11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Чьи стихи в фильме зеркало

Сын в отца: поэзия в фильмах Андрея Тарковского

19:36, 3 Апрель 2016

Портал о жизни самого лучшего города мира – Киеве, а также обо всем интересном и модном на сегодняшний день: события, люди и многое другое

Тарковскому подражали, его превозносили, кадры из его фильмов стали классикой мирового кинематографа. Все картины Тарковского наполнены особой поэзией, символичностью стихов и прозы. Эту любовь к стихам Андрею привил его отец, поэт и переводчик Арсений Тарковский.

Отец и сын Тарковские

В день рождения режиссера давайте вспомним поэтические штрихи, которые мастерски расставлял в своих картинах сын великого поэта.

Фильм «Зеркало»

Стихотворение Арсения Тарковского «Первые свидания»

«Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла…»

Несмотря на то, что Арсений Тарковский ушел из семьи, когда сыну было только 3 года, но несмотря на этот печальный факт он оказал огромное влияние на формирование личности Андрея.

В некоторых своих фильмах Тарковский был еще и оператором постановщиком

«Для меня играло, конечно, огромную роль то, что мой отец – поэт. На меня оказали огромное влияние и его поэзия, и его взгляды на русскую литературу, искусство. Мой отец, конечно, сегодня — самый большой русский поэт. Вне всяких сомнений. С огромным духовным зарядом. Поэт, для которого самое важное – его внутренняя духовная концепция жизни. Он никогда не писал ничего, чтобы прославиться», — Андрей Тарковский.

Мать Тарковского Мария Ивановна и актриса Маргарита Терехова, которая играла ее в фильме «Зеркало»

Фильм «Ностальгия»

Стихотворение Арсения Тарковского «Меркнет зрение»

«Меркнет зрение — сила моя,
Два незримых алмазных копья;
Глохнет слух, полный давнего грома
И дыхания отчего дома;
Жестких мышц ослабели узлы,
Как на пашне седые волы;
И не светятся больше ночами
Два крыла у меня за плечами…»

Свой фильм Тарковский снимал в одном из самых красивых уголков Италии — Вал д’Орча (это место внесено в список всемирного наследия ЮНЕСКО). Но на фоне всей этой красоты звучит стихотворение о «дыхании отчего дома».

Фильм Ностальгия, 1983

Народные песни

Музыкальным символом родины для Тарковского стала фольклорная певица Ольга Сергеева. В фильме звучат песни в исполнении Сергеевой — «Ой, кумушки, кумитеся» и свадебный плач «Кормилец-Божухна».

Творческая команда в аббатстве Сан Гальгано

Фильм «Сталкер»

Герой Александра Кайдановского читает Евангелие от Луки. Отрывок, где рассказывается, как Господь после воскресения явился ученикам, и они Его не узнали.

Режиссер среди декораций Сталкера

Фрагменты текстов Лао Цзы:

«Пусть исполнится то, что задумано. Пусть они поверят. И пусть посмеются над своими страстями; ведь то, что они называют страстью, на самом деле не душевная энергия, а лишь трение между душой и внешним миром. А главное — пусть поверят в себя и станут беспомощными, как дети, потому что слабость велика, а сила ничтожна…»

Творческая беседа во время съемок

Стихотворение Арсения Тарковского «Вот и лето прошло…»

Измученный Сталкер, с риском для жизни вышедший к священной комнате, стоя у окна, произносит вслух свое любимое стихотворение, сочиненное будто бы его учителем Дикобразом, — «Вот и лето прошло…»

Кадры из фильма Сталкер Николай Гринько, Анатолий Солоницын, Александр Кайдановский

Откровение Иоанна Богослова

«И вот произошло великое землетрясение…» — Тарковский использует в своем фильме один из самых загадочных текстов Библии. Надо сказать, что Откровение Иоанна Богослова не используется даже за богослужением.

Все персонажи фильма не имеют имен, а только лишь прозвища

Стихотворение Федора Тютчева

Чтобы передать всю абсурдность болезни дочери и всю ее боязнь собственной силы, и нежность по отношению к отцу, Тарковский вкладывает в уста Мартышки прекрасный по своей проникновенности стих Тютчева «Люблю глаза твои, мой милый друг».

Дочь Сталкера — Мартышка

Фильм «Солярис»

Стихи Дилана Томаса

В фильме звучат стихи английского поэта Томаса «И смерть над нами не властна», «Конец придёт всевластью смерти».

Съемки фильма Солярис

Сам Андрей Тарковский говорил о режиссерской профессии:

«Автору нельзя быть бездуховным, лишенным любви».

И его фильмы — яркое тому подтверждение.

Зеркало (фильм, 1974)

«Зеркало» — во многом автобиографичный фильм Андрея Тарковского. Вышел на экраны в 1974 году.

Содержание

  • 1 Стихотворения Арсения Тарковского из фильма
    • 1.1 Первые свиданья
    • 1.2 С утра я тебя дожидался вчера
    • 1.3 Жизнь, жизнь
    • 1.4 Эвридика

Стихотворения Арсения Тарковского из фильма [ править ]

Первые свиданья [ править ]

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — Боже правый! — ты была моя.
Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ты раскрыло
Свой новый смысл и означало: царь.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи — таз кувшин, — когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами.

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

С утра я тебя дожидался вчера [ править ]

С утра я тебя дожидался вчера,
Они догадались, что ты не придешь,
Ты помнишь, какая погода была?
Как в праздник! И я выходил без пальто.

Сегодня пришла, и устроили нам
Какой-то особенно пасмурный день,
И дождь, и особенно поздний час,
И капли бегут по холодным ветвям.

Ни словом унять, ни платком утереть.

Жизнь, жизнь [ править ]

Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Бессмертны все. Бессмертно все. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.

Живите в доме — и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом —
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподнимаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошел, как сквозь Урал.

Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас, в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Мне моего бессмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б ее летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.

Эвридика [ править ]

У человека тело
Одно, как одиночка,
Душе осточертела
Сплошная оболочка
С ушами и глазами
Величиной в пятак
И кожей — шрам на шраме,
Надетой на костяк.

Летит сквозь роговицу
В небесную криницу,
На ледяную спицу,
На птичью колесницу
И слышит сквозь решетку
Живой тюрьмы своей
Лесов и нив трещотку,
Трубу семи морей.

Душе грешно без тела,
Как телу без сорочки,-
Ни помысла, ни дела,
Ни замысла, ни строчки.
Загадка без разгадки:
Кто возвратится вспять,
Сплясав на той площадке,
Где некому плясать?

И снится мне другая
Душа, в другой одежде:
Горит, перебегая
От робости к надежде,
Огнем, как спирт, без тени
Уходит по земле,
На память гроздь сирени
Оставив на столе.

Дитя, беги, не сетуй
Над Эвридикой бедной
И палочкой по свету
Гони свой обруч медный,
Пока хоть в четверть слуха
В ответ на каждый шаг
И весело и сухо
Земля шумит в ушах.

habanerra

Сергей

«Мир полон ошибок и лживых слухов; жизнь слишком коротка, чтобы опровергать их все» Питер Акройд


Отец и сын. Компьютерная графика А.Н. Кривомазова.

«Безсмертны все. Безсмертно всё»

Отвечая на вопросы одного из своих собеседников Андрей Тарковский как-то сказал: «Для меня играло, конечно, огромную роль то, что мой отец – поэт.
На меня оказали огромное влияние и его поэзия, и его взгляды на русскую литературу, искусство».


Арсений Тарковский с сыном. 1930-е годы. Фото Льва Горнунга.

По словам близкого знакомого Арсения Тарковского Михаила Синельникова, «в доме отца сын появлялся нечасто. […]
Являясь, сын иногда затворялся с отцом в одной из комнат. Но всегда умел ладить с мачехой. Приезжая из-за границы с подарками, не забывал и Татьяны Алексеевны».


Андрею Тарковскому 17 лет. У дома на Щипке 1949 г.

Отвечая на вопрос иностранной журналистки, не написаны ли прозвучавшие в «Зеркале» стихи специально для фильма, андрей Тарковский заявил:
«Стихи взяты из сборника. Я бы никогда не осмелился просить отца написать стихи к фильму. Однажды отец сказал: “Андрей, ты же не фильмы снимаешь…” И мне стало легче жить на свете».


Андрей Тарковский – студент ВГИКа.

Не секрет, что именно в фильмах Андрея Тарковского многие будущие чтители таланта его отца впервые прикоснулись к его творчеству и уже навсегда полюбили его.
Первоначально (еще в сценарии) в «Зеркале» было единственное стихотворение: «Игнатьевский лес» (1937), в котором отразились трагедия разрушения семьи и крушения дома:

Последних листьев жар сплошным самосожженьем
Восходит на небо, и на пути твоем
Весь этот лес живет таким же раздраженьем,
Каким последний год и мы с тобой живем.

В заплаканных глазах отражена дорога,
Как в пойме сумрачной кусты отражены.
Не привередничай, не угрожай, не трогай,
Не задевай лесной наволгшей тишины.

Ты можешь услыхать дыханье старой жизни:
Осклизлые грибы в сырой траве растут,
До самых сердцевин их проточили слизни,
А кожу все-таки щекочет влажный зуд.

Все наше прошлое похоже на угрозу –
Смотри, сейчас вернусь, гляди, убью сейчас!
А небо ежится и держит клен, как розу, –
Пусть жжет еще сильней! – почти у самых глаз.


Отец, мать и сын. 1930-е годы. Фото Льва Горнунга.

В итоге в «Зеркале» прозвучало четыре стихотворения Арсения Тарковского. Причем в исполнении автора.
При этом он отнесся к фильму сына весьма серьезно и ответственно.
«Стихотворение “Первые свидания”, – вспоминал его зять – Арсений Александрович читал одиннадцать раз.
Свои прозаические реплики, очень разные по интонации, не говорю актерской, просто человеческой, он произносил, не видя снятых сцен, но понимая, что они касаются его собственной жизни.
Это не могло не волновать Арсения Александровича. Запись отняла у него много сил.
Жена его возмущалась: “Как можно так мучить отца!” А Арсений Александрович в ответ сказал, не декларативно, и торопливо и как бы смущаясь: “В искусстве не может быть компромиссов…”».
Директор фильма Т.Г. Огородникова вспоминала: «…Отца на “Зеркале” он заставлял раз десять переписывать одни и те же стихи: что-то ему не подходило, какая-то интонация.
Вдруг Андрей Арсеньевич сказал: “Это то, что мне надо” – и ушел куда-то. А мы с Арсением Александровичем стали слушать.
И когда прослушали последнюю запись, он сказал: “Да, если бы мне кто-нибудь сказал, что у меня гениальный сын, я бы не поверил; а вот я сам чувствую: он добился того, что это не похоже ни на один из прежних дублей”».

Читать еще:  Идут белые снеги чьи стихи


Отец и сын.

Стихи в фильме во время обсуждения отснятого материала на худсовете студии вызвали разноречивые отклики. По большей части, негативные.
Юрий Бондарев: «Когда я слышу прямой диалог, то воспринимаю его как реальность, а стихи – это отражение реальности. Слушая стихи, я должен включать разум, но разум включать не надо. Не нужно здесь искусства в искусстве».
Лазарь Лазарев: «Смоктуновский читает текст очень абстрактно, нет в нем отношения к событиям или людям. Арсений Тарковский тоже читает стихи без эмоционального напора. А когда стихи звучат чистенько и гладко, тогда закономерно возникает такое ощущение, о котором говорил Бондарев. Стихи отделяются от изображения».
Елизар Мальцев: «Категорический протест вызвали стихи – это искусство второго отражения. Не стихи сами по себе, а их присутствие в фильме. Музыка такого ощущения не вызывает, а стихи вызывают».
Константин Пудалов: «Мне стихи не мешали, и читаются они прекрасно: очень хорошо, они мне не навязываются. А сочетание военной хроники со стихами в смысловом отношении очень точно и емко. Здесь есть неотчетливое, но гармоничное соответствие».
Автор биографии режиссера (И.И. Евлампиев) отмечает, что стихи – «дают ясную формулировку некоторым ключевым идеям».
Но не только. Они словно цементируют подлинность всего происходящего.
В начале фильма звучит стихотворение «Первые свиданья» (1962).
Автор называл его, с некоторой долей смущения, «слишком роскошным».
Оно звучит на протяжении нескольких эпизодов, начиная с ухода врача (прохожего) и вплоть до пожара.

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.

Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» –
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.

А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И – Боже правый! – ты была моя.
Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово ты раскрыло
Свой новый смысл и означало: царь.

На свете все преобразилось, даже
Простые вещи – таз кувшин, – когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.

Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам с нами было по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами.

Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.


Нa словах «как сумасшедший с бритвою в руке» – идет показ пожара.

Второе стихотворение «С утра я тебя дожидался вчера» (1941) сопровождает проход матери по коридору типографии.


Алла Демидова и Маргарита Терехова. Андрей Тарковский: «Две подруги – это женщины, вырванные из своей среды и посаженные на чужеродную им почву. У них будет такой разговор, в котором никто ничего не будет понимать, – такие две безумные женщины».

С утра я тебя дожидался вчера,
Они догадались, что ты не придешь,
Ты помнишь, какая погода была?
Как в праздник! И я выходил без пальто.

Сегодня пришла, и устроили нам
Какой-то особенно пасмурный день,
И дождь, и особенно поздний час,
И капли бегут по холодным ветвям.

Ни словом унять, ни платком утереть.

Третье стихотворение «Жизнь, жизнь» (1965) сопровождает кадры военной хроники.
Композитор фильма Э.Н. Артемьев рассказывал: «Вспоминаю на “Зеркале” эпизод перехода через Сиваш, документальный, но совершенно библейский по смыслу: пространство безконечное, космическое … Эпизод большой, десять минут…»

1.
Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Безсмертны все. Безсмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет безсмертье косяком.

2.
Живите в доме – и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом –
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподнимаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.
Я каждый день минувшего, как крепью,
Ключицами своими подпирал,
Измерил время землемерной цепью
И сквозь него прошел, как сквозь Урал.

3.
Я век себе по росту подбирал.
Мы шли на юг, держали пыль над степью;
Бурьян чадил; кузнечик баловал,
Подковы трогал усом, и пророчил,
И гибелью грозил мне, как монах.
Судьбу свою к седлу я приторочил;
Я и сейчас, в грядущих временах,
Как мальчик, привстаю на стременах.

Мне моего безсмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.
За верный угол ровного тепла
Я жизнью заплатил бы своевольно,
Когда б ее летучая игла
Меня, как нить, по свету не вела.

Последнее четвертое стихотворение «Эвридика» (1961) Арсений Тарковский читает в эпизоде, когда Алексей с матерью возвращаются домой после продажи сережек:

У человека тело
Одно, как одиночка,
Душе осточертела
Сплошная оболочка
С ушами и глазами
Величиной в пятак
И кожей – шрам на шраме,
Надетой на костяк.

Летит сквозь роговицу
В небесную криницу,
На ледяную спицу,
На птичью колесницу
И слышит сквозь решетку
Живой тюрьмы своей
Лесов и нив трещотку,
Трубу семи морей.

Душе грешно без тела,
Как телу без сорочки, –
Ни помысла, ни дела,
Ни замысла, ни строчки.
Загадка без разгадки:
Кто возвратится вспять,
Сплясав на той площадке,
Где некому плясать?

И снится мне другая
Душа, в другой одежде:
Горит, перебегая
От робости к надежде,
Огнем, как спирт, без тени
Уходит по земле,
На память гроздь сирени
Оставив на столе.

Дитя, беги, не сетуй
Над Эвридикой бедной
И палочкой по свету
Гони свой обруч медный,
Пока хоть в четверть слуха
В ответ на каждый шаг
И весело и сухо
Земля шумит в ушах.

В следующий раз стихотворение отца «Вот и лето прошло» (1967) прозвучало в фильме Андрея Тарковского «Сталкер» (1979) в исполнении актера, исполняющего главную роль Александра Кайдановского.

Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.
Все, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло,
Только этого мало.
Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Все горело светло,
Только этого мало.
Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала,
Мне и вправду везло.
Только этого мало.
Листьев не обожгло,
Веток не обломало.
День промыт, как стекло,
Только этого мало.

В последний раз стихотворение Арсения Тарковского в фильме сына «Ностальгия» (1983) читал актер Олег Янковский, исполнявший роль отца в фильме «Зеркало».

Стихотворение символическое: «Меркнет зрение – сила моя», написанное в 1977 году.

Меркнет зрение – сила моя,
Два незримых алмазных копья;
Глохнет слух, полный давнего грома
И дыхания отчего дома;
Жестких мышц ослабели узлы,
Как на пашне седые волы;
И не светятся больше ночами
Два крыла у меня за плечами.

Я свеча, я сгорел на пиру.
Соберите мой воск поутру,
И подскажет вам эта страница,
Как вам плакать и чем вам гордиться,
Как веселья последнюю треть
Раздарить и легко умереть,
И под сенью случайного крова
Загореться посмертно, как слово.

50 великих стихотворений: Арсений Тарковский. Вот и лето прошло…

Приблизительное время чтения: 6 мин.

«Сталкер русской поэзии», один из крупнейших поэтов-мыслителей ХХ века. Наследник Серебряного века, переводчик и отец кинорежиссера Андрея Тарковского, Арсений Александрович Тарковский — в проекте «50 великих стихотворений».

Вот и лето прошло…

Исторический контекст

Автор

О произведении

Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Все, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло,
Только этого мало.

Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Все горело светло,
Только этого мало.

Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала,
Мне и вправду везло.
Только этого мало.

Листьев не обожгло,
Веток не обломало.
День промыт, как стекло,
Только этого мало.

Исторический контекст

Стихотворение «Вот и лето прошло…» было написано Арсением Тарковским в 1967 году.

Период 60–70-х годов ХХ века называют «поэтическим бумом». Во время «оттепели» возрастает общественный интерес к лирике, а поэзия переживает невероятный за последние несколько десятилетий подъем. «Настал черед» произведений тех авторов, которые долгие годы находились под запретом.

Арсений Тарковский. Молодые годы.

В поэзии этих лет выделяются две основные линии: «громкая» («эстрадная») лирика, представители которой (Евтушенко, Ахмадулина, Вознесенский и другие) прислушивались к настроениям общества, и «тихая» лирика (в первую очередь это стихи Николая Рубцова). «Тихие» поэты обращались к вопросам о взаимоотношении природы и человека и о смысле человеческой жизни.

Также во второй половине ХХ века создают свои произведения поэты, чье творчество было близким к эпохе Серебряного века. Они писали о вечном, не оглядываясь на календарь или часы. Именно таким поэтом был Арсений Александрович Тарковский.

Автор

Жизнь Арсения Тарковского (1907–1989) охватила практически весь двадцатый век. Он родился 25 июня 1907 года в украинском Елисаветграде (сейчас — город Кропивницкий) в интеллигентной семье. Его отец был образованным человеком, переводчиком, который привил сыну любовь к литературе и языкам. Вместе с отцом и братом Арсений посещал поэтические вечера известнейших поэтов Серебряного века — Константина Бальмонта, Игоря Северянина и Федора Сологуба.

Читать еще:  Какие стихи есть у абая кунанбаева

В 1921 году после установления советской власти на Украине молодого Тарковского едва не осудили за политически сомнительное стихотворение в местной газете.

Арсений Тарковский с маленьким сыном Андреем

Отучившись в гимназии и в музыкальной школе, в 17 лет Тарковский приехал в Москву и поступил на Высшие литературные курсы, где с ним учились Даниил Андреев (сын писателя Леонида Андреева) и поэтессы и переводчицы Мария Петровых и Юлия Нейман. Тарковский работал в газете «Гудок», где начинали свой творческий путь Михаил Булгаков, Юрий Олеша, Илья Ильф и Евгений Петров. Здесь Тарковский писал стихотворные фельетоны, судебные очерки и басни под псевдонимом Тарас Подкова.

В 1942 году Тарковский был назначен военным корреспондентом газеты «Боевая тревога», где он писал заметки, небольшие юмористические произведения и стихи, которые так полюбились солдатам, что они вырезали их из газет. В 1943 году Тарковский был ранен разрывной пулей и перенес ампутацию ноги. Из госпиталя поэт вышел в 1944 году. В этом же году скончалась его мать. Однако все эти трагические обстоятельства не сломили поэта, и он нашел в себе силы работать. Тарковский занимается переводами, а в 1946 году подготавливает к изданию свою книгу «Стихотворения разных лет». Но готовый сборник так и не попал в печать. Постановление Центрального комитета о журналах «Звезда» и «Ленинград», согласно которому произведения, не соответствующие духу партии, считались пустыми и безыдейными, лишило голоса многих авторов. Были «разгромлены» Михаил Зощенко и Анна Ахматова. Под удар попала и книга Тарковского: по идеологическим причинам ее выпуск был запрещен.

Этот запрет Тарковский переживал очень тяжело, и даже с наступлением хрущевской оттепели не хотел публиковать свои произведения, писал в стол. Замкнувшись, он продолжал заниматься чужим словом — переводами европейских и восточных авторов. Об этом он напишет в стихотворении «Переводчик»:

Для чего я лучшие годы
Продал за чужие слова?
Ах, восточные переводы,
Как болит от вас голова.

Первый сборник стихов «Перед снегом», 1962

Свое пятидесятилетие Арсений Тарковский отметил, не имея ни одного печатного сборника. Его первая книга стихов «Перед снегом» тиражом в 6000 экземпляров вышла только в 1962 году:

И еще я скажу: собеседник мой прав,
В четверть шума я слышал, в полсвета я видел,
Но зато не унизил ни близких, ни трав,
Равнодушием отчей земли не обидел…

Режиссер Андрей Тарковский

«Дебют» Тарковского случился, когда ему было уже 55 лет. В этом же 1962 году его сын, кинорежиссер Андрей Тарковский, получил Главный приз Венецианского фестиваля за фильм «Иваново детство». Андрей Тарковский говорил об отце: «Мой отец, конечно, сегодня — самый большой русский поэт. Вне всяких сомнений. С огромным духовным зарядом. Поэт, для которого самое важное — его внутренняя духовная концепция жизни. Он никогда не писал ничего, чтобы прославиться». В фильмах Андрея Тарковского неоднократно звучат стихотворения его отца. В «Зеркале» (1974) стихотворение «Первые свидания» читает сам Арсений Александрович.

Арсений Тарковский читает стихотворение «Первые свидания» в фильме Андрея Тарковского «Зеркало»

В 1960-е годы сборники стихотворений Арсения Тарковского начинают выходить один за другим. Он выступает на литературных вечерах, ведет поэтическую студию при Московском отделении Союза писателей.

В марте 1966 года умирает Анна Ахматова. Ее смерть Тарковский воспринял как личное горе: поэты были очень близки. Позже Тарковский посвятил Ахматовой целый цикл стихотворений.

В последующие десятилетия Тарковский, несмотря на преклонный возраст, активно работает, путешествует за границу в составе делегации советских писателей. В 1986 году случилась трагедия — от рака умер его сын Андрей Тарковский. А 27 мая 1989 года, на три года пережив сына, ушел и Арсений Тарковский. Для прощания с ним был предоставлен Большой зал Центрального дома литераторов. Отпевали поэта в храме Преображения Господня в Переделкине.

О религиозных взглядах Арсения Тарковского

Арсений Тарковский (на заднем плане – Андрей Тарковский)

Тарковский был верующим, православным человеком. Интересно, что поэт называл своим наставником в вере академика Владимира Вернадского: «Вернадский развивал у меня теологическое мышление — для этого давал читать много книг, в том числе Павла Флоренского, Сергия Булгакова. Они и оказали на меня решающее влияние». По словам поэта Михаила Синельникова, «Тарковский был церковно религиозен». Он читал Священное Писание, интересовался русской религиозной философией и различными вопросами библеистики. В стихотворениях Тарковского часто встречаются библейские образы и религиозные мотивы. Нередко фигурируют имена праотцев Адама и Иакова, пророков Ветхого Завета Давида, Исайи, Иезекииля, апостолов Иоанна и Петра.

Произведение

Эти строки известны всем. Они неоднократно были положены на музыку. Их читает герой фильма Андрея Тарковского «Сталкер» (посмотреть отрывок на странице Мосфильма).

Кадр из фильма «Сталкер». Александр Кайдановский читает стихи Арсения Тарковского «Вот и лето прошло. «

Арсений Тарковский написал свое знаменитое «Вот и лето прошло…» в 1967 году. Опубликовано стихотворение было в 1969 году в поэтической книге «Вестник», в которой были собраны стихотворения 1966–1971 годов. На момент написания текста Тарковскому было уже 60 лет.

«Вот и лето прошло…» Читает автор

Несмотря на то, что в этом стихотворении не встречается конкретных библейских имен и сюжетов, оно имеет точное христианское измерение. Тарковский касается темы соотношения временного и вечного, божественного и человеческого. Это стихотворение о том, как сильно человек нуждается в присутствии Бога.

Без Него всегда будет чего-то не хватать, хотя на первый взгляд ничто не пропало даром и «все горит светло» в этом цикличном повседневном мире.

Душа всегда просит не сиюминутного, не обыденного, не того, что ложится прямо в руки, — этого всегда будет не хватать. Она просит непреходящего для того, чтобы ощутить полноту, духовно насытиться. Всякой земной радости будет мало, если не помнить о высшей Божественной радости и любви. Это прекрасно понимает лирический герой, прислушиваясь к себе, исповедально передавая тоску по высокому, горнему, вечному.

Самое важное, что нужно знать об Арсении Тарковском

25 июня 2017 17:30

25 июня исполняется 110 лет со дня рождения Арсения Тарковского, гениального поэта и отца не менее гениального режиссера Андрея Тарковского.

«Только-только-только этого мало», — пела София Ротару в восьмидесятые. К сожалению, у многих имя Арсения Тарковского ассоциируется исключительно с этим шлягером, прогремевшим незадолго до смерти поэта. Но литературоведы эту песню терпеть не могут. В интеллигентских кругах ходила мрачная шутка, мол, Тарковский и умер, когда услышал этот незабываемый хит. Мол, его создатели опошлили замысел автора, приделали многажды повторяемое «только-только-только» и исказили интонацию.

«Комсомолка» спросила у специалистов, что еще нам нужно знать о Тарковском.

Путали ли отца и сына Тарковских?

Конечно. Арсения Тарковского не печатали практически всю его жизнь. Первая книжка, легендарная «Перед снегом», вышла в том самом году, когда его сын Андрей взял гран-при в Каннах. Поэту было уже 55 лет. Он не подавал виду, но его обижало, когда на улице к нему подбегали люди и поздравляли с победой, путая с сыном-режиссером.

Виктор Куллэ, поэт

Как выглядел Тарковский?

Он был прекрасно старомоден. Высокий, красивый, хромал. (Его ранили в ногу на войне, сделали пять ампутаций, чтобы остановить гангрену). Целовал руки женщинам. Любил цветы, умел ухаживать. Отмечал, в каком платье приехала, что говорит, с какой прической, хотя молчаливый был. Молчаливый потому что поэты к слову имеют особое отношение.

Он справедливо написал: «На тебя любая строчка точит нож в стихах твоих». И, кстати, он любил говорить о мистике, эзотерике и разных связях. Помню, как 25 июня мы приехали к нему в Переделкино. (Он был по природе домосед, но часто жил в домах творчества, а в конце жизни и вовсе переехал в дом ветеранов). Были плюшки от полдника, был чай. Тарковский напоминал Ахматову: любил свежие анекдоты, любил выпить, пошутить. Но, что удивительно, никогда не впускал это в поэзию.

Алла Демидова, актриса

Как прославился поэт?

Широкие массы услышали стихи Тарковского в фильме «Зеркало» Андрея Тарковского. Особенный эффект произвело стихотворение «Первые Свидания». Помните, эти знаменитые строчки «Когда судьба по следу шла за нами как сумасшедший с бритвою в руке». Услышать впервые это было полуобморочно, казалось, человек не может говорить с таким током. И, конечно, ни у кого не возникало сомнения, что звучит настоящий шедевр. Шедевр любовной лирики.

Виктор Куллэ, поэт, переводчик

Зеркало. Арс. Тарковский. Первые свидания

Арсений Тарковский был легендой. Молодые поэты стремились попасть к нему. Помню, когда я впервые увидел его в доме творчества писателей в Переделкино, у меня ноги подкосились. Подумать только. Он был тем, кто связывал наш век с великими прошлой эпохи. Одно рукопожатие отделяло меня от Мандельштама, Ахматовой, Цветаевой. Вы ведь знаете про особое отношение к Тарковскому Марины Ивановны.

Алексей Сосна, поэт, директор Зверевского центра современного искусства

Что случилось между Тарковским и Цветаевой?

Отношения Тарковкого и Цветаевой нельзя обойти. Один из писателей вспоминал случай из очереди в кассы Литфонда за гонораром. За ним стояла пожилая женщина, почти старуха. И вдруг открылась дверь и вошел красавец Тарковский. На глазах писателя что старуха помолодела, ее глаза превратились в бездонные озера и он узнал в ней Марину Цветаеву.

Тарковский и Цветаева встречались, читали друг другу стихи, гуляли по Москве. Но когда он понял, что та влюблена — отошел. Однажды, когда они встретились, Тарковский не поздоровался и как будто не узнал ее.

Уже после смерти матери, разбирая архивы, дочь Цветаевой обнаружит ее последнее стихотворение, написанное 6 марта 1941 года. Оно посвящено Тарковскому.

Чувство вины перед Мариной, видимо, жило и в Арсении Тарковском. Уже после ее смерти, он посвятил ей не одно стихотворение.

Марина стирает белье.

В гордыне шипучую пену

Рабочие руки ее

Швыряют на голую стену.

О Тарковском говорят «поэт божьей милостью». Как это понять?

Он исхитрился стать примером того что поэт может быть свободным от власти и оставаться самим собой. Тарковский писал стихи без надежды что они будут опубликованы в Советском Союзе. Это требует огромной веры в искусство.

Он ведь мог написать несколько стихов про Ленина, поместить их в книжку и прицепить остальные стихи «паровозом». Многие так делали. А он — нет. И это было фантастическим примером служения искусству. Понятно было, что писал он не для славы, не для денег.

Где услышать голос Арсения Тарковского?

Многие думают, что впервые голос Тарковского мы можем услышать только в фильмах его сына. Но это не так. Самая ранняя запись голоса Тарковского датирована 1947 годом. Молодой поэт читает стихотворение «Кузнечик». И это была фантастическая находка. Совершенно случайно голос поэта удалось найти в юношеской радиопередаче Невидимка». В короткие годы хрущевской оттепели в той же серии передач выходили в эфир Пастернак и Ахматова.

Записи продал один радиолюбитель, не знавший истинной ценности материала. Только представьте. Все думали, что голос Арсения Тарковского мы услышали в фильмах его сына, но это не так.

Юрий Метелкин, солист ВИА «Синяя птица», основатель проекта «Старое радио».

Аудио: Тарковский Арсений — Кузнечики (чит.автор зап.1947г)

Как складывалась семейная жизнь поэта?

У Арсения Тарковского было много женщин, но они не обижались на него, даже когда он уходил. Удивительно! Он развелся с первой женой, матерью двух его детей, однако эта женщина сохранила в детях любовь и почитание к отцу. Хотя, конечно, любая другая вспоминала бы его фразами: такой-сякой, денег нет, не помогает. Он ушел и от второй жены, которая буквально его спасла, нашла врачей для проведения операции раненному Тарковскому. Обе эти женщины называли его Арсюшей и очень любили.

Читать еще:  Стихи про свекровь которая умерла

Алексей Сосна, поэт.

Его третья жена Татьяна Озерская — занималась переводами и именно она кормила дом. Помните Скарлетт из романа «Унесенные ветром»? Она была властная, категоричная, прагматичная, а рядом с ней был немного странный Арсюша.

Она не хотела заниматься домом, а он, видимо, хотел. «Если правду сказать я по крови домашний сверчок», — написал он в стихотворении.

В его московской квартире были стеллажи которые он сделал сам. Любил мастерить, заваривать чаи, читать стихи. Удивительный домосед, но всю жизнь провел в домах творчества.

Зато властная Озерская всегда повторяла ему: Арсюша ты гений.

А он на любые предложения отвечал: а что скажет Таня?

Вот такие были отношения.

А все–таки меня любили: Одна: – Прощай! – и под венец, Другая крепко спит в могиле, А третья у чужих сердец. По малой капле слез и смеха. Берет и складывает эхо, И я должник, а не истец.

Конечно, он считал себя должником. Последняя жена его практически содержала.

Любил ли Тарковский кошечек?

Обожал, как и все добрые люди. В доме творчества он собирал котлетки для своих зверушек и все кошки в Переделкино сбегались к нему. А во время разговора он мог замолчать, потому что вдруг заметил неожиданную птицу.

Как умер Тарковский?

Не думаю, что песня имела к этому отношение. (Хотя она, конечно, чудовищна). Его подкосил уход сына Андрея.

Трижды я встречался с Тарковским и всякий раз это происходило в домах Творчества. Ко мне, молодому поэту, он был очень добр и внимателен. У него были фантастические детские глаза. Однажды мы пришли к нему с другом. Он жил в доме ветеранов и был уже очень плох. Лежал в кровати, в комнате была куча народу, помню, он курил Мальборо, что было по тем временам очень круто. И даже тогда он не отказался подписать книгу и фотографию.

В день похорон Тарковского ректор Литинститута Евгений Сидоров освободили нас от занятий. Конечно, не все студенты пошли в ЦДЛ, некоторые воспользовались освобождением, чтобы отметить свои дела. Но несколько человек все-таки отправились в Дом Литераторов. Народу было немного. Помню, что не хватило крепких парней и я какое-то время нес гроб.

КСТАТИ

Творчество Тарковского знают не только люди, но и роботы. Если долго уговаривать Siri рассказать стишок, то голос из айфона продекламирует именно Тарковского.

Я не знаю, где тебя искать.

Запоет мембрана телефона:

— Отвечает альфа Ориона.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

«Зеркало» Тарковского.
«Я могу говорить»

Долговязый юноша-заика в кабинете логопеда. Врач, женщина в белом халате, делает с ним несколько психологических упражнений, в которых присутствует элемент гипноза. Потом она требует от юноши громко и чётко повторять за ней. И юноша, уже не заикаясь, уверенно повторяет: «Я могу говорить». Так начинается фильм Андрея Тарковского «Зеркало», снятый в 1974 году.

Эта картина далась режиссёру очень нелегко, но она считается лучшей его работой. Часто гениальные художественные творения получаются, когда в них много личного, много из жизни самого автора, и этот фильм подтверждает правило. Он предельно автобиографичен. Когда Тарковский задумывал картину, он и хотел назвать её «Исповедь» (второе название «Белый день»), только главная роль отводилась не ему самому, а его матери.

Предполагался эксперимент. Под предлогом поиска сценарных решений мать Тарковского должна была отвечать на вопросы помощницы режиссёра, профессия которой на самом деле — врач-психиатр. Съёмки должны были вестись скрытой камерой в отдельном помещении. С помощью монтажа отрывки из этого интервью должны были чередоваться с документальной хроникой и с художественно-игровыми эпизодами, основанными на воспоминаниях из жизни самого Тарковского.

Сценарий предполагался открытым, и, нужно понимать, что в Советском Союзе, где цензуре и контролю подвергался каждый этап киносъёмок, подобные эксперименты были непозволительной роскошью. Впрочем, Тарковский после признания на мировом уровне его фильмов «Иваново детство» (1962 г.) и «Андрей Рублёв» (1966 г.) этой роскоши намеревался добиться. Написанный совместно с драматургом Мишариным сценарий долго обсуждался в 1968 году на комиссиях «Мосфильма». И в итоге был отвергнут.

С «Зеркалом» у Тарковского вышла такая же история, что и с «Андреем Рублёвым». «Рублёв…» должен был стать первым его фильмом, фильмом авторским, но, как известно, режиссёр сначала снял «Иваново детство», в основу сценария которого легло произведение писателя Богомолова, бывшего военного. «Иваново детство» соответствовало военно-патриотическому тренду, который был востребован в то время (этот тренд, кстати, и сейчас в государственной моде), и только после небывалого успеха картины Тарковскому дали снимать «Рублёва…».

Аналогично, в конце 60-х – начале 70-х в связи с развитием космонавтики возникла мода «на космос», и к «Зеркалу» Тарковский вернулся после успеха «попсового» (в кавычках, разумеется) «Соляриса» (1972 г.), снятого по мотивам романа фантаста Станислава Лема. Сценарий достали с полки, и после долгих, порой унизительных для автора обсуждений и согласований Мосфильм регламентировал съёмки.

В итоге от участия своей матери в фильме Тарковский отказался – решил, что она догадается, а это нарушит замысел. Кроме того Тарковский довольно вольно отнёсся к уже утверждённому сценарию, а многие пожелания чиновников от культуры попросту проигнорировал. Чем дольше он работал над картиной, тем больше он отходил от первоначального плана.

В итоге, было снято и скомпоновано тридцать два эпизода, которые никак не складывались в единую связную картину. Около двадцати дней Тарковский вместе с соавтором Мишариным переставляли полученные пазлы и так, и эдак, но всё было тщетно. Всего было перебрано девятнадцать различных вариантов монтажа. В конце концов, ключом к картине стала сцена у логопеда, описанная выше.

«Я могу говорить» – когда авторы переместили эту сцену из середины картины, где она первоначально находилась, в начало, чудесным, алхимическим образом мозаика сомкнулась и «Зеркало» заговорило. Только это не было автобиографическое повествование о том, как, вспоминая былое, мать с сыном отправляются к старому дому, где они провели войну — именно так задумывалось по утверждённому сценарию. Картина вышла бессюжетной, несобытийной и нестандартной для восприятия.

Если смотреть на фабулу, то она какая-то мелко-бытовая. Автор в детстве пережил развод своего отца с матерью, потом наступили военные годы, а после войны, повзрослев, он уже сам пережил развод с женой и расставание с сыном — вполне банальная семейная драма. Всё это было бы так, если бы за этими событиями не стоял бэкграунд рассказчика.

Тарковский в «Зеркале» показывает не внешний мир, а внутренний. Поэтому картина построена на сложных ассоциативных рядах и наслоениях, подобно тому, как и устроено сознание человека. В нём реальность только отражается и застывает в памяти в изменённых формах. Помимо событий сознание также хранит осколки снов, придуманных образов, былых впечатлений. Сознание человека может по-разному при различных обстоятельствах воспринимать время и пространство. Закрыв глаза, мы можем мысленно перенестись в те места, где мы побывали когда-то или даже не побывали, а каким-то образом про них узнали и на основе накопленного тезауруса образов представили. За настоящим может последовать прошлое, за явью — сон, за воспоминанием ­— фантазия. А если ещё покопаться, то на своем «чердаке» мы можем обнаружить отголоски памяти далёких предков — читай Карла Густава Юнга.

Картина не случайно в итоге названа «Зеркало». «Игра» с зеркалом присутствует во многих художественных сценах. Здесь Тарковский продолжает традицию кинематографистов новой волны («В прошлом году в Мариенбаде» Рене, например), а вместе с тем и таких известных художников как Ян ван Эйк («Портрет четы Арнольфини»), Веласкес («Менины»), Эдуард Мане («Бар Фоли-Бержер»). Зеркало всегда показывает что-то потустороннее, в зеркале мы видим другой мир. В нашем случае, зеркало показывает внутренний мир человека. Особенно здесь уместны параллели с «Баром Фоли-Бержер» Мане, где в зеркале отражается воспоминание главной героини этой картины.

Вернусь опять к сцене с логопедом — «Я могу говорить». Эта сцена символически показывает инициацию художника. Он начинает говорить, рассказывать. Только рассказ будет совсем на другом языке, потому что обычный язык слишком не совершенен для отображения внутреннего мира. Уже дальше в фильме голос за кадром это подтверждает: «Слова не могут передать то, что человек чувствует, они какие-то вялые». Поэтому Тарковский рассказывает историю с помощью уникального киноязыка. И тогда вроде бытовая история приобретает философский и даже религиозный смысл. Драма семьи с помощью документальной хроники вписывается в контекст жизни огромной страны, пережившей войну и победившей в ней. Поиски отца становятся поисками Бога, который «являет свою славу» в виде внезапного порыва ветра, горящего куста, горящего сарая. И странным образом всё закольцовывается. Сын подрастает и женится на своей матери, то есть герой выбирает в жёны женщину, похожую на его мать (мать и жену героя играет одна и та же актриса). У героя рождается сын – такой как в детстве он сам. И теперь сам герой, как и его отец, разводится с женой. И снова сын возвращается к своей уже пожилой матери.

Удивительный фильм. Это тот случай, когда кино перестаёт быть просто кино и становится произведением искусства. Тарковский в «Зеркале» достиг такого совершенства в кадре, что хоть бери его, режь и на стенку вешай в качестве картины. В своём фильме он совместил документальную хронику с художественной игрой, цветное кино с чёрно-белым, повествование и поэзию (в «Зеркале» читают стихи Арсения Тарковского, его отца), сны с явью, внутреннее с внешним, личное с глобальным, частное с общим. Перед нами поток образов, великолепных по красоте и сильных с точки зрения психологии.

Но Мосфильмом СССР картина была признана неудачной. По применяемой тогда классификации фильму была присвоена вторая категория, несмотря на то, что Тарковский хотел если не высшую, то, по крайней мере, первую. Из-за низкой оценки картина не была представлена в Каннах, хотя организаторы фестиваля требовали именно её. В Советском Союзе она шла в ограниченном прокате.

СССР распался, советского Мосфильма сейчас нет. В 1980 году Тарковский уехал из страны на съёмки и решил не возвращаться. Потом он умер в Париже, его не стало в конце декабря 1986 года. Но осталось его «Зеркало» — признанный в мире шедевр кино. Вы можете его посмотреть.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector