0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Белорусские стихи которые стали песнями

6 песен белорусского протеста

«Калыханка», «Пагоня», «Купалінка» и другие песни, которые поют на улицах Беларуси. Вместе с создателями культурного проекта Wir.by рассказываем их истории

1 «Пагоня»

Текст Максима Богдановича, музыка Николая Щеглова-Куликовича

Автор

Максим Богданович — один из важнейших белорусских поэтов. Если в начале ХХ века белорусские литераторы писали исключительно о социальных проблемах, то Богданович — первый белорусский поэт-эстет, которого интересовала «чистая красота» и который ввел в белорусскую литературу классические формы европейской поэзии: сонет, триолет, рондо.

Богданович родился в Беларуси, а когда ему было пять лет, семья переехала в Россию: сначала они жили в Нижнем Новгороде, потом в Ярославле. Бело­русский язык он учил самостоятельно и вернулся в Беларусь уже состоявшимся поэтом. Стихотворение «Пагоня» он написал в 1916 году в прифронтовом Минске, уже зная о том, что смертельно болен туберкулезом.

Песня

«Пагоня» — название воинского обычая: по легенде, он был распространен на территории Беларуси в Средние века. Приграничные поселения часто страдали от набегов крестоносцев или татар. Все мужчины отправлялись в конную погоню вслед за налетчиками, чтобы вернуть награбленное и осво­бодить пленников. Изображение всадника с мечом на белом коне стало важным национальным символом в Беларуси и Литве.

Это погоня не в пространстве, а во времени («У бязмежную даль вы ляціце, / А за вамі, прад вамі — гады» В безмерную даль вы летите, / А за вами, перед вами — года. ) за самими белорусами, которые ничего не помнят о себе и своей стране: «Мо яны, Беларусь, паняслiся / За тваiмi дзяцьмi наўздагон, / Што забылi цябе, адраклiся, / Прадалi i аддалi ў палон?» Может, они, Беларусь, понеслись / За твоими детьми вдогонку, / Что забыли тебя, отреклись, / Отдали и продали в плен. Цель этой погони — отбить свое и своих, не дать белорусам быть чужими, сделать так, чтобы они почувствовали боль за свою землю, как ее чувствует Богданович: «Бiце ў сэрцы iх — бiце мячамi, / Не давайце чужынцамi быць! / Хай пачуюць, як сэрца начамi / Аб радзiмай старонцы балiць» Бейте в сердца их — бейте мечами, / Не давайте чужаками быть! / Пусть услышат, как сердце ночами / О родимой стороне болит. . Рефреном звучат слова о том, что эту погоню за белорусами уже «не разбіць, не спыніць, не стрымаць» Не разбить, не остановить, не удержать. .

2 «Купалінка»

Текст Михася Чарота, музыка Владимира Теравского

Авторы

Автор мелодии, основанной на народных мотивах, — Владимир Теравский, музыкальный руководитель Первого Белорусского государственного театра. В 1921 году поэт Михась Чарот написал для театра музыкальную пьесу «На Купалле», где и прозвучала «Купалінка». Чарот сделал поэтическую обработку текста народной песни, а Теравский сочинил музыку. Спектакль имел колоссальный успех и выдержал около 400 показов. В конце 1930-х Теравский и Чарот были расстреляны, а их имена забыты: слова и музыку было принято называть «народными» даже после реабилитации авторов в 1956–1957 годах.

Песня

«Купалінка» — своего рода музыкальная визитная карточка Беларуси. Ее пели «Песняры» и Deep Purple, ее знает каждый белорус, а лирическая героиня, которая «ружу поліць, белы ручкі коліць» Розу полет, белые руки колет. и «кветачкі рвець, вяночкі звівае, слёзкі пралівае» Цветочки рвет, веночки плетет, слезки проливает. , еще в XIX веке стала национальной персонификацией Беларуси как страны с красивым и печальным женским лицом.

3 «Магутны Божа»

Текст Натальи Арсеньевой, музыка Николая Равенского

Авторы

Поэтесса Наталья Арсеньева написала стихотворение «Малітва» в 1943 году, находясь в оккупированном немцами Минске. В 1947 году компо­зитор Николай Равенский положил стихи на музыку. В годы войны Равенский работал в церковном хоре в городе Червень (Минская область) и писал церков­ную музыку. Это отразилось на звучании песни «Магутны Божа», хотя музыка на стихи Арсеньевой была написана позже, уже после эмиграции в США. Видимо, тогда же возникло другое название — по первой строке.

Песня

Первоначально гимн послевоенной белорусской эмиграции В годах, сразу после освобо­ждения Беларуси от оккупации и окончания Второй мировой войны, начинается волна эмиграции белорусов — сперва в страны Западной Европы, а оттуда в США и Канаду. Основными группами эмигрантов были бывшие остарбайтеры, решившие не возвра­щаться в СССР, и интеллигенция антиком­мунистических взглядов. В США и Канаде белорусская диаспора активно занималась сохранением и развитием белорусской культуры и политической деятельностью. , который вернулся на родину только в 1990-е годы, со временем стал религиозным гимном Беларуси — его исполняют не только светские музыканты, но и хор в православных и католических церквях перед началом службы или после нее.

В тексте песни Беларусь предстает как тихая и приветливая земля: «Над Беларусяй ціхой і ветлай / Рассып праменне свае хвалы» Над Беларусью тихой и приветливой / Россыпь лучи своей хвалы. . Стихотворение перечисляет те ценности, которые стали особенно важны для Арсеньевой в период жизни в оккупированном Минске. В своих мемуарах об этом времени она постоянно возвращается к тому, что, несмотря на множество трудностей, нужно было заниматься развитием белорусской культуры: делать стихотвор­ные переводы, писать либретто опер и пьесы для Минского театра. Эти цен­ности — будничный рутинный труд, вера в справедливость и будущее: «Дай спор у працы, будзённай, шэрай» Дай успех в работе, будничной, серой. , «Павагу, сілу і веліч веры / У нашу праўду, у прышласць — дай» Уважение, силу и величие веры / В нашу правду, в будущее — дай. . Первоначально в тексте были слова «зрабі магутнай, зрабі шчаслівай» — «сделай могущественной, сделай счастливой», однако позже автор заменила слово «магутнай» («могущественной») на «свабоднай» («свободной»).

4 «Калыханка»

Текст Геннадия Буравкина, музыка Василия Раинчика

Авторы

В годах родной язык все реже звучит на улицах белорусских городов: в школах и университетах преподают на русском, русский преобладает на теле­видении. В 1978 году Белорусскую телерадиокомпанию возглавляет поэт Геннадий Буравкин, решивший сделать телевидение белорусскоязычным. Один из его проектов — вечерняя передача «Калыханка» («Колыбельная»), в которой детям рассказывали сказки и показывали мультфильмы. Текст колыбельной, использовавшейся в заставке, Буравкин написал сам, а музыку создал композитор Василий Раинчик.

Песня

«Калыханка» — песня, которую несколько поколений белорусов слушали перед сном последние 40 лет. Для многих детей, родившихся уже в русскоязычных семьях, «Калыханка» — первое, что они услышали . Эта песня с ее языком, напоминающим об уютном мире детства («зоркі-сплюшкі» — «звездочки-сони», «вачаняты» — «глазки», «ціха-ціхенька» — «тихо-тихонько»), стала олицетворением мира, в котором побеждают добро и справедливость.

5 «Тры чарапахі»

Текст Лявона Вольского, музыка группы N.R.M.

Авторы

N.R.M. Под аббревиатурой скрывается название, которое можно перевести как «Независимая Республика Греза». — первая успешная белорусская рок-группа, существующая с 1994 года и неоднократно выступавшая с критикой властей (за это концерты N.R.M. в Беларуси были запрещены).

Песня

Песня «Тры чарапахі» («Три черепахи») вышла в 2000 году на одноименном альбоме и сразу стала «народной»: начинающие белорусские гитаристы разучивают ее вместе со «Звездой по имени Солнце». Эту песню поют во дворах, на хоккейных матчах и протестных маршах. Гитарист N.R.M. Пит Павлов рассказывал, что текст песни появился из шутки: «Выходит Ельцин и говорит: „Российская государственность зиждется на трех китах“. У него спрашивают: „На каких же?“ А он отвечает: „На первом… втором… и третьем ките“».

Строки «Каб любіць Беларусь, нашу мілую маму, / Трэба ў розных краях пабываць» Чтобы любить Беларусь, нашу милую маму, / Нужно в разных краях побывать. — немного измененная цитата из песни «Жураўлі на Палессе ляцяць» советского ансамбля «Песняры», чью манеру пародирует солист груп­пы N.R.M. Лявон Вольский. Строки «Не было Галілея, ні Боба Марлея, / Не было Саль­вадора Далі, / Ні Леніна, ні Ленана, ні Карла Лінэя, / А кіты-чарапахі былі» Не было Галилея, ни Боба Марли, / Не было Сальвадора Дали, / Ни Ленина, ни Леннона, ни Карла Линнея, / А киты-черепахи были. напоминают о том, что в Беларуси продолжают жить архаичными понятиями. Впрочем, мажорная тональность песни и ее задорный припев «Хэй ла-ла-ла-лай, / Ты не чакай, сюрпрызаў не будзе» Ты не жди, сюрпризов не будет. создают приподнятый эмоциональ­ный настрой. В 2006 году Лявон Вольский внес в припев небольшое изменение: вместо «сюрпрызаў не будзе» музыканты стали петь «чаканне дастала» — «ожидание достало».

6 «Простыя словы»

Текст Михаила Анемпадистова, музыка Лявона Вольского

Авторы

В 1997 году известные белорусские рок-музыканты, в том числе Лявон Вольский, записывают альбом-пьесу под названием «Народны альбом». 27 песен рассказывают о повседневной жизни белорусского местечка в период между мировыми войнами. Действие происходит на границе Польши и СССР, проходившей по центру Беларуси: среди героев — контрабандисты и утон­ченные пани, торговцы и учителя, трактирщики и польские шпионы. Кроме белорусского языка, в текстах песен звучит трасянка (смесь белорусского и русского), русский, польский и идиш. По замыслу авторов, песни должны были звучать так, словно их сочинили в (при этом в текстах встречается множество отсылок к культуре всего XX века — от мультфильма про Болека и Лёлека до AC/DC).

Читать еще:  Георгий иванов стихи хорошо что нет царя

Песня

Самая известная песня «Народнага альбома» — «Простыя словы»: в Беларуси ее поют на выпускных, она звучит в рекламе мобильного оператора, на диско­теках и камерных посиделках, у костра и во дворах. Эта песня о родительском доме — «…Ў доме бацькоўскім ўсё так знаёма. / Ёсць чым сагрэцца, ёсць дзе схавацца / Ў доме бацькоўскім, у матчынай хаце» В отчем доме всё так знакомо, / Есть чем согреться, есть где спрятаться / В отчем доме, в материнской хате. — заканчивается как колыбельная: «Дабранач, панове» Спокойной ночи, господа. Главная мысль — это то, что нет смысла следовать идеологиям с их «сложными» словами. Всяческие измы остаются в ХХ веке, и гораздо важнее личное, уютное и вневременное: «хлеб на стале, полымя ў печы» («хлеб на столе, пламя в печи»), синие сумерки, семья, «простыя словы, простыя рэчы» («простые слова, простые вещи»).

100 величайших белорусских песен

«Мы не знаем своей музыки. Это бесспорный медицинский факт. Конечно же, далекими отголосками с советских времен звучат записанные на подкорке «Завіруха» и «Касіў Ясь». Конечно же, каждый второй, разбуди ты его среди ночи, назовет хоть пару тройку белорусских песен — «Купалінка» и «Рэчанька» обязательно будут среди них. Вполне возможно, что на застолье и стар, и млад могут затянуть вместе если не «Надзеньку» и «За туманам», то точно «Бывайце здаровы» и «Чарку на пасашок». Но глобально мы ничего не знаем. Этот рейтинг — попытка хоть немного заполнить пробелы в знании своей музыки», — отмечает редактор портала Сергей Будкин.

Топ-100 составлен на основании опроса 90 экспертов разных поколений: музыкантов, культурологов, продюсеров, клипмейкеров, режиссеров, поэтов-песенников, звукорежиссеров, журналистов и прочих людей, которые внесли свой вклад в развитие белорусской музыки.

Респонденты могли назвать разное количество песен — от 1 до 100. Критерий выбора — оригинальность музыкального произведения, его популярность в широких кругах, значимость для жанра.

В рейтинг вошли самые разные песни: от «Черного бумера» Сереги до «Купалінкі», от «Здравствуй, чужая милая» Александра Солодухи до «Касіў Ясь канюшыну» ансамбля «Песняры», от полонеза Михаила Огинского до «Ня быць скотам» группы «Ляпис Трубецкой».

«Рейтинг не претендует на всеохватность, но может дать представление о лучших достижениях белорусской музыки. И мы надеемся, что с помощью его слушатель откроет для себя практически еще неизведанный белорусский музыкальный космос», — подчеркивает Сергей Будкин.

Представляем вашему вниманию топ-10 величайших белорусских песен по версии Tuzin.fm.

10 место. «Беловежская пуща»

Музыку к этой песне написала Александра Пахмутова, слова — Николай Добронравов. В репертуар «Песняров» она попала в 1976 году. На белорусский язык песню перевел Ростислав Завистович и исполнил Данчик.



9 место. «Радыё Свабода»

Музыка — Вячеслава Кореня, слова — Феликса Аксенцева. Композиция была создана в начале 90-х и стала главной песней группы Ulis. В 1999 году ее перепела группа N.R.M.



8 место. «Я нарадзіўся тут»

Музыка и слова — Лявона Вольского. Песня стала главным хитом одноименного проекта. Ее исполняют Лявон Вольский и Дмитрий Войтюшкевич.



7 место. «Бяжы, хлопец»

Музыка — Игоря Ворошкевича, слова — Дмитрия Лукашука. Это произведение можно по праву назвать песней № 1 в репертуаре группы «Крама».



6 место. «Шуміце, бярозы»

Музыка — Эдуарда Ханка, слова — Нила Гилевича. Визитная карточка «Сябров» была записана в 1983 году. Несмотря на белорусский язык, песня звучала во всех популярных советских телепередачах тех времен.



5 место. «Паветраны шар»

Музыка и слова — Лявона Вольского. Песня стала главным хитом альбома «Пашпарт грамадзяініна N.R.M.» группы N.R.M.



4 место. «Касіў Ясь канюшыну»

Музыка и слова — народные в обработке Владимира Мулявина. Во многом благодаря этой песне «Песняры» стали ансамблем № 1 в СССР.



3 место. «Завіруха»

Музыка — Эдурада Ханка, слова — Геннадия Буравкина. Произведение в исполнении ансамбля «Верасы» приобрело всесоюзную известность во многом благодаря исполнению на Центральном телевидении в программе «Песня года» (1982).



2 место. «Тры чарапахі»

Музыка и слова — Лявона Вольского. Один из хитов группы N.R.M.



1 место. «Александрына»

Музыка — Владимира Мулявина, слова — Петруся Бровки. Песня была написана в ноябре 1970 года. Говорят, что ее исполнение на одном из концертов «Песняров» настолько растрогало тогдашнего руководителя БССР Петра Машерова, что он сразу же дал приказ наградить музыкантов званиями заслуженных артистов.

Гимн «Магутны Божа» занял 11 место, за ним — «Простыя словы» из «Народного альбома».
Всего в сотню попало два десятка песен из репертуара «Песняров». Скандальная «Молитва» заняла 13 место. В сотне оказалось 15 песен, к которым руку приложил Лявон Вольский. У «Ляписов» 9 песен, наивысшая 37-я позиция у «Капитала».

«Погоня» на стихи Богдановича — на 40 месте, «Развітанне з Радзімай» («Прощание с Родиной») на музыку Огинского и стихи Соколова-Воюша — на 41-м. «Здравствуй, чужая милая» Александра Солодухи, ставшая интернет-мемом, заняла 19 место.

Уже не молчат: стихи расстрелянных в ночь с 29 на 30 октября 1937-го поэтов стали песнями

27 октября 2017 17:25

Дюжина современных белорусских артистов альтернативной сцены сделала по одному треку на стихи (или, как группа Re1ikt, что обыграла мотивы прозы Михася Зарецкого) расстрелянных в ночь с 29 на 30 октября 1937 года наших литераторов. Кроме этого, писателей представляют тематическая лекция и дизайнерский блокнот («маўклівая кніга»). А в Фейсбуке команда во главе с продюсером Сергеем Будкиным для каждого создала персональные страницы, которые можно тэгать в своих постах.

Музыкальную часть создали, в основном, артисты известные. Например, рок-легенда Лявон Вольский словно поменялся амплуа с лириком Змитером Войтюшкевичем. Тревожную атмосферу, характерную песням Вольского, Змитер создает в песне «Будучыня» на стихи Владислава Голубка. Сочетание симфонизма с электронной музыкой и рефрен «Будуем новы дом!» заставляют поверить в безжалостный революционный излом. При этом свое стихотворение Голубок написал еще в 1912-м.

Лирическая прозрачность слова – родовая черта поколения поэтов 1920-х. Это точно почувствовали Лявон Вольский в своей интерпретации стихов Юлия Тавбина («Ты помніш») и Катерина Водоносова с Fantasy Orchestra в песне на «Асыпае чэрвень белы сад» Алеся Дудара. Узнаваемый звук Akute оказался созвучен стихотворению «Я цябе пакахаў» Анатоля Вольнага.

Точно попал в настроение городского «Гультая» Мойше Кульбака блюзмен Павел Аракелян. Dzieciuki словно сами написали слова «Бунтара», хотя стихотворению Михася Чарота уже за 90 лет. А куда несется поезд в «Імчы, цягнік» от TonqiXod на слова Тодара Кляшторного?

А сразу несколько участников проекта выбрали те стихи 1920-х, где так и считываются зловещие знаки следующего кровавого десятилетия. Это «Адышоўшым» Валерия Морякова в исполнении группы Naka, «Настроі» Юрки Лявонного, что спела группа Vuraj в невероятной плотности воздушной атмосфере. В «Метрапалітэне» рэпер Vinsent вступает в батл с автором стихотворения Зямой Пивоваровым: «Ты ім пракапаў метро, яны табе – магілу» и «Я толькі за гэтую сьвятую зямлю загіну». И мистика Светланы Бень на стихи Изи Харика в финале: «У шэрым змроку» звучит то ли молитвой перед роковым выстрелом, то ли многоточием – неизвестностью перед неизвестностью.

ПОСЛУШАТЬ ПРОЕКТ «(НЕ)РАССТРАЛЯНАЯ ПАЭЗIЯ» МОЖНО ЗДЕСЬ

ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

За этим проектом я следил в сети от момента появления идеи. И как раз идея мне понравилась сразу. Такого высказывания в белорусской музыке не хватало. Чтобы выверенно, строго по теме и густо по смыслу. Я очень порадовался было, когда подобный проект анонсировал Лявон Вольский, рассчитывая на «Белую яблыню грому»-2. Но рок-король отказался от плана (или «заморозил» его – в разговоре с артистом я точно не понял), считай, в пользу «(Не)расстралянай паэзіі».

А вот формальные моменты поначалу вызвали скепсис. Снова половина музыкантов известна, как ни крути, в узких кругах. Да, вроде бы они мелькают в ленте фейсбука или музыкальных новостях с белорусского фронта регулярно, но все-таки. Снова громкое название «супольны музычны праект», который апеллирует на лучшие образцы жанра в «Народным альбоме» или «Я нарадзіўся тут». Ведь «супольны музычны» — это уже едва ли не жанр нашей музыки с четкими приметами , когда, к примеру, музыканты одной группы играют с вокалистом другой, все вместе подпевают на бэк-вокале и так далее. Сколько раз к такому наименованию пробовали приблизиться, а получалась просто тематическая сборка. Ну и краудфандинг меня смущал как лучшее доказательство тому, что проект этот никому не нужен.

В итоге, продюсеру, главреду портала Tuzinfm.by Сергею Будкину удалось во внешне спокойном режиме пройти путь-1937 спустя 80 лет. И многое доказать. Как по мне, все-таки это не «супольны праект», а сборник избранного из поэзии. Субъективного, не лучшего даже, а звучащего, звенящего, порой до оглушения. Так и хочется сказать: что уж тут расписывать, ведь мы все знаем о судьбах расстрелянных литераторов. Но в том-то и дело, что не знаем мы практически ничего. Ни о их судьбах, ни о их книгах. А значит, не проецируем все это на нас теперешних. А это ответы на все сомнения из предыдущего абзаца.

Но «(Не)расстраляная паэзія» — это сильная вещь. Не очередная, поточная, а полностью новая история. Где-то с чистой страницы, где-то – попавшая на благодатную почву.

Читать еще:  Как вручить диплом юбиляру в стихах

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

С согласия Сталина в ночь с 29 на 30 октября 1937-го расстреляли 132 белорусских писателя и интеллигента

«Комсомолка» задала 10 вопросов о том, что произошло в Минске 80 лет назад (читать далее)

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

«Песняры» и белорусская литература

Сегодня — 38 лет «Песнярам» Владимира Мулявина. Не юбилей. Но перед Днем белорусской письменности стоит вспомнить не музыкальную, а поэтическую составляющую успеха ансамбля. О словах песен коллектива не скажешь модное сейчас «текст». Купала, Богданович, Колас, Максим Танк, Аркадий Кулешов — классики и современники в прочтении Мулявина и «Песняров».

Владимир Мулявин нередко говорил в интервью, что Янка Купала стал его любимым поэтом. Вместе с ним артист открывал Беларусь. Поэтому и песен на его стихи создано ансамблем более трех десятков. Часть из них входит в два песенных цикла В.Мулявина. А ведь были и объемные полотна: опера–притча «Песня пра долю» и рок–опера «Гусляр» (на основе кантаты Игоря Лученка, переработанной для ансамбля).

К сожалению, многое так и не было профессионально записано, осталось на любительских пленках или утеряно бесследно. Так, из второго песенного цикла на стихи Янки Купалы (1988) официально издана только песня «Бабулька». Лучше дело обстоит с первым циклом «Я несу вам дар» (1982 — 1983): часть песен вышла на «виниле» и СD. Неизвестна теперь судьба лишь двух песен этой программы: «Зачем впустую на судьбу роптать» и «З кiрмашу». Отметим, что сам Мулявин в прессе 80–х говорил, что песен для цикла написано вдвое больше, чем исполнено. Возможно, этот материал и оказался в основе программы 1988 года.

Обе программы гармонично построены на лирической ноте, куда вплетаются интермедиями то едкая сатира («Ну как тут не смеяться»), то метафорическое осмысление реалий начала ХХ века («Разлад»). Очень тонко прочувствована Мулявиным–концептуалистом композиция, драматургия поэзии Янки Купалы. В начале программы кружит шуточная, беззаботная «Людка», затем на глазах поэта рушится его первая любовь («Не гляди»), а в конце плачет над своей долей «Марыся».

А вот для программы 1988 года музыкант, повторив несколько лирических номеров из первого цикла, выбрал стихи более ироничные, «з’едлiвыя» («Мая хата з краю», «Асёл i навука», «На тэму крытыкi»). Как раз они олицетворяют нестабильную перестроечную эпоху, когда аллюзий на купаловских персонажей было немало. Кстати, во втором купаловском цикле все песни звучат на белорусском языке. Но, как и спектакль по Владимиру Маяковскому «Во весь голос!», программа не стала широко известна.

К поэзии Янки Купалы «Песняры» обращались в программах «Через всю войну» («Беларускiм партызанам»), «Голос души» («Малiтва»), «Вольность» («Я казак — не казак. », и пока неизвестна судьба этой песни). В саундтреке композитора Сергея Кортеса к фильму «Раскiданае гняздо» (1981) основные партии спел В.Мулявин. Его голос в песнях «На Купалле», «А хто там iдзе?» ощущается голосом самого поэта. Такого же эффекта добился исполнитель и в записях на стихи поэта к фильму «Комедиант».

А ведь опыт преображения в Янку Купалу у артиста был и ранее. В опере–притче «Песня пра долю» (1972 — 1976) Мулявин исполнил партию поэта, а в «Гусляре» (1977) — арию старца, лирического двойника Купалы. Вероятно, со времени рок–опер и концептуальных программ Купала и Мулявин стали духовно восприниматься личностями одного масштаба, Песнярами. «Купалиана» ансамбля началась со «Спадчыны» и. «загадки». В ряд народных попала песня «Нашто бабе агарод». Даже в новых изданиях «Песняров» не восстановлено авторство стихов Янки Купалы. А последним произведением на стихи Янки Купалы, исполненным В.Мулявиным, оказалась обновленная «Спадчына».

со второго дубля

В отличие от Янки Купалы, чье творчество сопутствовало ансамблю долгие годы, к поэзии Максима Богдановича обращался Мулявин лишь дважды. Не с первого раза «Лявонiха» (на русском языке с вокалом А.Кашепарова, 1973) смогла покорить зрителя. Только после программы «Вянок» песня обрела новую жизнь в исполнении Игоря Пени, а популярной стала в аранжировке Олега Молчана.

Но визиткой ансамбля еще в 1974–м стала «Веранiка» Игоря Лученка — пронзительная, интимная, полная переживаний и грусти молодого поэта в трогательном исполнении Леонида Борткевича. А фраза «няма таго, што раньш было», пожалуй, именно после исполнения песни стала столь известной. Заметим, в фестивале «Песня года» произведение приняло участие только в 1977–м.

В 1991 году в песнях воплощена идея «Вянка». Размышление над судьбой и трагедией молодого поэта — таким видится «Вянок». Строен музыкальный ряд программы: слово поэта («Ой, чаму я стаў паэтам»), грустная визитка родины («Краю мой родны, як выкляты богам»), белорусские баллады и песни, чужбина, воспоминания о родине и любви, гимном в финале звучит «Погоня». Композиция по выверенности сродни сборнику Богдановича, но не завершенная, а пущенная в бесконечность поэзии и песни.

А программа стала успешной. Кроме проверенных временем «Веранiкi» и «Зоркi Венеры» (тут — с музыкой Мулявина, а не Рак–Михайловского), любимыми стали «Слуцкiя ткачыхi», «Лявонiха», «Погоня». Кроме дюжины основных песен, была и еще одна — «Маладыя гады», так окончательно и не вошедшая в программу.

Впервые «Вянок» звучал в нью–йоркском офисе ООН в год 100–летия М.Богдановича. А еще через пять лет вышла прекрасная рок–опера экс–песняра Игоря Паливоды «Максiм».

К фильму «Комедиант» Владимира Орлова «Песнярами» был записан саундтрек из нескольких песен Винцента Дунина– Марцинкевича и Янки Купалы. Тогда же создана «Дева Мария» на отрывок из «Песнi пра зубра» Миколы Гусовского.

Якуб Колас всего дважды попадал в поле зрения «Песняров», но оба раза — в десятку. «Мой родны кут» и «Каханне» стали популярными с первого исполнения. А редкая по чувственности «Падаюць сняжынкi» на стихи Павлюка Труса существует в двух вариантах: с вокалом В.Мулявина и И.Пени.

Максим Танк остался в истории «Песняров» в первую очередь благодаря «Завушнiцам» и «Аве, Мария», хотя были и другие, менее известные песни. Из творчества Аркадия Кулешова В.Мулявина и И.Лученка привлекли баллады и легендарная «Алеся». Еще до раскола ансамбля Александром Катиковым в 1997 году был написан прекрасный цикл «Жывем» на стихи Ларисы Гениуш. Поэзия Пимена Панченко, Петруся Бровки, Алеся Ставера, Веры Вербы, Анатолия Велюгина также становилась песнями «Песняров».

Программа «Через всю войну» написана В.Мулявиным на стихи поэтов–фронтовиков, консультантом и автором большинства песен стал Валентин Тарас. В репертуаре ансамбля были песни на стихи Михася Шушкевича, Рыгора Бородулина, Геннадия Буравкина, Янки Сипакова, Петруся Макаля, Леонида Прончака. Программа к 500–летию Франциска Скорины написана О.Молчаном на стихи Александра Легчилова. В процессе подготовки последней полноценной программы «Вольница» активно сотрудничали с ансамблем Валентина Аколова и Владимир Некляев.

В «Песнярах» стихи писали и сами участники ансамбля. Иногда они становились песнями. Так, в фильме «Ясь и Янина» звучит две песни на стихи бас–гитариста Леонида Тышко — «Ночь Купальская» и «Як жа мне ў любвi сваёй прызнацца». Валерий Яшкин написал слова к песням «Улицы без конца», «Лявоны» (еще до «Песняров»!) и «Былинадрина» (неизвестная сегодня песня), создал либретто «Песнi пра долю». Несколько песен написано Олегом Авериным.

Из зарубежной поэзии «Песняры» обращались к стихам Уильяма Шекспира и Роберта Бернса (программа «Веселые нищие», музыка И.Паливоды). Перепевались по–русски «Битлз» и Дин Рид.

Русская поэзия представлена песенным спектаклем по Маяковскому «Во весь голос!». В цикле «Через всю войну» звучат песни на стихи Александра Твардовского, Семена Гудзенко. Создана и пьеса «Ванька–встанька» по Евгению Евтушенко. Русский символизм представлен любимыми Мулявиным Дмитрием Мережковским и Максимилианом Волошиным. ХIХ век — песней «Путь» на стихи Алексея Кольцова.

Семь песен от русского музыканта, ставшего символом Белоруссии

Белорусская земля родила немало интересных групп — «Сябры», «Верасы», позже — «Ляпис-Трубецкой», «Леприконсы», да и «Би-2» оттуда родом.
Но для меня (и уверен, что в этом не одинок) белорусская группа номер один — конечно же, «Песняры», с их красивыми песнями, аранжировками, великолепными инструменталистами и вокалистами. Разумеется, я говорю о тех, классических «Песнярах», расцвет которых пришёлся на семидесятые годы прошлого века, а не многочисленные клоны, расплодившиеся в веке нынешнем.
Впрочем, почему только белорусская? Это была, на мой взгляд, лучшая группа СССР того периода.

Любопытно, что создал коллектив, ставший символом белорусской музыки, не белорус. Владимир Мулявин родился ровно 80 лет назад в Свердловске, и в Минск попал только в 22 года, когда приехал работать в Белорусскую государственную филармонию. Ансамбль «Песняры» он основал в 1970 году — точнее, переименовал ранее созданный им же ансамбль «Лявоны».

Читать еще:  Спасибо что не забываешь стихи

В «Песнярах» Мулявин, помимо руководства, играл на гитаре, делал аранжировки, писал музыку. А ещё пел! И хотя голоса «Песняров» обычно ассоциируются с вокалистами Леонидом Борткевичем, Анатолием Кашепаровым и другими, Мулявин пел тоже замечательно.

И в этой публикации я предлагаю подборочку из семи песен, исполненных Владимиром Мулявиным.

«За полчаса до весны» (О.Фельцман — Н.Олев)— безусловный хит. Запись 1999 года, фестиваль «Славянский базар», город Витебск.

«Крик птицы». Автор музыки — сам Мулявин, стихи Юрия Рыбчинского. Написана в 1974 году, видеоролик, который я прикрепляю — из 1989 года, и здесь она звучит близко к хард-року. Как написала одна женщина в комментариях: «Если бы Владимир Мулявин спел только одну эту песню, то уже жизнь прожил не зря!»

«Дева Мария» (И. Паливода — М. Гусовский).

В золотые времена «Песняров» песни с христианской тематикой, понятное дело, не исполнялись. В 90-е уже можно было всё.
Песня «Молитва» — на стихи белорусского классика Янки Купалы (музыка О.Молчан). Запись 1994 года, фестиваль «Славянский базар».

Песня «Возвращение» (В.Мулявин — В.Тарас) — из альбома «За всю войну» (1985). Запись — 2000 год, фестиваль солдатской песни.

А теперь давайте вернёмся в золотые для «Песняров» времена.
В 1974 году они всем составом снимались в фильме «Ясь и Янина». Мулявин играл роль зоотехника и исполнял здесь песню «Как же мне в любви своей признаться» (В.Мулявин — Л.Тышко).

Самая известная песня в исполнении Мулявина — это, наверное, «Наши любимые» (Д.Тухманов — И.Шаферан). Она впервые прозвучала в фильме «Эта весёлая планета» (1973).
Этой песней я и завершаю подборку. За видеоролик, посвящённый Мулявину — спасибо Александру Шершукову.

Белорусские стихи которые стали песнями

Песни

  1. Стихи.Бай
  2. Песни

Воспоминания об отпуске

Отпуска три долгожданных недели
Словно денёк, пронеслись, пролетели…
Снова занудство, пустой скучный труд,
Тело и ум в паутине из пут.

Снова бессмысленность, пошлость, коварство,
Жалких стремлений и гадостей царство.
Годы уходят, теряются силы.
Близких, друзей забирают могилы…

Но не прошёл этот отпуск впустую,
Вот потому, вероятно, тоскую.
Будет что вспомнить на старости лет;
Тех, что всё явственней шепчут «Привет!»

ДАРОГІ

РАЗАМ З ГАЗМАНАВЫМ

Калi бяда увайшла ў маю долю,
I я хiстаюсь, як п’яны, ад болю, –
Мне без гiтары i песнi не жыць,
як цыгану без волi.
Калi на скронi падзе завiруха, –
Гады, як воўкi завыюць у вуха.
Маю гiтару i песнi
ад злое напасцi паслухай.

ПРЫПЕЎ:
За спiной бягуць гады.
Толькi больш не зробяць мне бяды… Дарогi, дарогi, дарогi, дарогi…
То радасць насустрач, то сум.
Гады, як шалёныя конi ў дароге
У дальнюю далеч нясуць.

Калi мой крыж давiць моцна на плечы,
З Iудай, пэўна, чакае сустрэча…
Ад злосцi крыж мой грызе
i зубамi мне плечы калечыць.
Яго я скiну, i крыж уздымая,
Пайду дзе клiча сцяжынка крутая.
Маліцца буду за тых,
хто мне несцi мой крыж памагае!

Калi я ў гэтай дароге стамлюся,
I, раптам, па-за гульней апынуся, –
Тады ў песнях маiх,
як у дзецях,
я зноў нараджуся!
Я абуджуся i сэрца адкрою
Туды, дзе песнi ляцяць, быццам мроi, –
I птушка шчасця iзноў
праляцiць над маёй галавою!

За спіной бягуць гады.
Толькі больш не зробяць мне бяды!

Дарогі, дарогі, дарогі, дарогі….
То радасць насустрач, то сум…
Гады, як шалёныя коні ў дароге
У дальнюю далеч нясуць!

Танго во сне.

На зыбкой грани между двух миров
От радости смеюсь и сладко плачу.
Еще мы друг для друга что-то значим
На зыбкой грани между двух миров.
Под звуки танго в танце мы скользим
И прошлое кружится вместе с нами.
Нежданный сон. Разбуженная память.
Проснусь – и все развеется, как дым.

Танго на крыльях всех ветров…
И все у нас всерьез,
И мы близки, как прежде.
Танго на грани двух миров
У океана грёз на берегу надежды.

А может сна невидимая нить
На краткий миг связала нас обоих
И то, что не назвали мы любовью,
Воспоминаньем душу бередит.
И где-то далеко и не со мной
Проснешься ты с неясною тоскою,
И памяти волна тебя накроет…
Прости, что нарушаю твой покой.

Танго на крыльях всех ветров…
И все у нас всерьез,
И мы близки, как прежде.
Танго на грани двух миров
У океана грёз на берегу надежды.
2007г.

Песня о вони

Мне кажется, я очень невезучий:
Куда не занесут судьбы пути,
Везде встречаю граждан я вонючих,
Хоть поворачивайся, да и уходи?

В автобусах, троллейбусах, трамваях,
И в магазинах малых и больших,
Я запах нехороший ощущаю,
От зрелых, молодых и пожилых?

Порой от женщин внешне симпатичных
Такой идёт невкусный аромат,
Что самому немного неприлично,
И отойти подалее ты рад.

Или мужчина хорошо одетый,
Такую атмосферу создаёт,
Что просто спасу никакого нету,
И думаешь: «Как с бабой он живёт?»

Ведь воду подают без перебоев
В строения и здания у нас,
Купайся – летом, осенью, зимою,
Весной, в любой удобный тебе час.

Не понимаю, может так и надо –
Ходить везде и вонь распространять,
Быть может, в этом есть своя отрада,
Которую мне не дано понять?

Дури мглою разум кроют

Дури мглою разум кроют,
Мысли мутные крутя;
То, как зверь, я вдруг завою,
То заплачу, как дитя,
В голове больной и шалой
Шифер, трескаясь, шумит,
То, как озорник бывалый,
Будто в морду зло стучит.

Наша ветхая больничка
И печальна и темна.
В коридоре медсестричка,
Приумолкла у окна?
Иль от психов завыванья
Ты истомою взята,
Или дремлешь под жужжанье
От охранного пульта?

Дай мне, добрая подружка
Бедной хворости моей,
Средств от боли; где же кружка?
Сердцу будет веселей.
Спой мне песню, как синица
Тихо за морем жила;
Спой, чтоб вспомнил, как девица
За водой поутру шла.

Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя;
Я уснул, часы покоя,
Ненадолго обретя.
Снится добрая подружка
Бедной юности моей,
И стихи, чей автор ПУШКИН.
Сердцу стало веселей.

Эх, моя милка!

Эх, моя милка,
Сдаст, пойдёт бутылки,
Купит водки и вина,
Оттопыримся сполна!

Эх, моя милка,
Обнимает пылко,
Перегаром как дыхнёт,
Аж восторг меня берёт!

Эх, моя милка,
В голове опилки,
Без стремлений и забот,
Словно пташечка живёт.

Рубон!

Беларусь,
прачынайся!
Я цябе абуджаю!
Ты павінна прачнуцца,
Не праспі сваё шчасце ўначы,
Я гукаю цябе,
Дарагая, святая!
Адкажы ж, мая родная,
Не маўчы.

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
Стряхните с себя вы сон:
Судьба нам даёт шанс для лучших времён:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
Из храмов нас кличет звон,
Чтоб Бога узреть, канул в Лету препон:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
Зовёт трепет наших знамён,
Мы вновь независимы, вновь наш закон:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
Земле сотворим лишь поклон,
Дары её видим мы с разных сторон:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!»
Нам предками путь освящён,
Кто корнем живым с Беларусью скреплён:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
К чертям пессимизм и стон,
К Земле припади своей – будешь силён:
«Рубон!», литвины, «Рубон!»

«Рубон!», беларусы, «Рубон!» –
Да, опыт других нам резон,
Но путь у нас свой, не бежать нам вдогон:
«Рубон!», литвины, «Рубон!» …

«Рубон!» – боевой клич полоцких воинов в стародавние времена .
Рубон – старинное название реки Западная Двина.

Бал в Зазеркалье

На светскую тусовку,
Коль манит тонкий вкус,
Зайдите; там в обновках
Всегда мадам Акус.

И мудрую беседу
Ведёт мадам Аруд,
Сэр Бёоблод при этом,
Конечно, тут как тут.

О! тонким ароматом
Встречает мисс Апож,
Сэр Снукс при ней всегда там:
В круги те также вхож.

Там будет благородный,
Блистательный Онвог,
Алдап – его брат сводный,
С себе и ближним строг!

Всегда в услугах Ваших,
И рядом мсье Кадум,
Сэр Даг себя обяжет
Сказителем быть дум.

Скорее заходите –
Тусовка примет всех,
И шансы получите,
Иметь на ней успех.

Песня о нашем труде! Исполнять с Восторгом!

Пашем, пашем, пашем, пашем…
Пустота в кармане нашем?
Весь упорный, честный труд,
Дураки на нет сведут.

Пашем, пашем, пашем, пашем…
Лишь дыра в кармане нашем?
Ведь конечный результат –
Неликвидов полный склад.

Пашем, пашем, пашем, пашем…
Только шиш в кармане нашем?
Двое трудятся, пыхтят;
Двадцать пять руководит!?

Пашем, пашем, пашем, пашем…
Только хрен в кармане нашем?
Важно, чтобы аппарат
Был доволен, сыт и рад.

Пашем, пашем, пашем, пашем…
Только пыль в кармане нашем?
Показуха, безнадёга …
Вымираем понемногу…

Пашем, пашем, пашем, пашем;
Пашем, пашем, пашем, пашем…

Пашем, пашем, пашем, пашем!
А в итоге в землю ляжем,
Воплотимся мы опять;
И … пахать, пахать, пахать.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector