0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Арабские стихи как называется

Рубаи, газель, кисса. Рассказываем о жанрах восточной поэзии

В этом мире глупцов, подлецов, торгашей

Уши, мудрый, заткни, рот надёжно зашей,

Веки плотно зажмурь – хоть немного подумай

О сохранности глаз, языка и ушей.

В первой части нашего материала мы знакомили тебя, наш дорогой читатель, с особенностями и проникновенной мудростью восточной поэзии, рассказывали о том, какие есть особенные поэтически жанры в творчестве арабских поэтов и кратко обрисовали основные проблемы, которые затрагивают мастера слова.

Сегодня же мы хотим приоткрыть для тебя ещё одну дверь в мир чарующей поэзии Ближнего и Среднего Востока, рассказав об уникальности поэтического Востока и более подробно остановившись на истоках формирования таких жанров, как рубаи и газель.

До нашего времени дошло очень много стихотворных произведений восточных поэтов. В них раскрывается красота духовного мира, смелость и любознательность народов Ближнего и Дальнего Востока, который жил интересами своего времени. Поэтические произведения поэтов Востока — это страстный призыв к борьбе за свободу народа и свободу личности.

Уникальность восточной поэзии средних веков заключается в том, что эти произведения в лаконичной и совершенной форме выражают глубокие философские мысли и отражают сложные человеческие чувства. В своих стихах восточные поэты прославляют духовность, человечность и независимость своих соотечественников, своих современников.

Идеальный человек, который изображается в поэтическом творчестве художников Востока, — чистая душой свободная личность, со светлым умом, доброжелательная и жизнерадостная, мудрая и духовная. Особо в творчестве восточных мастеров подчёркивается мысль о том, что моральные и духовные качества не зависят от социального положения и окружения человека:

Ищи человека повсюду: на бедном постое,

В углу нужды и в пышном покое…

А некоторые произведения восточных поэтов критикуют бездуховность, которая делает человеческую жизнь ничтожной и пустой:

Разве не странно, что господа чиновные

Самим себе скучные, хотя гордые снаружи…

Лейтмотивом средневековой поэзии Востока являются философские беседы, которые испокон веков волновали душу человека. Это вопросы о жизни и смерти, поиск своего места в обществе и смысла существования, печаль, вызываемая положением в обществе образованных людей.

Поскольку мудрому наш век цены не знает,

Все плоды его недоумения пожинает.

Неси мне того, что разум отбирает,

И, может, и нас тогда этот возраст не запустит…

Завораживающая, многогранная и многоликая восточная поэзия эпохи средневековья привлекает современных читателей не только своим глубоким философским смыслом, но и жизнелюбием…

А теперь давайте обратимся к истокам и историческим особенностям формирования такого богатого своеобразия жанров.

Бейт представляет собой единицу стиха, один из видов поэтической строфы.

Рубаи – это четверостишие; форма лирической поэзии, широко распространённая на Ближнем и Среднем Востоке. Прародителем рубаи стало устное народное творчество иранцев.

В письменном виде рубаи существует с IX—X вв. Как правило, стихотворения состоят из четырёх строк (двух бейтов), рифмующихся как ааба, реже — aaaa, то есть рифмуются первая, вторая и четвёртая (иногда и все четыре) строчки.

Наиболее известные авторы рубаи — Омар Хайям, Мехсети Гянджеви, Хейран-Ханум, Абу Абдаллах Рудаки, Захириддин Бабур и Амджад Хайдерабади.

Газель представляет собой лирическое стихотворное произведение, в котором рифмуются два полустишия первого бейта, причём затем та же рифма сохраняется во всех вторых полустишиях каждого последующего бейта по типу «aa, ba, ca, da». Первое полустишие называется мэтлэ, а последнее — мэгтэ. В последнем бейте газели нередко называется поэтическое имя автора.

Газель как форма поэзии начала складываться в IX—X веках и нашла своё отражение в творчестве классиков персидской литературы Низами, Саади, Хафиза, Хагани и Джами. Эта форма встречается и у некоторых азербайджанских и османских авторов, таких как Физули, Саиба Табризи, а также у узбекского поэта Навои и крымского хана Гази II Герая (Газайи).

Своей окончательной формы газель достигла в творчестве Хафиза. Именно он утвердил в обществе определённые каноны газели. Герой газели стремится слиться с предметом своего желания, преодолеть разделяющую их пропасть, но это противоречие никогда не разрешается. Именно эта особенность придает газели черты сжатой пружины, именно в этом и заключён секрет её высочайшего эмоционального, психологического, философского напряжения.

Читать еще:  Как читать стихи блока

Кисса (в переводе с арабского – «обстоятельство», «факт», «легендарное») – это романтическая жанровая форма прозы, нечто среднее между дастаном и хикаятом. Здесь есть всё: и приключения, и фантастические сюжетные перипетии, и динамичность, и своеобразие композиционных приёмов, и поэтичность, и яркость авторской поэтической речи, и занимательность.

Хикаят (с арабского – «повествование») – это яркая малая эпическая форма. Хикаят возник на основе сюжетных мотивов древнеиндийских эпосов, найдя своё место в пересказах сюжетов арабских и иранских легенд и преданий. В X веке в хикаятах начинают появляться коранические мотивы.

Нэсэр – ещё один жанр поэтического Востока, который представляет собой небольшое прозаическое произведение лирико-патетического содержания.

Латифа (с арабского переводится как «шутка», «острота») – это небольшой рассказ или анекдот, передающийся устно или письменно в литературе народов Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии. Среди самых известных можно назвать латифу о Ходже Насретдине, о Кэмине, Хакани.

Масал («басня») – жанр дидактической литературы с драматической композицией аллегорического характера. В роли основных героев масалов, как правило, образы животного мира и вещей. Истоки такого жанра стоит искать в древнеиндийских «Панчатантра», перенятых арабским «Калила и Димна».

Тамсил (с арабского можно перевести как «уподобление») – это миниатюрный аллегорический жанр, одна из разновидностей масала. Этот жанр, как правило, использовался авторами для трансляции жизненных ситуаций, социально-общественных явлений через условные, аллегорические образы.

Назира (с арабского – «ответ»). Данный жанр использовался на Востоке для поэтических состязаний. Назира стал популярным в XI веке и представлял собой средство литературной борьбы, соперничества. Поэт, пользующийся такой поэтической формой, берёт у своего знаменитого предшественника известный уже сюжет и образы главных персонажей поэмы, трактуя их в нужном для себя направлении.

Так, например, пять поэм великого узбекского поэта Алишера Навои — «Смятение праведных», «Лейли и Менжнун», «Фархад и Ширин», «Семь планет» и «Вал Искандеров» — являются назиром, то есть ответом на темы «Пятерицы» (пяти поэм) знаменитого азербайджанского поэта Низами, на поэмы индо-персидского поэта XIII века Хосрова «Восход светил» и гератского поэта XV века Абдурахмана Джами «Подношение праведных».

В следующем материале мы расскажем о том, чем знаменит Алишер Навои и почему его творчество до сих пор является актуальным.

Арабские стихи как называется

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Свежие записи
  • Архив
  • Друзья
  • Личная информация
  • Memories

Жанры арабской поэзии. Ибрагимов И. Д.

Арабская поэзия уходит своими корнями в устную словесность родоплеменного общества на территории Аравийского полуострова.

Древняя арабская словесность самобытна, чужеземные влияния в ней незначительны. Более всего она культивировалась среди кочевников-скотоводов (бедуинов), но получила распространение и среди полукочевого и оседлого населения земледельческих оазисов и городов. Арабская метрика (аруд, перс. – аруз), подобно латинской и греческой, основана на чередовании слогов неодинаковой долготы. Определенное сочетание кратких и долгих слогов составляет стопу, сочетание двух-четырех стоп образует полустишие, а два полустишия с обязательной цезурой составляют стих (бейт). В зависимости от чередования долгих и кратких слогов арабская поэзия знает 16 стихотворных размеров.

В каждом арабском стихотворении рифма остается единой на протяжении всех стихов (монорим). Поэтому арабские стихотворения часто именуются по их рифме: например, лямийа — стихотворение, все стихи которого оканчиваются на согласную л («лям»), нунийа — на н («нун») и т. д.

Основные композиционные формы арабской поэзии — небольшое стихотворение, не превышавшее двух-трех десятков стихов (кита, или мукаттата, букв. — отрывок), и небольшая поэма (касыда). Кита — стихотворение с единой темой и простой композицией — могла быть самостоятельным произведением или отрывком из касыды. Форма кита использовалась особенно широко в двух древнейших самостоятельных жанрах доисламской поэзии — хиджа (поношение, осмеяние) и риса (оплакивание умершего).

Читать еще:  Стих а как народ

Но главной поэтической формой была касыда с более или менее устойчивой композицией. Касыда состояла из нескольких следующих друг за другом в определенном порядке частей, посвященных различным событиям бедуинской жизни или картинам аравийской природы. Все описываемые ситуации и картины были хорошо знакомы бедуинскому слушателю, и поэтому в его сознании отдельные части касыды без труда увязывались в единое целое, а начиная с VIII в. Плавность перехода от одной темы к другой достигалась поэтами и стилистическими средствами. Каждая такая часть, получившая в арабской поэтике определенное название, стала зародышем будущих самостоятельных поэтических жанров.

В начале касыды поэт вспоминает прошлое, женщину, с которой он когда-то расстался, своих товарищей, прошедшую юность. Затем его внимание переносится на настоящее, на его коня или верхового верблюда, и здесь касыда дает чрезвычайно яркое и восторженное описание скакуна. Затем поэт переходит к описанию прошлых битв, прославлению собственной храбрости и героических деяний его племени.

Не было ничего странного в том, что все поэты разрабатывали один и тот же сюжет. Сочинение касыд не становилось от этого скучной рутиной, напротив, оно превращалось в нечто вроде поэтического турнира, где каждый участник должен был проявить свой талант и оригинальность в строгих рамках схемы.

У истоков арабской поэзии прослеживаются трудовые, колыбельные, охотничьи, караванные песни; очень рано сложились

жанры поношения врага («хиджа»), похвальбы («фахр»), траурной заплачки, или элегии («риса»), песни мести («cap»), а также элементы любовной и описательной лирики («насиб») («воспевание женщины») и «васф».

«Хиджа» развилась из выкриков-угроз врагу, имевших первоначально значение магических заклинаний и предшествовавших сражению. При помощи «хиджа» бедуинский поэт разжигал ненависть к врагу, не пренебрегая при этом самыми грубыми и бранными выражениями, отражал подобные нападки противника и защищал честь своего племени.

В фахре поэт воспевает свои подвиги или славные деяния своего племени, высмеивает врага, призывает соплеменников к битве. В фахре племенной герой как бы отождествляется со всем племенем, становится носителем его доблестей и идеалов, интересов и судьбы.

С фахром тесно связана и генетически, и типологически другая самостоятельная часть касыды — мадх (панегирик), который позднее в поэзии зрелого арабо-мусульманского общества был широко распространен, он оттеснил на задний план, а иногда и вовсе вытеснил из касыды доисламские самовосхваления.

В рисе, согласно обычаю, женщины племени исполняли песни-причитания на похоронах. Значительную часть касыды составляет васф (описание аравийской природы, спутников бедуина — коня или верблюда, достопримечательных мест, покинутых кочевий или разрушенных поселений, а также сражений и единоборства, племенных собраний, традиционных игр и других событий племенной жизни). Васф, как и насиб, выполнял орнаментальную функцию и обычно служил своего рода поэтическим фоном, создающим у слушателей соответствующее настроение и подводящим к основной теме произведения. Именно васф придавал касыде эпичность, здесь чувства поэта перемежались с повествованием и описаниями и создавали гармонию между миром и жизнью, существующими «объективно», и их лирическим восприятием и осмыслением в других частях касыды.

Особое место в касыде занимают разнообразные изречения морального и общественного характера (хикма) в виде одного или нескольких стихов. Хикма у древних арабов, подобно греческим гномам, была основным способом формулирования норм общественной морали. В некоторых хикмах доисламских поэтов звучали мотивы бренности бытия, скепсиса и разочарования, симптоматичные для кризисной поры ломки родо-племенных отношений. С радостно-языческими описаниями в касыдах некоторых поэтов (Имруулькайса и особенно Зухайра) часто соседствуют горестные ламентации о давно ушедших патриархальных временах единства племени, сменившихся всеобщим ожесточением и враждой. Этим же настроением — тоской по невозвратному прошлому проникнуты и интимно-лирические вступления. Уже в доисламской касыде обычно в виде нескольких стихов часто присутствует тема вина и застольных радостей, которая впоследствии превратится в самостоятельный жанр застольной лирики (хамрийят), столь популярной в придворных кругах и среди горожан арабо-мусульманской империи. Начиная с VI в. В Аравии появляются первые придворные поэты-панегиристы, которые покидали родное племя и перебирались ко двору мелких феодальных князьков Северной Аравии, пытаясь найти

Читать еще:  Стихи круче чем школа текст

здесь материальную поддержку для себя и покровительство для своих соплеменников. Наиболее крупными фигурами среди них были ан-Набига, аль-Аша (ум. ок. 629) и аль-Хутайа (ум. в середине VII в.).

Арабскую поэзию в целом и доисламскую – в частности отличают яркая образность и обилие метафор. Есть гипотеза, что метафоры ведут свое происхождение от первобытного табуирования, когда люди избегали называть своими именами страшные или нежелательные вещи, предпочитая говорить о них иносказательно.

Доисламские поэты никогда не говорят «волк», «леопард», «гиена», а говорят: «поджарый темносерый», «пятнистый короткошерстый» и «гривастая вонючая». «Меч» называют «белый сверкающий», а «лук» — «желтый длинный». Вы должны учитывать, что при переводе эта особенность поэтического языка иногда пропадает. Вот как описывается поэтом долгий дождь с грозой:

«Лился крупный и обильный, из утреннего и ночного Несомого и отвечавшего другому грохотом. »

Таким образом поэты усваивали описательный метод высказывания, развивая богатый метафорический язык. Обилие метафор используется при описании любимого верхового животного, от силы и выносливости которого часто зависела жизнь всадника, и которое зачастую было его единственным богатством.

Такими же восторженными словами поэты описывали верховых верблюдиц, вообще служивших символом красоты. Часто с верблюдицей сравнивали любимую девушку.

В касыде также нашли отражение традиции древнейшего жанра «богатырской похвальбы». Согласно преданиям, воин, перед тем, как вступить в битву, произносил стихотворение, где всячески превозносил свою воинскую доблесть, хвалился своими соплеменниками и порочил своего врага.

Помимо образа идеального бедуинского воина, преданного своему племени, джахилийская поэзия сохранила образ поэта-изгоя – тарида. Эти романтические личности по причине своего гордого и неуживчивого характера были изгнаны из своего племени и жили в одиночку, промышляя набегами и охотой.

Жить в пустыне одному — означает ежеминутно рисковать жизнью и быть на грани голодной смерти, но гордый человек идет на это, чтобы не заискивать перед богатыми соплеменниками.

Центральной фигурой в доисламской поэзии является сам поэт, который выступает как бедуин, патриот своего племени.

Идеализированный образ поэта-бедуина раскрывается на фоне реальных картин кочевого быта, боевых и охотничьих сцен, видов аравийской пустыни. Основными литературными формами древнеарабской поэзии были касыда и аморфный фрагмент (кита, мукатта). Характерная особенность арабской поэзии — монорим; каждый стих, как правило, состоит из одного предложения и является самостоятельной смысловой эстетической единицей. Язык древнеарабской поэзии характеризуется колоссальным запасом слов, гибкостью синтаксических конструкций, многообразием конкретных изобразительных средств. Новые явления в поэзии наблюдаются в аристократической среде крупных городских центров Арабского Халифата (632-1258гг.), где получила развитие любовная лирика в виде коротких стихотворений. Ярким представителем этого жанра был Омар ибн Аби Рабиа из Мекки (641 — около 712 или около 718). Известны и другие поэты в Мекке (Ибн Кайс ар-Рукайат, Абу Дахбаль), Медине (Ахвас) и Дамаске (халиф Валид II). В бедуинской среде в Аравии выдвинулась плеяда певцов идеальной, или «узритской» (от племени узра), любви. Поэт и его возлюбленная составляли неизменную пару, умиравшую от неутолённой любви. Позднее о знаменитых парах (Джамил и Бусайна, Меджнун и Лейла, Кусайир и Азза и др.) были сложены романтические повести. Повесть о Меджнуне и Лейле приобрела мировую известность.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector