0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поэзия как ритмическая речь

Понятия стихотворной речи. Стопа, размер.

Стихотворная речь – это особая организация художественной речи, отличающаяся от прозы строгой ритмической организованностью; мерная, ритмически организованная речь. Средство передачи экспрессивных эмоций.

Особенности стихотворной речи.

1. Особая эмоциональная выразительность. Стихотворная речь -эффектная по своей сути. Стихи создаются в состоянии душевного волнения и передают душевное волнение.

2. Вторая важная особенность стихотворной речи — ритмичность. Ритм — равномерная повторяемость определенных элементов во времени или в пространстве. Ритму принадлежит огромная роль в жизни природы и человека.

Ритмичный строй стиха оказывает эмоциональное воздействие на читателя, создавая определенное настроение. Что же повторяется в стихе? Прежде всего, повторяются строки. Основной ритмической единицей стиха является с трока — стих в собственном смысле слова. Однако повторяются определенные речевые единицы и внутри строк.

Повторяются созвучия в конце строк — рифмы, повторяются группы строк строфы. Стих — явление полиритмическое: ритм охватывает внешнюю и внутреннюю ткань стиха. Ритм — «основная сила, основная энергия стиха» (В.Маяковский).

3.Особая интонация. Стих читается в соответствии с ритмом, в определенной музыкальной тональности.

4. Ритмические паузы. В отличие от логических пауз в коште предложения или периода, выражающих законченную мысль, ритмические паузы в стихе определяются ритмом. Постоянные ритмические паузы всегда в конце строк, независимо от того, совпадают ли строки с предложением или нет. В длинных строках всегда есть ритмическая пауза в середине строки — цезура.

5.Наличие рифм — созвучий в конце стихов. Рифмы имеют ритмико-интонационное и смысловое значение.

6.Строфическое построение. Строфа— группа стихов, объединенных по интонационно-смысловому принципу и по способу сочетания рифм. Строфа всегда выражает законченную мысль или рисует целостную картину.

7. Насыщенность тропами и фигурами. Это объясняется тем, что
стихотворная речь — аффектная. Именно в состоянии волнения человек
прибегает к различного рода уподоблениям и эмоциональным
высказываниям.

Стихотворный размер – способ звуковой организации стиха, ритмическая форма стихотворения.

Если же давать определение простым языком, то стихотворный размер – это чередование безударных и ударных слогов в стихе. Самый простой способ, позволяющий научиться определять стихотворный размер – запомнить ритмический рисунок каждого размера.
Стопа – единица измерения стихотворного размера.
Состоит стопа из нескольких слогов, только один из которых ударный, остальные – безударные. Количество ударных слогов в стихе соответствует количеству стоп (за исключением такого размера, как спондей, в котором могут соседствовать два ударных слога).
Двухсложные стопы: хорей и ямб – это двухсложные размеры.
Трёхсложные стопы: дактиль, амфибрахий, анапест – это трехсложные размеры.

Хорей —двусложный размер с ударением на первом слоге.

Ямб —двусложный размер с ударением на втором слоге.

Дактиль —трёхсложный размер с ударением на первом слоге.

Амфибрахий —трёхсложный размер с ударением на втором слоге, первый и третий слоги в стопе – безударные.

Анапест —трёхсложный размер с ударением на последнем, третьем слоге, а первый и второй слоги – безударные.

Белый стих — стих, не имеющий рифмы, но обладающий определенным размером: белый ямб, белый анапест и т. д.

Свободный стихстих, лишенный рифмы и метра и сохранивший только один признак, отличающий стихи от прозы, заданное членение на соотносимые и соизмеримые строки, которое отмечается в тексте графическим их расположением.

Дольник (от русск. доля, часть) — один из видов тонического стихосложения: трёхсложный размер с пропуском одного-двух безударных слогов внутри строки. Благодаря этому ударение звучит резче, обособленнее и стихотворная строка, как бы распадается не на трёхсложные стопы, как в силлабо-тоническом стихеопределённого размера, а на ритмические доли с неодинаковым количеством слогов.

Есть разновидность стиха, в устройстве которого наиважнейшим фактором является заданное количество составляющих его слогов. На этом принципе основана силлабическая поэзия: силлаб— это и есть «слог» (из греческого), и силлабические стихи соответственно называются 8-,11-,13- сложниками. Иной тип стиха —тонический (в русской традиции под «тоном», или «тонусом»). Здесь главное то, сколько в стихе ударных слогов, и такие стихи именуются 3-,4-ударниками. Далее, силлабо-тоника, где предусмотрен тот или иной порядок в чередовании ударных и неударных слогов — с некоторыми допустимыми отклонениями от этого порядка.

Поэзия как ритмическая речь. Ритм и метр. Системы стихосложения (количественная, силлабическая, силлабо-тоническая).

РИТМ И МЕТР Стихами обычно называют мерную, ритмическую, музыкальную речь. Ритмика и музыкальность не возникают сами по себе – они следствие определенным образом расставленных ударных и безударных слогов. Большинство начинающих поэтов начинают писать стихи еще до знакомства с теорией, подражая музыке прочитанных ранее произведений. Но это, во-первых, приводит к досадным сбоям, почти всегда присутствующим в таких стихотворениях. А, во-вторых, ограничивает круг используемых размеров самыми простейшими – обычно двусложными. Из-за этого, стихи получаются монотонными и однообразными. Суть любого искусства состоит из ремесла и вдохновения. Чтобы выразить что-то необходимо овладеть первичными навыками. Применительно к поэзии под ремеслом, прежде всего, следует понимать овладение азами метрики и рифм. ……. Ремесло Поставил я подножием искусству; Я сделался ремесленник: перстам Придал послушную, сухую беглость И верность уху. Звуки умертвив, Музыку я разъял, как труп. Поверил Я алгеброй гармонию… И хотя Сальери у Пушкина герой скорее отрицательный, тем не менее, хорошим ремесленником был не только он, но и Моцарт. Главное различие заключалось во второй составляющей – вдохновении. *** Музыка в стихах достигается чередованием ударных и безударных слогов. ТУЧ-ки не-БЕС-ны-е, ВЕЧ-ны-е СТРАН-ни-ки! СТЕПЬ-ю ла-ЗУР-но-ю, ЦЕПЬ-ю жем-ЧУЖ-но-ю МЧИ-тесь вы, БУД-то как Я же, изг-НАН-ни-ки С МИ-ло-го СЕ-ве-ра В СТО-ро-ну ЮЖ-ну-ю. легко заметить, что основу музыкального ритма стихотворения М.Лермонтова составляет чередование ударного и последующих за ним двух безударных слогов. Такое чередование ударных и безударных слогов создает РИТМ стихотворения. Мерой стихотворной речи является МЕТР, имеющий пять различных размеров. Этими пятью метрами измеряется стихотворный ритм. НО РИТМ И МЕТР ЭТО НЕ ОДНО И ТО ЖЕ. Посмотрим на стихотворение «Бесы» А.Пушкина. МЧАТ-ся ТУ-чи, ВЬЮТ-ся ТУ-чи… Эта строка явно написана двухсложным размером с ударением на первом слоге (хорей) и размер в ней совпал с ритмом. Но посмотрим дальше. МЧАТся ТУчи, ВЬЮТся Тучи; НевиДИМкою луНА ОсвеЩАет СНЕГ леТУчий; МУтно НЕбо, НОЧЬ мутНА. Ритмический рисунок этого стихотворения будет следующим: / — / — / — / — — — / — — — / — — / -/ — / — / — / — / — / Однако, если прочитать его на счет раз-два, отбивая ритм, мы получим вполне правильное чередование ритмических отделов. МЧАТ-ся ТУ-чи, ВЬЮТ-ся ТУ-чи НЕ-ви ДИМ-ко Ю-лу-НА ОС-ве ЩА-ет СНЕГ-ле ТУ-чий, МУТ-но НЕ-бо, НОЧЬ-мут-НА. / — / — / — / — / — / — / — / / — / — / — / — / — / — / — / Т.е. все мерой ритма этого стихотворения является двухсложный метр с ударением на первом слоге (хорей). Сопоставив ритм и метр, мы найдем весьма существенные различия. / — / — / — / — / — / — / — / — — — / — — — / / — / — / — / — — / -/ — / — / — / — / — / — / — / — / — / / — / — / — / РИТМ стихотворения — есть величина переменная и может изменяться, метр же, как измеритель его, постоянен и неизменен. Более того, если прочитать те же «Бесы» в метрическом ритме на счет РАЗ-два, то получим ужасающую, монотонную картину. Еще раз повторим. Ритмический рисунок стихотворения образуют естественные ударения в используемых словах, а метр получается добавлением к ним «побочных» ударений. Однако, в трех и более сложных размерах в безударную позицию могут попадать предлоги и даже целые слова.

Размеры силлабо-тонической системы стихосложения

Помимо тоники и силлабики, силлабо-тоническая система имела еще один важный источник — античную метрическую систему. В основе ритмической орга низации метрического стиха лежало упорядоченное чередование кратких и долгих слогов. Структура античной метрики стала основой для русской силлабо- тоники. Тредиаковский и Ломоносов оставили в силе метрический принцип чередования слогов, но вместо долгих и кратких слогов в силлабо-тонике стали чередоваться ударные и безударные слоги. Например:

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет.

Обозначим ударные слоги прямой черточкой / — /, безударные слоги — вогнутой скобочкой / У /. Представим приведенный отрывок в виде схемы ударных и безударных слогов:

-и ии -и -и Весна, весна, пора любви, и — и — и — и — Как тяжко мне твоё явленье, и — и — и — и — Какое томное волненье, и — и — и и и — В моей душе, в моей крови. и — и — и — и — Еще один пример:

(4* стопный хорей)

Мы ВИДИМ, что сочетание «безударный — ударный» повторяется до конца строки (за отдельным исключением).

Повторяющееся в силлабо-тоническом стихе сочетание ударного и безударных слогов называется стопой (термин заимствован из античной метрики, где стопой называлось сочетание долгого и краткого слогов). Стопа отделяется вертикальной чертой.

Силлабо-тоническая система стихосложения знает пять основных видов стоп:

Хорей— стопа, состоящая из двух слогов, где первый слог — ударный, второй — безударный. Схема хорея: | — У |.

Ямб — стопа, состоящая из двух слогов, где первый слог безударный, второй — ударный. Схема ямба: | У — |.

Вышеприведенные отрывки из пушкинских стихотворений — примеры хорея и ямба. Это самые распространенные размеры в русской классической поэзии.

Кроме двусложных стоп — хорея и ямба — в русской силлабо-тонике есть трехсложные стопы:

Дактиль — стопа из трех слогов, где первый слог ударный, второй и третий — безударные. Схема дактиля: | — УУ].

Амфибрахий — стопа из трех слогов, где первый и третий слоги безударные, а второй — ударный. Схема амфибрахия | У — У |.

Анапест — стопа из трех слогов, где первый и второй слоги безударные, а третий — ударный. Схема анапеста: | У У — |.

В зависимости от количества стоп в строке размер стиха именуется трехстопным, четырехстопным и так далее. При определении размера нужно не только называть размер (ямб или анапест), но обозначать и количество стоп в строке: трехстопный ямб, пятистопный анапест и т. п.

Мы отмечали, что ритм силлабо-тоники основан на упорядоченном чередовании ударного и безударного слогов. Сама эта упорядоченность всегда отвечает схеме одной из пяти стоп: хорея, ямба, дактиля, амфибрахия, анапеста.

Тучки небесные, вечные странники! — и и

Степью лазурною, цёпью жемчужною — и и Мчитесь вы, будто как я же, изгнйнники, — и и С милого сёвера в стдрону южную. — и и

Ритм в прозе или кое-что о «музыке» текста

Нередко замечаю в блогах статьи о литературе, вызывающие у меня лёгкое недоумение. Дело в том, что авторы этих статей откровенно фантазируют на темы, в которых, судя по всему, не очень хорошо разбираются. Пару дней назад здесь обсуждалась тема ритма в прозаическом тексте, и вопрос, как это часто бывает, рассматривался, увы, с дилетантской точки зрения. Ритм в прозе — тема сложная и достаточно интересная, и так уж получилось, что я филолог, кое-что понимающий в литературоведении и лингвистике, поэтому возьму на себя смелость представить вашему вниманию небольшой ликбез. Возможно, эта информация кому-нибудь будет интересна.

Начну, пожалуй, с краткой исторической справки о таком явлении, как ритм прозы.

Ритм, ритмика применительно к литературе — понятие прежде всего из области стихосложения. Вопрос о существовании ритма в прозе в русском литературоведении впервые был поставлен на рубеже XIX—XX веков и до сегодняшнего дня вызывает неоднозначную реакцию среди учёных.

В 1920-ых годах лингвист А. М. Пешковский сделал попытку объяснить ритм прозы через урегулирование числа тактов в фонетических предложениях. В то время его теория вызвала массу разногласий. В частности, её оспорил доктор филологических наук Л. И. Тимофеев. Поставив под сомнение возможность выявления ритмических единиц ритма прозы, он заключил, что «своего ритма у прозы нет… когда он ей нужен, она вынуждена занимать его у стиха».

В 60-70-х годах, после длительного перерыва, исследования, посвящённые ритму, возобновились. Вышла статья профессора В. М. Жирмунского «О ритмической прозе», в которой автор в числе прочего утверждал, что «основу ритмической организации прозы образуют всегда не звуковые повторы, а различные формы грамматического и синтаксического параллелизма».

Литературоведческое представление о ритме получило развитие и в дальнейшем. В 1970 — 1980 годах доктор филологических наук М. М. Гришман определил ритм как элемент художественного целого, обеспечивающего единство произведения, и выявил такие ритмические единицы текста, как: колон, фразовый компонент, фраза и абзац.

Читать еще:  Что прославляла поэзия ислама

Вопрос о единицах ритма прозы до сих пор остаётся в литературоведении не вполне решённым, как и специфическая характеристика самого ритма прозы.

Итак, ритм — это внутренняя организация музыкального, поэтического и т. п. произведения, основанная на чередовании звуков, движений (темп исполнения, смена эмоций и тому подобное). В поэзии под этим термином понимают и общую упорядоченность звукового строения стихотворной речи (стихотворный метр), и реальное звуковое строение конкретной стихотворной строки в противоположность отвлечённой метрической схеме.

В прозе ритм связан с художественным содержанием, является одним из средств его выражения. Проще говоря, ритм — способ организации текста. Как в музыкальном произведении ритм неотделим от мелодии, так и в прозе ритмика неотделима от стилистической составляющей. Следует понимать, что прозаический ритм, как и в музыке, может быть быстрым или медленным, рваным или ломанным, однако по определению не может быть плохим либо хорошим, правильным либо неправильным. Так, в музыке ритм не может диссонировать и быть фальшивым, в отличие от звукового ряда, нот, мелодии.

Иногда в Сети встречаются критические отзывы о художественных текстах, где рецензенты указывают на «плохой ритм» или отсутствие ритмики вовсе. Подобные утверждения абсурдны и лишены смысла. Как сказано выше, ритмика не может быть «неправильной». Удобочитаемость, гладкость, то самое «звучание» текста, приятное для «литературного слуха», зависит в первую очередь от стилевых и стилистических особенностей, и в последнюю очередь — от выбранного автором ритма (в данном случае подразумевается чередование ударных и неударных слогов).

Впрочем, понятие ритма в прозе значительно шире — речь идёт не только о последовательности ударных и неударных слогов, но также о чередовании фразовых компонентов, абзацев и т. д. Например, по мнению профессора, доктора филологических наук А. В. Чичерина, решающее значение для ритма прозы имеет «не фонетический, а семантический строй речи. Расположенность ударных и неударных слогов выполняет свою служебную роль, но сущность ритма не определяет».

Попытки же вывести некую математическую формулу «правильного ритма» в прозе — совершенно бессмысленны, ибо «правильный ритм» в природе не встречается. Иными словами, любая ритмическая структура имеет право на существование.

Калачева С.В.: Стих и ритм
Ритм и его разновидности

Ритм и его разновидности

С древнейших времен и до наших дней ритм считается одним из важнейших признаков прекрасного, а соответственно качеством, гарантирующим эстетические достоинства произведения и придающим вдохновенность поэтическому творчеству:

Заворожен ритмической мечтой,
Вновь отдаюсь меня стремящей силе.
Раскрыв глаза, гляжу на яркий свет
И слышу сердца ровное биенье
И этих строк размеренное пенье
И мыслимую музыку планет.
Все ритм и бег. Бесцельное стремленье!
Но страшен миг, когда стремленья нет.

Написавшему стихотворение «Ритм» И. Бунину ритмическая мечта представляется властной неведомой силой, которая захватывает поэта в момент вдохновения и открывает ему глаза на яркий свет окружающей жизни, позволяя почувствовать единство человека со всем мирозданием. Ритм стихов — строк размеренное пенье становится в один ряд с ощущением жизни — сердца ровное биенье и вливается в космическое движение — мыслимую музыку планет. Какое возвышенное и чудесное состояние должен пережить тот, кто почувствовал власть «ритмической мечты»!

Действительно, (ритм встречается не только в стихотворной речи, это разновидность движения, а материя не может существовать вне движения. Ф. Энгельс писал, что «вся природа, начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от песчинок и кончая солнцами, начиная от протистов и кончая человеком, находится в вечном возникновении и исчезновении, в непрерывном течении, в неустанном движении и изменении» 1 . Если в процессе начинают повторяться соизмеримые между собой периоды, циклы или фазы, то значит движение обладает ритмом. Повторение соизмеримых единиц является основным признаком ритма. Однако единицы могут быть разными как количественно, так и качественно. Ритмичны тысячелетние колебания галактик и мгновенные повторы в жизни микроорганизмов. С другой стороны, смена времен года на земле ритмична, но год, состоящий из зимы, весны, лета и осени, не имеет ничего общего с волнением водной поверхности, а волны движутся тоже ритмично. Всем знакомо равномерное чередование вдоха и выдоха, биение пульса. Учеными обнаружены также более сложные нейрофизиологические ритмы в работе мозга, ритмические циклы зрительного восприятия и т. д. Открывая новую разновидность ритма, исследователи определяют и особенности присущей ей единицы ритма. В одном виде движения единицей ритма выступает оборот планеты вокруг солнца, в другом — волна, в третьем — чередование вдоха и выдоха, при ритмичной ходьбе — шаг и т. д. Имеет свою единицу повтора и стихотворная речь. Именно она помогает понять отличие стихотворного ритма от всех остальных.

В ощущении единства Вселенной, частицей которой является человек — правдивость и обаяние стихотворения И. Бунина, причем какие точные слова нашел поэт: Все ритм и бег. Но можно ли согласиться со второй частью строки: Бесцельное стремленье?

Смена времен года и движение волн, как и другие ритмы неживой природы или ритмы человеческого организма, действительно могут показаться бесцельными, потому что существуют помимо человеческой воли и желания.

Но есть ритмы, созданные человеком: равномерные шаги или взмахи весла при гребле, а также множество других ритмов, которые принято называть трудовыми. Их никак не назовешь бесцельными.

Ритмы природы возникли стихийно и стихийно поддерживаются даже в том случае, когда речь идет о движении сердца. Человек способен изменить их по собственной воле лишь в самых незначительных пределах: скажем, дышать более глубоко, замедленно. В противоположность этому трудовые ритмы находятся во власти человека, он подбирает быстроту и направленность движения в соответствии с целями и задачами деятельности. Правда, в результате частого повторения ритм движений становится механическим, не требует контроля за собой, что очень облегчает работу. Квалифицированный мастер даже может утверждать, что мускулы сами собой выполняют необходимые операции, но это только иллюзия. Во-первых, с самого начала порядок движений помог установить разум, направляемый волей работника. Во-вторых, как бы автоматично ни действовал работающий, он прекратит размахивать топором, когда перед ним не будет дров, шагать — сев в автомобиль, в то время как мы продолжаем делать ритмичные дыхательные движения, оказавшись в помещении, лишенном воздуха, даже, если понимаем бессмысленность этих судорог. Автоматическое повторение Чарли Чаплиным в фильме «Новые времена» поворота гаечного ключа, когда он отошел от конвейера, потому и вызывает смех, что противоречит обычному трудовому поведению.

Понять границу, лежащую между стихийными ритмами природы и ритмами, созданными человеком, очень важно для тех, кого интересует стих, потому что именно эта граница определяет, где кончается сфера неподвластных человеку ритмов.

В стихотворении И. Бунина ритм всегда выступает как некая магическая сила, подчиняющая себе поэта.

Вновь отдаюсь меня стремящей силе.

Вдохновение возникает благодаря отказу от собственной воли. Если согласиться с Буниным, то придется признать поэтическое творчество деятельностью пассивной. Чтобы стать поэтом, надо только терпеливо ждать, пока попадешь во власть «тебя стремящей силе». В этих строках сказалось влияние популярной в конце XIX — начале XX в. теории о сверхъестественной природе ритма. Это была идеалистическая точка зрения, наиболее последовательно выраженная Ницше.

Однако (представление о непроизвольном зарождении ритма во время создания стиха было настолько распространенным и внешне убедительным, что ему поддался даже В. Маяковский: «Ритм — основа всякой (поэтической вещи, проходящая через нее гулом. . Откуда приходит этот основной ритм-гул — неизвестно» 2 . Правда, через несколько строк поэт фактически разъясняет эту тайну. Перечисляя различные звуки, которые приходится слышать в окружающей жизни от шума моря до хлопанья дверей, Маяковский советует: «Старание организовать движение, организовать звуки вокруг себя, находя ихний характер, ихние особенности, это одна из постоянных поэтических работ — ритмические заготовки!» 3

Таким образом, стихотворный ритм отличается от стихийных ритмов природы тем, что он создается человеком, как и ритмы труда. Однако можно ли два вида этих ритмов рассматривать вместе как однородные?

Ответить на этот вопрос попробовал К. Бюхер в 1896 г., проанализировав трудовые песни разных народов. Как подчеркнул Г. В. Плеханов, на связь поэзии с трудом обратил внимание ученый-экономист. Филологи и философы этого времени искали корни древнего искусства в магии и религии. Даже самый талантливый из русских дореволюционных филологов — Александр Веселовский (1836-1906) не поставил вопрос о роли трудовых ритмов, хотя представил увлекательную картину того, как в древности первоначально не различались виды искусства. Танец, музыка и песня существовали в то время в неразрывном — синкретическом, как он назвал, единстве. Потом из песни-пляски постепенно выделились, приобрели самостоятельность танец и музыка и, наконец, поэзия — искусство слова с ее стихотворным ритмом.

В гипотезе А. Веселовского было много интересного, она опиралась на исследование громадного фактического материала древнейшей поэзии и фольклора современных Веселовскому народов Африки и Океании. До сих пор литературоведы пользуются многими положениями его теории. Однако ритмичность первоначальной песни-пляски и дальнейшее использование ритма и в стихах, и в танцах, и в музыке А. Н. Веселовский объяснял только физическим удовольствием, которое человек испытывает от ритмических повторений. Да и самое возникновение песни-пляски вытекало, с его точки зрения, из потребности дать выход скопившейся энергии 4 . Теория К. Бюхера была шагом вперед по сравнению с теорией А. Н. Веселовского, и чем больше узнаем мы о жизни первобытного человека, тем яснее становится связь между трудом и поэтическим творчеством.

Он непосредственно связывал различные ритмы стиха, да еще свойственные классической поэзии с разными видами примитивного труда! Получалось, что формы современных стихов появились в совершенном виде с первого момента существования поэзии и соответствуют топтанию — «удары ног, из которых одна надавливает сильнее, а другая слабее» или ударом молота и т. д. 5 .

Теория К. Бюхера свидетельствует о том, к каким наивным выводам приводит неверно понятый, вульгарный материализм, да еще лишенный исторического осмысления. Когда только зарождались начальные стихотворные ритмы, непосредственно связанные с примитивными формами труда, то они так же не походили на ритмы современных стихов, как орудия древнего человека на современные машины. Кроме того, уже в то далекое время ритм стиха отличался от трудовых ритмов тем качеством, которое роднит его с ритмами других искусств, не только музыки и танца, но и живописи, архитектуры, скульптуры.

Трудовые ритмы возникли в процессе общения человека с природой. Он приспосабливался к ритмам своего организма, чтобы меньше уставать, и к ритмам природы, чтобы ее покорить. В отличие от трудовых ритм искусства не помогает в достижении материальных ценностей. Может показаться, что прав И. Бунин в своих выводах о том, что в ритме символизируется свойственная всему живому устремленность, без которой невозможна жизнь, но цель которой остается для человека непонятной. На самом же деле, у стихотворного ритма есть очень определенная и важная цель. Как и все другие средства и приемы искусства, ритм служит общению людей друг с другом, помогая передать раздумья и мечты, заразить своей радостью или дать почувствовать тяжесть горя. Конечно, это совершенно особая сфера существования ритма, связанная не с материальной, а с духовной жизнью человека. Поэтому и цели его определяются широким миром духовных потребностей и стремлений. Искусство осуществляет эстетическое воспитание общества, поэтому и ритм, как одна из его составляющих, имеет эстетическую цель.

Даже самые древние из дошедших до нас трудовых песен несут опыт примитивной эстетической оценки трудовых усилий. Вот, например, песня античной Греции:

Мели мельница, мели;

Митилены царь великой.

Певец поддерживает себя не только тем, что с помощью слова подчеркивает ритм монотонных вращательных движений. Он вспоминает о другом таком же труженике, ставшем знаменитым, царем великой Митилены. Слова сложились в ритмичные сочетания и выразили смутную надежду на то, что добросовестный и терпеливый труд помогает стать достойным уважения, знаменитым. В трудовую песню включается не только описание трудового процесса, в ней содержится намек на определенные идеалы, руководящие поведением человека.

В каждом искусстве эти эстетические цели достигаются по-своему, своими специфическими средствами. В ритмах живописных произведений главную роль играют линии, световые и цветовые пятна, в скульптуре и архитектуре — линии, а также повторение определенных объемов. Поскольку эти искусства относятся к группе пространственных, то ритм в них развивается в пространстве.

Читать еще:  Астольф де кюстин поэзия

Литература вместе с музыкой входит в группу временных искусств, следовательно, в них ритмическое движение должно развиваться во времени. В музыке ритм связан с жизнью звука, его создают повторы мелодических периодов, ладовых переходов и т. д. Поскольку литература — это искусство слова, то стихотворный ритм должен строиться на материале ело- в а. Поскольку же литература — это искусство временное, то значит, для выделения единицы стихотворного ритма необходимо расчленить речевой поток на какие-то периоды, соизмеримые во времени. «Словесный ритм есть закономерное звучание во времени 6

Подчеркивая своеобразие стихотворного ритма, противопоставляющее его всем остальным ритмам природы и искусства, хотелось бы обратить внимание на то, что он принадлежит к группе эстетических ритмов по своей цели, во-первых. Во-вторых, наиболее близко к нему стоит музыкальный ритм. У них, по-видимому, общее происхождение. Кроме того, звук необходим как музыке, так и речи, следовательно, у обоих ритмов могут обнаружиться общие закономерности. Для тех, кто интересуется ритмами стиха, могут представлять интерес и работы о музыкальных ритмах. Поэтому в описок литературы внесены работы музыковедов, в частности исследование В. Холоповой о ритмах современной музыки. Это очень специальная работа, ее нелегко читать, но в ней много интересных наблюдений о закономерностях ритма и об изменении ритмических форм в произведениях С. Прокофьева, Д. Шостаковича, Б. Бартока, К. Дебюсси.

Работы музыковедов могут многое объяснить в природе стиха, но стихотворный ритм обладает только ему одному присущим качеством, он должен организовать слово, речь, следовательно, разбираться в его особенностях должен филолог и именно в речи искать специфическую единицу стихотворного ритма.

Хорошо известно, что речевой поток делится на предложения, а предложения на слова, слова — на слоги, слоги на звуки. Можно ли принять за единицу ритма предложение, слово, слог или звук?

Поскольку стихотворный ритм создается для того, чтобы повысить выразительность слова и произвести на слушателя и читателя эстетическое впечатление, то повторы единицы стихотворного ритма должны легко восприниматься на слух.

прекращается. Следовательно, единица стихотворного ритма должна быть не меньше 0,1 секунды и не больше- 10 секунд. Единицы природных ритмов и ритмов труда такими узкими границами не стеснены. Кроме того, в художественных целях ритм используется так, чтобы не вызывать ощущения бесконечности. Хорошо известно всем любителям, что большинство стихотворений состоят из 12-16 строк. Если же поэт пишет большое стихотворное произведение — поэму, роман, то разбивает стихотворный текст на сравнительно небольшие части — строфы.

Если учесть эти требования, то становится ясно, что ни звук, ни слог не могут выступить в качестве единицы ритма, они слишком коротки, чтобы их повторение воспринималось слухом как ритмическое, кроме того, их бесконечно много даже в самом небольшом стихотворении. Нельзя рассматривать как единицу стихотворного ритма и предложение, потому что длина предложений вполне может превышать даже 10 секунд, более того, иногда целое стихотворение состоит всего из одного или двух развернутых предложений. Как же в таком случае возникнуть ритму, ведь для него необходимо повторение ритмических единиц?

Едва ли можно считать единицей ритма и слово. Во-первых, потому что слова очень различны по своей временной протяженности от односложного: ритм или бег до четырехсложных: заворожен, ритмической и т. д. Во-вторых, на слова членится речевой поток и в прозе. Приходится предположить, что в стихотворной речи появляется какой-то новый, особый элемент, только ей свойственный!

Наиболее широко известным признаком стиха является рифма. Она привлекает к себе не менее чем ритм. Может быть, именно рифма и будет искомой единицей стихотворного ритма?

Примечания.

2. (В. В. Маяковский. Как делать стихи. — Полн. собр. соч. в 13-ти т., т. 12. М., ГИХЛ, 1959, с. 100-101.)

4. (А. Н. Веселовский. Три главы из исторической поэтики. — В кн.: Историческая поэтика. Л., 1940.)

5. (К. Бюхер. Работа и ритм. М., 1923, с. 128.)

Литература

Ф. Энгельс. Диалектика природы. «Введение» и «Основные формы движения». — К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, 1961, с. 345-365 и 391-407.

Глебов Игорь (Б. В. Асафьев). Музыкальная форма как процесс. М., 1930.

В. Холопова. Вопросы ритма в творчестве композиторов XX в. М., 1971, с. 3-57.

Что такое единица ритма?

Чем трудовые ритмы отличаются от ритмов природы?

Чем художественные ритмы отличаются от ритмов природы?

Ритмичность художественной речи. Проза и поэзия.

Среди различных видов речи речь худ-ная занимает особое место. С помощью слов худ-ной речи писатели воспроизводят те индивидуальные черты своих персонжей и подробности их жизни, которые состовляют предметный и внутренний мир произ-ния. Мало того, что худ. речь может “вбирать” в себя речь любого другого стилистического пласта, но она еще и является образно-экспрессивной. Т.е. речь, например, научная передает человеку лишь знания, а речь худ-нная призвана, чтобы передать настроение. И если художник будет умело использовать стилистические пласты, говоры, диалекты, то он сможет это сделать. Если реализм писателя глубок, то он будет писать речь для своего героя, чтобы передать его соц. положение, настроение и т.д. Хороший пример — “Горе от ума” Грибоедова. Речь Скалозуба, например, неотесана и груба, как и он сам. Увлекались словами местных и соц. диалектов писатели 20-х, 30-х гг. Описывая героев-революционеров, они применяли новый для тех времен “советский” язык. Итак, мы выяснили, что худ. речь не всегда соответствует нормам литературного языка. Однако определение границ диалектности, литературности и (что хотелось бы подчеркнуть особо) приличия — вопрос оченб спорный. Как раз определением приличия худ. произ-ния в частности и занимаются цензоры или лит. критики .

Ритмичность художественной речи и стихосложение

Петр Алексеевич Николаев

Во всяком движении есть повторяемость элементов. Это ритм. Он и породил ритм стихотворной речи: ритм трудовых, плясовых, маршевых движений — ритм песен, их сопровождающих. Это и есть собственно ритм поэтической речи. В трудовом процессе есть отрезки, звенья со слабыми или сильными моментами (молотьба, косьба), сама упорядоченность моментов (за слабым — сильный) называется ритмом.

Стих — это ритмически организованная экспрессивно-эмоциональная речь. Этот субъективно-оценочный момент очень важен в определении стиха. Французский теоретик искусства Гюйо («Искусство с социологической точки зрения») говорит: «Говорить стихами — значит самой мерностью своей речи как бы высказывать: «Я слишком страдаю или слишком счастлив, чтобы выразить то, что чувствую, обыкновенным языком». Стало быть, стих не сводится только к ритму. В стихах обязательно присутствует субъективный тон, здесь иной облик рассказчика, нежели в прозе (так называемый лирический герой). Стих возникает в единстве ритмической организации и экспрессивности речи. Стихотворная речь ритмична, но не всякая ритмическая речь стихотворна. Сам ритм становится ощутимым именно в экспрессивной речи. Мы не замечаем, что «Мертвые души» Гоголя начинаются чисто «северянинскими» строками: «В ворота гостиницы губернского города».

И все-таки Маяковский был прав, когда говорил, что «ритм — это основная сила, основная энергия стиха» («Как делать стихи»). Это вовсе не бергсоновская апология ритма. Бергсон видел в ритме самодовлеющую эстетическую задачу: ритм «баюкает и усыпляет» слушателя, и поэт. Таким образом, достигает своей цели, делает с читателем, что хочет. Ритм в стихе — это схематическое повторение сходных между собою элементов речи. Нет и не может быть точного (математически точного) определения отличия стиха от прозы. Почему поэма Горького «Человек» («Вот он устал, шатается и стонет») — проза, а блоковское стихотворение, где нет подобного ритма, есть истинное стихотворение:

Пародия, ее сущность, ее роль в литературном процессе

Пародия (греч parodia — перепев) — комическое подражание художественному произведению или группе произведений. Обычно строится на нарочитом несоответствии стилистических и тематических планов художественной формы. Выделяют два типа пародии: Бурлеск (низкий предмет, излагаемый высоким стилем), Травестий (высокий предмет, излагаемый низким стилем) Осмеяние сосредотачивается как на стиле, так и на тематике. Пародироваться может поэтика конкретного произведения, автора, жанра, целого идейного миросозерцания. По характеру комизма пародия может быть юмористической и сатирической, со многими переходными ступенями. По объёму пародии обычно невелики, но элементы пародии могут присутствовать во многих больших произведениях («История одного города» Салтыкова-Щедрина. И.т.д). Жуковский «Певец во стане русских воинов» — пародия на древность

Пародия, в переводе с греческого, означает «пение наизнанку». В широком смысле слова – это шуточное или насмешливое подражание какому-либо произведению искусства с соблюдением внешней формы и тона последнего. Литературная пародия (имеется в виду пародия в стихах) стара, как жизнь – весьма древней жертвой пародистов оказался еще сам Гомер.

Пародия на протяжении всей своей многолетней истории была формой литературной критики и участницей литературной борьбы. Пародировались ведь не только отдельные авторы, но и темы, и жанры, и литературные школы, и творческие методы и стили. Высвеченная остроумием пародиста, гипертрофированная стилевая примета или совокупность примет представала читательскому взору намеренно сниженной, как бы разоблаченной. То, что хотели представить значительным, возвышенным, а порою и трагичным, обнаруживало свои комические стороны.

Пародия по-своему помогала литературе меняться, развиваться, двигаться впереди, смеясь, прощаться с прошлым. Отсюда устремленность пародистов всех времен избирать мишенью своего остроумия отжившее, дискредитировать ложные авторитеты, указывать читателю на незамеченные им слабости незаслуженно прославленных произведений. Поэтому Добролюбов, сам мастерски использовавший возможности пародии в литературной борьбе, говорил о непростительности «и самых остроумных насмешек над тем, что дорого и свято… Попробуйте перепародировать Гоголя в его «Мертвых душах», «Ревизоре» и лучших повестях — много ли успеха вы будете иметь?» «Иное дело, если требуется «ловить и обличать»: «тут-то и годится пародия».

ПРИМЕР (ВИКИПЕДИЯ ЁБУ ДАЛА)

В качестве примера приведём стихотворение Айдына Ханмагомедова «Журавли», где обличается легко узнаваемый аварский поэт Расул Гамзатов в переводе Наума Гребнева:

Мне кажется порою, что поэты,
с кровавых дезертировав полей,
наудалую ринулись в куплеты,
где вскоре превратились в журавлей.
Они всего лишь выглядят как стая,
но голосисто рвутся в небеса,
чтоб все вы замолкали, почитая
навязанные сверху голоса.
Летит, летит по ветру клин бумажный,
темнит и кличет на исходе дня,
и в том строю есть промежуток важный
для дагпоэта, нет, не для меня.
Я антипод воздушного скитальца
и предпочту уже в подземной мгле
не окликать, а немо откликаться
всем вам, кого оставил на земле.

Примеры прозаических пародий:

40. Олицетворение и образный параллелизм. Их место в системе литературы (*).

Олицетворение — перенесение человеческих черт на неодушевлённые предметы и явления. Олицетворения как и метафоры основаны на отождествлении явлений природы, растительного и животного мира с сознательной жизнью и деятельностью людей по принципу сходства между ними. «Сердце говорит», «река играет», и так далее — примеры олицетворения. К олицетворению часто прибегал Некрасов в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо». Он олицетворяет к примеру образ эха: «Ему одна заботушка, честных людей поддразнивать, пугать ребят и баб!» Образный параллелизм — традиционный вид словесно-предметной изобразительности. Изображение природы в образном параллелизме всегда на первом месте (это первый член), а изображение человеческих действий и отношений — на втором (второй член). Между первым и вторым членами существует прямая связь. Такая разновидность образности называется прямым двучленным параллелизмом. Отношения, возникающие в природе, как бы проясняют действия и отношения людей. Образный параллелизм очень часто встречается в обрядовой и бытовой народной песне. Своеобразное применение образный параллелизм получил и в эпической литературе. Как средство образного познания, как способ усиления эмоциональной выразительности. Таков «психологический» параллелизм в Толстом «Войне и мире». (С чувством безнадёжного разочарования в жизни едет князь Андрей в усадьбу Ростовых и по дороге видит дуб, весь иссохший, обломанный. У Ростовых встречается Андрей с Наташей и оживает. По дороге обратно он видит, что дуб этот тоже ожил. )

41. Литература, беллетристика, массовая литература. Их соотношение в литературном процессе.

Литература (высокая, классическая) — ряд произведений,которые мы представляем как целостное представление тенденций того времени, когда они были написаны. Это произведения, выдержавшее испытание временем.(Достоевский, Чехов и т.д.) Беллетристика — слой произведений, который является наиболее многочисленым. Это произведения, которые не достигают уровня высокой литературы, но в то же время они отвечают на наши вопросы, задевают нас Мы относимся к ним всерьез, но не считаем их высокой лит-рой. Испытания временем, как правило, не выдерживают. Паралитература — произведения, к которым мы относимся заведемо пренебрежительно, читаем их ради развлечения в метро и т.п. (любовные романы, детективы и т.д.) Все 3 разновидности заслуживают внимания всвязи с лит.процессом. При вопросах о том, что происходило в литературе в те времена, мы обращаемся к произведениям высокой литературы (лишь они сохранились, беллетристика до нас не дошла). Сегодня беллетристика — в 90 случаях из 100. Читатель сам настраивается на то, чтобы так воспринимать. Паралитературу мы покупаем, заранее зная о чем эти произведения и чего от них ждать. Выс.лит-ра и беллетристика — «кот в мешке», содержание нам неизвестно заранее. Нет четких критериев определения разновидности. Для нас Вальтер Скотт — средний автор, а в времена Пушкина им зачитывались. В то же время о романах А.Дюма мы задумываемся о том, что это высокая лит-ра или беллетристика, т.к. сохранились со временем. Или, например, детективы не всегда паралитература или беллетристика. Произведения Конан Дойла находятся между беллетристикой и высокой литературой. Художественый мир в каждой из разновидностей отличается от другого. В высокой лит-ре худ. мир каждого произведения своеобразен. В беллетристике худ.мир обладает другими свойствами. Вместо уникальности — повторность, вместо сложности — как правило, упрощенность, присутствует ограниченность характеров -исчерпывается внутреннее содержание. Паралитература антипод высокой лит-ры. Вместо уникальности -штамповочность, отсутствуют связи с реальностью (изолированное пространство — поезд, замок и т.п.), ограниченный набор действующих сил вместо живой структуры, воспроизведения реально существующего мира. Теряется сложность соотношения с реальностью.

Читать еще:  Почему лирический герой поэзии лермонтова воспринимает любовь как страсть

42. Основные особенности художественной речи (*).

Основой художественного стиля речи является литературный русский язык. Слово в этом функциональном стиле выполняет номинативно-изобразительную фунцию. В число слов, составляющих основу этого стиля, прежде всего входят образные средства русского литературного языка, а также слова, реализующие в контексте своё значение. Это слова широкой сферы употребления. Узкоспециальные слова используются в незначтельной степени, только для создания художественной достоверности при описании определённых сторон жизни.

В художественном стиле речи широко используется речевая многозначность слова, что открывает в нём дополнительные смыслы и смысловые оттенки, а так же синонимия на всех языковых уровнях, благодаря чему появляется возможность подчеркнуть тончайшие оттенки значений. Это объясняется тем, что автор стремится к использованию всех богатств языка, к созданию своего неповторимого языка и стиля, к яркому, выразительному, образному тексту. Автор использует не только лексику кодифицироваанного литературного языка, но и разнообразные изобразительные средства из разговорной речи и просторечья.

На первый план в художественном тексте выходит эмоциональность и экспрессивность изображения. Многие слова, которые в научной речи выступают как чётко определённые абстрактные понятия, в газетно-публицистической речи — как социально-обобщённые понятия, в художественной речи несут конкретно-чувственные представления. Таким образом, стили функционально дополняют друг друга. Например, прилагательное свинцовый в научной речи реализует своё прямое значение (свинцовая руда, свинцовая пуля), а в художественной — образует экспрессивную метафору (свинцовые тучи, свинцовая ноц, свинцовые волны). Поэтому в художественной речи важную роль играют словосочетания, которые создают некое образное представление.

Для художественной речи, особенно поэтической, характерна инверсия, т.е. изменение обычного порядка слов в предложении с целью усилить смысловую значимость какого-либо слова, или придать всей фразе особую стилистическую окраску. Примером инверсии может служить известная строка из стихотворения А.Ахматовой «Всё мне видится Павловск холмистый. » Варианты авторского порядка слов — разнообразны, подчинены общему замыслу. Но все эти отклонения в тексте служат закону художественной необходимости.

Как определить размер стихотворения: 3 простых способа

Расскажем, как легко определять и не путать между собой стихотворные размеры: хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Заодно узнаем, зачем они нужны и как устроены.

  • Text Link

Что такое стихотворный размер и зачем он нужен

Стихотворный размер — это порядок чередования ударных и безударных слогов в строке. Этот порядок создаёт особый ритм, который и отличает стихи от прозы. Чтобы убедиться в этом, обратимся к истории.

В начале XVIII века русские поэты подражали французским авторам, в стихах которых главное — это число слогов в строке. Получалось не очень складно.

«Уме недозрелый, плод недолгой науки!
Покойся, не понуждай к перу мои руки:
Не писав летящи дни века проводити
Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.
Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,
На которых смелые не запнутся ноги».
А.Д. Кантемир, «На хулящих учения. К уму своему», 1729 г.

В каждой строке этого отрывка — равное количество слогов (13), но текст не воспринимается как поэзия, даже несмотря на рифмы. Дело в том, что во французском языке ударение в словах всегда падает на последний слог. Из-за этого возникает строгий ритмический порядок, а одинаковая длина строк усиливает ощущение монотонности. В русском языке ударение в словах не зафиксировано, поэтому ритм не возникает сам собой, и равенство строк по длине не спасает положение.

В середине XVIII века на это обратили внимание ведущие литераторы того времени — В.К. Тредиаковский и М.В. Ломоносов. Опираясь на тексты народных песен, они разработали новую систему стихосложения. Она предполагает не только соразмерную длину строк, но и определённую расстановку ударений, которая задаёт ритм.

«Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут».
М. В. Ломоносов, «Ода на день восшествия на престол Елисаветы
Петровны», 1747 год.

С тех пор русская поэзия приобрела привычную нам форму.

Виды стихотворных размеров

В основе классического русского стихосложения пять моделей (метров), известных ещё с Античности — хорей, ямб, амфибрахий, анапест, дактиль. Именно их изучают в школе как стихотворные размеры.

Размеры различаются устройством стоп. Стопа — это повторяющаяся группа ударных и безударных слогов в строке.

По стопам размеры делятся на:

  • двусложные (стопа из двух слогов — ударного и безударного);
  • трёхсложные (стопа из трёх слогов — ударного и двух безударных).

От того, на каком месте в стопе находится ударный слог, зависит стихотворный размер произведения.

Для удобства записи стихотворных размеров используют специальные символы. Ударные слоги принято обозначать знаком «—», а безударные — знаком «U». Границы стоп обозначаются как «|».

Хорей

Хорей — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—U|

А.С. Пушкин, «Зимний вечер», 1825 г.

Ямб — это двусложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—|

Ф.И. Тютчев, «Весенняя гроза», 1828 г.

Дактиль

Дактиль — трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на первый слог: |—UU|

Степью лазурною, цепью жемчужною. »
|—UU|—UU|—UU|—UU|

М.Ю. Лермонтов, «Тучи», 1840 г.

Амфибрахий

Амфибрахий — это трёхсложный размер, в котором ударение в стопе падает на второй слог: |U—U|

С.В. Михалков, Гимн Российской Федерации, 2000 г.

Анапест

Анапест — это трёхсложный размер, в котором ударение падает на третий слог: |UU—|

И.А. Бродский, 1962 г.

Спондей и пиррихий

Стихотворений, в которых все ударения находились бы исключительно на «правильных» местах, практически не существует. Убедимся в этом на примере начала поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин», написанной ямбом. Разделим отрывок на слоги и расставим ударения во всех словах:

Если бы перед нами был идеальный ямб, за каждым безударным слогом следовал бы ударный (U—). Но уже в самом начале мы видим два ударных слога подряд: «мой дя|дя» (——|U). Такое нарушение размера называется спондей.

В конце второй строки место ударного слога занято безударным: «зане|мог» (UU|—). Такое отступление от размера называется пиррихий.

Пиррихии и спондеи встречаются почти в каждом стихотворении, но определить стихотворный размер они не мешают. Когда мы читаем стихи, наша речь подчиняется заложенному в произведении ритму, и небольших отступлений от него мы, как правило, не замечаем. Если произнести строчки из примера вслух, можно ощутить, что ударение на слове «мой» немного проглатывается, а в слове «занемог» будто бы образуется побочное ударение на первом слоге.

Учите литературу вместе с домашней онлайн-школой «Фоксфорда»! По промокоду LITERA5112021 вы получите бесплатный недельный доступ к курсу литературы за ваш класс.

Как определить размер стихотворения

Метод 1. Скандирование

Допустим, требуется определить размер этого текста:

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Ф.И. Тютчев, «Silentium!», 1829

Самый простой способ определить стихотворный размер этого отрывка — проскандировать его как детскую считалку или кричалку на стадионе. Нужно абстрагироваться от расположения ударений в каждом слове и постараться поймать общий ритм стиха. Ударные слоги можно выстукивать рукой по столу или притопывать в такт.

Выстукивая ритм, нетрудно заметить, что акценты приходятся на каждый второй слог. Следовательно, перед нами двусложный размер. А поскольку нечётные слоги безударные — это ямб.

Метод 2. «Ваня»

Этот метод придуман стиховедом А.А. Илюшиным. Определить классические размеры стихов можно, соотнося его с разными формами имени Иван:

  • Ваня — хорей:
    «Буря мглою небо кроет» (А.С. Пушкин)
    В
    аня-Ваня-Ваня-Ваня
  • Иван — ямб:
    «И буду век емуверна» (А.С. Пушкин)
    Ив
    ан-Иван-Иван-Иван
  • Ванечка — дактиль:
    «Ранними летними росами» (А.А. Блок)
    В
    анечка-Ванечка-Ванечка
  • Ванюша — амфибрахий:
    «Однажды в студёную зимнюю пору» (Н.А. Некрасов)
    Ван
    юша-Ванюша-Ванюша-Ванюша
  • Иоанн — анапест:
    «Я тебепринесудва кармана стрижей с маяка» (Н. Подвальный)
    Ио
    анн-Иоанн-Иоанн-Иоанн-Иоанн

Метод 3. Графический

Этот метод требует больше всего времени, зато он самый наглядный и точный.

Для наиболее точного определения стихотворного размера рекомендуется брать отрывки не менее 6-8 строк.

Допустим, нужно определить размер следующих стихотворных строк:

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз,
До прожилок, до детских припухлых желёз.
Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей.
О.Э. Мандельштам, «Ленинград», 1930

Распечатаем или перепишем текст на бумагу, после чего карандашом разделим его на слоги, расставим ударения и нарисуем схему:

Внимательно посмотрим на схему. В большинстве случаев ударные слоги разделяются двумя безударными. Значит, перед нами трёхсложный размер. Попробуем разделить его на стопы по три слога:

Большинство ударений в стопах падает на третий слог. Следовательно, это анапест.

Как не путать стихотворные размеры

Зачастую школьники легко определяют ударения и число стоп в стихах, но путаются в названиях размеров. Чтобы запомнить их, существуют мнемонические правила. Например, слово «Ямб» начинается на букву Я. Это последняя буква алфавита, а значит, и ударение в ямбе — на последний (второй) слог. По этой логике в хорее ударение падает на первый слог.

А чтобы не путаться в трёхсложных размерах, запомните слово «ДАМА»:

Д — дактиль;
АМ — амфибрахий;
А — анапест.

Размеры перечислены в той же последовательности, что и ударные слоги в стопе.

Кроме того, можно запомнить мнемоническое стихотворение В.В. Онуфриева. В нём строчка, посвящённая каждому из метров, им же и написана:

Вовсе не сложные
Размеры трёхсложные,
Всё зависит от сильных в них мест.

Дактиль — он первый,
Второй — амфибрахий,
Ну а третий уже анапест!

У нас вы сможете учиться в удобном темпе, делать упор на любимые предметы и общаться со сверстниками по всему миру.

Попробовать бесплатно

Интересное по рубрике

Найдите необходимую статью по тегам

Подпишитесь на нашу рассылку

Мы в инстаграм

Домашняя онлайн-школа
Помогаем ученикам 5–11 классов получать качественные знания в любой точке мира, совмещать учёбу со спортом и творчеством

Посмотреть

Рекомендуем прочитать

Реальный опыт семейного обучения

Звонок по России бесплатный

Пишите нам письма

Посмотреть на карте

Если вы не нашли ответ на свой вопрос на нашем сайте, включая раздел «Вопросы и ответы», закажите обратный звонок. Мы скоро свяжемся с вами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector