0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Традиции кого из предшественников продолжает ахматова тема поэта и поэзии

Традиции кого из предшествующих поэтов нашли воплощение в лирике А. Ахматовой, посвященной теме поэта в поэзии?

Гумилёв, Николай Степанович
Сосницкий, Алексей Андреевич
Консолин, Евграф Матвеевич
Все они стояли у истоков акмеизма — литературного течения, противостоящего символизму и возникшее в начале XX века в России. Раннее творчество Ахматовой было связано с этим течением.

На раннее творчество великой поэтессы Анны Ахматовой огромное влияние оказали работы Роберта Эдвина Хауса, в частности, известнейшая поэма «Безликие тени».

Великолепные примеры. Всё же у нас подрастает образованное и, что самое главное, начитанное поколение.

по традициям великого кавказского поэта Нуримана Абу Мамазова

Ахматова с детства любила и уважала французского поэта Пьера Д’Ачелло. Уникальный архитектурный ансамбль, которую составляла эта литературная пара, составили конкуренцию зарубежным советским писателям типа Антона Семенова и Сергея Сницкого. Не мудрено, ибо они любили долбить литературный олимп, который по гречески называется сrакоtaн

В первую очередь, конечно, современного классика Михаила Анатольевича Разиша, не менее значимую роль оказало творчество Пьера Д’Ачелло и Сергея Пистолетова.

Огромное влияние на творчество А. Ахматовой произвёл андрей Вознесенский, и Дмитрий Быков. Их видение поэта, как двигателя индустриализации и великих открытий сподвигло А. Ахматову отойти от традиционной любовной лирики к социально важным повествованиям о трудовом народе о достижениях государства.

Федор Леонидович Атершаев в своей лирике очень часто поднимает проблему репрессий в царской России, воплощение которой нашлось в стихах Ахматовой. Ее произведения очень трагичны и многие литературоведы находят ее творчество продолжением таких великих российских поэтов стоиков как Татьяна Владимировна Айлатова, Р. Н. Будашев, П. Н. Кипаев. Также ее творчество дало второе дыхание такому направлению как дружба в лирике. В ее стихотворении «Дружба — особая магия» поднимается острая тема бытовой дружбы в тяжелых социальных условиях революционной перестройки. Это позабытое направление было открыто еще в середине восемнадцатого века лириком С. Л. Естьевым.

В стихотворениях Ахматовой очень часто звучит Фамилия Сницкий. Сергей Сницкий для Ахматовой — эталон доброты, чувствительности и обаяния. Не даром в стихотворении “Пушка” написаны такие строки: Когда, когда гулять пойду я с другом верным, преданным? … И вот уже приехал он, великий человек, безмерно счастлива я, со Сницким Я.
Считается, что Сергей был учителем Анны.

Так же часто можно найти отсылки в поэзии Ахматовой к творчеству Антона Семенова.

15. Какова, по мнению Ахматовой, истинная природа вдохновенья? 16. Кто из русских поэтов обращался в своём творчестве к теме поэта и поэзии и в чем их стихотворения созвучны «Творчеству» Ахматовой? (ЕГЭ по литературе)

В своем стихотворении «Творчество» А. А. Ахматова показывает процесс рождения произведения, тем самым раскрывая истинную природу поэтического вдохновения.

Создание творения происходит в несколько этапов. В начале сознание поэта запутано, неопределенно:

В ушах не умолкает бой часов;

Вдали раскат стихающего грома

Но круг хаотичных далеких звуков «сужается» и превращается в единую мысль, — «всё победивший звук».

Эта идея является отражением «жалоб и стонов», «неузнанных и пленных голосов» народа, которые автор призван увековечить в стихах. Посторонний шум исчезает — поэт извлекает из него законченную тему, которую он заключает в свои стихи

Но вот уже послышались слова

И легких рифм сигнальные звоночки…

Творческий процесс происходит без участия авторской воли: рукой поэта по бумаге водят высшие силы, ему не подвластные:

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь

Таким образом, вдохновение, по мнению Ахматовой, — это иррациональное чувство, поэтическое откровение, которое даруется творцу свыше.

Многие русские поэты, помимо А. А. Ахматовой, в своем творчестве обращались к теме поэта и поэзии.

Так, подобно Ахматовой, Б. Пастернак в стихотворении «Февраль! Достать чернил и плакать…» описывает рождение творческого вдохновения. Как и в произведении поэтессы, созидательный процесс выходит из-под контроля лирического героя. Стихотворение так же наполнено различными звуками, которые помогают передать чувства лирического «я» поэта:

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Эта же тема раскрывается в знаменитом стихотворении А. С. Пушкина «Пророк». Лирический герой произведения также был наделён своим талантом высшими силами — «шестикрылый серафим» дарует ему способность «глаголом жечь сердца людей». Он, как и лирическое «я» Ахматовой, создает свои стихотворения по воле Бога:

…И бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей…

Таким образом, все три писателя в своих произведениях раскрывают тему «поэта и поэзии», но каждый делает это по-своему.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Тема поэта и поэзии в лирике А. Ахматовой

Автор: Пользователь скрыл имя, 02 Апреля 2012 в 14:00, доклад

Читать еще:  Молитва как жанр в поэзии лермонтова
Описание работы

Работа посвящена раскрытию темы поэта и поэзии в творчестве Анны Ахматовой.

Работа содержит 1 файл

Ахматова.doc

Оригинальное творчество Анны Ахматовой – продукт большой и мно­госложной поэтической культуры, воспитанной на классических достиже­ниях русской и мировой литературы. Ахматова глубоко чувствовала класси­ческую русскую поэзию, в особенности Пушкина, Баратынского, Тютчева. Вопросы о том, каким должен быть поэт, какова его роль в обществе, каковы задачи поэзии, всегда волновали поэтов XIX века. Поэтому тема назначения поэта стала одной из центральных тем «русской Сапфо»; она пронизывает все творчество Ахматовой, для которой судьба родины и народа — её судьба.

Ахматова задавалась вопросом роли поэта и поэзии в обществе. Это было вовсе не случайно. Корни этого явления лежали в психологии поэта: Ахматова всегда ощущала себя частицей чего-то большого — истории, страны, народа. Несмотря на то, что Анна Ахматова прочила сама себе короткий жизненный путь, она ошибалась: путь её был долог и на редкость творчески богат и сложен. В разное время она по-разному оценивала роль поэта, как она себя называла.

Первые стихотворные опыты состоялись, когда Ахматова была в русле течения «акмеизм». Но постепенно поэтесса отошла от акмеистов и выбрала другой ориентир, который она считала единственно подлинным: Пушкина. Ему посвящено одно из стихотворений цикла «В Царском Селе»:

Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озёрных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышный шелест шагов…

(«Смуглый отрок бродил по аллеям…», 1911)

В конце стиха — выразительная деталь: «растрёпанный том Парни». Это символ внутренней раскрепощённости, вольности поэта.

Пушкин и поэты его времени, воспитанные на традициях классицизма, подсказали Ахматовой образ Музы как объективное воплощение ее поэтиче­ского самосознания. Образ Музы-подруги, Музы-сестры, Музы-учительницы и утешительницы проходит через все творчество Ахматовой. Часто он полу­чает реалистические черты, характерные для ее ранней манеры:

Муза ушла по дороге,

Осенней, узкой, крутой,

И были смуглые ноги

Обрызганы крупной росой.

(«Муза ушла по дороге…», 1915)

Иногда этот смелый реализм намеренно снижает классический образ, приближая его к бытовой реальности биографической судьбы самой по­этессы:

И Муза в дырявом платке

Протяжно поет и уныло…

(«Зачем притворяешься ты…», 1915)

С годами образ музы меняется, как и лирический образ самого автора, ее двойника, приобретая черты сдержанной суровой гражданственности:

И вот вошла. Откинув покрывало,

Внимательно взглянула на меня.

Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?» Отвечает: «Я».

В творчестве ранней Ахматовой нельзя не признать существование особой «атмосферы» и традиции поэзии Блока. Ему она посвятила стихотво­рение «Я пришла к поэту в гости…», в котором реалистически обрисован психологический портрет поэта:

У него глаза такие,

Что запомнить каждый должен;

Мне же лучше, осторожной,

В них и вовсе не глядеть.

(«Я пришла к поэту в гости…», 1914)

Как отмечает В.М. Жирмунский, «Блок разбудил музу Ахматовой, но дальше она пошла своими путями, преодолевая наследие блоковского симво­лизма» [2, с. 60].

Особое место в поэзии Ахматовой занимают лирические портреты по­этов-друзей и сверстников поэтессы – В. Маяковского, Б. Пастернака, О. Мандельштама, М. Булгакова, М. Зощенко и др.. В ее творчестве молодой Маяковский, «веселый и вольный», бросает вызов враждебной и уже покор­ной ему толпе («Маяковский в 1913 году»); Пастернак «зорко» («конским глазом») приглядывается к природе и прислушивается к ее голосам («Поэт»); неутешная Марина Цветаева разыскивает своих любимых на заснеженных улицах Москвы и т. д..

В 1936 году был начат и в течение четверти века создавался цикл «Тайны ремесла». Ахматова испытывала потребность поведать читателю о своих поэтических исканиях и обретениях. Этот цикл стал попыткой разо­браться в тайне поэзии, а следовательно, и в своей тайне. Природа вдохнове­ния стала темой открывающего цикл стихотворения с недвусмысленным на­званием «Творчество». Ахматова не забывает литературные корни, наследуя традиции Лермонтова, Пушкина, Жуковского. Сознание поэта ищет, тща­тельно выбирает один в хаосе звуков один единственно верный мотив:

Бывает так: какая-то истома;

В ушах не умолкает бой часов;

В дали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны,

Сужается какой-то тайный круг,

Но в этой бездне шепотов и звонов

Встает один, все победивший звук.

Так вкруг него непоправимо тихо,

Что слышно, как в лесу растет трава…

Художественное творчество рождает у Ахматовой аналогии с музыкой.

Но обширнейшие владения музыки неподвластны слову. Связанное с музы­кальным контекстом и в то же время совершенно от него свободное, слово зажило иной жизнью, перенеслось в иное образное измерение. «Неизречен­ное становится изреченным отчасти, намеком, приближением. Но изречен­ным до конца стать не может, чтоб не нарушить тончайшую, паутинную бли­зость к музыке» [1, с. 152].

Определив мотив, поэт должен решить другую необходимую задачу — переложить его на бумагу. Для Ахматовой этот процесс уподобляется дик­товке, а диктуют поэту его внутренние импульсы и звуки. Неважно, будет продиктованное определение или образ «низким» или «высоким» — подоб­ного деления для Ахматовой не существует (она заявляет: «мне ни к чему одические рати»). Поэтесса говорит об «обыкновенном чуде» поэзии. Оно заключается в рождении стиха из обыденной обстановки:

Читать еще:  Поэзия как волшебство звукопись в лирике бальмонта

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда…

(«Мне ни к чему одические рати», 1940)

Рост этих стихов — не просто механическое написание, а настоящее пе­ревоссоздание действительности, придание ей формы стиха, несущего поло­жительную духовную энергию людям.

В стихотворении «Художнику» поэтесса называет искусство поэта «благословенным»:

Мне все твоя мерещится работа,

Твои благословенные труды:

Лип, навсегда осенних, позолота

И синь сегодня созданной воды.

Как и все живое, искусство имеет начало: от небытия к бытию. Но в отличие от живого, по мнению Ахматовой, оно не обречено на кончину.

Не менее важна была фигура того читателя, до которого донесётся по­ложительный заряд стихотворения, ведь поэзия суть диалог художника и чи­тателя. Если бы не было последнего, не для кого было бы писать, то есть идея поэзии теряла бы всякий смысл. «Без читателя меня нет», — заметит Ма­рина Цветаева. Для Ахматовой же читатель становится «неведомым другом», который есть гораздо большее, нежели простой потребитель духовных цен­ностей. В душе его стихи обретают новый звук, так как преломляются через уникальное сознание, отличное от сознания поэта:

А каждый читатель — как тайна,

Как в землю закопанный клад.

На примере этого и других стихотворений хорошо видно, что цикл в полном соответствии со своим названием открывает читателю тайны поэти­ческого ремесла Ахматовой. Но помимо «технического» аспекта поэзии, как с известной долей условности можно назвать описанное выше, существуют и взаимоотношения поэта и внешнего, часто совсем непоэтичного мира. В связи с этим тема поэта и поэзии у Ахматовой, как и у многих поэтов XIX века, часто перекликается с гражданской лирикой.

Двадцатые годы прошлого века поставили многих поэтов перед выбо­ром — эмигрировать за рубеж либо остаться со своей страной в тревожное время. Однако Ахматова будучи, так же, как и Некрасов, прежде всего, по­этом-гражданином, принимает нелёгкое решение — остаться в новой России: «Не с теми я, кто бросил землю». Это заявление звучит довольно резко, но ещё ярче подчёркивает авторскую позицию строчка: «им песен я своих не дам». Категоричность Ахматовой находит выражение ещё и в том, что она уверена, «что в оценке поздней оправдан будет каждый час». В этом обраще­нии к будущему слышится явная перекличка со стихотворением «Дума» Лермонтова: поэт обращался к потомкам, как и Ахматова. Впрочем, на этом тема не исчерпывается: в стихотворении «Когда в тоске самоубийства…», пронизанного мистическими мотивами, поэт слышит внутренний голос — го­лос тёмных сил, которые призывают его:

Оставь свой край, глухой и грешный,

Оставь Россию навсегда.

(«Когда в тоске самоубийства…», 1917)

Героиня в финале поступает очень просто, но вместе с тем в поступке этом чувствуется некая патетика:

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух.

(«Когда в тоске самоубийства…», 1917)

Ахматова окончательно делает свой выбор в пользу испытаний, но на родине. Они не заставили себя долго ждать — Великая Отечественная война стала истинным испытанием на выживание для России. Ахматова также не оставалась в стороне — в начале она находилась в блокадном Ленинграде, позднее — в Ташкенте. Но где бы она не была, поэтесса ощущала необходи­мость всех и каждого, особенно поэтов и писателей, каким-либо образом участвовать в войне и разделять всеобщую скорбь. Так рождается одно из из­вестнейших её стихотворений – «Мужество». Оно напоминает о долге перед Отечеством:

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

Ещё важнее выглядит напоминание о самом дорогом, что есть у рус­ского народа — о русском слове, которое восхваляли многие поэты и писатели задолго до Ахматовой. Лишиться крова не так страшно, как лишиться языка — под этим может подписаться любой художник слова. Поэтесса также пони­мала, что язык определяет своеобразие нации, то, что делает её непохожей ни на один другой народ мира. Как заклинание звучит финал, который как нельзя точнее отражает авторское стремление сохранения родной речи:

И внукам дадим, и от плена спасём

В качестве философского итога творчества Ахматовой выступает сти­хотворение «Родная земля». Движение сюжета этого стихотворения начина­ется от частного, сиюминутного и продолжается к вечному, нетленному. Стихотворение очень напоминает «Родину» Лермонтова и ряд поздних сти­хов Пушкина. Каждый живущий в России является частью своей страны и потому имеет почётное право назвать эту страну своей. Но родина столь ог­ромна и необъятна, что порой даже незаметна, не ценится по достоинству:

Читать еще:  Каковы особенности поэзии пушкина

В заветных ладанках не носим на груди,

О ней стихи навзрыд не сочиняем…

(«Родная земля», 1961)

Лишь после смерти человек неизбежно воссоединяется с землёй, хотя на деле эта связь должна быть всегда. Для поэта же жизнь с чувством родины важна вдвойне — она даёт ему силы творить.

О теме поэта и поэзии в творчестве Ахматовой исследователи пишут мало. Не потому что поэтесса неохотно работала в этом направлении. Наобо­рот: все ее творчество в большей или меньшей степени есть ответы на то, ка­ким должен быть поэт, чтобы он не писал, а творил, и какой должна быть по­эзия, чтобы ее не читали, а жили ею.

Список использованных источников

1. Добин Е.С. Поэзия Анны Ахматовой. Л., 1968.

2. Жирмунский В.М. Творчество Анны Ахматовой. Л., 1973.

3. Кузьмина С.Ф. А. Ахматова // Русская литература XX века (20 – 40-е годы): курс лекций; под ред. С.Я. Гончарово-Грабовской. М., 2007.

4. Найман А.Г. Рассказы о Анне Ахматовой. М., 1999.

5. Павловский А.И. Анна Ахматова: Жизнь и творчество. М., 1991.

Царственное слово в поэзии Ахматовой: тема поэта и поэзии

Ахматова пришла в поэзию в то время, когда символизм переживал кризис, и, как сказано в автобиографических заметках Ахматовой, она «сделалась акмеисткой». Акмеисты отказались от устремленности в потусторонние миры, в область «непознаваемого», отвергли «зыбкость слова», использование символов и обратились к реальным земным ценностям, красочности, богатству, вещности земного мира. Их поэзия – это реабилитация реальности. Ахматова не случайно оказалась среди акмеистов. В ее стихах перед нами предстает достоверно, в деталях, выписанный мир, предстает лирическая героиня в различных ее эмоциональных и психологических состояниях. Поэзия Ахматовой изысканно проста и сдержанна, конкретна, вещна.

Как поэтический манифест можно расценивать знаменитое стихотворение Ахматовой «Мне ни к чему одические рати. » из цикла «Тайны ремесла»:

Но очень скоро рамки акмеистической поэзии оказались для нее тесными. Поэзия Ахматовой развивалась в русле русской классической поэзии и прозы. Идеалом поэта, перед кем она преклонялась, был А.С. Пушкин с его классической ясностью, выразительностью, благородством. Чувство благоговения Ахматовой перед чудом пушкинской поэзии выражено в стихотворении «Смуглый отрок бродил по аллеям. » (1911) из цикла «В Царском Селе» (сборник «Вечер»). Причастной к чуду Пушкина ощущает себя Ахматова, детство и юность которой прошли в Царском Селе:

Прямых перекличек с пушкинскими стихами в поэзии Ахматовой почти не встретишь, воздействие Пушкина сказывалось на ином уровне – в философии жизни, в стремлении идти наперекор судьбе, в верности поэта одной лишь поэзии, а не силе власти или толпы. Ахматовой, как и Пушкину, свойственно ощущение драматичности бытия и в то же время стремление укрепить человека и сострадать ему.

Ахматовой, как и Пушкину, свойственно мудрое приятие жизни и смерти. Стихотворение «Приморский сонет» (1958) перекликается с пушкинским стихотворением «Вновь я посетил. » (1835). «Приморский сонет», как и стихотворение Пушкина, также написан незадолго до смерти:

«Голос вечности» в стихотворении – отнюдь не аллегория: настает для человека время, когда он слышит его все отчетливее. И окружающий мир, оставаясь реальным, неизбежно становится призрачным, как дорога, что ведет «не скажу куда». Мысль о неизбежности расставания со всем, что так дорого сердцу, вызывает скорбь, но чувство это становится светлым. Осознание того, что «здесь все меня переживет», порождает не озлобление, а напротив – состояние умиротворенности. Это стихотворение о стоящей у порога смерти. Но и о торжестве жизни, о дороге жизни, которая уходит в вечность.

Для Ахматовой характерно религиозное мировосприятие. По-христиански она воспринимает свой поэтический дар – это для нее величайшая Божья милость и величайшее Божье испытание, крестный путь поэта (как и для Б. Пастернака и О. Мандельштама). Через испытания, выпавшие на долю Ахматовой, она прошла мужественно и гордо. Поэт, как и Сын Человеческий, страдает за все человечество; лишь совершив крестный путь, поэт обретает голос и моральное право говорить с современниками и с теми, кто будет жить после него:

Как Пушкин, Державин, Шекспир, Ахматова не могла не думать о сути поэзии, судьбе поэтического слова. Поэзия Ахматовой никогда не была утилитарной, агитационной. Поэтическое слово – «царственное слово» – обладает, по Ахматовой, большей властью над умами и сердцами людей, чем золото, власть:

Для самой Ахматовой поэзия, сознание причастности к миру вечных ценностей было спасительным в тяжелые годы унижений и гонений. Л. Чуковская писала: «Сознание, что и в нищете, и в бедствиях, и в горе, она – поэзия, она – величие, она, а не власть, унижающая ее, это сознание давало ей силы переносить нищету, унижение, горе».

Читайте также другие статьи о творчестве Анны Ахматовой:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector