0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

А пули как женщины влюбляются в лучших чьи стихи

А пули как женщины влюбляются в лучших чьи стихи

Влюбляются не в лица, не в фигуры
И дело, как ни странно, не в ногах.
Влюбляются в тончайшие натуры
И трещинки на розовых губах.
Влюбляются в шероховатость кожи,
В изгибы плеч и лёгкий холод рук,
В глаза, что на другие не похожи,
И в пулемётно-быстрый сердца стук.
Влюбляются во взмах ресниц недлинных
И родинки на худеньких плечах,
В созвездие веснушек чьих-то дивных
И ямочки на бархатных щеках.
Влюбляются не в лица, не в фигуры
— они всего лишь маски, миражи.
… показать весь текст …

А Вы когда-нибудь тонули в человеке?
Не так, чтоб на секунду или две,
А так, чтоб просто, закрывая веки,
Теряли притяжение к земле.
Настолько, что одной лишь только мысли
Достаточно, чтоб разум потерять.
Чтоб сердца стуки намертво зависли,
Чтобы от счастья тихо умирать.
Чтоб ледяным огнём прикосновенья
До дрожжи доводили в тот же миг,
От счастья чтоб кричать, но от волненья
Внутри вдруг затерялся где-то крик.
Настолько, чтоб хватало лишь минуты,
Чтоб полностью забыть о всём плохом,
… показать весь текст …

Что нужно каждой девочке для счастья?
Наверное, чаек и тёплый плед,
Пижама в виде зверя любой масти,
Любых цветов подаренный букет.

Нутэллы банка чтоб была в запасе,
Ещё каких печенек или торт,
И платьев больше, чем минуток в часе,
Шампанское (ну, чем не шутит черт).

Чтоб есть, что хочешь, вовсе не полнея,
Чтоб волосы росли быстрей раз в пять,
Чтоб можно было, после не жалея,
На все забить и попросту проспать.
… показать весь текст …

Наверное, с каждым бывало такое когда-то,
А ежели нет, то, поверьте, когда-нибудь будет:
Душа — горстка пепла, и сердце как будто бы сжато
В руках человека, который внезапно забудет.

Уйдет, не сказав даже парочку слов на прощанье
Так холодно, тихо и как-то совсем по-чужому.
Уйдет, разбросав свое тыщу с одним обещанье.
Уйдет, подарив их, наверно, кому-то другому.

Забудет все встречи, прощанья, холодные руки,
А может, соврет, что забыл, а забыть не сумеет.
Ночами потом задыхаясь от ноющей скуки,
Припомнив былое, почувствует — сердце немеет.
… показать весь текст …

посвящается

Знаешь, в моей голове часто возникают мысли,
О том, что мы с тобой всегда будем вместе,
О том, как осенью будем собирать опавшие листья,
О том, как будем обживать дом в новом месте,
О том, как ты будешь ласково улыбаться,
О том, как я буду суп варить тебе в понедельник,
О том, как с глупостей будем вместе смеяться,
О том, как ёлку наряжать будем вместе в сочельник,
О том, как у нас будет куча деток,
О том, как ты будешь кормить их кашей,
О том, как я буду лечить тебя без таблеток,
О т…
… показать весь текст …

как уютно сидеть с друзьями
в недостроенной кухне жёлтой,
запивая проблемы чаем,
посылая обиды к чёрту.

поболтать тихо о наболевшем,
перемыть всем знакомым кости,
погрустить о давно ушедшем,
помечтать обо всём, что после.

хохотать, в унисон сливаясь,
прослезиться, задев больное,
и делиться, ничуть не стесняясь,
уменьшая невзгоды вдвое.
… показать весь текст …

КОГДА-НИБУДЬ Я СНОВА.

Когда-нибудь я снова полюблю.
Нет, не тебя. Кого-нибудь другого.
Того, с кем мне всё станет страшно ново,
И с кем я стрелок бег остановлю.

Когда-нибудь я снова полюблю.
Нет, не тебя. Кого-нибудь добрее,
Кто не обидит, зная: я слабее,
Того, чей взгляд в своей душе словлю.

Когда-нибудь я снова полюблю.
Нет, не тебя. Кого-нибудь попроще,
Того, кто своё слово скажет жёстче,
Кому свою я душу подарю.
… показать весь текст …

Влюбляются не в лица, не в фигуры — они всего лишь маски, миражи… Влюбляются надолго лишь в натуры, влюбляются в МЕЛОДИИ ДУШИ…

Я разучилась чувствовать любовь.
Прости, пожалуйста, одну меня за это,
Ведь я пыталась, честно, вспомнить вновь.
Но в сердце не услышала ответа.

Я так хотела, чтобы как тогда
Меня волнами чувства накрывали —
Увы и ах! Ведь время есть вода.
И мы с тобой давно все растеряли.

Осталось малость — просто сделать шаг,
Сказать тебе, что все, к несчастью, в прошлом.
… показать весь текст …

не про покер

Что ж, ставки сделаны. Я в all-in.
Давай, вскрывайся, ведь ты -агрессор.
Чего же медлишь, мой господин?
Ты наслаждаешься всё процессом?

Интрига тянется. Я смеюсь.
Нас только двое — друг против друга.
«- Ты проиграешь.
— Я не боюсь. «Теперь боюсь, блин. Твоя заслуга.

Как это мило. Ты снова прав —
«Опять «доехали» !» — смех не сдержишь.
Сидишь довольный весь, куш сорвав,
… показать весь текст …

Не понарошку.

Я счастлива с тобой не понарошку.
Глаза искрятся, руки вечно млеют,
Когда ты обнимаешь хоть немножко,
И поцелуи жарко шею греют.

Когда меня касаешься случайно,
Когда в глаза ты смотришь нежно-нежно,
Когда из города сбегаем тайно, —
Я счастлива бесспорно, неизбежно.

Я счастлива с тобой, я точно знаю.
Ты — тот, кому доверюсь без опаски.
С тобой душа чиста — она нагая —
Лишь пред тобой она снимает маски.
… показать весь текст …

не говори красивых слов,
ещё не зная, как поступишь.
не порождай ей сладких снов,
в которых ты героем будешь.

не нужно ласково смотреть,
когда глаза другую любят.
не стоит ей потом терпеть,
то, что её мечты загубит.

ты просто молча дай понять —
не ты герой её романа.
не стоит девушке страдать
и жить в дыму самообмана
… показать весь текст …

мне повезло унести на память запах любви на своих губах… что же ты мог мне еще оставить, молча прощаясь со мной в дверях? город устал в амбразурах окон, гаснут огни, догорев до тла… сотни людей, а мне одиноко, еще один день прошел без тебя… каждое слово хранится в памяти, может случайность, а может знак, пальцы выводят имя на скатерти и недосказанность прячут в кулак. боль не проходит, ломаю спички, скорость падает до нуля… сотни людей, а мне безразлично… еще один день прошел без тебя… бежать, не открывая глаз, не разбирая фраз, медленно умирая… знаю, бежать, имя твое шептать, видеть тебя и знать, что рядом с тобой другая… БЕЖАТЬ.
…так устала…
…что рядом с тобой…
…бежать…

9 женщин Александра Пушкина

22 февраля 1800 года родилась Анна Керн — адресат лирического стихотворения А. С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье…»…

Александр Сергеевич Пушкин очень любил женщин. В его знаменитом «Донжуанском списке» фигурируют имена 37 дам, к которым он питал нежные чувства. Однако по поводу количества муз поэта есть и другая версия. В одном из писем княгине Вере Вяземской любвеобильный классик отмечал, что Наталья Гончарова, на которой он женился, его 130-я любовь…

Всех любимых женщин А. С. Пушкина не счесть. Поэтому Diletant.ru решил рассказать о 9 из них — прекрасных адресатах любовной лирики поэта.


А. С. Пушкин в образе монаха, искушаемого бесом. Подпись: «Не искушай (сай) меня без нужды». Автопортрет, помещенный в альбоме Ушаковых сразу после донжуанского списка

Наталия Кочубей

В октябре 1811 года был открыт Царскосельский лицей. Там началась бурная творческая юность Пушкина, там пришла к нему первая любовь. Александру шел пятнадцатый год, а графине Наташе Кочубей едва минуло четырнадцать. Она, блистательная красавица, была старшей дочерью министра внутренних дел, члена Негласного комитета при Александре I. Поэт, увидев ее однажды на аллее Царскосельского парка, воспламенился к девушке пылкой страстью.

Все в Наташе очаровывало восприимчивого и впечатлительного от природы юношу: ее внешний облик, голос, улыбка, походка, мимика.

Первым серьезным романтическим увлечением в жизни юного Пушкина стала гордая светская красавица Наталия Кочубей

Короткой была любовь Пушкина к графине Кочубей, но яркой. Влюбленный поэт посвятил очаровательной Наташе свои стихотворения «Воспоминаньем упоенный» и «Чугун кагульский, ты священ». В 10-й главе «Евгения Онегина» Александр Сергеевич вновь вспоминает свою первую любовь и дарит очаровательной графине несколько строк:

Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех.

Екатерина Бакунина

Первую платоническую, истинно пиитическую любовь возбудила в Пушкине сестра одного из его лицейских товарищей — фрейлина Екатерина Бакунина. Девушка часто навещала брата и всегда приезжала на лицейские балы. С первой встречи Екатерина поразила юношу «прелестным лицом, дивным станом и очаровательным обращением». 17-летний Александр влюбился. «Я счастлив был. Нет, я вчера не был счастлив поутру, я мучился ожиданием, с неописанным волнением стоя под окошком, смотрел на снежную дорогу — ее не видно было! Наконец, я потерял надежду; вдруг нечаянно встречаюсь с нею на лестнице, — сладкая минута. Как она мила была! Как черное платье пристало к милой Бакуниной!» — восклицал поэт в своем лицейском дневнике.

Засну ли я, лишь о тебе мечтаю, —
Одну тебя в неверном вижу сне;
Задумаюсь — невольно призываю,
Заслушаюсь — твой голос слышен мне.

Восторг и уныние, уверенность и робость, тревога и сомнения — все смешалось в душе Пушкина в то время. На протяжении года он отдавал возлюбленной свое поэтическое вдохновение, весь пыл своего сердца. Из-под его пера вышел ряд элегий, которые носят печать глубокой меланхолии. Поэт посвятил Бакуниной такие известные стихотворения, как «Желание», «К живописцу», «Итак, я счастлив был», «Слеза» и другие. Александр Сергеевич до конца жизни не забывал Катерину — свою первую лицейскую любовь.

Амалия Ризнич

В Одессе, на одном из представлений в театре, Пушкин познакомился с Иваном Ризничем — чиновником канцелярии генерал-губернатора М. С. Воронцова. Иван Ризнич оказался незаурядным человеком: он был хорошо воспитан и получил образование в лучших итальянских университетах. Вскоре в Одессу чиновник привез из Вены свою жену — 20-летнюю Амалию — полунемецкого-полуитальянского происхождения, не знавшую ни одного слова по-русски. По отзывам современников, Амалия была вызывающе красива. Каждая линия ее фигуры, каждый штрих прекрасного лица были совершенны. Весь ее облик статной высокой фигуры излучал женственность и изящность. Пушкин влюбился. Его сердечное расположение к Амалии относится к лету и осени 1823 года. Поэт посвятил Ризнич стихотворение «Простишь ли мне ревнивые мечты…».

Читать еще:  Стих про осень трагический как быстро

По выражению мужа Ризнич, Пушкин увивался около Амалии, как котенок

Впрочем, восторгаться красотой Амалии Пушкину пришлось недолго. Женщина была неизлечимо больна. В мае 1825 года, когда Александр Сергеевич находился уже в Михайловском, к нему пришло известие о смерти Амалии.

А ложа, где, красой блистая,
Негоциантка молодая,
Самолюбива и томна,
Толпой рабов окружена?
Она и внемлет и не внемлет
И каватине, и мольбам,
И шутке с лестью пополам…

(Строфы из «Евгения Онегина»)

Рукопись на полях первой и второй главы «Евгения Онегина» усеяна профилями молодой женщины с большими черными глазами и тяжелой косой, уложенной узлом на голове, — портретами прекрасной Амалии.

Елизавета Воронцова

В Одессе у поэта вспыхнули необыкновенно трепетные чувства и к Елизавете Воронцовой, которая 6 сентября 1823 года приехала в этот приморский город к своему мужу. Вокруг Воронцовых сложился блестящий двор польской и русской аристократии. Графиня Елизавета Ксаверьевна любила веселье. Она с завидной изобретательностью устраивала балы, вечера, маскарады и другие забавы. Женщина пользовалась успехом у мужчин и всегда была окружена поклонниками, к числу которых принадлежал и Пушкин. На полях создаваемой им в ту пору рукописи «Евгений Онегин» пушкинисты насчитали 32 профиля Элизы. Однако поэт историю любви к Воронцовой скрывал даже от самых близких друзей, он ревниво оберегал чистое имя женщины, которую беспредельно обожал.

При расставании Воронцова подарила Пушкину очень дорогой перстень и точно такой же оставила себе. Поэт тотчас увековечил подарок в своих замечательных стихах:

Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Александра Осипова

Находясь в Михайловской ссылке, поэт увлекся молоденькой Сашей Осиповой, падчерицей тригорской соседки-помещицы. В один из прекрасных дней Пушкин вручил девушке стихотворение «Признание»:

Я вас люблю, — хоть я бешусь,
Хоть это труд и стыд напрасный,
И в этой глупости несчастной
У ваших ног я признаюсь!
Мне не к лицу и не по летам…
Пора, пора мне быть умней!
Но узнаю по всем приметам
Болезнь любви в душе моей:
Без вас мне скучно, — я зеваю;
При вас мне грустно, — я терплю;
И, мочи нет, сказать желаю,
Мой ангел, как я вас люблю!

Анна Керн

Керн и Пушкин впервые встретились в 1819 году в петербургском доме тетки Анны Елизаветы Олениной. Поэт тогда не произвел на 19-летнюю девушку никакого впечатления и даже показался ей грубоватым. Однако после того как Аркадий Родзянко познакомил Керн с творчеством Пушкина, ее отношение к поэту изменилось. От его поэзии она была в полном восторге.

Следующая встреча Анны Керн с Пушкиным случилась в июне 1825 года, когда она приехала в Тригорское, имение своей тетушки Прасковьи Александровны Осиповой. Чудесные места вокруг усадьбы — река, лес, пригорки — были местом приятных встреч и прогулок поэта с возлюбленной.

22 февраля 1800 года родилась Анна Керн — адресат стихотворения А. С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье…»

Анне Керн Пушкин посвятил, пожалуй, самое мощное по силе сердечного томления и лирике стихотворение:

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Екатерина Ушакова

В доме Ушаковых Пушкин стал бывать с зимы 1826 — 1827 годов. После не увенчавшегося успехом порыва жениться на своей дальней родственнице Софье Пушкиной, Александр Сергеевич увлекся Екатериной, старшей сестрой Елизаветы Ушаковой, обладательницы альбома, в котором поэт записал свой знаменитый «Донжуанский список».

По описанию П. И. Бартенева: «Екатерина Ушакова была в полном смысле красавица: блондинка с пепельными волосами, темно-голубыми глазами, роста среднего, густые косы нависли до колен, выражение лица очень умное». Пушкин страстно влюбился в Екатерину Николаевну, она отвечала ему взаимностью. Девушка любила заниматься литературой, восторгалась произведениями поэта, музицировала.

16 мая 1827 года Пушкин пришел попрощаться с семейством Ушаковых. В альбом Екатерины он вписал стихотворение, по строчкам которого можно судить о чувствах самого поэта:

В отдалении от вас
С вами буду неразлучен,
Томных уст и томных глаз
Буду памятью размучен;
Изнывая в тишине,
Не хочу я быть утешен, —
Вы ж вздохнете ль обо мне.
Если буду я повешен?

Пушкинисты до сих пор спорят о том, собирался ли поэт связать свою судьбу с Екатериной Ушаковой или нет. Ясно одно: он видел в ней друга, милого и нежного своего почитателя.

Чувства к Пушкину у Екатерины Ушаковой сохранились и после замужества. Ревнивый муж не раз пытался разыскать дневники Екатерины, чтобы сжечь, и, не найдя, просил, чтобы она сама их уничтожила. Она обещала, но не смогла…

Анна Оленина

Страстное увлечение Пушкина молоденькой Анной Олениной началось во время заседаний известных оленинских кружков под Петербургом — на даче в Приютино. Президент Академии художеств и директор Императорской Публичной библиотеки Алексей Николаевич Оленин вместе с женой обеспечивали передовым людям того времени возможность многочасового общения. Здесь вместе с Мицкевичем, Жуковским, Глинкой бывал и Пушкин.

После ссылки в Михайловском поэт в когда-то маленькой шаловливой Аннет увидел хорошо образованную, очень изящную, музыкальную девушку и решил жениться. Но получил решительный отказ от Олениных. Родители не хотели, чтобы их дочь вышла замуж за «гуляку праздного» — пусть и признанного поэта, — который был под надзором полиции. Анна не могла противиться родителям и смирилась с их решением. Свадьба не состоялась.

Прощаясь, Пушкин в альбом девушки написал стихотворение, в котором в самом высоком измерении полно и прекрасно воплотилась его страсть и нежность к Аннет:

Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Наталья Гончарова

Пушкин встретил Наталью Гончарову в Москве в декабре 1828 года на балу танцмейстера Йогеля. Наташа в белоснежном платье из шелка и кисеи легко кружилась в танце: свежее прелестное лицо, огромные карие глаза, изящный носик, бледное лицо и каштановые шикарные локоны. «Моя Мадона» — так называл диву поэт.

Пушкин просил «ходить по нему в трауре два года». Натали соблюдала его семь лет

Это была неземная любовь. Пушкин боготворил жену, он не мог прожить без нее ни дня. «Прощай, моя красавица, мой кумир, прекрасное мое сокровище, когда же я опять тебя увижу…», — писал поэт, расставаясь с Натали. И в каждом письме безграничная любовь, поклонение, тоска и забота: «Жена — моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед Богом».

Когда в объятия мои
Твой стройный стан я заключаю
И речи нежные любви
Тебе с восторгом расточаю,
Безмолвна, от стесненных рук
Освобождая стан свой гибкий,
Ты отвечаешь, милый друг,
Мне недоверчивой улыбкой…

Наталье Николаевне Пушкин посвятил много произведений, но стихотворение «Мадона» — непревзойденный шедевр любовной лирики и преклонения перед любимой.

Не множеством картин старинных мастеров
Украсить я всегда желал свою обитель,
Чтоб суеверно им дивился посетитель,
Внимая важному сужденью знатоков.
В простом углу моем, средь медленных трудов,
Одной картины я желал быть вечно зритель,
Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,
Пречистая и наш Божественный Спаситель —
Она с величием, Он с разумом в очах —
Взирали, кроткие, во славе и в лучах,
Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.
Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадона,
Чистейшей прелести чистейший образец.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

«Шумит, не умолкая, память-дождь. »: Перипетии судьбы поэта-фронтовика Давида Самойлова, чьи стихи звучали в театре на Таганке

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Родился он в 1920 году в Москве в довольно обеспеченной, интеллигентной семье. «Отец – мое детство. Ни мебели квартиры, ни ее уют не были подлинной атмосферой моего младенчества. Его воздухом был отец. С младенчества я был прозван Дезиком, а поскольку с таким именем не бывает генералов, президентов и великих путешественников, а бывают только скрипачи, вундеркинды и поэты, я избрал последнее, как не требующее труда и больших знаний…»

« . В школе я узнал, что в биографиях поэтов часто роковую роль играют женщины, и сам стал на этот путь. Первой моей любовью были Наташа, Роза и Анечка. Второй — другая Наташа, Наташа-Третья и Рита. Третьей — Ира, Муся, Наташа-Четвертая и еще, кажется, Таня Циколовская, отличавшаяся особым очарованием. Так, продвигаясь от любви к любви, я окончил школу…

Впрочем, несмотря ни на что, я поступил в институт, где уже серьезно влюбился в двух подруг, Зину и Веру. Неизвестно, к чему бы привела эта удвоенная страсть, если бы не началась война .»

Давид Самойлов — один из целой плеяды молодых, талантливых поэтов-фронтовиков. Как и многие его сверстники, ушёл на фронт. В 1943-м пулеметчик Самойлов попал в окопы под Тихвином, в первом же бою был тяжело ранен. Залечив раны, он опять на фронте, но уже командир взвода разведки. Прошел долгий путь от Вязьмы до Берлина, награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и Орденом Красной звезды.

« В войну меня продолжали называть Дезиком, и это помешало мне сделать военную карьеру, как я к этому ни стремился. Я вынужден был остаться поэтом. »

Мне выпало счастье быть русским поэтом.
Мне выпала честь прикасаться к победам.
Мне выпало горе родиться в двадцатом,
В проклятом году и в столетье проклятом.
Мне выпало все. И при этом я выпал,
Как пьяный из фуры, в походе великом.
Как валенок мерзлый, валяюсь в кювете.
Добро на Руси ничего не имети.

Давид Самойлов — «Сороковые, роковые. ». Пронзительные, ставшие классикой, строки, написанные в 1961. Читает Юрий Беляев.

В 1965 году, к двадцатилетию Победы, в Театре на Таганке Ю.Любимов поставил знаменитый спектакль «Павшие и живые», в котором прозвучали стихи молодых поэтов-фронтовиков о войне, в том числе и Самойлова. Тогда и познакомились Самойлов и Высоцкий, они вместе работали над спектаклем.

Читать еще:  Какое счастье бабушкою быть стихи

Долго пахнут порохом слова.
А у сосен тоже есть стволы.
Пни стоят, как чистые столы,
А на них медовая смола.
Бабы бьют вальками над прудом —
Спящим снится орудийный гром.
Как фугаска, ухает подвал,
Эхом откликаясь на обвал.
К нам война вторгается в постель
Звуками, очнувшимися вдруг,
Ломотой простреленных костей,
Немотою обожженных рук.
Долго будут в памяти слова
Цвета орудийного ствола.
Долго будут сосны над травой
Окисью синеть пороховой.
И уже ничем не излечим
Пропитавший нервы непокой.
«Кто идет?» — спросонья мы кричим
И наганы шарим под щекой.

А эта песня стала практически народной. Поет казачий хор «Забайкальские узоры».

Вернувшись с войны, Давид вскоре женился на одной из первых красавиц Москвы Ольге Фогельсон, дочери известного профессора медицины. В браке у них родился сын Александр.

« 14 марта 46 года – cчастливейший день моей любви Я помолвлен с прекраснейшей женщиной нашей планеты »
Прожили они вместе почти двадцать лет, очень любили друг друга. Но отношения их были непростыми, семейная жизнь не сложилась, и, в конце концов, они расстались, оставшись друзьями.

Давид никогда не был обделен женским вниманием, да и сам постоянно находился в состоянии влюбленности. Но, хотя среди его женщин было немало красавиц, обычно все его любовные приключения были случайными и непродолжительными. « Я всегда был влюблён, я не мог не любить, я любил, но боялся обязанностей, которые накладывает любовь, я на самом деле только влюблялся, но не любил ».

У зим бывают имена.
Одна из них звалась Наталья.
И было в ней мерцанье, тайна,
И холод, и голубизна.
Еленою звалась зима,
И Марфою, и Катериной.
И я порою зимней, длинной
Влюблялся и сходил с ума.
И были дни, и падал снег,
Как теплый пух зимы туманной.
А эту зиму звали Анной,
Она была прекрасней всех.

В шуточном сборнике «В кругу себя» он писал:« Меня любили дочери пяти генералов, двух маршалов и одного генералиссимуса ». И это было правдой.
Еще когда он был женат на Ольге, у него случился бурный, страстный и тяжёлый роман роман со Светланой Аллилуевой, о котором шумела и шепталась вся Москва.

В середине 60-х поэт снова женился, на этот раз на Галине Ивановне Медведевой, в браке с которой у него родилось трое детей. Галя оказалась для него очень подходящей женой, они могли разговаривать часами. Кроме того, она спасала его от загулов и ненужной суеты. Создавала ему уют, к которому он был приучен с детских лет.

Вначале они жили в подмосковной Опалихе.

Если б у меня хватило глины,
Я б слепил такие же равнины;
Если бы мне туч и солнца дали,
Я б такие же устроил дали.
Все негромко, мягко, непоспешно,
С глазомером суздальского толка —
Рассадил бы сосны и орешник
И село поставил у проселка.
Без пустых затей, без суесловья
Все бы создал так, как в Подмосковье.

Давид всегда отличался бесшабашной тягой к разгульному веселью, его дом был всегда открыт для гостей. И они приезжали, часто оставаясь погостить целой компанией.

Листаю жизнь свою,
Где радуюсь и пью,
Люблю и негодую.
И в ус себе не дую.
Листаю жизнь свою,
Где плачу и пою,
Счастливый по природе
При всяческой погоде.
Листаю жизнь свою,
Где говорю шутейно
И с залетейской тенью,
И с ангелом в раю.

В середине 70-х Давид с Галиной решили переехать в Прибалтику, в тихий эстонский городок Пярну, что на берегу моря. Подальше от многочисленных друзей-собутыльников. Но и здесь их дом не пустовал никогда.

Не увижу уже Красногорских лесов,
Разве только случайно.
И знакомой кукушки, ее ежедневных, часов
Не услышу звучанья.
Потянуло меня на балтийский прибой,
Ближе к хладному морю.
Я уже не владею своею судьбой
И с чужою не спорю.
Это бледное море, куда так влекло россиян,
Я его принимаю.
Я приехал туда, где шумит океан,
И под шум засыпаю.

Давид любил лицедействовать, тщательно выстраивая образ весельчака-балагура, и в желающих составить ему компанию и выпить недостатка никогда не было. Но за этой маской скрывался совсем другой человек — страдающий, тонко чувствующий, cтремящийся к уединению и одиночеству. Это стало известно из его дневников, изданных после смерти.

Начиная с семидесятых годов, во многих его стихах прослеживается осмысление жизни и глубочайший внутренний трагизм.

Бессонница
Я разлюбил себя.
Тоскую
От неприязни к бытию.
Кляну и плоть свою людскую,
И душу бренную свою.
Когда-то погружался в сон
Я, словно в воду, бед не чая.
Теперь рассветный час встречаю,
Бессонницею обнесен.
Она стоит вокруг, стоглаза,
И сыплет в очи горсть песка.
От смутного ее рассказа
На сердце смертная тоска.
И я не сплю — не от боязни,
Что утром не открою глаз.
Лишь чувством острой неприязни
К себе — встречаю ранний час.

Неужели всю жизнь надо маяться!
А потом от тебя останется —
Не горшок, не гудок, не подкова, —
Может, слово, может, полслова —
Что-то вроде сухого листочка,
Тень взлетевшего с крыши стрижа
И каких-нибудь полглоточка
Эликсира, который — душа.
***

Упущенных побед немало,
Одержанных побед немного,
Но если можно бы сначала
Жизнь эту вымолить у бога,
Хотелось бы, чтоб было снова
Упущенных побед немало,
Одержанных побед немного.
***

Не торопи пережитого,
Утаивай его от глаз.
Для посторонних глухо слово
И утомителен рассказ.
А ежели назреет очень
И сдерживаться тяжело,
Скажи, как будто между прочим
И не с тобой произошло.
А ночью слушай — дождь лопочет
Под водосточною трубой.
И, как безумная, хохочет
И плачет память над тобой.
***

Давид Самойлов «Память». Музыка Микаэла Таривердиева, поет Иосиф Кобзон

И еще одно совершенно потрясающее стихотворение, читает Зиновий Гердт. И музыка такая подходящая.

Скончался Давид Самойлов совершенно неожиданно – за кулисами после своего выступления на вечере памяти Бориса Пастернака в Таллине. И случилось это 23 февраля 1990 года.

Всё реже думаю о том,
Кому понравлюсь, как понравлюсь.
Всё чаще думаю о том,
Куда пойду, куда направлюсь.

Пусть те, кто каменно-тверды,
Своим всезнанием гордятся.
Стою. Потеряны следы.
Куда пойти? Куда податься?

Где путь меж добротой и злобой?
И где граничат свет и тьма?
И где он, этот мир особый
Успокоенья и ума?

Когда обманчивая внешность
Обескураживает всех,
Где эти мужество и нежность,
Вернейшие из наших вех?

И нет священной злобы, нет.
Не может быть священной злоба.
Зачем, губительный стилет,
Тебе уподобляют слово!

Кто прикасается к словам,
Не должен прикасаться к стали.
На верность добрым божествам
Не надо клясться на кинжале!

Отдай кинжал тому, кто слаб,
Чьё слово лживо или слабо.
У нас иной и лад и склад.
И всё. И большего не надо.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Евгений Евтушенко — Цветы лучше пуль: Стих

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
Пули — леди ревнивые.
Стоит ли ждать доброты?
Девятнадцатилетняя Аллисон Краузе,
Ты убита за то, что любила цветы.

Это было Чистейших надежд выражение,
В миг, Когда, беззащитна, как совести тоненький пульс,
Ты вложила цветок
В держимордово дуло ружейное
И сказала: «Цветы лучше пуль».

Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе, Аллисон Краузе,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.

Пусть все яблони мира
Не в белое — в траур оденутся!
Ах, как пахнет сирень,
Но не чувствуешь ты ничего.
Как сказал президент про тебя,
Ты «бездельница».
Каждый мертвый — бездельник,
Но это вина не его.

Встаньте, девочки Токио,
Мальчики Рима,
Поднимайте цветы
Против общего злого врага!
Дуньте разом на все одуванчики мира!
О, какая великая будет пурга!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Покарайте карателей!
За тюльпаном тюльпан,
За левкоем левкой,
Вырываясь от гнева
Из клумб аккуратненьких,
Глотки всех лицемеров
Заткните корнями с землей!

Ты опутай, жасмин,
Миноносцев подводные лопасти!
Залепляя прицелы,
Ты в линзы отчаянно впейся, репей!
Встаньте, лилии Ганга И нильские лотосы,
И скрутите винты самолетов,
Беременных смертью детей!

Розы, вы не гордитесь, Когда продадут подороже!
Пусть приятно касаться
Девической нежной щеки, —
Бензобаки Прокалывайте Бомбардировщикам!
Подлинней, поострей отрастите шипы!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Защитите прекрасное!
Затопите шоссе и проселки,
Как армии грозный поток,
И в колонны людей и цветов
Встань, убитая Аллисон Краузе,
Как бессмертник эпохи — Протеста колючий цветок!

Анализ стихотворения «Цветы лучше пуль» Евтушенко

Стихи «Цветы лучше пуль» Евгения Александровича Евтушенко посвящены трагедии в Кентском университете.

Стихотворение создано в начале 1970-х годов. Автору его в эту пору около 40 лет, он один из самых популярных поэтов того времени, сборники его выходят регулярно и пользуются неизменным успехом. Он участник поэтических эстрадных вечеров, собиравших в те годы огромную аудиторию. В жанровом отношении – воззвание, клич, обвинительный акт. Рифмовка перекрестная, 9 строф. Графически текст расположен так, чтобы соответствовать и возмущению поэта, и сбивчивому ритму стиха. В центре внимания автора – события в американском университете, произошедшие весной 1970 года. Тогда погибли четыре человека, среди них студентка Э. Краузе. Сначала ничего не предвещало беды. Студенты собрались на антивоенный митинг против вторжения американских войск в Камбоджу. Однако власти, испугавшись нарастания протестного движения, приказали открыть по собравшимся огонь. Собственно, это событие впоследствии вызвало обратную реакцию: студенческие демонстрации стали еще более массовыми. Имя Э. Краузе стало синонимом этой трагедии: незадолго до гибели девушка вложила цветок в дуло наведенного на нее оружия. Поэт начинает с гневного обличения и горького сарказма. Он сразу называет героиню своего стихотворения по имени. «Пули – леди ревнивые»: сравнение с издевкой. Риторический вопрос о «доброте» уже взятого наизготовку оружия. В конце строфы подчеркивает он и возраст героини: девятнадцатилетняя. Метафора: за то, что любила цветы. Цветы в данном контексте – символ мира. Почти со слезами поэт описывает беззащитность девушки и ее ставшую знаменитой фразу. «Держимордово дуло» (Держиморда – герой «Ревизора» Н. Гоголя): олицетворение произвола властей. США он называет «государством, где правда карается». «Все яблони мира»: собственно, события произошли в мае, когда цветут деревья. Жестко прошелся в своем почти памфлете Е. Евтушенко и по американскому президенту. Он подчеркивает бессердечие фразы президента о студентах, участвовавших в митингах, собственной трактовкой: каждый мертвый – бездельник. Следующие строфы – обращения к молодежи всей Земли. Он зовет их на восстание против «общего врага», более того, сами цветы сзывает на войну. Эти строфы переполнены яростной звукописью (впейся, репей). «Защитите прекрасное!» — главный лозунг поэта-пацифиста. Град восклицаний, новаторских метафор, и даже призыв к погибшей столь несправедливо, нелепо, рано – восстать и присоединиться к протесту, который все сметет на своем пути. Сама как цветок, колючий бессмертник, она возглавит колонну цветов и молодежи в походе против «злого врага».

Читать еще:  Стихи для мам у кого сыновья

«Цветы лучше пуль» Е. Евтушенко – произведение с антивоенным пафосом.

5 стихов, бьющих прямо в сердце

В этот раз в моей «пятёрке игроков» — стихотворения. От которых сжимается сердце, которые оставляют послевкусие и позволяют себя обдумывать.

Для меня это : и короткое как равнодушный, но вместе с тем горький плевок, стихотворение Бродского, и печальное одинокое «Падает снег» Асадова, и «Баллада о прокуренном вагоне», после которой думаешь «не дай бог такому случиться». «Елабужский гвоздь» Евтушенко, посвященное Марине Цветаевой, я сдавала на читке в университете и каждый раз не могла нормально прочитать — предательски перехватывало горло. А «Письмо про дождь» Рождественского — одно из лучших и своеобразных признаний в любви, что я читала когда-либо.

Наслаждайтесь! И делитесь своими — пополню стихофонд.

Сначала в бездну свалился стул,
потом — упала кровать,
потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.
Потом — учебник «Родная речь»,
фото, где вся моя семья.
Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.
Прощай, дорогая. Сними кольцо,
выпиши вестник мод.
И можешь плюнуть тому в лицо,
кто место мое займет.

Падает снег, падает снег —
Тысячи белых ежат.
А по дороге идёт человек,
И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,
Лицо человека — обида и боль,
В зрачках два черных тревожных флажка
Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?
Друг ли с подлой душой?
Знает об этом только он
Да кто-то ещё другой.

Случись катастрофа, пожар, беда —
Звонки тишину встревожат.
У нас милиция есть всегда
И «Скорая помощь» тоже.

А если просто: падает снег
И тормоза не визжат,
А если просто идет человек
И губы его дрожат?

А если в глазах у него тоска —
Два горьких черных флажка?
Какие звонки и сигналы есть,
Чтоб подали людям весть?!

И разве тут может в расчет идти
Какой-то там этикет,
Удобно иль нет к нему подойти,
Знаком ты с ним или нет?

Падает снег, падает снег,
По стеклам шуршит узорным.
А сквозь метель идёт человек,
И снег ему кажется чёрным.

И если встретишь его в пути,
Пусть вздрогнет в душе звонок,
Рванись к нему сквозь людской поток.
Останови! Подойди!

Баллада о прокуренном вагоне

— Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана —
Прольется пламенной смолой.

— Пока жива, с тобой я буду —
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду —
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду —
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

— Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
— За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба — я и ты.

— Но если я безвестно кану —
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
— Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

Памяти М.Цветаевой

Помнишь, гераневая Елабуга,
ту городскую, что вечность назад
долго курила, курила, как плакала,
твой разъедающий самосад?

Бога просила молитвенно, ранено,
чтобы ей дали белье постирать.
Вы мне позвольте, Марина Ивановна,
там, где вы жили, чуть-чуть постоять.

Бабка открыла калитку зыбучую:
«Пытка под старость — незнамо за что.
Ходют и ходют — ну прямо замучили.
Дом бы продать, да не купит никто.

Помню — была она строгая, крупная.
Не подходила ей стирка белья.
Не получалось у ней с самокрутками.
Я их крутила. Веревку — не я».

Сирые сени. Слепые. Те самые,
где оказалась пенька хороша,
где напослед леденяющею Камою
губы смочить привелось из ковша.

Гвоздь, а не крюк.
Он граненый, увесистый —
для хомутов, для рыбацких снастей.
Слишком здесь низко,
чтоб взять и повеситься.
Вот удавиться — оно попростей.

Ну а старуха, что выжила впроголодь,
мне говорит, словно важный я гость:
«Как мне с гвоздем-то?
Все смотрят и трогают.
Может, возьмете себе этот гвоздь?»

Бабушка, я вас прошу как о милости, —
только не спрашивайте опять:
«А отчего она самоубилась-то?
Вы ведь ученый. Вам легче понять».

Бабушка, страшно мне в сенцах и комнате.
Мне бы поплакать на вашем плече.
Есть лишь убийства на свете, запомните.
Самоубийств не бывает вообще.

Письмо про дождь

Идут
обыденные дожди,
по собственным лужам
скользя.
Как будто они поклялись
идти,-
а клятву нарушить
нельзя.
Даже смешно —
ничего не ждешь.
Никакого чуда
не ждешь.
Засыпаешь —
дождь.
Просыпаешься —
дождь.
Выходишь на улицу —
дождь.
И видишь только
пустую мглу,
город видишь
пустой.
Газировщица
скрючилась на углу —
упорно
торгует водой.
А воды вокруг! —
Столько воды,
просто некуда разливать.
Это все равно,
что идти торговать
солнцем —
там, где сейчас
ты.
Послушай,
а может быть, и у вас
такая же чехарда?
У подъезда в глине
«газик» увяз,
на балконе слоем —
вода.
Если так —
значит, в мире какая-то ложь!
Так не должно быть!
Нет!
Потому что нужно:
если мне —
дождь,
то тебе —
солнечный свет.
Как дочка, солнечный!
Как слюда!
Как трескучая пляска огня!
У тебя не должно быть дождей
никогда.
Пусть они идут
у меня.
А они идут —
слепые дожди.
Ни деревьев нет,
ни травы.

Пожалуйста,
это письмо
порви.
И меня за него
прости.
А впрочем,
дело совсем не в нем.
Просто, трудно терпеть.
Море гудит за моим окном,
как поезд,
идущий к тебе.

anchiktigra

СЧАСТЬЕ ЕСТЬ! Философия. Мудрость. Книги.

Автор: Аня Скляр, кандидат философских наук, психолог.

Лучшие стихи о любви

Не убегайте от своей любви…
Не разрушайте маленькое счастье,
Не говорите тихо: » Уходи «,
Когда душа разорвана на части.

Не убегайте от своей любви !
Не стройте стен, они вам не спасенье.
Себе не лгите, что свободны вы,
Кто любит — обречен на заточенье.

Не убегайте от своей любви,
Дарите счастье тем, кто рядом с вами.
Не позволяйте зависти и лжи
Овладевать вдруг вашими сердцами.

Не убегайте от своей любви !
И никогда её не оставляйте !
И даже если стерты все следы,
Любите, верьте, только не теряйте !

Не убегайте от своей любви !
Сквозь боль и слезы напролом идите !
Не говорите тихо: » Уходи «,
А просто все забудьте и простите.

Не убегайте от своей любви !
Ведь это лучшее, что есть у вас отныне !
Храните чувства светлые свои,
Хоть это тяжело в жестоком мире.

И никогда любить не перестанет.

Ведь просто человеку нужен человек.

Но можно вырастить с любовью и заботой.

И крепко прижимал меня к себе.

Берегите друг друга от бед и коварных измен,
Сохраняйте тепло ваших душ даже в холод и вьюгу,
Никогда не просите любви у любимых взамен,
Просто сами любя, от невзгод берегите друг друга.

Берегите друг друга, у жизни короткий полёт,
И отточенных злостью, обид никогда не храните,
Может кто-то давно так прощения вашего ждёт,
Научитесь прощать, не порвав истончившейся нити.

Нам любимых, ушедших от нас, никогда не вернуть,
И ошибок, терзающих душу, уже не исправить,
Берегите друг друга, ступая на жизненный путь,
Чтоб ненастные дни вы смогли бы любовью разбавить.

На что мы тратим жизнь?
На мелочные ссоры,
На глупые слова, пустые разговоры,
На суету обид, на злобу — вновь и вновь.
На что мы тратим жизнь.
А надо б на любовь.

Сжигаем жизнь дотла всё на пустое что-то —
На нудные дела, ненужные заботы.
В угоду обществу придумываем маски.
На что мы тратим жизнь!
А надо бы на ласки.

Мы распыляем жизнь на сумрачную скуку,
На «имидж» и «престиж», ненужную науку,
На ложь и хвастовство, на дармовую службу.
На что мы тратим жизнь.
А нужно бы на дружбу.

Куда-то всё спешим, чего-то добываем.
Чего-то ищем все — а более теряем;
Всё копим — золото, тряпьё и серебро.
На что мы тратим жизнь!
А надо б на добро.

Волнуемся, кричим, по пустякам страдаем;
С серьёзностью смешной вещички выбираем.
Но сколько не гадай — всё выберешь не ту.
На что мы тратим жизнь.
А надо б на мечту.

Боимся радости, боимся верить в сказки,
Боимся и мечты, и нежности, и ласки;
Боимся полюбить, чтоб после не тужить.
На что мы тратим жизнь?!
А надо просто жить!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector