0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чем плохие стихи отличаются от хороших

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Метки

Рубрики

  • КАЛЕНДАРИ (322)
  • Народные приметы (312)
  • РОД (4)
  • АРХИВЫ (4)
  • ПОЭЗИЯ (2)
  • Деньги, нумизматика (2)
  • Народные приметы (дни года) (1)
  • ПЕНСИОНЕРУ (0)
  • ПЕНСИОНЕРУ (0)
  • БЕЗОПАСНОСТЬ В СЕТИ (54)
  • авторское право (4)
  • БЛОГОСФЕРА (70)
  • генераторы текстов, картинок и флешек (1)
  • коды для оформления блога (5)
  • в хозяйстве пригодится (25)
  • ВРЕМЕННО (81)
  • всё про всё (44)
  • ДЕКОРАТИВНО-ОФОРМИТЕЛЬСКОЕ (53)
  • клипарт (48)
  • рисунки для оформления (3)
  • фото для оформления (1)
  • шрифты (1)
  • ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ (0)
  • ЗАРАБОТОК В СЕТИ (0)
  • ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА (238)
  • вредно для здоровья! (18)
  • йога, упражнения (13)
  • Лекарственные растения (5)
  • для пользы тела и лица (49)
  • здоровье и методы оздоровления (143)
  • ЗРЕЛИЩ! КИНО, ТЕАТР, МУЛЬТЫ (90)
  • мультики (4)
  • ролики и клипы (23)
  • театр (4)
  • телевидение, телеканалы (7)
  • фильмы онлайн (48)
  • ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО (204)
  • графика (1)
  • живопись (1)
  • пейзаж (17)
  • портрет (1)
  • скульптура (1)
  • современные жанры (2)
  • ИМЕНА В ИСКУССТВЕ И ЛИТЕРАТУРЕ (12)
  • ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ И СЛУЧАИ (102)
  • ИСТОРИЯ (35)
  • КОМПЬЮТЕР (187)
  • подсказки, полезные советы чайникам (4)
  • программы (183)
  • КРАЕВЕДЕНИЕ. СТАВРОПОЛЬЕ. КАВМИНВОДЫ (7)
  • КРАСОТА БЫТА (49)
  • дизайн, архитектура (3)
  • дизайн, интерьер (18)
  • домашнему мастеру советы (2)
  • сад, огород (3)
  • своими руками (24)
  • КУДА ОБРАТИТЬСЯ (9)
  • ЛИТЕРАТУРА. КНИГИ (63)
  • аудиокниги (7)
  • книги, электронные книги (19)
  • словари, справочники, энциклопедии (31)
  • МАСТЕР И МАРГАРИТА (40)
  • мои статьи (6)
  • МУДРОСТЬ (100)
  • афоризмы, цитаты (76)
  • притчи (17)
  • МУЗЕИ МИРА (4)
  • МУЗЫКА (110)
  • научно-популярное (6)
  • непознанное (20)
  • о душе и для души (29)
  • ОНЛАЙН-СЕРВИСЫ (1)
  • полезные советы (31)
  • ПРАЗДНИК, КАРНАВАЛ (37)
  • приметы, суеверия (6)
  • просто вкусно (51)
  • размышления о возвышенном и насущном (99)
  • роскошь общения (17)
  • СВОЙ САЙТ (1)
  • слово о женщине (16)
  • СМЕЁМСЯ! (84)
  • анекдот (11)
  • СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ (113)
  • ЛиРу (3)
  • оформление дневника (109)
  • ФОТОИСКУССТВО (70)
  • советы фотографу (7)
  • фотохудожники (60)
  • фотошедевры (3)
  • чай, кофе (17)
  • ШКОЛА. КОЛЛЕДЖ (46)
  • литература предмет (24)
  • русский язык предмет (6)
  • English предмет (1)
  • разное на тему образования (4)
  • темы для бесед (6)
  • ЯЗЫК — СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ (93)
  • английский язык (15)
  • древнеруский язык (2)
  • древние языки (1)
  • ненормативная лексика (4)
  • русский язык (65)

Музыка

  • Все (44)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

  • Все (14)

Друзья

  • Все (258)

Постоянные читатели

  • Все (393)

Сообщества

Статистика

Как отличить хорошие стихи от плохих?

11 вопросов, которые научат вас искусству понимать поэзию и откроют новый взгляд на творчество

Что такое хорошая поэзия? Существуют ли четкие критерии, позволяющие отличить гениальность от посредственности, качественные строки от плохих?

Можно ли с лёгкостью понять, что перед тобой тот самый «роковой дар», который воспевали классики, и с упоением цитировали потомки и современники?

Знакомим вас с интересной статьей Льва Оборина. В ней поэт, переводчик и литературный критик отвечает на 11 насущных вопросов о поэзии.

1) Разве есть четкие критерии, по которым можно отличить хорошие стихи от плохих?

Разумеется, не существует никаких научных, официальных критериев для этого: ценители поэзии полагаются на вкус — как собственный, так и коллективный, который формирует чтение авторов, названных классиками. Стоит заметить, что модный сейчас автор необязательно будет признан в качестве классика, — история литературы знает громкие поэтические развенчания. Можно вспомнить случай Владимира Бенедиктова, «развенчанного» (не вполне справедливо) Белинским, или случай кумира молодежи 1880-х Семена Надсона, чьи тексты критики следующего поколения объявили дурновкусием. Литературная критика, таким образом, тоже играет роль в становлении поэтических иерархий.

2) И все же, есть ли какие-то способы сразу определить, что стихи плохие?

Если вы понимаете, что читали все это уже десятки раз в различных вариациях; что изложено все это совершенно неинтересно; что автор допускает множество неоправданных технических огрехов и, например, вставляет лишние слова для сохранения ритма («уж», «ведь» и тому подобное) или явно не в ладах с языком, на котором пишет (потому что грамматические ошибки бывают и намеренные), — перед вами слабые стихи.

3) А у Пушкина есть плохие стихи?

Нет. Ранние, лицейские стихи Пушкина уже обнаруживают во многих отдельных строках его гениальность, хотя в целом нерадикально отличаются от поэтической продукции того времени. Зрелый Пушкин за несколько лет проделывает поразительную по скорости и объему перемен эволюцию, практически в одиночку выводя поэзию из состояния романтизма на новую орбиту. Разумеется, и в текстах Пушкина можно отыскать недочеты: например, критики-современники находили до комизма несуразными строки из «Бахчисарайского фонтана» о хане Гирее, тоскующем по умершей Марии: «Он часто в сечах роковых / Подъемлет саблю, и с размаха / Недвижим остается вдруг, / Глядит с безумием вокруг». Однако можно вспомнить и такие строки Александра Кушнера о великих русских поэтах: «Какое счастье даже панорама / Их недостатков, выстроенных в ряд!»

4) Мне хочется разобраться в поэзии самостоятельно, без критиков и советов. Это возможно?

Вы можете попытаться, хотя чужое мнение никак не мешает иметь свое. Курт Воннегут говорил, что для того, чтобы отличить хорошую картину от плохой, нужно просто увидеть миллион картин. Миллион — это, конечно, преувеличение, но со стихами, в принципе, работает то же правило. Другое дело, что если вы будете изучать поэзию, например, только по любительским сайтам, вы вряд ли далеко продвинетесь. Если же вы будете ограничиваться только чтением классиков «первого ряда», то пропустите много замечательных стихотворений.

Полезно читать не только поэзию, но и о поэзии: разборы стихотворений и биографии поэтов — например, книги Валерия Шубинского о Гумилеве, Хармсе и Ходасевиче, книги Дмитрия Быкова о Пастернаке и Маяковском, книги Олега Лекманова о Мандельштаме и Есенине (последняя — в соавторстве с Михаилом Свердловым). Интересно почитать также воспоминания Ходасевича, Нины Берберовой, Ирины Одоевцевой, Надежды Мандельштам — при всей их субъективности они помогают понять, что вокруг великих поэтов было множество единомышленников и соперников, с которыми они общались на равных. Без представления о том, что поэзия — это процесс со множеством участников, можно остаться с ложным впечатлением, что иногда неизвестно откуда берутся гении, а после их ухода наступает время поэтической немоты.

5) Если двух поэтов критика признает хорошими, можно сказать, кто из них лучше? Кто круче — Бродский или Пастернак?

В поэзии не бывает абсолютного чемпионства: на любые аргументы поклонника Бродского найдутся контраргументы поклонника Пастернака. Более продуктивный подход — ценить обоих, каждого за свое.

6) По-моему, стихи хороши, когда в них все складно и красиво.

«Складно» и «красиво» — довольно расплывчатые понятия. Грамотно зарифмованные, без метрических спотыканий стихи могут оказаться совершенно банальными по смыслу. Кроме того, под «складностью» часто понимают просто-напросто регулярный, силлабо-тонический стих — то есть стих, обладающий четкой метрической структурой (фиксированным количеством стоп и ударений) и схемой рифмовки. Например, четырехстопный ямб с перекрестной рифмовкой, как в стихотворении «Я помню чудное мгновенье…» или «Февраль. Достать чернил и плакать. ».

Но поэзия не ограничивается силлабо-тоникой и не всегда была и бывает регулярной. В первой половине XVIII века предпочитали силлабику (принцип стихосложения, согласно которому строки равны количеством слогов, а не расстановкой ударений), а в XX веке была расшатана строгая силлабо-тоника и в поэзию вошли очень разные, вариативные ритмы, вольно играющие количеством ударений и слогов. Наконец, в мировой культуре уже больше ста лет с полным правом существует свободный стих, верлибр, не зависящий от ритма и рифмы.

7) Разве верлибры — это настоящие стихи?

Да. В западном литературоведении на этот счет не возникает сомнений уже много десятилетий, русские критики в большинстве своем тоже давно не отрицают состоятельности верлибра.

Может показаться, что написать верлибр легко, ведь он не требует соблюдения формальных правил. На самом деле создать такой верлибрический текст, чтобы он производил впечатление, «дышал», обладал внутренней структурной логикой, совсем не просто. Стоит почитать мастеров русского верлибра — Владимира Бурича, Арво Метса, Геннадия Алексеева, Геннадия Айги, Виктора Полещука, Наталию Азарову, Федора Сваровского, Андрея Сен-Сенькова, украинских русскоязычных авторов Бориса Херсонского и Анастасию Афанасьеву, — чтобы понять, насколько тонким и сложно оркестрованным, при возможном минимализме, может быть свободный стих. То же касается верлибров на других языках: например, поэзии Уолта Уитмена, Эзры Паунда или Тадеуша Ружевича.

8) Мне кажется, стихи хороши, когда понятны и передают то, что я чувствую, но не могу так удачно выразить

Это один из возможных подходов к поэзии. Действительно, часто мы ощущаем восторг, когда нам кажется, что поэт выразил в точности наши чувства — или как будто нашими глазами увидел некую картину, найдя для нее самые точные слова. Но именно в умении найти такие слова и заключается оригинальность. К сожалению, часто люди готовы ассоциировать свои чувства с довольно банальными текстами — такими, как слова поп-песен или шаблонных поздравительных открыток. На этом эффекте банальности строится и слава некоторых современных сетевых поэтов, имеющих сотни тысяч подписчиков в социальных сетях.

Другой подход к поэзии — поиск в ней чего-то нового, удивляющего: вместо «Я думал в точности то же самое» — «Мне такое и в голову не приходило». Критерием качества поэзии в таком случае становится новизна, однако легко понять: то, что ново для одного, может быть вчерашним днем для другого. Разумеется, какие-то стихи могут показаться вам сложными, непонятными или вовсе лишенными смысла (что действительно возможно, если речь идет о «заумных» стихах футуристов и неофутуристов). Для понимания некоторых поэтов — от барочного Джона Донна до недавно скончавшихся Алексея Парщикова и Аркадия Драгомощенко — требуется довольно серьезный багаж культурных знаний, но в конечном счете их чтение — вознаграждающее занятие: оно развивает и мышление, и эрудицию. Таким образом, общение с поэзией можно начинать из многих точек. Современная поэзия — не худший вариант для начала такого знакомства.

9) Современная поэзия? Мне казалось, сейчас с поэзией все плохо

Сейчас с поэзией все хорошо: все больше людей пытаются писать, все больше людей открывают для себя поэзию благодаря интернету и изучению языков. С конца 1990-х в России идет разговор о «поэтическом буме»; памятен спор 2000-х о том, сколько сейчас настоящих поэтов — шесть или шестьсот, и второй вариант, кажется, ближе к истине. При таком разнообразии легко растеряться и не уследить за всем, что представляет интерес (та же проблема существует и в других странах, например в США), но можно хотя бы попытаться. В конце концов, современная поэзия говорит и о современных проблемах — от актуальной политики до трудности человеческого общения в эпоху электронных коммуникаций.

10) А где можно узнать больше о современной поэзии?

В интернете. Например, о современных русских поэтах можно узнать на сайте «Новая литературная карта России», а читать их — в многочисленных журналах «Журнального зала» и «Мегалита», на сайтах «Полутона», «Сигма», «Дискурс», в их собственных блогах и социальных сетях. Англоязычную поэзию можно читать в таких представительных журналах, как Poetry и The New Yorker, а новости о ней узнавать из твиттера того же Poetry или блога прекрасного американского поэта Рона Силлимана. Стихи поэтов разных стран в переводе на английский можно читать на сайте Asymptote. А о современной китайской поэзии рассказывает блог «Стихо (т)ворье»китаистки Юлии Дрейзис. Хорошую теоретическую базу для разговора о поэзии и хрестоматию текстов за последние три века содержит недавно вышедший учебник «Поэзия», который скоро будет доступен и в электронном виде.

11) Я пишу стихи. Как мне понять, хороши они или плохи?

Можно показать их образованным и беспристрастным друзьям, которым вы доверяете. Можно отправить тексты поэтам и критикам — нельзя гарантировать, что вам ответят, но многие охотно идут на контакт и стараются чем-то помочь. Другой вариант — попробовать подать свои стихи на литературную премию для начинающих авторов. Самая известная такая премия в России — «Дебют»: в ней работают профессиональные литераторы, которые действительно читают весь поток приходящих текстов и выбирают из них лучшие.

Серия сообщений «ПОЭЗИЯ»:
Часть 1 — Как отличить хорошие стихи от плохих?
Часть 2 — «Ворон» Эдгара По

Как отличить хорошие стихи от плохих?

Что такое хорошая поэзия? Существуют ли четкие критерии, позволяющие отличить гениальность от посредственности, качественные строки от плохих?
Можно ли с лёгкостью понять, что перед тобой тот самый «роковой дар», который воспевали классики, и с упоением цитировали потомки и современники?

Знакомим вас с интересной статьей Льва Оборина. В ней поэт, переводчик и литературный критик отвечает на 11 насущных вопросов о поэзии.

1) Разве есть четкие критерии, по которым можно отличить хорошие стихи от плохих?

Разумеется, не существует никаких научных, официальных критериев для этого: ценители поэзии полагаются на вкус — как собственный, так и коллективный, который формирует чтение авторов, названных классиками. Стоит заметить, что модный сейчас автор необязательно будет признан в качестве классика, — история литературы знает громкие поэтические развенчания. Можно вспомнить случай Владимира Бенедиктова, «развенчанного» (не вполне справедливо) Белинским, или случай кумира молодежи 1880-х Семена Надсона, чьи тексты критики следующего поколения объявили дурновкусием. Литературная критика, таким образом, тоже играет роль в становлении поэтических иерархий.

Читать еще:  Стихи о советском паспорте о чем

2) И все же, есть ли какие-то способы сразу определить, что стихи плохие?

Если вы понимаете, что читали все это уже десятки раз в различных вариациях; что изложено все это совершенно неинтересно; что автор допускает множество неоправданных технических огрехов и, например, вставляет лишние слова для сохранения ритма («уж», «ведь» и тому подобное) или явно не в ладах с языком, на котором пишет (потому что грамматические ошибки бывают и намеренные), — перед вами слабые стихи.

3) А у Пушкина есть плохие стихи?

Нет. Ранние, лицейские стихи Пушкина уже обнаруживают во многих отдельных строках его гениальность, хотя в целом нерадикально отличаются от поэтической продукции того времени. Зрелый Пушкин за несколько лет проделывает поразительную по скорости и объему перемен эволюцию, практически в одиночку выводя поэзию из состояния романтизма на новую орбиту. Разумеется, и в текстах Пушкина можно отыскать недочеты: например, критики-современники находили до комизма несуразными строки из «Бахчисарайского фонтана» о хане Гирее, тоскующем по умершей Марии: «Он часто в сечах роковых / Подъемлет саблю, и с размаха / Недвижим остается вдруг, / Глядит с безумием вокруг». Однако можно вспомнить и такие строки Александра Кушнера о великих русских поэтах: «Какое счастье даже панорама / Их недостатков, выстроенных в ряд!»

4) Мне хочется разобраться в поэзии самостоятельно, без критиков и советов. Это возможно?

Вы можете попытаться, хотя чужое мнение никак не мешает иметь свое. Курт Воннегут говорил, что для того, чтобы отличить хорошую картину от плохой, нужно просто увидеть миллион картин. Миллион — это, конечно, преувеличение, но со стихами, в принципе, работает то же правило. Другое дело, что если вы будете изучать поэзию, например, только по любительским сайтам, вы вряд ли далеко продвинетесь. Если же вы будете ограничиваться только чтением классиков «первого ряда», то пропустите много замечательных стихотворений.

Полезно читать не только поэзию, но и о поэзии: разборы стихотворений и биографии поэтов — например, книги Валерия Шубинского о Гумилеве, Хармсе и Ходасевиче, книги Дмитрия Быкова о Пастернаке и Маяковском, книги Олега Лекманова о Мандельштаме и Есенине (последняя — в соавторстве с Михаилом Свердловым). Интересно почитать также воспоминания Ходасевича, Нины Берберовой, Ирины Одоевцевой, Надежды Мандельштам — при всей их субъективности они помогают понять, что вокруг великих поэтов было множество единомышленников и соперников, с которыми они общались на равных. Без представления о том, что поэзия — это процесс со множеством участников, можно остаться с ложным впечатлением, что иногда неизвестно откуда берутся гении, а после их ухода наступает время поэтической немоты.

5) Если двух поэтов критика признает хорошими, можно сказать, кто из них лучше? Кто круче — Бродский или Пастернак?

В поэзии не бывает абсолютного чемпионства: на любые аргументы поклонника Бродского найдутся контраргументы поклонника Пастернака. Более продуктивный подход — ценить обоих, каждого за свое.

6) По-моему, стихи хороши, когда в них все складно и красиво.

«Складно» и «красиво» — довольно расплывчатые понятия. Грамотно зарифмованные, без метрических спотыканий стихи могут оказаться совершенно банальными по смыслу. Кроме того, под «складностью» часто понимают просто-напросто регулярный, силлабо-тонический стих — то есть стих, обладающий четкой метрической структурой (фиксированным количеством стоп и ударений) и схемой рифмовки. Например, четырехстопный ямб с перекрестной рифмовкой, как в стихотворении «Я помню чудное мгновенье…» или «Февраль. Достать чернил и плакать. ».

Но поэзия не ограничивается силлабо-тоникой и не всегда была и бывает регулярной. В первой половине XVIII века предпочитали силлабику (принцип стихосложения, согласно которому строки равны количеством слогов, а не расстановкой ударений), а в XX веке была расшатана строгая силлабо-тоника и в поэзию вошли очень разные, вариативные ритмы, вольно играющие количеством ударений и слогов. Наконец, в мировой культуре уже больше ста лет с полным правом существует свободный стих, верлибр, не зависящий от ритма и рифмы.

7) Разве верлибры — это настоящие стихи?

Да. В западном литературоведении на этот счет не возникает сомнений уже много десятилетий, русские критики в большинстве своем тоже давно не отрицают состоятельности верлибра.

Может показаться, что написать верлибр легко, ведь он не требует соблюдения формальных правил. На самом деле создать такой верлибрический текст, чтобы он производил впечатление, «дышал», обладал внутренней структурной логикой, совсем не просто. Стоит почитать мастеров русского верлибра — Владимира Бурича, Арво Метса, Геннадия Алексеева, Геннадия Айги, Виктора Полещука, Наталию Азарову, Федора Сваровского, Андрея Сен-Сенькова, украинских русскоязычных авторов Бориса Херсонского и Анастасию Афанасьеву, — чтобы понять, насколько тонким и сложно оркестрованным, при возможном минимализме, может быть свободный стих. То же касается верлибров на других языках: например, поэзии Уолта Уитмена, Эзры Паунда или Тадеуша Ружевича.

8) Мне кажется, стихи хороши, когда понятны и передают то, что я чувствую, но не могу так удачно выразить

Это один из возможных подходов к поэзии. Действительно, часто мы ощущаем восторг, когда нам кажется, что поэт выразил в точности наши чувства — или как будто нашими глазами увидел некую картину, найдя для нее самые точные слова. Но именно в умении найти такие слова и заключается оригинальность. К сожалению, часто люди готовы ассоциировать свои чувства с довольно банальными текстами — такими, как слова поп-песен или шаблонных поздравительных открыток. На этом эффекте банальности строится и слава некоторых современных сетевых поэтов, имеющих сотни тысяч подписчиков в социальных сетях.

Другой подход к поэзии — поиск в ней чего-то нового, удивляющего: вместо «Я думал в точности то же самое» — «Мне такое и в голову не приходило». Критерием качества поэзии в таком случае становится новизна, однако легко понять: то, что ново для одного, может быть вчерашним днем для другого. Разумеется, какие-то стихи могут показаться вам сложными, непонятными или вовсе лишенными смысла (что действительно возможно, если речь идет о «заумных» стихах футуристов и неофутуристов). Для понимания некоторых поэтов — от барочного Джона Донна до недавно скончавшихся Алексея Парщикова и Аркадия Драгомощенко — требуется довольно серьезный багаж культурных знаний, но в конечном счете их чтение — вознаграждающее занятие: оно развивает и мышление, и эрудицию. Таким образом, общение с поэзией можно начинать из многих точек. Современная поэзия — не худший вариант для начала такого знакомства.

9) Современная поэзия? Мне казалось, сейчас с поэзией все плохо

Сейчас с поэзией все хорошо: все больше людей пытаются писать, все больше людей открывают для себя поэзию благодаря интернету и изучению языков. С конца 1990-х в России идет разговор о «поэтическом буме»; памятен спор 2000-х о том, сколько сейчас настоящих поэтов — шесть или шестьсот, и второй вариант, кажется, ближе к истине. При таком разнообразии легко растеряться и не уследить за всем, что представляет интерес (та же проблема существует и в других странах, например в США), но можно хотя бы попытаться. В конце концов, современная поэзия говорит и о современных проблемах — от актуальной политики до трудности человеческого общения в эпоху электронных коммуникаций.

10) А где можно узнать больше о современной поэзии?

В интернете. Например, о современных русских поэтах можно узнать на сайте «Новая литературная карта России», а читать их — в многочисленных журналах «Журнального зала» и «Мегалита», на сайтах «Полутона», «Сигма», «Дискурс», в их собственных блогах и социальных сетях. Англоязычную поэзию можно читать в таких представительных журналах, как Poetry и The New Yorker, а новости о ней узнавать из твиттера того же Poetry или блога прекрасного американского поэта Рона Силлимана. Стихи поэтов разных стран в переводе на английский можно читать на сайте Asymptote. А о современной китайской поэзии рассказывает блог «Стихо (т)ворье»китаистки Юлии Дрейзис. Хорошую теоретическую базу для разговора о поэзии и хрестоматию текстов за последние три века содержит недавно вышедший учебник «Поэзия», который скоро будет доступен и в электронном виде.

11) Я пишу стихи. Как мне понять, хороши они или плохи?

Можно показать их образованным и беспристрастным друзьям, которым вы доверяете. Можно отправить тексты поэтам и критикам — нельзя гарантировать, что вам ответят, но многие охотно идут на контакт и стараются чем-то помочь. Другой вариант — попробовать подать свои стихи на литературную премию для начинающих авторов. Самая известная такая премия в России — «Дебют»: в ней работают профессиональные литераторы, которые действительно читают весь поток приходящих текстов и выбирают из них лучшие.

«Вороны-москвички» против Ах Астаховой: Леонид Клейн — о разнице между плохой и хорошей поэзией

Все стихи из школьной программы — шедевры. Так нам всегда говорили. Но правда ли это? И правда ли, что плохих стихов не бывает? Филолог, преподаватель РАНХиГС, просветитель, автор телеграм-канала о литературе Леонид Клейн рассказал «Мелу», чем стихи Земфиры лучше стихов Ах Астаховой и почему школе невыгодно прививать детям хороший литературный вкус.

Я начну с истории, произошедшей со мной, когда я был школьным учителем и классным руководителем. У меня была традиция — 1 сентября начинать урок с разбора стихотворения Тютчева. В очередное 1 сентября я говорю: «Здравствуйте, дети, сегодня мы поговорим о замечательном стихотворении Федора Ивановича Тютчева». И тут один мальчик спрашивает: «Леонид Джозефович, вот вы всегда выбираете прекрасные стихи. А плохие стихи вообще бывают?» После этого вопроса я сразу сменил тему урока, чтобы поговорить с классом о плохой поэзии. Которая, конечно же, бывает.

О чем на самом деле стихотворение «Бородино»

В школе задают учить стихи наизусть: «Я помню чудное мгновенье…» и так далее. Но почему это хорошие стихи, не рассказывают. И не объясняют, зачем вообще нужна поэзия. Детей не учат удивляться, вслушиваться и всматриваться в текст, а просто задают зазубрить: «Скажи-ка, дядя, ведь недаром…»

Буквально позавчера я общался с одним пятиклассником, которому задали выучить «Бородино». И пятиклассник хороший, умный, и в хорошей школе учится, но когда я задал ему абсолютно очевидный вопрос «Почему мы победили французов, а стихотворение не про победу, а про горечь утраты? („Не будь на то Господня воля, не отдали б Москвы“)», он не смог ответить. Потому что их не учат отвечать на самые простые и самые главные вопросы. Учат запоминать даты, биографии, а этому — нет.

Что мы увидим, если все-таки попытаемся заглянуть чуть глубже? Война давно закончилась («Бородино» написано в 1837 году), мы победили. Но простой солдат вспоминает не стратегическую победу, а своих погибших однополчан. Именно в этом и есть главный нерв стихотворения. Очень важно, что Лермонтов дает слово не офицеру, а именно солдату, который французов называет «басурманами» (»…и отступили басурмане»). Хотя французы христиане на самом деле. Так что миллионы детей на протяжении десятилетий учат «Бородино», и большинство из них не понимают, о чем на самом деле этот текст.

Что не так с уроками литературы

Дело в том, что на уроках литературы не учат отличать плохие тексты от хороших. Все писатели и поэты, произведения которых включены в программу, априори считаются хорошими. Ученик не может сказать, что ему, например, не нравится Пушкин и он не хочет его изучать. Потому что «это же классика», «это авторитет», «это наше всё» — как такое вообще возможно, Пушкина не любить?

Но главная проблема даже не в этом. А в том, что литература в современной школе — единственный урок, где нет неправильного ответа

В русском языке есть правила, проверочные слова и исключения. Точно так же могут быть ошибки на уроках истории: не та дата или эпоха. А литература в школе, по сути, превращена в музей, где ничего нельзя трогать. В итоге ребенок не умеет отличать шедевры от подделок.

Получается, что после окончания школы у нас нет инструментария, чтобы различать плохую и хорошую поэзию, нет навыка всматриваться в текст. В итоге существует огромное количество банальных рифмованных строчек, от Эдуарда Асадова до Ах Астаховой, которые все называют стихами.

Что такое плохая поэзия?

Мы можем взять любой текст современной сетевой поэтессы Ах Астаховой и очень быстро доказать, почему это не стихи. Вот, например, такой:

Мой вам совет: при любых обстоятельствах

Делайте вид, что на сердце покой,

Это ваш шанс избежать обязательств

Всем объяснять, что случилось с тобой!

Будьте приветливы, доброжелательны,

Стрессоустойчивы, в чем-то просты.

Много читайте, тогда обязательно

Речи и мысли не будут пусты.

Первый вопрос: почему при любых обстоятельствах нужно делать вид, что на сердце покой? А если вы серьезно болеете? Или у вас умер кто-то из семьи? Дальше: «Это ваш шанс избежать обязательств / Всем объяснять, что случилось с тобой!» Первое: нет никаких обязательств всем объяснять что-то, а во-вторых, почему нужно объяснять именно всем? Следующие строки: «Будьте приветливы, доброжелательны / Стрессоустойчивы, в чем-то просты». В чем нужно быть простым? Понятно, почему «в чем-то простым»: так сохраняется ритм. Но какое отношение эта строчка имеет к предыдущим?

Читать еще:  Когда я уйду далеко далеко стихи

Стихи Ах Астаховой пользуются просто бешеной популярностью. Почему? Да потому что они очень простые. А настоящая поэзия — это всегда парадокс, измененная картинка мира, но измененная ровно настолько, чтобы не потерять связь с реальностью. Чтобы мы все равно поверили в то, что говорит нам поэт. Таких парадоксов огромное количество и в классике, и не в классике. Допустим:

Вороны-москвички меня разбудили

Если бы Земфира больше ничего не написала, кроме этой строчки, она уже была бы талантливым поэтом. Потому что из этой строчки сразу понятно: лирическая героиня приехала в столицу из другого города и проснулась в чужой квартире.

Промокшие спички надежду убили

То есть вчера был дождь. «Надежду убили» — дальше пауза и вот этот одинокий глагол «курить…». Возможно, кстати, что в этой квартире плита электрическая и зажигалки нет. Или, если надежду убили, единственный выход — это курить. Словом, огромное количество деталей возникает всего из одной строчки.

Значит, буду дольше жить

Кто будет? Классное обобщение. Есть пара, друзья… Или она философски, как Пушкин, обращается к себе. И все эти образы — цельная, законченная картина со множеством деталей — мгновенно возникают у нас в воображении.

А плохая поэзия — это, помимо прочего, еще и отсутствие всякой картины. И фактически ответ на вопрос «Зачем нужна поэзия, художественная литература, уроки литературы?» может звучать так: «Для того чтобы удваивать, утраивать представление о мире, смотреть на мир и на себя с разной оптикой».

Вундеркинд из Ялты: как мать и бабушка разрушили детство Ники Турбиной — самой юной поэтессы СССР

А Ах Астахова — это просто набор банальностей, причем банальностей сомнительных, в которых часто теряется элементарный смысл. Плохая поэзия — это та простота, которая действительно хуже воровства или равна этому воровству. Потому что она обворовывает человека и не дает ему возможность увидеть красоту мира.

Чем опасна плохая поэзия

Имеют ли плохие стихи право на существование? Да. Огромное количество людей их любят. Они никуда не денутся, но только в школах надо объяснять детям, почему это плохо. Если школа не ставит перед собой задачи показать, что такое хорошая, а что такое плохая поэзия, люди вообще перестают анализировать текст, причем любой текст: текст рекламы, речь политического лидера, речь своего начальника, фразы, которые кто-то произносит при знакомстве в социальных сетях. Просто потому, что их не приучили, что каждое слово должно стоять на своем месте.

Что такое манипуляция? Что такое орфографические ошибки? Что такое шаблонное банальное мышление? Что такое стилистические ошибки? Это всегда знак того, что за этими ошибками стоит эмпатический промах. Например, человек знакомится с вами с помощью фразы «Привет! Чем занимаешься?». То есть он думает, что его невидимый собеседник на самом деле должен заниматься ожиданием того, что придет этот прекрасный человек и задаст именно этот вопрос.

— Ну, ничем. Тебя жду, дорогой.

Навык правильного владения языком, несомненно, должен приобретаться в школе. Но многие учителя и сами любят Эдуарда Асадова. Поэтому на глобальном уровне мы эту проблему, конечно, не решим. Просто нужно поставить задачу, чтобы хотя бы некоторые учителя (молодые, прогрессивные — неважно) начали на эту тему задумываться.

Тютчев vs Фет: никто не различает их, но вы попробуйте

Из-за отсутствия навыка правильного владения языком люди сейчас так верят пропаганде, неважно какой. Потому что пропаганда использует простые лукавые средства — крик, напор, страх. Там нет полутонов.

А человек, который читает Мандельштама, Бродского, да даже «Василия Теркина» Твардовского, не поверит крику

Через литературу можно приучать к хорошим вещам, но мало кто этим будет заниматься. Нужно ли и можно ли приучать всех? Александр Архангельский, например, говорит правильные вещи о допустимости чтения Ах Астаховой. Ее, конечно, не надо запрещать. Просто важно, чтобы и дети, и взрослые умели отличать плохое от хорошего.

Кажется, Сомерсет Моэм на вопрос о том, какие книги он читает, ответил: «Шекспира и бульварную литературу. Шекспир выше критики, а бульварная литература ниже». Человек имеет браво читать бульварную литературу и всякую ерунду, но он должен понимать, что это ерунда.

Школа может решить эту задачу. Но почему она этого не делает? А потому что тогда придется отвечать на все остальные неудобные вопросы и разрушать всю конструкцию музея.

Иллюстрации: Ekaterina Kapranova / Shutterstock

Чем плохие стихи отличаются от хороших

Эрштейн Леонид

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ХОРОШЕЙ И ПЛОХОЙ ПОЭЗИИ

1. ЦЕЛОСТНОСТЬ.

Важнейшая, на мой взгляд, характеристика, по которой можно оценить качество произведения. Любая литературная работа пишется по классической схеме: Вступление — Главная часть — Заключение. Где вступление и заключение взаимосвязаны, главная часть раскрывает вступление, а заключение завершает главную часть. Это общеизвестно. Стихи, как литературные произведения не являются исключением.
В любом, хорошо написанном стихотворении, такая структура чётко прослеживается. С другой стороны, подчас мы встречаем произведения, у которых отсутствует вступление, или тема главной части не соответствует вступлению, или заключение никоим образом не связано со вступлением. Одним словом, подчас в стихотворении наличествуют внутренние конфликты, которые разрывают его на части и делают смысл стихотворения максимально скрытым от читателя. Другим элементом целостности является объём стихотворения. Объём должен удовлетворять широте постановке вопроса и подчинятся принципу целостности. Разумеется, в стихотворении может присутствовать не одна тема или тема может быть представлена очень широко. И если первого для соблюдения целостности лучше вообще избегать, то по поводу второго можно сформулировать следующий принцип: Объем стихотворения должен быть как можно более малый в рамках полного раскрытия темы. Или, иначе говоря, необходимо стремиться к возможно более полному раскрытию темы в рамках как можно более малого объёма. И тогда стихотворение будет целостным. Чисто практически, для достижения целостности я нередко пользуюсь следующим приемом. В последней строфе я ставлю строчку из первой строфы, тем самым, замыкая круг и создавая целостность в стихотворении. Однако, разумеется, целостности можно достигать, связывая вступление и заключение иными способами.

2. ТЕХНИЧЕСКАЯ ГРАМОТНОСТЬ.

Показывает насколько грамотно срифмовано стихотворение и насколько ровный ритм. Для меня это тот показатель, по которому я определяю профессионально или нет работает автор, особенно это касается рифмы. Если мы пишем стихи, то обязаны соответствовать законам жанра, а наличие нормальной рифмы, безусловно, является законом жанра стихов, за исключением белых, конечно. С ритмом несколько сложнее, конечно же, лучше его не ломать, но, в ряде случаев, если сюжет требует того, можно допустить изменения ритма. Лишь бы хорошо читалось.

.
Стихотворение, безусловно, должно иметь смысл. Иначе говоря, автор должен осознавать, что он хочет передать читателю. Однако, смысл может быть вербальным и невербальным. Это означает, что передавать можно, как какую либо идею, сюжет или описание различных явлений, и в этом случае смысл будет вербальным, так и настроения, чувства и в этом случае смысл будет невербальным. Однако, в любом случае, из стихотворения должно быть ясно, что именно пытается сказать автор. Естественно, что многие стихотворения содержат, как вербальный, так и невербальный смыслы. Очень часто, встречаются красиво срифмованные строчки, из которых, однако не видно, что пытается передать автор. Смысл, вне всяких сомнений, относится к категории целостности стихов. И именно смысл является тем клеем, который связывает строчки, превращая их в единый целостный организм.
Здесь мы рассмотрели основные принципы, в соответствии с которыми должно быть написано хорошее стихотворение. В заключение хочется сказать, что эти принципы являются тем кратким резюме, которое удалось выработать в течение почти восьми летнего опыта работы над стихами.

ОБ ЭЛИТНОЙ ПОЭЗИИ

В этом разделе хотелось бы вернуться к размышлениям о хорошей и плохой поэзии и рассмотреть вопросы:
1. Что тот или иной автор хочет вложить в своё стихотворение.
2. До какой степени то, что хочет сказать автор, может быть доступно читателю.
3. Существует ли способ писать хорошие стихи, которые будут понятны всем без исключения читателям.
Что ж начнём. Нет нужды говорить, что каждое более или менее нормальное произведение пытается передать некую идею, настроение или представление. Так же само собой разумеется, что то, какую конкретно идею пытается передать автор, в значительной степени, если не в основном, зависит от своеобразия автора как личности, или, проще говоря, от индивидуальности автора. В свою очередь, в создание произведения вовлекаются такие психологические аспекты индивидуальности, как система ценностей, начитанность, жизненный опыт и собственные представления автора. При этом, однако, количество тем, идей, или образов, то есть, иначе говоря, того, что может передаваться стихотворным произведением, отнюдь не бесконечно, более того, всё это вполне поддаётся перечислению и я не думаю, что количество возможных вариантов в разной степени обобщения превышает 2-3 десятка. Другое дело то, как можно относиться к каждой из этого относительно небольшого разнообразия тем. Способов отношения здесь великое множество и количество этих способов в сущности определяется, во-первых, всеми даже теоретически возможными отношениями, и во-вторых, доступностью или известностью для автора всех вариантов, ну и, наконец, как следствие, тем, какие конкретно варианты разделяет сам автор.
Естественно так же то, что в обществе существуют более или менее признанные варианты отношений практически ко всем возможным темам стихотворных (да и не только, наверное) произведений. В том случае, если автор пытается передать в своём творчестве общепризнанные или хорошо известные смыслы, тогда, конечно, произведение находит отклик у многих читателей, и в случае, если оно удовлетворяет критериям, изложенным в разделе «РАЗМЫШЛЕНИЯ О ХОРОШЕЙ И ПЛОХОЙ ПОЭЗИИ», пользуется успехом.
Однако, в данном случае автор, как бы идёт на поводу у публики или часто у самого себя, если он позволяет себе излагать общепризнанные отношения или, тем более, общепризнанные темы. Человек пишет конъюнктуру, классическим примером такого подхода, являются тексты эстрадных песен. И даже в том редком случае, если они и написаны технически грамотно, ценность их, как минимум, вызывает огромные сомнения.
Теперь рассмотрим другой вариант, если автор излагает какое либо малоизвестное отношение или какую либо мало известную тему. Какие требования он, в данном случае, предъявляет к читателям. Во-первых, читатели должны быть просто в курсе того, о чём пишет автор. То есть, по сути дела, читатель должен читать то, что читал автор, или, что ещё сложнее, думать о том, о чём думал автор. Если же этого нет, то стихотворение в лучшем случае вызовет недоумение у читателя, в худшем же — отрицание, плавно переходящее в матерные возгласы. Надо так же понимать, что просто всё только в голове у идиота, да и то под большим вопросом. И сложные, серьезные проблемы не имеют простых трактовок и решений, это же касается, чувств, образов и всего того, что может передавать автор в своих произведениях.
Таким образом, автор, пытающийся, передать своим творчеством сложные, неоднозначные идеи, всегда должен осознавать простой и очевидный факт — то, что он хочет передать, будет доступно далеко не всем, а лишь тем, кто с одной стороны, знаком с кругом вопросом, описываемым автором, а с другой стороны, тем, кстати, опять же немногим, кто способен оценить произведение с точки зрения его технического совершенства. Это же касается и гаммы передаваемых чувств, чем более сложные и противоречивые чувственные состояния пытается передать автор, тем меньшему количеству читателей они буду доступны. Именно это явление я и называю элитностью истинной поэзии.
Конечно, мне могут возразить, что «истинные» стихи как раз те, которые пишутся для всех, что ж это вопрос терминологии, но представляется, что стихи должны передавать нечто большее, чем очевидные и совершенно банальные вещи, ибо непонятно, зачем для их передачи используется столь своеобразная форма, как поэзия. Это мне напоминает ситуацию, когда для того, чтобы хранить объём воды размером со стакан, использовать трёхлитровую банку конечно можно, только зачем, если есть обычный стакан. Поэтому в поэзии, да и в любом настоящем искусстве и знаниях принцип всё для всех видится неприемлемым. Для того, чтобы понимать и получать, что-то от настоящего, необходимо для начала до него дорасти.
Вывод, который можно сделать из всего вышесказанного. Одной из задач, которая стоит перед автором стихотворного произведения — есть задача передачи какого-либо смысла в данном произведении. Но то, будет ли этот смысл доступен для всех, или для немногих, по сути дела, не должно волновать автора произведения, если он, конечно, не стремится ко всеобщей популярности.
Дело его читателей — понять или не понять вложенные идеи, разделять или не разделять их. Для автора же, который стремится к популярности, помимо технического совершенства, едва ли не главным в произведении должна быть доступность передаваемого смысла для как можно большего числа потенциальных читателей и, следовательно, смысл этот должен быть, как можно более прост.
Кстати, именно поэтому моим глубочайшим убеждением является тот факт, что самые хорошие, глубокие, сложные стихи не входят, и никогда не будут входить в число наиболее известных. Публике нужна попса, какая бы она ни была в данный момент времени.
И дай то Бог, что бы тот, кто рискнет передавать в своих стихах нечто более сокровенное чем то, что может понять большинство, нашёл хотя бы одного либо нескольких благодарных читателей.

Читать еще:  Евтушенко стихи как бы

О ШКАЛЕ ОЦЕНОК

В этом разделе поговорим о методах сравнения и анализа стихотворений, о той шкале, на основании которой можно осуществлять данное сравнение. Видимо, здесь будет больше вопросов чем ответов, но, тем не менее, как показывает опыт, кто не задаёт вопросов, никогда не получает ответов.
В настоящее время, как я понял, существует два базовых подхода к анализу качества стихотворений. Первый из них предполагает, что стихотворения можно писать, всё более и более хорошо, что нет предела совершенствованию, как в смысловом, так и в техническом отношении. В соответствии с этим подходом шкала для сравнения представляется практически бесконечной и каждый автор теоретически может писать всё лучше и лучше, и тогда можно сравнивать два любых стихотворения и решать, какое из них лучше, ибо шкала бесконечна.
Несмотря на очевидную логичность, у данного подхода наблюдаются некоторые недостатки чисто эмпирического свойства — на практике этот подход видится крайне мало пригодным. В соответствии с таким взглядом на вещи, если мы возьмём два любых стихотворения разных авторов, мы должны были бы иметь возможность указать какое из них лучше, даже при том условии, что оба эти стихотворения принадлежат перу известных и давно уже признанных авторов. Равно как и если оба они принадлежат, на этот раз перу одного, но, тем не менее, известного автора. На самом деле сделать это, как правило, невозможно, во-первых, потому, что сторонники этого подхода никогда не оговаривают критерии оценки, иначе говоря, они не могут чётко указать, по каким принципам надо бы провести это сравнение, и во-вторых, потому, что интуитивно мы часто чувствуем, что ни одно из этих стихотворений не является лучшим. Таким образом, вследствие практической слабой применимости данный подход представляется мне не очень то соответствующим действительности, между тем инстинктивно все мы чувствуем, что какой то способ относительной оценки стихотворений должен существовать — и он существует.
Рассмотрим второй подход, в соответствии с которым оценка стихотворений осуществляется подобно тому, как оценивается меткость в соревнованиях по стрельбе. Существует мишень, на которой поставлена точка, обозначающая высший балл, то есть наибольшее количество очков, которое можно набрать одним выстрелом. Тогда качество выстрела, оценивается по близости попадания объекта к данной точке, и если выстрел приходится точно в точку, то лучше уже выстрелить нельзя, можно лишь повторить данное достижение.
Так и в случае со стихами, нельзя выяснить, чьё из гениальных стихотворений лучше, все они попали в точку, все достойны высшего балла, ибо на интуитивном и логическом уровне мы ощущаем, что лучше не возможно, можно иначе, но нельзя лучше, можно повторить достижение, но превысить его нельзя. Тогда, как и в случае стрельбы, актуальным остаётся лишь вопрос о близости данного стихотворения к идеалу и если оно достигает идеала, то всё, дальше некуда. Именно затем и следует разрабатывать критерии хороших и плохих стихов, чтобы понять, насколько представленные произведения близки к цели для того, чтобы уточнить и обозначить саму эту цель.
Но на самом деле, у нас есть средство для ответа на эти вопросы и без всяких умствований и средство это — наше сердце, которому дано чувствовать то, что никогда не доступно понять уму.
И если мы являемся сторонниками второго подхода, то единственный способ оценки творчества двух авторов может состоять лишь в том, чтобы понять, сколько стихотворений из представленных авторами достигли цели, например, дести баллов по десятибалльной шкале, сколько девяти баллов и т.п. Но следует учитывать, что тот, кто хоть раз попадал в цель, уже достоин того, чтобы не сравнивать его ни с кем вообще, ибо он на каком-то своём уровне сумел передать совершенство как таковое.
На этом позвольте завершить и сказать, что конечно вопрос об определении этих самых десяти баллов является не только очень сложным, но ещё и в значительной степени субъективным, ибо у всех у нас сердца бьются в своём индивидуальном ритме.

© Леонид Эрштейн (Санкт-Петербург)

Опубликовано с разрешения автора

НРКмания

Текущее время: 26 окт 2021, 10:15

Часовой пояс: UTC + 4 часа

Как отличить плохие стихи от хороших?

Как отличить плохие стихи от хороших? А вот как-то так:

«Открываю томик одинокий —
томик в переплёте полинялом.
Человек писал вот эти строки.
Я не знаю, для кого писал он.

Пусть он думал и любил иначе
и в столетьях мы не повстречались.
Если я от этих строчек плачу,
значит, мне они предназначались.»

А что, Асадов, от которого отдельно взятые дамочки ревмя ревут, хорошие стихи?
А тонны мусора на графоманских сайтах? И оне ж хвалят друг друга и сообщают, что плакали.
Притащить примерчики шедевров?

Вы говорите не о том, какие стихи хорошие, а о том — кому и в каком настроении что нравится.

Это не Пушкин, не Блок и не Асадов. И вообще никому не известный человек, совершенно далёкий от литературы. Для примера, — написал вот это:

«Сегодня не второе декабря,
И землю белым снегом не укрыло.
Я завтра снова вспомню про себя,
Про боль. Про ночь. Глаза закрыла.
Ты здесь. Сейчас! Сейчас лишь только ты.
Мы выйдем на дождливую прогулку,
Погладим нежно смятые цветы,
И вдоль пойдем -бродить по переулкам.
Аллеи, скверы — все нас ждет, гляди:
Мы стали здесь бывать намного реже.
Исполосили улицы дожди,
И запах осени разлили свежий.
Закрой глаза. И вот тебе рука
Моя. Дрожит. Держи её покрепче.
Сейчас из парка — прямо в облака,
Чтоб стало мне хоть чуточку, но легче.
Ты помнишь, эта серая скамья.
Здесь прошлым летом кот бездомный лазил,
А МЫ его спасали. ТЫ и Я.
Мне, знаешь, стало не хватать фантазий —
Придумывать прогулки – спор с судьбой.
Я брежу, но мне это так привычно!
Мы не гуляли никогда с тобой.
Ведь в жизни, не в мечтах, ты — безразличный. «

Как рассудить, хорошие ли это стихи? Для меня — только так: если я почувствовала что-то и не осталась хотя бы небезразличной, — да.
ИМХО

и это — гарантия хорошести?
ну, держи
искреннесть — стопроцентная

Хочу сказать,что я люблю,
Что не могу без глаз твоих,
Ведь когда я в них смотрю,
Мир делится для нас двоих.

В этом мире только мы с тобой
Вокруг лишь солнце и тепло,
Проблемы все уходят прочь долой
И нам не нужно никого!

Там хорошо и тихо так,
Что слышно звук сердец,
Звучащих быстро в такт,
И непредвещающих конец.

В мгновенья эти я лечу,
Парю под облаками
И всё чего хочу
Прикосновения губами.

Так пусть моменты страсти
Длятся целый век,
Одна в твоей я власти,
А ты любимый человек!!

а вот и камент к нему, зацепило нипадецки

У тебя определенно талант. Я обязательно запишу эти стихи к себе в коллекцию.

и что? оне хорошие?

А у меня вообще не банальный критерий, наверное: если стихи легко ложатся на язык, если легко запоминаются — то хорошие. Между прочим, даже в «Буревестнике» несчастном, которого не пнул только ленивый — там каждое слово на своем месте, ритм хороший есть. А вот Некрасова я не люблю — и мне не докажешь, что у него стихи хорошие (есть и унего неплохие, но в целом. ). Это единственный поэт, которого я зубрила.
А в стихе, котороый выше, ну там слова просто насильно втиснуты.
Поэтому первое — ритм.
Второе — терпеть не могу пафоса и морализаторства. Стихи — они сродни музыки, для меня — чем больше непонятностей, тем лучше. Но это скорее о современных поэтах речь.
А вообще — опять же — лично для меня, с годами происходит смена предпочтений. Когда-то Бродского не воспринимала, а теперь просто упиваюсь, а вот к Пастернаку подостыла, правда некоторые его стихи уже навеки в списке моих любимейших.

На кой мальчику-подростку, кроме футбола ничем не интересующегося, Пушкин? На кой девочке-фанатке «Ласкового мая» афганские песни? Что почерпнет бритый фа у Ахматовой? А замученная жизнь, тремя детьми и мужем-алкоголиком тетка вряд ли усядется читать Бродского.

С одной стороны — да. А с другой. Мне кажется, никто не знает кого и когда может «зацепить» какой-то стих (ровно, как и музыка). Тут прямой зависимости нет. ИМХО. Другой вопрос, что шансов у того же бритого услышать /прочитать стихи Ахматовой ничтожно малы. Мир — он-то многослоен.

Чем отличаются хорошие стихи от плохих?

На этот вопрос есть множество ответов. Они различаются в зависимости от эпохи и национальной культуры (у древних греков или средневековых японцев ответы были не совсем такие же, как у наших современников) и от того, кто и зачем спрашивает.

Если спрашивает читатель, то все ответы так или иначе сводятся к одному из двух: 1) хороши те стихи, которые совпадают с моими мыслями и чувствами (только выражают их настолько ярко и ясно, как у меня самого не получилось бы); или 2) хороши те стихи, которые позволяют мне подумать или почувствовать что-то новое и важное, расширить так или иначе свой опыт. Соответственно, плохими многим читателям кажутся как те стихи, в которых выражено что-то непонятное или неинтересное (слишком далекий и чуждый опыт), так и те, в которых всё «слишком понятно и просто» («я и сам так могу написать» — это, кстати, зачастую только так кажется).

А если спрашивает профессионал, то важно, какую профессию он представляет. Например, для социолога хорошие стихи — те, которые считает хорошими большинство людей (в этой стране, в это время, в этой социальной группе). Это очень интересно изучать. А для поэта хорошие стихи (если не говорить о его собственных) — это, зачастую, стихи в чем-то важном близкие к его собственным, но в то же время чем-то важным и отличающиеся (частая формула, которую повторяли многие поэты: «Хотел бы я написать это стихотворение!»), и многие поэты, увы, называют плохими вполне замечательные стихи, которые просто написаны в далекой от них самих манере.

Самый важный вопрос — какие стихи считают хорошими специалисты по стихам (то есть не поэты, а филологи и критики). Тут тоже есть разные подходы. В старые времена (примерно до конца XVIII века — хотя в более широких кругах, особенно у школьных учителей, этот взгляд мог сохраняться гораздо дольше, вплоть до наших дней) считалось, что хорошие стихи приближаются к некоторому заранее заданному идеалу (например: они говорят о возвышенном, используют богатый и разнообразный словарь, гармонично построены в отношении синтаксиса и композиции, хорошо зарифмованы и т.п.), а плохие стихи или стремятся к этому же идеалу, но сильно недотягивают, или пренебрегают идеалом. Ближе к нашему времени сформировалось представление, согласно которому хорошие стихи открывают нам что-то новое — причем это могут быть и чувства и ощущения, которые прежде не удавалось ухватить и осознать, и какие-то новые способы работы с языком, новые формы, — тогда как плохие стихи просто повторяют, пусть даже умело и эффектно, то, что уже было открыто поэзией прошлого. Споры идут, скорее, о том, действительно ли вот тут, у этого поэта, есть что-то новое — или нет (мнения могут расходиться); когда вместо этого говорят, что новое-то, может, и есть, но оно неважно и ненужно, — это свидетельствует о непонимании сути дела (важность и нужность не заданы раз навсегда, представления об этом меняются — недаром из поэтов Древнего Рима сегодня самый любимый и читаемый — писавший о всяких личных пустяках Катулл, а не трактовавший самые нужные и важные темы Вергилий).

А еще часто можно услышать (и от поэтов, и от читателей), что в хороших стихах есть чудо, а в плохих его нет. И это правда — но это не ответ, а вопрос: что за чудо, откуда оно берется и как мы его обнаруживаем? Если спрашивать дальше, то оказывается, что для кого-то чудо — это кристаллически отточенное выражение его собственных ощущений, а для кого-то — новый способ высказывания о мире, благодаря которому мы вдруг увидели что-то, мимо чего веками проходили, не замечая.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector