0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вслух поэзия как игра

Языковая игра слов в поэзии

ЯЗЫКОВАЯ ИГРА СЛОВ В ПОЭЗИИ

Восприятие жизни и действительности как игры издревле присуще человеческому сознанию. Язык (речь) тоже может интерпретироваться как игра. Игрой в широком смысле можно считать всякое поэтическое творчество. «Поэзия в своей первоначальной функции как фактор ранней культуры рождается в игре и как игра. Это освященная игра, но в своей священности эта игра все же постоянно остается на грани необузданности, шутки, развлечения» [8, с. 17]. Во все времена поэты играли со словом. Но если, например, в ХIХ веке тексты строились по принципу парадокса, не нарушая при этом грамматических форм и структурных компонентов предложения (Эдвард Лир, Льюис Кэрролл, Козьма Прутков и др.), то в начале ХХ века игра со словом породила философию зауми (Велемир Хлебников, Игорь Северянин, Алексей Крученых, Даниил Хармс) и язык абсурда [5, с. 308].

В лингвистике предметом изучения языковая игра стала сравнительно недавно. Языковая игра строится по принципу намеренного использования отклоняющихся от нормы и осознаваемых на фоне системы и нормы явлений: «Языковая игра порождает иные, чем в узусе и норме, средства выражения определенного содержания или объективирует новое содержание при сохранении или изменении старой формы». Языковая игра, таким образом, размывает границу между «языком» и «речью», точнее между кодифицированным литературным языком и разговорной речью. Языковая игра «двунаправлена по отношению к языку и речи» [4, с. 4].

под языковой игрой также подразумевает «всякое намеренно необычное использование языка (например, для создания художественного эффекта) [7, с. 3] и рассматривает её как одну из форм лингвистического эксперимента.

В современной лингвистике при заведомо неправильном употреблении слов для выявления закономерностей и правил функционирования языка, а также при изучении аномальных (периферийных) явлений в языке [1, с. 50] все чаще используется понятие «языковой эксперимент». «Экспериментами над языком занимаются все: поэты, писатели, остряки и лингвисты. Удачный эксперимент указывает на скрытые резервы языка, неудачный — на их пределы. Известно, сколь неоценимую услугу оказывают языковедам отрицательные факты» [2, с. 5].

Понятие «эксперимент» (лат. experimentum) ‘проба, опыт, доказательство – научно поставленный опыт, наблюдение исследуемого явления в точно учитываемых условиях, позволяющих следить за ходом явления и многократно воспроизводить его при повторении этих условий’ — можно соотнести с понятием «игра» по признаку обязательности условий проведения и воспроизведения (повторяемости, многократности). По определению, выведенному Й. Хёйзингой [8, с. 17] игра обладает следующими признаками: игра свободна, значима, временно и пространственно ограничена, повторяема (воспроизводима), подчинена определенным условиям (правилам) и азартна. В современной культуре понятия игры и эксперимента тесно переплетаются. Опыт, знание, полученные в результате эксперимента, получают и в процессе игры (дети, например). Ребенок, играя, экспериментирует, познает мир. Поэт также, играя, экспериментирует и познает мир и язык.

Предметом языковой игры чаще всего являются окказионализмы или окказиональные образования. «ОККАЗИОНАЛЬНЫЙ англ. occasional, нем. okkasionell. Не узуальный, не соответствующий общепринятому употреблению, характеризующийся индивидуальным вкусом, обусловленный специфическим контекстом употребления» [3, с. 320]. Поэты и писатели умело создают в своих художественных текстах авторские неологизмы. Выше мы упоминали об этих авторах.

Прежде всего, обращаем внимание на аномальные, отклоняющиеся от нормы, явления, события. В речевой практике это ошибки, оговорки, иноязычная непонятная нам речь, акцент или дефекты речи, а также различные окказиональные образования. Именно они помогают осознать норму. Норма — система правил, нарушение которых вызывает непосредственную реакцию, интерес.

В своей статье мы, исходя из собственного опыта, представляем не созданные нами неологизмы, но такое языковое явление, которое тоже является своеобразной творческой игрой.

В русском языке существуют такие слова, которые состоят из двух и более слов, совершенно не связанных между собой по смыслу. Первоначальное лексическое значение целого слова не имеет никакой лексической связи со словами, входящими в его морфемный состав. Рассмотрим данное языковое явление на примере слова кипарис. Соединяются такие слова без помощи соединительных гласных.

КИПАРИС, — а, м. Южное вечнозелёное хвойное дерево, преимущ. с пирамидальной кроной. II прил. кипарисовый, — ая, — ое и кипарисный, -ая, — ое. Семейство кипарисовых (сущ.) [6, с. 723].

Входящие в его состав слова кипа и рис имеют следующие лексические значения:

КИПА, — ы, ж. 1. Пачка или связка предметов, лежащих один на другом. К. бумаг. 2. Крупная упаковочная мера (спец.). Хлопок в кипах.

РИС, — а (-у), м. Злак с белыми продолговатыми зёрнами, идущими в пищу, а также его зёрна. Плантации риса. Пирог с рисом. II прил. рисовый, — ая, — ое. Рисовые чеки. Рисовая каша.

В толковом словаре таких слов в два раза меньше остальных. В их состав могут входить слова не только знаменательных частей речи, но и служебных. Например, слово арбалет состоит из двух имён существительных и обозначает старинное ручное метательное оружие в форме лука. Слово ар обозначает единицу земельной площади, равную 100 квадратным метрам, а слово балет — 1. Искусство сценического танца. 2. Театральное представление — танцы и пантомима, сопровождаемые музыкой. Б. на льду (на коньках). 3. Артисты, участвующие в таком представлении.

Данные слова можно разграничить по следующим признакам:

1) Слова, состоящие из имён существительных. Например, громкость, банкнота, балбес, конкурс, парторг, паспорт.

2) Слова, состоящие из имени существительного и местоимения в единственном числе. Например, лосьон, явор, ябеда, панты.

3) Слова, состоящие из имени существительного и местоимения во множественном числе. Например, вызов, вырост, выход, вычесть, выхлоп.

4) Слова, состоящие из имени существительного во множественном числе и местоимения. Например, ягода.

5) Слова, состоящие из имени существительного и предлога. Например, набросок, навар, навек, пробег, провес, провоз, прогон, продух, пролом, пророк, просвет, процент.

6) Слова, состоящие из имени существительного и междометия. Например, колымага, оговор.

7) Слова, состоящие из имён существительных во множественном и единственном числе. Например, бакенбарды, колготки, миндаль.

Таким образом, данные слова богаты по своему морфемному ставу. Наибольшую группу составляют слова, состоящие из имён существительных. Их примерно 70 %, остальные слова, состоящие из знаменательных и служебных частей речи, составляют 30 %.

С этими словами мы столкнулись на уроках русского языка, работая со словарями – толковым и словообразовательным. Мы заметили, что вместо одного слова имеем дело с тремя, а иногда и с четырьмя. Например, слова амплитуда состоит из четырёх слов: исходного амплитуда, междометий ам и пли, указательного местоимения туда. Слово гастрономия состоит из исходного гастрономия, имени существительного гастроном, союза и, личного местоимения я [9, с. 20].

Безусловно, нужно было найти практическое применение этим словам. Мы решили провести лингвистический эксперимент, применив их в собственной поэзии. Суть эксперимента в том, что рассматриваемые нами слова прячутся в тексте, придавая ему шутливую форму и интерес.

Вы – честь, вам – пир.

Вы – зов, вы – рост.

Вы – ход, вы – хлоп.

У нас работал отличный мажор –

Дом он содержал в порядке.

С детьми уж больно был хитёр,

Не помогали никакие взятки.

«О, Боги, ниспошлите гром!

Кость, убирая с пола, причитал он.

Уж надоел ему погром,

Его хотел забыть как жуткий сон…

Нет, сердцем он был мягок.

Детей любил, не думайте вы –

Честь для него важней.

Не выслужиться вряд ли!

Но дети больше лишь шалили,

Не убирали за собой,

То тут насыпят, там пролили,

А то и вовсе: «Сам помой!».

Терпенье лопнуло: «Гори –

Зонт взял. «Всё синим пламенем…»

С ним по аллеям до зари

Бродил с тяжёлым каменем.

И сразу все засуетились,
Куда пропал наш мажордом?

Искать скорей его решились.

Пошло всё в доме кверху дном.

Уж не блестел паркетный пол –

Оса застряла в грязной ванной,

Не ели дети каши манной.

Убрал в карман свой форс –

Мажордом пожалел ребятишек.

Вернулся к ним. Порядок и уют

С тех пор в доме. Стало тише…

У мамы с папой я беда.

Приключилась как всегда!

Суп варила три часа.

Ой, беда, беда, беда!

Вот снимаю я навар,

Вар бросает меня в жар.

И упрёков дождалась…

Голодает вся семья.

Беда, беда, беда, беда.

Сороки-белобоки на дереве трещали,

Ворону соседку свою обвиняли:

«Воррр она, вора она, бессовестная воррр она!

Укрррала, украло в столовой макаррроны!».

Сороки напрасно на ворону напали,

В школе сорок не обучали.

Это дано ей законом природы.

Ворон вором может быть ловким,

А ворона всего лишь воровкой!

Стихотворение о Мыши и Яке

Жили рядом Мышь и Як.

Не уживались вот никак!

Рядом домики стоят.

Надписи о том гласят:

«ЗДЕСЬ ЖИВЁТ КРУТАЯ МЫШЬ-

ЯК НЕ НАРУШАЕТ ТИШЬ!».

И соседи, и друзья.

А каждый день скандал, война…

Мышь пищит, а Як мычит!

Вдруг Ворона им кричит:

«Вы, друзья, не ссорррьтесь зря!

Посмотрррите на дома!

Поняла я, в чём пррричина.

Читать еще:  В чем заключается новаторство поэзии державина

Вот какая вам каррртина:

Вместе слово вы «мышьяк».

Ядом пахнет слово как!

Надписи, сменив местами,

Заживёте вы дрррузьями!»

Мышь и Як дружить решили,

Надписи свои сменили.

«ЯК НЕ НАРУШАЕТ ТИШЬ,

ЗДЕСЬ ЖИВЁТ КРУТАЯ МЫШЬ!».

Про всё и про, ну просто про.

Узнать всем хочется давно.

Узнать, что значит это про:

Предлог, приставка или что?

Ну да предлог, приставка. Что?

Значение важней всего.

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли…»

Поэт великий написал.

Конечно, здесь приставка про.

Про воды, зелень и про бор

Звучит природы разговор.

Предлог значенье подсказал.

Когда-то жили мышь и як.

Гулять ходили они в парк.

Внезапно як на мышку шмяк.

И получился тут «мышьяк».

На балу кружился бес

Без затейливых чудес.

Но случайно он исчез,

Зал смеялся: «Вот балбес!».

Дама сердца беса ждет,

В зале музыка ревет,

И вино рекой течет,

Беса снова зал зовет.

Но его все нет и нет,

Только ярче люстр свет,

Дама сердца шлет привет.

Бес же спит в расцвете лет.

Гром гремел, большую кость

Пес зарыть пытался в дождь.

У него такая должность:

Кость зарыть под грома громкость.

Банк зачем-то на стене

Краской вывел ноту «ре».

И зачем нужна здесь нота?

Лучше б вывесил банкноту.

И послушал банк совет:

Ноты «ре» здесь больше нет.

На стене другая нота,

Нота «ля», а не банкнота.

Вы знаете, кто такие готки?

Они носят чёрные колготки,

Пирсинг, кольца и ирокез.

Всё человеческий образ исчез.

А ещё эти чёрные «готессы»

Претендуют на звание «принцессы».

Линзы скрывают естественный взгляд.

Взглянешь – в них кромешный ад…

Недалеко ушли от вампиров,

Этих бессмертных, холодных кумиров.

Как и они, «боятся» чесночный кол-

Готки. Для них это чистый прикол.

1. Апресян аномалии: типы и функции // Res Philologica. – Москва: Издательство ACT», 1990. — 448 с.

2. Арутюнова и язык // Вопросы языкознания. -1987. — № 3. — С. 3-19.

3. Ахманова лингвистических терминов. – Москва: Издательство «Советская энциклопедия», 1969. — 608 с.

4. Гридина игра: стереотип и творчество / . – Екатеринбург: Урал. ГПИ, 1996. — 215 с.

5. — Ф.. Даниил Хармс и конец русского авангарда / Пер. с фр. Φ. А. Перовской. — СПб.: Академический проект, 1995. — 471 с.

6. Ожегов словарь. — Москва: Издательство «Советская энциклопедия», 1964. — 900 с.

7. Об истории и современном состоянии русской языковой игры / // Вопросы языкознания. – 2005. — № 4. – 20 с.

8. Хёйзинга Йохан. Homo Ludens. — Статьи по истории культуры. / Пер., сост. и вступ. ст. ; Коммент. . — Москва: Издательство «Прогресс» — Традиция, 1997. — 416 с.

9. Шклярова трудностей русского языка: Начальная школа. – Москва: Издательство «ВАКО», 2009. — 96 с. (Школьный словарик).

Видеолекция «Игра в детской поэзии или как мы играем в стихи»

РГДБ ТВ и лекторий «Как вырастить читателя?» продолжают публиковать видео-лекции специалистов по детскому чтению. В этот раз представляем вам лекцию психолога отдела творческого развития читателей Российской государственной детской библиотеки Надежды Потмальниковой «Игра в детской поэзии или как мы играем в стихи» .

Что такое игра, в общих чертах представляют почти все, а вот с определением поэзии у многих возникают трудности.

«Для меня поэзия – это прекрасное художественное слово. Слово особенное, не бытовое, не буквальное, – дает свое определение поэзии Надежда Потмальникова и призывает родителей как можно раньше начинать знакомить малышей с поэтической речью.

«Все знают, чем больше мы разговариваем с маленьким ребенком и проговариваем все действия (сейчас мы кашку съедим, пойдем гулять…), тем быстрее он научится понимать речь и разговаривать, – рассказывает лектор. – Я бы посоветовала обязательно включать в повседневную речь и поэтическую. Первый помощник в этом деле – фольклор».

Мама укачивает малыша и поет:

Баю-баюшки-баю –

Не ложися на краю…

Баю-бай, баю-бай,

Ты,собачка, не лай.

Белолапа, не скули,

Нашу детку не буди…

«Делайте это обязательно, даже если абсолютно нет ни слуха, ни голоса. Малышу не важно, как вы поете, ему важно слышать ваш голос», – объясняет Надежда Потмальникова.

Следующий шаг приобщения к поэзии – это всевозможные потешки и присказки. Их легко найти в любом фольклорном сборнике.

Водичка, водичка,

Умой мое личико,

Чтобы глазоньки блестели…

Этот пальчик в лес пошел,

этот пальчик гриб нашел,

этот пальчик гриб сорвал…

Не плачь, не плачь,

Куплю калач…

Когда закончится запас стишков и потешек, Надежда Потмальникова предлагает читать детям любые стихи, какие придут в голову.

Но все меняется, когда ребенок научился сидеть и начинает активно осваивает предметный мир вокруг себя. Среди этих предметов обязательно должна оказаться книга.

«На первых порах вы лишь будете успевать называть пару предметов на картинке, потому что малышам нравится быстро перелистывать страницы. Постепенно он будет все больше и больше концентрировать внимание на странице. И поверьте, вы испытаете истинное счастье, когда удастся прочитать строку, а то и две, – рассказывает Надежда Потмальникова. – Но еще большее счастье, когда вдруг понимаешь, что ребенок соотносит определенную фразу с определенной картинкой».

Точно так же, советует лектор, можно поступать с любыми предметами. Например, протягиваете ребенку плюшевого кота и говорите:

Пошел котик на торжок, купил котик пирожок.

Пошел котик на улочку, купил котик булочку.

Или вышли на улицу, там идет снег, а вы вместо простой констатации факта произносите:

Белый снег, пушистый

В воздухе кружится

И на землю тихо

Падает, ложится.

Идете по улице с малышом и наблюдаете, как грузовики снег увозят:

Куда в машинах снег везут?

Наверно, в странах жарких

Его ребятам раздают

На Новый год в подарках…

«Не удивляйтесь, если вчера ваш ребенок слушал, как вы читаете ему Пушкина, Лермонтова и Есенина, а сегодня требует, чтобы вы по десять раз перечитывали стихи Барто, Чуковского и Маршака, – продолжает Надежда Потмальникова. – Так начинается следующий этап осмысления, когда ребенок понимает, что в поэзии рассказывается о самых обыкновенных и понятных вещах. Они просят читать эти простые стишки, потому что там все понятно».

В этот момент ребенку можно предложить поиграть в стихи.

Хотите узнать, как играть в стихи? Смотрите лекцию Надежды Потмальниковой.

Статья «Современная игровая поэзия на уроках литературного чтения. Анализ программ.»

СОВРЕМЕННАЯ ИГРОВАЯ ПОЭЗИЯ

НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРНОГО ЧТЕНИЯ

Анализ программ

Рассматривая проблему литературного развития и развития речи младших школьников с точки зрения игровой поэзии, нас, прежде всего, интересуют программные требования к знаниям, умениям и навыкам учащихся.

Все программы по литературному чтению в начальной школе включают детскую игровую поэзию.

Обратимся к нескольким из них и проанализируем их в виде таблицы (см. табл. 1).

Таблица 1 – Детская игровая поэзия и цель ее изучения в современных учебниках по литературному чтению для 2-го класса

Узнавание жанра игровой поэзии; сравнение игровой поэзии с фольклором; умение соотносить

К. Чуковский «Путаница», «Радость», «Федорино горе», «Котауси и мауси»;

Адресация поэзии непосредственно детям; безгранично емкий, выразительный, хорошо знакомый и понятный каждому ребенку язык поэзии;

Продолжение таблицы 1

К. Чуковский «Путаница», «Радость», «Федорино горе», «Котауси и мауси»;

опора на фольклорные традиции

С. Маршак «Кот и лодыри»

Ясность, четкость и веселая «энергия слова», способность поэзии восприниматься без каких-либо вспомогательных средств; обладание не только звуковым оснащением, но и многочисленными красками, изображающими постоянное движение

С. Михалков «Мой секрет»

Доступность изложения, занимательность, яркая передача образов; присутствие в поэзии остроумия и проникновенной любви к детям

Э. Мошковская «Я ушел в свою обиду…»

Добрая, светлая, «правильная» поэзия с известной долей назидательности

В. Берестов «Знакомый»,

Продолжение таблицы 1

Продолжение таблицы 1

Умение узнавать и передавать настроение поэта; пробовать пропевать игровые

Шотландская народная песенка «Спляшем» в переводе И. Токмаковой; чешские народные песенки «Разговор лягушек», «Сенокос» в переводе

Каждый следующий элемент в стихотворении присоединяется к предыдущему, образуя длинную цепочку

Продолжение таблицы 1

С. Маршака; английская народная песенка «Дом, который построил Джек» в переводе С. Маршака

УМК «Школа 2100». Литературное чтение (Р.Н. Бунеев, Е.В. Бунеева). Общая цель учебника – совершенствование умений чтения и понимание текста; развитие интереса к чтению и читательской самостоятельности детей [Бунеев 2013: 3]

Знакомство с игровой поэзией и представителя жанра; умение читать выразительно и понимать смысл прочитанного [Бунеев 2013: 4]

Ю. Мориц «Слониха, слоненок и слон», «Резиновый ежик», «Это – да! Это – нет!»

Присутствие в стихах динамичных картин, повышенной эмоциональности, воображаемость ситуации, которую поэтесса создает на основе реальности

В. Левин «Кошкина считалка», «Мышкина считалка»

Отчетливое проявление фольклорных считалок, которое воплотилось в игровых стихах поэта

Б. Заходер «Считалия» (отрывок)

Присутствие в стихотворении игры слов, веселых интонаций, темп и напор действия, что приближает его к народному творчеству

Продолжение таблицы 1

В. Левин «Чудеса в авоське»

Присутствие загадки, а

Читать еще:  Поэзия вагантов как явление «смеховой культуры» средневековья

Продолжение таблицы 1

также приема «вопрос-ответ»

Легкое для чтения и запоминания, очень рифмованное стихотворение, удивительный ритмический рисунок

Д. Хармс «Удивительная кошка»

Стихотворение поражает воображение, потрясает, удивляет, оно синкретично: его можно пропеть, сыграть и даже протанцевать

Э. Мошковская «Всего труднее дело…», «Болельщик»

Подлинная веселость в стихах, игра слов, неподдельная радость, бесконечное счастье и чудеса

Б. Заходер «Петя мечтает», «Муравей» (перевод с Я. Бжехвы)

Основа стихотворений – игра в слово, присутствие естественно народного творчества

В. Бардадым «Мы читаем!»

В стихотворении отчетливо проявляется малый фольклорный жанр – скороговорка

Продолжение таблицы 1

Окончание таблицы 1

Умение отличать игровую поэзию от других; понимать задумку автора, изложенную в стихотворении; учить эмоционально откликаться на прочитанное [Ефросинина 2014: 13]

Г. Сапгир «Рабочие руки»

Отчетливые черты игровой поэзии, игра словами и образами, действиями, комический эффект и словотворчество

М. Дудин «Тары-бары»

Фольклорные традиции в стихотворении: присутствие потешки и даже считалки, которые легки к запоминанию и для чтения

Б. Заходер «Птичья школа»

Присутствие в стихотворении всей палитры комического – от мягкой иронии до сатиры, смешивание их в разнообразных пропорциях, лаконичность и выразительность образов

Курс повышения квалификации

Специфика преподавания предмета «Родной (русский) язык» с учетом реализации ФГОС НОО

Курс повышения квалификации

Дистанционное обучение как современный формат преподавания

Курс повышения квалификации

Новые методы и технологии преподавания в начальной школе по ФГОС

  • Все материалы
  • Статьи
  • Научные работы
  • Видеоуроки
  • Презентации
  • Конспекты
  • Тесты
  • Рабочие программы
  • Другие методич. материалы

  • Иванова Дарья КонстантиновнаНаписать 1489 16.06.2017

Номер материала: ДБ-561402

  • Начальные классы
  • Статьи

Международная дистанционная олимпиада Осень 2021

    16.06.2017 268
    16.06.2017 233
    16.06.2017 319
    16.06.2017 491
    16.06.2017 193
    16.06.2017 342
    16.06.2017 263

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

В московском метро появились наклейки для потерявшихся детей

Время чтения: 1 минута

Треть школ и пятая часть детских садов в России являются инклюзивными

Время чтения: 1 минута

Рособрнадзор оставил за регионами решение о дополнительных школьных каникулах

Время чтения: 1 минута

В школе в Пермском крае произошла стрельба

Время чтения: 1 минута

55 российских школ остаются на карантине по коронавирусу

Время чтения: 0 минут

Более половины родителей не состоят в родительских чатах

Время чтения: 1 минута

Подарочные сертификаты

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Вслух поэзия как игра

Ребята делятся на пары. Каждая пара берет себе по листу бумаги и ручку. Игра заключается в следующем: Один из каждой пары пишет на листе две рифмованные строчки. Затем он заворачивает лист бумаги таким образом, чтобы верхняя строчка не была видна, и передает лист напарнику.

Второй получает листок, на котором видна только одна строка. Он должен придумать две стихотворные строчки, чтобы они совпадали по рифме с той, которая уже есть на бумаге. Затем он снова заворачивает лист так, чтобы его напарнику была видна только одна, нижняя строка, и передает листок. Ребята могут писать как по две строки, так и по четыре.

Стихотворные строчки можно придумывать самостоятельно, а можно изменять уже известные стихотворения.

Когда все пары игроков напишут свои «произведения», стихи можно прочитать вслух. Можете быть уверенными – чтение этих стихотворений доставит много веселья всем игрокам.

«СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА»

Выбирается ведущий. Все остальные берут ручки и по листу бумаги. Ведущий произносит какое-то слово. Остальные записывают на бумаге различные слова, рифмующиеся с названным словом, и желательно, чтобы их было побольше.

Можно записывать как разрозненные слова, так и целые фразы.

Например, ведущий называет слово: «лес». Ребята могут написать ему в рифму: «чудес»; «исчез»; «залез»; «пресс» и т. д. Когда каждый напишет свои слова, ребята могут зачитать их вслух. Игроки вправе сочинить и стихотворные строчки, в которых будут содержаться записанные ими слова. В стихотворении могут содержаться любые другие слова, главное – чтобы оно получилось забавным и интересным. Желательно, чтобы каждый попробовал свои силы в сочинительстве и придумал что-нибудь наподобие:

Увидите, у каждого из ребят получатся свои, оригинальные и смешные стихи. Ведущий оценивает творчество всех игроков и присуждает каждому определенное количество очков. Игра продолжается, ведущий называет новое слово, а игроки придумывают слова-рифмы. В конце игры можно подвести итоги. Победителем является тот, кто набирает больше очков. Ему можно вручить приз как самому талантливому сочинителю.

«ЗНАЙКА»

Всем ребятишкам придется вспомнить стихотворения известных авторов. В начале игры определяют ведущего. Он должен следить за ходом игры и в конце подвести итоги.

Игроки делятся на две группы. Ведущий называет кого-то из известных или не особенно известных поэтов. Например, Пушкина. Задача каждой группы – назвать несколько стихотворных строчек из различных произведений этого поэта. Побеждает команда, назвавшая больше стихотворных строк. При этом желательно называть не только те произведения, которые проходят в школе.

Ведущий следит за правильностью названных строчек, а также за тем, кто из игроков активнее участвует в игре. Самые интеллектуальные игроки будут победителями.

«ВСПОМНИМ СТИХОТВОРЕНИЕ»

Выбирается ведущий. Он начинает прозой пересказывать смысл какого-то из известных стихотворений. Задача игроков – догадаться, какое стихотворение он имеет в виду, и прочитать его вслух. Например, ведущий говорит: «Осень – это такое время года, которое приходится по вкусу далеко не всем. Именно поэтому многие начинают ругать осень, говорить, что на улице холодно, сыро, ветрено, неуютно и т. д. Но на самом деле осень прекрасна, она кажется похожей на ребенка, которого не любят в собственной семье…»

После такого рассказа кто-то из игроков должен вспомнить стихотворение А. С. Пушкина:

Разумеется, далеко не всегда игроки смогут угадать стихотворение, названное ведущим. В этом случае ему придется прочесть одну из строчек этого стихотворения. Если и после этого никто не угадает, попробуйте подсказать еще каким-то образом. Самый догадливый игрок будет победителем. Ему можно вручить приз или диплом: «Самому интеллектуальному».

РАССКАЖИ О СЕБЕ В СТИХАХ

Выбирается ведущий, чтобы следить за ходом игры и подвести итоги. Условия следующие: ведущий обращается к кому-то из ребят и предлагает ему рассказать о себе в стихах. Игрок может подумать некоторое время, а может сразу попытаться сочинить стихотворение о себе. Допустимо в своем «опусе» использовать строчки из известных стихотворений. Например:

И в таком роде дальше. Если кто-то из ребят не может сочинить стихотворение о себе, на помощь ему приходят остальные игроки. Так, каждый сочиняет по одной или по две строчки, а в результате получается очень забавное рифмованное сочинение.

За каждое стихотворение или строчку ведущий присуждает игроку определенное количество очков. В конце подводятся итоги. Победителем становится тот, кто набирает больше очков.

ПРИКОЛЬНЫЕ СОВЕТЫ

Наверное, многие читали «Вредные советы» для непослушных детей, которые сочинил Григорий Остер. Он считает, что дети всегда поступают наоборот, именно поэтому им нужно давать «вредные» советы. Дети тогда будут поступать правильно, потому что все равно никогда не выполняют распоряжения полностью.

Можно использовать этот принцип и попробовать самостоятельно придумать самые замечательные «вредные» советы на различные случаи жизни. В начале игры выбирается ведущий. Он предлагает ситуацию. Например, в школе родительское собрание, а у тебя очень много двоек. Что нужно сделать? Каждый должен придумать хотя бы по одному «вредному совету». Например, не помешает такой совет:

Ребята могут придумывать «вредные советы» любого размера, а ведущий оценивает каждый совет определенным количеством очков. В ходе игры каждый должен придумать определенное количество советов. В конце игры ведущий подводит итоги. Победителем становится тот, кто наберет больше очков. Он получает почетное звание: «Самые зловредный советчик».

ПОЗДРАВЛЕНИЯ В СТИХАХ

Каждому приятно получать поздравления к празднику. Но особенно приятно, если эти поздравления в стихах. Эта игра поможет научиться сочинять интересные поздравления, которые потом можно будет использовать в самых разных случаях. В начале игры выбирается ведущий. Лучше всего, если им станет человек, любящий и понимающий стихи.

Ведущий предлагает сочинить стихи к какому-то празднику, например к Новому году. И все ребята начинают вместе придумывать поздравления. Можно адресовать поздравление кому-то из игроков или человеку, которого знают все присутствующие. А чтобы творческий процесс пошел веселее, ведущий произносит первую строчку будущего поздравления или подробно обрисовывает, что именно надо сказать в поздравлении.

Например, он говорит: «Давайте поздравим Машу с Новым годом». Первая строчка будет такая:

Читать еще:  Что такое поэзия на белорусском языке

Остальные продолжают стихотворение, придумывая по одной строчке. Допустим:

В некоторых случаях кто-то из участников захочет придумать самостоятельно целое поздравление. Творчество всех ребят ведущий оценивает определенным количеством очков. Таким же образом сочиняются поздравления к самым разным праздникам – дню рождения, Дню святого Валентина, 8 Марта, 1 сентября, дню ангела и т. д. В конце игры подводятся итоги.

Победителем считается тот, кто набирает больше очков. Его можно наградить призом или объявить самым талантливым сочинителем поздравлений.

ВОПРОС – ОТВЕТ

Выбирается ведущий, задача которого – придумать и задать каждому из участников игры какой-то вопрос. Игрок должен на этот вопрос ответить таким образом, чтобы в беседе содержалась какая-то рифма. Далее ведущий продолжает свои вопросы, а игрок дает рифмованные ответы. В результате у них получается замечательная стихотворная беседа. Например:

– Куда пойдешь ты вечером сегодня?

– Наверное, туда, где празднуют все праздник новогодний.

– Какой костюм себе на бал ты изберешь?

– Оружье – шпага, брюки – клеш.

– И кем ты будешь в маскараде в таком изысканном наряде?

Кот в сапогах иль мушкетер?

– Я буду тот, кто так красив, умен и ловок. Иначе говоря, я буду рыцарь… Рыцарь новый.

Ведущий и участники придумывают вопросы и ответы на самые разные темы. В игре нет победителей и побежденных, главное – чтобы все попробовали свой талант в сочинении рифмованных вопросов и ответов.

СОВМЕСТНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Ведущий произносит вслух какую-то фразу. Ее можно придумать самому или позаимствовать из какого-то известного стихотворения. По очереди все ребята продолжают ее, добавляя к ней еще по одной или две фразы. Их можно придумывать самостоятельно или брать из каких-то произведений.

Главное условие – каждая фраза должна рифмоваться с предыдущей, чтобы в совокупности получилось длинное стихотворение. Разумеется, запомнить такой длинный «словесный коктейль» нелегко. Его можно записать на магнитофон, чтобы впоследствии послушать и посмеяться.

СТИХОТВОРНЫЕ «ПЕРЕВОДЧИКИ»

Ведущий рассказывает всем присутствующим какую-то короткую историю. А потом обращается к ребятам с предложением перевести рассказанную им историю в стихи. Если игрок не может сам придумать подходящего рифмованного сочинения, на помощь ему приходят другие. В процессе «творчества» не возбраняется позаимствовать несколько строк из какого-то известного стихотворения.

Например, ведущий рассказывает: «Пришла зима. Выпал снег, все стало белым, красивым. Деревья, дома стали похожими на сказочные, снег изменил их до неузнаваемости». Участники игры должны придумать историю в стихах, которая соответствовала бы рассказу ведущего. Можно вспомнить хорошо известные строчки:

Трудное удовольствие Как научиться понимать поэзию

«Совершенно не воспринимаю поэзию как вид искусства. Как научиться ее понимать и получать от нее удовольствие?»
Из соцсетей

В какой части человеческого тела возникает удовольствие от поэзии? Если судить по себе (а таков при всем его несовершенстве и вопреки трамвайной укоризне самый надежный способ суждения), это ощущение берет начало в дыхательных путях и полости рта. Никакие образные красоты и глубокомыслие не спасут стихотворения, если читателю просто-напросто не в радость произнесение строфы или даже строки. Один мой друг стал мне еще дороже после того, как ляпнул за бутылкой, что элегия «Редеет облаков летучая гряда…» написана Пушкиным именно ради этой первой строки. Я давно был того же мнения, но все робел высказаться вслух. Наслаждение, которое доставляет ее произнесение, невозможно объяснить — у меня, во всяком случае, не получается. Здесь нет и в помине пресловутой логопедически-нарочитой звукописи, вроде бальмонтовского «Чуждый чарам черный челн…» или пастернаковского «В волчцах волочась за чулками…» И вместе с тем последовательность ударных и безударных слогов, чередование согласных и гласных звуков настолько идеальны, что хочется вновь и вновь повторять четыре обыкновенных слова: «Редеет». «Облаков». «Летучая». «Гряда».

Эту едва ли не физиологическую сторону воздействия лирики имел в виду английский поэт Альфред Хаусман (1859-1936), когда писал: «И вправду, поэзия представляется мне явлением скорее телесным, чем интеллектуальным. Я по опыту знаю, что, бреясь, мне лучше следить за своими мыслями, поскольку, если в память ко мне забредает поэтическая строка, волоски на моей коже встают дыбом, так что бритва с ними уже не справляется».

Пройдя такой первичный, как бы на ощупь, отсев, стихотворение отправляется прямо в душу — назовем ее для солидности психикой. Теперь в случае поэтической удачи читатель, как на сеансе гипноза, подпадает под обаяние авторской речи о чем угодно, будь то любовь, грусть осеннего заката, умиление при виде младенца, угрызения совести и т.д. и т.п. Правда, от читателя требуются впечатлительность и развитое воображение. Совсем необязательно, чтобы любитель поэзии имел личный опыт житейских метаморфоз и треволнений, перечисляемых в стихотворении Пушкина, но если он одарен способностью к сопереживанию, интонация отчаянной решимости растрогает его:

Всё в жертву памяти твоей:
И голос лиры вдохновенной,
И слезы девы воспаленной,
И трепет ревности моей,
И славы блеск, и мрак изгнанья,
И светлых мыслей красота,
И мщенье, бурная мечта
Ожесточенного страданья.

А ведь интонация, в сущности, — порядок слов, только и всего. Но порядок ничуть не менее таинственный, чем поэтическая звукопись, поминавшаяся выше. (Определение английского классика Сэмюэла Кольриджа (1772-1834), что поэзия — это «наилучшие слова в наилучшем порядке», представляется избыточным: всякое слово делается наилучшим, когда стоит в самой сильной позиции, то есть речь идет снова же о его местоположении.) И мы перечитываем в любимых стихах не содержание, а именно интонацию, которая, разумеется, подпитывается буквальным содержанием стихотворения, но не сводится к нему.

Ну, например. Есть у Тютчева такое лирическое изречение:

Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.
1869

Но пятью годами раньше и чуть ли не дословно ту же мысль высказал по-французски в частном письме И.С. Тургенев: «…Сфинкс, который будет всегда перед всеми возникать, смотрел на меня своими неподвижными, пустыми глазами, тем более ужасными, что они отнюдь не стремятся внушить вам страх. Мучительно не знать разгадки; еще мучительнее, быть может, признаться себе в том, что ее вообще нет, ибо и самой загадки не существует вовсе».

Сопоставление двух цитат практически одного содержания наглядно иллюстрирует различие в восприятии fiction и non-fiction. Тургенев доносит до адресата мысль, Тютчев тоже делится мыслью, но главное — передает умонастроение, сопутствующее ее появлению. «Дьявольская разница!» И впрямь: вывод — он и есть вывод, но протяженное раздумье, которому мы делаемся как бы причастны, доставляет неизъяснимое удовольствие, и хочется снова и снова оказываться во власти этой иллюзии. Сколько можно перечитывать невеселую мысль Тургенева? Два-три раза от силы. А строфу Тютчева ценитель поэзии пробормочет за жизнь про себя и вслух десятки раз. И потребность в повторении, и удовольствие от него объясняются «всего лишь» способом поэтического изложения — звуками, размером, ритмом, рифмами, порядком слов. Вот какие чудеса иногда творит версификация!

(Заметим между делом, что на высказывание одной и той же мысли стихотворной речи понадобилось вдвое меньше слов, чем прозаической.)

Одно важное уточнение. Есть интонация и — интонация. Первая, словно какая-нибудь трасса флажками, помечена знаками препинания, чтобы не промахнуть поворот содержания и не прочесть сгоряча, допустим: «Несется в гору во весь дух на утренней заре пастух…» Профессиональные чтецы, исполняя стихи со сцены, согласуют модуляции своего голоса по преимуществу с этими вешками синтаксиса, поэтому актерское чтение, как правило, маловыносимо. С таким же формальным идиотским «выражением» обычно учат декламировать стихи в школе. Все эти ужимки выразительности идут вразрез с глубинной лирической интонацией, для совпадения с которой нужно проявить подлинный артистизм и попасть в резонанс авторскому настроению. Разумеется, лучше всех дается лирическая интонация самим авторам, когда они воют стихи, как волки в полнолуние. Из некоторых особенно чувствительных читателей поэзии тоже иногда выходят неплохие оборотни.

Получать удовольствие от поэзии, оказывается, так непросто, что моя заметка больше похожа на предостережение, чем на агитацию. Как быть. А я еще обошел молчанием необходимую читателю стихов искушенность и начитанность, чтобы в полной мере наслаждаться мастерством, с каким автор обращается с приемом; кивать, будто старому знакомому, цитатам и заимствованиям; реагировать на остроумие и проч.

Чтение стихов — удовольствие одновременно сильное и трудное, и чем раньше пристраститься к этой радости, тем лучше. Как бы то ни было, любитель поэзии не останется внакладе, хотя бы потому, что «поэзия утешает, не обманывая», как сказал один многоопытный старик.

Хорошо бы смолоду попасть под влияние старшего, который любит стихи; хорошо, если этим старшим будет учитель литературы, но вовсе необязательно. Для меня таким человеком стал отец — он помногу читал их наизусть и вслух, причем правильно читал: без этого казенного «выражения», зато с чувством и с толком — прикрыв глаза и самозабвенно подвывая.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector