0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Субъективность без которой нет настоящей поэзии

Краткий словарь по эстетике

Уже в первой части я довольно подробно говорил о художественном таланте и гении, о вдохновении и оригинальности. Поэтому здесь я хочу только указать на некоторые моменты, важные для поэзии по сравнению с субъективной деятельностью в сфере изобразительных искусств и музыки.

a) Архитектору, скульптору, художнику, музыканту дан совершенно конкретный чувственный материал, в котором он должен полностью воплотить свое содержание. Ограниченность материала обусловливает определенную форму всего замысла и художественной трактовки его. Поэтому чем специфичнее определенность, на которой должен концентрироваться художник, тем специальнее и талант, который требуется именно для данного и ни для какого иного способа представления содержания, тем специальнее и параллельные этому навыки технического исполнения. Поэтический талант, поскольку поэзия отходит от полного воплощения своих созданий в особом материале, менее подчинен таким определенным условиям и потому оказывается более всеобщим и менее зависимым. Здесь требуется только дар развития образов в фантазии и поэтический талант ограничен лишь тем, что, поскольку поэзия выражается в словах, она, с одной стороны, не может стремиться к достижению чувственной полноты, в которой изобразительное искусство должно представить свое содержание в качестве внешнего облика, а с другой стороны, не может остановиться и на бессловесной проникновенности, на звуках души, составляющих область музыки.

С этой точки зрения задача поэта по сравнению с другими художниками может рассматриваться и как нечто более простое и как нечто более трудное. Нечто более простое, потому что, хотя поэтическое обращение с языком и требует развитого умения, поэт все же избавлен от необходимости преодолевать относительно многообразные технические трудности; нечто более трудное, поскольку поэзии, чем менее она способна к внешнему воплощению, тем более приходится искать замены этой недостаточной для нее чувственной стороны в собственно внутреннем средоточии искусства, в глубине фантазии и подлинно художественном постижении как таковом.

b) Благодаря этому, во-вторых, поэт получает возможность проникнуть во все глубины духовного содержания и вывести на свет сознания то, что сокрыто в них. Ведь если и в других искусствах внутреннее должно светиться и действительно светится из своей телесной формы, то все же слово есть наиболее понятное и соразмерное духу средство сообщения, которое может постигнуть все и возвестить обо всем, что только движется и внутренне присутствует на высотах и в глубинах сознания. Но именно это запутывает поэта и ставит его перед такими трудностями и задачами, преодолевать и удовлетворять которые не приходится в той же степени остальным искусствам. Поскольку поэзия пребывает исключительно в области внутреннего представления и не может думать о том, чтобы придать своим созданиям внешнее существование, независимое от этой внутренней сферы, то тем самым она не покидает стихии, в которой деятельны также религиозное, научное и прочее прозаическое сознание, а потому должна остерегаться как-либо смешиваться с ними или задевать их область и свойственные им способы восприятия.

Подобное совместное бытие относится, правда, к любому искусству, поскольку художественное творчество проистекает из одного единого духа, заключающего в себе все сферы самосознательной жизни. Однако в других искусствах весь характер замысла с самого начала отличается как от форм религиозного представления, так и от форм научного мышления и прозаического рассудка, поскольку замысел уже в своем внутреннем формировании всегда связан в отношении осуществления своих созданий определенным чувственным материалом. Поэзия же даже в том, что касается внешнего выражения, пользуется тем же средством, что и эти остальные области, а именно языком, благодаря которому она находится на иной почве представления и выражения по сравнению с изобразительными искусствами и музыкой.

c) Наконец, в-третьих, от поэта следует потребовать наиболее глубокого и содержательного внутреннего переживания изображаемого им материала, поскольку поэзия может с исчерпывающей глубиной представить всю полноту духовного содержания. В изобразительных искусствах художник по преимуществу должен обращаться к внутреннему переживанию духовного выражения во внешнем образе архитектонических, пластических и живописных форм, музыкант—к внутреннему миру сосредоточенных переживаний и чувств и их излиянию в мелодиях, при этом и тот и другой в равной мере должны быть исполнены глубочайшего смысла и субстанции своего содержания. Но круг, который надлежит пройти поэту, несравненно шире, поскольку ему предстоит не только развернуть внутренний мир души и самосознательного представления, но и найти для этого внутреннего мира соответствующее внешнее явление, сквозь которое будет проглядывать идеально-духовная целостность, притом с более исчерпывающей полнотой, нежели в остальных формах искусства. Поэту необходимо знать человеческое существование как с его внешней, так и с его внутренней стороны, он должен вобрать в свой внутренний мир всю широту мира и его явлений, прочувствовать их, проникнуться ими, углубить и преобразить их.

Но чтобы создать из своей субъективности, даже будучи ограниченным совершенно узким кругом особенного, свободную целостность, выступающую не детерминированной извне, поэт должен вырваться из практической и любой другой плененности своим материалом, должен подняться над ним, чтобы свободным взором созерцать все внутреннее и внешнее бытие. Со стороны естественной предрасположенности к этому мы можем особенно похвалить восточных, магометанских поэтов. Они с самого начала выступают в такой свободе, которая даже в страсти остается независимой от нее и при всем многообразии интересов упорно держится только за единую субстанцию как за подлинный центр, по сравнению с которым все остальное кажется малым и преходящим, и страсть и желание не являются чем-то последним.

Это — теоретическое мировоззрение, такое отношение духа к вещам мира сего, которое ближе старости, нежели юности. Ибо жизненные интересы хотя и существуют в преклонном возрасте, но им чужд уже страстный напор юного чувства, и они предстают больше в форме тени, так что легче сообразуются в своем развитии с теоретическими отношениями, требуемыми искусством. Вопреки обычному мнению, будто пылкая юность есть прекраснейшая пора для поэтического творчества, можно поэтому утверждать как раз противоположное, представляя наиболее зрелым периодом старческий возраст, если, конечно, он еще сохраняет энергию созерцания и чувства. Ведь только слепому старцу Гомеру приписывают удивительные поэмы, дошедшие до пас под его именем, да и о Гёте можно сказать, что лишь в преклонном возрасте он создал величайшие свои творения, сумев освободиться от ограничивающих его особенностей.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Метки

Рубрики

  • Хочу замуж (164)
  • Гитара (8)
  • Анекдот (27)
  • Бабушка. Дедушка (68)
  • Война (418)
  • Дети (611)
  • Душевно о главном (84)
  • Живопись (1389)
  • Здоровье (570)
  • Интересное (621)
  • История (2870)
  • Кино. Театр (247)
  • Компьютерная грамотность (64)
  • Красота (214)
  • Лицо (17)
  • Волосы (4)
  • Крым (5484)
  • Ай — Петри (52)
  • Ак — Кая (Белая скала) (19)
  • Алупка (86)
  • Алушта (86)
  • Армянск (11)
  • Артек (38)
  • Байдары (35)
  • Бакла (8)
  • Балаклава (117)
  • Бахчисарай (1093)
  • Белогорск (Карасубазар) (42)
  • Бисерный храм (9)
  • Гаспра (7)
  • Греки Крыма (68)
  • Гурзуф (100)
  • Дворцы и усадьбы Крыма (150)
  • Демерджи (17)
  • Джанкой (37)
  • Евпатория (99)
  • Евреи Крыма (26)
  • Животные Крыма (15)
  • Жилье у моря в Крыму (10)
  • Известные люди в Крыму (334)
  • Ильяс — Кая (6)
  • Инкерман (53)
  • История Крыма (2214)
  • Исход. Крым (37)
  • Караимы Крыма (99)
  • Кацивели (4)
  • Качи — Кальон (25)
  • Керчь (111)
  • Кино, театр в Крыму (21)
  • Книги о Крыме (146)
  • Коктебель (39)
  • Кореиз (15)
  • Кофейни Крыма (18)
  • Крым — времена года (13)
  • Крым в живописи (463)
  • Крым. Истории любви (11)
  • Крым. Разное (203)
  • Крым. Ретро — фото (1060)
  • Крым. Референдум. До и после (126)
  • Крымская война 1853 — 1856 гг. (96)
  • Крымские художники (56)
  • Крымско — татарская кухня (15)
  • Кучук — Ламбат (5)
  • Лаванда (20)
  • Лаки (5)
  • Легенды Крыма (47)
  • Ливадия (81)
  • Максимова дача (10)
  • Мангуп — Кале (47)
  • Массандра (15)
  • Места силы Крыма (33)
  • Мисхор (11)
  • Мой сад (37)
  • На автомобиле по Крыму (57)
  • Научный (Обсерватория) (7)
  • Недвижимость в Крыму (11)
  • Немцы Крыма (28)
  • Никитский ботанический сад (13)
  • Новый Свет (18)
  • Ореанда (17)
  • Отдых в Крыму. Жильё в Крыму у моря (24)
  • Партенит (20)
  • Песни о Крыме (11)
  • Пляжи Крыма (33)
  • Растения Крыма (128)
  • Романовы в Крыму (69)
  • Саки (16)
  • Севастополь (1012)
  • Села Крыма (325)
  • Симеиз (39)
  • Симферополь (288)
  • Соколиное (Коккозы) (19)
  • Старый Крым (38)
  • Стихи о Крыме (134)
  • Судак (56)
  • Суук — Су (7)
  • Тайны Крыма (145)
  • Тепе — Кермен (21)
  • Успенский монастырь (35)
  • Феодосия (140)
  • Фиолент (45)
  • Форос (31)
  • Фото — художники о Крыме (14)
  • Ханские дворцы (103)
  • Херсонес (39)
  • Храм Донаторов (3)
  • Чуфут — Кале (95)
  • Швейцарцы Крыма (4)
  • Шокирующий Крым (40)
  • Экскурсии в Крыму (127)
  • Эски — Кермен (22)
  • Юмор.Крым (36)
  • Ялта (290)
  • Крымские татары (720)
  • Любовь. Любовная лирика (680)
  • Мифы об Украине (4)
  • Море. Пляж (74)
  • Мужчина. Женщина (264)
  • Музыка (498)
  • Непознанное (199)
  • О, женщина! (25)
  • Полезные советы (447)
  • Психология (528)
  • Рецепты (346)
  • Россия (3250)
  • Муром (6)
  • Приднестровье. Тирасполь (41)
  • Романовы (85)
  • Россия в мемуарах (40)
  • Сахалин (31)
  • Семья (699)
  • Соционика (1)
  • СССР (915)
  • Старые фотографии (1277)
  • Стихи (489)
  • Стройнею (127)
  • Украина (2212)
  • Частушки (31)
  • Шитьё (503)
  • Выкройки и моделирование (184)
  • Вышивка (3)
  • Идеи. Советы дизайнеров (55)
  • Переделка одежды (41)
  • Сумки и др. (13)
  • Технология шитья (36)
  • Школа (211)
  • Юмор (1172)
Читать еще:  Батюшков как родоначальник легкой поэзии

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Чем же Настоящая Поэзия отличается от красивых, зарифмованных слов

Чем же Настоящая Поэзия отличается от красивых, зарифмованных слов
Андрей Аранышев Поэтическое настроение

Сергей Алейник, поэт и философ:

Настоящее искусство всегда — это отточенные неточности. И намеки. И сказка. И музыка. И некая странноватость. Поэт (художник, музыкант, и прочее) — это канатоходец. Он всегда балансирует между хером и розой. Чуть влево — и пошлость обыденности. Чуть вправо — и пошлость сладкой патоки. В настоящей поэзии всегда есть сказочная недосказанность.

Вот всегда привожу этот пример, и сейчас приведу. В 1907 году на одном званом вечере гениальный поэт Александр Блок встретился и поговорил с одной дамой. На плече у нее была брошка в виде змейки (это важно).

Ну казалось бы,— какая ерунда, ну, опишем в стихах — типа «она такая красивая, как в сказке, на ней маска, я вижу только ее глаза, мы с ней говорим, ее глаза сверкают, у нее тонкая талия, на плече брошь в виде змейки».

А вот как пишет Блок:

Андрей Аранышев. Бокал вина

В длинной сказке
Тайно кроясь,
Бьёт условный час.
В тёмной маске
Прорезь
Ярких глаз.
Нет печальней покрывала,
Тоньше стана нет.
— Вы любезней, чем я знала,
Господин поэт!
— Вы не знаете по-русски,
Госпожа моя.
На плече за тканью тусклой,
На конце ботинки узкой
Дремлет тихая змея.

А. Блок. 9 января 1907 г.

. Вот это — истинная поэзия. Берется реальное событие — и описывается так, что все становится сказкой (даже реальная брошь приобрела у Блока какой-то мистический оттенок). И это уже не просто брошь — а символ. Вот это и есть то самое. И, этому, кстати, научить — нельзя. Это или дано, или нет. А технике можно — типа ямб от дактиля отличать. Но если «это есть» — а дактиль от анапеста не отличить — это плохо.

Настоящие поэты (как я уже говорил выше) — они же ведь не пишут «прямо в лоб». Например, тоже Блоковское:

Ушла, но гиацинты ждали.
И день не разбудил окна.
И в темных складках нежной шали
Цвела ночная тишина.

— это ведь о любви! (не только, конечно, так как в хорошем стихотворении не один, а несколько пластов, миров, называйте, как хочется). Но все-таки и о любви. Или из Бродского:

Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью
не приносили утешенья мне.

Если бы не название стихотворения: «Любовь» — для дилетанта попробуй пойми, о чем. (там, правда дальше расшифровка идет, но все равно в самом стихе слова «любовь» вообще нет).

Или те же Блоковские сборники «Снежная маска» и «Фаина» — он был безумно влюблен в Н. Н. В. И эти два сборника — о любви. Но в них основные темы — буря, пурга, ветер, маски, голоса в тучах, порыв, свобода, восторг.

Или «Сероглазый король» Анны Ахматовой — это ведь и о любви тоже..

Пихают безжалостно любовь в каждый стих (этим опошляя ее) — только бездарные поэты. Ну или жулики, — покрасоваться перед неокрепшими девичьими душами.

— Твое главное поэтическое послание.

Ребята, пишите. А, написав, спрашивайте себя — а вот если бы Блок (это я так делаю — вы выбирайте по своему усмотрению) — написал бы такое, — было бы ему стыдно? — И если не было бы — вы сделали шедевр.

Вот, этот мой стих, думаю, ему бы понравился:

Россия это даже скорее не
страна, а часть света.

Г. Грин.

Автобус.
Дальняя дорога.
Дождливый день.
Дрожащий пес.
Деревня.
Домик. У порога —
кривой ветлы немой вопрос.
Проехали.
Все дальше.
Глуше.
Харон-водитель мнет педаль.
. Огромное пространство суши.
И нет пророка в нем.
А жаль.
Кричать!
Кричать: «Где ж ты, мессия?
Тот, чья душа как снег чиста?!»
. Понурой лошадью Россия
глядит из рыжего куста.


Андрей Аранышев. Голубой двор

Дирижер

Андрей Аранышев. Дом под красной крышей

Андрей Аранышев. Объятие

Ослики у причала. Греция

Андрей Аранышев. Пляж

Андрей Аранышев.Рыбак

Андрей Аранышев. Северная весна

Андрей Аранышев. Скрипач

Старый двор

Андрей Аранышев. Портрет с красным вином

Читать еще:  Какое направление русской поэзии продолжает твардовский

Образы на клею

Вы поэт из яркой поэтической плеяды — Алексей Парщиков, Иван Жданов, Александр Еременко… Откуда вы взялись?

Илья Кутик: Мы еще студентами Литинститута сошлись на поэтической почве. Регулярно встречались, делились идеями, книжками. С Алешей Парщиковым мы, познакомившись в 1978 году, до 1989 года виделись каждый день!

Алеша, уже ушедший от нас, поэт большого масштаба. Я думаю, мы его еще ощутим как поэта мандельштамовского уровня, но — в лучшие времена. Сейчас же такой момент… Люди не читают. В течение 10 минут не могут сосредоточиться на тексте. Надо быстрее, быстрее, быстрее — твиттер, клиповое сознание. А стихи, они сложные, их надо уметь вообразить. А еще прежде — хотеть вообразить. Это все уйдет, но пока…

Но стихи Парщикова — я недавно говорил с его вдовой — надо издавать уже сейчас хотя бы малой серией «Библиотеки поэта».

Алексей Парщиков — ярчайший из вашего поколения?

Илья Кутик: Только не спрашивайте про самого крупного поэта. Это все равно, что спрашивать, кого вы больше любите среди футуристов, символистов, акмеистов. Кто-то больше любит Мандельштама, кто-то — Гумилева, кто-то — Блока, кто-то — Андрея Белого. Но поэтическое поколение, да, есть. Это не родившиеся вместе, а вместе созревшие, вышедшие на сцену, осознавшие, что они существуют, люди.

Известный критик, преподаватель Литинститута Константин Кедров называл вас «метаметафористами», а литературовед Михаил Эпштейн — метареалистами. Метареализм не другое ли название сюрреализма?

Илья Кутик: Нет, в сюрреализме образы разбросаны, как игрушки детьми. А образы в стихе должны держаться на каком-то клею. И так, что вы не можете их разъять, разбить. В русском языке есть много возможностей «склеить», удержать их. Например, большинство написанных по-русски стихотворений прекрасно «держат» фонетические возможности языка.

Но сейчас поэты, в основном, пишут такие стихи, которые можно перевести за 5 минут и поехать с ними на фестиваль. А что там внутри, не важно. Я иногда говорю приятелям, что сымпровизирую таких стихов — на любых мне известных языках — штуки три за 10 минут. Это очень легко и очень не интересно.

Разве поэзия не импровизационна?

Илья Кутик: Импровизационна. Но она все-таки связана с одной устаревшей вещью, о которой теперь не любят говорить — с даром.

Да, для поэта важно мастерство. Поэт как горный лыжник, не думает, когда ему подогнуть колени, в нужный момент они подогнутся сами.

Но и по-настоящему профессиональный поэт не должен каждый день писать по стихотворению. Я считаю, что он вообще должен писать редко. Только тогда когда есть «диктант». Идет «диктант» — пиши. Заканчивается — останавливайся и жди следующего. Ожидания бывают очень долгими. Можно и 5 лет ждать, и 10. На это время можно найти себе достойные занятия — писать литературные эссе, переводить кого-нибудь.

А у нас сегодня большинство старается произвести в день по стихотворению. Не знаю зачем, раньше-то за это хоть деньги платили…

Метареализм повлиял на развитие поэзии? На другие «жанры»? На кино, например?

Илья Кутик: Ну Александр Сокуров мне кажется метареалистом. Разве это известная всем реальность, то, что предстает в его фильмах? Нет, это метафизическая реальность. Метареальность существует, хоть мы ее и не можем потрогать. На свете существует масса вещей, которые мы не видим или не можем осязать. Но искусство может их выявить и описать. Это вообще из Никейского символа веры — верить в Создателя всего видимого и невидимого. Ну и Юрий Арабов, постоянно работающий с Александром Сокуровым сценарист, из нашей компании.

Вам как поэту легко печататься?

Илья Кутик: Пожаловаться не могу. Все, что даю, пока печатают. На вопрос «Стихи нужны?» в течение 10-11 секунд приходят ответы «Немедленно». В этом смысле ситуация стократно лучше, чем вся предыдущая. Но …

Акустика не та?

Илья Кутик: Да, акустика не та. Она изменится, конечно. Но сейчас такая «американская ситуация» в поэзии- поэты пишут для тех, кто рядом. Мне это никогда не нравилось. Хотя мы тоже писали друг для друга, но не только. У нас еще было представление, что поэзия это эстафета. Ты получаешь эстафету — от какого-то поэта. И видишь, что ему ее передал поэт N. Арсений Тарковский, например, считал, что он получил эту эстафету от Федора Сологуба.

Когда ты принимаешь и передаешь такую эстафету, ты общаешься с дальними. С теми, кого уже нет. Это разговор уже не только со своими 10 друзьями, а со всей традицией.

Русская поэзия, в отличие от других, вертикальна. Вертикальность эта значит — если вы пишите по-русски, то видите самое первое стихотворение написанное по-русски. Русский поэт раньше должен был знать все рифмы, все важные запятые и тире в русских стихах, без этого он не мог самостоятельно сочинить стихотворение. Только подражать, учиться. Самостоятельный же стиль возникает тогда, когда вы нашли в поэзии какую-то ветвь, к которой можете присоединиться и дальше ее развивать. Русская поэзия всегда поиск нового среди того, что уже отчасти было. Мандельштам называл русскую поэзию семинаром. То есть ты сидишь со всеми поэтами за одним столом, и можешь похлопать кого-то из них по плечу, не важно, жив он или нет.

Еще один пример вертикальной поэзии — китайская. Китаец был обязан знать на память две или три классические антологии, а в сумме — около тысячи стихотворений. Без этого он не мог сдать экзамен на элементарную чиновничью должность.

Но если каждый поэт должен взять эстафету, то как избежать эпигонства?

Илья Кутик: Но кроме образов, формы, визуальности у художника ведь есть свои идеи, которые он хочет донести. А если ты начнешь подражать одной образности — без идей, то выйдет бред какой-то.

В настоящей поэзии эпигонства не возникает. Без Блока и Маяковского не было бы Пастернака. Но зачем же Пастернаку быть вторым Блоком?! Блок обожал Фета, но в стихах Блок отнюдь не Фет.

Легче попасть под прямое влияние поэта другой культуры. Например, велико влияние Бодлера на русскую традицию. И Бродский без Одена был бы другим Бродским. У других можно что-то брать, а своих нужно развивать. Ну кому нужен второй — возьмем пример из кино — Андрей Тарковский? Хотя, несомненно, без Тарковского у нас был бы какой-то другой Сокуров.

У Тарковского и Сокурова высока субъективность — без отсебятины. Серьги матери в «Зеркале» это же почти буквальные серьги его матери.

Читать еще:  Я музу юную бывало в чем автор видит смысл поэзии

Илья Кутик: Возникновение из частности целого, создание из детали мифа — как раз и гарантирует возникновение произведения искусства. Серьги матери становятся частью мифа Тарковского.

Илья Кутик: Да. И это и есть искусство, без кавычек.

§ 6. Авторская субъективность в произведении и автор как реальное лицо

§ 6. Авторская субъективность в произведении и автор как реальное лицо

Охарактеризованные выше грани художнической субъективности, которая весьма разнородна — особенно в искусстве XIX–XX вв., — составляют образ автора как целого человека, как личности[163]. Говоря словами Н.В. Станкевича, поэта и философа-романтика, вечной и непогибающей в искусстве является энергия авторской личности, «цельной, индивидуальной жизни»[164]. Знаменательны также определение творений искусства как «человеческих документов» (Т. Манн)[165] и слова М.М. Бахтина о том, что воспринимающему художественное произведение важно «добраться, углубиться до творческого ядра личности» его создателя[166].

Связям творчества писателя с его личностью и судьбой придавали решающее значение сторонники биографического метода, впервые примененного французским критиком Ш.О. Сент-Бёвом, автором монументального труда «Литературно-критические портреты» (1836–1839)[167].

Деятельность писателя, который так или иначе «опредмечивает» в произведении свое сознание, естественно, стимулируется и направляется биографическим опытом и жизненным поведением. По словам Г.О. Винокура, «стилистические формы поэзии суть одновременно стилистические формы личной жизни» самого поэта[168]. Сходные мысли неоднократно выражали писатели и поэты. «Жизнь и поэзия — одно», — утверждал В.А. Жуковский. Эта формула, однако, нуждается в уточнении. Наличествующий в произведении автор не тождественен облику автора реального. Например, А.А. Фет в своих стихах воплощал иные грани своей индивидуальности, нежели те, что давали о себе знать в его повседневной деятельности помещика. Нередки весьма серьезные расхождения и радикальные несоответствия между художнической субъективностью и жизненными поступками и бытовым поведением писателя. Так, «реальный» К.Н. Батюшков, болезненный и не уверенный в себе, был разительно непохож на того эпикурейца и страстного любовника, каким нередко рисовал себя в стихах.

Вместе с тем образ автора в произведении и облик автора реального друг с другом неминуемо связаны. В статье «О задачах познания Пушкина» (1937) известный русский философ С.Л. Франк писал: «При всем различии между эмпирической жизнью поэта и его поэтическим творчеством, духовная личность его остается все же единой, и его творения так же рождаются из глубины этой личности, как и его личная жизнь и его воззрения как человека. В основе художественного творчества лежит, правда, не личный эмпирический опыт, но все же его духовный опыт»[169]. Подобным же образом осознавали художественное творчество В.Ф. Ходасевич и АА. Ахматова (в своих работах о Пушкине)[170], а также Б.Л. Пастернак, полагавший, что существо гения «покоится в опыте реальной биографии его корни лежат в грубой непосредственности нравственного чутья»[171].

Именно таков, по-видимому, наиболее достойный, оптимальный вариант отношения реального автора к своей художественной деятельности. Здесь к месту вспомнить укорененный в современной гуманитарной сфере термин ответственность. Ответственность художника двоякая: во-первых — перед искусством, во-вторых — перед жизнью. Эта ответственность есть не рассудочно-моральное долженствование, а ясное и неколебимое ощущение насущности именно этих творческих концепций: художественных тем и смыслов, построений, слов, звуков…

Автор необходимо причастен внехудожественной реальности и участвует в ней своими произведениями. Ему, по словам М.М. Бахтина, нужен предмет (найденный, но не выдуманный герой), важно чувствовать «другое сознание», обладать «художественной добротой»: литературное произведение осуществляется в «ценностном контексте». Причастность автора «событию жизни», утверждает ученый, составляет сферу его ответственности[172].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

ЛИЦО В 163 году Переселения и пятом году Сияющего Лика Хаким был осажден в Санаме войском Халифа. В провизии и в мучениках недостатка не было, вдобавок ожидалась скорая подмога сонма ангелов света. Внезапно по осажденной крепости пронесся страшный слух. Говорили, что, когда

АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ

АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ Фанатики авторской песни любят напоминать, что поэзия на заре человеческой истории и родилась-то в союзе с музыкой, с опорою на артистическое дарование автора-исполнителя. Или что успех авторской песни у нас не случайно совпал с выходом на авансцену так

СТРАТЕГИЯ АВТОРСКАЯ

СТРАТЕГИЯ АВТОРСКАЯ от греч. strategia, stratos – войско + ago – веду.В основе стратегии всегда выбор. Например, если мы вспоминаем предыдущую эпоху, это выбор между готовностью верой и правдой служить своими книгами советской власти и стремлением противостоять ее диктату – либо

2. Реальное и идеальное государство

2. Реальное и идеальное государство Революция в Англии изобилует героическими подвигами; она также изобилует героическими иллюзиями. В этом проявляется черта, присущая всем буржуазным революциям, поскольку то, что они сулят, очень далеко от того, к чему они приводят, и

Авторская исповедь

Авторская исповедь Если смеяться, так уж лучше смеяться сильно и над тем, что действительно достойно осмеяния всеобщего. В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех

2. Фантастическое, алогическое, реальное

2. Фантастическое, алогическое, реальное Понятно, почему главный упрек, который чинари делают традиционной реалистической литературе, состоит в том, что она удовлетворяется описанием цепляющихся друг за друга событий, то есть основана на сюжете. Если верить

АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ

АВТОРСКАЯ ПЕСНЯ Что такое авторская песня?Чтобы стала ясна каверзность вопроса, задам его от противного: а что такое неавторская песня? Она существует?Существует. Как объективная реальность. Данная нам в ощущениях.Ощущения надо осмыслить.Неавторская песня — это

Реальное обучение

Реальное обучение МРМ, 23 глава:»— Однако, — сказал Гарри, — это только одна из гипотез. Предположим, что в рецепте есть единственная пара, в которой записано, волшебник ты или нет. Только одно место для «магических» или «немагических» бумажек. Тогда есть только три

4 Автор и его присутствие в произведении

4 Автор и его присутствие в произведении § 1. Значения термина «автор». Исторические судьбы авторства Слово «автор» (от лат. аuсtог — субъект действия, основатель, устроитель, учитель и, в частности, создатель произведения) имеет в сфере искусствоведения несколько

Авторская песня

Авторская песня Этот остров музыкальный (Б. Ш. Окуджава) Авторская песня возникла еще в 1950-е гг. на основе разнообразных фольклорных традиций, включающих городской романс, студенческие, туристские, «дворовые» песни.Исследователи до сих пор затрудняются определить суть

Пограничная авторская позиция П. Соловьевой

Пограничная авторская позиция П. Соловьевой Итак, мы увидели, что художественное творчество Соловьевой содержит в себе авторскую стратегию, конструирование идеального творческого субъекта, а также определенную гендерную философию. Творчество Соловьевой иллюстрирует

ЛИЦО-ЗЕРКАЛО ДУШИ

ЛИЦО-ЗЕРКАЛО ДУШИ В 1809 году вышла на русском языке книга под чрезвычайно длинным названием: «Новейший полный и любопытный способ, как узнавать каждого человека свойства, нравы и участь по его сложению, или Опытный физиогном и хиромантик славного Лафатера,

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector