0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Александрийские стихи что это

ЭСБЕ/Александрийские стихи

← Александрийская школа и Александрийский векАлександрийские стихи
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Александрийский диалект →
Словник: А — Алтай. Источник: т. I (1890): А — Алтай, с. 376—377 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Александрийские стихи — шестистопные ямбические стихи, которые как отличительный признак имеют после 3-й стопы цезуру и рифмуются обыкновению попарно — 2 мужские и 2 женские рифмы:

Так Анджело на всех навел невольно дрожь.
Роптали вообще, смеялась молодежь
И в шутках строгого вельможи не щадила
Меж тем, как ветренно над бездною скользила.

Этот размер получил свое название от одной старофранц. (1180) обработки сказания об Александре В., в котором он впервые ярко выразился. Ронсар назвал его «героическим», и с тех пор он стал употребляться французами преимущественно в эпосе и драме и вообще считался принадлежностью высших родов поэзии. Он был особенно уместен во французск. поэзии потому, что, с одной стороны, особенно ярко выделяет антитезы, с другой — потому, что неритмичность франц. яз. маскирует отчасти однообразие и монотонность стиха. В немецкую литературу А. был введен Мелиссусом, Векерлином и Мартином Опицом и благодаря влиянию Корнеля, Расина и Мольера утвердился также в нем. драматургии, хотя совершенно не соответствует духу нем. яз. и менее всего подходит к драме. В новейшее время Рюкерт, Фрейлиграт и Гейбель в отдельных эпических стихотворениях (первый в своем «Рустеме и Зурабе») сделали попытку вернуться к А., причем им удалось введением нескольких цезур, а также анапестов и спондеев придать монотонному размеру больше разнообразия и движения. Особенною известностью пользуется стих. Фрейлиграта «Der Alexandriner». Против правила франц. версификации, требующего, чтобы каждый стих по своему содержанию допускал остановку на конце, франц. поэты XIX в. восстали и начали пользоваться тем, что они назвали «enjambement», то есть такой переход одного стиха в другой, при котором остановка на рифме не составляет необходимости.

Александрийский стих

Классический александрийский стих – это одно из интересных явлений мира поэзии. Он состоит из двенадцати слогов. Его главные признаки – фиксированные ударения на шестом и двенадцатом слогах, цезура (ритмическое ударение) после шестого слога, которая делит строку на два равных полустишия. Ещё одно важное свойство – чередование пар мужских и женских рифм в двустишиях. Таким образом, схема рифмовки александрийского стиха выглядит так: ммжжммжж и т. д. («м» – строка с мужским окончанием, «ж» – строка с женским окончанием). Если попытаться представить его в виде схемы, получим такое изображение:
U U U U U – | U U U U U –

  • «U» – слабый (безударный) слог,
  • «–» – сильный (ударный) слог,
  • «|» – цезура.

Александрийский стих – это не отдельный вид строфы, а форма организации стихотворного произведения в целом. При применении этого стиха двустишия не отделяются друг от друга, а образуют единый текст.

Считается, что термин «александрийский стих» связан с одной из версий французского «Романа об Александре». Это произведение было написано в (предположительно) 1180 году Александром Парижским и состояло из 16 000 двенадцатисложных строк. По аналогии с «большими» античными трагедиями роман стали именовать «Александрией», а стих, который он был написан, стали называть «alexandrin», т. е. «александрийский».

Также александрийский стих известен как «французский двенадцатисложник». Стоит сказать, что впервые он был применён в эпической поэме «Паломничество Карла Великого в Иерусалим и Константинополь», написанной вероятнее всего в 1140 году. Затем этот стих быстро завоевал популярность и широко распространился во Франции, а затем и в Европе. Объяснить этот факт можно тем, что помимо внушительных эпических романов и поэм двенадцатисложником писали и лёгкие для восприятия лирические стихотворения и комедии.

В XVII веке александрийским стихом пользовались поэты XVI века – П. де Ронсар, А. де Баиф, Э. Жодель и др. В XVII веке традицию продолжили драматурги Мольер, Н. Буало-Депрео, Ж. Б. Расин, П. Корнель. В XIX веке александрийский стих снова входит в моду благодаря творчеству Виктора Гюго, но заметно видоизменяется, превращаясь в силлабический двенадцатисложник. Например, появляются две дополнительные цезуры – после четвёртого и восьмого слогов. Сильная пауза после шестого слога заменяется слабым словоразделом. Схема александрийского стиха приобретает такой вид:
U U U – | U U || U – | U U U –
«||» – слабая цезура.

Такие метаморфозы подвергались значительной критике, в том числе со стороны русских авторов. Вот, как отзывался А. С. Пушкин об этих трансформациях стиха в произведении «Домик в Коломне»:

Он вынянчен был мамкою не дурой:
За ним смотрел степенный Буало.
Шагал он чинно, стянут был цезурой;
Но, пудреной пиитике назло,
Растрёпан он свободною цезурой.
Учение не в прок ему пошло:
Hugo с товарищи, друзья натуры,
Его гулять пустили без цезуры.

Сам Гюго иронизировал по этому поводу в одном из своих стихотворений:

C’est horrible ! oui, brigand, jacobin, malandrin,
J’ai disloqué ce grand niais d’alexandrin…

«Quelques mots à un autre».

Пусть якобинец я, ужасный человек, –
Александрийский стих растерзан мной навек.

«Несколько слов другому», перевод А. А. Ахматовой.

В русскую поэзию александрийский стих вошёл в XVIII веке благодаря переводам и подражаниям западным произведениям. Одним из первых его начал применять В. К. Тредиаковский, а затем и другие поэты, например, М. В. Ломоносов, А. П. Сумароков, Я. Б. Княжнин и др. Первоначально такой стих использовался в трагических произведениях.

Под русским классическим александрийским стихом понимается шестистопный ямб. Поначалу отечественные авторы заимствовали французский двенадцатисложник в неизменённом виде. Вот отрывок из трагедии «Димитрий Самозванец» А. П. Сумарокова, в котором заметна ритмическая пауза после третьей стопы и парная рифмовка строк:

Любовь геройская | во мщение преходит,
Когда взаимственной | утехи не находит,
И ежели княжна | пренебрежет сей страх,
Цветущу розу я | преобращу во прах.

В XIX веке отношение к александрийскому стиху меняется. Несмотря на некоторые поэтические эксперименты А. А. Дельвига, А. А. Фета и других авторов, это явление теряет популярность. Двенадцатисложником пишут подражания, имитации зарубежных жанров. А. С. Пушкин даже высмеивал александрийский стих, применяя его в сатирических произведениях. Интересно, что при этом некоторые свои труды, например, драматическую поэму «Анджело», поэт написал с применением этой формы стихосложения. Вот отрывок из этого произведения:

Лишь только Анджело вступил во управленье,
И всё тотчас другим порядком потекло,
Пружины ржавые опять пришли в движенье,
Законы поднялись, хватая в когти зло,
На полных площадях, безмолвных от боязни,
По пятницам пошли разыгрываться казни,
И ухо стал себе почесывать народ
И говорить: «Эхе! да этот уж не тот».

Как видим, не всё произведение построено на александрийском стихе. Действительно, уже сам А. С. Пушкин привносит в него новшества. Например, часто стихи имеют не мужские или женские, а дактилические рифмы. Кроме того, система рифмовки стала чаще заменяться перекрёстной. Таким образом, и в русской поэтической традиции александрийский стих претерпел значительные изменения.

В современное время александрийский стих используется редко. Чаще он применяется в стилизациях, но можно обнаружить и поэтические эксперименты по созданию целого стихотворения на его основе. Ниже пример такого произведения:

Однажды летним днем автобус номер S
По городу прошел, я еле в него влез
И вдруг заметил там средь парижан невзрачных,
Забавного юнца с лицом тоскливо-мрачным.
Длиной почти что в метр к плечам вела труба,
На глупой голове тесьмой обвит тюрбан.
Как злобно он шипел на мирного соседа
Как будто тот решил лишить его обеда!
Но гражданин стоял стеной и нипочём
Не признавал вину, и морда кирпичом.
Он вскоре замолчал, обидчивый мальчишка,
А если б не удрал, была бы парню крышка.
Автобус меня вёз спустя какой-то час,
И наглого юнца я встретил еще раз.
Он с другом вместе был, таким же чудом-юдом,
Который говорил: «Пришей сюда отсюда».

«Упражнения в стиле Кено Раймон», автор НемногоКено

Читать еще:  Кто пел стихи маяковского

александрийский стих

Поэтический словарь. — М.: Советская Энциклопедия . Квятковский А. П., науч. ред. И. Роднянская . 1966 .

  • аланкара
  • алкеев стих

Полезное

Смотреть что такое «александрийский стих» в других словарях:

Александрийский стих — I. Французский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным расположением попеременно то двух мужских, то двух женских рифм. Название свое он… … Литературная энциклопедия

Александрийский стих — французский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным расположением попеременно то двух мужских, то двух женских рифм. Название свое он… … Википедия

Александрийский стих — АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ «двустишие с чередующимися смежными рифмами, «женскими и мужскими» (Валерий Брюсов «Опыты»). В русской поэзии александрийский стих передается шестистопным ямбом, с обычной для этого метра большой цезурой после третьей… … Словарь литературных терминов

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ — (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12 сложный стих или русский 6 стопный ямб (с цезурой после 6 го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. У А. Пушкина Послание цензору … Современная энциклопедия

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ — (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском) французский 12 сложный стих или русский 6 стопный ямб (с цезурой после 6 го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма … Большой Энциклопедический словарь

Александрийский стих — (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12 сложный стих или русский 6 стопный ямб (с цезурой после 6 го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. У А. Пушкина “Послание цензору” … Иллюстрированный энциклопедический словарь

александрийский стих — (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12 сложный стих или русский 6 стопный ямб (с цезурой после 6 го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. У А. С. Пушкина «Послание… … Энциклопедический словарь

Александрийский стих — (назв. получил в 15 в. от поэмы 12 в. об Александре Македонском франц. поэта Ламберта ле Торта) во франц. силлабич. поэзии 12 сложный стих с цезурой после 6 го слога и ударными константами на 6 м и 12 м слогах; чаще с парной рифмовкой ( героич.… … Российский гуманитарный энциклопедический словарь

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ — (назв. от франц. поэмы об Александре Македонском, XII в.), во французском стихосложении: 12 сложный стих с ударениями на 6 м, 12 м и цезурой после 6 го слога, обычно с парной рифмовкой; в немецком и русском стихосложении передается 6 стопным… … Литературный энциклопедический словарь

Александрийский стих — 1) во французском стихосложении двенадцатисложный силлабический стих с постоянными ударениями на 6 м и 12 м слогах и цезурой после 6 го слога; рифмовка аа бб (героический А. с.) или а б а б (элегический А. с.) с обязательным чередованием… … Большая советская энциклопедия

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

I. Французский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным расположением попеременно то двух мужских, то двух женских рифм. Название свое он (предположительно) получил от «Романа об Александре» (Roman d’Alexandre, 1180), к-рый был написан как раз таким двенадцатистопным стихом. Впервые он встречается в конце XI в. («Путешествие Карла Великого в Иерусалим и Константинополь»). Особенно он был распространен в период французской классической трагедии (Корнель, Расин). Ритмически А. С. характеризуется тем, что распадается на два полустишия по шесть слогов в каждом. В каждом полустишии имеется обычно два ударения — одно постоянное (на конце — «accent fixe»); различные комбинации этих ударений, дающих 36 фигур, и создают ритмическое движение А. С. Первоначально А. С. являлся чисто силлабическим стихом, но в результате длительной эволюции приобрел отчетливое тоническое строение. У французских романтиков (В. Гюго и др.) А. С. характеризуется резкими нарушениями цезуры, передвигающейся направо и соответственно изменяющей расположение ударений.

II. Русским А. С. называется шестистопный ямб с обязательной цезурой после третьей стопы и с аналогичной французскому А. С. рифмовкой. Напр.:

Библиография:
Поливанов Л., Русский александрийский стих (см. его перевод «Гофолии» Расина, М., 1892); Van Bemmel E., Traitу gуnуral de versific. franсaise, P., 1879; Bochette A., L`Alexandrin chez Vict. Hugo, P., 1911.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература . Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929—1939 .

Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн . Под редакцией проф. Горкина А.П. 2006 .

Я. Зунделович. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под редакцией Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель , 1925

Смотреть что такое АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ в других словарях:

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

1) во французском стихосложении двенадцатисложный силлабический стих с постоянными ударениями на 6-м и 12-м слогах и цезурой после 6-го слога; . смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ — «двустишие с чередующимися смежными рифмами, «женскими и мужскими» (Валерий Брюсов «Опыты»). В русской поэзии александрийски. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

I. Французский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным . смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИ´ЙСКИЙ СТИХ — система двустиший, шестистопный ямб со смежными, рифмами. Свое название он получил, по одной версии, от древней поэмы об Алекс. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

I. Французский двенадцатисложный стих с цезурой после шестого слога, с обязательными ударениями на шестом и двенадцатом слоге и с обязательным смежным расположением попеременно то двух мужских, то двух женских рифм. Название свое он (предположительно) получил от «Романа об Александре» (Roman d’Alexandre, 1180), к-рый был написан как раз таким двенадцатистопным стихом. Впервые он встречается в конце XI в. («Путешествие Карла Великого в Иерусалим и Константинополь»). Особенно он был распространен в период французской классической трагедии (Корнель, Расин). Ритмически А. С. характеризуется тем, что распадается на два полустишия по шесть слогов в каждом. В каждом полустишии имеется обычно два ударения — одно постоянное (на конце — «accent fixe»); различные комбинации этих ударений, дающих 36 фигур, и создают ритмическое движение А. С. Первоначально А. С. являлся чисто силлабическим стихом, но в результате длительной эволюции приобрел отчетливое тоническое строение. У французских романтиков (В. Гюго и др.) А. С. характеризуется резкими нарушениями цезуры, передвигающейся направо и соответственно изменяющей расположение ударений. II. Русским А. С. называется шестистопный ямб с обязательной цезурой после третьей стопы и с аналогичной французскому А. С. рифмовкой. Напр.: «Никто на празднике блистательного мая, Меж колесницами роскошными летая, Никто из юношей свободней и смелей Не властвует конем по прихоти своей». Впервые А. С. появляется у Тредьяковского («Способ к сложению росс. ст.») и широко применяется авторами XVIII в., преимущественно в трагедиях (Сумароков, Княжнин и др.). У Пушкина А. С. представлен сатирами и подражаниями древним; в «Домике в Коломне» Пушкин подвергает этот размер осмеянию. В последнее время А. С. почти не встречается. Библиография: Поливанов Л., Русский александрийский стих (см. его перевод «Гофолии» Расина, М., 1892); Van Bemmel E., Traite general de versific. francaise, P., 1879; Bochette A., L’Alexandrin chez Vict. Hugo, P., 1911. смотреть

Читать еще:  Стихи-поверь что я тебя люблю

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

(назв. получил в 15 в. от поэмы 12 в. об Александре Македонском франц. поэта Ламберта ле Торта) — во франц. силлабич. поэзии — 12-сложный стих с цезурой после 6-го слога и ударными константами на 6-м и 12-м слогах; чаще — с парной рифмовкой («героич. александриец»), реже — с перекрестной или иной рифмовкой («элегич. александриец»), но с обязат. чередованием муж. и жен. рифм. С 17 и до кон. 19 в. А. С. — ведущий «долгий размер» франц. поэзии. В России «героич. александриец» — самый распространенный и универс. размер в поэзии 18 в., введен В. К. Тредиаковским. Рус. А. С. — 6-стопный ямб с обязат. цезурой после 3-й стопы, с парной рифмовкой и чередованием муж. и жен. окончаний. Использовался в поэмах и трагедиях (М. Ломоносов, А. Сумароков, М. Херасков, В. Озеров и др.), в торжеств. лирич. стих. и др. жанрах. В послепушкинское время почти выходит из употребления, сохраняясь в пер. и стилизациях. Пример А. С. (П. А. Вяземский):

Я признаюсь, люблю мой стих александрийский,

Ложится хорошо в него язык российский,

Глагол наш великан, плечистый и с брюшком,

Неповоротливый, тяжелый на подъем,

И руки что шесты и ноги что ходули,

В телодвижениях неловкий. На ходу ли

Пядь полновесную как в землю вдавит он,

Подумаешь, что тут прохаживался слон.

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИ́ЙСКИЙ СТИХ (назв. от франц. поэмы об Александре Македонском, XII в.), во французском стихосложении: 12-сложный стих с ударениями на 6-м, 12-м и цезурой после 6-го слога, обычно с парной рифмовкой; в немецком и русском стихосложении передается 6-стопным ямбом с цезурой после 3-й стопы. В эпоху классицизма — основной размер эпоса, трагедии, элегии, сатиры и др. высоких и средних жанров. Пример (стих. «К временщику» К. Ф. Рылеева):

Надменный временщик, и подлый и коварный,

Монарха хитрый льстец и друг неблагодарный,

Неистовый тиран родной страны своей,

Взнесенный в важный сан пронырствами злодей.

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

форма стиха во французской силлабике, французский двенадцатисложный стих с парной рифмовкой и постоянной цезурой, делящей каждую строку на два шестисложных полустишия или рус. шестистопный ямб с постоянной цезурой после третьей стопы и парной рифмовкой. Форма впервые появилась в эпическом сочинении – французском «Романе об Александре» (отсюда и название) Л. ле Тора и А. де Берне (сер. 12 в.), в эпоху классицизма закрепилась в лирических стихотворениях. В рус. поэзии ее образец – стихотворение «Редеет облаков летучая гряда…» А. С. Пушкина. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

— стихотворный размер: строка шестистопного ямба, состоящая из двенадцати слогов с цезурой после третьей стопы. В эпоху классицизма А. с. писались траг. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. У А. Пушкина — «Послание цензору».
. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

(от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. У А. Пушкина — «Послание цензору». смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма.

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма.

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ стих (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском) — французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма.
. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

— (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском)- французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров влитературе классицизма. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ

л.л. александрлық өлең

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (ОТ СТАРОФРАНЦУЗСКОЙ ПОЭМЫ ОБ АЛЕКСАНДРЕ МАКЕДОНСКОМ)

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском), французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. смотреть

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (ОТ СТАРОФРАНЦУЗСКОЙ ПОЭМЫ ОБ АЛЕКСАНДРЕ МАКЕДОНСКОМ)

АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ СТИХ (от старофранцузской поэмы об Александре Македонском) , французский 12-сложный стих или русский 6-стопный ямб (с цезурой после 6-го слога) с парной рифмовкой; основной размер крупных жанров в литературе классицизма. смотреть

ЭСБЕ/Александрийские стихи

← Александрийская школа и Александрийский векАлександрийские стихи
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Александрийский диалект →
Словник: А — Алтай. Источник: т. I (1890): А — Алтай, с. 376—377 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Александрийские стихи — шестистопные ямбические стихи, которые как отличительный признак имеют после 3-й стопы цезуру и рифмуются обыкновению попарно — 2 мужские и 2 женские рифмы:

Так Анджело на всех навел невольно дрожь.
Роптали вообще, смеялась молодежь
И в шутках строгого вельможи не щадила
Меж тем, как ветренно над бездною скользила.

Этот размер получил свое название от одной старофранц. (1180) обработки сказания об Александре В., в котором он впервые ярко выразился. Ронсар назвал его «героическим», и с тех пор он стал употребляться французами преимущественно в эпосе и драме и вообще считался принадлежностью высших родов поэзии. Он был особенно уместен во французск. поэзии потому, что, с одной стороны, особенно ярко выделяет антитезы, с другой — потому, что неритмичность франц. яз. маскирует отчасти однообразие и монотонность стиха. В немецкую литературу А. был введен Мелиссусом, Векерлином и Мартином Опицом и благодаря влиянию Корнеля, Расина и Мольера утвердился также в нем. драматургии, хотя совершенно не соответствует духу нем. яз. и менее всего подходит к драме. В новейшее время Рюкерт, Фрейлиграт и Гейбель в отдельных эпических стихотворениях (первый в своем «Рустеме и Зурабе») сделали попытку вернуться к А., причем им удалось введением нескольких цезур, а также анапестов и спондеев придать монотонному размеру больше разнообразия и движения. Особенною известностью пользуется стих. Фрейлиграта «Der Alexandriner». Против правила франц. версификации, требующего, чтобы каждый стих по своему содержанию допускал остановку на конце, франц. поэты XIX в. восстали и начали пользоваться тем, что они назвали «enjambement», то есть такой переход одного стиха в другой, при котором остановка на рифме не составляет необходимости.

Александрийские стихи что это

АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Дать краткую и в то же время достаточно исчерпывающую характеристику какого-либо литературного периода — задача нелегкая; хотя в каждом периоде особо выделяются какие-то преобладающие черты, нельзя делать упор только на них и ручаться за то, что от нас не могли ускользнуть некоторые явления, столь же важные для общей характеристики эпохи; особенно угрожающей эта опасность становится тогда, когда очень большая, пожалуй, даже преобладающая, часть литературных произведений данного периода до нас либо не дошла совсем, либо, в лучшем случае, известна нам только по названиям. Именно в таком положении находимся мы, когда дело идет о том периоде греческой литературы, который в течение долгого времени носил название «александрийского»; в настоящее время эту литературу более принято называть «эллинистической», или литературой эпохи «эллинизма», что более точно выражает действительное положение дел, поскольку в это время (III-II-I вв. до н. э.) греческий язык и культура распространились не только в Египте, центром которого была Александрия, а и по всему переднему Востоку (Сирии, Малой Азии) и создали новые центры — Антиохию, Пергам; но в силу того, что большинство литературных деятелей этого времени группировалось именно в Александрии вокруг мощного культурного учреждения «Мусея», огромнейшей библиотеки, созданной первыми государями из династии Птолемеев, термин «александрийская» литература сохраняет за собой известные права.

Читать еще:  Со мною вот что происходит слушать стих

Из всего богатого наследия этих веков до нас дошла лишь очень незначительная часть и дошло бы еще меньше, если бы александрийской поэзией не увлеклась римская литературная молодежь I века до н. э. и I века н. э., то переводившая некоторые ее произведения на латинский язык, то — чаще — подражавшая им и — вольно или невольно — воспроизводившая и отражавшая в своих собственных произведениях ее характерные черты. Однако известную ущербность наших сведений об этом периоде развития греческой художественной литературы должен учитывать каждый, желающий с ней ознакомиться.

Значительно меньшую ущербность знакомства с этим периодом греческого творчества вообще может дать не выраженная в словах характеристика его, а произведения его изобразительного искусства: именно они могут, хотя бы предварительно, дать нам ясное, наглядное, разностороннее и всеобъемлющее — и в то же время вникающее в мельчайшие детали предмета — представление о мире, окружавшем людей, населявших Грецию и передний Восток в последние века до нашей эры, и о их собственном восприятии и видении этого мира. Начиная от остатков его монументальных сооружений (гробницы Мавсола, Пергамского алтаря), от отдельных скульптурных памятников портретного и жанрового характера, до миниатюрной керамики — глиняных статуэток, известных под общим (хотя и не всегда точным) названием «танагрских», все эти произведения художественного ремесла и изобразительного искусства раскрывают перед нами тогдашний мир во всем его разнообразии. Мы видим здесь мужчин и женщин, людей разных возрастов и профессий, в разных ситуациях и настроениях, в их любовных радостях и огорчениях, неудачах и ссорах, людей, пользующихся всеми земными удовольствиями вплоть до полного опьянения, в цветущем здоровье и красоте, и таких же людей в болезни, в дряхлой старости и предсмертных муках, и даже людей, уже успокоившихся и простившихся с жизнью; впервые, более отчетливо, чем в предшествующую эпоху «классики», изображен быт семьи и детей: беседующие и наряжающиеся женщины, матери, убаюкивающие своих малюток или играющие с ними, мальчики и юноши, занятые шалостями, игрой или борьбой. Достаточно хотя бы раз пройти по залам Эрмитажа и увидеть там статую старого пастуха, который несет ягненка; голову «спутника Одиссея», задыхающегося в объятиях Скиллы, младенца Геракла, душащего змей, и несколько жанровых статуэток — кифаристку, женщину, играющую в кости или смотрящуюся в ручное зеркало, — чтобы наглядно представить себе, насколько искусство этого периода отличается от того, что принято понимать под греческим «классическим идеалом», и постичь, почему оно неизменно вызывало восторг одних исследователей и несколько презрительную критику других. И хотя едва ли есть хотя бы один термин, который вызывал бы столько споров, как термин «реализм» в применении к разным отраслям греческого искусства, но в возможности применять его к произведениям скульптуры эпохи эллинизма вряд ли можно сомневаться; это — искусство закрепления в мраморе или глине любого явления жизни, даже моментально преходящего.

В чем же состоит основное различие между «классическими» произведениями изобразительного искусства V века до н. э. и ярко выраженным искусством эллинистическим III-I веков до н. э.? Каким образом и по каким причинам совершился переход от первого ко второму в течение IV века до н. э.? Наблюдения над этим процессом могут дать ключ к пониманию эволюции и в произведениях искусства слова.

Тот, кто знакомится, хотя бы даже поверхностно, с архитектурой и скульптурой V века до н. э. не может не заметить некоторых основных ее черт: во-первых, в основном, это — искусство храмовое; оно дает образы главнейших богов, пользующихся в это время всеобщим почитанием; недаром прежде всего мы встречаемся в любой, даже популярной книжке с упоминанием о храме Зевса в Олимпии и об афинском Парфеноне, храме Афины, и с именем Фидия, создавшего колоссальные статуи обоих богов для этих храмов. Это, конечно, не значит, что, кроме общих для всей Греции культов и чтимых всеми святилищ, не имелось рассеянных по всем областям страны многих тысяч мест поклонения локальным божествам или обожествленным местным героям; таковые имелись в каждом городе и, быть может, в каждой деревне. О таких местных культах можно найти множество сведений у Павсания, Плутарха, Афинея. Эти культы носили иногда примитивный характер — поклонения определенному дереву, скале, пещере — и держались более прочно, чем общее поклонение «олимпийцам»; но как бы над этими местными, мелкими божествами и героями существовало и признание неких общих высших божественных существ, и это признание их воплотилось, с одной стороны, — в общераспространенных мифах, с другой, — в художественных образах этих божеств, в изваяниях, сотворенных всем известными мастерами. Начиная с «эгинских» мраморов, еще сохраняющих некоторые черты искусства архаической Греции, вся скульптура V века до н. э. дает нам обобщенные образы богов и героев и столь же обобщенные образы особо чтимых людей: возниц, атлетов, борцов — победителей в состязаниях и т. п. Эта обобщенность представлений — и о богах, и об известнейших героях, и о прославившихся людях — составляет характерную черту изобразительного искусства V века до н.э., которая и делает его «классическим».

Уже искусство IV века заключает в себе больший момент индивидуализации того или иного культового или мифического лица; крупнейшие скульпторы этого времени изображают уже не просто определенный тип божества, а то же божество в определенной ситуации — отдыхающего Гермеса, его же с младенцем Дионисом на руках, Артемиду-охотницу, Аполлона, только что спустившего с лука стрелу или нацеливающегося в ползущую по стволу ящерицу; развивается и чисто портретное искусство, изображающее прославленных деятелей в области политики или — что тоже очень характерно — в той или иной отрасли искусства, в красноречии, драматургии, философии. Наивысшего же развития эта индивидуализация достигает именно в эпоху эллинизма, оставившего нам образы людей в ситуациях, длящихся порой только один момент; именно такой момент закрепляется художником как бы в ожившем камне или бронзе. Причем этот процесс захватывает изображение не только «простых» людей, но и богов: с одинаковым искусством изображается раб — точильщик ножей, подвыпившая старуха, тяжело раненный или умирающий галл — и Афина, решительным движением схватившая Гиганта за его пышные кудри, и страдальческое выражение на лице самого Гиганта (Пергамский алтарь); все эти изображения фиксируют какой-то данный и скоропреходящий момент. Эта черта эллинистического искусства и вызывает тот упрек, который ему часто делается искусствоведами, — в излишнем патетизме; пафос не может длиться бесконечно, и зафиксированное навсегда моментальное движение или чувство обычно производит впечатление некоторой искусственности и натянутости. Именно поэтому главным достоинством знаменитой статуи Лаокоона Лессинг считал то, что Лаокоон в самый трагический момент все же изображен не кричащим от боли — то есть не с раскрытым ртом, а сдерживающим свое страдание — с растянутыми и почти стиснутыми губами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector