1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чем видит фет смысл и предназначение поэзии

Назначение поэзии и ее задачи в понимании А.А. Фета и Н.А. Некрасова

Разделы: Литература

Обучающие:

  • Знакомство со взглядами А. А. Фета и Н. А. Некрасова на поэзию, на ее роль и назначение, с поэтическим направлением «чистое искусство»,
  • Повторение ранее изученного по курсу литературы 18-19 вв.

Развивающие:

  • Развивать эстетическую культуру и литературную речь учащихся, умение обосновывать свою точку зрения, находить в тексте «ключевые слова», сопоставлять разные художественные произведения с точки зрения содержания и формы.

Воспитывающие:

  • Воспитывать умение вдумчиво читать литературное произведение, с уважением и пониманием относиться к различным точкам зрения на литературное произведение и на позицию автора.

Учитель читает стихотворение В. Соколова, написанное в 1965 году.

Вдали от всех парнасов,
От призрачных сует
Со мной опять Некрасов
И Афанасий Фет.
Они со мной ночуют
В моем селе глухом,
Они меня врачуют
Классическим стихом.

Звучат, гоня химеры
Пустого баловства,
Прозрачные размеры,
Обычные слова.
И хорошо мне. В долах
Летит морозный пух.
Высокий лунный холод
Захватывает дух.

Рядом с именем Некрасова В. Соколов поставил имя Фета. Даже в 60-е годы 20 века это вызвало возмущение и непонимание многих. А полтора столетия назад, в 60-х г. XIX в., подобное стихотворение просто не могло быть написано. Почему?

Конец 50-х — начало 60-х гг. — это время кардинальных социальных преобразований в России, время новых идей и размежевания литературных и общественных сил.

В поэзии XIX века существовала традиция поэтических обращений к Музе и раздумий о назначении поэзии.

Давайте попробуем понять, что означает слово «муза» и чем важны для нас стихи, посвященные ей.

Один из учащихся дает определение из толкового словаря:

1. В греческой мифологии: богиня – покровительница искусств и наук.
2. перен. Источник поэтического вдохновения, а также само вдохновение, творчество (книжн.).

Итак, стихи о музе характеризуют творчество самих поэтов, дают представление о темах, идеях, своеобразии их поэзии. Познакомимся с творчеством А. А. Фета, написавшего несколько произведений о своем высоком ремесле, внимательно прочитав одно из его стихотворений, рисующих портрет музы.

Чтение стихотворения 1857 г. «Музе»

Задание учащимся:

выпишем в тетрадь ключевые слова, с помощью которых поэт рисует облик музы и дает свое представление о поэте. (Заполняется левая часть таблицы).

речь ласковая, факел вдохновенный, добрая, стихи, пропетые тобой, могучее дуновенье, девственные слова, небесная
вывод:
Муза Фета — богиня, небожительница

Обратите внимание, как перекликается это стихотворение с пушкинским «Поэтом и толпой»:

Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

Это не случайно, так как представители «чистого искусства» в поэзии, главой которого можно считать Фета, считали это произведение программным для себя.

Задание учащимся: дайте характеристику поэзии «чистого» искусства» на основе стихотворения «Музе».

Поэзия Фета красивая, нежная, легкая, несущая успокоение, возвышенная. Неотъемлемой чертой его поэзии является музыкальность, мелодия словно растворена в самом стихотворении.

Фет не ставит перед искусством никаких политических или дидактических целей и задач. Его искусство «чистое» — оно «очищено» от тем, связанных с борьбой революционно-демократического лагеря, идей крестьянской революции. Единственным объектом искусства для Фета является красота, несущая чистую радость и уничтожающая страдание, а источником красоты в мире является природа, творчество, любовь. От проблем реальной действительности, от ее социальных пороков и противоречий Фет уходит в возвышенный мир чистой поэтической души, в мир своего воображения. Поэт — это Богом вдохновленный творец, и цель его – воплощать в стихах божественную красоту мира. (Комментарий учителя)

На протяжении всей жизни Фет оставался верен возвышенному облику своей Музы. В1882 году он пишет стихотворение «Музе», утверждая в последнем четверостишии:

Все та же ты, заветная святыня,
На облаке, незримая земле,
В венце из звезд, нетленная богиня,
С задумчивой улыбкой на челе.

И снова перекличка с Пушкиным: вторая строфа этого произведения почти дословно повторяет гневный ответ пушкинского Поэта «непосвященной» толпе:

Заботливо храня твою свободу,
Непосвященных я к тебе не звал,
И рабскому их буйству я в угоду
Твоих речей не осквернял.

Послушаем другое стихотворение А. Фета — «Одним толчком согнать ладью живую».

Вопрос учащимся: как определяет Фет назначение поэзии в этом стихотворении?

Поэзия, обладая Божественной силой, способна изменить привычный ход вещей, преобразовать жизнь. Предназначение поэта в том, чтобы «одной волной подняться в жизнь иную», «шепнуть о том, пред чем язык немеет» — почувствовать то, что недоступно другим, и суметь передать свои переживания словами, «усилив бой бестрепетных сердец». Задача поэзии, как и искусства вообще, — содействовать нравственному самосовершенствованию каждого, гармонизировать внутренний мир человека. В этом проявляется самоценность искусства. Таков взгляд на поэзию и на ее назначение представителей «чистого искусства».

Обратимся ко второму направлению в поэзии, главой которого был Н.А. Некрасов. В сборнике 1856 года, с которого началось противостояние Фета и Некрасова, затем перешедшее в открытый антагонизм, было опубликовано стихотворение «Муза».

Чтение стихотворения «Муза» 1852 года.

Вопрос к учащимся: на какие две части можно разбить это стихотворение?

Первая часть представляет собой «характеристику от противного» музы Некрасова. Обилие отрицаний подчеркивает противоположность некрасовской музы музе Пушкина.

Задание учащимся: сравнить это стихотворение со стихами А. С. Пушкина «Муза» — 1821 года и «Наперсница волшебной старины» — 1822 года. Почему Некрасов вступает в спор с Пушкиным? (Скорее, не с Пушкиным спорит здесь Некрасов, а с представителями «чистого искусства», видевшими в поэзии Пушкина воплощение «чистой художественности», «свободного. артистического искусства» — А. В. Дружинин).

Вторая часть начинается с союза «но» и рисует облик музы Некрасова.

Какая же она, муза Некрасова? Выпишем слова, характеризующие ее, и заполним 2-ую часть таблицы.

неласковая, нелюбимая, печальная спутница печальных бедняков, плачущая, болящая,

униженно скорбящая, согбенная трудом, полон тоской и вечной жалобой напев ее простой, суровые напевы.

Муза Некрасова – крестьянка, земная женщина (можно прочитать стихотворение «Вчерашний день часу в шестом», если ученикам будет сложно сделать вывод)

(Здесь я обычно делаю следующее: чтобы подчеркнуть различие муз Фета и Некрасова, сделать это различие явным, очевидным, наглядным, я вешаю на доску репродукции женских портретов художников XIX века, например, Брюллова, Крамского, Федотова, Перова, и прошу ребят ответить, какие из них напоминают музу Фета и чем, а какие похожи на музу Некрасова).

Так, для К. Брюллова характерно пристрастие ко всему пышному, великолепному, он изображает красивые лица, развевающиеся драпировки, бархат, атлас. Картины Брюллова создают атмосферу мечтательного уединения, рождают элегическое настроение. Это неудивительно, Брюллов был одним из лучших выпускников Академии художеств, требовавшей от художников изображать не живую действительность, а мифологические сюжеты. В противоположность Брюллову В. Перов, член-учредитель Товарищества передвижных художественных выставок, обличал в своих жанровых картинах темные стороны русской жизни. Серо-коричневая гамма его полотен создает настроение скорби и печали, соответствующее драматическим сюжетам из жизни страдающих, обездоленных людей).

Итак, муза, как мы помним, характеризует и само поэтическое творчество.

Задание учащимся: попробуйте, исходя из текста стихотворения «Муза» и прочитанных вами ранее произведений Некрасова, сделать вывод, чему посвящена поэзия Некрасова, каковы ее идеи.

Стихи Некрасова описывают жизнь простого народа, тяжкую долю женщин и детей, замученных непосильным трудом мужиков. Осознавая свое кровное единство с народом, Некрасов с глубоким сочувствием относится к народным страданиям, считает необходимым рассказать всему миру о бедствиях народа.

Запишем в тетрадь высказывание Некрасова:

(Сравните со словами Фета: «Произведения, имеющие какую бы то ни было дидактическую тенденцию, — это дрянь»).

В стихотворении «Элегия» Некрасов ясно заявляет, чему служит его поэзия. Прослушаем отрывок из этого стихотворения и найдем ответ на этот вопрос.

«Я лиру посвятил народу своему.
Быть может, я умру неведомый ему,
Но я ему служил – и сердцем я спокоен…»

Мало, кто так беззаветно служил народу, как Некрасов. Достоевский сказал о нем: «Это . было раненное в самом начале жизни сердце, и это-та никогда не заживающая рана его и была началом и источником всей страстной, страдальческой поэзии его на всю потом жизнь».

Но не надо думать, что выбранный Некрасовым путь был легок и приятен, а сам выбор мгновенен и лишен сомнений и тревог. Для лирического героя Некрасова характерна мучительная раздвоенность, он тянется к прекрасному и возвышенному не менее, чем певцы «чистого искусства», но считает своим долгом говорить о народных страданиях. Об этом последние 10 строк стихотворения «Муза».

Задание учащимся: найдите и прочитайте их.

Об этом и одно из четверостиший стихотворения «Блажен незлобивый поэт», противопоставляющего два типа поэтов, в которых явно ощущаются черты представителей антагонистических направлений в поэзии:

«И веря и не веря вновь
Мечте высокого призванья…»

Какое определение мы дадим направлению в поэзии, возглавляемому Некрасовым, и его собственной поэзии, учитывая темы и идеи его творчества? (Вспомните Ломоносова, отказавшегося воспевать любовь, выбравшего тему подвига во имя сильной и могучей отчизны («Разговор с Анакреоном»); поэта-декабриста Рылеева).

Поэзия Некрасова — гражданская поэзия

В этом чувстве ответственности Некрасова за судьбу трудового народа, в его чуткости к чужому горю, к человеческому страданию, в этом гражданском неравнодушии и чувстве вины перед народом и заключается тот высокий дух гражданства, о котором упомянул Е.Евтушенко во вступлении к поэме «Братская ГЭС»

Поэт в России больше, чем поэт.
В ней суждено поэтами рождаться
Тому, в ком бродит гордый дух гражданства!
Кому покоя – нет, уюта — нет!

Вернемся к противостоянию Фета и Некрасова. Вопрос учащимся: как вы думаете, кто из них прав в своем решении проблемы назначения поэзии? Можно ли считать музу Некрасова приземленной и прозаической, а чувства, с какими он защищал обиженных и униженных,- устаревшими и примитивными?

(Нам представляется, что нельзя вообще ставить вопрос о чьей-то правоте или неправоте по вопросу о назначении поэзии. Как сказал Маяковский, нам надо больше «поэтов хороших и разных»).

В чем видит фет смысл и предназначение поэзии

Поэтическое творчество Фета весьма своеобразно. Особенно удивляло оно своей новизной современников поэта, потому что подобный метод написания стихов был в то время для русской литературы не характерен. Фет утверждал, что поэзия и действительность не имеют между собой ничего общего. С точки зрения Фета, общественные или идеологические вопросы поэзия затрагивать не должна.

Более того, в ней не желательно и присутствие какого-либо смысла, возможна лишь «поэтическая мысль». Он называл поэта никуда не годным человеком, лепечущим божественный вздор. Так в чем же тогда смысл поэзии Фета?

Начну с размышлений о том, чем ценна его поэзия? Фет — певец красоты природы и душевных переживаний человека. Он очень тонко чувствует прекрасное в окружающем его мире, и передаёт всё с необычайной эмоциональностью. Такая поэзия не может не найти отклик в душах читателей, которые тоже неравнодушны к прекрасному. Фет писал: «. красота-то вечна. Чувство ее — наше прирожденное качество». Думаю, что поэт, пишущий о вечном и взывающий к нашему «прирождённому качеству», ценен уже только этим. Поступаете в 2019 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Читать еще:  Что такое поэзия ответ маил ру

Сам же Фет определял задачи поэта стихами выразить невыразимое. Считаю, что его творчество близко по сущности музыке. Комбинацией звуков можно создать у слушателя прекрасный образ. Фет рисует словами. Рисует так, что недостающие мазки создаёт наше воображение. Одна краткая фраза – и перед глазами пленительная картина, о которой при желании можно рассказывать бесконечно. Только – зачем? Он уже передал невыразимое.

Следующую часть размышлений о смысле его творчества хочу посвятить намеренному авторскому уводу читателя от будничности жизни. Думаю, что ещё и благодаря этой особенности поэзия Фета актуальна до сих пор. Обыденность и житейские тяготы не могут вдохновить, не в состоянии подарить нашей душе крылья хотя бы ненадолго. А пережитые с поэтом прекрасные мгновения, которые он заставил увидеть и почувствовать, могут нас приподнять от земли, «чтобы хотя на мгновение вздохнуть чистым и свободным воздухом поэзии». Смысл его творений – вывести нас из мира страданий в мир светлой радости, мечтаний и грёз. Какими бы закоренелыми реалистами мы ни были, душе хочется иногда почувствовать, как растут крылья «у каких-то воздушных стремлений».

Чувства человека Фет изображает тоже мастерски. Несколько строк создают настроение, вызывают определённые эмоции, воспоминания. Даже о любви он может сказать одной строчкой: «Мне близ тебя хорошо и поётся». В его стихах нет сюжета. А разве нам всегда обязательно знать, что произошло или происходит между героями стихотворения? Запечатлённое прекрасное мгновение, переданные жизнь души и мир чувств – всё это чрезвычайно интересно и вдохновляет. Да, у этого поэта нет стихов на злобу дня. Но его лирика – чудо, в котором переполненность жизнью, красотой, счастьем — всем тем, чего нам так не хватает в обыденности. Значит, Афанасий Фет был прав, утверждая: “В нашем деле истинная чепуха и есть истинная правда”.

Чубукова Е.В, Мокина Н.В.: Русская поэзия XIX века
Афанасий Афанасьевич Фет.
Проблема творчества в лирике Фета. Вопросы о творчестве А. А. Фета

Проблема творчества в лирике Фета

Свое особенное звучание обретает в лирике Фета и другая традиционная тема – назначение поэта и поэзии. В статье, посвященной стихотворениям Ф. И. Тютчева, Фет подчеркивает два необходимых, по его убеждению, свойства истинного поэта – «безумную, слепую отвагу» и «тончайшее чувство меры». И далее он пишет строки, вызвавшие весьма ироническую реакцию критиков, но в полной мере отвечающие представлениям Фета о назначении поэта: «Кто не в состоянии броситься с седьмого этажа вниз головой, с непоколебимой верой в то, что он воспарит по воздуху, тот не лирик».

Творчество уподобляется поэтом стихии, однако оно не только властно захватывает человека, но и обладает способностью его преображать, просветлять его, даровать ему крылья, возносить над землей («Я потрясен, когда кругом. », 1885). Власть творчества называется «неземной», «неизреченные глаголы» – доносит шепот «светлого ангела» Бога. Человек творящий – и парит, и одновременно «горит»:

Я загораюсь и горю,
Я порываюсь и парю
В томленьях крайнего усилья
И верю сердцем, что растут
И тотчас в небо унесут
Меня раскинутые крылья.

Творчество почти неизменно осмысляется Фетом как подъем ввысь – полет или восхождение. Это и дерзновение человека – его попытка коснуться мира высшего, чуждого ему, запредельного. Эта мысль прозвучала в стихотворении «Ласточки», 1884. Стремительный полет ласточки вниз, к «вечереющему пруду», легкое прикосновение ее крыла к «чуждой стихии» уподобляется творческому порыву, вдохновению – столь же дерзкому устремлению на «запретный путь» и готовности «зачерпнуть хоть каплю» «стихии чуждой, запредельной».

Творчество – это и горение, но горение, которое требует всей жизни поэта. Оно сродни горению зари, но за это горение поэт отдает свою жизнь. Эта мысль прозвучала в стихотворении 1887 г. «Когда читала ты мучительные строки. »:

Когда читала ты мучительные строки,
Где сердца звучный пыл сиянье льет кругом
И страсти роковой вздымаются потоки, –
Не вспомнила ль о чем?

Я верить не хочу! Когда в степи, как диво,

Вдали перед тобой прозрачно и красиво
Вставала вдруг заря,

И в эту красоту невольно взор тянуло,
В тот величавый блеск за темный весь предел, –
Ужель ничто тебе в то время не шепнуло:
Там человек сгорел!

Поразительно выражена в этом стихотворении столь дорогая для Фета мысль о том, что источник красоты мира, его сияния и его поэтического отзвука в исповедальных строчках – «горение» человека, абсолютная самоотдача поэта, служение и миру, и поэзии.

Один из характерно фетовских мотивов, связанных с темой поэта и поэзии, – это мотив пути со святым знаменем («Оброчник», «Озираясь на юность тревожно…»). Путь героя проходит через лес, призванный символизировать трудность творческих исканий, возможно, их опасность. Но смысл этого пути, т. е. суть назначения поэта, по Фету, – не в одиноком противостоянии трудностям жизни, а в указании истинного пути другим людям. Вслед за поэтом, знающим истину, которую и символизирует «хоругвь священная», идет «толпа живая». В стихотворении автор использует устаревшие слова: десна, чело, позволяющие вспомнить строки пушкинского «Пророка» и придающие переживаниям фетовского героя торжественность и величие:

Хоругвь священную подъяв своей десной,
Иду, и тронулась за мной толпа живая,
И потянулись все по просеке лесной,
И я блажен и горд, святыню воспевая.
Пою – и помыслам неведом детский страх:
Пускай на пенье мне ответят воем звери, –
С святыней над челом и песнью на устах,
С трудом, но я дойду до вожделенной двери!

Сам процесс творчества описан в стихотворении «Одним толчком согнать ладью живую», 1887. В конце каждого из первых двух четверостиший, в которых описываются условия творческого вдохновения, ставится точка с запятой, одновременно как бы соединяющая строфы. Каждая строфа передает одно из поэтических переживаний:

Одним толчком согнать ладью живую
С наглаженных отливами песков,
Одной волной подняться в жизнь иную,

Доминирование в этой, как и двух последующих строфах глаголов, отсутствие подлежащих – призвано подчеркнуть и активность самого процесса творчества, стремительно захватывающего поэта, вовлекающего его в свою стихию, властно отделяющего его от привычного мира – от «наглаженных отливами песков». Интересно, что метафорой творчества становится плавание, – традиционный символ и жизни, и творчества в мировой и русской поэзии. Этот образ призван представить творчество как процесс, отделяющий человека от привычной стихии, не позволяющий ему ходить по привычной земле, но увлекающий в неизвестный, непредсказуемый мир. Вода – традиционный символ жизни и смерти, рождения и возрождения, погружение в воду – мотив, несущий идею перерождения человека, рождения его к новой жизни.

В третьей строфе появляется еще один глагол, передающий состояние вдохновения, – «подняться». Творчество – это и устремление ввысь от земного бытия и одновременно способность действительно парить над землей. В этом утверждении, столь непривычном для его современников, Фет оказался поразительно близок следующему поэтическому поколению – русским символистам:

Тоскливый сон прервать единым звуком,
Упиться вдруг неведомым, родным,
Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам,
Чужое вмиг почувствовать своим;

В этой строфе появляются новые аспекты в фетовском описании процесса творчества. Тоскливый сон, который прерывает поэт «единым звуком», – это метафора земного бытия, традиционно, и не только у Фета, но и у многих поэтов уподоблявшегося сну. Характерно, что иная жизнь названа и «неведомой», и «родной»: мир идеальный, постигаемый, становится для поэта единственно близким. Но поэт не только принимает идеальное, иное, но и преображает прожитое, возвращает жизни – жизнь («вздох»), страданиям – радость:

Шепнуть о том, пред чем язык немеет,
Усилить бой бестрепетных сердец –
Вот чем певец лишь избранный владеет!
Вот в чем его и признак и венец!

В последней строфе еще сильнее звучит мысль о том, что преображение поэта является условием преображения мира, и только его способность своим тихим словом «шепнуть» о скрытой сути бытия заставляет биться равнодушные сердца и осознается как знак его избранничества и как истинное назначение поэта.

задушевными своими стихотворениями, но есть уверенность в недоступности «толпе» высокого поэтического пафоса. Так, в письме к В. И. Штейну Фет заверял: «Если у меня есть что-либо общее с Горацием и Шопенгауэром, то это беспредельное их презрение к умственной черни на всех ступенях и функциях. Мне было бы оскорбительно, если бы большинство понимало и любило бы мои стихотворения: это было бы только доказательством, что они низменны и плохи».

Та же мысль, то же убеждение прозвучали и в предисловии к четвертому выпуску «Вечерних огней», где Фет, упомянув о «взаимном равнодушии» своем и «массы читателей, устанавливающих так называемую популярность», признал абсолютное право «массы читателей» на такое равнодушие. «Нам друг у друга искать нечего», – полагал поэт.

Представление о поэзии – языке богов нашло воплощение и в характерно фетовском образе Музы-богини, неземного, высшего существа. У каждого поэта, как известно, свой образ несущей вдохновение силы и ее воплощения – Музы. У Фета она никогда не представала «дремлющей», как у Пушкина, или «печальной спутницей печальных бедняков», которую можно выстегать кнутом, как у Некрасова. Не могла бы она явиться и «нищенкой», как много позднее – в стихотворениях А. Ахматовой. У Фета это всегда образ прекрасно неземной, возвышенный. Его обращения к Музе напоминают славословия, вдохновенные гимны:

Заботливо храня твою свободу,
Непосвященных я к тебе не звал,

Твоих речей не осквернял.

Все та же ты, заветная святыня,

В венце из звезд, нетленная богиня,

В стихотворениях, посвященных Музе («Муза», «Музе» и др.), предстает «богиня гордая», «небесная», чьи «могучие дуновения» и «вечно-девственные слова» внушают коленопреклоненному поэту трепетные стихи. Поэт, представляя ее нетленной богиней, наделяет ее, однако, и идеально-женственным обликом, столь напоминающим прекрасную возлюбленную, лирическую героиню фетовских стихотворений:

Отягощала прядь душистая волос
Головку дивную узлом тяжелых кос;
Цветы последние в руке ее дрожали;

И женской прихоти, и серебристых грез,
Невысказанных мук и непонятных слез.

Но, интересно отметить, что, создавая в поэзии образ Музы-богини, поэт в письмах, говоря о своей музе, явно снижает этот образ. Так, в письме Я. П. Полонскому 16 февраля 1892 г. он признается: «Все это время Муза моя сидела как подуреха и даже не выплевывала подсолнечных семечек, но вчера и сегодня оступилась двумя стихотворениями ».

Одним из объяснений такого противоречия может быть не раз высказанное Фетом убеждение о несоответствии поэзии и действительности. Поэзия для него неизменно – язык богов, в действительности же идеалы реализовывать не только нельзя, но и не нужно. Об этом Фет заявляет, например, в письме С. В. Энгельгард в 1891 г., где высказывается по поводу стремления Л. Н. Толстого воплотить в жизнь проповедуемые им истины: «Он сам служит наилучшим доказательством того, что идеалов нельзя воплощать в будничной жизни», – писал поэт.

– помещик, владелец Воробьевки, автор письма; Фет – поэт, автор стихотворений. Шеншин подписывает письма и иногда сетует на Фета-поэта, рассказывая о его поэтических занятиях, но при этом всячески подчеркивает, что Шеншин – стихов не пишет, это – удел Фета. Что ж, это четкое разделение позволяет объяснить двойственность образа Музы: для Фета-поэта – она нетленная богиня, для Шеншина-автора письма – подуреха.

Читать еще:  Что я открыл для себя в поэзии лермонтова

Но, характерно, что даже эта парадоксальная двойственность Фета – поэта и человека – спустя десятилетие после его смерти стала восприниматься поэтами следующих поколений, прежде всего символистами, как некое исконное противоречие, своего рода универсальный закон, которым отмечен, в сущности, каждый человек.

Фет умирает в 1892 году, измученный тяжелым заболеванием сердца, но находясь в расцвете творческих сил. Подготовленные им четыре выпуска «Вечерних огней», тома воспоминаний, переводы римских поэтов – свидетельство этого необыкновенного взлета творческого духа.

Вопросы о творчестве А. А. Фета

  1. В чем заключается, по Фету, красота мира?
  2. Как Вы понимаете слова А. А. Фета: «Все, что вечно, – человечно»?
  3. Каким предстает человек в поэтическом мире Фета?
  4. В чем видит поэт смысл человеческого существования? Какие образы и мотивы передают фетовский идеал человека?
  5. В чем заключается, по Фету, смысл поэтического творчества? С помощью каких мотивов и образов воплощается это представление?
  6. Какими чертами наделяет свою Музу поэт?

ЕГЭ. Литература. Особенности поэзии А.А.Фета (1820-1892) Материал к заданию №16

  • А.Фет был поэтом « чистого искусства». В своих стихах он не касался социальных вопросов.
  • Однако для его стихов свойственно сочетание реализма, с его мельчайшими подробностями при описании природы, и романтизма, с его восторженностью, чувственностью, эмоциональностью, стремлением видеть красоту.
  • Основные темы поэзии А.Фета — тема любви, природы, смысла жизни, человеческих ценностей, тема поэта и поэзии.
  • Темы в стихотворениях А.Фета тесно переплетены. Сложно сказать, о природе или о любви они, а может, о смысле жизни человека. Это одна из особенностей его поэзии.
  • В последний период творчества он писал о единении человека не просто с природой, а со всей Вселенной
  • А.Фет — певец природы. Природа словно живёт своей жизнью, а человек чувствует свою связь с ней в моменты наивысшего эмоционального напряжения, накала чувств .
  • Со временем поэт начинает проводить параллель между природой и жизнью человека, находя в ней много общего.
  • Тема поэта и поэзии .По мнению А.Фета, поэт должен описывать только чувства, отрешиться о земных проблем.
  • Любовь в поэзии А.Фета и счастье, радость, и трагедия, слёзы, горечь.
  • Основной жанр поэзии А.Фета — лирическое стихотворение. Но есть и элегии, думы, баллады, послания.
  • Его поэзия не многообразна темами, но богата оттенками чувств. В ней сочетание звуков, цветов, красок
  • Необычайная музыкальность стихов. «Это не просто поэт, а скорее поэт — музыкант, — говорил о нем П.И. Чайковский.

Стихи А.Фета, которые можно использовать в качестве аргументов в задании № 16.

Названия стиховОбщая тематика
«Это утро, радость эта…»,

«Шёпот, робкое дыханье…»,

Красота природы. Поэт почти с трепетом писал о ней, восхищаясь красотой. Он рассматривал мельчайшие детали явлений, пытаясь уловить все её моменты. Читатель словно видит картины природы, вдыхает аромат цветов и трав, слышит пение птиц, шорох листьев, журчание ручья.

«Я пришёл к тебе с приветом…»

«Заря прощается с землёю»,

«Учись у них- у дуба, у берёзы…»,

Природа созвучна чувствам поэта, она помогала ему ярче и острее почувствовать любовь, радость , счастье. А.Фет смог показать сложные чувства человека, их смену, в чём ему помогала природа. Природа влияла на душевное состояние героя.

«Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук…»,

Как представитель «чистого искусства», А.Фет задачу поэта видел в отражении чувств, эмоций, настроений . Отражение социальных вопросов- это не задача поэзии.

Поэзия должна украшать жизнь, воспитывать в человеке лучшие качества.

Поэт может создать свои творения, поднявшись мысленно над земными проблемами, только тогда он может ощутить истинную свободу. Только поэт способен увидеть тончайшие оттенки красоты природы, передать чувства человека — этим и ценна его поэзия.

«Шёпот, робкое дыханье…».

Поэт воспевал любовь как самое прекрасное чувство. Все моменты любви — от её робкого зарождения до всплеска чувств описывал он в своих стихах.

Поэт размышляет о жизни и смерти, о быстротечности жизни.

Примечание: по всем перечисленным стихотворениям готовятся статьи . Следите за публикациями.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

В чем видит фет смысл и предназначение поэзии

«Поэзия Афанасия Фета как канон «чистого» искусства. Противостояние современности»

В эпоху, когда злободневность и натурализм надёжно фиксируются в литературных тенденциях на первом месте, Фет, будто нарочно, продолжает воспевать природу, любовь и мимолётные впечатления, уходя от насущного в «мир стремлений, преклонений и молитв» и оставаясь равнодушным к насмешкам современников. Эта верность убеждениям и становится основополагающим звеном нового направления – «чистого» искусства. Он помещает эстетический идеал в стихотворное пространство, оберегая его от посторонних вторжений. Но даже когда Тургенев, будучи представителем натуральной школы, в защиту Фета пишет о том, что «не бесполезное искусство есть дрянь», а Толстой отмечает новаторство поэта, ревностные поборники реализма находят, что поставить ему в укор, высмеивая несоответствие частной жизни Фета с поместьем и военной службой его возвышенной лирике.

Эстетическая концепция «Искусство ради искусства» была сформулирована в середине XIX века как реакция на тенденцию к материализму в литературе. Она составила оппозицию натуральной школе Белинского, провозглашавшей критическое отношение к окружающему миру и внимание к общественно-значимой тематике. Пока приверженцы критического реализма боролись против приукрашивания реальности, А. А. Фет, родоначальник и апологет «чистого» искусства, утверждал самоценность художественного творчества и проповедовал независимость искусства от политики, идеологии и других злободневных проблем. Он считал высшей целью искусства создание красоты и говорил о неуместности нравственных и социальных наставлений в поэзии.

Однако такая позиция вовсе не означала, что Фета не волновали насущные проблемы. Ради дворянского титула Фет всю жизнь посвятил военной службе, а под конец стал помещиком. Отмена крепостного права, противостояние дворянства и революционной демократии не только меняли уклад жизни людей, но и влияли на тенденции в литературе. Тем не менее, Фет не отражал своей практической деятельности в поэзии, чтобы не осквернить красоту и гармонию, а все прозаические элементы жизни выносил в публицистику и мемуары.

И. С. Тургенев в одном из писем назвал Фета «жрецом чистого искусства». И действительно, его поэзия определила канон этого литературного направления. Притом она не ограничивается слепым следованием принципам, а отражает суть целой философско-эстетической концепции. Фет жил установкой, что истинное предназначение поэта — «исцеление от муки». Недаром единственное спасение от тоски и уныния поэт, в котором современники отмечали депрессивность и склонность к хандре, находил в искусстве. Аполлон Григорьев подмечал, что «с способностью творения в нем росло равнодушие. Равнодушие ко всему, кроме способности творить».

В воспоминаниях Фет писал: «Я никогда не мог понять, чтобы искусство интересовалось чем-либо помимо красоты». В творчестве он твёрдо придерживался этого убеждения и с воинствующим эстетизмом отстаивал свою истину. Хотя если в ранние годы разногласия между писателями мало занимали его, то позже высказывания стали категоричней: «произведение, имеющее какую бы то ни было дидактическую тенденцию», он называл «дрянью».

И такая точка зрения имела вес в обществе. Даже Тургенев, принадлежавший к литераторам натуральной школы, соглашался с Фетом в отношении творчества: «Видите ли: мне предоставляет утилитарность, политику, а сам берет бесполезность, пену, искусство, т. е. высочайшее la part du lion*, ибо не бесполезное искусство есть дрянь, бесполезность есть именно алмаз его венца!»

Но нужно заметить, что при этом поэзия Фета не бесполезна, а созерцательна. Он был настоящим импрессионистом русской лирики, чувствовавшим и запечатлевавшим красоту природы в её самых жизнерадостных и чистых красках. Сам он называл это качество поэтической зоркостью и ставил на первое место в литературном таланте.

Лирика Фета определила канон «чистого» искусства. Помимо принципиальной отстранённости от повседневной жизни, ей свойственны тончайший психологизм и едва уловимые, но чрезвычайно насыщенные образы, затрагивающие все органы чувств. Для того времени поэзия Фета считалась новаторской. Л. Н. Толстой отмечал его лирическую дерзость, заключающуюся в предпочтении ощущений логике до такой степени, что порой последовательность сменяющихся впечатлений кажется и вовсе не мотивированной.

Образность «чистой» поэзии ассоциативна: она отталкивается от художественного восприятия увиденного, а не от его умственного переосмысления. Человек здесь фигурирует как часть могучего целого, и картины, рисуемые поэтом, строятся на параллелизме природы и душевных колебаний автора. Притом повторяемость центральных образов — весна, ночь, звёзды, сердце и пр. — не вызывает ощущения однообразности за счёт того, что в каждом стихотворении окаймляется другими деталями, уже знакомые фигуры вписываются в совершенно новый пейзаж. Так, в основное собрание Фета вошло 24 стихотворения о весне, а всего это слово употреблено у него около 100 раз (не считая однокоренных типа «весенний», «вешний»). Однако во всех случаях образ весны обыгран по-разному. Так же постоянные рифмы: «кровь — любовь — вновь», «прочь — ночь», «грёзы — слёзы — розы», чередуются с небанальными: «скромно ты — комнаты», «вешний — черешней».

В связи с заданной установкой круг тем «чистой» поэзии ограничен, и почти всегда они тесно переплетены между собой, так что стихотворение невозможно с уверенностью отнести к какой-либо одной теме. Любование природой, ядро так называемой пейзажной лирики, — здесь не только внешний смысловой пласт, необходимый для обрамления сюжета, но — эталон, по которому оцениваются и сопоставляются духовный и материальный миры. За этим слоем чаще всего скрывается эстетико-философская концепция, а иногда и религиозное мировоззрение автора, проповедующего в первую очередь красоту и гармонию. Так детали описания природы сливаются с палитрой чувств поэта, к которым зачастую добавляется третья сторона замысла — любовная, многократно расширяющая пространство для творчества. Огромный потенциал этой глубоко личной, а потому всегда уникальной темы обостряет эмоциональность поэзии, вводя в неё страдание, сожаление, ностальгию, нежность, — словом, весь спектр человеческих переживаний.

Примечателен способ фиксирования этих состояний: уже упомянутая нелогичность отражается и в выборе средств- заметное преобладание существительных и прилагательных над глаголами, постоянное перечисление, обращения «в пустоту»:

Сновиденье,
Пробужденье,
Тает мгла.
Как весною
Надо мною
Высь светла.

В стихотворениях Фета эти приёмы отражают пойманное, замершее в движении мгновение. Так создаётся ощущение, что мир поставили «на паузу», которая «снимется» тотчас же после прочтения стихотворения.

Кстати, музыкальность — ещё одна характерная черта «чистой» поэзии. Особое поэтическое содержание, единое возвышенное настроение и определённые приёмы придают стихотворениям певучесть, благодаря которой многие из них были увековечены в романсах.

Такая чрезвычайная романтичность лирики Фета и вызывала ироническую усмешку у радикально настроенных современников: они вменяли ему в вину отрешённую и нереалистичную возвышенность стихотворений, настаивая на том, что читатели ждут от поэта освещения актуальных тем. Активнее всех пытался «подцепить» и «уколоть» Фета поэт-сатирик Дмитрий Минаев, посвятивший ему цикл стихотворных пародий «Лирические песни с гражданским отливом» и многочисленные другие стихи, которые были опубликованы в разных литературных журналах. «В тихую звёздную ночь» у Минаева оказываются сладки не «уста красоты», а «в сметане грибы»; «шёпот, лёгкое дыханье, трели соловья» обращаются в «топот, радостное ржанье, стройный эскадрон». Здесь Минаев не обходит стороной и разительный контраст между военно-помещичьей жизнью Фета и его лирикой, в которой он намеренно обходит стороной любые упоминания о своей деятельности. Минаев же пытается высмеять перед читателем эту часть биографии поэта:

Летний вечер догорает,
В избах огоньки,
Майский воздух холодает —
Спите, мужички!
Этой ночью благовонной,
Не смыкая глаз,
Я придумал штраф законный
Наложить на вас.

Однако шутки прекратились, когда в 80-ых годах XIX века агрессивная борьба консерваторов и демократов закончилась провалом народнических течений, что повлекло за собой соответствующую реакцию: разочарование, уныние, равнодушие, отсутствие идей. Социальные настроения мгновенно отразились на поэзии: интерес к гражданской лирике значительно ослаб, да и сама она потеряла свойственную ей конкретику и непререкаемую убеждённость.

Тогда-то явление «чистого» искусства, несколько десятилетий находившееся в оппозиции и переживавшее упадок популярности, вернулось в литературу. Неприятие политических столкновений и всяческое отстранение от общественной жизни обрело насущность и стало находить отклик в умах разочарованного народа. Оказалось, что единственный способ защититься от безысходности внешнего мира, — вновь прислушаться к себе, с головой уйти в самосозерцание, сосредоточиться не на продиктованных обществом проблемах, а на собственных переживаниях.

В письме И. П. Борисову (зятю А. А. Фета) Тургенев написал о поэте так: «Вы совершенно верно определили его характер – недаром в нём частица немецкой крови – он деятелен и последователен в своих предприятиях, при всей поэтической безалаберщине – и я уверен, что, в конце концов, — его лирическое хозяйство принесёт ему больше пользы, чем множество других, прозаических и практических».

Прав был Иван Сергеевич: «лирическое хозяйство» — поэзия Фета — и сегодня остаётся серьёзным предметом изучения для литературоведов и находит живой отклик у современных читателей.

Тематика лирики Фета, её психологизм. Природа в лирике Фета

Урок 32. Русская литература 10 класс ФГОС

В данный момент вы не можете посмотреть или раздать видеоурок ученикам

Чтобы получить доступ к этому и другим видеоурокам комплекта, вам нужно добавить его в личный кабинет, приобрев в каталоге.

Получите невероятные возможности

Конспект урока «Тематика лирики Фета, её психологизм. Природа в лирике Фета»

Сегодня на уроке мы:

– Поговорим о поэзии Афанасия Афанасьевича Фета.

– Рассмотрим, какой предстаёт природа в лирике Фета.

– Узнаем, каким видел Фет предназначение поэта и поэзии.

Критик Николай Страхов однажды написал: «Не всякому времени дается чувство поэзии. Фет точно чужой среди нас и очень хорошо чувствует, что служит покинутому толпою божеству».

Что критик называет «покинутым толпою божеством»? Искусство. Середина XIX века была временем расцвета политических движений, гражданских манифестов и борьбы. Тон в литературе задавали писатели и критики «реального направления». Литераторы, которые считали, что искусство должно служить интересам общества и реагировать на все общественные процессы. Сторонников «чистого искусства», которые ратовали за самоценность искусства и его независимость от политики, жестоко осмеивали.

«Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!», – провозгласил Николай Алексеевич Некрасов. Поэзия действительно стала покинутым божеством, когда искусство подчинили гражданским идеям. И Афанасий Фет, служитель чистого искусства, действительно был чужим.

В предисловии к третьему выпуску сборника «Вечерние огни» Фет честно признавался, что всю жизнь искал в поэзии «единственного убежища от всяческих житейских скорбей, в том числе и гражданских». Поэтому в лирике Фета нет ни праведного гнева, ни острой гражданской сатиры, ни плача о судьбе униженных и оскорблённых.

Фет не просто разделял реальную жизнь и искусство, он противопоставлял поэзию и быт. Согласно взглядам поэта, стихи дают человеку возможность вырваться из-под гнёта жизненных бед, преодолеть страдания и «вздохнуть чистым и свободным воздухом поэзии». Искусство даёт человеческой душе очищение, истинную свободу, соприкосновение с божественной сутью мира и счастье.

Пленительные сны лелея наяву,

Своей божественною властью

Я к наслаждению высокому зову

И к человеческому счастью.

В лирике Фета можно выделить три главные темы. Это тема любви, тема творчества и тема природы. Все эти темы не отделены друг от друга, а напротив, взаимосвязаны и формируют единое художественное пространство. Главным элементом, который объединяет все темы и образы фетовской лирики, является красота.

Целый мир от красоты,

От велика и до мала,

– писал поэт в одном из стихотворений.

Фет стремился передать красоту мира, красоту мгновения, ощущения, чувства. Его лирика полна восторга и счастья, в ней звучит радость любви и наслаждение природой. Стихи поэта очень эмоциональны. Зачастую стихотворение начинается с восклицания.

Какая ночь! На всём какая нега!

Благодарю, родной полночный край!

Из царства льдов, из царства вьюг и снега

Как свеж и чист твой вылетает май!

Или в другом стихотворении:

Какая грусть! Конец аллеи

Опять с утра исчез в пыли.

Эмоциональность проявляется не только в обилии восклицаний, но и в некоторой бессвязности стиха. Ярким примером можно назвать знаменитое стихотворение Фета «Шёпот, робкое дыханье», которое стало предметом искренних восторгов и одновременно мишенью для многочисленных пародий.

Шёпот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья,

Свет ночной, ночные тени,

Тени без конца,

Ряд волшебных изменений

Милого лица,

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря, заря.

В этом стихотворении мы видим не статичную картину природы, а движение от ночи к утру. При этом поэт не использует ни одного глагола. Динамика передаётся перечислением образов. Восхищение красотой природы в стихотворении сливается с восторгом любви, переполняющим лирического героя. В основе стихотворения лежит принцип психологического параллелизма. Состояние души человека соотносится с состоянием природы.

Стихи Фета, состоящие из ярких образов, сравнивают с картинами импрессионистов. Эти картины создаются при помощи ярких крупных мазков кисти. Художники-импрессионисты стремились не запечатлеть действительность, а вызвать у зрителя определённое впечатление, навеянное моментом. Точно таких же целей в поэзии придерживался Афанасий Фет. Поэт заявлял, что «для художника впечатление, вызвавшее произведение, дороже самой вещи, вызвавшей это впечатление».

Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец –

Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чём его и признак, и венец!

Критики реального направления обвиняли Фета в бессодержательности и безыдейности лирики. «Без «безумства и чепухи» я поэзии не признаю. Поэт есть сумасшедший и никуда не годный человек, лепечущий божественный вздор», – твёрдо возражал им поэт. Фет не рассказывает логической истории и не взывает к разуму читателя. Он создаёт поэтическую картину, чтобы вызвать эмоциональный отклик в душе читателя.

В стихах Фета множество метафор, его поэзия – это поэзия образов. Синтаксис фетовских стихов тоже можно назвать странным для своего времени. Восклицания, всевозможные виды инверсий, синтаксический параллелизм, отказ от глаголов и пропуск слов – всё это яркие черты лирики Фета.

Необыкновенная музыкальность и напевность фетовских стихотворений создаётся при помощи звукописи, аллитерации и ассонанса. Новаторскими были и сочетание разных стихотворных размеров в одной строфе, и формы строфики с разной длиной стиха. Например:

Лесом мы шли по тропинке единственной

В поздний и сумрачный час.

Я посмотрел: запад с дрожью таинственной

Завораживающая напевность лирики Фета сделала поэта одним из самых популярных авторов романсов XIX века. Даже явный недоброжелатель Фета Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин признавал, что его романсы распевает вся страна.

В лирике Фета множество сложных музыкальных ассоциаций. А эпитеты схватывают не только прямые, но и косвенные признаки предметов.

Критик А. Дружинин писал: «Стихами Фета можно зачитываться до головокружения; в них есть нечто обаятельное, звучащее, как струны, волнующие сердце, как изящная музыкальная симфония».

А великий русский композитор П. И. Чайковский говорил, что дарование Фета ближе к таланту Бетховена, чем к таланту Пушкина, Байрона или Гёте. По мнению Чайковского, А. Фет – это «поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом».

О стремлении соединить музыку и поэзию пишет в своих стихах и сам поэт.

Поделись живыми снами,

Говори душе моей;

Что не выскажешь словами

Звуком на душу навей.

Афанасий Фет в стихах искал не последовательной, синтаксически расчленённой речи, а «музыкального каскада», способного передать всё богатство красок переживаний и движений человеческой души. В умении запечатлеть тончайшие оттенки эмоций и пограничные состояния души заключается психологизм лирики Фета.

В любовной лирике Фета отсутствует индивидуализированный образ любимой женщины, хотя практически все стихи о любви посвящены Марии Лазич. Поэт постоянно обращается к погибшей возлюбленной. Фет обожествляет её, превращая в музу или ангела, который смотрит на него с небес:

Как гений ты, нежданный, стройный,

С небес слетела мне светла,

Смирила ум мой беспокойный,

На лик свой очи привлекла.

Часть любовной лирики Фета обращена в прошлое, наполнена упоением и восторгом. Поэт будто вновь переживает возвращение юности, восторги влюблённости и робких свиданий.

Есть у поэта и горькие стихотворения, проникнутые тоской и болью разлуки. Например, стихотворение «Ты отстрадала, я ещё страдаю. », в котором поэт призывает смерть, чтобы воссоединиться с возлюбленной за гранью земного мира.

Любовь приходит к поэту в образах природы: в пении птиц, шелесте листвы, бликах на водной глади. Зачастую пейзажная лирика становится гармоничной, неотделимой частью любовной поэзии Фета.

Но в отличие от образа возлюбленной, образ природы у Фета предельно конкретизирован. Поэт рисует мир таким, каким видит его. Например, за образами многих птиц и животных в традиции русской поэзии закреплены определённые символы. Так орёл олицетворяет гордость, лебедь – верность, соловей – любовь и так далее. Фет этим символизмом не ограничивает себя. В пейзажной лирике Фета жужжат жуки и пчёлы, поёт комар, скрипит коростель, летят вполне привычные и даже прозаические стрижи и кулики. Важна каждая травинка, каждое насекомое, каждый запах и звук для воссоздания гармоничной картины мира.

При всём этом, пейзажи в лирике Фета воздушны, невесомы и зыбки. В них много движения, переходных состояний. Фет настоящий певец ночи, неба и звёзд. Лейтмотивами поэзии стали тема неба и полёта. Фет называл свою поэзию «ласточкой с молниевидным крылом».

Психологический параллелизм – излюбленный поэтический приём Афанасия Фета. Чувства человека не просто соотносятся с движениями природного мира и являются его отражением. Человек в стихах Фета сливается с природой, растворяется в ней, становясь неотъемлемой частью мироздания.

Ещё один любимый фетовский приём – олицетворение.

Истерзался песней

Соловей без розы.

Плачет старый камень,

В пруд роняя слезы.

В стихах Фета природа становится одушевлённой, человечной.

А человек, напротив, становится природным существом, такой же частью мироздания, как лист, жужжание пчелы или запах ландыша. Такое тождество человека и природы тоже стало новаторской чертой, которую не приняли и не поняли многие критики. «А мне всё тут непонятно. я не понимаю связи между любовью и снегом», – возмущался один из современников поэта.

Афанасий Фет верил, что «Назначение поэта – быть соединительным звеном между разрозненными частями мира и человеческими душами. Под новизною я понимаю не новые предметы, а новое их освещение волшебным фонарем искусства», – писал он.

Новаторство идей, поэтический импрессионизм, отказ от злободневности, поиск новых поэтических форм – это основные черты лирики Фета. И эти же черты вызывали наиболее сильное отторжение у большинства современников Афанасия Фета.

«Фет – поэт единственный в своем роде, не имеющий равного себе ни в одной литературе, и он намного выше своего времени, не умеющего его ценить», – сказал о Фете Лев Николаевич Толстой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector