6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое декадентские стихи

Что такое декаданс

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru.

Томная дама в меховой горжетке и с папиросой в длинном мундштуке, морфинисты, странные песни Александра Вертинского и тексты популярной в 90-е группы «Агата Кристи» — все это приходит на ум, когда слышишь слово декаданс.

Декаданс — это не столько течение или стиль, сколько настроение, переломный этап в развитии культуры.

Декаданс — это.

Термин декаданс, или декадентство, пришел из французского языка, где decadence означает «упадок». Происхождение слова восходит к латинскому глаголу decadere — падать.

В самом общем смысле можно сказать, что декаданс — это такое состояние упадка, распада значимого культурного стиля, когда внутреннего огня уже не хватает на создание шедевров, но еще достаточно энергии на причудливые стилизации.

Декадентство чаще ассоциируется с периодом конца XIX — начала XX века, потому что в это время начинается упадок огромного пласта классической культуры.

*Александр Вертинский в образе Черного Пьеро

Но вполне уместно говорить о декадансе великого Ренессанса (это когда было?), который проявился в маньеризме, или об академизме, как о декадансе Классицизма (это когда было?), или о рококо — как об упадке Барокко (что это было?).

Мы остановимся на декадентстве как явлении в искусстве и литературе на переломе XIX–XX веков, когда основные настроения творческих произведений — это безнадежность, неприятие жизни, крайний индивидуализм, а на первый план выходят темы смерти, тоски, душевных страданий.

«Страшно оттого, что не живется — спится.
И все двоится, все четверится.
В прошлом грехов так неистово много,
Что и оглянуться страшно на Бога.

Да и когда замолить мне грехи мои?
Ведь я на последнем склоне круга.
А самое страшное, невыносимое, —
Это что никто не любит друг друга…»
Зинаида Гиппиус, 1916 г.

Кстати, «с детства раненая смертью и любовью» Зинаида Гиппиус написала это стихотворение в 47 лет, но предчувствие «последнего склона круга» ее обмануло.
Поэтесса умерла в 76 лет в 1945 году в Париже.

Предпосылки декаданса

Простыми словами декаданс — это кризис, творческие люди всегда особенно остро чувствуют переломные моменты эпохи, а искусство становится отражением их мироощущения.

К концу XIX века в Европе начинает складываться понимание, что такие непоколебимые и ясные идеи о главенстве разума, прогресса и науки не дают ответов на проклятые вопросы человечества: есть ли Бог, что такое смерть, что такое любовь?

Кризис рационализма (это что?) привел к поискам новой точки опоры. Нужны были иные формы, новый язык искусства (это как?), который бы отразил меняющееся мироощущение.

В Европе такими поисками занялась творческая молодежь, которую стали называть модернистами от французского moderne — современный.

*Фредерик Базиль, Портрет Поля Верлена, 1868 г.

Модернисты, как и любые новаторы, сначала вызвали резкое неприятие, их творчество воспринималось упадническим и получило издевательское название декаданс.

Термин «декаданс» появился во Франции в конце XIX как ругательное определение, которое давали критики происходящему, по их мнению, безобразию в литературе.

Кружок поэтов, объединившихся вокруг Поля Верлена и Стефана Малларме, охотно подхватил это название, в 1880-е годы начал выходить журнал «Декадент», где печатались Шарль Бодлер, Теофиль Готье, Артюр Рембо и другие «прОклятые поэты».

Слово прижилось, а упаднические настроения быстро докатились из Франции до России.

*«. Надо выбрать иное… Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу ее: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идет вперед, развивается, и будущее будет принадлежать ему. »

Валерий Брюсов, поэт, основоположник русского символизма

Характерные черты декадентов

Поль Верлен в серии очерков назвал своих друзей poete maudit — прОклятые поэты. Со временем к этой компании из шести французских поэтов последней трети XIX века: Тристана Корбьере, Артюра Рембо, Стефана Малларме, Марселины Деборд-Вальмор, Вилье де Лиль-Адама и самого Верлена — стали причислять и других авторов.

Конечно, никто и не думал проклинать несчастных. Их проклятие в тонкой душевной организации, в особом темпераменте (это как?), нежелании подчиняться массе, принятым в обществе нормам морали, прописным истинам.

Декаденты — это изгои, бунтари, стремящиеся к гибели и страдающие от предчувствия заката великой эпохи.

Под влияние этих настроений попали многие знаковые фигуры того времени: Морис Метерлинк, Оскар Уайлд, Константин Бальмонт, Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Федор Сологуб, даже Александр Блок.

Для декадентского творчества характерны несколько ярко выраженных особенностей:

  1. Крайний индивидуализм, ставящий во главу угла полную свободу личности.
  2. Субъективизм, отрицающий объективные законы мироустройства и общества.
  3. Аморализм, презирающий всякие нравственные нормы.

Декаденты отвергают законы морали как устаревшие предрассудки и мещанство. Их произведения полны ощущением безнадежности и пессимизма (это как?), но в упадке, смерти, пороке декаданс видит красоту.

*Константин Бальмонт (1867–1942 гг.)

Вот как описывает своих современников К.Бальмонт в очерке «Элементарные слова о символической поэзии»:

«Декадент — есть утонченный художник, гибнущий в силу своей утонченности. Как показывает самое слово, декаденты являются представителями эпохи упадка. Они видят, что вечерняя заря догорела, но рассвет еще спит где-то, за гранью горизонта; оттого песни декадентов — песни сумерек и ночи».

Декадентство как болезнь

Одни исследователи и современники оценивали декаданс как переломный момент, эпоху разочарования и переосмысления этических и эстетических норм, но многие не принимали такую точку зрения.

Декадентство — «симптом душевной болезни», так жестко определил это явление Николай Бердяев.

Врач и писатель Макс Нордау ставит свой диагноз декадентам:

«…Модные течения в литературе и искусстве, характеризуемые названием „конца века“, равно как и сочувствие к ним публики, вызываются болезнями, именно вырождением и истерией».

Действительно, декаданс — это не стиль и не школа, это настроение, объединившее в определенный отрезок времени совершенно разных поэтов, художников, музыкантов.

Обреченность, душевная усталость, потеря связи с реальностью, апатия — все это черты времени, состояние целой группы талантливых людей, болезненно чувствующих слом эпохи.

«Поиграем в декаданс»

*«Давай вечером умрем весело, поиграем в декаданс. »

Декадентские настроения могут настичь человека в разные отрезки жизни.

Сейчас декаданс — это скорее игра, стилизация, этакое эстетское смешение гламура и готики.

Существует даже свое декадентское шоу — фестиваль «Бархатное подполье», который, по сути, является обыкновенным балом-маскарадом любителей эстетики декаданса.

*Ряженые декаденты XXI века

Такие мероприятия имеют мало общего с истинным Декадентством, из которого вышли модернисты, символисты, акмеисты, авангардисты и другие творческие направления удивительной и трагической эпохи Серебряного века.

Автор статьи: Елена Румянцева

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Комментарии и отзывы (1)

Слово красивое, но его смысл явно диссонирует с его красотой, ну и как обычно, из некой идеи, сегодня декаданс превратился в пустую блестящую обёртку.

Декадентство

Декаде́нтство (фр. decadent — упадочный) — упадок, культурный регресс; изначально использовался как исторический термин для обозначения культурных явлений Римской империи к. II—IV вв. Также этим термином обозначают модернистское направление в изобразительном искусстве, музыке, литературе и архитектуре, в творческой мысли, самовыражении как таковых — конца XIX — начала XX веков, характеризующихся извращённым эстетизмом, индивидуализмом, имморализмом. Его основатели выступили прежде всего как противники старых течений искусства, главным образом, академизма. Провозглашённые ими принципы имели вначале чисто формальный характер: декаденты требовали создания новых форм в искусстве, более гибких и более соответствующих усложнённому мироощущению современного человека.

Традиционное искусствознание рассматривает декадентство как обобщающее определение кризисных явлений европейской культуры 2-й половины XIX — начала XX веков, отмеченных настроениями уныния, пессимизма, болезненности, безнадёжности, неприятия жизни, крайнего субъективизма (при сходственных, близких к тенденциозным, эпатирующих формулах и штампах — стилистических приёмах, пластике, композиционных построениях, акцентуациях и т. д.). Это сложное и противоречивое явление в творчестве вообще, имеет источником кризис общественного сознания, растерянность многих художников перед резкими социальными контрастами, — одиночество, бездушие и антагонизмы действительности. Отказ искусства от политической и гражданских тем художники-декаденты считали проявлением и непременным условием свободы творчества. Постоянными темами являются мотивы небытия и смерти, отрицание исторически сложившихся духовных идеалов и ценностей.

Содержание

Обозначение декадентства

Основным вопросом обозначения границ декадентства становится разделение его с символизмом. Ответов существует довольно много, но господствующих из них два, первый говорит о различности этих течений в искусстве, большим приверженцем и изобретателем его был Ж. Мореас, второй — о невозможности их разделения или отсутствия необходимости в таковой.

К. Бальмонт в статье «Элементарные слова о символической поэзии» говорит о триединстве декаданса, символизма и импрессионизма, называя их «психологической лирикой», которая меняется «в составных частях, но всегда единая в своей сущности. На самом деле, три эти течения то идут параллельно, то расходятся, то сливаются в один поток, но, во всяком случае, они стремятся в одном направлении, и между ними нет того различия, какое существует между водами реки и водами океана». Он характеризует декадента как утонченного художника, «гибнущего в силу своей утонченности», существующего на смене двух периодов «одного законченного, другого ещё не народившегося». Потому декаденты развенчивают все старое, отжившее, ищут новых форм, новых смыслов, но не могут их найти, так как взросли на старой почве.

Ф. Сологуб называет декадентство методом для различения символа, художественной формой для символистского содержания, «мировоззрения»: «декадентство есть наилучшее, быть может единственное, орудие сознательного символизма».

Русские символисты второй волны (младосимволисты) определяли разницу между декадансом и символизмом мировоззренчески: декадентство субъективно, а символизм преодолевает индивидуалистическую отъединенность эстетства сверхличной правдой соборности. Андрей Белый в книге «Начало» описывает это так: «символисты» — это те, кто, разлагаясь в условиях старой культуры вместе со всею культурою, силится преодолеть в себе свой упадок, его осознав, и, выходя из него, обновляются; в «декаденте» его упадок есть конечное разложение; в «символисте» декадентизм — только стадия; так что мы полагали: есть декаденты, есть «декаденты и символисты» (то есть в ком упадок борется с возрождением), есть «символисты», но не «декаденты»; и такими мы волили сделать себя».

По мнению Б. Михайловского (Литературная энциклопедия 1929—1939), «символизм» как термин шире термина «декадентство», по сути дела являющегося одной из разновидностей символизма. Термин «символизм» — искусствоведческая категория — удачно обозначает один из важнейших признаков стиля, возникающего на основе психики декадентства. Но можно различить и иные стили, возникающие на этой же почве (например, импрессионизм). И в то же время «символизм» может и освобождаться от декадентства (например, борьба с декадентством в русском символизме).

Однако, Михалковскому противоречит Ф. П. Шиллер («История западно-европейской литературы нового времени»): «Менялись и сами названия группировок и направлений: начиная с романа „Наоборот“ (1884) Гюисманса, наиболее популярным из них было „декадент“ (под этим же заглавием выходил журнал), затем позже большим распространением пользовалось название „символист“. И тут разница не только в одних названиях. Если, например, все символисты были декадентами, то нельзя сказать, что все декаденты „конца века“ были и символистами в узком значении этого слова. Декадентство — более широкое понятие, чем символизм (если отвлечься от небольшой группы поэтов, объединявшихся вокруг журнала „Декадент“)».

То, что называют «стилем декаданса», писал Готье, «есть не что иное, как искусство, пришедшее к такой степени крайней зрелости, которую вызывают своим косым солнцем стареющие цивилизации». Омри Ронен вообще выводит декаданс за рамки течения в искусстве и даже самого искусства: «декаданс нашёл художественное воплощение своей тематике в разных стилях: в символизме, в поэтике парнасцев, в позднем романтизме — „викторианском“ в Англии, „бидермайере“ в Средней Европе, и в позднем реализме — натурализме. Декаданс, таким образом, являлся не стилем и даже не литературным течением, а настроением и темой, которые в равной мере окрашивали и искусство, и научную, философскую, религиозную и общественную мысль своего времени».

Читать еще:  Стих там где мама молодая и отец живой

Иногда термин «декадентство» употреблялся также в биологическом смысле, означая патологические признаки психо-физического вырождения в области культуры (М. Нордау и др.). С социологической точки зрения термин декадентство применим для обозначения проявлений социально-психологического комплекса, свойственного всякому общественному классу, находящемуся в стадии упадка, особенно же нисходящему господствующему классу, вместе с которым приходит в упадок целая система общественных отношений (Плеханов, Искусство и общественная жизнь). «Вырождение» стало модным словечком эпохи. Врач Нордау ополчился против него по гигиеническим соображениям. Зато пациент Ницше отметил, что не только «пресловутая борьба за существование», но и появление вырождающихся, слабых, а потому более утонченных и восприимчивых натур способствует облагорожению человека и всякому движению вперёд («Человеческое, слишком человеческое»).

История

В XIX веке европейская и особенно французская литература была названа декадансом сначала враждебно настроенными критиками, а затем этот термин был использован и самими авторами. Данный термин относился к авторам конца XIX века, которые были связаны с движениями символизма и эстетизма и которые также сочетали в своём творчестве элементы более раннего движения романтизма с его несколько наивным взглядом на природу. Некоторые из этих авторов находились под влиянием традиции готического романа и поэзии и прозы Эдгара Аллана По.

Идея декаданса восходит к XVIII веку, к Монтескьё, а далее, после Дезире Низара — она была подхвачена критиками как термин для оскорбления Виктора Гюго и романтизма в целом. Более позднее поколение писателей-романтиков, как например Теофиль Готье и Шарль Бодлер, использовали это слово как знак почёта, как символ отрицания того, что они считали «банальным прогрессом». В 1880-х годах группа французских писателей называла себя декадентами. В Британии главной фигурой декаданса был Оскар Уайльд.

Как литературное движение декаданс — это переходный этап между романтизмом и модернизмом.

Часто символизм путают с декадансом. Несколько молодых авторов были иронично отнесены к декадансу в прессе середины 1880-х годов. Значительная часть манифеста Жана Моро была посвящена именно этой проблеме и спорам по этому поводу. Некоторые из этих авторов приняли его, а некоторые нет.

Идеи декадентства

Характерными чертами декадентства обычно считаются: субъективизм, индивидуализм, имморализм, отход от общественности, taedium vitae (лат. «отвращение к жизни» ) и т. п., что проявляется в искусстве соответствующей тематикой, отрывом от реальности, поэтикой искусства для искусства, эстетизмом, падением ценности содержания, преобладанием формы, технических ухищрений, внешних эффектов, стилизации и т. д.

Примером в древности можно назвать эпоху падения Римской империи [источник не указан 459 дней] и др.

Авторы-декаденты

Наиболее яркими представителями декадентства в западной культуре являлись Оскар Уайльд, Ш. Бодлер, Мария Корелли, П. Верлен, Метерлинк, Гюисманс, Станислав Пшибышевский и др. В группу русских декадентов так называемого «старшего поколения» в 1880-х — 1890-х гг. входили такие поэты и беллетристы, как Бальмонт, А. Добролюбов, Коневской, Ф. Сологуб, Мережковский, Зинаида Гиппиус, а также «ранний» Брюсов.

Если, по мнению Плеханова, литературное развитие русского декадентства и не вполне ещё соответствовало существовавшей в России системе капиталистических отношений, то корни его следует искать в условиях реакции 1880-х и начала 1890-х гг. Писатели-декаденты были особенно популярны после революции 1905. Для Троцкого истоки декаданса кроятся лишь в стремлении части интеллигенции уйти от «бурных социальных противоречий» в мир «чистого» искусства [1] .

Декадентское движение сегодня

В феврале 1999-го года писательница Маруся Климова и художник Тимур Новиков организовали фестиваль декаданса «Тёмные ночи», который прошёл в концертном зале петербургского Зоопарка [2] . Второй фестиваль состоялся год спустя в петербургском клубе «Декаданс». Эти эпатажные и шумные акции стали своеобразной манифестацией независимого искусства Санкт-Петербурга и Москвы, берущего своё начало в андеграунде советских времён [3] . В дальнейшем декаданс как современное настроение вобрал в себя черты гламура и готики. Эти популярные в начале века стили были объединены в декадентских фестивалях «Бархатное подполье». Первый фестиваль состоялся в 2005 году [4] в московском Клубе на Брестской, автором идеи выступил журналист и музыкант Владимир Преображенский, сегодня организатор салонных вечеров «изысканного удовольствия» [5] .

К декадентам себя относят и многие музыкальные группы, особенно представители готик-рока, дарквэйва и т. п. стилей [источник не указан 459 дней] . Декадансом своё творчество называют группы Агата Кристи (один из их альбомов так и называется Декаданс), Dead Can Dance, Оберманекен (их культовый альбом «Прикосновение нервного меха» был включён в книгу Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока»), «Бостонское чаепитие», Кремация Бонифация, «Кабаре Безумного Пьеро», Пикник и др.

Несколько слов о новом русском декадансе

В наше стабильное время у молодежи, кажется, прибавилось интереса к поэзии. Стали больше писать, в городах областного значения открываются поэтические студии. Литература перестает быть немодной, ее статус отщепенки растворяется вместе с памятью о девяностых.
Но какова она — новая городская поэзия? Что за цветы несет нам? Что говорит? Куда зовет? В этой статье мы обсудим доминирующий в современной молодежной поэзии жанр — декаданс, для чего проанализируем типичные стихи и отметим общие мотивы. На наше счастье, все стихотворения в этом жанре удивительно сходны как по форме, так и, что для нас более важно, по содержанию. Это значительно упрощает нашу задачу.
Итак, декаданс.

Привет.
Я пишу уже ниоткуда.
Там, где я есть — только тьма и хаос.
Я без сил, я не знаю на сколько меня осталось
И бежать от себя больше не буду.

Бесцеремонно ворвались в мою душу,
Перевернули все с ног на голову.
Мне читают вслух. Заставляют слушать.
Меня сводят с ума. Или что-то около.

Ежечасно вопли сирен слышу я,
В их напевах установка на грех.

Повторяю себе, что выживу,
Повторяю себе, что выдержу,
Но их голос, их смех
Сильнее.

Я пишу тебе ниоткуда.
Там, где я есть — только тьма и хаос.

От меня совсем ничего не осталось.
Не пытайся меня спасти.
Я спасаться не буду.
// К

Угнетает, не правда ли?
Неизвестный персонаж читает кому-то очень пессимистичный монолог. Герой стихотворения признается в том, что он обессилен, а вокруг него всегда «тьма и хаос». В его душу «бесцеремонно ворвались» некие темные силы, которые «перевернули все» (т. е. душу) вверх дном, ему «читают вслух. Заставляют слушать», «сводят с ума». В кульминации стихотворения действующее лицо открывается еще больше: «Ежечасно вопли сирен слышу я. // В их напевах установка на грех».
Итак, в трех первых строфах изложена печальная ситуация, а в четвертой строфе фигурант пытается бороться: «Повторяю себе, что выживу. », но, по-видимому, ничего не выходит, ибо «их голос, их смех // Сильнее». Стихотворение заканчивается на той же мысли, на которой начиналось — всепобеждающим отчаянием.
Какие у нас есть вопросы к содержанию? Вопросов много. Самая большая загадка — как так получилось, что «Там, где я есть — только тьма и хаос»? Где корень, где фонтанирующий источник хаоса — в самом персонаже, в неких темных силах, которые «бесцеремонно ворвались» и «читают вслух», или где-то еще? Загадка остается неразгаданной.
Как так вышло, что уже на старте персонаж — «без сил»? На что потратил силы, что делал, с чем боролся? Как понимать «Мне читают вслух» — разве кому-то можно читать молча? Чем именно персонажа «сводят с ума»? Тем, что ему читают и «заставляют слушать»? Что значит «бесцеремонно ворвались»? Разве можно ворваться с церемониями?
В третьей строфе фигуранта сводят с ума какие-то сирены. Ужели они-то и читали вслух и заставляли слушать? Не менее загадочна и «установка на грех». Что это за установка такая? Она есть в «напевах», но есть ли она также в «воплях», которые слышны «ежечасно»? Да в уме ли был персонаж изначально?
В следующей строфе персонаж пробует бороться. Каким образом? Здесь и зарыта собака декаданса! Персонаж повторяет себе, что выживет! Повторяет себе, что выдержит! Вот тут-то мы не выдерживаем и громко восклицаем вслед за К. С. Станиславским: «Не верю!» Откуда эта амебная бездарность? Ни единой попытки убежать, спрятаться, биться с этими ужасными сиренами, запустить в них кирпичом. Ни единой попытки лучше разобраться в себе и окружающих, ни обращений к друзьям, к профессионалам, к Интернету. Что это за метод борьбы с помощью мантр: «Повторяю себе, что выживу // Повторяю себе, что выдержу»? Какой-то нелепый аутотренинг.
Мы уверены, что все вопросы к содержанию стихотворений в жанре «новый российский декаданс» иррелевантны. Сами авторы не знают на них ответов.
Декадентская поэзия не содержит и не пытается выразить смыслы — она фундаментально иррациональна. Речь без понятий и аргументации. Разговор без значений.
Декаданс — это обреченность, капитуляция в отсутствие врага, падение в бездну посреди городской улицы. В нашем примере, фигурант обессилен и сдается прямо на старте. Причем, сдается не неприятелю, а самому себе: «Я бежать от себя больше не буду». Капитуляция без внешних причин, невозможное поражение самому себе — как это характерно для нашего жанра!
Основные мотивы (антисмыслы) нового российского декаданса: эгоцентризм, глубокий пессимизм, страдательное отношение к жизни, презрение к человеку. Эго персонажа, изливающее презрение или, в лучшем случае, безразличное к окружению, поглощает чуть ли не весь мир. Эгоцентризм переходит в солипсизм. Жанр допускает лишь одну форму внимания к внешней среде — ее уничижение. Полный слез и страхов взор обращен только на свое эго, вовнутрь — этакая «достоевщина» первых уровней прохождения: самокопание, блуждание в темных норах подсознания. При этом, декадентский литератор не устает подчеркивать полную беспомощность своего персонажа, не жалеет черных красок для нагнетания мрака безысходности. Выходит, что в декадансе эгоизм предстает не здоровым эгоизмом творца, а безумным, полным отчаяния эгоизмом невежественного, аморального, бездеятельного слепца.
Субстанция литературного декаданса — бессвязный, иррациональный негатив, изливаемый на аудиторию. Никакого интереса к внешнему миру. Никаких положительных героев. Никаких хотя бы приблизительно сформулированных проблем. Никаких разумных действий. Никакой надежды. Все ужасно. Почему — неважно, просто ужасно, и все. Так сейчас модно, все так пишут, и я так пишу. Слушайте и благодарите!
Но зачем направлять всю творческую энергию в замогильные норы подсознания? Какие там есть сокровища? Наверное, привлекателен эскапизм сам по себе — погружаясь время от времени в иррациональное, можно отдохнуть, отвлечься от внешнего мира.
Нам возразят, что декадентское творчество помогает лучше понять свой внутренний мир, проработать комплексы и выплеснуть наружу, т. е. на окружающих, негатив. Но непомерное внимание к темной стороне личности, все эти скитания в подсознании, могут усиливать, а не решать психологические проблемы. Без общества, без культурных влияний прошлого и настоящего, без языка и общественного хозяйства человеческое «я» не существует. «Я» в вакууме — это мираж. Поэтому, если психологические трудности являются результатом влияний на человека социальной среды, осмыслить и решить их в декадентском формате невозможно. Никто не сможет с уверенностью сказать, что из наших идей, идеалов, представлений, ценностей, заблуждений собственно «наше», выработано своим умом, а что заимствовано.
Социальной базой декадентской поэзии является сегодняшний или завтрашний «офисный планктон», освобожденный, ввиду высокого уровня развития производительных сил и неолиберальной организации экономики, от необходимости серьезного умственного или физического труда. В постиндустриальном рыночном социуме, где производством вещей заняты немногие, молодежь ориентируется на занятость в сфере услуг, где почти нет технического прогресса, а труд малопроизводителен и взаимозаменяем. В итоге мы получаем массу «образованных», но бесправных людей, погруженных в океан яркой и гремящей продукции индустрии грез, общество «позитивного человечка», или цветного винтика, от которого ничего не зависит, но который ежедневно усваивает обширный социально-психический контент, произведенный людьми, с которыми он никогда не встречался. Дисгармония социальной жизни и человеческой природы, различные препятствия к самореализации, чувства бессилия перед системой могут подталкивать к самым разнообразным формам эскапизма, в том числе к декадентскому искусству.
Являясь антиподом великой русской литературы XIX века, укрепившей во всем мире веру в справедливость, разум и надежду на лучшее будущее, декаданс — это искусство, где нет света в конце тоннеля, где человечество опускается, разлагается, превращается в человекообразных животных. Декаданс или прямо способствует, или, как минимум, оправдывает разложение общества, личности, превращение психики в помойную яму.
Как декадент изображает человека? Человек здесь — бессубъектен. Это не герой трагедии, бросивший вызов ходу истории. Не творец, не строитель. Не Иван на печи, у которого много сил, но он ленится. Не деятельный пройдоха. В кривом и черном декадентском зеркале человек — не действующее, а страдающее лицо. Болеющее, переживающее за себя, жалующееся, но обязательно бездействующее! Не желающее пошевелить пальцем, чтобы себе помочь!
Убогий психологический портрет женщины в декадентстве противоположен светлому образу интеллигентной девушки в великой русской литературе. Это, конечно, не жена декабриста, не Мери Лиговская, не тщеславная Марина Мнишек, и даже не безвольная, но любящая Катерина. По сравнению с ними, фигурантка нашего киберпанка предстает куда более независимой от внешних обстоятельств, но проигрывает в масштабе, интересуясь только своим «я» и его проблемами.
Отметим интересный парадокс. На первый взгляд, гипертрофированное чувство любви к себе, развитый эгоизм и эгоцентризм должны делать человека счастливее. Казалось бы, чем больше любви и внимания уделить себе — тем лучше, тем больших успехов добьешься. Но декадентская поэзия, если только не сомневаться в ее хотя бы частичной искренности, прекрасно иллюстрирует, что главной жертвой чрезмерного эгоизма является. сам эгоист! Не видя ничего кроме своих проблемок, гиперболизируя свои страдания, поневоле остаешься с ними один на один, и они преображаются в непроходимые Гималаи.
Если бы декаданс можно было изгнать из литературного мира, скажем, в мир растений, он наверняка обратился бы в какие-нибудь низенькие, страшненькие кустики — может быть чертополох? — но с вечночерными цветками. Бедная лексикой и смыслами, поэзия черных цветков, конечно, слишком слаба, чтобы скреплять поле великой русской культуры, чтобы питать и прославлять ее великие смыслы. Декаданс не создает ценностей, ориентиров, не зажигает маяки. Его убогие наносмыслы или даже антисмыслы: оправдание абсолютной пассивности, смирения со злом, бессубъектности, безразличия к окружающим. Антипод пассионарной русской культуры. Антипод, но не отходная. Ждать придется долго.

Читать еще:  Есенин стихи скольких ты ласкала

Что такое декаданс. Декаденты и декадентство в поэзии и искусстве

Что такое декаданс простыми словами. Декадентство в литературе. Русские поэты-декаденты Серебряного века, конца XIX — начала XX века. Стихи декадентов.

Декаданс — это значит упадок, разложение. Французское слово décadence образовано от позднелатинского decadentia — упадок.

Декаданс или декадентство — направление в литературе и искусстве рубежа XIX-XX веков, воспевающее упадок, безнадежность, закат человеческой цивилизации. Частичные синонимы: модернизм, неоромантизм, символизм.

Декадент — представитель декадентства в литературе и искусстве. Декадентам были свойственны пессимизм, разочарование в жизни, индивидуализм, стремление бросать вызов общепринятой морали. Они воспевали порок и болезненную красоту.

«Юная декадентка». Рамон Касас, 1899 год

Прилагательное — декадентский, то есть проникнутый настроением упадничества, разложения.

Ударение ставится на третий слог — декада́нс, декаде́нтство, декаде́нт.

Сегоня в метро услышал кусок разговора двух «пацанов»:
-Слышь, чё такое декаданс?
-Ну это когда вокруг п##дец, а всем по х#й.

Декаданс и декаденты в литературе

В эпоху Просвещения декадансом называли время упадка Римской империи. В первой половине XIX века это слово с осуждением использовали в адрес Виктора Гюго и других писателей.

В 1870-80-е годы во французской литературе вокруг Стефана Маллармэ и Поля Верлена сложился кружок поэтов, которые с гордостью приняли насмешливое прозвание «декаденты» и сделали его своим самоназванием.

К декадентам относили Теофиля Готье, Шарля Бодлера, Артюра Рембо. Верлен и другие «проклятые поэты» в 1886-89 годах публиковались в журнале «Декадент».

Декадентам был свойственен крайний индивидуализм. Они заявляли, что отвергают условности и предрассудки, «обывательскую» мораль и мещанство. В своих произведениях, проникнутых пессимизмом и безнадежностью, декаденты изображали красоту «падения», смерти и небытия, греха и порока, восхищение болезненной красотой.

Произведения декадентов далеки от реализма, их форма зачастую сложна и запутана.

Безумье, скаредность, и алчность, и разврат
И душу нам гнетут, и тело разъедают;
Нас угрызения, как пытка, услаждают,
Как насекомые, и жалят и язвят.

Упорен в нас порок, раскаянье — притворно;
За все сторицею себе воздать спеша,
Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
Слезами трусости омыв свой путь позорный.

Шарль Бодлер. «Цветы зла». Вступление. Перевод Эллиса

Влияние декадентов заметно в творчестве многих выдающихся литераторов, начинавших творить в эпоху декаданса — от Оскара Уайльда до Александра Блока.

Оскар Уайльд. Фото Наполеона Сарони

Русские поэты-декаденты Серебряного века

В России слово «декадентство» узнали в 1880-е годы. Некоторые использовали его с осуждением:

Разве у нас, в России, выдуманы слова «декадент», «декадентство»? Никогда. Они придуманы на Западе, и их назначение — клеймить ту секту, которая большинству людей противна, гадка и невыносима…

В.В. Стасов. «Нищие духом», 1899

Однако вскоре им стали обозначать буквально любые новые, непривычные явления в литературе и искусстве, вспоминали современники.

Декадентством окрестили в России то, что в Париже нашло название «L’art nouveau» — «новое искусство». Термин «декадентство», или в переводе с французского «упадочничество», был достаточно расплывчат, обнимая одновременно картины Пювиса, Бенара, Врубеля, Коровина, Серова, Малявина, Сомова, скульптуру Родена и Трубецкого, гравюры Остроумовой, стихи Бодлера, Верлена, Бальмонта, Брюсова, Андрея Белого.

Декадентством было все, что уклонялось в сторону от классиков в литературе, живописи и скульптуре. Не только Матиссов и Пикассо еще не было на горизонте, но и импрессионистов мы не видали ни в оригиналах, ни в репродукциях, не говоря уже о Сезанне, Гогене и Ван-Гоге.

Игорь Грабарь. «Моя жизнь», 1937

К числу русских поэтов-декадентов в 1890-е годы относили символистов старшего поколения — таких как Иннокентий Анненский, Константин Бальмонт, Федор Сологуб, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Валерий Брюсов (раннее творчество).

Зинаида Гиппиус на портрете Льва Бакста, 1906 год

Близки
кровавые зрачки,
дымящаяся пеной пасть.
Погибнуть? Пасть?

Что — мы?
Вот хруст костей. вот молния сознанья
перед чертою тьмы.
И — перехлест страданья.

Что мы! Но — Ты?
Твой образ гибнет. Где Ты?
В сияние одетый,
бессильно смотришь с высоты?

Пускай мы тень.
Но тень от Твоего Лица!
Ты вдунул Дух — и вынул?
Но мы придем в последний день,
мы спросим в день конца, —
за что Ты нас покинул?

Зинаида Гиппиус. «Гибель», 1917

Все, что вы хотели знать о декадансе, но боялись спросить

Декаданс. Красивое слово, которое при произношении будто совершает некий танец на языке. Этим словом сегодня пользуются довольно часто, применяя его к самым разнообразным вещам – от музыки до высокой моды. Зачастую причиной этому становится просто его красота и романтичная мрачность. Декадентскими сегодня любят называть воздушные черные платья, достойные современниц Эдгара Аллана По, удушливо-печальную музыку, витиеватые стихи о боли и смерти и многое другое, полное потусторонней мистики. Однако за словами всегда стоит долгая история. Раз уж слово «декаданс» снова танцует у людей на языках, стоит заглянуть за его оболочку и узнать, есть ли там что-то столь же мрачно прекрасное, как и его звучание.

Как и многие другие красивые слова, «декаданс» появился на свет во Франции. Термин этот был введен французскими историками в середине XIX века для того, чтобы кратко и емко обозначить один интересный период. Только этот период не имеет отношение к истории Франции, как многие думают. Термином «декаданс» изначально описывались события, имевшие место в Римской империи конца II — IV вв. Распад нравов, усиление социальных противоречий, политический и экономический кризис вызвали удивительный подъем культуры и искусства. В умах римских писателей и философов царили мистические и оккультные настроения, неудовлетворенность настоящим заставляла их романтизировать древность и вернуться к архаике, как в стиле, так и в языке. Именно в этот период жил и творил Апулей, автор знаменитого «Золотого осла», повествующего о похождениях беспутного знатного юноши Луция. Неприкрытый эротизм, колдовство, язвительная ирония и высмеивание безнравственности общества в этом романе отражают всю суть упадничества, пропитавшего римскую жизнь той эпохи. Помимо Апулея римский декаданс воплощали в своих произведениях такие авторы, как Плутарх, Петроний и Лукиан, называемый «Вольтером древности». Вывод из всего этого напрашивается один: кризис общественной и политической жизни зачастую служит стимулом для расцвета культуры, насыщает ее и обогащает.

Суть декаданса и его философская составляющая стали по мере возможностей ясны. Посмотрим, как мысли декадентов раскрывались в разных формах искусства, и начнем с литературы. Божественное упадничество сочится из стихов Шарля Бодлера, Теофиля Готье, Поля Верлена, Артюра Рембо. Они задали тон, который немедленно подхватили русские символисты Бальмонт, Сологуб, Мережковский, Гиппиус, Брюсов. Все они писали совершенно по-разному: у одних реальность вызывала медленно стекающие по бледным щекам слезы, другие бросались в нее грубыми и агрессивными строчками, а третьи воспевали исключительно идеалы Античности. Пышная и детальная форма в стихах так плотно окутывает содержание, скрывая его от внешнего мира, что понять всю суть декадентской поэзии очень непросто. Это искусство не для публики, но для самого искусства. Этакий огромный синий бриллиант на дне Марианской впадины, до которого никто не может добраться. Что касается драматургии, нельзя не вспомнить, конечно, «Синюю птицу» Мориса Метерлинка о вечном стремлении человека к счастью и постижению бытия.

Особо выделить стоит один блистательный дуэт, который станет плавным переходом от декадентской литературы к декадентской живописи. Речь идет о захватывающей дух гармонии, которой добились в своей совместной работе писатель Оскар Уайльд и художник Обри Бердслей. Эти два англичанина создали совершенный образец литературного и художественного декаданса – пьесу «Саломея». Обращаясь к библейскому мифу о царевне Саломее, потребовавшей за свой танец от царя Ирода голову пророка Иоканаана, Уайльд переосмысливает его в духе декадентской эстетики. В пьесе царит атмосфера тревоги, болезненной эротики, мистики. Эти ингредиенты своими тончайшими черными линиями, драматичными фигурами и невесомыми композициями изобразил на бумаге Бердслей. Удивительный диалог между словами писателя и рисунками художника – это и есть «Саломея». Последним фантастическим штрихом в этой истории стал одноименный немой фильм, снятый в 1922 году Чарльзом Брайантом и Аллой Назимовой. Слова Уайльда не звучат, но читаются во взглядах и пластике тел, а обрамляют все это декорации и костюмы, повторяющие мысли Бердслея.

Читать еще:  Кому пушкин посвятил стих признание

Балансируя между безумием и странными снами, Бердслею вторили многие художники. Врубель с его глубокими густыми цветами и образами, американка Ромейн Брукс с ее холодными портретами, прерафаэлит Россетти и его волшебные полотна, Франц фон Штук и его демонические создания – это лишь немногие, кто проиллюстрировал дух декаданса. Как и в случае с литературой, каждый декадент от живописи представляет эстетику божественного упадничества абсолютно по-разному. Прерафаэлиты отдавали предпочтение мифическим, сказочным, а иногда и библейским сюжетам, другие мастера фиксировали реальность, но оттеняли ее нотами меланхолии и мрачности, и все это творилось каждым художником в своей уникальной технике.

Что касается музыки конца XIX – начала XX века, то в ней дух декаданса отразился несколько иначе, чем в литературе и изобразительном искусстве. Неудивительно, ведь у музыки всегда особая история. Музыку рубежа эпох можно охарактеризовать двумя категориями, и можно сказать, что они обе проистекли из декадентских идей. Первый путь, по которому пошла тогда музыка – это новый взгляд на мифы, легенды и сказки. Их воплотили в нотах Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Рихард Штраус. По второму пути пошли композиторы-экспериментаторы, целью которых было отречься от старых классических форм и найти нечто, что отразит стремительно меняющуюся жизнь вокруг. Здесь особая роль принадлежит футуристам, воспевателям заводов и механизмов. Они делали с музыкой такое, что тогда было уму непостижимо. Это, в первую очередь, Франческо Прателла, Луиджи Руссоло, Клод Дебюсси. Знаковым культурным событием мирового масштаба стали «Русские сезоны» Дягилева. Они воплотили в себе переосмысление балета, костюма и человеческого тела, не говоря уже о музыке. В ней революцию совершил гениальный Стравинский.

Описывать философию и искусство можно бесконечно, краткость тут таланту не сестра. Попробуем подвести некий итог. Декаданс – это не течение и даже не объединение течений. Все, что делали люди, которых именуют декадентами, нельзя назвать так просто одним словом. Лучшего всего будет сказать, что совершенно разные произведения стали реакцией разных людей на одну и ту же реальность – рубеж XIX и XX веков, переломное время, время потрясений. Упадок в обществе, как когда-то в Римской империи, вызвал бурный творческий всплеск и стал началом множества новых течений и поисков новых форм. На этом закончим разбираться в прошлом и начнем подбираться к настоящему.

Итак, декаданс – это состояние духа, настроение, в котором пребывает довольно большое количество людей. Наверное, поэтому достаточно часто можно услышать это слово применительно к бурным вечеринкам 1920-30-х годов. Как многим должно быть известно из истории, это был ужасный мировой экономический кризис. Это, во-первых. Во-вторых, 1920-е и 1930-е годы – это так называемый период между двумя мировыми войнами, адом, через который уже прошли, и подсознательным предчувствием ада, через который предстоит пройти. У Пушкина есть маленькая трагедия, которая называется «Пир во время чумы». Этим именем и можно назвать те яркие, сверкающие и безбожно дорогие вечеринки, которые устраивали богачи в 1920-30-е годы. Жажда спрятаться в бокале шампанского от ужасов недалеко прошлого, холодного настоящего и темного будущего. Как военная форма скрывает бойца от врага, так блестки и перья скрывали леди и джентльменов от их страхов, отчаяния и разочарований. Пир во время чумы стал синонимом декадентскому настроению. Искусство, конечно же, снова обогатилось: певцы «потерянного поколения» Фицджеральд, Миллер и Хемингуэй, художники Тамара де Лемпицка, Пабло Пикассо и Ман Рэй, стиль ар-деко и такой джаз, который говорит: «Жизнь прекрасна, не смотри за окно».

Что же происходит сегодня? После всех этих тысяч слов нетрудно оглядеться и понять, что сегодня имеет место очередной общественный и политический кризис, а также реакция на него творческих людей. Мы снова погрузились в декадентское настроение, и кто-то в нем попросту тонет, кто-то выплескивает недовольство реальностью в искусство, а кто-то наряжается в блестки и перья и танцует. Упреждая фразу «ничего нового не происходит», скажем: происходит новое, происходит каждый день. Кто-то пишет стихи, кто-то – роман. Кто-то рисует на маленьком или большом холсте или листе бумаги. Кто-то репетирует новую песню, а может быть симфонию. Кто-то учится у прошлого, а кто-то бьется над новыми формами. Тем более что сегодня можно все. В конце концов, кто-то безудержно веселится с бокалом шампанского, и это тоже прекрасно. Вот это и есть декаданс. И последнее: здесь ведь доказано, что божественное упадничество и грусть могут быть созидательными, не так ли?

Лучшие декадентские стихи журнала Нива 1904, 1905,

Эти стихи можно использовать для свободной работы или публикаций.Аккаунта,на котором они ранее находились,теперь нет.Просьба переадресовать все поисковики сюда.

Д.Диткевич журнал «Нива» номер 50 год 1904 страница 987

Ветер злобно воет,
Воет-завывает
И с деревьев жалких
Желтый лист срывает.
Небо тихо плачет,
Сумрачно природа
Расстается с летом
До другого года.

Ветер злобно воет,
Воет-завывает,
И тихонько кто-то
Где-то напевает.
Уж не ты ли,Муза,
Друг мой,друг печальный,
Молодость хоронишь
С песней погребальной?

Ветер злобно воет,
Воет-завывает.
Это где же плачут?
Кто это рыдает?
Боже мой!Ведь это
С Музою угрюмой
Плачут мои песни,
Плачут мои думы.
.

Михаил Пепенин «Костёр» 81912151

Гаснут огненные очи.
Тает день в тоске бессилья,
Прячет взор за гранью гор.
Подпалю я платье ночи,
Развяжу я сказке крылья,
Разведу во тьме костёр.
Душный сумрак мне несносен,
И, в укор закату дня,
Я развею вихри света,
Я создам на сучьях сосен
Вечер ласки и привета,
Праздник сказки и огня.

На глухой лесной поляне
Кину в сучья сосен ель.
Подожгу кору березы.
В едком скученном тумане
Взвеет красная метель,
Будут трепетные розы,
Вспыхнут огненные маки.
В пляске бешеной тревоги
Прянет в небо синий дым.
И прочтет ночные знаки
Потерявший нить дороги,
Утомлённый пилигрим.
.

Анна Ахматова «Приходи на меня посмотреть» 441912873

Приходи на меня посмотреть.
Приходи.Я живая.Мне больно.
Этих рук никому не согреть.
Эти губы сказали:»Довольно».
Каждый вечер подносят к окну
Моё кресло.Я вижу дороги.
О,тебя ли,тебя ль упрекну
За последнюю горечь тревоги!
Не боюсь на земле ничего,
В задыханьях тяжелых бледнея.
Только ночи страшны оттого,
Что глаза твои вижу во сне я.
.

Пётр Быков «Золото!Золото!» 261912516

Растянула кровавые полосы
По реке тихоструйной заря;
Верб раскидистых вспыхнули волосы,
Огоньком желтоватым горя.

Исполин ли огромнейшим молотом
Слитки золота в пыль истолок?
Побережье засыпано золотом,
Позолочен лесной уголок.

Пышат золотом в бедном селении
И избушки,и старенький храм,
И пылает оно в отдалении
По отлогим,угрюмым горам.

Золотятся и воды,и пажити;
Золотистою пылью густой
Всё полно. И невольно вы скажете:
Заколдованный край золотой!

Чувство странное,мысли брожение
Копошатся в душе без конца:
Этот блеск золотой — отражение
Мирового златого тельца.
.

Иван Рукавишников «Чей-то сон» 161912314

На поляны лег озерами
Лунный свет.
Кто весь мир объемлет взорами?
Кто влюблен?

Не придет?Придет к влюбленному
Час- ответ?
Вот кивает вязу сонному
Красный клён.

В осень смотрит дом окошками
Без стекла.
Побежали тени кошками.
Вздох Луны.

Перед домом дева мглистая
Прилегла.
Страсть,прощай!Прощай,огнистая,
До весны.

Но влюблённый кто?Узнаю ли?
Шепчет:-«Нет.
Только ныне сны оттаяли.
Вот люблю.»

Осень.Чудо разрушения.
Грёзный свет.
Чьи же сказки вдохновения
Я люблю?
.

Филарет Чернов 291912574

Летнего вечера ласковым сумраком
Нежно овеян мой дух.
Так безболезненно,кротко и радостно
День погорел и потух.

Небо мечтательно краски раскинуло-
Нежные вздохи зари.
Друг мой,забудь всё земное и тленное,
В вечное небо смотри.

Видишь:- сгущаются тени вечерние,
Только,где солнце зашло,
Словно воздушное,голубоводное
Озеро блещет светло.

Кажется,там — из таинственной вечности,-
Движась по зеркалу вод,
Дивный корабль с дорогими усопшими
Тихо,как сон,проплывет.
.

Нива 331905 стр.650.

В годы ранней весны безмятежные сны
Видел я на коленях родной.
В материнских глазах, в ея чистых слезах
Заключил я весь мир мой земной.

Так года пронеслись. Предо мною зажглись,
Вдаль маня, вестовые огни:
В мир мечтаний и грез, в мир страданий и слез
Потянули ребенка они.

И пеленки дитя изорвало шутя,
И со смехом отбросило их.
Полный веры и сил,в темноту я спешил
На призыв огоньков золотых.

Я познанья искал,я его призывал
Детской веры горячей мольбой,-
И в ответ тем мольбам вещий знания храм,
Полный света, предстал предо мной.

У открытых дверей жались сотни людей;-
А в святилище хор голосов
Прославлял знанья свет. И туда робкий след
Я направил средь слуг и жрецов.

Тот,кого я искал,-бог,- к кому я взывал,
Был великий незримый кумир:
Под завесой густой он стоял пред толпой,
Не внимая, как пел его мир.

И далеко вокруг хоры трепетных слуг
Прославляли его торжество.
Но, как полночь,темно,вечной тайны полно
Оставалося их божество.

Я вернулся назад. Отуманенный взгляд
В темноте новой цели искал.
И нашел ее вновь: я поверил в любовь,
В ея светлый,святой идеал.

Я в любовь мою слил все, чем мир был мне мил:
Цель, значенье и смысл бытия;-
Но средь жён одинок,как в отчизне пророк,
Оставался непонятым я.

И любовью моей одарил я людей
С их неправдою,горем и злом:
Их душевную тьму,вековую тюрьму,
Озарял я участья лучом.

Пронеслось много лет. И взглянул я на свет,
И увидел: по прежнему был
Он велик, и широк, и страданья поток
В нем по прежнему волны катил.

И,как прежде над ним,к облакам голубым
Возносились пророков кресты.
У подножья крестов звон мечей и оков
Раздавался среди темноты.

Брата брат убивал и в крови воздвигал
Трон из трупов,мечей и оков,-
И царил,как герой,над безмолвной толпой
Восхищенных и жалких рабов.

Я воззвал к небесам. Но горячим мольбам
Не ответил рокочущий гром:
Лишь звезда за звездой там неслись чередой,
Раз указанным вечным путем.
.

Нива 461905 стр.897

«Дыханье гнева» П.М.Попов

Сгущались грозовыя тучи,
А ветер свистел и стонал,
Как будто для битвы могучей
Врага и союзника звал.
И вихри подули,помчались,
И молний стрелы зажглись;
Столетние дубы качались,
С корнями из почвы рвались.
Шатались фундаменты зданий,
Сметалися кровли домов,
И в шуме стихийных метаний
Звенели осколки оков.
Но стихнет дыхание бури,
Притупятся распри мечи-
И снова на ясной лазури
Засветятся мира лучи.-
Так часто родильницы муки
Не помнит счастливая мать,
Лишь только бы дали ей в руки
Младенца к груди прижимать.
Так часто в страданьях народа,
В хаосе кровавых расправ
Родится порядка свобода,
Встает торжество его прав.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector