1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ахмадулина стихи когда мы были молодыми

Белла ахмадулина

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Белла Ахмадулина. А напоследок я скажу

А напоследок я скажу:
Прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
К высокой степени безумства.
Как ты любил? Ты пригубил
Погибели. Не в этом дело.
Как ты любил? Ты погубил,
Но погубил так неумело.
Жестокость промаха… О, нет
Тебе прощенья. Живо тело
И бродит, видит белый свет,
Но тело мое опустело.
Работу малую висок
Ещё вершит. Но пали руки.
И стайкою наискосок
Уходят запахи и звуки.
—————————————

Удивительные строки этого стихотворения были.

Стихи — Белла Ахмадулина ушла

Из жизни Белла Ахмадулина ушла
В мир подлинного вольнодумства.
С ума сошла она иль возошла
К высокой степени безумства?

Она сказала много, как одна могла,
А ещё больше вовсе не сказала,
Но счастье в том, что здесь она была,
Так много это. так ничтожно мало.

Из суетного бытия в небытие
Ушли её слова, поступки, жесты.
И мы, как пасынки в оставленной семье,
Не ощутим сиротство как блаженство.

Кто нас учил, как надо жить, мертвы —
Шестидесятники, изгнанники, предтечи.

Стихи — Белла Ахмадулина

Больны ею надолго и всерьёз
Её уход – ошибка Высшей Силы
Лекарства нет от боли и от слёз
Лечения не знает медицина.
А она знала. И она лечила.

А жизнь идёт, и пишутся стихи
Хотя, не так всё просто, как хотелось
Мир выходил из-под её руки
А в огне сердца слушатели грелись
Друзья, что были дороги, порой
Уйти могли, этого не желая
Летящие слова, стихи с душой
И те, что знаем мы, и что не знаем
Навек оставили о ней нам память
А это значит – Белла вечно с нами.

Стихи — Ни слова о любви. Белла Ахмадулина

«Боря, я не умею жить без тебя».
Белла Ахмадулина.Телеграмма Борису Мессереру

* * *
Ни слова о любви! Но я о ней ни слова,
не водятся давно в гортани соловьи.
Там пламя посреди пустого небосклона,
но даже в ночь луны ни слова о любви!

Луну над головой держать я притерпелась
для пущего труда, для возбужденья дум.
Но в нынешней луне — бессмысленная прелесть,
и стелется Арбат пустыней белых дюн.

Лепечет о любви сестра-поэт-певунья —
вполглаза покошусь и усмехнусь вполрта.
Как.

Стихи — Какое блаженство, что блещут снега. Белла Ахмадулина

Какое блаженство, что блещут снега,
что холод окреп, а с утра моросило,
что дико и нежно сверкает фольга
на каждом углу и в окне магазина.

Пока серпантин, мишура, канитель
восходят над скукою прочих имуществ,
томительность предновогодних недель
терпеть и сносить — что за дивная участь!

Какая удача, что тени легли
вкруг ёлок и елей, цветущих повсюду,
и вечнозеленая новость любви
душе внушена и прибавлена к чуду.

Откуда нагрянули нежность и ель,
где прежде таились и как.

Стихи — Из глубины моих невзгод. Белла Ахмадулина

Из глубины моих невзгод
молюсь о милом человеке.
Пусть будет счастлив в этот год,
и в следующий, и вовеки.

Я, не сумевшая постичь
простого таинства удачи,
беду к нему не допустить
стараюсь так или иначе.

И не на радость же себе,
загородив его плечами,
ему и всей его семье
желаю миновать печали.

Пусть будет счастлив и богат.
Под бременем наград высоких
пусть подымает свой бокал
во здравие гостей веселых,

не ведая, как наугад
я билась головою оземь,
молясь о нем — средь.

Стихи — Памяти Беллы Ахмадулиной

Кончалась полная Луна,
Ты – умерла, иль Первой на утёс взойдя,
Волну из Космоса в себя Ты приняла.

Поэт и власть во все века несовместимы.
Особенно когда во власти
один спецназ, незримый.
Наутро мельком передали в «Новостях»,
Что Ты ушла,
Но футболистом Ты ведь не была,
Чтоб память о Тебе почтили
Молниеносной телеграммой из Кремля.
Сказали, после продолжительной болезни Ты ушла.

Да, имя той болезни – «смертельный век»,
Что перемалывает в жерновах отсутствия лица –
Священный.

Стихи — Предметы

«И я познаю мудрость и печаль,
Свой тайный смысл доверят мне предметы».
Белла Ахмадулина

(. накануне. )
Откуда знать природе за окном
Что у меня в душе сейчас творится?
Метель неустрашимая резвится
Разгоряченным, бешенным конём.

А в доме мебель кажется мертва,
Но сядь на стул — он заскрипит, как вскрикнет,
И дверца шкафа хлипкая чуть всхлипнет,
Диван-старик и тот вздохнёт едва.

И старых книг одетый в кожу ряд
Как человека тронь — смолчать не сможет,
И каждая всё, что.

Стихи — На смерть поэта. Часть вторая

Вечером, ночью, днем и с утра
благодарю, что не умер вчера.

Пулей противника сбита свеча.
Благодарю за священность обряда.
Враг по плечу — долгожданнее брата,
благодарю, что не умер вчера.

Благодарю, что не умер вчера
сад мой и домик со старой терраской,
был бы вчерашний, позавчерашний,
а поутру зацвела мушмула!

И никогда б в мою жизнь не вошла
ты, что зовешься греховною силой —
чисто, как будто грехи отпустила,
дом застелила — да это ж волжба!

Я б не узнал, как ты утром.

Стихи — В тот месяц май, в тот месяц мой

В тот месяц май, в тот месяц мой
во мне была такая лёгкость
и, расстилаясь над землей,
влекла меня погоды лётность.

Я так щедра была, щедра
в счастливом предвкушенье пенья,
и с легкомыслием щегла
я окунала в воздух перья.

Но, слава Богу, стал мой взор
и проницательней, и строже,
и каждый вздох и каждый взлет
обходится мне всё дороже.

И я причастна к тайнам дня.
Открыты мне его явленья.
Вокруг оглядываюсь я
с усмешкой старого еврея.

Я вижу, как грачи галдят,
над черным.

Когда мы были молодыми — стихи

Когда мы были молодыми,
Всё время мы спешили,
Скорей закончить школу, институт,
Работать выйти поскорее
И замуж выйти побыстрее.
Ну, а когда детишки появились,
То с ними всё пошло по кругу,
Всё те же ясли, школа, институт,
Найти хорошую работу
И никогда мы годы не считали,
Из года в год их отмечали.
Ну, а когда и внуки подросли
То оказалось, жизнь прошла,
Чего ж теперь года считать
И дни рожденья отмечать
Ну сколько Бог их нам отмерил
И сколько нам отведено прожить?
И если раньше время торопили,
Теперь мне хочется его остановить.

Когда мы были молодыми,
Всё было проще в сотни раз,
Все дни казались золотыми,
Не то, что серыми сейчас.

И солнце веселей светило,
И небо было голубей,
Легко любить и верить было,
Полно немыслимых идей.

Когда мы молодыми были,
Наивней были мы чуть-чуть,
И часто время торопили,
Не дав себе передохнуть,

Мы всё спешили и спешили,
Везде стараясь успевать,
И нас преграды не страшили,
На них нам было наплевать.

Когда мы были молодыми
Мы были проще и добрей,
Все точки были запятыми
И ярок свет от фонарей.

Хотелось так адреналина,
Хотелось многого хотеть.
Ах, сладка ягода-малина,
И как прекрасно не стареть.

Когда мы молодыми были,
Всё было так, как никогда:
Грешили, каялись, любили,
Но время — талая вода,

Текла неслышно, незаметно,
Сквозь годы, праздники, дела,
И потихоньку, неприметно,
Куда-то молодость ушла,

Не попрощавшись, как-то просто,
Была, а тут — простыл и след,
Но время есть ещё для роста.
Ах, где же они — семнадцать лет,

Когда мы были молодыми,
Когда всё делали на раз,
А ставши взрослыми, седыми,
Мы ностальгируем сейчас

О том, что было несерьёзно,
О том, что было и прошло,
Но верю, никогда не поздно,
Дарить добро, любовь, тепло,

Дарить друг-другу комплименты
Учитесь, даже, если «ЗА».
Мы все, немножечко, студенты,
Нам без любви никак нельзя.

Пусть от любви и счастья пьяны,
Как раньше тело, и душа,
Как и у пушкинской Татьяны,
Ведь жизнь, как прежде, хороша.

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

В саду пиликало и пело —
Журчал ручей и пел овраг,
Черешни розовое тело
Горело в окнах, как маяк.

С тех пор прошло четыре лета.
Сады — не те, ручьи — не те.
Но живо откровенье это
Во всей священной простоте:

Когда мы были молодыми
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

Тетрадку дайте мне, тетрадку —
Чтоб этот мир запечатлеть,
Лазурь, сверканье, лихорадку!
Давясь от нежности, воспеть

Все то, что душу очищало,
И освещало, и влекло,
И было с самого начала,
И впредь возникнуть не могло:

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

«Когда мы были молодыми
и чушь прекрасную несли…»
Ах, если бы хоть на минутку
Туда вернуться мы б могли….

Какими были — часто вспоминаю..
И хоть года уплыли, как вода,
Во сне я это время догоняю…
Те чувства не погаснут никогда.

Всё помним…
Глаз таинственную нежность,
И алых губ призывный блеск,
И стройность тел, и кожи свежесть,
И жаркий шепот, словно речки плеск.

Позабыть ли рассветы алые,
Шелест первой весенней листвы.
Ярких звезд, что салютом таяли
В темном небе ушедшей поры…

Узелки,что на память завязаны
Той далекой красоткой-судьбой.
Нежных слов, что тобою сказаны,
Ожиданье любви большой…

В небеса вел хрустальный мост,
Ярче звезды влюбленным светили…
А секрет до банальности прост —
Это были мы молодыми!

Когда мы были молодыми,
Друг друга искренно любили,
Любовь сжигала нас дотла,
И воскрешала вновь и вновь…

Минуло много лет с тех пор,
В душе остался тот костер,
Что согревал холодными ночами,
Сердца младые от разлуки и печали.

Любимый мой, что стало с нами?
Куда исчезла та безумная любовь,
Что в венах будоражила нам кровь?
Да просто, с годами мы мудрее стали.

Любовь крепка, как нить из стали,
Она связала нас, околдовав однажды,
С тех пор, идем по жизни вместе,
Томимы эликсиром этой жажды.

И пьем по капле, год от года,
Из родника, свою любовь,
И чем мудрее мы, тем чище тот родник,
Много лет назад, к которому приник…

Любовь, склоняю голову я пред тобой,
И ты жива, пока мы живы,
Она со мной, с тобой и с нами,
Но лишь, с годами, мы мудрее стали…

«Когда мы были молодыми
И чушь прекрасную несли»,
Бродить мы часто уходили
На самый краешек земли.
Нам пели песни перекаты,
И нежно гладил ветерок,
Светили золотом закаты,
И грел походный костерок.
Холодным дождиком мочило,
О сучья рвало сапоги,
О камни нас в порогах било,
Как будто были мы враги.
Сухарь нам был привычней хлеба,
За соль могли мы всё отдать.
Нам крышею служило небо,
Мхи заменяли нам кровать.
Теперь мы стали все седыми.
Висит гитара на стене,
Но слов мы песен не забыли,
Поём… но чаще лишь во сне.

Когда мы были молодые,
Всё было праздником для нас…
Теперь уж головы седые,
Не удивишь, сощурив глаз…
Весна, черёмуха, сирень…
Пленили нежной красотой.
Теперь вот выйти, порой, лень,
Компьютер, лишь, перед собой…
И вспоминаем дни былые,
Как было там нам хорошо…
Природа, песни удалые,
Но очень быстро всё прошло…
Теперь в гостях воспоминаний,
Бываем часто в прошлых днях…
Грустим, несбыточных желаний
Осталось много и манят…
Но надо жить и день весенний
Встречать с улыбкой на лице…
Как много было откровений,
Не меньше будет и в конце…
Всё пережили, боль, утрату,
Самим, не весть, где и по чём.
Назначат нам за счастье плату
И это мы переживём…
Весна, блаженство продолженья,
Как хорошо нам на земле.
Мы рады утром пробужденью,
Душа парит на высоте…

Читать еще:  Грустные стихи девушке которая нравится

Когда мы были молодыми…
Всего лишь год тому назад,
Мы так пленительно любили
И расставались в невпопад…
Ты каждый день меня, я знаю,
Ждала, ждала лишь одного,
А вот сегодня замерзаю
Я без дыханья твоего!
Теперь упорно избегаешь
Столь для меня желанных встреч
Тем самым, видимо, желаешь
В себе все лучшее сберечь.
Не от того ли, что безбрежно
Разлуки море для меня
Я не умею безмятежно
Прожить и часа без тебя?
Ты мне спокойствия желаешь
И говоришь:» Терпи, мой друг,
А то всю душу исстрадаешь
И сердце оборвется вдруг»
Как глубоко твое сужденье,
Как рассудительно оно,
Но, что ж души мое волненье
Во мне бушует все равно?

Когда мы были молоды,
Мы не дарили золота,
Нарядов, вилл и стразов,
Сережек и алмазов
Подругам-хохотушкам —
Застенчивым толстушкам,
Ушастеньким зубрилкам,
Очкастым говорилкам
И пионервожатой,
Веселой и завзятой,
Податливой и хрупкой
Под синей мини-юбкой…

Когда мы юны были,
Мы денег не платили
Девчонкам верным нашим —
Оксанам, Светам, Дашам —
Любимым и в опале,
Мы их не покупали
За визы и билеты
В Паттайи и Пхукеты —
Любовь без мятых трешек
Веснушчатых матрешек
Всегда была под боком,
С мороженым и соком,

На солнце и под градом
Подружки были рядом —
На Истре, у излучин,
Мы были неразлучны,
И под сияние Луны
Навеки-век обручены —
Лауры и Петрарки —
За глаз, подбитый в драке:
Они нас всех любили,
Когда мы местных били!…

Когда мы были молоды,
Мы не боялись холода
По жизни скоморошной,
Простой и суматошной…
Какие годы наши —
Балбесов бесшабашных,
Нас часто привечали
В мальчишеской печали
Жеманницы и плаксы —
Не за рубли и баксы,
А просто и понятно
Любили забесплатно!

Они на сеновале
Себя не продавали —
Они тепла искали,
И, невзначай, теряли
Невинность, как игрушку,
Как верную подружку,
И плакали украдкой
За партой над тетрадкой —

Румяные ватрушки,
С пробором на макушке,
Они за нас взрослели
В подъездах и в мотеле,
На школьной перемене
В густых кустах сирени,
На вылазке в палатке
Под привкус шоколадки…
. . .

Когда мы были юны,
В душе звенели струны —
Мы от любви хмелели
И у костра хрипели
Надрывную, табунную,
Про ночь, такую лунную,
Кумирам подражая,
За полшага от Рая…

Когда то, все мы были молодыми,
Когда то, все старались быстро жить.
Но годы молодости, быстро пролетели,
И их не в силах мы остановить.

Когда то, все мы были молодыми,
И кипятком кипела в жилах кровь.
Но теперь, остыли наши вены,
И им не запылать, как прежде вновь.

Когда то, все мы были молодыми,
И юность мы свою не берегли.
Надеждой мы томительною жили,
Что время сможем мы, остановить.

Когда то, все мы были молодыми.
И возраста мы были лишены.
Казалось, будем вечно молодыми,
Но оказалось, это лишь мечты.

Когда то, все мы были молодыми,
А возраст уж крадется к тридцати.
В душе мы будем вечно молодыми,
На нашем трудном жизненном пути.

Песня — Когда мы были молодые

Хорошо быть молодым,
За любовь к себе сражаться,
Перед зеркалом седым
Независимо держаться.

Хорошо всего хотеть,
Брать свое и не украдкой,
Гордой гривой шелестеть.
Гордой славиться повадкой.

То и это затевать,
Забавляясь тем и этим,
Вечно повод подавать
Раздувалам жарких сплетен.

Припев:
Когда мы были молодые,
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли.

Хорошо ходить конем,
Власть держать над полным залом,
Не дрожать над каждым днем,
Вот уж этого навалом.

Хорошо быть молодым,
Просто лучше не бывает,
Спирт, бессонница и дым
Все идеи навевает.

Наши юные тела
Закаляет исступленье,
Вот и кончилось ля-ля
Музыкальное вступленье.

Припев:
Когда мы были молодые,
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли.

Но пронзительный мотив,
Начинается вниманье,
Спят друг друга обхватив
Молодые, как в нирване.

И в невежестве своем
Молодые человеки
Ни бум-бум о берегах,
О серебряных лугах
Где седые человеки
Спать обнимутся вдвоем,
А один уснет навеки.

Хорошо быть молодым,
Просто лучше не бывает.

Припев:
Когда мы были молодые,
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.
Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли.

Когда мы были молодыми,
Друг друга так ценили мы и так любили.
Ты младше на год, а мне шестнадцать,
И каждый день в тебя готов я был влюбляться.

А помнишь тот дом, мы с тобою вдвоём,
И я тебе включаю самый первый мой альбом.
За окном идет дождь, мы с тобою не спим,
И ты мне говоришь, что я твой номер один.

Один, один, один, один…

Когда мы были молодыми,
Наивными такими были и простыми.
Уже стемнело, ты в летнем платье,
А я хочу скорей попасть в твои объятия.

И пусть годы летят, их уже не вернёшь,
И пусть уже других кумиров любит молодёжь.
За окном идет дождь, мы с тобою не спим,
И ты мне снова шепчешь: «Ты мой номер один!»

Белла Ахмадулина. Мужчины, дети и алкоголь


«Живет такой парень».

В этом фильме Василий Шукшин доверил ей роль столичной журналистки, и она справилась блестяще. Свои стихи она всегда читала патетично, нараспев, пафосно, но при этом чрезвычайно завораживающе, а в фильме смогла блеснуть: играя роль, она жила, говоря просто, и все равно как-то необыкновенно.
Позже фильм был отмечен «Золотым львом» на Венецианском кинофестивале. Спустя шесть лет Ахмадулина снялась еще в одном фильме «Спорт, спорт, спорт», в котором помимо постановочных сцен присутствовали высказывания о спорте известных людей. В картине в авторском исполнении звучат стихи Ахмадулиной «Ты человек! Ты баловень природы…» и «Вот человек, который начал бег…».
О значимости поэтессы Ахмадулиной можно спорить вечно. Несмотря на то, что у нее было двое детей — приемная Аня и родная Лиза, она не смогла им стать матерью в общепринятом смысле этого слова. Всю жизнь она была в поисках женского счастья, была необычной и эпатажной. Только череды неудачных браков она нашла своего единственного, с которым прожила 35 лет.
Белла — удивительная женщина, ею восхищались, ее любили. Но в большей степени это была не любовь к женщине, всех влекло к великой и талантливой поэтессе и талантливому человеку, а Белла хотела тепла и женского счастья.
Она родилась 10 апреля 1937 года в Москве. Ее имя, полученное при рождении — Изабелла. Отец — Ахат Ахмадулин работал ответственным работником Государственного таможенного комитета СССР, мать — Надежда Макаровна Лазарева работала переводчицей.


Белла в детстве.

Вот что Белла Ахмадулина говорила о своем необычном имени: «Моя мать в тридцатых годах была помешана на Испании. Она бабушку просила найти для новорожденной испанское имя. Но в Испании все-таки Изабель. Бабушка даже думала, что королеву называют Изабелла, а по-настоящему королеву называют Изабель. Но я рано спохватилась и сократила все это до Белла». Также она признавалась, что только Александр Твардовский называл ее Изабеллой Ахатовной.
«Я полностью солидарна с Анастасией Ивановной Цветаевой, которая говорила: „Слово “собака» пишу большими буквами», — признавалась Ахмадулина. В раннем детстве, когда ее родители были постоянно заняты на работе, большую часть времени девочка проводила с бабушкой, которая вместе с будущей поэтессой подбирала бездомных животных. Эту любовь к кошкам и собакам Белла сохранила на всю жизнь и передала своим дочерям.
Первые стихи вышли из-под пера Беллы Ахатовны еще в ее школьные годы, а первая их публикация приходится на 1955 год, когда ее произведения появились в журнале «Октябрь». Легкие и изящные строки Ахмадулиной многие советские критики нашли «неактуальными», «пошлыми» и «банальными», но у читателей юная поэтесса завоевала огромную популярность.
После окончания школы Ахмадулина провалилась на вступительных экзаменах на журналистском факультете МГУ, куда она поступала по желанию семьи. Она не смогла ответить на вопрос о главной советской газете «Правда», которую никогда не читала. После этого она работала в газете «Метростроевец», где получила возможность публиковать не только статьи, но и стихи. А уже в 1956 году ей удалось поступить в Литературный институт.
В первый раз Ахмадулина вышла замуж за поэта Евгений Евтушенко. Они поженились в 1957 году. Ей было 20 лет, а Евтушенко 25 лет. Это была настоящая страсть. Их знакомство состоялось еще тогда, когда Белла училась в школе. Через некоторое время они снова увиделись на одной из квартир, где проходила встреча молодых поэтов. За разговорами под рюмочку, молодые люди спорили и читали стихи. И, будучи близкими и творческими натурами, они почувствовали притяжение. Позже Евтушенко напишет в своих мемуарах:

«И вдруг одна из студенток голосом шестидесятилетней чревовещательницы сказала: «Революция сдохла, и труп ее смердит». На эти слова вдруг горячо откликнулась другая девушка. И своей реакцией восхитила юного поэта. И тогда поднялась другая восемнадцатилетняя девушка с круглым детским лицом толстой рыжей косой и, сверкая раскосыми татарскими глазами, крикнула:
— Как тебе не стыдно! Революция не умерла. Революция больна. Революции надо помочь. Эту девушку звали Белла Ахмадулина. Она вскоре стала моей женой»

Евтушенко отвез Беллу к морю, в Абхазию. Потом, по прошествии многих лет, Евтушенко будет вспоминать эту поездку как самый романтичный момент своей жизни.
Вскоре после поездки Белла забеременела, но Евтушенко испугался. Испугался, что потеряет свою творческую свободу и ребенок не даст ему творить. Он заставил Беллу сделать аборт. Она очень тяжело переживала это. Стала выпивать. Их отношения угасали, чувства остывали, и они отдалялись друг от друга. Их брак продлился год и закончился.


Белла.

Каждые новые отношения вдохновляли и окрыляли Беллу. Но каждый раз она обжигалась снова и снова. Следовал очередной развод, депрессия и затяжные периоды беспробудного пьянства.


Белла Ахмадулина.

Она начала выпивать еще будучи в первом браке с Евгением Евтушенко, а во втором — с писателем Юрием Нагибиным пагубное пристрастие развилось в настоящую зависимость.


Юрий Нагибин и Белла Ахмадулина.

По крайней мере, в своих дневниках Нагибин не единожды упоминает о любви супруги к спиртному.
«Ты заставила меня любить в тебе то, что никогда не любят. Как-то после попойки, когда мы жадно вливали в спаленное нутро боржом, пиво, рассол, мечтали о кислых щах, ты сказала с тем серьезно-лукавым выражением маленького татарчонка, которое возникает у тебя нежданно-негаданно:–»А мой желудочек чего-то хочет!…- и со вздохом: – Сама не знаю чего, но так хочет, так хочет!»
И мне представился твой желудок, будто драгоценный, одушевленный ларец, ничего общего с нашими грубыми бурдюками для водки, пива, мяса. И я так полюбил эту скрытую жизнь в тебе! Что губы, глаза, ноги, волосы, шея, плечи! Я полюбил в тебе куда более интимное, нежное, скрытое от других: желудок, почки, печень, гортань, кровеносные сосуды, нервы. О легкие, как шелк, легкие моей любимой, рождающие в ней ее радостное дыхание, чистое после всех папирос, свежее после всех попоек… » — из дневников Юрия Нагибина.
Впрочем, если верить матери писателя, они оба не брезговали алкоголем. Мать Нагибина вспоминала: «Уезжают два красавца, приезжают две свиньи!» О вредной привычке поэтессы поведал в одном из своих интервью и родной брат балерины Майи Плисецкой — Азарий, который был знаком с Ахмадулиной. По словам Плисецкого, его мать очень тревожило состояние Беллы, и однажды она поинтересовалась у Ахмадулиной, зачем та пьет. Поэтесса ответила, что пробовала не пить и тут же перестала писать стихи.
С Юрием она прожила 8 лет, с 1959 по 1968 год. Они были очень разными. Белла — чересчур импульсивная, чувственная, отчасти, безалаберная.
Юрий, наоборот, невероятно дисциплинированный, скрупулезный, педант во всем. Он просыпался ровно в семь, делал зарядку, в восемь спускался в столовую. К этому времени на столе должны были стоять тарелка овсянки на воде и вазочка с тремя абрикосами. Если этого не было, он приходил в бешенство. Если задерживался обед, просто свирепел. Не выносил, когда опаздывали, когда нарушали слово… Белле было трудно жить на этом «особом режиме».
К тому же друзья всегда были для нее важнее, чем возлюбленные. Очень скоро их отношения стали нервическими. Они то расставались, то вновь сходились. Но Белла пыталась спасти их брак и решилась на важный шаг: удочерила девочку Аню. Взяла ее в детском доме. Девочка получила отчество Юрия Нагибина.
Но он никогда не принимал особого участия в воспитании девочки. Да, к слову сказать, и сама Белла не особо занималась ребенком. Этот шаг, должен был сплотить их семью, сделать ее полноценной, но брак спасти не удалось. Последовал развод. Девочку на воспитание Белла оставила у своей мамы, наняв няню в помощь.

Читать еще:  Стихи где природа наделена человеческими чертами


Белла Ахмадулина.

Брак с сыном балкарского классика Кайсына Кулиева, Эльдаром, самый загадочный в биографии Ахмадулиной.


Белла и Эльдар Кулиев.

Откуда взялся этот человек, никто в компании Беллы не понимал. Нагибин пишет, что познакомился с ним в ресторане, когда того выгоняли оттуда пьяным. Писатель заступился за молодого человека. Эльдар был на 17 лет младше Беллы, но они подружились. Может, поэтому, оформив официальный развод с Ахмадулиной, Нагибин смягчился к ней и купил им с мужем квартиру. В этом браке в 36 лет она родила Лизу, это произошло 9 мая в 1973 году. Дочь Елизавету, как и приемную Аню, Ахмадулина так же отправила на воспитание к своей маме.


Белла и Борис Мессерер.

Судьба приготовила ей фантастическую встречу — однажды она выйдет во двор погулять с собакой и встретит мужчину, с которым останется на много, много лет. Последний муж Беллы Ахмадулиной, скульптор и театральный художник Борис Мессерер, после знакомства с поэтессой взялся собирать ее «подаренные» стихи — ту часть ее творчества, которая разошлась между ее друзьями и случайными знакомыми на тетрадных листках и салфетках. Набрался целый четырехтомник, позже изданный Мессерером.
В 2010 году, 29 ноября Белла Ахатовна Ахмадулина умерла. На момент смерти ей было 73 года.

«А напоследок я скажу:
прощай, любить не обязуйся.
С ума схожу. Иль восхожу
к высокой степени безумства.
Как ты любил? Ты пригубил
погибели. Не в этом дело.
Как ты любил? Ты погубил,
но погубил так неумело.
Жестокость промаха… О, нет
тебе прощенья. Живо тело,
и бродит, видит белый свет,
но тело мое опустело.
Работу малую висок
еще вершит. Но пали руки,
и стайкою, наискосок,
уходят запахи и звуки. »

50 великих стихотворений. Белла Ахмадулина. На мотив икоса

Приблизительное время чтения: 9 мин.

«Сейчас вы услышите лучшее, что есть в русском языке, — Беллу Ахмадулину», — так отрекомендовал поэтессу своим американским студентам Иосиф Бродский. Поэт Евгений Евтушенко сказал о ней: «Не знаю, как Бог расположил места, но она будет где-то рядом с Цветаевой и Ахматовой». Белла Ахмадулина — автор знаменитых «А напоследок я скажу…» и «По улице моей который год…» — ровно 18 лет назад, 20 января, написала одно из своих самых сокровенных и сложных стихотворений «На мотив икоса». Именно о нем — очередной выпуск проекта «50 великих стихотворений».

На мотив икоса

Исторический контекст

Автор

О произведении

Религиозные особенности

Непонятные слова

На мотив икоса

Украшения отрясает ель.
Божье дерево отдохнёт от дел.
День Крещения отошёл во темь,
января настал двудесятый день.

Покаянная, так душа слаба,
будто хмурый кто смотрит искоса.
Для чего свои сочинять слова —
без меня светла слава икоса.

Сглазу ль, порчи ли помыслом сим
возбранён призор в новогодье лун.
Ангелов Творче и Господи сил,
отверзи ми недоуменный ум.

Неумение просвети ума,
поозяб в ночи занемогший мозг.
Сыне Божий, Спасе, помилуй мя,
не забуди мене, Предивный мой.

Стану тихо жить, затвержу псалтирь,
помяну Минеи дней имена.
К Тебе аз воззвах — мене Ты простил
в обстояниях, Надеждо моя.

Отмолю, отплачу грехи свои.
Живодавче мой, не в небесный край —
восхожу в ночи при огне свечи
во пречудный Твой, в мой словесный рай.

Исторический контекст

Стихотворение «На мотив икоса» было написано в 1999 году.

Отличительной особенностью литературы 1990-х годов было ее разнообразие. С исчезновением цензуры читатель получил доступ к произведениям, запрещенным в годы советской власти. На прилавках появились никогда не публиковавшиеся или труднодоступные в СССР книги выдающихся русских прозаиков и поэтов — Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Михаила Булгакова, Владимира Набокова, Андрея Платонова, Александра Солженицына, Иосифа Бродского, Евгения Замятина и многих других известных авторов.

«Шестидесятники» Михаил Светлов, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина и Евгений Евтушенко на встрече с читателями

Поэзия конца 1990-х также была рассчитана на самые разные вкусы: от почитателей классической лирической традиции до любителей эпатажной авангардной поэзии. В это время продолжали свой творческий путь советские писатели-шестидесятники, успех которых ушел в прошлое, однако их имена оставались на слуху, и их стихи печатали авторитетные журналы «Октябрь» и «Знамя».

Автор

Белла Ахатовна Ахмадулина (1937–2010) родилась в Москве, в семье, которая принадлежала к советской элите. Ее мать была переводчицей, а отец работал таможенным начальником. Предки Беллы по отцовской линии — татары, у матери были итальянские корни.

Первый сборник Ахмадулиной «Струна» (1962)

Свои первые стихотворения Ахмадулина начала писать еще в школе. Уже в 1955 году известные журналы опубликовали подборку стихов молодой поэтессы, которую сразу же заметили и оценили читатели. Не сомневаясь в своем поэтическом будущем, Ахмадулина поступила в Литературный институт имени Горького.

Интересно, что в 1959 году ее отчислили из института за то, что она отказалась участвовать в травле Бориса Пастернака, получившего в 1958 году Нобелевскую премию по литературе и названного «клеветником» и «предателем»: «Исключали меня за Пастернака, а делали вид, что за марксизм-ленинизм». Однако вскоре Беллу восстановили, и она закончила Литинститут с красным дипломом в 1960 году.

Серебряный родниковый хрустальный голос

Ее первый поэтический сборник «Струна» вышел в 1962 году. К этому времени Ахмадулина и другие поэты-шестидесятники периода «оттепели» — Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский, Булат Окуджава собирали на своих выступлениях огромные залы, стадионы, площади. В 1950–1960-е годы возрос интерес именно к озвученному поэтическому слову.

Молодая Белла Ахмадулина читает свои стихи

Особое, завораживающее впечатление на публику производил звонкий, хрустальный голос поэтессы Ахмадулиной, ее манера исполнения своих произведений.

Белла Ахмадулина — «Мои товарищи», стихотворение посвящено Андрею Вознесенскому

Литературные критики по-разному пытаются определить истоки творчества Ахмадулиной. Кто-то акцентирует внимание на том, что творчество Ахмадулиной тесно связано с классической русской поэзией и восходит к Державину и Пушкину. Ахмадулина сама не раз подчеркивала свое родство с литературной традицией:

Влечет меня старинный слог.
Есть обаянье в древней речи.
Она бывает наших слов
и современнее и резче.

Другие исследователи подчеркивают, что поэтесса развивала поэтические темы Ахматовой и Мандельштама. Сама же Ахмадулина большое количество своих стихотворений посвятила Марине Цветаевой. «Наследницей лермонтовско-пастернаковской линии» назвал Беллу Иосиф Бродский. Такое многообразие оценок ясно указывает на то, что Ахмадулина — поэт многогранный и самодостаточный.


Отрывок из фильма «Жестокий романс». Лариса Огудалова. На стихи Беллы Ахмадулиной романс исполняет Валентина Пономарева

Она выпустила огромное количество сборников своих стихотворений, а также была прекрасным переводчиком с английского, французского, польского, итальянского, чешского, грузинского, армянского, сербскохорватского и других языков. Творчество самой поэтессы переведено на многие языки мира.

Белла Ахмадулина много раз ездила за границу: бывала во Франции, чтобы встретится с Марком Шагалом, и в Швейцарии, чтобы познакомиться с Владимиром Набоковым. Находясь в США, она читала лекции по русской литературе в Калифорнийском университете.

Поэтесса необычайно ценила своих читателей и, когда уже практически ничего не видела, подписывала поклонникам своего творчества книги на ощупь.

В отличие от других шестидесятников, порой увлекавшихся политическими темами в своем творчестве, Ахмадулина избегала социальных тем. Ее творчество — разговор о человеческой душе вне социальных страстей. Ее лирика — камерная, эмоциональная, обладающая изысканной музыкальностью:

. Не время ль уступить зиме,
с ее деревьями и мглою,
чужое место на земле,
некстати занятое мною?

«Захожий — не прилежный прихожанин»: о вере Беллы Ахмадулиной

Религиозные мотивы можно найти даже в ранних стихах Ахмадулиной. Однако ее отношение к Богу всегда было неоднозначно: то поэтесса провозглашает «Необитаема высь надо мною», то превозносит власть Творца. В конце 1990-х годов Ахмадулина тяжело болеет и даже переживает состояние комы, которую поэтесса назвала «глубоким обмороком». В этот сложный период в своем поэтическом творчестве она сосредотачивается на собственном внутреннем мире, обращается к православной вере.

В зрелом возрасте Белла Ахмадулина была крещена с именем Анна, но, как она сама говорила, «прилежным прихожанином» не была. Однако в одном из своих интервью призналась: «Утешением человеку может быть чистая и ясная вера в Бога. Я не церковный человек, не принадлежу к прихожанам, но без веры в Господа не понимаю жизни».

Белла Ахмадулина скончалась 29 ноября 2010 года. Отпевали поэтессу в храме Космы и Дамиана в Шубине.

Произведение

Стихотворение «На мотив икоса» имеет точную датировку. Оно написано в ночь на 20 января 1999 года, когда Белле Ахмадулиной было уже 62 года. В этом же году поэтесса пережила состояние комы, которое сильно повлияло на ее творчество.

Поэтесса за работой на даче в Переделкино

Стихотворение было опубликовано в седьмом номере журнала «Знамя» за 1999 год и входило в лирический цикл «Возле ёлки». Читателями и критиками появление нового цикла стихотворений поэтессы было воспринято как значительное литературное событие. Основа всех стихотворений цикла — религиозная. Ахмадулина посвящает стихи Рождеству, Крещению, пишет авторские святочные колядки, пытается осмыслить свое отношение к Богу.

Самое пронзительное и сложное стихотворение цикла, «На мотив икоса», написано в молитвенном ключе сразу после великого праздника Крещения Господня. Это один из главных христианских праздников, установленный в честь события евангельской истории — крещения Иисуса Христа в реке Иордан Иоанном Крестителем. В стихотворении выражено новое христианское чувство автора. Попытка обращения к Творцу рождает надежду восхождения поэта в лирический, «словесный рай», который является частью Божественного мира.

Крещение (или Богоявление). Иконографическое изображение

В своих стихах Ахмадулина всегда пыталась решить ключевой вопрос: «Стихи — вознагражденье или плата за все грехи?» В стихотворении «На мотив икоса» она снова обращается к этой проблеме. Здесь Ахмадулина высказывает самоуничижительную оценку своему поэтическому ремеслу: «Для чего свои сочинять слова — без меня светла слава икоса». Также для автора особенно важна мысль, что поэтическое творчество не может существовать без Божественного Слова.

Религиозные особенности

Стихотворение Беллы Ахмадулиной необычно: в его строфах авторские слова чередуются с церковнославянскими цитатами из богослужебных текстов. «На мотив икоса» — удивительное сочетание священного текста и откровенного человеческого слова. В основе стихотворения — канонический акафист Иисусу Сладчайшему. Акафист — это разновидность хвалебного церковного песнопения, молитва Спасителю. Акафисты совершаются молящимися стоя. В состав акафиста входит 12 икосов. Икос — это песнь, также содержащая восхваление и прославление Иисуса, чтимого святого или празднуемого церковного события. К примеру, в своем тексте Ахмадулина дословно цитирует 1-й икос: «Ангелов Творче и Господи Сил, / отверзи ми недоуменный ум» (Перевод: «Ангелов Творец и Господь небесных Сил! / Ум мой немощный открой»).

Читать еще:  Стихи про то как муж обидел жену

Когда Ахмадулина пишет «Во пречудный Твой, в мой словесный рай» — это значит, что поэтический дар слова — несомненно дар Божий. Словесный рай — это рай молитвы. Ахмадулина сама дает пояснение своему стихотворению в книге «Нечаяние»: «По молитвеннику — словесный рай есть обитель не словес, не словесности, но духа, духовный рай. Искомая, совершенная и счастливая, неразъятость того и другого — это ведь Слово и есть». В каждом поэтическом слове — Слово Божие. Здесь Белла Ахмадулина близка к русской классической поэзии, в которой мысль о том, что поэт — глашатай Бога, была одной из важнейших.

Юбилей Ахмадулиной в Александринском театре 14.04.2007

Стихотворение «На мотив икоса» также замечательно иллюстрирует мысль о том, что в истинном творчестве нет места поэтической гордыне. И в этом — основа христианского смирения настоящего Поэта.

Непонятные слова

Исследователи творчества Беллы Ахмадулиной всегда отмечали ее богатейший словарный запас. Поэтесса умело сочетала в своих стихотворениях высокую лексику с незамысловатой, повседневной, а церковнославянизмы с неологизмами. «На мотив икоса» — замечательный тому пример.

Темь — то же, что и тьма.

Икос — богослужебная песнь, содержащая восхваление и прославление святого или празднуемого церковного события.

Сглаз — воображаемая, сверхъестественная способность при помощи взгляда отрицательно повлиять на человека: вызвать у него какую-либо болезнь или изменить его судьбу к худшему.

Порча — болезнь; в народных представлениях — недуг, напущенный злой ворожбой.

Помысел — мысль, намерение, замысел.

Возбранить (устар.) — запретить.

Призор — присмотр, наблюдение; внимание.

Отверзать — открыть, отомкнуть, дать доступ.

Недоуменный — выражающий состояние сомнения, колебания.

Предивный — прекрасный, дивный.

Затвердить — запомнить наизусть.

Псалтирь — одна из библейских книг Ветхого Завета. Состоит из псалмов — хвалебных песен-благодарений Богу.

Минея (от греч. «месячный, длящийся месяц) — общее название нескольких церковных книг, предназначенных для богослужения и для домашнего чтения.

Обстояние — напасть; беда.

Живодавче — Податель жизни.

Пречудный — удивительный, чудесный.

Аборт и пьянство. Что разрушило любовь Ахмадулиной и Евтушенко

10 апреля поэтессе Белле Ахмадулиной исполнилось бы 80 лет. В этот же день в подмосковном Переделкине отпели её первого мужа, Евгения Евтушенко. В далёких 1950-х пара прожила вместе всего два года, но их семью разрушил ребёнок. Вернее, решение молодого супруга отказаться от него.

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/ Василий Малышев/ Тиханов

Ей было 18 лет, а ему — 23. Они познакомились в 1954 году в московской квартире, где молодые литераторы собрались за бутылкой сидра и кабачковой икрой. Читали стихи и спорили. И вдруг одна из студенток голосом шестидесятилетней чревовещательницы сказала: «Революция сдохла, и труп её смердит», — вспоминал Евтушенко. На эти слова вдруг горячо откликнулась другая девушка. И своей реакцией восхитила юного поэта.

И тогда поднялась другая восемнадцатилетняя девушка с круглым детским лицом, толстой рыжей косой и, сверкая раскосыми татарскими глазами, крикнула:

— Как тебе не стыдно! Революция не умерла. Революция больна. Революции надо помочь.

Эту девушку звали Белла Ахмадулина. Она вскоре стала моей женой

Евгений Евтушенко, мемуары «Волчий паспорт»

Ахмадулина и Евтушенко поженились в 1955 году. Поначалу были счастливы — супруги ночами напролёт гуляли по московским улицам, держась за руки. Евтушенко на ходу записывал свои стихотворные посвящения любимой и развешивал их на деревьях. Он отвёз её в Абхазию, где Белла впервые увидела море. Спустя много лет он вспоминал об этой поездке как об одном из самых волнительных романтических моментов своей жизни.

Мы передавали вино друг другу губами. Боже, как мы любили!

Фото © Wikimedia Commons

Свобода вместо любви

Вскоре Белла забеременела. Но Евтушенко этому вовсе не обрадовался: он испугался. Молодой поэт побоялся, что пищащий малыш отнимет у него свободу, которой так дорожат творческие люди. Он заставил супругу сделать аборт, и этот поступок стал началом конца для молодой пары. Белла не могла простить Евгению того, что он не принял их дитя, и вскоре её любовь стала неумолимо гаснуть. Он осознал это значительно позже.

Я не понимал тогда, что если мужчина заставляет любимую женщину убивать их общее дитя в её чреве, то он убивает её любовь к себе

Фото © Wikimedia Commons

Поначалу Ахмадулина стала более холодна к Евтушенко, перестала встречать его вечерами, как прежде, за накрытым столом.

Евгений Евтушенко. «Глубокий снег», 1956 г.

Однажды, как вспоминал Евтушенко, он очень поздно возвращался домой, и, заметив Беллу в соседнем такси, подъехавшем к дому, он почуял неладное. В конце концов, вернувшись один раз посреди ночи, он и вовсе не застал жены. Она появилась лишь под утро и в нетрезвом состоянии.

Совсем другая женщина

Белла сделала последнюю попытку спасти любовь в 1957 году. Когда Евтушенко собрался в поездку по Сибири, она попросилась поехать вместе с ним. Но тот отказал ей, посчитав, что это будет слишком обременительно для него. Вернувшись спустя несколько месяцев, в своей квартире в Москве он увидел уже совсем другую женщину. Вместо «короны-косы» на её голове была короткая причёска из выкрашенных в медный цвет волос. Она начала стабильно крепко пить и очень много курить. В этот период она написала стихотворение-реквием по их браку.

Белла Ахмадулина, 1957 г.

Не было громких ссор и битья посуды. Они просто перестали принимать друг друга. Евтушенко переселился в комнату на Тверской, а спустя какое-то время тоже предпринял своеобразную попытку спасти брак — приехал к ней ночью без предупреждения. Но Белла не открыла дверь.

Коллаж © L!FE. Фото © РИА Новости/Борис Кауфман// Wikimedia Commons

— Мы не поссорились. Наша любовь не умерла — она перестала быть, — вспоминал Евтушенко.

Евтушенко потом говорил, что долго винил себя за то, что заставил Ахмадулину сделать аборт.

Я долго мучился, думая, что из-за моей юной глупой жестокости она потеряла возможность иметь детей — так нам сказали врачи. Но через несколько лет, узнав, что она всё-таки родила дочь, я возблагодарил Бога. Но до сих пор, когда вижу её или просто слышу её голос, мне хочется плакать

Ахмадулина действительно родила ребёнка, уже будучи в третьем браке — с Эльдаром Кулиевым. В 1973 году она родила от него дочь Елизавету. А своего первого ребёнка она взяла из детдома, будучи замужем за писателем Юрием Нагибиным. Любопытно, что девочку Аню она взяла на воспитание из одного детдома одновременно с Евтушенко и его второй женой Галиной Сокол, усыновивших сына Петю.

Кровных детей у Евтушенко было четверо, и все — мальчики. Двоих сыновей ему родила третья жена, англичанка Джен Батлер, и ещё двоих — последняя его супруга Мария Новикова, которая была младше Евтушенко на 30 лет.

Белла Ахмадулина. Любимые стихи ( 7 )

Мы расстаемся — и одновременно
овладевает миром перемена,
и страсть к измене так в нем велика,
что берегами брезгает река,
охладевают к небу облака,
кивает правой левая рука
и ей надменно говорит: — Пока!

Апрель уже не предвещает мая,
да, мая не видать вам никогда,
и распадается Иван-да-Марья.
О, желтого и синего вражда!

Свои растенья вытравляет лето,
долготы отстранились от широт,
и белого не существует цвета —
остались семь его цветных сирот.

Природа подвергается разрухе,
отливы превращаются в прибой,
и молкнут звуки — по вине разлуки
меня с тобой.

Из глубины моих невзгод
молюсь о милом человеке.
Пусть будет счастлив в этот год,
и в следующий, и вовеки.

Я, не сумевшая постичь
простого таинства удачи,
беду к нему не допустить
стараюсь так или иначе.

И не на радость же себе,
загородив его плечами,
ему и всей его семье
желаю миновать печали.

Пусть будет счастлив и богат.
Под бременем наград высоких
пусть подымает свой бокал
во здравие гостей веселых,

не ведая, как наугад
я билась головою оземь,
молясь о нем — средь неудач,
мне отведенных в эту осень.

***
В тот месяц май, в тот месяц мой
во мне была такая лёгкость
и, расстилаясь над землёй,
влекла меня погоды лётность.

Я так щедра была, щедра
в счастливом предвкушенье пенья,
и с легкомыслием щегла
я окунала в воздух перья.

Но, слава Богу, стал мой взор
и проницательней, и строже,
и каждый вздох и каждый взлёт
обходится мне всё дороже.

И я причастна к тайнам дня.
Открыты мне его явленья.
Вокруг оглядываюсь я
с усмешкой старого еврея.

Я вижу, как грачи галдят,
над чёрным снегом нависая,
как скушно женщины глядят,
склонившиеся над вязаньем.

И где-то, в дудочку дудя,
не соблюдая клумб и грядок,
чужое бегает дитя
и нарушает их порядок.

Какое блаженство, что блещут снега,
что холод окреп, а с утра моросило,
что дико и нежно сверкает фольга
на каждом углу и в окне магазина.

Пока серпантин, мишура, канитель
восходят над скукою прочих имуществ,
томительность предновогодних недель
терпеть и сносить — что за дивная участь!

Какая удача, что тени легли
вкруг елок и елей, цветущих повсюду,
и вечнозеленая новость любви
душе внушена и прибавлена к чуду.

Откуда нагрянули нежность и ель,
где прежде таились и как сговорились!
Как дети, что ждут у заветных дверей,
я ждать позабыла, а двери открылись.

Какое блаженство, что надо решать,
где краше затеплится шарик стеклянный,
и только любить, только ель наряжать
и созерцать этот мир несказанный.

***
Свирель поет печально,
стройно,
и птица напрягает мускулы.
О, как задумчиво и строго
акация
внимает музыке.
Взлетает птица
выше,
выше,
туда,
где солнце и цветенье,
а маленькая ветка вишни
хранит ее прикосновенье.

Сказка о Дожде

Со мной с утра не расставался Дождь.
— О, отвяжись! — я говорила грубо.
Он отступал, но преданно и грустно
вновь шел за мной, как маленькая дочь.

Дождь, как крыло, прирос к моей спине.
Его корила я:
— Стыдись, негодник!
К тебе в слезах взывает огородник!
Иди к цветам!
Что ты нашел во мне?

Меж тем вокруг стоял суровый зной.
Дождь был со мной, забыв про все на свете.
Вокруг меня приплясывали дети,
как около машины поливной.

Я, с хитростью в душе, вошла в кафе.
Я спряталась за стол, укрытый нишей.
Дождь за окном пристроился, как нищий,
и сквозь стекло желал пройти ко мне.

Я вышла. И была моя щека
наказана пощечиною влаги,
но тут же Дождь, в печали и отваге,
омыл мне губы запахом щенка.

Я думаю, что вид мой стал смешон.
Сырым платком я шею обвязала.
Дождь на моем плече, как обезьяна, сидел.
И город этим был смущен.

Обрадованный слабостью моей,
он детским пальцем щекотал мне ухо.
Сгущалась засуха. Все было сухо.
И только я промокла до костей.

Я не хочу Вас оскорбить письмом.
Я глуп (зачеркнуто). Я так неловок
(зачеркнуто). Я оскудел умом.
Не молод я (зачеркнуто). Я молод,
но Ваш отъезд к печальному концу
судьбы приравниваю. Сердцу тесно
(зачеркнуто). Кокетство Вам к лицу
(зачеркнуто). Вам не к лицу кокетство.
Когда я вижу Вас, я всякий раз
смешон, подавлен, неумен, но верьте
тому, что я (зачеркнуто). что Вас,
о, как я Вас (зачеркнуто навеки).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector