0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Соколов что такое поэзия стих

15. Какое определение поэзии дает в своем стихотворении «Что такое поэзия? Мне вы..» В.Н. Соколов? 16. В каких произведениях отечественной лирики ХХ века представлены размышления о природе поэтического творчества и в чем эти произведения можно сопоставит (ЕГЭ по литературе)

В стихотворении В. Н. Соколова «Что такое поэзия? Мне вы. . » раскрывается вездесущность и возвышенность поэзии.

Так, лирический герой видит проявление литературного творчества в обыденном, бытовом, материальном: «Это может быть ваша соседка, \ Отвернувшаяся от вас», «Это кружка художника в чайной». Он также замечает поэзию и во всём окружающем мире: «Или ветром задетая ветка», «Или бабочка, что над левкоем \ Отлетает в ромашковый стан».

Она неотделима от природы, находится в гармонии с ней.

Лирический герой также утверждает мысль о том, что определение поэтического творчества неподвластно словесному выражению: «Это — палец к губам. И ни слова. \ Не маячить, не льстить, не сорить». Поэзия возвышенна, она «королева», «чтобы мненье иметь» до которой, лирический субъект, как и всё человечество, «не дорос». Герой Соколова с уважением, трепетом, благоговением относится к ней.

Таким образом, в стихотворении В. Н. Соколова поэзия – возвышенное, чистое, благородное проявление красоты явлений обыденной, бытовой жизни.

16. В каких произведениях отечественной лирики ХХ века представлены размышления о природе поэтического творчества и в чем эти произведения можно сопоставить со стихотворением В. Н. Соколова «Что такое поэзия? Мне вы. . »?

Во многих произведениях отечественной лирики ХХ века представлены размышления о природе поэтического творчества, например, в «Мне ни к чему одические рати…» А. А. Ахматовой и в «Определении поэзии» Б. Л. Пастернака. Их можно сопоставить с предложенным для анализа стихотворением В. Н. Соколова «Что такое поэзия? Мне вы. . ».

Лирическая героиня произведения А. А. Ахматовой «Мне ни к чему одические рати…» утверждает, что стихи рождаются случайно, из-за воздействия на их автора житейского, бытового мира: «Сердитый окрик, дегтя запах свежий… И стих уже звучи, задорен, нежен». Так же и в стихотворении Соколова утверждается мысль о том, что на творчество может вдохновить всё что угодно, даже что-то незначительное, обыденное, как, например, «кружка художника в чайной» или «ветром задетая ветка». Героиня Ахматовой говорит о том, что стихи «растут» из «сора», сравнивает их с «желтым одуванчиком у забора», сорняками. Лирический субъект стихотворения В. Н. Соколова же возвышает поэзию, сопоставляет её с «королевой», а себя с «пажом», который не может высказывать мнение о ней: «Я как паж до такой королевы \ Чтобы мненье иметь, не дорос».

В стихотворении Б. Л. Пастернака «Определение поэзии» также представлены размышления о природе поэтического творчества. Для лирического героя произведения поэзия заключается в обыденном и простом, в окружающем мире: «Это – ночь, леденящий лист, \ Это – двух соловьев поединок». В стихотворении Соловьева также утверждается мысль о рождении творчества, искусства из бытового, природного: «Это кружка художника в чайной», «Или ветром задетая ветка». Так, авторы обоих произведений раскрывают мысль о вездесущности поэзии, неотделимости её от окружающего обыденного, житейского мира. Оба стихотворения представляют собой ответ на вопрос о сущности поэтического творчества — на это указывает повтор слова «это» и у Б. Л. Пастернака, и у В. Н. Соколова.

Таким образом, в произведениях А. А. Ахматовой, Б. Л. Пастернака и В. Н. Соколова представлены размышления о природе поэзии.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Соколов что такое поэзия стих

целовать твои веки в дрёме,
разгребать новый ворох бед.
в этом городе в миллионе
чуждых душ мне роднее нет,
чем твоя [без прикрас и лести],
без оглядки на все, что до.
я хочу просыпаться вместе,
что за место, мне всё равно.
всё равно, что нас били судьбы,
высекая на сердце ров.
каждый шов, что душа забудет,
нас привёл в этот день, где слов
не хватает сказать «спасибо»,
не хватает эмоций, чувств
… показать весь текст …

Этот вечно безумный город
Прорастает во мне корнями,
Пробирает до дрожи холод,
Что сквозит из его гортани.
Заметает дороги пылью,
И сердца непременно тоже.
Здесь мечты не бывают былью,
Застревая под твердой кожей.
Здесь любовь измеряют болью,
А от боли скрипят зубами.
Здесь на раны не сыпят солью —
Соль в них втаптывают ногами.
И любой новый шрам на сердце
Выдают здесь за новый подвиг…
… показать весь текст …

Читать еще:  В чем разница между лирикой и поэзией

если ты рядом, я будто теряю слух,
и под ногами незримый обрыв без дна.
ты превращаешься в мост и прекрасный звук,
я смотрю вниз, удивляясь, что не упал.

ты, словно море, пленяешь мой тусклый взгляд,
и, словно небо, даруешь вселенной суть.
из сотен ядов — ты точно последний яд,
из сотен песен ты та, что я наизусть

выучил с первых пронзительно ярких нот,
и не могу выгнать из головы,
просто рисую тебя в свой блокнот,
но вместо линий рождаются вновь стихи.
… показать весь текст …

Пластинка должна быть хрипящей,
Заигранной… Должен быть сад,
В акациях так шелестящий,
Как лет восемнадцать назад.

Должны быть большие сирени —
Султаны, туманы, дымки.
Со станции из-за деревьев
Должны доноситься гудки.

И чья-то настольная книга
Должна трепетать на земле,
Как будто в предчувствии мига,
Что все это канет во мгле.

Из переулка сразу в сон
Особняков, в роман старинный
И к тишине на именины,
Где каждый снами угощён.

Из переулка сразу в тишь
Ещё торжественней и глубже,
Где тает лист, где блещут лужи,
Где каплет с порыжелых крыш…

Я никогда не забывал
О том, что ты меня любила,
Но всё, что здесь когда-то было,
Всё, что нам флюгер напевал,
… показать весь текст …

у твоих рук нежность сотни прибоев,
твоя улыбка — сияние вечности,
твои глаза глубже черного моря,
твои чувства полны неизвестности,

но я буду любить, пусть напрасно, и мотыльком подниматься к созвездиям,
из плеяд — ты одна из прекраснейших,
из глубин ты одна неизведанна.

я хотел бы обнять тебя ливнями,
и трепать твои волосы грозами,
я хотел бы остаться любимыми,
но наш выбор до боли серьёзен был.
… показать весь текст …

Когда смеются за спиной,
Мне кажется, что надо мной.

Когда дурное говорят
О ком-то ясного яснее,
Потупив угнетенно взгляд,
Я чувствую, что покраснею.

А если тяжкий снег идет
И никому в метель не выйти,
Не прогуляться у ворот,
Мне хочется сказать: простите.

Но я хитрец. Я берегу
… показать весь текст …

Попробуй вытянутся.

Поэты прошлого века.

Попробуй вытянутся. стать повыше.
Руками.ветками.виском.сиренью
Касаться здания с поблекшей тенью.
Попробуй вырасти такой большою.
Чтоб эти улицы обнять душою.
Чтоб эти площади и эти рынки
От малой вымокли твоей слезинки.
Упав локтями на холмы окраин.
Будь над путями над любым трамваем.
Над тополями что боятся вздоха.
И не касайся их не делай плохо.
Потом подумай о такой причуде:
Все слезы выплакав. вернутся в люди.
По горькой сырости. босой душою.
… показать весь текст …

Как я хочу.чтоб строчки эти.

Поэты прошлого века

Как я хочу. чтоб строчки эти
Забыли .что они слова.
А стали;небо.крыши.ветер.
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы.
Как из открытого окна.
Раздался свет. запели птицы.
Дохнула жизни глубина.

Владимир Соколов.1948 год

что ж, опять всё начнем сначала…
если бегать внутри себя
натыкаешься на причалы,
на обломки и якоря,
на стальные канаты, тросы,
[нервы вновь закаляет сталь]
на команду хмельных матросов,
что богиней зовут печаль.

на остатки сгоревших истин,
и мостов догоревших хлам,
корабли не находят пристань —
если мёртвый твой океан.
ты израненная, живая,
… показать весь текст …

«Тихая лирика» поэта Владимира Соколова.Борис Лукьянчук.

Вдали от всех парнасов,
От мелочных сует
Со мной опять Некрасов
И Афанасий Фет.

Они со мной ночуют
В моем селе глухом.
Они меня врачуют
Классическим стихом.

Звучат, гоня химеры
Пустого баловства,
Прозрачные размеры,
Обычные слова.
… показать весь текст …

необъятное море от берега и до тебя,
расстоянья не в счет, как и все разговоры о вечном.
горизонт заберёт предпоследний закат декабря,
волны пишут о нас, превращая слова в бесконечность.
у причала встречаются люди и корабли,
к якорям привязав все признания и обещанья.
в каждой песне тебя — ощущенье заблудшей любви,
в каждой строчке меня — отражение тихой печали.
я устала, мой милый, от дел и от частых простуд,
от куда-то спешащих, таких безразличных прохожих.
все мои акварели ра…
… показать весь текст …

Нет сил никаких улыбаться..

Поэты прошлого века

Нет сил никаких улыбаться.
Как раньше. с тобой говорить.
На доброе слово сдаваться.
недоброе слово хулить.

Я все тебе отдал. И тело
И душу-до крайнего дня.
Послушай.куда же ты дела.
Куда же ты дела меня!

На узкие листья рябины.
Шумя.налетает закат.
И тучи на нас. как руины
Воздушного замка.летят.

Читать еще:  Нужна ли поэзия есенина в наше время сочинение

Владимир Соколов.1966 год

… весна начинает симфонию вальсом,
струящимся джазом по крышам домов,
срывается в танго по стокам февральским,
срывая одежду под стоны снегов.
… мы тоже с тобой понемногу оттаем
от той ледяной безысходности дней.
мы сбились с пути и отбились от стаи.
но всё же за зиму мы стали сильней.
… мы снова поверили призракам счастья,
и снова сердца затянули в тиски,
как много еще нам осталось препятствий?
мы жадно вдыхаем, и шепчем «прости».
… тайком озираясь на небо: ну как там?
мы все искупили? достойны теперь?
… показать весь текст …

Пейзаж с дорогой

https://45parallel.net/vladimir_sokolov/stihi/#peyzazh_s_dorogoy #865120 -Ворон. Э. По

Интеллигентной милой недотрогой
Сидела б дома возле мамы строгой
Задумав свой лесной пейзаж с дорогой.

Он целый год туманился во мне.
И в тишине. И в шуме. И во сне.
Я рассказал — ты тут как тут. С треногой.

Знай, чёрный ворон каркает в лесу.
Не «никогда», а «навсегда» вопит он.
Поскольку плохо, видимо, воспитан.
Сосну заденет, мглой веков пропитан,
Сосна роняет иглы и росу.
… показать весь текст …

Нет сил никаких улыбаться,
Как раньше, с тобой говорить,
На доброе слово сдаваться,
Недоброе слово хулить.

Я все тебе отдал. И тело,
И душу — до крайнего дня.
Послушай, куда же ты дела,
Куда же ты дела меня?

На узкие листья рябины,
Шумя, налетает закат,
И тучи на нас, как руины
Воздушного замка, летят.
… показать весь текст …

Дышала беглым холодом вода.
Осенний ветер горек был на вкус.
Неву оставив, мы сошли тогда
У самой Академии искусств.

В тени молчали пары, млели мхи.
Ветвистый сумрак сверху нависал.
И я тебе рассказывал стихи,
Которых я потом не написал.

Не говори мне того, что я сам Скоро узнаю по чьим-то глазам.

Не торопись. Погоди. Обожди.
Скоро пойдут проливные дожди.

Не говори мне того , что я сам
Скоро узнаю по чьим-то глазам.

Не торопись. Помолчи. Погоди.
Ведь у меня ещё всё впереди.

Тают дороги. Ломаются льды.
Дай постоять на пороге беды.

Венок

Вот мы с тобой и развенчаны.
Время писать о любви…
Русая девочка, женщина,
Плакали те соловьи.

Пахнет водою на острове
Возле одной из церквей.
Там не признал этой росстани
Юный один соловей.

Слушаю в зарослях, зарослях,
Не позабыв ничего,
Как удивительно в паузах
Воздух поет за него.
… показать весь текст …

Новый снег

Не хочу я идти домой.
А хочу быть самим собой.

Вот на ветках висят сосульки,
Будто флейты или свистульки,
Вот на ветках комки, комки…
Будто кто-то играл в снежки.

Будто были, в снежки играли,
Разлюбили и убежали.
И остались снежки висеть
На ветвях, как клубки, как сеть.
… показать весь текст …

Это вечное стихотворенье (2 стр.)

Ничего от той жизни,
Что бессмертной была,
Не осталось в отчизне —
Все сгорело дотла.

«Чтение этого стихотворения леденит сердце, — пишет автор книги о Владимире Соколове, — оно могло бы быть эпитафией себе и своему времени». Завершающие строки этого стихотворения

Есть ли вечная запись
В книге актов благих?
Только стих — доказательств
Больше нет никаких, —

подводят к пониманию того, в чём видел суть вручённого ему дарования Владимир Соколов.

Что такое поэзия? Что вы!
Разве можно о том говорить.
Это — палец к губам. И ни слова.
Не маячить, не льстить, не сорить.

Своему credo Соколов не изменял, потому что выстрадал его:

Окно и дверь. И чистый лист бумаги,
Да в пальцах это вечное перо.
И дуновенье горестной отваги:
Договорить, оставить серебро.

Серебро. Это талант, который, по евангельской притче, является даром Божьим, и его нельзя закопать в землю, а надо употребить на благо ближнего. Поэтическая мольба Соколова:

Дай своей промерцать сединой
Посреди золотого народа.

Не то серебро, от которого его милостиво-немилостиво упасала жизнь («упаси меня от серебра и от золота выше заслуги»), а то, которое он мог дарить людям «на солнечной стороне». И какие богатства извлекал из своей благородной, щедрой души этот правдивый, целомудренный художник! Из мрака жестокого прагматичного времени он всегда стремился на «солнечную сторону». Симптоматично название его третьей книги — «На солнечной стороне».

Дарованный ему «золотой скрипичный ключик» открывает заветную дверь в чудесную страну поэзии, где всё освещено солнечным светом, высшим смыслом. Там можно и должно радоваться, там можно вдохновенно и легко рассказать о «том, что происходит, когда не происходит ничего» («это у меня от Чехова», — с нежностью говорил Владимир Николаевич). Там выполняется сверхзадача поэта — «оставить серебро».

Читать еще:  Что утверждала поэзия военных лет

Его нелёгкая жизнь — это труд, любовь, служение, преодоление, отречение от всего тёмного, лукавого в себе и вовне.

Как у всякого большого лирического поэта, у Соколова прослеживается стремление более масштабно, философски осмыслить жизнь — пережитое, любимое, сотворённое. Отсюда постоянное тяготение к жанру поэмы.

Вот вам конспект лирической поэмы.
Песочек, отмель возле глубины,
Любовь к искусству…

Любовь к искусству, осмысление его — одна из важнейших поэмических тем «на солнечной стороне». Там даже смерть — в гармонии с жизнью. «Мысль о смерти — это мысль о жизни». Это истинно христианская мысль о вечной нетленной жизни, и в ней спасительный пафос. Поэт знает, что «будет в песне воскресенье!»

На краю бесконечности можно говорить обо всем не спеша…

Он успел сказать о многом. О счастливых встречах и горестных утратах, о белых ветках России и о её чёрных ветках, о музыке и о «художнике в чайной, где всемирный идёт разговор», о русском снеге, о военном детстве и о больших стройках его юности, о «бабочке, что над левкоем отлетает в ромашковый стан», о друзьях, о Пушкине и о Лермонтове, о старых церквях Болгарии и о таинственной глубине московских двориков, «о Великой защите, о масштабе её мировом»… И всё это озаряет Любовь.

И во внезапной схожести с людьми
Открыл такое счастье единенья,
Что защемило сердце от любви,
Любви, похожей на благодаренье.

И хотя поэзию, сочинение стихов Соколов считал высшим своим предназначением, всё же он признаёт: «Нет, не могут стихи заменить настоящей любви никому». И не случайно, что на вершине творческой зрелости, за год до ухода Соколов составляет именно Книгу Любви, последнюю свою книгу. «»Стихи Марианне», — как пишет автор предисловия к этой книге, — не просто книга стихов о любви, но Книга Любви». Ещё одна Книга Любви, пока не изданная, которую удалось составить уже после смерти Владимира Николаевича, — это стихи и поэмы, пронизанные любовью к Москве (назовём её «Москва Владимира Соколова»).

Если была у меня любовь, то это ты, Москва! —

Редчайшие случаи в мировой поэзии. Целая книга стихов, адресованная одной женщине. И целая книга, наполненная приметами, музыкой, красками, настроениями любимого города. Соколов написал обе эти книги. И эти две Книги Любви можно было бы объединить общим названием, строкой самого Соколова: «Но все равно — любовь. И все равно — Москва!». В упрямой, противительной интонации этих слов — непреклонное противостояние и утверждение: вопреки всем веяниям бездушного, чуждого ему пространства «обязательно выдержать, обязательно с честью» многие испытания:

Испытание временем,
Испытание веком,
Испытание бременем
И родным человеком.

Испытание женщиной,
Испытание славой.

Признанный классик русской поэзии второй половины XX века прожил сложную, многогранную жизнь, которая и «погрустить, и просиять успела». Смолоду он неуклонно вёл свою линию в поэзии, твёрдо зная, что «нет школ никаких, только совесть, да кем-то завещанный дар». Этот божественный дар он пронёс достойно, высоко, совершенствуя его до последнего дыхания. Потому и создал «стих как моленье», в котором и красота, и тайна, и любовь-благодаренье.

Полвека свободный художник Владимир Соколов стоял на поэтическом посту. Стоял на родной земле. Непрестанно воспевал её — «Все у меня о России!». «Понял жизнь свою как жизнь людей», а поэзию — как великий бескорыстный, бесконечный труд перед лицом Вечности.

Это вечное стихотворенье
Не допишет никто никогда.

Марианна Роговская-Соколова

СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ

СОРОКОВЫЕ — ПЯТИДЕСЯТЫЕ

«Как я хочу, чтоб строчки эти…»

Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.

«Я люблю незнакомые улицы…»

Я люблю незнакомые улицы,
А особенно осенью, в дождь,
Когда небо темнеет и хмурится,
Пробегает деревьями дрожь.

А по крышам блестящим и мокрым
Дождик каплями крупными бьет.
По мутнеющим, плачущим стеклам
За слезинкой слезинка ползет.

Пляшут капли на крышах блестящих,
И струятся ручьи и журчат.
На деревьях, стволами скрипящих,
Бледно-желтые листья шумят…

«О умножение листвы…»

О умножение листвы
На золотеющих дорожках!
О липы — с ног до головы
В блестящих ледяных сережках!
О луж осенних зеркала,
Не замутненные остудой!
О зимний ветер отовсюду!
О неожиданное чудо —
Узор оконного стекла…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector