследует современная поэзия

    Так глубока пролитых слез струя,
    Так широко пространство их разлива,
    Что переплыть его не в силах я.

    Не лавр, не пальма — мирная олива,
    Вот дар, что мне несет любовь моя
    И жить велит, нежна и терпелива.

    (Ф. Петрарка, перевод З. Морозкиной)

    Но лишь в обман ввожу, быть может, взор
    Я внешностью ребячливой и хилой,
    Превосходя в душе сокрытой силой
    Иного, кто на мысль и дело скор.

    И все ж — спешить иль медлить я обязан,
    Иду к высокой цели иль ничтожной
    И близок от нее или далек

    По воле провиденья непреложной —
    Благословен мой путь: он предуказан
    Тем, кем мне задан мой земной урок.

    Была мечта увидеть море,
    Где солнце зной дарует нам,
    Где золотая на просторе
    Скользит русалка по волнам.

    Мечта сбылась — я там, где ветер
    Уносит вдаль рыбацкий челн,
    Но я бы мог прожить на свете,
    Прожить без этих шумных волн.

    Была мечта увидеть радость,
    Твое лицо, твои глаза,
    В которых солнце отражалось,
    И отражались небеса.

    Мечта сбылась — рассветной ранью
    Твои глаза нашли меня.
    Мне не привыкнуть к их сиянию
    Мне не прожить без их огня.

    Была мечта увидеть горы.
    Была мечта увидеть море.
    Была мечта.

    Стань томной; с ласкою дремотной и небрежной,
    Размерь дыхание, взор сделай мирным твой.
    Объятий бешеных дороже в час такой
    Твой долгий поцелуй, хоть лжет он неизбежно.

    Но в сердце золотом, ты шепчешь, у тебя
    Страсть бродит рыжая, в призывный рог трубя;
    Пусть, шлюха, подудит в томлении незрячем.

    Твой лоб на мой склони, ладонь в ладонь вложи
    И клятвы расточай (а завтра не сдержи),
    Девчонка шалая, — и до зари проплачем!

    Это счастье сулил мне изнеженный Лель,
    Это счастье сулило мне лето.
    О обманчивый голос! Певучая трель!
    Ты поешь и не просишь ответа!

    Я любил и люблю, не устану любить,
    Я попрежнему стану молиться,
    Ты, прекрасная, можешь поэта забыть
    И своей красотой веселиться!

    А когда твои песни польются вдали
    Беспокойной, обманчивой клятвой,
    Вспомню я, как кричали тогда журавли
    Над осенней темнеющей жатвой.

    Под серым небом Таормины
    Среди глубин некрасоты
    На миг припомнились единый
    Мне апельсинные цветы.

    Поверьте, встречи нет случайной,-
    Как мало их средь суеты!
    И наша встреча дышит тайной,
    Как апельсинные цветы.

    Вы счастья ищете напрасно,
    О, вы боитесь высоты!
    А счастье может быть прекрасно,
    Как апельсинные цветы.

    Если б саблю я взял, если б ринулся с ней,
    Красный фронт защищая, сметать богачей,
    Если б место нашлось мне в шеренге друзей,
    Если б саблей лихой я рубил палачей,
    Если б враг отступил перед силой моей,
    Если б шел я вперед все смелей и смелей,
    Если б грудь обожгло мне горячим свинцом,
    Если пуля засела бы в сердце моем,
    Если б смерть, не давая подняться с земли,
    Придавила меня кулаком, —
    Я бы счастьем считал эту гибель в бою,
    Славу смерти геройской я в песне пою.
    Друг-рабочий, винтовку возьми — и в поход!
    Жизнь отдай, если надо, за волю свою.

    Non-fiction с Кирой Долининой

    «Поэзия как ангел-утешитель. Александр Пушкин. Михайловское. 1824-1826» / Ав

    «Поэзия как ангел-утешитель. Александр Пушкин. Михайловское. 1824-1826» / Автор проекта, составитель, фотоиллюстрации Евгений Кассин. М.: Парадиз, 2004
    Книга «Поэзия как ангел-утешитель. » сделана как путешествие. Скорее даже как экспедиция. Первая подобная экспедиция освоила маршрут «Москва. Захарово. Царское Село. Санкт-Петербург». Теперь настала очередь Михайловского 1824-1826 годов.

    Традиция подобных изданий существует давно: одна только пушкинская болдинская осень десятки раз вдохновляла пушкинолюбов и пушкиноведов на составление хронологических сборников, куда включалось все, написанное поэтом осенью 1830 года. Но обычно такие сборники исчерпывались текстами и комментариями — авторы нового проекта решили, что в книге у «нашего всего» «всего» должно быть побольше. В издание помимо пушкинских произведений и писем, исторических документов и свидетельств современников включены даже щедрые цитаты из литературоведческих исследований (правда, выборочно: например, есть «Летопись» Цявловских, но нет «Пушкина в жизни» Вересаева). Главной целью составителей стала наглядность. Вот, например, август 1824 года: «Пушкин проснулся чем свет, не понимая, где он». Тут же — иллюстрация художника Аникеева «Пушкин в постели». Во всем остальном это книжное путешествие в Михайловское будет столь же комфортабельным (в проекте участвовал «Газпром» — 900-страничный том отличается отменным полиграфическим качеством). Скромные михайловские интерьеры сфотографированы в самых выгодных ракурсах, и даже печальная глава о «вандализме и грабежах большевиков и населения в 1917-1918 годах» не обошлась без оформительских украшений. Кажется, что авторы проекта старались учесть сразу все традиции: от эмигрантской (сборник предваряет статья Ивана Ильина «Родина и гений») и советской (в главные путеводители выбран Иван Новиков — наибольшее количество цитат взято из его книги «Пушкин в Михайловском», которой в том же 1936 году Сергей Гессен посвятил статью «Пушкин в кривом зеркале») до «новопатриотической». Не хватает только довлатовской иронии: цитаты из «Заповедника» неплохо сочетались бы с богатым иллюстративным материалом издания.

    Хельмут Ньютон. Автобиография / перевод К. Савельева. М.: ЭКСМО, 2004.

    Хельмут Ньютон погиб в автокатастрофе зимой этого года. Свою автобиографию он опубликовал за два года до этого и в ней сказал все, что хотел сказать словами. Остальное — фотографиями. Стремительный посмертный перевод книги Ньютона — роскошный подарок его русским поклонникам: так емко и так визуально насыщенно о великом хулигане модной фотографии ХХ века не говорил еще никто. Ньютон пишет, как фотографирует,— ловя и обнажая реальность. Берлин 1930-х, мальчик с локонами в бархатных костюмчиках, трус и неврастеник, истеричная мать с округлыми плечами декольте вечерних платьев и так ничего не понявший в новой Германии отец. Богатое детство, бегство от еврейских погромов, эмиграция в Сингапур, жизнь альфонса, лагерь для интернированных в Австралии, австралийская жена Джун, модная фотография всех столиц мира. Это судьба человека, который не боялся жизни только тогда, когда между ним и этой самой жизнью стояла камера. И такой его жизнь была счастливой. Это книга счастливого человека.

    • Журнал «Коммерсантъ Weekend» №198 от 22.10.2004, стр. 42
    • Кира Долинина подписаться отписаться

    Обсудить

    Минута и стихи свободно потекут.

    Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
    Последние листы с нагих своих ветвей;
    Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.
    Журча еще бежит за мельницу ручей,
    Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает
    В отъезжие поля с охотою своей,
    И страждут озими от бешеной забавы,
    И будит лай собак уснувшие дубравы.

    Теперь моя пора: я не люблю весны;
    Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен;
    Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.
    Суровою зимой я более доволен,
    Люблю ее снега; в присутствии луны
    Как легкий бег саней с подругой быстр и волен,
    Когда под соболем, согрета и свежа,
    Она вам руку жмет, пылая и дрожа!

    Как весело, обув железом острым ноги,
    Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!
    А зимних праздников блестящие тревоги.
    Но надо знать и честь; полгода снег да снег,
    Ведь это наконец и жителю берлоги,
    Медведю, надоест. Нельзя же целый век
    Кататься нам в санях с Армидами младыми
    Иль киснуть у печей за стеклами двойными.

    Ох, лето красное! любил бы я тебя,
    Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.
    Ты, все душевные способности губя,
    Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;
    Лишь как бы напоить, да освежить себя —
    Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,
    И, проводив ее блинами и вином,
    Поминки ей творим мороженым и льдом.

    Дни поздней осени бранят обыкновенно,
    Но мне она мила, читатель дорогой,
    Красою тихою, блистающей смиренно.
    Так нелюбимое дитя в семье родной
    К себе меня влечет. Сказать вам откровенно,
    Из годовых времен я рад лишь ей одной,
    В ней много доброго ; любовник не тщеславный,
    Я нечто в ней нашел мечтою своенравной.

    Как это объяснить? Мне нравится она,
    Как, вероятно, вам чахоточная дева
    Порою нравится. На смерть осуждена,
    Бедняжка клонится без ропота, без гнева.
    Улыбка на устах увянувших видна;
    Могильной пропасти она не слышит зева;
    Играет на лице еще багровый цвет.
    Она жива еще сегодня, завтра нет.

    Читать еще:  Как проявляется ритм в поэзии

    Унылая пора! очей очарованье!
    Приятна мне твоя прощальная краса —
    Люблю я пышное природы увяданье,
    В багрец и в золото одетые леса,
    В их сенях ветра шум и свежее дыханье,
    И мглой волнистою покрыты небеса,
    И редкий солнца луч, и первые морозы,
    И отдаленные седой зимы угрозы.

    И с каждой осенью я расцветаю вновь;
    Здоровью моему полезен русской холод;
    К привычкам бытия вновь чувствую любовь:
    Чредой слетает сон, чредой находит голод;
    Легко и радостно играет в сердце кровь,
    Желания кипят — я снова счастлив, молод,
    Я снова жизни полн — таков мой организм
    (Извольте мне простить ненужный прозаизм).

    Ведут ко мне коня; в раздолии открытом,
    Махая гривою, он всадника несет,
    И звонко под его блистающим копытом
    Звенит промерзлый дол и трескается лед.
    Но гаснет краткий день, и в камельке забытом
    Огонь опять горит — то яркий свет лиет,
    То тлеет медленно — а я пред ним читаю
    Иль думы долгие в душе моей питаю.

    И забываю мир — и в сладкой тишине
    Я сладко усыплен моим воображеньем,
    И пробуждается поэзия во мне:
    Душа стесняется лирическим волненьем,
    Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
    Излиться наконец свободным проявленьем —
    И тут ко мне идет незримый рой гостей,
    Знакомцы давние, плоды мечты моей.

    И мысли в голове волнуются в отваге,
    И рифмы легкие навстречу им бегут,
    И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
    Минута — и стихи свободно потекут.
    Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
    Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
    Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
    Громада двинулась и рассекает волны.

    Плывет. Куда ж нам плыть.

    Святое провиденье ОСЕНИЛО,
    Поэзия как ангел утешитель
    Спасла меня,и я воскрес душой
    (Пушкин)

    ( Осень — любимое время года, плодотворное для моего Пушкина!)-поэт понимается только через слово `мой`. Врастают строчки,чувства в наше сопереживание и крепнет поэтическая дружба творца и вдумчивого читателя.
    И читатели объединяются через полюбившиеся строчки.

    Октябрь уж наступил подумалось вдруг мне,
    Ещё подумалось, что роща отряхает
    Последние листы с пустых своих ветвей.
    И рад я, что про это вспоминают!
    Я так же, как любой читатель твой,
    Дни поздней осени браню обыкновенно,
    Сижу, пишу, охваченный тоской,
    И верю в лучшее, и жду я перемены.

    Осенняя погода нынче, врать не стану,
    Стояла очень тёплой у двора
    Светило солнце в небе беспрестанно.
    И холод не пришёл пока, Ура!
    Хотя недавно небо осенью дышало,
    И падал даже на поля туман
    Дождем земля, увы, не напиталась,
    Мороза вовсе не было, обман!

    Мне часто попадает,что я хожу с мокрыми руками. Это такое удовольствие: капли.

    Иннокентий Анненский
    Сентябрь

    Раззолочённые, но чахлые сады
    С соблазном пурпура на медленных недугах,
    И солнца поздний пыл в его коротких дугах,
    Невластный вылиться в душистые плоды.

    И жёлтый шелк ковров, и грубые следы,
    И понятая ложь последнего свиданья,
    И парков чёрные, бездонные пруды,
    Давно готовые для спелого страданья

    Но сердцу чудится лишь красота утрат,
    Лишь упоение в заворожённой силе;
    И тех, которые уж лотоса вкусили,
    Волнует вкрадчивый осенний аромат.

    Лес, точно терем расписной,
    Лиловый, золотой, багряный,
    Веселой, пестрою стеной
    Стоит над светлою поляной.

    Березы желтою резьбой
    Блестят в лазури голубой,
    Как вышки, елочки темнеют,
    А между кленами синеют
    То там, то здесь в листве сквозной
    Просветы в небо, что оконца.
    Лес пахнет дубом и сосной,
    За лето высох он от солнца,
    И Осень тихою вдовой
    Вступает в пестрый терем свой.

    (Сегодня целый день играет
    В дворе последний мотылек
    И, точно белый лепесток,
    На паутине замирает. ) Бунин

    Стоит мне выйти на порог и эти строчки оживают.
    На цветах сейчас много и бабочек и мотыльков.
    А на соседних проводах расселись ласточки.
    Можно проводить математику.Ласточки готовятся к перелету.


    Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу

    clck.ru/XUYRK
    Туман, солнце и саксофон

    Наталья Николаевна,задумалась о звучании саксофона в тумане. таинственно.Спасибо! Джаз и осень. Творчество и импровизация-пушкинское настроение.

    clck.ru/XUYyM
    `Осень` А.С.Пушкин, читает И.Смоктуновский

    Старый вальс, поры ушедшей, в воздухе витал.
    И в тоске сжималось сердце, с глаз текла слеза.
    И в молчании застыли даже небеса.

    Быть может вальс времен Пушкина?

    История русского вальса началась с Александра Грибоедова блестящего дипломата. Одним из его самых знаменитых произведений стал как раз Вальс №2 ми минор, сочиненный писателем в 1824 году, незамысловатый, однако душевный и проникновенный.

    Современники восхищались его вдохновенными импровизациями.
    Карьере пианиста помешало то, что во время одной из дуэлей соперник прострелил Грибоедову мизинец левой руки (именно по изуродованному пальцу Грибоедов был опознан среди погибших при нападении религиозных фанатиков на русскую миссию в Тегеране в 1829-м).(С)

    А. Грибоедов, Вальс 2 (ми минор) Григорий Соколов
    clck.ru/XUgKT
    Так его мог играть Грибоедов.
    Или таким вальс мог слушать Пушкин.

    Александр Грибоедов
    Осенняя картина

    Когда земля отдаст плоды
    Трудов зимы, весны и лета,
    И, желтой мантией одета,
    Везде печальные следы,
    Являет роскоши минувшей,
    Подобно радости мелькнувшей
    Быстрее молнии небес;
    Когда вершиной черный лес,
    Шутя, качает над туманом
    И, запоздалый, с океаном
    Усталый борется пловец,
    Тебе, Нептун, дает обеты,
    Чтоб не испить с струею Леты
    Отрады горестных сердец.
    Я на коне скачу ретивом
    И по горам и по полям,
    И вихрем веселюсь игривым,
    Который мчится по степям,
    Из-под копыт с листом и прахом;
    И селянин его со страхом
    Под вечер торопясь домой,
    Бродящей тенью почитает,
    Которую Харон седой
    В Аидов дом не пропускает
    Ее протяжный слыша вой.
    1818 г.

    Среди рисунков Пушкина есть и портреты Грибоедова.

    Я ухожу в осеннюю небрежность,
    Немного грусти пробуя на вкус.
    Кленовый лист задумчиво и нежно
    Кружится в вальсе, падая на куст.

    `Осенняя небрежность` самая привлекательная.

    Еще пышней и бесшабашней
    Шумите, осыпайтесь, листья. (Пастернак)
    clck.ru/XUqHJ
    Валерия — Осени Дым

    `Прошлое сожгу, как листья сентября. `
    Такой дым окутал всю деревню. Неужели все сумеют в этих кострах сжечь прошлые беды? И от плохого останется только кучка серой золы?

    Осень. Сказочный чертог,
    Всем открытый для обзора.
    Просеки лесных дорог,
    Заглядевшихся в озера.

    Как на выставке картин:
    Залы, залы, залы, залы
    Вязов, ясеней, осин
    В позолоте небывалой.

    Липы обруч золотой
    Как венец на новобрачной.
    Лик березы под фатой
    Подвенечной и прозрачной.

    Погребенная земля
    Под листвой в канавах, ямах.
    В желтых кленах флигеля,
    Словно в золоченых рамах.

    Где деревья в сентябре
    На заре стоят попарно,
    И закат на их коре
    Оставляет след янтарный.

    Где нельзя ступить в овраг,
    Чтоб не стало всем известно:
    Так бушует, что ни шаг,
    Под ногами лист древесный.

    Где звучит в конце аллей
    Эхо у крутого спуска
    И зари вишневый клей
    Застывает в виде сгустка.

    Осень. Древний уголок
    Старых книг, одежд, оружья,
    Где сокровищ каталог
    Перелистывает стужа.
    (Пастернак)

    (`И пусть напиток осени не мед.`)-.

    Под бурями судьбы жестокой
    Увял цветущий мой венец —
    Живу печальный, одинокой,
    И жду: придёт ли мой конец?

    В лицейский день, 19 октября 1837 года, Кюхельбекер написал:

    А я один средь чуждых мне людей
    Стою в ночи, беспомощный и хилый,
    Над страшной всех надежд моих могилой,
    Над мрачным гробом всех моих друзей.
    В тот гроб бездонный, молнией сраженный,
    Последний пал родимый мне поэт.
    И вот опять Лицея день священный;
    Но уж и Пушкина меж вами нет!

    В стихотворение `Усталость`, написанном Кюхельбекером незадолго до смерти:

    Да! чаша житейская желчи полна;
    Но выпил же я эту чашу до дна,
    И вот опьянелой, больной головою
    Клонюсь и клонюсь к гробовому покою.
    Узнал я изгнанье, узнал я тюрьму,
    Узнал слепоты нерассветную тьму
    И совести грозной узнал укоризны,
    И жаль мне невольницы милой отчизны

    Осень поздняя обнажает и обостряет чувства,мысли,отношения.
    Никакой мишуры.
    И в лесу все видно и слышно на большие расстояния. Словно обостряется зрение.

    Прокомментируйте!

    Выскажите Ваше мнение:


    Вакансии для учителей

  • Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector