0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто писал стихи в прозе

Стихотворения в прозе И. С. Тургенева

«Стихотворения в прозе» — цикл из нескольких десятков стихотворений в прозе, созданных Иваном Тургеневым в последние годы жизни (1877—1882). Всего в беловой рукописи, подготовленной писателем, насчитывается 83 стихотворения. При его жизни в декабре 1882 года в журнале «Вестник Европы» была опубликована подборка из 50 произведений цикла. К числу наиболее известных (и наиболее кратких) стихотворений в прозе Тургенева относится «Русский язык».

История создания
Беловой автограф, без общего названия, включает 83 пронумерованных стихотворения с предисловием «К читателю» и перечнем названий стихотворений. Наборная рукопись, содержащая текст 50 стихотворений, имеет заголовок «Senilia. Стихотворения в прозе»[1]. Именно под таким заголовком все 83 стихотворения в прозе помещены в Полном собрании сочинений Тургенева в 30 томах (1982).

«Senilia» по латыни означает «старческое». Другой заголовок, встречающийся в рукописях с ранними подборками стихотворений в прозе, — «Posthuma», то есть «посмертное», что может говорить о том, что «эти произведения не предназначались к печати при жизни автора»[2]. Самым ранним датированным произведением цикла являются «Дрозд (I)» и «Дрозд (II)», написанные в августе 1877 года[3]. Основная масса стихотворений создана в 1878—1879 годах, затем наступил перерыв, и ещё несколько стихотворений написано в 1881—1882 годах[4]. На обороте первого листа беловой рукописи, включающей весь цикл, Тургенев приводит перечень стихотворений под заглавием «Сюжеты», за которым следует меньший по числу список «Сны» и ещё один список «Пейзажи», включающий только два произведения[5]. В перечне встречаются и названия 14 стихотворений, рукописи которых не обнаружены и которые, «по-видимому, говорят о неосуществлённых замыслах писателя»[6]. На последней странице рукописи обозначен год «1883!», однако за этот год новых произведений уже не написано[7].

Публикация части цикла была осуществлена благодаря настойчивым просьбам М. М. Стасюлевича, редактора журнала «Вестник Европы». Посетив писателя летом 1882 года, Стасюлевич спросил, верны ли слухи о том, что Тургенев пишет новый роман. Тот ответил отрицательно и показал «большую пачку написанных листков различного формата и цвета», объяснив, что это «нечто вроде того, что художники называют эскизами, этюдами с натуры, которыми они потом пользуются, когда пишут большую картину». Однако, по словам Тургенева, он не планирует большой работы, в доказательство чего собирается отдать все листки Стасюлевичу в запечатанном виде на хранение вплоть до своей смерти. В ответ на просьбу редактора Тургенев прочитал ему «Деревню» и «Машу», после чего Стасюлевич предложил опубликовать цикл стихотворений в прозе сейчас же. По словам Тургенева, некоторые из произведений «слишком личного и интимного характера» и не предназначены для публикации. В результате, однако, Тургенев в августе 1882 года отправил Стасюлевичу сначала сорок, а затем ещё десять стихотворений для публикации в журнале[8]. Цикл из 50 стихотворений был опубликован в «Вестнике Европы» № 12 за 1882 год (стр. 473—520) под названием «Стихотворения в прозе И. С. Тургенева» с предисловием редактора. Остальные стихотворения при жизни автора не публиковались.

Жанровое обозначение «Стихотворения без рифм и размера» встречается уже в ранних рукописях Тургенева[9]. При подготовке к печати в журнале он предложил заголовок «Senilia. 40 стихотворений в прозе» (позже «40» было исправлено на «50»), хотя Стасюлевич предлагал для цикла название «Зигзаги»[9]. В журнале стихотворения были разделены по двум хронологическим разделам: «1878-й год» и «1879—1882 гг.»[10].

Стихотворения в прозе, не опубликованные в 1882 году, были впервые опубликованы А. Мазоном в Париже в 1930 году, а в следующем году Ш. Саломон в малодоступном издании (тиражом 150 экземпляров) издал весь цикл из 83 стихотворений. В СССР в 1931 году полный цикл был издан под редакцией Б. В. Томашевского[11].

В Полном собрании сочинений Тургенева в 30 томах 83 стихотворения в прозе были опубликованы в двух частях: в первую вошло 50 стихотворений, напечатанных в «Вестнике Европы» (некоторые — с позднейшей правкой Тургенева), а также исключённый оттуда «Порог», во вторую вошло ещё 32 стихотворения, при жизни автора не печатавшихся. В публикации стихотворения не пронумерованы.

Циклу предшествует обращение автора «К читателю»:
Добрый мой читатель, не пробегай этих стихотворений сподряд: тебе, вероятно, скучно станет — и книга вывалится у тебя из рук. Но читай их враздробь: сегодня одно, завтра другое, — и которое-нибудь из них, может быть, заронит тебе что-нибудь в душу.

Стихотворения, вошедшие в первую часть
Деревня
Разговор
Старуха
Собака
Соперник
Нищий
«Услышишь суд глупца…»
Довольный человек
Житейское правило
Конец света (Сон)
Маша
Дурак
Восточная легенда
Два четверостишия
Воробей
Черепа
Чернорабочий и Белоручка (Разговор)
Роза
Памяти Ю. П. Вревской
Последнее свидание
Порог
Посещение
Necessitas, Vis, Libertas (Барельеф)
Милостыня
Насекомое
Щи
Лазурное царство
Два богача
Старик
Корреспондент
Два брата
Эгоист
Пир у Верховного Существа
Сфинкс
Нимфы
Враг и друг
Христос
Камень
Голуби
Завтра! Завтра!
Природа
«Повесить его!»
Что я буду думать.
«Как хороши, как свежи были розы…»
Морское плавание
Н. Н.
Стой!
Монах
Мы ещё повоюем!
Молитва
Русский язык
Стихотворения, вошедшие во вторую часть
Встреча (Сон)
Мне жаль…
Проклятие
Близнецы
Дрозд (I)
Дрозд (II)
Без гнезда
Кубок
Чья вина?
Житейское правило
Гад
Писатель и критик
С кем спорить…
«О моя молодость! О моя свежесть!»
К***
Я шёл среди высоких гор…
Когда меня не будет…
Песочные часы
Я встал ночью…
Когда я один… (Двойник)
Путь к любви
Фраза
Простота
Брамин
Ты заплакал…
Любовь
Истина и Правда
Куропатки
Nessun maggior dolore
Попался под колесо
У-а… У-а!
Мои деревья
Тематика

Баронесса Юлия Вревская
Стихотворения в прозе Тургенева разнообразны по тематике: некоторые из них автобиографичны и отражают происходившие с ним события (такие, как смерть Юлии Вревской или реакцию критиков на роман «Новь»), другие представляют собой описания снов или видений, в том числе встречи со смертью («Старуха», «Насекомое») или фантазией («Посещение»). В ряде произведения Тургенев обращается к деревенской и крестьянской жизни («Деревня», «Щи»). В работе 1918 года «Последняя поэма Тургенева» литературовед Л. П. Гроссман выдвигает тезис о том, что тургеневский цикл представляет собой стройное композиционное целое — «поэму о пройденном жизненном пути»; исследователь выделяет следующие основные темы цикла (каждой из которых, по его мнению, посвящено по три стихотворения): Россия, Христос, Конец света, Рок, Природа, Любовь, Смерть, Безверие и др.[12].

Исследователи отмечали близость «Деревни» к «Запискам охотника» и раннему роману писателя «Дворянское гнездо»[13].

В стихотворениях «Разговор» о разговоре двух альпийских вершин Юнгфрау и Финстерааргорна и в стихотворении «Проклятие» отмечается влияние поэмы Байрона «Манфред», которую в 1830-е годы переводил сам Тургенев[14]. Эта поэма упоминается также в стихотворении «У-а… У-а!».

«Услышишь суд глупца…» и «Довольный человек» отражают отношение Тургенева к враждебным отзывам на его последний роман «Новь»; против критиков направлены также «Житейское правило», «Дурак», «Гад», «Писатель и критик»[15].

«Памяти Ю. П. Вревской», написанное в 1878 году, навеяно смертью близкой знакомой писателя Юлии Вревской, умершей от тифа в действующей армии на Балканах, куда она отправилась в качестве сестры милосердия[16]. Воспоминания о Вревской и о русско-турецкой войне отразились также в стихотворениях «Дрозд (I)» и «Дрозд (II)».

«Последнее свидание» написано под впечатлением о встрече с тяжело больным Н. А. Некрасовым летом 1877 года незадолго до смерти последнего[17].

Вера Засулич
«Порог» о русской девушке, избравшей путь служения революционным идеалам, был подготовлен для публикации в «Вестнике Европы», однако в итоге не вошёл туда по цензурным соображениям. По предположению исследователей, стихотворения навеяно судьбой В. П. Засулич и отчасти использует текст подпольной листовки, выпущенной в 1878 году по случаю её покушения на генерала Трепова. Текст стихотворения Тургенева получил хождение в списках, листки со стихотворением были напечатаны в том числе ко дню похорон писателя и распространялись народовольцами среди публики. Легально в русской печати стихотворение появилось только в 1905 году[18].

В стихотворении «Камень» отразились впечатления Тургенева от поездки в Россию весной 1879 года, в том числе тёплый приём писателя на встречах с молодёжью[19].

В стихотворении «Природа» отмечается влияние прозаического диалога итальянского поэта Джакомо Леопарди «Исландец и Природа»[20].

Название стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы…» дала строчка из полузабытого в то время стихотворения И. П. Мятлева 1835 года «Розы». После публикации стихотворений в прозе Тургенева строчка приобрела популярность и стала крылатой[21].

Русский язык
Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

«Русский язык» написан одним из последних в цикле (в июне 1882 года), и из поздних стихотворений только он вошёл в публикацию в «Вестнике Европы»[22]. Это заключающее подборку стихотворение, о котором М. М. Стасюлевич писал, что хотя оно имеет величину «ровно в пять строк, но это золотые строки, в которых сказано более, чем в ином трактате». По словам Г. О. Винокура в книге 1945 года, «Русский язык» «известен каждому русскому школьнику и вошёл в ежеминутное сознание русского грамотного человека»[23].

Стихотворение «Встреча» частично пересказано (как сон героя) в повести Тургенева «Клара Милич»[23].

«С кем спорить…» навеяно многолетними спорами Тургенева с критиком В. В. Стасовым[24].

«О моя молодость! О моя свежесть!» названо чуть изменённой строкой из «Мёртвых душ» Гоголя («О моя юность! О моя свежесть!»)[25].

«Я шёл среди высоких гор» является единственным в цикле стихотворением в прямом смысле слова: оно написано четырёхстопным ямбом и имеет перекрёстные рифмы[26].

«Когда меня не будет…», по мнению исследователей, посвящено Полине Виардо[27].

Заглавие стихотворения «Nessun maggior dolore» («Нет большей скорби…») заимствовано из «Божественной комедии» Данте[28].

В стихотворении «Попался под колесо» использован образ колесницы Джаггернаута, который упоминался Тургеневым несколько раз и в других произведениях[29].

Прототипом героя стихотворения «Мои деревья», возможно, является историк и театральный деятель С. А. Гедеонов[30]. Это последнее стихотворение в беловой тетради, записанное под № 83.

Восприятие
Сразу по выходе «Вестника Европы» с публикацией стихотворений в прозе Тургенев получил ряд одобрительных откликов от друзей и знакомых, в том числе от М. М. Ковалевского, В. П. Гаевского, Ж. А. Полонской, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого[31]. Стали появляться и отзывы в периодической печати: так, в статье Арс. Введенского в «Голосе» говорилось о том, что цикл Тургенева — «действительно стихотворения, проникнутые гуманной мыслью, которая постоянно и неумолчно звучит в каждом отрывке», а в газете «Одесский листок» неизвестный критик писал о том, что на страницах журнала «рассыпаны поэтические искры маститого художника, — искры дышат поэзией и глубиною мысли»[32].

Уже при жизни Тургенева некоторые из его стихотворений в прозе были переведены на европейские языки. Так, французский перевод тридцати стихотворений подготовил и опубликовал в двух номерах парижского журнала «Revue politique et litt;raire» сам Тургенев совместно с П. Виардо. Перевод назывался «Petits po;mes en prose», он вышел одновременно с публикацией «Вестника Европы» в декабре 1882 года. В том же году появился итальянский перевод, а в 1883 — немецкий, английский, датский, шведский, чешский, сербский и венгерский[33].

Читать еще:  Почему в 1840 годы проза вытесняет поэзию

«Стихотворения в прозе» Тургенева «ввели новый прозаический жанр малой формы в русскую литературу»[34]; в последующие десятилетия появился целый ряд произведений такого рода, в том числе у Я. П. Полонского, А. Н. Чернышевского, В. М. Гаршина, К. Д. Бальмонта, И. А. Бунина, И. Ф. Анненского.

Литература
Примечания // И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1982. — Т. 10. — С. 442—529.
Примечания
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 442.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 444.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 445.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 445—446.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 447—448.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 449.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 452.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 452—453.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 454.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 455.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 457—458.
Тургенев. ПС47С. Примечания, 1982, с. 474—475.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 476—477.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 477—478, 517—518.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 480—481, 484—485, 520—521.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 491—492.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 492—493.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 493—498.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 509—510.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 510—511.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 512—513.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 451.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 517.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 521—523.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 523.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 524.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 525.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 528.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 528—529.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 529.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 460—461.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 461.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 466—470.
Тургенев. ПСС. Примечания, 1982, с. 464.
Ссылки

Медиафайлы на Викискладе
Текст Стихотворений в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте Института русской литературы РАН
Комментарии в Стихотворениям в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте Института русской литературы РАН
Текст Стихотворений в прозе в Полном собрании сочинений и писем в 30 томах (1982) на сайте РВБ.
(Материал из Википедии).
)

Стихотворения в прозе — Тургенев И.С.

I. Senilia

К читателю

Доб­рый мой чита­тель, не про­бе­гай этих сти­хо­тво­ре­ний спод­ряд: тебе, веро­ятно, скучно ста­нет – и книга выва­лится у тебя из рук. Но читай их враз­дробь: сего­дня одно, зав­тра дру­гое,и кото­рое-нибудь из них, может быть, заро­нит тебе что-нибудь в душу.

Деревня

Послед­ний день июня месяца; на тысячу верст кру­гом Рос­сия – род­ной край.

Ров­ной сине­вой залито все небо; одно лишь облачко на нем – не то плы­вет, не то тает. Без­вет­рие, теп­лынь… воз­дух – молоко парное!

Жаво­ронки зве­нят; вор­куют зоба­стые голуби; молча реют ласточки; лошади фыр­кают и жуют; собаки не лают и стоят, смирно пови­ли­вая хвостами.

И дым­ком-то пах­нет, и тра­вой – и дег­тем маленько – и маленько кожей. Коноп­ля­ники уже вошли в силу и пус­кают свой тяже­лый, но при­ят­ный дух.

Глу­бо­кий, но поло­гий овраг. По бокам в несколько рядов голо­ва­стые, книзу исщеп­лен­ные ракиты. По оврагу бежит ручей; на дне его мел­кие камешки словно дро­жат сквозь свет­лую рябь. Вдали, на конце-крае земли и неба – сине­ва­тая черта боль­шой реки.

Вдоль оврага – по одной сто­роне опрят­ные амбар­чики, кле­тушки с плотно закры­тыми две­рями; по дру­гой сто­роне пять-шесть сос­но­вых изб с тесо­выми кры­шами. Над каж­дой кры­шей высо­кий шест скво­реч­ницы; над каж­дым кры­леч­ком вырез­ной желез­ный кру­то­гри­вый конек. Неров­ные стекла окон отли­вают цве­тами радуги. Кув­шины с буке­тами нама­ле­ваны на став­нях. Перед каж­дой избой чинно стоит исправ­ная лавочка; на зава­лин­ках кошки свер­ну­лись клу­боч­ком, насто­ро­жив про­зрач­ные ушки; за высо­кими поро­гами про­хладно тем­неют сени.

Я лежу у самого края оврага на разо­стлан­ной попоне; кру­гом целые вороха только что ско­шен­ного, до истомы души­стого сена. Догад­ли­вые хозя­ева раз­бро­сали сено перед избами: пусть еще немного посох­нет на при­пеке, а там и в сарай! То-то будет спать на нем славно!

Кур­ча­вые дет­ские головки тор­чат из каж­дого вороха; хох­ла­тые курицы ищут в сене мошек да бука­шек; бело­гу­бый щенок барах­та­ется в спу­тан­ных былинках.

Русо­куд­рые парни, в чистых, низко под­по­я­сан­ных руба­хах, в тяже­лых сапо­гах с ото­роч­кой, пере­ки­ды­ва­ются бой­кими сло­вами, опер­шись гру­дью на отпря­жен­ную телегу, – зубоскалят.

Из окна выгля­ды­вает круг­ло­ли­цая молодка; сме­ется не то их сло­вам, не то возне ребят в нава­лен­ном сене.

Дру­гая молодка силь­ными руками тащит боль­шое мокрое ведро из колодца… Ведро дро­жит и кача­ется на веревке, роняя длин­ные огни­стые капли.

Передо мной стоит ста­руха хозяйка в новой клет­ча­той паневе, в новых котах.

Круп­ные дутые бусы в три ряда обви­лись вокруг смуг­лой худой шеи; седая голова повя­зана жел­тым плат­ком с крас­ными кра­пин­ками; низко навис он над потуск­нев­шими глазами.

Но при­вет­ливо улы­ба­ются стар­че­ские глаза; улы­ба­ется все мор­щи­ни­стое лицо. Чай, седь­мой деся­ток дожи­вает ста­рушка… а и теперь еще видать: кра­са­вица была в свое время!

Рас­то­пы­рив заго­ре­лые пальцы пра­вой руки, дер­жит она гор­шок с холод­ным несня­тым моло­ком, прямо из погреба; стенки горшка покрыты росин­ками, точно бисе­ром. На ладони левой руки ста­рушка под­но­сит мне боль­шой ломоть еще теп­лого хлеба: кушай, мол, на здо­ро­вье, заез­жий гость!

Петух вдруг закри­чал и хло­пот­ливо захло­пал кры­льями; ему в ответ, не спеша, про­мы­чал запер­той теленок.

– Ай да овес! – слы­шится голос моего кучера.

О, доволь­ство, покой, избы­ток рус­ской воль­ной деревни! О, тишь и благодать!

И дума­ется мне: к чему нам тут и крест на куполе Свя­той Софии в Царь-Граде и все, чего так доби­ва­емся мы, город­ские люди?

Разговор

Ни на Юнг­фрау, ни на Фин­сте­ра­ар­горне еще не бывало чело­ве­че­ской ноги.

Вер­шины Альп… Целая цепь кру­тых усту­пов… Самая серд­це­вина гор.

Над горами бледно-зеле­ное, свет­лое, немое небо. Силь­ный, жест­кий мороз; твер­дый, искри­стый снег; из-под снегу тор­чат суро­вые глыбы обле­де­не­лых, обвет­рен­ных скал.

Две гро­мады, два вели­кана взды­ма­ются по обеим сто­ро­нам небо­склона: Юнг­фрау и Финстерааргорн.

И гово­рит Юнг­фрау соседу:

– Что ска­жешь нового? Тебе вид­ней. Что там внизу?

Про­хо­дят несколько тысяч лет – одна минута.

И гро­хо­чет в ответ Финстерааргорн:

– Сплош­ные облака засти­лают землю… Погоди!

Про­хо­дят еще тыся­че­ле­тия – одна минута.

– Ну, а теперь? – спра­ши­вает Юнгфрау.

– Теперь вижу; там внизу все то же: пестро, мелко. Воды синеют; чер­неют леса; сереют груды ску­чен­ных кам­ней. Около них все еще копо­шатся козявки, зна­ешь, те дву­ножки, что еще ни разу не могли осквер­нить ни тебя, ни меня.

Про­хо­дят тысячи лет – одна минута.

– Ну, а теперь? – спра­ши­вает Юнгфрау.

– Как будто меньше видать козя­вок, – гре­мит Фин­сте­ра­ар­горн. – Яснее стало внизу; сузи­лись воды; поре­дели леса.

Про­шли еще тысячи лет – одна минута.

– Что ты видишь? – гово­рит Юнгфрау.

– Около нас, вблизи, словно про­чи­сти­лось, – отве­чает Фин­сте­ра­ар­горн, – ну, а там, вдали, по доли­нам есть еще пятна и шеве­лится что-то.

– А теперь? – спра­ши­вает Юнг­фрау спу­стя дру­гие тысячи лет – одну минуту.

– Теперь хорошо, – отве­чает Фин­сте­ра­ар­горн, – опрятно стало везде, бело совсем, куда ни глянь… Везде наш снег, ров­ный снег и лед. Застыло все. Хорошо теперь, спокойно.

– Хорошо, – про­мол­вила Юнг­фрау. – Однако довольно мы с тобой побол­тали, ста­рик. Пора вздремнуть.

Спят гро­мад­ные горы; спит зеле­ное свет­лое небо над навсе­гда замолк­шей землей.

Старуха

Я шел по широ­кому полю, один.

И вдруг мне почу­ди­лись лег­кие, осто­рож­ные шаги за моей спи­ною… Кто-то шел по моему следу.

Я огля­нулся – и уви­дал малень­кую, сгорб­лен­ную ста­рушку, всю заку­тан­ную в серые лох­мо­тья. Лицо ста­рушки одно вид­не­лось из-под них: жел­тое, мор­щи­ни­стое, вост­ро­но­сое, без­зу­бое лицо.

Я подо­шел к ней… Она остановилась.

– Кто ты? Чего тебе нужно? Ты нищая? Ждешь милостыни?

Ста­рушка не отве­чала. Я накло­нился к ней и заме­тил, что оба глаза у ней были застланы полу­про­зрач­ной, бело­ва­той пере­пон­кой, или пле­вой, какая бывает у иных птиц: они защи­щают ею свои глаза от слиш­ком яркого света.

Поиск

    Главная
  • Стихотворения в прозе — Литературный форум

Стихотворения в прозе — Литературный форум

Большинство исследователей обращали внимание на то, что термин «стихотворение в прозе» не относится к оксюморону, а указывает на связь лирического содержания с прозаической формой (слово «стихотворения» фиксирует присутствие лирического содержания, а слово «проза» акцентирует внимание на форме). Если проще, то: лиричность (свойственная стихотворению) в стихотворениях в прозе получает больше свободы, простора. А эпичность прозы в стихотворениях в прозе приобретает эмоциональную приподнятость, достигаемую путём концентрации выразительных средств.

Авторов, которые работали в этом жанре, немного. Впервые он возник в европейской литературе 19-го века рамках романтизма. (А некоторые учёные искали глубже и видели начало жанра в отдельных фрагментах Библии). Джакомо Леопарди (Giacomo Leopardi, 1798 – 1837) — итальянский поэт, он не употреблял термин «стихотворения в прозе». Но его «Диалоги» иногда сравнивают с «Senilia» И.С. Тургенева, считая, что и в тех, и в других есть общее, философское, начало, отражающее систему мыслей о мире, о человеке. Алоизиюс Бертран (1807–1841), французский писатель, автор книги «Гаспар из Тьмы. Фантазии в манере Рембрандта и Калло» (1842) уже говорил о «новом жанре прозы». Шарль Пьер Бодле́р (1821 – 1867) — французский поэт первым применил термин «стихотворения в прозе», когда написал (между 1855 и 1865 гг.) «Маленькие стихотворения в прозе» (Petits poèmes en prose). Именно с этим произведением связывают начало употребления данного термина в том значении, в котором его принято употреблять теперь.
Многие из исследователей творчества Тургенева склоняются к мысли, что писатель знал о «Маленьких стихотворениях в прозе» Бодлера, хоть никогда и не упоминал об этом. Кроме того, ряд литературоведов в своих работах отмечают связь «Стихотворений в прозе» Тургенева с произведениями А. Шопенгауэра, Г. Гейне, Э. Т. А. Гофмана.

В объёме русской литературы И.С. Тургенев является основоположником данного жанра. У писателя не было предшественников в полном смысле этого слова. Да, существовали предпосылки появления стихотворений в прозе (творчество сентименталистов, отдельные моменты в творчестве Н.В. Гоголя), но всё это представлялось как отличительные черты писательского таланта, всё только подготавливало приход нового жанра. И последователей у Тургенева было немного. Стихотворения в прозе писали Я.П. Полонский, В.М. Гаршин, К.Д. Бальмонт, И.А. Бунин.
Для стихотворений в прозе исключительно важно, чтобы они были объединены в цикл и представляли бы собой систему жанрообразующих признаков, выделить которые в отдельно взятом произведении представляется достаточно сложным. Собранные вместе стихотворения в прозе раскрывают сущность и глубину жанра, показывая его характерные черты именно в их совокупности, именно во взаимодействии. Именно в цикле авторский лейтмотив отражается наиболее полно.

Читать еще:  Все что не проза то стихи

Стихотворения в прозе И.С. Тургенев написал в период между 1877 и 1882 годами в период предсмертной болезни. Название, выбранное для них, не случайно – «Senilia» (лат. старческое). Первая часть цикла (50 стихотворений) была опубликована в двенадцатом номере журнала «Вестник Европы» (редактор М.М. Стасюлевич) в 1882 году под заглавием « «Стихотворения в прозе» И. С. Тургенева» и с предисловием «От редакции». «Стихотворения в прозе» Тургенева тематически разнообразны. Здесь присутствуют темы, которые являются характерными для классической литературы в целом и для творчества Тургенева в частности (родина, природа, поэт и общество, тема жизни и смерти, любовь, одиночество).

При жизни И.С. Тургенева исследователями делались попытки дать характеристику «Стихотворениям в прозе», но большинство сходилось лишь на том, что отмечали их необычайную выразительность и поэтичность. В жанровом плане исследователи путались, называли то заметками, то элегиями… Да и сейчас нет полного единства в понимании жанрового своеобразия «Стихотворений в прозе». Однако, всё же сложился основной взгляд, заключающийся в том, чтобы считать стихотворения в прозе самостоятельным жанром.

Большинство исследователей соглашаются с определением М.Л. Гаспарова (Литературная энциклопедия терминов и понятий 2001):

«Стихотворение в прозе – лирическое произведение в прозаической форме. Для стихотворения в прозе характерны все признаки лирического стихотворения, за исключением метра, ритма, рифмы; часто — членение на мелкие абзацы, подобные строфам, повышенная эмоциональность стиля, круг образов, мотивов, идей, характерных для поэзии данного времени, обычно бессюжетная композиция, общая установка на выражение субъективного впечатления или переживания».

Отрывок из работы М.Л. Гаспарова «Русский стих» (М., 2001):

«Все эти признаки лиризма традиционны в поэзии, но не традиционны в про¬зе и поэтому в ней особенно ощутимы и действенны. Нет здесь лишь тех признаков стиха, которые собственно и делают стих стихом: членения на соизмеримые отрезки; подчерки¬вающих это членение рифм; облегчающих это соизмерение метра и ритма. Именно поэтому форма таких произведений остается прозаической: «от стиха» в них смысловое содержание и словесный стиль, «от прозы» — звуковая форма. Иногда кажется, что в ней больше ритмичности или благозвучия, чем в обычной прозе, но обычно это — иллюзия. С точки зрения стиховедческой, «стихотворения в прозе» — это проза, и только проза».

Отдельные исследователи говорят о наличии ритма у стихотворений в прозе, который видят в синтаксисе, в композиции цикла, в авторской интонации. Говорят о мелодике, романтичности. Всё это присутствует в «Стихотворениях в прозе» И.С. Тургенева, являющихся классическим образцом жанра. Истоки его стихотворений в прозе лежат в творчестве писателя.
Рассказы, романы И.С. Тургенева уже включали в себя отрывки, которые (с учётом их поэтической выразительности) можно отнести к этому жанру. В «Senilia» сказался писательский опыт Тургенева, жизненный опыт – всё самое главное, всё то, что волновало писателя больше всего, свелось к стихотворениям в прозе. Тургенев не хотел вначале издавать эти произведения, писал их как личное, предназначенное для очень узкого круга друзей. Но М.М. Стасюлевич уговорил издать стихотворения, убедив писателя, что такую красоту нельзя скрывать от читателей, поклонников творчества Тургенева. Критика приняла «Senilia» в основном благосклонно. Были такие, кто сомневался в их значимости для русской литературы, Л.Е.Оболенский, например, считал, что «Стихотворения в прозе» Тургенева не заслуживают той похвалы, которую оказывали им критики. Некоторые подчёркивали тот факт, что печать «старческого», печать пессимистического настроения слишком уж велика (но ведь Тургенев предупреждал, что это очень личное!). Однако все единодушно сходились во мнении, что цикл обладает несомненными художественными достоинствами.

Тургенев работал над стихотворениями в прозе очень долго, тщательно, обдумывая буквально каждое слово. В результате получился художественный цикл – единственный образец жанра в русской литературе. Во все времена любители словесности обращают своё внимание к «Стихотворениям в прозе» И.С. Тургенева, чтобы насладиться красотой слова.

18.03.2018, Китай
«Будьте внимательны к своим мыслям, они — начало поступков»
Лао-Цзы.

Давайте попробуем! Пусть мы неискушённые авторы, пусть мы только начинаем, но попробовать свои силы в новом жанре, немного изменить свой взгляд на свои возможности(которых мы не знаем на самом деле, пока не начнём работать)- это очень интересно, согласитесь. И! Любая работа над словом — ВАЖНА. Поэтому наши упражнения в жанре стихотворений в прозе принесут пользу и одну только пользу. Уверена.

Поддержим друг друга, друзья!

Проект интересен ещё и тем, что одинаково подходит и поэтам, и прозаикам. Прислушаемся к художественному слову!

Ссылка на «Стихотворения в прозе» И.С. Тургенева.

http://ilibrary.ru/text/1378/p.7/index.html
«Будьте внимательны к своим мыслям, они — начало поступков»
Лао-Цзы.

По настроению стихотворений в прозе . не обязательно, чтобы это были грустные стихи )) Время не стоит на месте, всё меняется, и настроение каждого из нас может быть разным, поэтому и стихи в прозе могут быть и радостными, оптимистическими. И (а почему нет?) в рамках заданного жанра можно поработать и в жанре фэнтези и в любых других (любимых нами жанрах), всё зависит от нашего настроя.

УДАЧИ ВСЕМ, ДРУЗЬЯ!
«Будьте внимательны к своим мыслям, они — начало поступков»
Лао-Цзы.

Senilia
Стихотворения в прозе

1878—1882

Оглавление

К читателю125475
125
Деревня125476
Разговор127477
Старуха128479
Собака

129
Соперник130479
Нищий

132
«Услышишь суд глупца. »132479
Довольный человек133480
Житейское правило133481
Конец света (Сон)134482
Маша135483
Дурак137484
Восточная легенда138485
Два четверостишия139486
Воробей142488
Черепа143489
Чернорабочий и Белоручка (Разговор)143490
Роза144490
Памяти Ю. П. Вревской146491
Последнее свидание146492
Порог147493
Посещение148498
Necessitas, Vis, Libertas (Барельеф)149499
Милостыня149499
Насекомое151500
Щи151500
Лазурное царство152501
Два богача153501
Старик154502
Корреспондент154502
Два брата155502
Эгоист156502
Пир у Верховного Существа157503
Сфинкс157504
Нимфы158506
Враг и друг160507
Христос161508
Камень162509
Голуби163510
Завтра! Завтра!

164
Природа164510
«Повесить его!»165511
Что я буду думать.

167
«Как хороши, как свежи были розы. »167512
Морское плавание169513
Н. Н.170513
Стой!170514
Монах171515
Мы еще повоюем!

171
Молитва172515
Русский язык172516
125
Встреча (Сон)173517
Мне жаль.

174
Проклятие174517
Близнецы175518
Дрозд (I)175518
Дрозд (II)177519
Без гнезда178520
Кубок

178
Чья вина?

179
Житейское правило179520
Гад179520
Писатель и критик180521
С кем спорить.180521
«О моя молодость! О моя свежесть!»181523
К***181523
Я шел среди высоких гор181524
Когда меня не будет.182525
Песочные часы183526
Я встал ночью.

183
Когда я один. (Двойник)184526
Путь к любви185526
Фраза

185
Простота

185
Брамин185527
Ты заплакал.

186
Любовь

186
Истина и Правда186527
Куропатки187528
Nessun maggior dolore187528
Попался под колесо187528
У-а. У-а!188529
Мои деревья189529

О произведении

Цикл коротких лирических текстов, в сжатой форме выражающих опыты и постижения, к которым пришел Тургенев за свою жизнь.

Критика

«Стихотворения в прозе» кажутся на первый взгляд случайными листками, оброненными из записной книжки писателя, чем то в роде бессмертных черновиков Паскаля в русской литературе. На самом деле в кажущейся отрывочности этих Тургеневских набросков господствует органическое единство и полная спаянность частей вокруг крепких стержней основных замыслов. Это строго согласованное, сжатое тисками трудной, искусной и совершенной формы, отшлифованное и законченное создание представляет в своем целом поэму о пройденном жизненном пути, напоминающую исповеди средневековой поэзии по охвату долголетнего личного опыта и стройности своей сложной композиции.

Последние годы своей жизни Тургнев пишет еще меньше. Продолжая оставаться во Франции, лишь наездами бывая в России, он очень тяготился этим, мечтая о переселении на родину, но не успел осуществить это и, заболев тяжело, умер в загородной вилле Буживаль (22 августа ст. ст. 1883). За эти последние годы он создал три небольших произведения на темы фантастические, с оттенком мистицизма; лучшие из них — «Песнь торжествующей любви» [1881] и «Клара Милич» [1882, напеч. 1883], — и знаменитые «стихотворения в прозе» (Senilia, 1878—1882). В очень оригинальной форме сюжетных лирических фрагментов в прозе он снова выразил здесь свой социальный скепсис и самоотрицание, дошедшие до апогея и переросшие в космические масштабы. Ничтожество человеческой жизни на земле перед лицом природы («Разговор», «Конец света», «Природа»), близость и неотвратимость смерти («Старуха», «Собака», «Черепа», «Последнее свиданье»), мимолетность и призрачность счастья («Маша», «Посещение») — все эти безотрадные мысли нашли здесь свое законченное выражение. Творческие корни этих мыслей уходят к «Гамлету Щигровского уезда», к «Дневнику лишнего человека» и «Поездке в Полесье». Вместе с тем и в эти годы остается у Т. устремление к большой, яркой деятельности, преклонение перед отдающими себя служению человечеству, хотя конкретные формы этого служения и чужды писателю. Так образ девушки из рассказа «Порог» близок образам девушек из ранних романов.

— Г. Поспелов. Тургенев // ЛЭ, 1937

Роман Тургенева, пронизанный единством мысли и настроения, был столь четко и экономно скомпонован, что сам автор нередко свои романы склонен был определять как повести; повесть Тургенева, по значительности поставленных в ней проблем граничившая с романом, по объему нередко походила на рассказ; рассказы его по благородной сухости повествования приближались к очерку, а по поэтической тонкости и одухотворенности — к стихотворению в прозе, жанру, закономерно занявшему важное место в творчестве писателя. Стихотворение в прозе Тургенева — миниатюрный рассказ, насыщенный лирической эмоцией и по своей изящной, гармоничной организации и по «ударной» силе образов переходящий в область поэзии. Произведения повествовательных жанров Тургенева складываются из глав и эпизодов, носящих законченный и как бы самостоятельный характер. Внутри его романов можно выделить эпизоды, подобные повести (например, романтическая повесть роковой любви Павла Петровича Кирсанова, отличная по своему стилю от остального повествования романа «Отцы и дети»), внутри повестей — «обнаружить» стихотворения в прозе.

Как ряд стихотворений в прозе, нанизанных на стержень сюжетного повествования, могут восприниматься описания природы в повести «Ася», а некоторые из них, как например эпизод пешего путешествия героя по горам и встречи его с крестьянской девочкой, по своей законченности представляются подобием органически включенного в повесть маленького рассказа. Не частные эпизоды, а общая композиция произведения была решающим, доминирующим началом, однако завершенность, замкнутость отдельных элементов повествования отражала существенную особенность творчества Тургенева. Ощущение содержательности отдельного случая, мгновения, составляющего звено в цепи событий, и высокий «авторитет» каждой фразы, передающей жизненную ситуацию, каждого слова, воплощающего ее суть, придавали самостоятельность отдельным эпизодам произведений Тургенева.

Этический смысл произведения и поэтическое его существо многократно преломлялось в его гранях, и у писателя всегда был соблазн выделить этот поэтический субстрат и найти ему лаконичное словесное выражение. Некоторые известные стихотворения в прозе Тургенева представляют собою вариацию ключевых до своему лирическому содержанию эпизодов его повестей и романов. Так, стихотворение в прозе «Деревня» во многом близко к XX главе «Дворянского гнезда», передающей настроения Лаврецкого, который, вернувшись в родные края, ощутил, что «никогда не было в нем так глубоко и сильно чувство родины» (один из главных мотивов романа); стихотворение в прозе «Без гнезда» воссоздает лирические темы повести «Дневник лишнего человека» и XXVII главы романа «Накануне». «Порог» и «Чернорабочий и белоручка»связаны с романом «Новь». Зависимость лирической проблематики стихотворений в прозе от эпизодов романов, повестей, рассказов является лишь частным случаем существовавшей наряду с другими, подчас противоположно направленными, тенденциями творчества Тургенева его склонности к «конденсации» лирического содержания в образе и слове, к упрощению, усиливающему его выражение. В творчестве Тургенева можно усмотреть своеобразные ряды воплощения лирических тем, в которых на одном краю окажется роман, на другом же — фраза записей Тургенева (впервые опубликованных в т. 10 Полного собрания сочинений Тургенева в 28-ми т.) или даже отдельное слово, овеянное лиризмом.

Любопытно отметить, что, охотно вводя произведения «малых форм» в художественную ткань более крупных своих сочинений (стихотворения введены в «Дворянское гнездо», «Новь», стихотворения в прозе — в повесть «Первая любовь»), Тургенев в стихотворения в прозе также вкрапливал в качестве более лаконичного жанра поэтические цитаты, которые, превращаясь в своеобразный лейтмотив в составе данного произведения, приобретали в его контексте новое поэтическое звучание. Например: «Как хороши, как свежи были розы», «О, моя молодость! О моя свежесть!». Более того, в творчестве Тургенева имело место и «обыгрывание» в качестве «первичного образа» единичного слова, которое подвергалось своеобразному поэтическому комментированию, выявлявшему его лирическое содержание, подобно тому как в стихотворениях в прозе подчас поэтически «комментировалась» фраза-цитата. Таким словом является, например, «довольно» в одноименном лирико-философском рассказе Тургенева.

— Л. М. Лотман. И. С. Тургенев // ИРЛ в 4 тт. (1982)

Стихотворения в прозе (Senilia). И. С. Тургенев

Содержание


К читателю

Добрый мой читатель, не пробегай этих стихотворений сподряд: тебе, вероятно, скучно станет — и книга вывалится у тебя из рук. Но читай их враздробь: сегодня одно, завтра другое, — и которое-нибудь из них, может быть, заронит тебе что-нибудь в душу.

Тургенев Иван Сергеевич. Стихотворения в прозе.

Деревня

Последний день июня месяца; на тысячу верст кругом Россия — родной край.

Ровной синевой залито всё небо; одно лишь облачко на нем — не то плывет, не то тает. Безветрие, теплынь. воздух — молоко парное!

Жаворонки звенят; воркуют зобастые голуби; молча реют ласточки; лошади фыркают и жуют; собаки не лают и стоят, смирно повиливая хвостами.

И дымком-то пахнет, и травой — и дегтем маленько — и маленько кожей. Конопляники уже вошли в силу и пускают свой тяжелый, но приятный дух.

Глубокий, но пологий овраг. По бокам в несколько рядов головастые, книзу исщепленные ракиты. По оврагу бежит ручей; на дне его мелкие камешки словно дрожат сквозь светлую рябь. Вдали, на конце-крае земли и неба — синеватая черта большой реки.

Вдоль оврага — по одной стороне опрятные амбарчики, клетушки с плотно закрытыми дверями; по другой стороне пять-шесть сосновых изб с тесовыми крышами. Над каждой крышей высокий шест скворечницы; над каждым крылечком вырезной железный крутогривый конек. Неровные стекла окон отливают цветами радуги. Кувшины с букетами намалеваны на ставнях. Перед каждой избой чинно стоит исправная лавочка; на завалинках кошки свернулись клубочком, насторожив прозрачные ушки; за высокими порогами прохладно темнеют сени.

Я лежу у самого края оврага на разостланной попоне; кругом целые вороха только что скошенного, до истомы душистого сена. Догадливые хозяева разбросали сено перед избами: пусть еще немного посохнет на припеке, а там и в сарай! То-то будет спать на нем славно!

Курчавые детские головки торчат из каждого вороха; хохлатые курицы ищут в сене мошек да букашек; белогубый щенок барахтается в спутанных былинках.

Русокудрые парни, в чистых низко подпоясанных рубахах, в тяжелых сапогах с оторочкой, перекидываются бойкими словами, опершись грудью на отпряженную телегу, — зубоскалят.

Из окна выглядывает круглолицая молодка; смеется не то их словам, не то возне ребят в наваленном сене.

Другая молодка сильными руками тащит большое мокрое ведро из колодца. Ведро дрожит и качается на веревке, роняя длинные огнистые капли.

Передо мной стоит старуха-хозяйка в новой клетчатой паневе, в новых котах.

Крупные дутые бусы в три ряда обвились вокруг смуглой худой шеи; седая голова повязана желтым платком с красными крапинками; низко навис он над потускневшими глазами.

Но приветливо улыбаются старческие глаза; улыбается всё морщинистое лицо. Чай, седьмой десяток доживает старушка. а и теперь еще видать: красавица была в свое время!

Растопырив загорелые пальцы правой руки, держит она горшок с холодным неснятым молоком, прямо из погреба; стенки горшка покрыты росинками, точно бисером. На ладони левой руки старушка подносит мне большой ломоть еще теплого хлеба. «Кушай, мол, на здоровье, заезжий гость!»

Петух вдруг закричал и хлопотливо захлопал крыльями; ему в ответ, не спеша, промычал запертой теленок.

— Ай да овес! — слышится голос моего кучера.

О, довольство, покой, избыток русской вольной деревни! О, тишь и благодать!

И думается мне: к чему нам тут и крест на куполе Святой Софии в Царь-Граде и всё, чего так добиваемся мы, городские люди?

«Стихотворения в прозе» — анализ цикла И.С. Тургенева

В данной статье представлен анализ лирического цикла «Стихотворения в прозе» И. С. Тургенева. Это последнее произведение он написал, находясь во Франции.

Всё творчество Ивана Сергеевича, характеризующееся глубоким чувством любви к жизни и единения с природой, создало предпосылки для появления неизвестного ранее жанра в литературе.

История создания «Стихотворений в прозе» И. С. Тургенева

Знаменитый русский романист начинал свою творческую деятельность как поэт. На склоне жизни, написав множество прозаических произведений, за которые его любят во всём мире, Тургенев решил совместить поэзию и прозу.

Короткие рассказы, похожие на эскиз, если выражаться языком художника, стали основой нового литературного жанра.

Сначала Иван Сергеевич не собирался их опубликовывать. Его друг М. М. Стасюлевич, редактор журнала «Вестник Европы», однажды увидел стопку разнообразных листов с записями небольших текстов. Тургенев собирался их запечатать в конверт и отдать на хранение, чтобы их издали только после его смерти.

Писатель не был уверен, что они заинтересуют читателя. Другу пришлось проявить замечательную способность убеждать собеседника.

И. С Тургенев

Тургенев согласился и отдал для печати около 50 своих рассказов. В 1883 году они увидели свет на страницах журнала.

В России полностью все «Стихотворения в прозе» были напечатаны только в 1931 году. Для этого цикла таких необычных произведений у автора было несколько названий: философское «Старческое» и лиричное «Стихотворения в прозе».

Анализ стихотворения «Памяти Ю. П. Вревской»

Тургенев был хорошо знаком с молодой баронессой Юлией Петровной Вревской. В своих дружеских письмах к ней он всегда интересовался её судьбой. Смерть женщины глубоко тронула сердце писателя.

Это стихотворение можно считать надгробной эпитафией, сочинённой с глубоким чувством печали и сожаления.

В начале описываются обстоятельства смерти этой героической женщины. Она умирала «на грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая…». Очень натуралистично показаны условия, в которых оказалась эта красивая, богатая, заслуживающая лучшей доли женщина. «Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слёз», — так писал Тургенев.

Великая сила самопожертвования и желание облегчить страдания ближним привели её на поле военных сражений. В конце стихотворения автор сожалеет, что «никто не сказал спасибо даже её трупу».

Он надеется, что душа, не ожидающая при жизни никакой благодарности, не оскорбится его «поздним цветком», этими памятными строками, посвящёнными благородной святой кончине хрупкой женщины.

Анализ стихотворения «Русский язык»

Это стихотворение автор написал, находясь за границей. «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины…». Он мог со стороны наблюдать и анализировать события на родине.

Русский народ, угнетённый и нищий, но всё же великий, сохранил своё главное сокровище, свой язык для будущих поколений. Только в русской речи можно найти столько красок и оттенков, столько силы и стремления двигаться вперёд.

Опираясь на него, можно достигнуть больших высот. Он поддержит и укрепит силы в любой ситуации. Это действительно «великий, могучий, правдивый и свободный». Писатель представляет перед нами язык как живое существо, которое поможет и утешит в трудную минуту.

Анализ стихотворения «Порог»

Стихотворение родилось под впечатлением от поступка девушки, стрелявшей в градоначальника за то, что он приказал высечь народника-революционера. Она была полностью убеждена, что поступает правильно, убив другого человека во имя идеи.

В основе стихотворения лежит более глубокая тема – выбор между тихим мещанским существованием ради себя самого и путём пожертвования своими благами, уважением, счастьем и даже жизнью для высшей идеи всеобщего блага.

«О ты, что желаешь переступить этот порог, — знаешь ли ты, что тебя ожидает?». Во имя идеи героиня готова пойти на преступление, подвергнуться проклятию.

Неслучайно это именно русская девушка, ведь в нашей стране женщины всегда были готовы к самопожертвованию. «Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени», — говорит она.

В конце произведения автор предлагает читателю самостоятельно сделать вывод: «дура» она или «святая». Тема мучительного выбора в любые времена присутствует в жизни человека.

Дверь, за которой «угрюмая мгла» узка и находится за высоким порогом, потому что самопожертвование – это путь трудный и опасный.

Основные особенности стихотворений в прозе И. С. Тургенева

Ставший знаменитым, этот цикл Иван Сергеевич создал уже на исходе жизни. Обдумывая свой путь, он оглядывался назад и вспоминал моменты, навсегда засевшие в сердце.

Каждое из этих прозаических, в общем-то, произведений пронизано чувством лирической грусти. Тургенев смог подобрать особые слова и переплести их с таким мастерством, что, читая их, невозможно отделаться от ощущения чувственного полёта.

В «стихотворениях» нет привычных нам рифм и строф, но этого совершенно не заметно. Кажется, что разговариваешь с автором, сидящим напротив и раскрывающим свои потаённые чувства и мысли.

Глубокий философский смысл стихотворений в прозе не оставляет равнодушным ни одного читателя вот уже много поколений подряд. В памяти навсегда останется созданный Тургеневым мир, где шелестят деревья, в лазурном небе щебечут птицы и царствует любовь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector