1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что сближает стихи поэтов оттепели

Поэзия оттепели

С наибольшей полнотой и выразительностью произошедшие в обществе перемены отразила поэзия. Можно назвать несколько её направлений:

1. Гражданская (лирико-публицистическая), обращена к актуальным событиям своего времени, трактовка которых даётся через личностное восприятие поэта. Публицистичность, открытая апелляция к читателю – одна из самых ярких черт. Твардовский, Смеляков, Евтушенко и другие авторы.

2. Романтическая поэзия. Отнюдь не прославляет идеалы революции, героику труда. В период «оттепели» романтическая поэзия поэтизирует прекрасное в самой жизни и в человеке. Её характерные фигуры – Окуджава, Юнна Мориц, Новелла Матвеева.

3. Философская лирика, которая обращена к так называемым вечным проблемам бытия: что есть мир, жизнь, смерть, в чём проблема смысла жизни, как соотносятся смерть и бессмертие. Таковы поздние тексты Пастернака, Тарковского, Заболоцкого.

В этот период в создании поэзии принимают участие несколько поколений авторов. Во-первых, поэты, к сегодняшнему дню воспринимающиеся как классики: Георгий Иванов, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Николай Заболоцкий. Во-вторых, представители старшего поколения, которые не имели ранее возможности публиковаться: Арсений Тарковский, Мария Петровых, Семён Липкин. Некоторые писатели, до того бывшие в творческом кризисе, возвращаются в литературу: Александр Твардовский, Владимир Луговской, Михаил Светлов (книга стихов «Охотничий домик»). В годы «оттепели» впервые сумели опубликоваться так называемые «фронтовые поэты второго призыва» – авторы, которые стали писать стихи ещё накануне войны или в её годы, ровесники Кульчицкого, Когана, Майорова, по причинам непрохождения через цензуру не публиковавшие свои стихотворения: Юрий Левитанский, Булат Окуджава, Борис Слуцкий и некоторые другие. В литературу входит и новое поколение поэтов. В годы «оттепели» они казались примерно равными друг другу по таланту. Из тех, кто оставил свой след в поэзии, стоит назвать Бродского, Кушнера, Рубцова, Мориц, Матвееву, Чухонцева, Ахмадулину, Рождественского, Вознесенского.

Наибольшую известность в этот период приобретают поэты-шестидесятники, чьё мироощущение созвучно мироощущению большинства населения Союза. Это поэты, граждански мужественные. Звучала шире всего четвёрка: Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Ахмадулина.

Евтушенко воспринимался как подлинный лидер всего шестидесятничества. Он возрождал в своём творчестве традицию позднего Маяковского, которую скрещивал с традицией позднего Есенина (предельная искренность и распахнутость лирического чувства, каким пронизаны политические произведения поэта). Евтушенко ставит задачу возродить гражданственность истинную, причём противопоставляет гражданственность истинную и гражданственность казённую. По его словам, гражданственность – это нравственность в действии. Недаром у Евтушенко есть несколько стихотворений под названием «Гражданственность». Поэзия Евтушенко обращена к актуальным общественно-политическим проблемам эпохи. Современность – нерв его творчества. Только успевало событие совершиться, как Евтушенко уже успевал прореагировать на него.

Первоначальную известность молодому поэту приносит стихотворение «Наследники Сталина» (1956, опубликовано в «Правде»), напечатанное во время XX съезда КПСС, когда впервые прозвучал доклад о культе личности. Стихотворение как бы звучало в унисон с теми событиями, которые последовали в обществе. До того Сталин находился в Мавзолее вместе с Лениным, а после XX съезда было принято решение о выносе тела из Мавзолея. Евтушенко описывает этот конкретный факт, а потом переводит всё в метафорический план. Тело Сталина из Мавзолея вынесли, а теперь надо, чтобы Сталина вынесли из наших душ. («Идеологические гвозди забивались очень рано».) Ленин в Мавзолее – вот кому надо поклоняться. Ленин выступал для шестидесятников как знамя гуманизма и демократии.

Крупнейшим по объёму произведением Евтушенко, над которым он работал все годы оттепели, стала поэма «Братская ГЭС». Здесь скрестились идеи и мотивы, разбросанные по большому числу его стихотворений и поэм. История России раскрыта в этой поэме как история борьбы народа и его лучших представителей за свободу и лучшее будущее страны. Запечатлены основные этапы революционного движения в России, начиная со Степана Разина. Повествование доведено до современности. Во Введении поэт противопоставляет точки зрения исторического пессимизма и оптимизма. Символом первого взгляда становится египетская пирамида: символ рабства и подавления, неверия в возможность изменить мир. Она считает угнетение человека нормой, существовавшей во всех странах во все века, и полагает, что и сегодняшняя цивилизация – тот же древний Египет, только в новой упаковке. «Песня надсмотрщиков»: цивилизацию делает Древним Египтом подавление личности. Ритм носит отчётливо милитаризованный характер.

В спор с египетской пирамидой вступает новопостроенная Братская ГЭС. Не отрицая того, что в современном мире ещё немало от древнего Египта, Братская ГЭС в то же время утверждает, что в человечестве есть силы, которые дадут возможность перестроить мир на основе гуманизма. История России (основной текст поэмы) дана в лицах: Разин, Пушкин (декабристы), Чернышевский (революционные демократы и народники). Что характерно, каждое лицо поэмы показано в особенно тяжёлый и печальный для него момент. Основная концепция: искра свободы переходит из поколения в поколение. В главе «Ярмарка в Симбирске» появляется образ юного Ленина, что не случайно, так как у шестидесятников, осуждавших Сталина, идеалом был Ленин. Это ещё гимназист, мальчик, который во время праздника в Симбирске видит упавшую в грязь пьяную женщину, помогает ей подняться и доводит до дома. Этот эпизод тоже переведён в метафорический план: большевики хотели привести к нормальной жизни нищую и несчастную, валяющуюся в грязи Россию. Мотив веры в лучшее будущее России. Далее следуют главы об эпохе революции и основных этапах советского времени. В главе «Идут ходоки к Ленину» показан вождь в его зрелом возрасте. Шестидесятники всегда подчёркивали демократизм и гуманизм Ленина в противовес деспотизму и антигуманизму Сталина. Ходоки идут к Ленину за правдой, а Ленин внимательно прислушивается к каждому народному голосу, чтобы осуществить на практике то, чего требуют люди.

Евтушенко оказался первым в советской литературе выразителем тех негативных изменений, которые принёс с собой культ личности. В поэме говорится о том, что во времена Сталина было как бы две жизни СССР. В главе «Большевик» предоставляется слово большевику Карцеву. Рассказывается и о начале больших перемен, происходящих в советском обществе. Глава «Эшелон»: эшелоны бывших заключённых возвращаются обратно в европейскую Россию, а в противоположном направлении на строительство ГЭС направляются добровольцы. Из-за того, что негде спать, в качестве убежищ используются бывшие лагеря, где снята колючая проволока, на столах стоят букетики цветов, слышатся смех и песни.

Наибольшую известность из числа историй о строителях Братской ГЭС получила глава «Нюшка» – исповедь девушки, которая по комсомольской путёвке приехала трудиться на стройку, но не лучшим образом у неё сложилась жизнь: подлец её обманул, и она попала в роддом. Встречает её с ребёнком целая комсомольская бригада. Героиня больше всего хочет чистоты в человеческих отношениях, а также «чтоб у нас коммунизм получился». Автор выражает надежду, что всё страшное позади, а впереди советского человека ждёт прекрасная и светлая жизнь. Главная проблема поэмы – свобода, политическая и душевная, освобождение от тоталитарных стереотипов.

Как страстный защитник коммунистических идеалов, освобождённых от напластований сталинизма, выступает Роберт Рождественский. Рождественский – прямой продолжатель агитпоэзии Маяковского Характерные черты его творчества – открытая публицистичность, плакатность, ораторский стиль. В поэме «Письмо в тридцатый век», обращаясь к потомкам, Рождественский повествует о том, как мешали движению вперёд негативные явления сталинской эпохи. Поэт не сомневается в том, что поставленная цель будет достигнута, если советские люди пойдут по пути не Сталина, а Ленина.

Все перекосы не отменяют, по Рождественскому, героического пути советского народа в будущее. В его поэмах и стихотворениях очень сильны мотивы советского патриотизма. В поэме «Реквием» прославляется подвиг тех, кто защитил Родину от фашизма. Поэт призывает к тому, чтобы трудовые подвиги советского человека осуществлялись на такой же высоте. В то же время Рождественский против обезличивания («Винтики»: перестать относиться к человеку как к винтику).

Время опровергло многие прогнозы Евтушенко и Рождественского, особенно касающиеся политических и исторических перспектив. Но и сегодня сохраняет своё значение «Поэма о различных точках зрения» Рождественского. Поэтически осваивая мир, поэт стремится понять, в чём же смысл жизни. Автор сталкивает различные взгляды на данный вопрос и при этом гневно обрушивается на современное мещанство, на обывателей, для которых не существует общечеловеческих идеалов и нормой является астительное существование. Автор даёт слово этим обывателям, этим людям без идеалов и приводит в поэме огромный монолог:

«А чего нам мыслить, а куда нам мыслить. »

Ораторское заострение – средство обличения подобной жизненной философии. Такого рода безразличие, согласно поэту, может быть поводом грядущей атомной войны. Рождественский цитирует «Слово о погибели Русской Земли» с целью показать результаты бесхозяйственности, безразличия. Критический заряд в поэме весьма силён и не устарел до нашего времени.

То, что у Евтушенко дано метафорически, символически, то у Рождественского преподносится обыкновенно агитационно, плакатно, что и вынуждает квалифицировать его творчество как разновидность агитмассовой поэзии 60-х годов.

Далеко не так однозначен Андрей Вознесенский, возрождающий традицию раннего Маяковского и выступающий как представитель социалистического авангардизма. Он впитал в себя бунтарский дух раннего Маяковского. Нормой существования он считает жизнь на пределе её возможностей, выступает как нравственный максималист, отстаивает приоритет духовного начала. Стиль Вознесенского критика определяет как экспрессивно-метафорический. Он активно идёт по пути обновления: использует нетрадиционные стихотворные размеры, вводит новую лексику, в том числе научно-техническую, политическую, опирается на живой разговорный язык.

Читать еще:  Маршак стих как поработала зима

Творчество Вознесенского неоднозначно потому, что у него есть второстепенная политическая линия (включающая поэму «Лонжюмо») – эти произведения к сегодняшнему дню устарели, утратили живое значение, осталось только историко-литературное. Но в то же время Вознесенский создал значительный пласт произведений общечеловеческого характера, в которых на первое место выходит тема гуманизма. Лучшая реализация этой темы у Вознесенского – «Оза». По структуре – поэма в поэме, вещь сложного устройства, отражающая сложность сознания современного интеллигента. Повествование ведётся от лица поэта, в руки которого попал дневник аспиранта Борисова, забытый в тумбочке в Дубне. Автор постоянно прерывает «цитирование» фрагментов дневника собственным, от первого лица, комментированием, выражающим его личное отношение к вопросам, о которых идёт речь в дневнике. Время от времени он вспоминает, как беседовал о тех же вопросах с знакомым зарубежным поэтом.

В центре дневника аспиранта – история любви, размышления о научно-технической революции, а также о социальных и нравственных процессах в мире. Поэтизируется способность человека к высоким, чистым и сильным чувствам. Обращение к любимой по форме напоминает молитву о её благополучии.

Из поэмы становится ясно, что любовь аспиранта Борисова безответна. То главное, что «разводит» Борисова и Озу, – это разница в их отношении к жизни. С ходом времени Оза всё больше поддаётся влиянию обывательской морали. К гротеску прибегает поэт, описывая празднование дня рождения Озы в ресторане «Берлин». Приём зеркальности: описывается не само празднование, а его отражение в зеркальном потолке, «лиц не было видно». Люди пришли на день рождения, но они отчуждены друг от друга, не переживают за Озу и друг за друга. Все их интересы лежат в сфере материально-денежной. Лирическому герою, который проник сюда, чтобы спасти Озу, становится жутко, у него есть ощущение, что он попал в мир роботов без истинно человеческих чувств.

Автор даёт понять, что обезличенные люди не способны на истинно человеческие чувства, им «некогда» иметь идеалы, зачастую они исповедуют нигилизм и грязный цинизм. Шестая глава воспроизводит своеобразный спор поэта с вороном (аллюзия на По), отрицающим буквально всё, что ему ни предложат.

Под занавес лекционного часа кратко охарактеризовано раннее творчество Беллы Ахмадулиной на примере её поэмы «Сказка о Дожде». Ахмадулина в литературе 1960-х годов – представитель чистого романтизма. Подчёркнута исключительность лирической героини, которую избирает себе в подруги Дождь. Персонифицированный дождь у Ахмадулиной – способ нового, более чистого и более яркого мировидения.>

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Презентация к уроку литературы «Поэзия периода «оттепели»»

Описание презентации по отдельным слайдам:

Подготовила Ряшина Ирина Борисовна учитель русского языка и литературы МОУ Долгодеревенская СОШ сосновского района Челябинской области

Показать роль поэзии периода «оттепели» в общественной жизни страны; Дать краткий обзор-характеристику поэзии «шестидесятников»

Чувство уважения к литературе и особенно к поэзии, внимание к ней в нашей стране врождённая. Всплески интереса к поэзии совпадают с особенно острыми историческими периодами. Лирика становится выразителем времени, откликается на события и перемены, даёт им эмоциональную оценку ещё до того, как происходит осмысление нового. Так было на рубеже 19-20 веков, в годы революции, в годы В.О.В. Но первые несколько лет «оттепели» стали настоящим «поэтическим бумом». Открытие памятника Маяковскому в Москве летом 1958 года превратилось в событие литературное – люди выходили из толпы и читали свои стихи. Такие собрания тех, кто хотел читать и слушать стихи, стали регулярными у этого памятника. Другим поэтическим центром стал зал Политехнического музея. Зал не вмещал всех желающих, и поэтические вечера переместились в Лужники, на стадионы. В десятки, сотни раз увеличились тиражи поэтических книг. Всё это было выражением бурной активной духовной жизни, стремлением услышать новое и быть услышанным, духовным раскрепощённым.

В начале»оттепели» были особенно популярны стихи молодых поэтов: Евгения Евтушенко, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского. Они стали лидерами поэтической группы, которую позже назовут «шестидесятниками» Идеалы социализма оставались незыблемыми, их хотели лишь отмыть, обновить, вернуться к изначальной чистоте. Отсюда и романтизм, и публицистический пафос «шестидесятников», их «эстрадность» – направленность на большую аудиторию. Отсюда надежды на скорое освобождение от пороков прошлого, которые понимались как искажение прекрасной идеи. Соответствовала «оттепельному» настроению времени жажда свежести, новизны, надежд, которой была пропитана поэзия

родился в 1933 году в Москве, в семье научного работника. В 1957 году окончил Архитектурный институт. Через год опубликовал первые стихи. В 1960 году вышли два сборника стихов Вознесенского: «Парабола» в Москве и «Мозаика» во Владимире. Затем — около пятнадцати поэтических сборников. Адресаты Вознесенского — интеллектуалы, люди творческого труда, «физики и лирики». Первостепенное значение он придает художественным средствам постижения и воплощения действительности. Излюбленное поэтическое средство — гиперболическая метафора (родственная метафорам Маяковского и Пастернака). Основные жанры — лирический монолог, баллада и драматическая поэма. Из них он строит крупные жанровые сооружения — книги стихов и поэм. Начиная с книги «40 лирических отступлений из поэмы „Треугольная груша“» (1962) Вознесенский вводит в книги стихов лирическую прозу. В стихотворениях Вознесенского нашла отражение общественно-политическая ситуация того времени. Выразительна она в стихотворениях «Прощание с Политехническим» и «Нас много. Нас может быть четверо. ».

АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ ВОЗНЕСЕНСКИЙ «ПРОЩАНИЕ С ПОЛИТЕХНИЧЕСКИМ» Большой аудитории посвящаю В Политехнический! В Политехнический! По снегу фары шипят яичницей. Милиционеры свистят панически. Кому там хнычется?! В Политехнический!

родился в 1933 году на станции Зима Иркутской области. Печататься он начал в 1949 году, то есть в 16 лет. 1951—1954 годах учился в Литературном институте им. М. Горького. В 1952 году вышел первый сборник — «Разведчики грядущего». С тех пор было опубликовано более тридцати сборников его стихотворений, два романа, несколько сборников литературно-критических и публицистических статей, переводы грузинских поэтов. В 1995 году Евтушенко составил антологию русской поэзии XX столетия «Строфы века» (875 персоналий с предваряющими их характеристиками). Евтушенко стал лидером молодой поэзии времен «оттепели». Что этому способствовало? Страстность и высокая гражданственность лирики: стихотворения «Карьера», «Гражданственность — талант нелегкий. », «В церкви Кошуэты», «Русские таланты», «Бабий Яр», «Наследники Сталина», «Хотят ли русские войны. », «Граждане, послушайте меня. » (направленность на очищение чувства и сознания людей от воздействия сталинизма).

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО «НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА» Безмолвствовал мрамор. Безмолвно мерцало стекло. Безмолвно стоял караул, на ветру бронзовея, А гроб чуть дымился. Дыханье из гроба текло. Когда выносили его из дверей Мавзолея.

в творчестве Евтушенко преобладает социальная и нравственно-психологическая проблематика. Стихи Евтушенко были использованы Д. Д. Шостаковичем в 13-й симфонии. В годы застоя Евтушенко не становится диссидентом, но продолжает находиться в оппозиции к власти, продолжает писать стихи и прозу, пробует себя в роли актера (роль Циолковского в картине С. Кулиша «Взлет»), пишет сценарии и снимает по ним фильмы. В конце 80-х годов Евтушенко — депутат Верховного Совета СССР. В 90-х годах глубоко изучает поэзию XX века, стремится подать ее в своем освещении (составление антологии).

Диссидент – лицо, отколовшееся от господствующего вероисповедания, вероотступник. Человек, не согласный с господствующей идеологией, инакомыслящий Оппозиция – противодействие, сопротивление (книжн). Быть в оппозиции к кому-(чему)-нибудь (быть несогласным с чьими- нибудь взглядами и действиями, противодействовать им)

родилась в 1937 году в Москве. С 1955 по 1960 год училась в Литературном институте имени М. Горького. В 1962 году выпустила первый сборник стихотворений «Струна». Всего вышло около десяти сборников ее стихов. Ахмадулина — поэт камерный, с особой грассирующе-прохладной интонацией. В ее стихах нет открытой публицистичности Евтушенко, масштабно-метафоричных «антимиров» Вознесенского. Что же позволило ей в 60-е годы войти в группу «громких» поэтов? Внутренний динамизм, чувство движения времени, острое ощущение новизны — вот что объединило ее с «эстрадными» поэтами. Как Евтушенко и Вознесенский, много ездила по стране и по миру, отражая в стихах и очерках впечатления от встреч с людьми. На творчество Ахмадулиной оказала влияние поэзия Пушкина и Лермонтова, Ахматовой и Цветаевой, Пастернака и Павла Антокольского. Повлияли на нее также грузинские поэты, переводами стихов которых она занималась. Со временем на первый план в качестве жизненного и эстетического ориентира для нее выходит Пушкин. Его присутствие ощущается во многих стихотворениях Ахмадулиной, особенно явственно — начиная с 70-х годов.

Грассировать – произносить звук «р» с гортанным призвуком

Поэзия периода «оттепели». Первые годы оттепели стали настоящим поэтическим бумом. Открытие памятника В. В. Маяковскому в Москве летом 1958г. превратилось. — презентация

Презентация была опубликована 8 лет назад пользователемrgpl.narod2.ru

Читать еще:  Какие стихи писал микеланджело

Похожие презентации

Презентация на тему: » Поэзия периода «оттепели». Первые годы оттепели стали настоящим поэтическим бумом. Открытие памятника В. В. Маяковскому в Москве летом 1958г. превратилось.» — Транскрипт:

1 Поэзия периода «оттепели»

2 Первые годы оттепели стали настоящим поэтическим бумом. Открытие памятника В. В. Маяковскому в Москве летом 1958г. превратилось в событие литературное – люди выходили из толпы и читали свои стихи. Другим поэтическим центром стал зал Политехнического музея. Зал не вмещал всех желающих, и поэтические вечера переместились в Лужники, на стадионы. В десятки, в сотни раз увеличились тиражи поэтических книг.

3 Поэтов по стране было множество, но основными возмутителями поэтического спокойствия явились четверо: Б. Ахмадулина, Е. Евтушенко, Р. Рождественский, А. Вознесенский

4 Белла Ахмадулина Белла (Изабелла) Ахатовна Ахмадулина родилась 10 апреля 1937 г. в семье с русскими, татарскими и итальянскими корнями. Школьницей была внештатным корреспондентом многотиражной газеты «Метростроевец», участвовала в работе литературного объединения при заводе имени Лихачева. Первые ее стихи появились в 1955 г. в журнале «Октябрь» и в газете «Комсомольская правда». После окончания школы поступила в Литературный институт.

5 В институте Ахмадулина сразу обратила на себя внимание и стала звездой. Во время учебы публиковала стихи в литературных журналах и рукописном журнале «Синтаксис», писала очерки. В 1959 г. Ахмадулина была исключена из института за отказ участвовать в травле Бориса Пастернака, но затем восстановлена. В 1960 г. окончила институт с отличной оценкой дипломной работы. В 1962 г. выходит ее первый поэтический сборник «Струна»; он принес ей известность среди любителей поэзии. Следующей публикацией стала книга «Озноб», выпущенная в 1968 г. эмигрантским издательством «Посев». Несмотря на это «крамольное» событие, стихи Ахмадулиной продолжали издаваться в СССР.

6 В 1964 году снялась в роли журналистки в фильме Василия Шукшина «Живёт такой парень». Лента получила «Золотого льва» на кинофестивале в Венеции. В 1970 году Ахмадулина появилась на экранах в фильме «Спорт, спорт, спорт». В 1977 г. Ахмадулина избрана почетным членом Американской академии искусства и литературы. В 80-е гг. вышли сборники «Тайна» (1983), «Сад» (1987); в 1988 г. – «Избранное» и еще два сборника. В 1989 г. Ахмадулиной была присуждена Государственная премия СССР.

7 Ахмадулина считается одним из наиболее ярких поэтов, начавших творческий путь в период «оттепели». Ее произведения переведены на многие европейские языки. Белла Ахмадулина награждена орденами Дружбы народов (1984), «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени (1997). Является лауреатом Государственной премии СССР (1989), премии Президента РФ (1998), премии «Триумф» (1994) и нескольких других премий – как отечественных, так и зарубежных.

8 Евгений Евтушенко Родился 18 июля 1933г. на станции Зима Красноярской области. Его отец был геологом, но всю жизнь писал стихи и научил сына любить поэзию. Когда семья переехала в Москву, будущий поэт во время учебы в школе занимался в поэтической студии Дворца пионеров Дзержинского района. Позднее посещал литературные консультации издательства «Молодая гвардия», где более трех лет поэт А.Досталь занимался с юным поэтом, который очень много писал, отличаясь фантастической работоспособностью. Регулярно начал печататься с шестнадцати лет, но началом серьезной работы Евтушенко считает стихотворения «Вагон» и «Перед встречей», написанные в 1952.

9 В гг. учился в Литературном институте им. A.M. Горького (исключен за поддержку романа В.Д. Дудинцева «Не хлебом единым»), в 1952 стал самым молодым членом Союза писателей СССР. В 60-х годах один из самых ярких и известных поэтов СССР. Участник поэтических вечеров в Политехническом музее в Москве. В 1950-е публикует целую серию поэтических сборников: «Третий снег»(1955), «Шоссе Энтузиастов» (1956), «Обещание» (1957) В 1967 была написана повесть «Пирл-Харбор» и после большого перерыва, в начале 1980-х — повесть «Ардабиола» и роман «Ягодные места». Е.Евтушенко принадлежит книга «Талант есть чудо неслучайное» (1980), где собраны лучшие критические работы поэта. В 1996 выходит книга-альбом «Дай Бог. «, в которую включены последние стихи. Живет и работает в Москве. Преподает в американских университетах русскую поэзию по собственному учебнику («Антология русской поэзии»).

10 Роберт Рождественский Родился 20 июня в селе Косиха Алтайского края в семье военнослужащего. В девять лет оказался в детском доме — родители ушли на фронт. После окончания школы поступил в Петрозаводский университет, где начинает писать стихи (первые напечатаны в 1950). Оставляет университет ради Литературного института им. М.Горького (окончил в 1956)

11 За время учебы в институте выпустил в свет сборники стихов «Флаги весны» (1955) и «Испытание» (1956); напечатал поэму «Моя любовь» (1955). Затем последовали другие поэтические сборники: «Дрейфующий проспект»(1959);»Ровеснику» и «Необитаемые острова» (1962); «Радиус действия» (1965); «Посвящение» (1970); «За двадцать лет» (1973) и др. Высокая гражданственность поэзии Р.Рождественского привлекает внимание различных изданий и издательств. На его стихи пишутся популярные песни: «Стань таким», «Песня неуловимых мстителей», «Огромное небо» и многие другие. В 1971 выходит книга путевых очерков «И не кончается земля».

12 В 1980-е выходит ряд его поэтических сборников: «Голос города», «Семь поэм», «Выбор», «Стихи, баллады, песни», «Друзьям», «Возраст» и др. В 1990-е опубликовал сборники стихов «Бессонница» (1991), «Пересечение» (1992), стихи для детей — «Алешкины мысли» (1991). Умер Р.Рождественский 20 марта После смерти поэта вышел сборник «Последние стихи Роберта Рождественского «.

13 Андрей Вознесенский Родился в Москве в семье гидроинженера. Начал писать стихи еще в школе. Большой поклонник творчества Бориса Пастернака. Андрюша Вознесенский, учась в 6-м классе, послал ему свои стихи. Поэт оценил творческое начинание подростка и пригласил его в гости. Это – определило дальнейшую судьбу Вознесенского. Они стали большими друзьями. Личность великого поэта, его творчество, общение – было значимо для начинающего поэта. В 1957 году А.Вознесенский окончил Московский архитектурный институт и отметил это событие стихами:«Прощай, архитектура! Пылайте широко, коровники в амурах, сортиры в рококо. » Его первая книга стихотворений и поэм «Мозаика» выходит во Владимире в 1960 году.

14 В том же году в Москве – книга«Порабола», но еще на два года раньше его первые публикации появляются в печати. Шаг в литературу был стремительным и внезапным, его ругают критики, и любит народ. В 1962 выходит сборник стихов «Треугольная груша», написанный после поездки поэта в Америку (1961). В 1960-е годы Вознесенский много ездит по Европе, читает свои стихи в Париже (1963), в Мюнхене (1967). В Нью-Йорке выступления были запрещены. В 1963 на одной из творческих встреч в Кремле Н. С.Хрущев не выдержал и резко высказал поэту: «Забирайте ваш паспорт и убирайтесь вон, господин Вознесенский!». Казалось это все, конец всему, но народ требовал стихи и книги продолжали печатать, их тираж достигал 200 тысяч.

15 В 1964 публикует сборник «Антимиры», инсценированный в Театре на Таганке. Спектакль стал явлением культурной жизни Москвы. В 1966 выходит сборник «Ахиллесово сердце», затем — «Тень звука» (19/0). В 1979 принимал участие в альманахе «Метрополь». Знакомство и дружба со многими поэтами, композиторами, художниками, актерами своей страны и зарубежных стран отражались в стихах и статьях, им посвященных. В 1982 Вознесенский обращается к прозе, написав повесть «О». Через два года была опубликована книга «Прорабы духа. Прозаические и поэтические произведения». В последнее десятилетие увидели свет книги поэта «Ров. Стихи и проза» (1987), «Аксиома самоиска» (1990). А. Рыбников написал рок-оперу «Юнона и Авось», а М. Захаров поставил ее на сцене Ленкома. Лауреат Государственной премии СССР (1978).

16 К концу оттепели поэзия шестидесятников стала переживать кризис. Всё лучшее осталось на рубеже 60-х гг. Но эффект, произведённый ею, был очень силён. Поэты – шестидесятники учили, просвещали своих читателей, старались раскрыть им глаза, помочь разобраться с эпохой. Они расширили состав поэтической аудитории. Они сделали поэзию масштабным общественным мнением. К середине 60-х гг. надежды на обновление, на возрождение ленинских норм угасли. Стало ясно, что сама система не способна быть человечной. Это стало ударом для шестидесятников. Перестал верить громким словам и призывам и читатель. Громкая поэзия, сыграв свою роль, сошла со сцены.

17 Спасибо за внимание Учитель русского языка и литературы школы «Возможность» Рыбакова Г.П.

На фоне оттепели Какие стихи писали в начале 60-х

Замелькало вдруг слово «оттепель». Сначала в телевизионных сериалах, а сейчас на музейных афишах: Музей Москвы и Третьяковская галерея устраивают масштабные тематические выставки. В этом видится симптом времени: возвращение к пройденному, по крайней мере в горизонте воспоминания.

Вспоминать про оттепель приятно. Сама память испытывает какое-то облегчение и даже, поддавшись хорошему чувству, начинает подбирать воспоминания под стать такому облегчению, а возможно — их слегка подтасовывать.

Читать еще:  Стихи фета какая грусть

Оттепель и поэзия в нашем сознании рифмуются, словно они возникли вместе и одновременно. Но это не совсем так. Очень неожиданные слова читаешь в статье Варлама Шаламова «Заметки о стихах»: «Что же касается стихов, то интерес к ним упал до уровня, вызывающего беспокойство… Кого ни спроси — никто не читает стихов. Читатель пропускает страницы журналов, где напечатаны стихи, вместо того чтобы их отыскивать в первую очередь, как было в двадцатых годах… Читательское доверие к поэзии, к стиху утрачено, и никто не знает, как его завоевать вновь». Тут особенно интересна дата: статья написана в 1959-1960 годах, то есть ровно в середине того десятилетия, которое и считается оттепелью.

Называет Шаламов и причину такой утраты: «Годами, десятилетиями в журналах печатаются вовсе не стихи, а просто слова, соединенные в строчки, имеющие рифмы и размеры, но не имеющие в себе ни грана поэзии».

Чтобы понять, о чем говорит Шаламов, надо бы почитать (или перечитать) стихи признанных авторов 50-х годов, но это занятие неблагодарное. Мы все-таки уже отвыкли от таких впечатлений. Кажется, что эти стихи написаны под диктовку, аккуратным убористым писарским почерком (причем одним и тем же). Тянется изложение общих мест, там-сям украшенное риторической находкой. Пафос прописных истин. В чем-то эти вещи напоминают басни: в них непременно присутствует какая-то «мораль» — плоский воспитательный вывод. Это никак не характеризует моральный облик конкретного автора, а говорит только об обязательных качествах «лирического героя».

Я это к тому, что на рубеже 60-х фон для новой поэзии был просто небывало выигрышным. На таком фоне все было в новинку, в диковинку. В воздухе к тому времени скопилось столько ожидания, что оно запросто могло обрушиться на первую же подвернувшуюся голову.

Обрушилось оно на нескольких авторов, которых потом назвали шестидесятниками. В свое время к ним было много претензий, в основном по части сентиментальности, воспринятой как социальное задание, и эзопова языка. Претензии основательны, но не вполне учитывают обстоятельства времени. «Оттепельное» самосознание широких кругов интеллигенции оставалось достаточно простодушным, а двойная игра была настолько в ходу, что почти не замечалась. К полуправде относились с пониманием и сочувствием — считалось, что только так и можно.

Нельзя забывать и об уникальном общественном климате ранних 60-х: на диво оптимистическом, благожелательно-коллективистском, полном ожидания постепенного улучшения жизни и исправления «отдельных недостатков». Ни до, ни после такой гармонии в советском обществе уже не наблюдалось. Время открыто любовалось собой: все у него было новенькое, с иголочки.

Разумеется, это относится именно к «широким кругам», а не к отдельным представителям. Редкие, чудом сохранившиеся свидетели и в то время не теряли беспощадной зоркости. Замечательный литературовед и прозаик Лидия Гинзбург записывает в 1956 году: «Н. говорит, что возник новый вид литературы — подхалимствующая фронда. Очевидно, он и станет ведущим. Эренбург — истинный отец этого жанра. Ему дозволялась, даже вменялась в обязанность легкая фронда и тогда, когда всем дозволялось одно чистое подхалимство. Основной прием подхалимствующей фронды состоит в том, что на сцену выводятся легкие тени зла». (В скобках отметим, что Эренбург — отец и самого термина «оттепель»). Наблюдения Гинзбург можно дополнить: у нового вида литературы оказался в запасе не один прием, а несколько. Кроме выведения легких теней зла, присутствовала, например, демонстрация легких признаков новаторства. То есть признаки-то были как раз заметны и впечатляющи, их сугубая вторичность не сразу бросалась в глаза.

Это и была прежде всего демонстрация. Но что именно демонстрировалось — было поначалу не совсем понятно. Едва ли новое литературное или общественное сознание, скорее новый стиль жизни и ее выражения. Какой-то новый вкус. Массовое сознание требовало резких, но совершенно элементарных сигналов новизны: даже не знаков, а значков принадлежности другой эпохе. (Неслучайно полуосознанная молодежная оппозиционность началась с одежды и обуви. Люди рисковали карьерой и биографией ради брюк-дудочек и ботинок на толстой подошве-микропорке.)

Поэтические лидеры поколения оттепели как будто поделили между собой основные роли: один — трибун, другой — экспериментатор и т.д. Но такое разделение достаточно условно, потому что главная задача была общая: как можно резче и наглядней проявить новый стиль и свою принадлежность современности. Это словечко — «современность» — было из самых ходовых. В качестве прилагательного оно брало на себя все содержание и всю ответственность за существительное. Казалось, что наступающее время обладает очищающей способностью. Главное — соответствовать времени, то есть осуществлять себя в современных формах. Новации осторожно обходили по периферии всю область смыслов. Сейчас немного неловко пересказывать бунтарские идеи той эпохи: могут и не поверить. Например, идея, что можно носить узкие брюки, но в душе оставаться честным советским парнем. Или. да, впрочем, и другие идеи в сущности — модификации этой.

Видимо, в противовес осторожной негромкости, чиновничьей скромности советской лирики новое время полюбило хлесткую взрывчатую поэтическую фразу. Главный поэт оттепели Евгений Евтушенко — великий мастер именно такой фразы. Его новации почти сразу оформились как узнаваемые стилевые эмблемы. Их невозможно было ни с чем спутать.

Казалось бы, нельзя описывать поэта в категориях общественного влияния, но почему-то именно на такой тон сбиваются те, кто пишет о Евтушенко, даже когда стараются сохранять беспристрастность. Людям моего возраста трудно оценить Евтушенко спокойно и по достоинству. Даже трудно отнестись к нему как к чему-то внешнему: это слишком привычный, почти с детства знакомый элемент литературной обстановки. В отрочестве эти стихи читались и заучивались наизусть. Потом просто читались. Потом просматривались ради выуживания забавных цитат. Примерно к началу 70-х и это перестало вызывать интерес, но стихи продолжали свое существование где-то на периферии восприятия — как включенный репродуктор, как поэтическое репродуцирование общественных идей и событий, продолжающееся уже которое десятилетие с поразительной неутомимостью. Прижизненная популярность Евтушенко — абсолютный мировой рекорд, который можно вносить в Книгу рекордов Гиннесса с полной уверенностью, что уже никто никогда его не перекроет.

На появление в новом искусстве какого-то спортивного духа — соревнования и мирового первенства — указывали еще Шпенглер и Ортега-и-Гассет, каждый со своей стороны. За полвека идея как раз дозрела до той стадии, когда могла быть воспринята здешними авторами как исключительно «современная». Они заинтересованно присматриваются к фигуре спортсмена, и какой-то рев трибун часто врывается в стихи, по теме вовсе не спортивные. «Пока судачат про твои // паденья, взлеты — // Нерукотворное твори. // Жми обороты».

Процитированная строфа принадлежит Андрею Вознесенскому. Искушенный читатель заметил бы это и без уточнения, хотя бы по словечку «жми». Вознесенский первым стал совершенно безоглядно вводить в стихи молодежный сленг и те профессиональные арготизмы, которые прочитывались значками-приметами «современного» языка. Это сразу сделало его стиль узнаваемым. Первых читателей Вознесенского увлекало непривычное, экзотическое отношение к слову (да хотя бы просто внимание к слову). Его поэтику можно без особых оговорок признать новаторской. Но описать эти новации можно только одну за другой, через запятую — как ряд частностей, а не как постепенное разворачивание одного главного, сущностного определения.

С течением времени те же вещи стали читаться уже совершенно иначе: броское лозунговое языкотворчество шестидесятников воспринималось как любопытный выверт именно советской поэтической традиции — то есть попыткой оживить эстетически мертвую литературную зону.

Вместе с сочинением стихов шло сочинение авторов, и этот род вдохновения оказался достаточно бесплодным, по преимуществу вторичным. Вторична идея «брать на горло» и собственную песню, и читателя. Вторичен образ поэта-трибуна, поэта-проповедника — даже если проповедь опасна и не так наивна, как это случалось у наших авторов.

Надо оговориться: все это впечатления из того времени — наверняка субъективные и в исторической ретроспективе не вполне справедливые. Нельзя забывать, что разговор о художественной ситуации середины 50-х напоминал бы обсуждение флоры и фауны после ледникового периода. «Тогда казалось, что остался один язык, на котором все говорят. Что он наша данность и ничего нет, кроме него» (Л.Гинзбург). Этот язык на протяжении нескольких десятилетий был абсолютным хозяином страны. Инерция была слишком велика, и никакие постановления не могли сразу и резко изменить главное: атмосферу существования, состав воздуха — серого воздуха страха, въевшегося во все поры жизни. Воздух менялся медленно, и только когда он сделался хотя бы отчасти пригодным для дыхания, что-то стало происходить. На смену тотальному безъязычию шло подобие живой человеческой интонации.

В 1957 году, когда авторы-шестидесятники только-только начали выходить на публику, в День поэзии на площади Маяковского стояла толпа в сорок тысяч человек, и все эти люди, затаив дыхание, слушали стихи. Но стихи ли они слушали? Может, просто чьи-то живые голоса?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector