0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поэзия как жанр русской философии

Жанр — философская лирика

Слово «лирика» пришло к нам из греческого языка. В классическом понимании ЛИРИКА – это один из родов литературы, в основе которого лежит изображение духовной жизни человека, мира его чувств и эмоций, мыслей и размышлений. Лирическое произведение подразумевает поэтическое повествование, в котором отображены размышления автора о различных природных явлениях и жизни в целом.

В списке наиболее распространенных жанров, которыми пишут авторы нашего сайта, философская лирика занимает второе место — сразу после пейзажной (городской) лирики. Потому что всё, что не о том, что видит глаз, авторы уверенно считают философией. Так ли это? Какие стихи философской лирикой являются, а какие – не более, чем рассказ в стихах или перечень зарифмованных назиданий?

ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА – это стихотворения, в основу которых легли раздумья о смысле жизни или о вечных человеческих ценностях. Они, как и всякая иная лирика, содержат в себе требование соблюдения всех литературных правил по написанию стихов (рифма, образность, олицетворение и т.д.) и присутствие скрытого смысла, помимо понятного основного. Скрытый смысл порой раскрывается не сразу, а после прочтения произведения несколько раз, иногда даже после произошедшего позже реального события (стихотворение — пророчество). Скрытый смысл может присутствовать в стихах, написанных на тему космоса, природы, религии или каких-то необъяснимых вещей (НЛО, фантастические фильмы и т.д.).

Прежде, чем переходить к конкретным примерам, обратимся к истории литературы.

В русской поэзии основоположником философской лирики считается Федор Тютчев. Мир, природа, человек в его стихах находятся в постоянном столкновении противоборствующих сил, где человек обречен на «безнадежный», «неравный» бой, на «отчаянную» борьбу с жизнью, роком, с самим собой. Особое тяготение проявляет поэт к изображению бурь и гроз в природе и в человеческой душе. Идейное содержание философской лирики Тютчева значительно не столько своим разнообразием, сколько глубиной. Наименьшее место занимает здесь лирика сострадания, представленная, однако, такими захватывающими произведениями, как «Слезы людские» и «Пошли, Господь, свою отраду». Пределы, поставленные человеческому познанию, ограниченность знания «человеческого Я», слияния человека с жизнью природы, описания природы, нежное и безотрадное признание ограниченности человеческой любви – таковы господствующие мотивы философской поэзии Тютчева. Еще один мотив поэта – это мотив хаотической, мистической первоосновы жизни.

Ф.Тютчев «Когда дряхлеющие силы…» 1866

Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать,-

Спаси тогда нас, добрый гений,
От малодушных укоризн,
От клеветы, от озлоблений
На изменяющую жизнь;

От чувства затаенной злости
На обновляющийся мир,
Где новые садятся гости
За уготованный им пир;

От желчи горького сознанья,
Что нас поток уж не несет
И что другие есть призванья,
Другие вызваны вперед;

Ото всего, что тем задорней,
Чем глубже крылось с давних пор,-
И старческой любви позорней
Сварливый старческий задор.

Ф.Тютчев. «Над этой темною толпой» 1857г

Над этой темною толпой
Непробужденного народа
Взойдешь ли ты когда, свобода,
Блеснет ли луч твой золотой.

Блеснет твой луч и оживит,
И сон разгонит и туманы.
Но старые, гнилые раны,
Рубцы насилий и обид,

Растленье душ и пустота,
Что гложет ум и в сердце ноет,-
Кто их излечит, кто прикроет.
Ты, риза чистая Христа.

Темы стихов современной философской лирики могут быть самыми разными. Ее продолжение и разновидности – это «гражданская лирика» и «религиозная лирика», «мистика и эзотерика». Если философская лирика рассматривает вечные темы смысла жизни, добра и зла, мироустройства и цели нашего пребывания на земле, то «гражданская» приближена к общественным проблемам – к истории и политике, она описывает (непременно поэтическим языком!) наши коллективные чаяния, любовь к родине, борьбу со злом в обществе. Тема «религиозной лирики» — это осмысление своей веры, церковной жизни, взаимоотношений с Богом, религиозные добродетели и грехи, покаяние. «Мистика и эзотерика» – отражение в стихах особой философской картины мира, отличной от религиозной. О каждой из этих разновидностей я постараюсь подготовить отдельные статьи, а пока поговорим о том, как НЕ СТОИТ писать философскую лирику.

Как и вообще все лирические произведения, эти стихи должны идти или от первого лица, или от лица лирического героя (Он, Она): лирика предполагает доверительное, откровенное размышление, исходя из конкретного пережитого опыта: не «как бывает вообще» и не «как должно быть», и, уж тем более, не как «ОНИ» делают… ЛИРИКА – ЭТО МИР ОДНОЙ ЛИЧНОСТИ, реальной или сотворенной фантазией автора, но совершенно конкретной, излагающей ПЕРЕЖИТЫЙ ОПЫТ. Всякие лозунги и воззвания автора к другим, как правило, не производят такого глубокого впечатления на читателя, как его личные раздумья. И даже если в стихах есть обращение «ты» или безликое «мы», (что, в общем-то нежелательно!), то это все равно должно быть не отстраненным воззванием к толпе, а не более, чем формой личного размышления о СВОЕЙ жизни. Лирика, где нет автора, где одни только зарифмованные правила поведения для других, перестает быть лирикой. Приведу пример:

Сколь зим и лет планету славят,
А всё-таки в который раз
Чего-то в жизни не хватает
Порою каждому из нас.

Вздохнув, о чём-то сожалеем,
Предавшись думам в тишине.
И вновь душою мы болеем,
И ищем корень зла из вне.

И мучит ум как жажда зноя,
Что у других всего с лихвой:
Карьера, дом и всё такое,
А ты, как проклятый какой!
……. И т.д.
(автор СТИХИ.РУ)

Это я наугад скопировала одну из последних публикаций раздела «философская лирика»: типичный пример стихов, каких великое множество на нашем сайте! Здесь автор поучает нас в рифму, какие МЫ никчемные, несовершенные,- он говорит вполне правильные, очевидные вещи о том, что «чего-то в жизни не хватает порою каждому из нас…» После этих строк невольно вспоминаешь слова известной песни из советского сериала: «если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет. ». Автор полностью отстранен, он предлагает нам свод истин, которые и так все знают, и это…. скучно.

Вторая ошибка стихов так называемой философской лирики – это мелкота тем или полное отсутствие философского раздумья, как такового. Потому что простое перечисление известных фактов – это не философия. Даже если им тут же дана оценка («что такое хорошо, а что такое плохо»), то это тоже не философия.

Философия – это форма и познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных чертах отношения человека к природе, обществу и духовной жизни.

Конечно, стихи – это не научный трактат, они не предполагают глубины проработки темы, я говорю здесь скорее о глубине предмета размышления в стихах, которые вы решили отнести к «философской лирике», а вовсе не о подробности, детализацию идей, которые вы поместили в свое стихотворение. Более того, если вы попытаетесь зарифмовать и пересказать стихами какую-то научную статью, или философскую притчу, или выведенное вами новое правило жизни, не внеся туда ни своего личного опыта, ни образного, поэтического языка с тропами (подтекстами и скрытым смыслом), то это тоже не будет философской лирикой!

Рифмовка всего, что вы недавно прочли в какой-то книге – это вообще не предмет поэзии. Знаю авторов сайта, которые даже фрагмент книги по садоводству умеют превращать в стихи:

В моём саду растёт вот эта штука.
Её в народе Клещевиной называют.
Где родина её? Увы, не ведает наука.
Но, древним род растения считают.

Предполагают будто в Африке далёкой
На свет до новой, нашей эры появилась.
Бог сотворил её, и ладной, и высокой,
И шибко стойкой, коль у нас прижилась.

По миру с незапамятных времён шагает
И покорила в мире разных стран немало.
Субтропики и тропики её своей считают
Да и у нас давно уже аборигенкой стала.

Полезна Клещевина. Это без сомнения.
Касторовое масло, щедрый дар её плодов.
А мне милее в августе, пора цветения.
Вот её фото. И не нужно лестных слов.
(Автор СТИХИ.РУ)

Другое дело, если та же самая клещевина, о которой вы прочли, пробудит в вас определенный поток мыслей, и вы, посвятив ей несколько поэтических строк в начале стихотворения, оттолкнетесь от ее свойств, как от образца стойкого и выносливого существа, потом перейдете к размышлениям о значимости терпения, неприхотливости в условиях выживания в трудностях, с которыми автор лично сталкивался (и важно, чтоб в стихах прозвучало именно его личная история – хотя бы одной фразой), а в концовке хорошо бы сделать афористичный вывод, который окажется понятным и интересным не только к вам, но и читателям… Не хотите попробовать?

В следующий раз я поделюсь с вами мыслями о гражданской и религиозной лирике. До встречи!

Жанр — философская лирика

Слово «лирика» пришло к нам из греческого языка. В классическом понимании ЛИРИКА – это один из родов литературы, в основе которого лежит изображение духовной жизни человека, мира его чувств и эмоций, мыслей и размышлений. Лирическое произведение подразумевает поэтическое повествование, в котором отображены размышления автора о различных природных явлениях и жизни в целом.

В списке наиболее распространенных жанров, которыми пишут авторы нашего сайта, философская лирика занимает второе место — сразу после пейзажной (городской) лирики. Потому что всё, что не о том, что видит глаз, авторы уверенно считают философией. Так ли это? Какие стихи философской лирикой являются, а какие – не более, чем рассказ в стихах или перечень зарифмованных назиданий?

ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА – это стихотворения, в основу которых легли раздумья о смысле жизни или о вечных человеческих ценностях. Они, как и всякая иная лирика, содержат в себе требование соблюдения всех литературных правил по написанию стихов (рифма, образность, олицетворение и т.д.) и присутствие скрытого смысла, помимо понятного основного. Скрытый смысл порой раскрывается не сразу, а после прочтения произведения несколько раз, иногда даже после произошедшего позже реального события (стихотворение — пророчество). Скрытый смысл может присутствовать в стихах, написанных на тему космоса, природы, религии или каких-то необъяснимых вещей (НЛО, фантастические фильмы и т.д.).

Читать еще:  Чему подчинена поэзия горация

Прежде, чем переходить к конкретным примерам, обратимся к истории литературы.

В русской поэзии основоположником философской лирики считается Федор Тютчев. Мир, природа, человек в его стихах находятся в постоянном столкновении противоборствующих сил, где человек обречен на «безнадежный», «неравный» бой, на «отчаянную» борьбу с жизнью, роком, с самим собой. Особое тяготение проявляет поэт к изображению бурь и гроз в природе и в человеческой душе. Идейное содержание философской лирики Тютчева значительно не столько своим разнообразием, сколько глубиной. Наименьшее место занимает здесь лирика сострадания, представленная, однако, такими захватывающими произведениями, как «Слезы людские» и «Пошли, Господь, свою отраду». Пределы, поставленные человеческому познанию, ограниченность знания «человеческого Я», слияния человека с жизнью природы, описания природы, нежное и безотрадное признание ограниченности человеческой любви – таковы господствующие мотивы философской поэзии Тютчева. Еще один мотив поэта – это мотив хаотической, мистической первоосновы жизни.

Ф.Тютчев «Когда дряхлеющие силы…» 1866

Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать,-

Спаси тогда нас, добрый гений,
От малодушных укоризн,
От клеветы, от озлоблений
На изменяющую жизнь;

От чувства затаенной злости
На обновляющийся мир,
Где новые садятся гости
За уготованный им пир;

От желчи горького сознанья,
Что нас поток уж не несет
И что другие есть призванья,
Другие вызваны вперед;

Ото всего, что тем задорней,
Чем глубже крылось с давних пор,-
И старческой любви позорней
Сварливый старческий задор.

Ф.Тютчев. «Над этой темною толпой» 1857г

Над этой темною толпой
Непробужденного народа
Взойдешь ли ты когда, свобода,
Блеснет ли луч твой золотой.

Блеснет твой луч и оживит,
И сон разгонит и туманы.
Но старые, гнилые раны,
Рубцы насилий и обид,

Растленье душ и пустота,
Что гложет ум и в сердце ноет,-
Кто их излечит, кто прикроет.
Ты, риза чистая Христа.

Темы стихов современной философской лирики могут быть самыми разными. Ее продолжение и разновидности – это «гражданская лирика» и «религиозная лирика», «мистика и эзотерика». Если философская лирика рассматривает вечные темы смысла жизни, добра и зла, мироустройства и цели нашего пребывания на земле, то «гражданская» приближена к общественным проблемам – к истории и политике, она описывает (непременно поэтическим языком!) наши коллективные чаяния, любовь к родине, борьбу со злом в обществе. Тема «религиозной лирики» — это осмысление своей веры, церковной жизни, взаимоотношений с Богом, религиозные добродетели и грехи, покаяние. «Мистика и эзотерика» – отражение в стихах особой философской картины мира, отличной от религиозной. О каждой из этих разновидностей я постараюсь подготовить отдельные статьи, а пока поговорим о том, как НЕ СТОИТ писать философскую лирику.

Как и вообще все лирические произведения, эти стихи должны идти или от первого лица, или от лица лирического героя (Он, Она): лирика предполагает доверительное, откровенное размышление, исходя из конкретного пережитого опыта: не «как бывает вообще» и не «как должно быть», и, уж тем более, не как «ОНИ» делают… ЛИРИКА – ЭТО МИР ОДНОЙ ЛИЧНОСТИ, реальной или сотворенной фантазией автора, но совершенно конкретной, излагающей ПЕРЕЖИТЫЙ ОПЫТ. Всякие лозунги и воззвания автора к другим, как правило, не производят такого глубокого впечатления на читателя, как его личные раздумья. И даже если в стихах есть обращение «ты» или безликое «мы», (что, в общем-то нежелательно!), то это все равно должно быть не отстраненным воззванием к толпе, а не более, чем формой личного размышления о СВОЕЙ жизни. Лирика, где нет автора, где одни только зарифмованные правила поведения для других, перестает быть лирикой. Приведу пример:

Сколь зим и лет планету славят,
А всё-таки в который раз
Чего-то в жизни не хватает
Порою каждому из нас.

Вздохнув, о чём-то сожалеем,
Предавшись думам в тишине.
И вновь душою мы болеем,
И ищем корень зла из вне.

И мучит ум как жажда зноя,
Что у других всего с лихвой:
Карьера, дом и всё такое,
А ты, как проклятый какой!
……. И т.д.
(автор СТИХИ.РУ)

Это я наугад скопировала одну из последних публикаций раздела «философская лирика»: типичный пример стихов, каких великое множество на нашем сайте! Здесь автор поучает нас в рифму, какие МЫ никчемные, несовершенные,- он говорит вполне правильные, очевидные вещи о том, что «чего-то в жизни не хватает порою каждому из нас…» После этих строк невольно вспоминаешь слова известной песни из советского сериала: «если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет. ». Автор полностью отстранен, он предлагает нам свод истин, которые и так все знают, и это…. скучно.

Вторая ошибка стихов так называемой философской лирики – это мелкота тем или полное отсутствие философского раздумья, как такового. Потому что простое перечисление известных фактов – это не философия. Даже если им тут же дана оценка («что такое хорошо, а что такое плохо»), то это тоже не философия.

Философия – это форма и познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных чертах отношения человека к природе, обществу и духовной жизни.

Конечно, стихи – это не научный трактат, они не предполагают глубины проработки темы, я говорю здесь скорее о глубине предмета размышления в стихах, которые вы решили отнести к «философской лирике», а вовсе не о подробности, детализацию идей, которые вы поместили в свое стихотворение. Более того, если вы попытаетесь зарифмовать и пересказать стихами какую-то научную статью, или философскую притчу, или выведенное вами новое правило жизни, не внеся туда ни своего личного опыта, ни образного, поэтического языка с тропами (подтекстами и скрытым смыслом), то это тоже не будет философской лирикой!

Рифмовка всего, что вы недавно прочли в какой-то книге – это вообще не предмет поэзии. Знаю авторов сайта, которые даже фрагмент книги по садоводству умеют превращать в стихи:

В моём саду растёт вот эта штука.
Её в народе Клещевиной называют.
Где родина её? Увы, не ведает наука.
Но, древним род растения считают.

Предполагают будто в Африке далёкой
На свет до новой, нашей эры появилась.
Бог сотворил её, и ладной, и высокой,
И шибко стойкой, коль у нас прижилась.

По миру с незапамятных времён шагает
И покорила в мире разных стран немало.
Субтропики и тропики её своей считают
Да и у нас давно уже аборигенкой стала.

Полезна Клещевина. Это без сомнения.
Касторовое масло, щедрый дар её плодов.
А мне милее в августе, пора цветения.
Вот её фото. И не нужно лестных слов.
(Автор СТИХИ.РУ)

Другое дело, если та же самая клещевина, о которой вы прочли, пробудит в вас определенный поток мыслей, и вы, посвятив ей несколько поэтических строк в начале стихотворения, оттолкнетесь от ее свойств, как от образца стойкого и выносливого существа, потом перейдете к размышлениям о значимости терпения, неприхотливости в условиях выживания в трудностях, с которыми автор лично сталкивался (и важно, чтоб в стихах прозвучало именно его личная история – хотя бы одной фразой), а в концовке хорошо бы сделать афористичный вывод, который окажется понятным и интересным не только к вам, но и читателям… Не хотите попробовать?

В следующий раз я поделюсь с вами мыслями о гражданской и религиозной лирике. До встречи!

Русская философия. Энциклопедия.
ФИЛОСОФСКАЯ ПОЭЗИЯ

ФИЛОСОФСКАЯ ПОЭЗИЯ

ФИЛОСОФСКАЯ ПОЭЗИЯ — феномен духовной культуры, сложившийся на пересечении философии и литературы, часто получающий расширительное толкование: «философским» нередко называют любое «глубокое» поэтическое произв., затрагивающее общие проблемы жизни и смерти. Необходимо различать родственные, но не сливающиеся понятия «Ф. п.» и «научная поэзия», «философская лирика» и «медитативная лирика». Размышление, подводящее к идее-обобщению, есть основа Ф. п., но предмет медитации поэта-философа особый: коренные проблемы мироздания, об-ва и человека, макро- и микрокосмос. Поэзия, как таковая, нацелена на воплощение живого, частного, случайного, телесно-пластического, а Ф. п. не чужда миру отвлеченных идей, ее предмет — всеобщее, родовое, субстанциальное. В концентрированной форме, в художественных образах она выражает самосознание эпохи, соединяет общее и конкретное. Однако Ф. п. (или «поэзия мысли»), в отличие от «научной», не тяготеет к рациональной заданное™, трактатности, иллюстративному сциентизму. Рожденная в русле античной дидактической поэзии (поэтические изложения учений древнегреч. философов, поэма Лукреция Кара «О природе вещей» и др. произв.), в своем становлении в национальных литературах нового времени Ф. п. все больше уходила от дидактики. В ХГХ-ХХ вв. произв. Ф. п. — это психологически сложный акт познания, проверка «индивидуальной гипотезы бытия» и создание неповторимой «поэтической модели мира». В рус. культуре Ф. п. принадлежит особое место, ее художественные открытия воздействовали не только на литературный процесс, но и на развитие философской мысли. Рус. мыслители нередко отдавали предпочтение не отвлеченным философским схемам, логическим выкладкам, а живому, выразительному поэтическому образу. Черты философичности присущи уже жанрам рус. народной поэзии — с ее афористичностью, аллегориями, символикой, параллелизмом между картинами природы и душевной жизнью человека. Но как самостоятельная эстетическая система и особая сфера философствования рус. Ф. п. начинает складываться в русле раннепросветительской традиции. Опыты дидактической поэзии Симеона Полоцкого и его учеников Сильвестра Медведева и Кариона Истомина можно расценивать как один из истоков отечественной философской мысли и преддверие жанров Ф. п. Важнейшие страницы в историю Ф. п. вписали «век Просвещения», «золотой» (от Пушкина до позднего Тютчева и Фета) и «серебряный» века рус. поэзии. В XVIII в. она представлена такими разнообразными по жанру произв., как сатиры и стихи из философских писем Кантемира, поэма В. К. Тредиа-ковского «Феоптия», научно-философские стихотворения Ломоносова, ода «Вольность» и неоконченная поэма «Творение мира» Радищева, философские оды Г. Р. Державина и др. Мн. темы, а также жанрово-стилистические особенности философской просветительской поэзии XVIII в. были подхвачены в нач. XIX в. поэтами-радищевцами (Попугаевым, Пниным, А. X. Востоковым и др.), а затем декабристами. Особое место в развитии Ф. п. занимают 20-30-е п. XIX в., когда как явление литературы она получает не только широкое распространение (к ней обращаются Пушкин, любомудры, Баратынский, Лермонтов, Тютчев и др.), но и теоретическое осмысление. Вслед за нем. романтиками члены кружка любомудров выдвигают эстетическую программу объединения поэзии с философией и пытаются подтвердить свои теоретические воззрения поэтической мыслью, правда, «любомудры больше говорили о философской поэзии, чем практически сделали для нее» (Маймин Е. А. Русская философская поэзия. С. 186). Ф. п. развивается не только в русле романтизма, ее художественные открытия 20-30-х гг. в немалой степени определены становлением в рус. искусстве реалистического метода. Пушкин в романе «Евгений Онегин», поэме «Медный всадник» и лирических стихотворениях открывает новые пути социально-исторического и философского осмысления человека. Реальным воплощением теоретических мечтаний романтиков о Ф. п. стала лирика Тютчева, непосредственно связанного с любомудрами, испытавшего как влияние нем. романтизма, так и реалистического творчества зрелого Пушкина, но нашедшего свой индивидуальный художественный путь. Соединением поэтического и философского дара отмечено творчество В. С. Соловьева, оказавшее большое влияние и на философию, и на поэзию нач. XX в. Творчество мн. поэтов-мыслителей подтверждало справедливость оценки Чулкова. «Мы знаем философов, которые разгадали тайну ритма, и поэтов, которые владеют идеями, как опытные бойцы рапирами» (Чулков Г. И. Соч. Спб., 1912. Т. 5. С. 61). Мережковский, Минский, А. Белый, В. И. Иванов, А. А. Блок, Флоренский, Н. К. Рерих раскрывали свои философские идеи как в трактатах, теоретических статьях, так и в поэтических произв. Философский и поэтический ренессанс рубежа XIX-XX вв. оказал воздействие на лирику В. Хлебникова, В. В. Маяковского, Б. Л. Пастернака, О. Э. Мандельштама, Н. А. Заболоцкого, Л. Н. Мартынова, А. Т. Твардовского, А. А. Тарковского и др. поэтов. В истории развития Ф. п. выделяют такие ее разновидности, как натурфилософская, социально-философская и нравственно-философская. Ряд исследователей относят сюда и произв. религиозно-философского и историко-философского плана. В XVIII-XX вв. получили широкое распространение поэтические переложения библейских текстов, мн. из к-рых вошли в рус. Ф. п. Шедевром религиозно-философской лирики явился пушкинский цикл «Подражания Корану» (1824). Историко-философская проблематика также имеет глубокие традиции в рус. поэзии (ведет свой отсчет от вирша Симеона Полоцкого «Диоген»). Высокими образцами философской лирики являются стихотворения: «Цицерон» Тютчева, «Из Упанишад», «Индийский мудрец» и «Великое Ничто» К. Д. Бальмонта, «Джордано Бруно» И. А. Бунина, «Ламарк» О. Э. Мандельштама, «Сократ» А. А. Тарковского. Тематически примыкают к этой разновидности Ф. п. стихотворения, отражающие непосредственную реакцию поэта на к.-л. философскую проблему или личность философа, ставшую символом определенной системы идей. Таковы «Спинозианы» (1895)Брюсова, «Сижу за ширмой. У меня…» (1903) А. А. Блока (с подзаголовком «Иммануил Кант»), цикл стихотворений А. Белого «Философическая грусть» (1907-1908) и др. Рус. литература знает примеры, когда для воссоздания исторического портрета мыслителя и раскрытия его философских воззрений поэт избирал не поэтическую миниатюру, а жанр развернутого эпического или драматического произведения. Таковы, напр., лирическая драма А. Н. Майкова «Три смерти» (1851), поэмы А. К. Толстого. «Иоанн Дамаскин» (1858) и «Алхимик» (1867). Рус. Ф. п. художественно восприняла все главные философские концепции, создававшиеся в Европе со времен античности, откликалась и на древн. учения Востока, и на искания совр. ей философских школ Запада и России. Блок облек идею всеотзывчивости рус. культуры в форму афоризма: «Нам внятно все — и острый гальский смысл, / И сумрачный германский гений…» («Скифы», 1918). Правомерно говорить, напр., о шеллингианстве любомудров (Веневитинова, А. С. Хомякова, Шевырева) и Тютчева, о влиянии А. Шопенгауэра на стихи Фета, созданные в период работы поэта над переводом кн. «Мир как воля и представление» (1879-1880), о соловьевских идеях и мотивах в поэзии «младших» символистов. Однако воздействие теоретической мысли на создание поэтического произв. имеет сложный, часто противоречивый характер. В конечном счете степень художественной свободы поэта-интерпретатора философских идей зависит от его творческой индивидуальности. Философская мысль становится мыслью поэта, и она не существует вне художественного выражения, вне образной ткани стиха. Ф. п. не создает новых концепций — все ее открытия в области искусства, но рус. поэты нередко опережали теоретическую постановку и разработку ведущих философских проблем. Так, задолго до соч. представителей рус. космизма поэзия обратилась к вопросу о месте человека во Вселенной (произв. Лермонтова, Баратынского, Тютчева, Фета). Рус. Ф. п. часто выступала как форма неофициальной философии, специфически анализируя проблемы смерти и бессмертия, неповторимости духовного мира, мало привлекавшие академических ученых. Ее следует рассматривать не только как явление художественной культуры, но и как один из истоков и составляющую рус. философии, как равноправную с теоретической философской мыслью форму познания сущности бытия и человека.

Читать еще:  Чем похожи поэзия ломоносова и державина

С о ч.: Философские течения русской поэзии: Избр. стихотворения с критическими статьями С. А. Андреевского, Д. С. Мережковского, В. В. Никольского, П. П. Перцова и В. С. Соловьева / Сост. П. П. Перцов. 2-е изд. Спб., 1899; Я связь миров: Философская лирика русских поэтов XVIII — начала XX века / Сост., вступ. статья и коммент. В. М. Фалеева. М., 1989; Русская философская поэзия. Четыре столетия / Сост. А. И. Новиков. Спб., 1992.

Л и т.: Гинзбург Л. Я. Поэзия мысли // Гинзбург Л. Я. О лирике. Л., 1974. С. 51-126; Маймин Е. А. Русская философская поэзия. М., 1976; Михайлов А. А. Лирика сердца и разума (О творческой индивидуальности поэта). М., 1965;/7ав-ловскийА. И. Советская философская поэзия: Очерки. Л., 1984; Спивак Р. С. Русская философская лирика. Проблемы типологии жанров. Красноярск, 1985; Он же. Русская философская лирика. 1910-е годы: И. Бунин, А. Блок, В. Маяковский. М., 2005; Филиппов Г. В. Русская советская философская поэзия: Человек и природа. Л., 1984; Шевелева Л. М. О русской философской лирике XIX века // Вопросы философии. 1974. № 5. С. 90-100.

Философская поэзия

ФИЛОСОФСКАЯ ПОЭЗИЯ — феномен духовной культуры, сложившийся на пересечении философии и литературы, часто получающий расширительное толкование: «философским» нередко называют любое «глубокое» поэтическое произв., затрагивающее общие проблемы жизни и смерти. Необходимо различать родственные, но не сливающиеся понятия «философская поэзия» и «научная поэзия», «философская лирика» и «медитативная лирика». Размышление, подводящее к идее-обобщению, есть основа философской поэзии, но предмет медитации поэта-философа особый: коренные проблемы мироздания, общества и человека, макро- и микрокосмос. Поэзия, как таковая, нацелена на воплощение живого, частного, случайного, телесно-пластического, а философская поэзия не чужда миру отвлеченных идей, ее предмет — всеобщее, родовое, субстанциальное. В концентрированной форме, в художественных образах она выражает самосознание эпохи, соединяет общее и конкретное. Однако философская поэзия (или «поэзия мысли»), в отличие от «научной», не тяготеет к рациональной заданности, трактатности, иллюстративному сциентизму. Рожденная в русле античной дидактической поэзии (поэтические изложения учений древнегреческих философов, поэма Лукреция Кара «О природе вещей» и др. произв.), в своем становлении в национальных литературах нового времени философская поэзия все больше уходила от дидактики. В XIX-XX веках произведения философской поэзии — это психологически сложный акт познания, проверка «индивидуальной гипотезы бытия» и создание неповторимой «поэтической модели мира». В русской культуре философской поэзии принадлежит особое место, ее художественные открытия воздействовали не только на литературный процесс, но и на развитие философской мысли. Русские мыслители нередко отдавали предпочтение не отвлеченным философским схемам, логическим выкладкам, а живому, выразительному поэтическому образу. Черты философичности присущи уже жанрам русской народной поэзии — с ее афористичностью, аллегориями, символикой, параллелизмом между картинами природы и душевной жизнью человека. Но как самостоятельная эстетическая система и особая сфера философствования русской философской поэзии начинает складываться в русле ранне-просветительской традиции. Опыты дидактической поэзии Симеона Полоцкого и его учеников Сильвестра Медведева и Кариона Истомина можно расценивать как один из истоков отечественной философской мысли и преддверие жанров философской поэзии. Важнейшие страницы в историю философской поэзии вписали «век Просвещения», «золотой» (от Пушкина до позднего Тютчева и Фета) и «серебряный» века русской поэзии. В XVIII веке она представлена такими разнообразными по жанру произведений, как сатиры и стихи из философских писем Кантемира, поэма В. К. Тредиаковского «Феоптия», научно-философские стихотворения Ломоносова, ода «Вольность» и неоконченная поэма «Творение мира» Радищева, философские оды Г. Р. Державина и др.

Многие темы, а также жанрово-стилистическве особенности философской просветительской поэзии XVIII века были подхвачены в начале XIX века позами-радищевцам и (Птугаевым, Пниным. А. X. Востоковым и др.), а затем декабристами. Особое место в развитии философской поэзии занимают 20—30-е годы XIX века, когда как явление литературы она получает не только широкое распространение (к ней обращаются Пушкин, любомудры, Баратынский, Лермонтов, Тютчев и др.), по и теоретическое осмысление. Вслед за немецкими романтиками члены кружка любомудров выдвигают эстетическую программу объединения поэзии с философией и пытаются подтвердить свои теоретические воззрения поэтической мыслью, правда, «любомудры больше говорили о философской поэзии, чем практически сделали для нее» (Маймин Е. А. Русская философская поэзия. С. 186). Философская поэзия развивается не только в русле романтизма, ее художественные открытия 20-30-х годах в немалой степени определены становлением в русском искусстве реалистического метода. Пушкин в романе «Евгений Онегин», поэме «Медный всадник» и лирических стихотворениях открывает новые пути социально-исторического и философского осмысления человека. Реальным воплощением теоретических мечтаний романтиков о философской поэзии стала лирика Тютчева, непосредственно связанного с любомудрами, испытавшего как влияние нем. романтизма, так и реалистического творчества зрелого Пушкина, но нашедшего свой индивидуальный художественный путь. Соединением поэтического и философского дара отмечено творчество В. С. Соловьева, оказавшее большое влияние и на философию, и на поэзию начала XX века. Творчество многих поэтов-мыслителей подтверждало справедливость оценки Чулкова. «Мы знаем философов, которые разгадали тайну ритма, и поэтов, которые владеют идеями, как опытные бойцы рапирами» (Чулков Г И. Соч. Спб., 1912. Т. 5. С. 61).

Читать еще:  В чем же заключается неповторимая особенность поэзии и новаторство некрасова

Мережковский, Минский, А. Белый, В. И. Иванов, А. А. Блок, Флоренский, Н. К. Рерих раскрывали свои философские идеи как в трактатах, теоретических статьях, так и в поэтических произв. Философский и поэтический ренессанс рубежа XIX-XX веков оказал воздействие на лирику Хлебникова, В. В. Маяковского, Б. Л. Пастернака, О. Э. Мандельштама, Н. А. Заболоцкого, Л. П. Мартынова, А. Т. Твардовского, А. А. Тарковского и др. поэтов. В истории развития философской поэзии выделяют такие ее разновидности, как натурфилософская, социально-философская и нравственно-философская. Ряд исследователей относят сюда и произв. религиозно-философского и историко-философского плана. В XVIII- XX веках получили широкое распространение поэтические переложения библейских текстов, многие из которых вошли в русской философской поэзии. Шедевром религиозно-философской лирики явился пушкинский цикл «Подражания Корану» (1824). Историко-философская проблематика также имеет глубокие традиции в рус. поэзии (ведет свой отсчет от вирша Симеона Полоцкого «Диоген»). Высокими образцами философской лирики являются стихотворения: «Цицерон» Тютчева, «Из Упанишад», «Индийский мудрец» и «Великое Ничто» К. Д. Бальмонта, «Джордано Бруно» И. А. Бунина, «Ламарк» О. Э. Мандельштама, «Сократ» А. А. Тарковского. Тематически примыкают к этой разновидности философской поэзии стихотворения, отражающие непосредственную реакцию поэта на к.-л. философскую проблему или личность философа, ставшую символом определенной системы идей. Таковы «Спинозианы»(1895)Брюсова, «Сижу за ширмой. У меня. »(1903) А. Блока (с подзаголовком «Иммануил Кант»), цикл стихотворений А. Белого «Философическая грусть» (1907-1908) и др. Русская литература знает примеры, когда для воссоздания исторического портрета мыслителя и раскрытия его философских воззрений поэт избирал не поэтическую миниатюру, а жанр развернутого эпического или драматического произведения. Таковы, например, лирическая драма А. И. Майкова «Три смерти» (1851), поэмы A.К. Толстого. «Иоанн Дамаскин» (1858) и «Алхимик» (1867). Русская философская поэзия художественно восприняла все главные философские концепции, создававшиеся в Европе со времен античности, откликалась и на древние учения Востока, и на искания современных ей философских школ Запада и России. Блок облек идею всеотзывчивости русской культуры в форму афоризма: «Нам внятно все — и острый гальский смысл, / И сумрачный германский гений. » («Скифы», 1918). Правомерно говорить, напр., о шеллингианстве любомудров (Веневитинова, А. С. Хомякова, Шевырева) и Тютчева, о влиянии А. Шопенгауэра на стихи Фета, созданные в период работы поэта над переводом книги «Мир как воля и представление» (1879-1880), о соловьевских идеях и мотивах в поэзии «младших» символистов. Однако воздействие теоретической мысли на создание поэтического произв. имеет сложный, часто противоречивый характер.

В конечном счете степень художественной свободы поэта-интерпретатора философских идей зависит от его творческой индивидуальности. Философская мысль становится мыслью поэта, и она не существует вне художественного выражения, вне образной ткани стиха. Философская поэзия не создает новых концепций — все ее открытия в области искусства, но русские поэты нередко опережали теоретическую постановку и разработку ведущих философских проблем. Так, задолго до соч. представителей русского космизма поэзия обратилась к вопросу о месте человека во Вселенной (произведения Лермонтова, Баратынского, Тютчева, Фета). Русская философская поэзия часто выступала как форма неофициальной философии, специфически анализируя проблемы смерти и бессмертия, неповторимости духовного мира, мало привлекавшие академических ученых. Ее следует рассматривать не только как явление художественной культуры, но и как один из истоков и составляющую русской философии, как равноправную с теоретической философской мыслью форму познания сущности бытия и человека.

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 717-719.

Философские течения русской поэзии: Избр. стихотворения с критическими статьями С. А. Андреевского, Д. С. Мережковского, В. В. Никольского, П. П. Перцова и B.С. Соловьева / Сост. П. П. Перцов. 2-е изд. Спб., 1899; Я связь миров: Философская лирика русских поэтов XVIII — начала XX века / Сост., вступ. статья и коммент. В. М. Фалеева. М., 1989; Русская философская поэзия. Четыре столетия / Сост. А. И. Новиков. Спб., 1992.

Гинзбург Л. Я. Поэзия мысли // Гинзбург Л. Я. О лирике. Л., 1974. С. 51-126; Маймин Е. А. Русская философская поэзия. М., 1976; Михайлов А. А. Лирика сердца и разума (О творческой индивидуальности поэта). М., 1965; Павловский А. И Советская философская поэзия: Очерки. Л., 1984; Спивак Р. С. Русская философская лирика. Проблемы типологии жанров. Красноярск, 1985; Он же. Русская философская лирика. 1910-е годы: И. Бунин, А. Блок, В. Маяковский. М., 2005; Филиппов Г. В. Русская советская философская поэзия: Человек и природа. Л., 1984; Шевелева Л. М. О русской философской лирике XIX века // Вопросы философии. 1974. № 5. С. 90-100; Семёнова С. Г. Русская поэзия и проза 1920 -1930-х годов. Поэтика — Видение мира — Философия. М., 2001: Она же. Метафизика русской литературы: В 2 т. М., 2004.

Поэзия как жанр русской философии

В этой вечнозеленой жизни, сказал мне седой Садовник,
нельзя ничему научиться, кроме учебы,
не нужной ни для чего, кроме учебы,
а ты думаешь о плодах,
что ж, бери,

ты возьмешь только то, что возьмешь,
и оставишь то, что оставишь.
Ты живешь только так, как живешь,
и с собой не слукавишь.

В этой вечнозеленой смерти, сказал Садовник,
нет никакого смысла, кроме поиска смысла,
который нельзя найти,
это не кошелек с деньгами, они истратятся,
не очки, они не прибавят зрения, если ты слеп,
не учебник с вырванными страницами.
Смысл нигде не находится,
смысл рождается, дышит,
цветет
и уходит с тобою вместе —
иди,

ты возьмешь только то, что поймешь,
а поймешь только то, что исправишь.
Ты оставишь все, что возьмешь,
и возьмешь, что оставишь.

Конспект легенды, кажется, китайской…
В предсумеречный час, у Гималайской
гряды, вдоль каменистого обвала,
где не одна лавина побывала,
тропой, ведущей к вечным ледникам,
туда, где бродит снежный великан,
не пойманный, людьми до сей поры,
шли двое.
У подножья горы
остановились.
Тот, что помоложе,
был Ученик. Другой, с увядшей кожей –
Учитель.
Их недолгий разговор
Оставил на скале Хозяин Гор.

У ч е н и к: Скажи, как долго надобно мудреть,
как жить, какие думы думать, чтобы
сойти сума от счастья, умереть
от счастья?

У ч и т е л ь: Без ущерба для утробы.
Прости, я не расслышал твой вопрос.
Плохая речь понять тебя мешает.
Язык твой шерстью путаной оброс,
а сердце дух нечистый искушает.
Я это вижу по твоим глазам.

У ч е н и к: Ты прав. Я от рождения порочен,
корыстен, склонен к смеху и слезам,
развратен в мыслях и в словах не точен.
Поэтому, склоняясь пред тобой,
молю, Учитель, разреши загадку:
как умереть от счастья?
Текст любой
впиши в мой мозг, как в чистую тетрадку.
Я выучу его и донесу
до всех. Теперь ты слышишь?

У ч и т е л ь: Нет. Не слышу.
Ты оглушил меня. Мы не в лесу.
Зачем вопить.
Скала — вон, видишь?
Нишу
в ней пробил. Она уже не видна,
все заросло.
Я там уединялся,
в молчании, без пищи и без сна,
жег свечи, над страницами склонялся.
Питьем была обильная роса,
в лучах восхода капли так дрожали,
что я рыдал.
Я слышал голоса
вселенских магов, звоны их скрижалей.
Я наблюдал зачатья новых звезд
и черных дыр слепое колыханье –
блудилищ смерти, сатанинских гнезд.
Там, там прозрел я, там обрел дыханье
и слился с Совершенством. Там восторг
летал вокруг меня, и я был птицей…
И вот — упал, как вялый лепесток.

У ч е н и к: Не понимаю.

У ч и т е л ь: Мне пришлось спуститься.
Сюда. К тебе.

У ч е н и к: А почему. нельзя?

У ч и т е л ь: Я только душу Истиной наполнил,
но, не язык.
Язык сказал: стезя
твоя — светить другим. Ты все запомнил,
ты посвящен. Ступай. Жестокий бес
погнал меня учительствовать всуе
тем лишил доверия небес.
Теперь себя наверх не донесу я.

У ч е н и к: Туда. Но разве это высоко?

У ч и т е л ь: Не высоко, да круто.
Нет дороги.
А сердце как квасное молоко.

У ч е н и к: Но у меня и руки есть, и ноги.
Позволишь ли помочь? Я доведу,
ответь мне только.

У ч и т е л ь: Я уже ответил.
Не слышал ты.
Закат сегодня светел…
Прости, мой сын. Останься.
Я пойду.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector