0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бродский стихи где нибудь на свете потанцуй

РОМАНС СКРИПАЧА. И. Бродский

Тогда, когда любовей с нами нет,
Тогда, когда от холода горбат,
Достань из чемодана пистолет,
Достань и заложи его в ломбард.

Купи на эти деньги патефон
И где-нибудь на свете потанцуй
(В затылке нарастает перезвон),
Ах, ручку патефона поцелуй.

Да, слушайте совета скрипача,
Как следует стреляться сгоряча:
Не в голову, а около плеча!
Живите только плача и крича!

На блюдечке я сердце понесу
И где-нибудь оставлю во дворе.
Друзья, ах, догадайтесь по лицу,
Что сердца не отыщется в дыре,

Проделанной на розовой груди,
И только патефоны впереди,
И только струны-струны, провода,
И только в горле красная вода.

1961г.

Рейтинг работы: 50
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 586
Добавили MP3 в избранное: 1
Добавили в избранное: 1
© 23.02.2018г. Экс-Промт
Свидетельство о публикации: izba-2018-2207972

  • ««
  • «
  • 613
  • 614
  • 615
  • 616
  • 617
  • 618
  • 619
  • 620
  • 621
  • »
  • »»

Аленький Цветочек 24.02.2018 14:14:06
Отзыв: положительный
«Тогда, когда любовей с нами нет, Тогда, когда от холода горбат, Достань из чемодана пистолет,
Достань и заложи его в ломбард. Купи на эти деньги патефон, И где-нибудь на свете потанцуй. »
Когда-то давно, эти строчки меня очень впечатлили, я прочитала их в ленте ОК (но там не писалось, кто автор). И вот (спасибо Вам, Дмитрий !!) и вижу, и слышу это замечательное стихотворение ! Оказывается мы с ним родились в один год)))))) Как много лет прошло . И неизвестно сколько еще отмерено времени — может быть совсем немного — и я, ничтожный человек, исчезну с этой земли. А эти мудрые строки будут жить . Ах, сколько бы человеческих судеб было спасено, если бы люди в трудные минуты своей жизни не хватались за пистолет, веревку, водку, а обращались к музыке, стихам, мудрым книгам ! Они спасают и врачуют наши души.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Видеоролики (88)
  • история, биографии (478)
  • классика жанра (264)
  • музыкальная гостиная (163)
  • память (157)
  • позитив (316)
  • поэты,писатели,композиторы (178)
  • праздники (141)
  • прикладное искусство (121)
  • путешествия (90)
  • события (147)
  • стихи (883)
  • стихи и живопись (214)
  • стихи и музыка (410)
  • школа жизни (270)
  • фотохудожники (567)
  • художники (549)
  • живопись и музыка (129)
  • уроки (44)

Ссылки

  • Все (1923)

Метки

Цитатник

  • Все (258)

http://wiki.liveinternet.ru/ServisDnevnikovLiveInternet/Pravila?v=vw4 Очередное дополнение в.

Онлайн-редактор FotoStars — отличное фото в один клик. Fotostars — это бесплатный фоторедактор о.

В последнее время, очень у многих (у меня в том числе), не идут сообщения о комментариях, новых по.

Поиск по дневнику

Друзья

  • Все (3)

Постоянные читатели

  • Все (253)

Статистика

Иосиф Бродский .»Тогда, когда любови с нами нет»


В этот день в 1940 году в Ленинграде родился Иосиф Бродский

Иосиф Александрович Бродский
(24 мая 1940, Ленинград — 28 января 1996, Нью-Йорк)

Тогда, когда любови с нами нет,
Тогда, когда от холода горбат,
Достань из чемодана пистолет
Достань. И заложи его в ломбард.

Купи на эти деньги патефон
И где-нибудь на свете потанцуй,
В затылке нарастает перезвон,
Ах, ручку патефона поцелуй.

Да, слушайте советы скрипача,
Как следует стреляться сгоряча,
Не в голову, а около плеча,
Живите только, плача и крича!

На блюдечке я сердце понесу
И где-нибудь оставлю во дворе,
Друзья, ах, догадайтесь по лицу,
Что сердце не отыщется в дыре

Проделанной на розовой груди
И только патефоны впереди,
И только струны, струны, провода,
И только в горле красная вода.

Тогда, когда любови с нами нет.

Иосиф Бродский

Моё видео на эти стихи.

Иосиф Бродский «Романс скрипача» (исп. Елена Фролова )

Иосиф Бродский — один из самых молодых литераторов, удостоенных нобелевской премии. Его творчество общепризнано и почитаемо во всем мире. Бродский является не только одним из лидеров русской поэзии, но и одной из значительных фигур в мировом поэтическом обществе. Произведения Бродского переведены на все основные языки.
Главной формой любовной лирики Бродского является сонет. Для него характерна достаточно жесткая конструкция, однако поэт далеко не всегда следует канонам, часто вовсе пренебрегает ими. Он экспериментирует. Многие названные им сонеты по форме таковыми вовсе не являются.

Где встретил Вас. И в силу этой встречи,

и так как «все былое ожило

в отжившем сердце», в старое жерло

вложив заряд классической картечи,

я трачу, что осталось в русской речи

на Ваш анфас и матовые плечи.

В стихах о любви Бродского любовь всегда связана с разлукой. Это может быть разлука с любимой или же разлука со столь привычным одиночеством.


Любовь – сильней разлуки,

Но разлука сильней любви.

Любовь — достаточно широкое понятие, которое включает в себя и романтическое чувство, и любовь к друзьям, и любовь к родине, а даже любовь к утраченным иллюзиям. Но какой бы ни была любовь, она развивается по одному и тому же сценарию: любовь — разлука — одиночество. Одиночество — итог всего, завершение любой жизненной ситуации.

Читать еще:  Я не люблю когда наполовину или когда прервали разговор стих

Но даже мысль о – как его! – бессмертьи

Есть мысль об одиночестве, мой друг

Любовь у поэта всегда носит тотальный характер, зачастую она сильнее всех иных чувств, сильнее религиозной веры.


Я любил тебя больше, чем ангелов и самого,

И поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих.

Любовь — созидательное чувство, она способна воскрешать и создавать новое. Однако, несмотря на это, в итоге все равно будет разлука и одиночество.


Я был только тем, чего

Ты касалась ладонью.

над чем в глухую, воронью

ночь склоняла чело.

Я был попросту слеп.

Ты, возникая, прячась,

даровала мне зрячесть.

Так оставляют след.

Так творятся миры,

Так, сотворив, их часто

Любовь в стихах Бродского предстает чем-то нереальным, хрупким и эфемерным.

В какую-нибудь будущую ночь

ты вновь придешь усталая, худая,

и я увижу сына или дочь,

еще никак не названных —

тогда я не дернусь к выключателю

и прочь руки не протяну уже, не вправе

оставить вас в том царствии теней,

безмолвных, перед изгородью дней,

впадающих в зависимость от яви,

с моей недосягаемостью в ней.

И, конечно же, главный итог жизни, ведущий к вечному одиночеству — это смерть. Бродский часто показывает любовь через призму смерти в своих стихах о любви. Смерть предстает перед читателем вполне осязаемой, близкой, реальной.


Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса.

Смерть придет, у нее будут твои глаза.

Рубрики:поэты,писатели,композиторы
история, биографии

Метки: стихи Иосиф Бродский моё видео

Процитировано 2 раз
Понравилось: 6 пользователям

Бродский стихи где нибудь на свете потанцуй

И О С И Ф Б Р О Д С К И Й

Поэма-мистерия в двух частях и в 42 главах-сценах

Идея поэмы — идея персонификации представлений о мире, и в этом смысле она — гимн баналу.

Цель достигается путем вкладывания более или менее приблизительных формулировок этих представлений в уста двадцати не так более, как менее условных персонажей. Формулировки облечены в форму романсов. Романс — здесь понятие условное, но по существу — монолог.

Романсы рассчитаны на произнесение и на произнесение с максимальной экспрессией; в этом, а также в некоторых длиннотах сказывается литературный характер поэмы.

Романсы, кроме того, должны произноситься высокими голосами; нижний предел — нежелательный — баритон; верхний — идеальный — альт.

Прочие наставления у Шекспира в «Гамлете» — 3-м акте.

Пора давно за все благодарить, За все, что невозможно подарить. Когда-нибудь кому-нибудь из вас И улыбнуться, словно в первый раз. В твоих дверях, ушедшая любовь, Но невозможно улыбнуться вновь.

— Прощай, прощай, — шепчу я на ходу, Среди знакомых улиц вновь иду, Подрагивают стекла надо мной, Растет вдали привычный гул дневной, И в подворотнях гасятся огни. — Прощай, любовь, когда-нибудь звони.

Так оглянись когда-нибудь назад: Стоят дома в прищуренных глазах, И мимо них уже который год По тротуарам шествие идет.

Вот Арлекин толкает свой возок, И каплет пот на уличный песок, И Коломбина машет из возка. А вот скрипач, в руках его тоска И несколько монет. Таков скрипач. А рядом с ним вышагивает Плач, Плач комнаты и улицы в пальто, Блестящих проносящихся авто. Плач всех людей. А рядом с ним Поэт, Давно не брит и кое-как одет И голоден, его колотит дрожь. А меж домами льется серый дождь, Свисают с подоконников цветы, А там внизу вышагиваешь ты. Вот шествие по улицам идет, И кое-кто в полголоса поет, А кое-кто поглядывает вверх, А кое-кто поругивает век, Как, например, усталый человек. И шум дождя и вспышки сигарет, Шаги и шорох утренних газет, И шелест непроглаженных штанин (неплохо ведь в рейтузах, Арлекин), И звяканье оставшихся монет, И тени их идут за ними вслед.

Любите тех, кто прожил жизнь впотьмах И не оставил по себе бумаг И памяти, какой уж ни на есть, Не помышлял о перемене мест, Кто прожил жизнь, однако же не став Ни жертвой, ни участником забав, В процессию по случаю попав. Таков Герой. В поэме он молчит, Не говорит, не шепчет, не кричит, Прислушиваясь к возгласам других, Не совершает действий никаких. Я попытаюсь вас увлечь игрой: Никем незамечаемый порой, Запомните, присутствует герой.

Вот шествие по улицам идет. Вот ковыляет Мышкин-идиот В накидке, над панелью наклонясь. — Как поживаете теперь, любезный князь? Теперь сентябрь — и новая зима Еще не одного сведет с ума. Ах, милый, успокойтесь, наконец. Вон позади вышагивает лжец, Посажена изящно голова, Лежат во рту великие слова, А рядом с ним, закончивший поход, Неустрашимый рацарь Дон-Кихот Беседует с торговцем о сукне И о судьбе. Ах, по моей вине Вам предстает ужасная толпа, Рябит в глазах, затея так глупа, Но все не зря. Вот книжка на столе Весь разговорник о добре и зле Свести к себе не самый тяжкий труд, Наверняка тебя не заберут. Поставь на стол в стакан букетик зла, Найди в толпе фигуру Короля, Забытых королей на свете тьма, Сейчас сентябрь, потом придет зима. Процессия по улице идет, И дождь среди домов угрюмо льет, Вот человек, бог знает чем согрет, Вот человек — за пару сигарет Он вам раскроет честности секрет, Кто хочет, тот послушает рассказ. Честняга — так зовут его у нас. Представить вам осмеливаюсь я Принц-Гамлета, любезные друзья, (У нас компания — все принцы да князья). Осмелюсь полагать, за триста лет, Принц Гамлет, вы придумали ответ И вы его изложите. Идет? Процессия по улице бредет И кажется, что дождь уже ослаб, Маячит пестрота одежд и шляп, Принц Гамлет в землю устремляет взор, Честняге на ухо бормочет Вор, Но гонит Вора Честности пример, (Простите, Вор, представить не успел). Вот шествие по улице идет. И дождь уже совсем перестает, Не может же он литься целый век. Заметьте: вот Счастливый Человек С обычною улыбкой на устах. — Чему вы улыбнулись? — Просто так. Любовники идут из-за угла, Белеют обнаженные тела, В холодной мгле навеки обнялись. И губы побледневшие слились, Все та же ночь у них в глазах пустых, Навеки обнялись, навек застыв, В холодной мгле белеют их тела, Прошла ли жизнь или любовь прошла. Стекают вниз вода и белый свет С любовников, которых нет.

Читать еще:  Стихи за что я люблю свою родину

Ступай, ступай, печальное перо, Куда бы ты меня не привело Болтливое, худое ремесло, В любой воде плещи, мое весло. Так зарисует пару новых морд: Вот Крысолов из Гаммельна и Черт, Опять в плаще и чуточку рогат, Но, как всегда, на выдумки богат.

Достаточно. Теперь остановлюсь. Такой сумбур, что я не удивлюсь, Найдя свои стихи среди газет, Отправленных читателем в клозет, Самих читателей, объятых сном.

Поговорим о чем-нибудь ином. Как бесконечно шествие людей, Как заунывно пение дождей Среди домов, а человек озяб, Маячит пестрота одежд и шляп, И тени их идут за ними вслед, И шум шагов и шорох сигарет, И дождь все льется, льется без конца На Крысолова, Принца и Лжеца, На Короля, на Вора и на Плач, И прячет скрипку под пальто Скрипач. И на Честнягу черт накинул плащ. Усталый Человек закрыл глаза, И брызги с Дон-Кихотова таза Летят на Арлекина, Арлекин Торговцу кофту протянул — накинь. Счастливец поднимает черный зонт, Поэт потухший поднимает взор И воротник, князь Мышкин — идиот Склонился над панелью: кашель бьет, Процессия по улице идет, И дождь, чуть прекратившийся на миг, Стекает вниз с любовников нагих. Вот так всегда — когда ни оглянись, Проходит за спиной толпою жизнь, Неведомая, странная подчас, Где смерть приходит словно в первый раз И где никто-никто не знает нас. Прислушайся — ты слышишь ровный шум, Быть может, это гул тяжелых дум, А, может, гул обычных новостей, А, может быть, — печальный хор страстей.

Иосиф Бродский — Романс Скрипача

Автор: Иосиф Бродский
Дата записи

Иосиф Бродский — Романс Скрипача

Тогда, когда любовей с нами нет,
тогда, когда от холода горбат,
достань из чемодана пистолет,
достань и заложи его в ломбард.
Купи на эти деньги патефон
и где-нибудь на свете потанцуй
(в затылке нарастает перезвон),
ах, ручку патефона поцелуй.
Да, слушайте совета Скрипача,
как следует стреляться сгоряча:
не в голову, а около плеча!
Живите только плача и крича!
На блюдечке я сердце понесу
и где-нибудь оставлю во дворе.
Друзья, ах, догадайтесь по лицу,
что сердца не отыщется в дыре,
проделанной на розовой груди,
и только патефоны впереди,
и только струны-струны, провода,
и только в горле красная вода.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push(<>);

Анализ стихотворения «Романс Скрипача» Бродского

Произведение «Романс Скрипача» Иосифа Бродского – часть романтической поэмы «Шествие».

Стихотворение датируется осенью 1961 года. Его автору 21 год, он уже несколько лет – рабочий в составе геологических экспедиций. Собственно, лето 1961 года – последнее для него в этом качестве. В отдаленном уголке Восточной Сибири у поэта случился нервный срыв, страх близкой смерти. Он вернулся в Ленинград, познакомился с А. Ахматовой, много читал и работал над стихами. На этот же период приходится его первая встреча с М. Басмановой, его многолетней Музой. По жанру – мистерия, монолог маски. Рифмовка перекрестная, сплошная и парная. Лирический герой – Скрипач, один из тех, кто «шествует» мимо мысленного взора автора. Его герой изливает душу, излагает свой взгляд на мир. Он был влюблен, теперь один. «Достань из чемодана пистолет». Однако дальше следует предложение не застрелиться, а купить патефон. Слушать музыку и танцевать, пока голова не освободится от мыслей, а грудь – от сердца. Банальная трагедия лечится массовым искусством. «В затылке перезвон»: это уже авторская реплика. Ирония поэту дается с трудом: «ах, ручку поцелуй». Обмануть себя не получается, так может – получится обмануть других? Скрипач находит забвение от печалей в музыке. Она умеет исцелять раны, нанесенные людьми и самим собой. «Стреляться около плеча»: (скрипку держат на плече). По сути, одно страдание меняется на другое. «Живите плача и крича!»: звучит почти как проклятие. «Сердце на блюдечке» поэт выносит во двор. Должно быть, уже и так остановившееся. Может быть, его съест кошка. Автор уверен, что никто из окружающих и не заметит перемены. Потому и громкое обращение «друзья» – иронично. «Дыре, проделанной на груди»: прозаизм, имеющий биографический момент. Поэт одно время работал в морге. «Патефоны впереди»: фарс утешения, школа цинизма, беспамятства. «Струны, провода»: вновь прозаизм, суррогат поддержки, надежды – от инструмента, устройства. «Красная вода»: то ли горлом кровь, то ли красное вино, распитое в компании приятелей, а не друзей. К стихотворению есть своеобразный комментарий поэта, продолжение истории. Там он вспоминает послевоенных музыкантов-калек. Их одиночество в толпе и горький хлеб. Лишь единицы действительно нашли утешение – и себя – в искусстве. Впрочем, завершается этот комментарий нарочито небрежной фразой: «скрипач висел в петле». Кажется, не помогло и не исцелило. Два задыхающихся междометья «ах», уменьшительный суффикс в слове «блюдечко» усиливает момент беспомощности, саможаления, самоуничтожения. Игра с читателем, вовлечение его в происходящее.

Читать еще:  Как бродский писал стихи

В «Романсе Скрипача» И. Бродского лирический герой обращает энергию саморазрушения на искусство.

Конец стихотворения — все стихи в оригинале.

Стихотворная библиотека. Становитесь участником и публикуйте свои собственные стихи прямо здесь

Стихотворное чудовище — многоязычный сайт о поэзии. Здесь вы можете читать стихи в оригинале на других языках, начиная с английского, а также публиковать свои стихи на доступных языках.

Найти стихотворение, читать стихотворение полностью, стихи, стих, классика и современная поэзия по-русски и на русском языке на сайте Poetry.Monster.

Read poetry in Russian, find Russian poetry, poems and verses by Russian poets on the Poetry.Monster website.

Yandex — лучший поисковик на русском языке

Qwant — лучий поисковик во Франции, замечателен для поиска на французском языке, также на других романских и германских языках

Романс Скрипача (Иосиф Бродский)

Итак, за сценой нарастает джаз,
и красные софиты в три луча
выносят к рампе песню Скрипача.

Романс Скрипача

Тогда, когда любовей с нами нет,
тогда, когда от холода горбат,
достань из чемодана пистолет,
достань и заложи его в ломбард.

Купи на эти деньги патефон
и где-нибудь на свете потанцуй
(в затылке нарастает перезвон),
ах, ручку патефона поцелуй.

Да, слушайте совета Скрипача,
как следует стреляться сгоряча:
не в голову, а около плеча!
Живите только плача и крича!

На блюдечке я сердце понесу
и где-нибудь оставлю во дворе.
Друзья, ах, догадайтесь по лицу,
что сердца не отыщется в дыре,

проделанной на розовой груди,
и только патефоны впереди,
и только струны-струны, провода,
и только в горле красная вода.

Комментарий

Он отнимает скрипку от плеча,
друзья, благодарите Скрипача.
Так завернем в бумажку пятаки
и — в форточку. И взмах его руки
на дне двора беспомощно мелькнет,
он медленно наклонится, вздохнет
и, растянув в полуулыбке рот,
упавшие монеты подберет.

Вот вспоминай года после войны.
По всем дворам скитаются они,
и музыка ползет вдоль темных стен
то дважды в день, а то и трижды в день.
Свистят, свистят весь день смычки калек,
как будто наступает новый век,
сплошное пенье, скрипки, кутерьма,
и струнами опутаны дома,
и все смычки военные свистят,
и пятаки по воздуху летят.

Как учит нас столетье выбирать
тот возраст, где удачней умирать,
где целый дом роняет из окна
тот возраст, где кончается война,
тот возраст, где ты шествовал меж пуль.
Ты голову просовываешь в нуль,
просовываешь новую тоску
в нуль с хвостиком, а хвостик — к потолку.

Но где они, куда они ушли
и где твои слова их не нашли.
Ведь это все звучало не вчера,
и, слыша только скрипки со двора,
сквозь эти дни все рушится вода.
К каким делам мы перешли тогда.

Была ли это правда, или ложь,
теперь наверняка не разберешь,
но кто-то был правдив, а кто-то лжив,
но кто-то застрелился, кто-то жив,
а кто играет до сих пор в кино,
но остальные умерли давно.
Но был другой — таким и надо быть —
кто ухитрился обо всем забыть,
своей игрой столовые пленяв.

Живи, живи. Мы встретимся на днях.

Живи в послевоенных городах,
играй в столовых, вечером — в садах,
играй, играй провинциальный вальс
и мальчикам подмигивай — для нас.
Твой день пройдет, мелькнет, как легкий тур
среди смычков, огней, клавиатур,
провинциальный клен прошелестит,
и женщина знакомая простит,
и Бог простит безумный краткий век
военных и заслуженных калек,
и ты уйдешь, не задолжав за хлеб,
но искус у окна преодолев.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector