0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое инверсия в стихах

Об инверсиях

Это тот термин, который нуждается в корректировке, который очень часто трактуется произвольно и неправильно.
Начнем с того, что в словарях дается в общем правильное определение, с которым можно согласиться. Приведем для примера цитаты:

«ИНВЕРСИЯ — нарушение принятого в разговорной речи порядка слов» (Литературная энциклопедия в 11 т.1929-1939)
Инверсия «- нарушение общепринятого в данном языке порядка слов.». (Словарь литературоведческих терминов. С.П.Белокурова 2005).
итд.
.
Это никаких возражений не вызывает. Особенно если уточнить: «инверсией» следует называть речь ощущаемую, как недопустимую или неестественную В ДАННОМ ЯЗЫКЕ.
Но путаница возникает с самого начала ПРАКТИЧЕСКОЙ интерпретации этого положения. Из-за странного забвения уточнения: «В ДАННОМ ЯЗЫКЕ»
.
Возьмем для пример английский язык.
Там во многих конструкциях порядок слов жестко определен потому что он имеет смысловое значение.
blue day — грустный день
day blue — дневная грусть
(blue — грусть, day — день).
Здесь перестановка приводит к серьезному изменения смысла конструкции.
Так же как перестановка глагола и существительного меняет смысл конструкции. «I do. «- утвердительное, «Do I. » — вопросительное.
В русском языке в конструкциях «дневная грусть» и «грусть дневная» отношение слов («день», «грусть») выражается грамматическими окончаниями а не порядком слов.
.
В русском языке порядок слов НЕ ПРЕДПИСАН законами языка, поэтому изменение порядка слов СТРОГО ГОВОРЯ нельзя назвать «инверсией». Его природа и последствия здесь другие.
.
Разумеется, «грусть дневная» и «дневная грусть» несколько различаются (по акцентировке), но и та и другая конструкция законов языка не нарушают, и по базовому смыслу — одинаковы.
«сбирается вещий Олег» и «вещий Олег сбирается» с точки зрения семантики воспринимаются вообще как эквиваленты, различаясь только ритмикой и акцентировкой.
.
Гораздо большая свобода размещения слов — особенность русского языка. И потому применять к русским конструкциям термин «инверсия» — скользкое занятие. Ибо содержание этого явления в русском языке иное. Перестановка слов может почти ничего не менять, может менять акцентировку, но может и приводить к конструкциям, ощущаемым носителями языка как «неправильные», «корявые», «неграмотные».
И строго говоря, «инверсия» в определенном выше смысле следует применять именно к последним конструкциям.
.
Если перейти от лингвистики к художественности, то термин «инверсия» становится еще менее удачным.
Хотя определения словари дают вполне адекватные — НЕОБЫЧНЫЙ порядок слов, при рассмотрении легко происходит соскальзывание в грамматику, а в грамматике — к языкам с жестко предписанными позициями слов.
Возможно потому, что в них легко определить «обычный» порядок. То есть ищем не там где потеряли, а там, где легче видать.
.
Главная ошибка — именно в этом. При ПРАКТИЧЕСКОМ определении понятия «инверсия» люди забывают, что речь идет о русском языке
и за основу берут языки с жестко фиксированным порядком слов.
То есть совершают банальную подмену понятий.
В русском языке «обычный» порядок слов не предписан законами языка, поскольку грамматические соотношения слов в гораздо большей мере задаются развитой системой суффиксов и окончаний, чем в английском, например. А не их порядком.
Поэтому обычность-необычность порядка слов не может быть решена на основе одного какого-то чисто формального признака.
К тому же — ЗАИМСТВОВАННОГО ИЗ ЧУЖОГО ЯЗЫКА.
.
Оценка «инверсии» требует наличия знания языка, языкового чутья, чувства языка. Проверки не какого-то простого формального правила, а естественности/неестественности конструкции для реального языкового бытия. (включая в обязательном порядке и разговорную речь, ибо стихи — речь звучащая).
Разумеется — это дело более сложное и менее определенное. Поэтому и возникают соблазны «простых решений».
Решения-то получаются простые — но логически ложные, и нередко бессмысленные с литературно-художественной точки зрения.
В использовании понятия «инверсия» применительно к русскому языку закладывается концептуальный порок только потому, что так удобнее.
.
Если бы все дело было в терминологии — да ладно бы с ней.
Дело в том, что «инверсия» начинает трактоваться как речевая ОШИБКА, то, с чем надо бороться. К чему нужно относиться негативно и искоренять. Особенно таким подходом страдают «учительницы» (не обязательно в кавычках).
И эти люди не понимают, что фактически занимаются обкрадыванием и кастрацией родного, русского, языка. Пытаясь загнать его в чуждые рамки и оценивать с точки зрения стандартов чуждого языка. Идеалом, видимо, считая безвариантный канцелярит.
.
Любопытно, что, например, конструкция «идет дождь» в реальном языке употребляется ЧАЩЕ чем «дождь идет». И с точки зрения обычности словоупотребления следовало бы назвать «инверсией» конструкцию «дождь идет»!
А конструкция «идут дожди» несравнимо чаще (примерно в 6 и более раз), чем «дожди идут».
А в среднем в художественной литературе «прямой порядок» слов наблюдается в 59% случаев. А «инверсия» — 41%
.
Мне кажется, термин «инверсия» применительно к художественным выразительным средствам лучше бы вообще заменить, поскольку он обессмыслен методически неверным подходом. И испорчен НЕГАТИВНОЙ оценочной окраской.
Лучше говорить просто «порядок слов». Или даже что-то вроде «перестановка».
Не пытаясь при этом брать за стандарт ЧУЖИЕ языки и придавать какие-то оценочные оттенки отклонению порядка слов в тексте от иноязычных стандартов.
.
Отдельного обсуждения заслуживает «инверсия», то есть необычный порядок слов, понимаемый как художественный прием.
Здесь на мой взгляд вообще стоит использовать отдельный термин, например, «художественная перестановка» (ХП).
Ведь очевидно, что расхожие конструкции, широко используемые в письменной и устной речи, и даже в канцелярите, не воспринимаемые носителями языка, как что-то необычное, неестественное — не могут быть отнесены к специфическим поэтическим выразительным средствам. К специальному инструментарию поэта.
Как художественный прием воспринимаются только конструкции, заметно отличающиеся от общераспространенных.
.
Например, если взять известную строку Бродского:
«мира и горя мимо . »
То здесь явно имеет место ХП, поскольку такие конструкции в обычной речи не используются.
А вот:
«как я люблю тебя»
«как я тебя люблю»
«как люблю я тебя»
«как тебя я люблю»
— ни в одной из этих фраз ХП нет.
Они разнятся акцентировкой и в этом плане могут быть в стихе более или менее удачными, но не выпадают за рамки обычных речевых конструкций.
Не создают ощущения нарушения, отклонения от допустимых стандартов языковых конструкций в русском языке.
А вот «люблю тебя я как» — уже будет ХП (другой вопрос — насколько удачной и оправданной в стихе).
Либо просто ошибкой, если это сделано не с целью необычно выразиться, а из-за технического неумения. («антихудожественная перестановка» :-))
.
И если говорить об удачности/неудачности ХП — то разумеется не о строках, речевые конструкции в которых не выходят за обычные языковые рамки. (Они могут быть удачными или нет. Но такими же могут быть и «прямые» конструкции.)
А об использовании явно нестандартных построений, которые автор сумел сделать художественно оправданными и убедительными.
И чем больше это отклонение — тем выразительнее и ценнее будет находка автора, сумевшего сделать это художественно.
Но такого рода «инверсии», разумеется, если и встречаются в стихах, то не очень часто.
.
Гораздо чаще в стихах встречаются перестановки («инверсии») не выходящие за пределы допустимых в языке.
Оценивать которые просто по факту отличия от иноязычных стандартов — нелепость.
Оценивать их следует, помимо естественности в языке вообще, по естественности их в данном контексте.
Является ли акцентировка, вызываемая данным порядком слов, работающей в плюс стиху, нейтральной, или в минус.
.
Ну и разумеется, в стихах начинающих авторов часто встречаются перестановки, вызванные чисто техническими причинами — неумением, а иногда, возможно, и просто языковой неграмотностью.
Причем перестановки эти либо явно неестественны для живой речи, либо задают нелепые акцентировки.
Такие вещи следует считать ошибками и огрехами. Но не потому что это «перестановки», а потому что это «неудачные перестановки». Нарушающие либо языковые, либо художественные законы.
.
«ИНВЕРСИИ» В СТИХОСЛОЖЕНИИ
.
Перестановки слов в предложении и сами по себе вызывают изменение акцентировки. Но особенно важным это становится в стихах. В них стихотворная ритмика накладывается на фразу, акцентируя отдельные слоги и слова, и тем самым меняя семантическую акцентировку фразы.
Поэтому перестановки слов, нейтральные или даже не очень удачные в прозе — в стихах будут звучать по-другому.
Возьмем для примера строку в стихе написанном анапестом:
1. «Я бы не пожелал оставаться в деревне»
2. «Пожелал бы я не оставаться в деревне»
3. «Оставаться в деревне я не пожелал бы»
Здесь во всех случаях ритмический акцент падает на «не». Что никак нельзя признать удачным. Но наиболее неудачным является 2, за ним 1, и наименее корявым 3.
А с точки зрения любителей иноязычных стандартов, «лучшей» была бы строка 1.
Разумеется, эти строки различаются не только удачностью/неудачностью нажима на «не».
И не меняя слов, простой перестановкой тут совсем выправить, убрать акцент с «не» не получается. Но изменить в определенных пределах можно
.
Рассмотрим часто приводимый пример «инверсии» из Пушкина.
(но, увы, приводимый без всяких пояснений)
«покорный Перуну старик одному»
Зачем она здесь нужна?
.
Дело в том, что слово, стоящее под рифмой — особо выделяется в стихе.
Маяковский говорил, что он стремится ставить под рифму самое важное. Чуковский писал о том же.
Здесь Пушкин выделил слово «одному» — то есть подчеркнул непокорство.
Но в стихотворной строке выделяется не только конец.
Начало тоже несколько выделяется.(с)Штирлиц 🙂
У Пушкина в начале строки «покорный».
Получается «покорный. одному» — фактически передает весь смысл фразы. А что старик и Перуну а не аллаху — разве тут так важно?
.
И я лично вижу особый смысл перестановок в стихе (в отличие от прозы) — помочь правильно использовать акценты, задаваемые стихотворным ритмом. Перестановки, не грубо нарушающие привычное сочетание слов, позволяют переместить нужное слово в нужное место.
Под рифму.
Или в начало.
Под сильный акцент.
Или наоборот, переместить в менее акцентируемую позицию то, что неохота подчеркивать.
.
У Пушкина в цитированной строке имеется все же ощутимое отклонение от обычного построения фраз.
Но здесь хорошо видно, РАДИ ЧЕГО это делается.
Как и у Бродского — поставленное под рифму слово «мимо».
Поставлено не просто за ради рифмы, как это бывает с «инверсиями» у неумех, а с целью акцентировки на этом слове.
.
«Инверсии» у грамотных авторов используются именно С УЧЕТОМ ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С РИТМИКОЙ СТИХА. А не для утаптывания в размер и только для рифмы.
.
Следует иметь в виду, что звучание «инверсии» в стихе будет отличаться от звучания «инверсии» самой по себе, в прозе.
Поэтому оценка перестановки, сложная и требующая хорошего «чувства языка» даже в прозе, становится вдвойне сложнее при оценке ее в стихе. Как из-за взаимодействия с ритмическим каркасом, так и из-за семантических моментов.
Так, например, конструкция Бродского
«мира и горя мимо . «, вполне уместная в стихе «пилигримы», подчеркивающая это «мимо», являющееся важным пунктом изложения,
будет откровенной корягой в стихе, где надо всего лишь сказать, что ЛГ прошел мимо холма. Где подчеркивание «мимо» по контексту нелепо и неуместно.
«Я прошел холма мимо. »
.
И наконец, еще раз хотелось бы подчеркнуть — в живом русском языке не выдерживаются строгие правила порядка слов.
Можно, конечно говорить о сравнительной частотности употребления тех или иных конструкций. Но даже наиболее частое вовсе не означает, что наиболее правильное, и тем более, что более редкие варианты являются речевой ошибкой.
.
К сожалению, есть люди, которым невыносима многовариантность правильности, и которым хочется свести все к простому набору правил, не знающих исключений. Им хочется простых рецептов.
Отсюда и появляются борцуны с «инверсиями» даже в стихах, воображающие, что воюют за «чистоту» русского языка.
А на деле — за его примитивизацию и обеднение.

Читать еще:  Как выучить стих маяковского необычайное приключение

Что такое инверсия? Примеры инверсии в художественной литературе

Одним из средств выра­зи­тель­но­сти худо­же­ствен­ной речи явля­ет­ся сти­ли­сти­че­ская фигу­ра — инвер­сия, суть кото­рой состо­ит в рас­по­ло­же­нии слов в обрат­ном порядке.

Латинское сло­во «inversio» зна­чит «пере­ста­нов­ка, пере­во­ра­чи­ва­ние».

Инверсия — одна из самых рас­про­стра­нен­ных сти­ли­сти­че­ских фигур. Этот обо­рот поэ­ти­че­ской речи заклю­ча­ет­ся в свое­об­раз­ной рас­ста­нов­ке слов, нару­ша­ю­щей обыч­ный порядок:

  • под­ле­жа­щее рас­по­ла­га­ет­ся после сказуемого;
  • опре­де­ле­ние нахо­дит­ся в пост­по­зи­ции по отно­ше­нию к опре­де­ля­е­мо­му слову;
  • отрыв эпи­те­та от опре­де­ля­е­мо­го слова;
  • допол­не­ние выно­сит­ся впе­ред сказуемого.

Перестановка слов выде­ля­ет, под­чёр­ки­ва­ет их, при­да­ет худо­же­ствен­ной речи боль­шую выра­зи­тель­ность. С помо­щью инвер­сии писа­те­ли акцен­ти­ру­ют вни­ма­ние на том сло­ве, кото­рое несет основ­ную смыс­ло­вую нагруз­ку в выска­зы­ва­нии, чем доби­ва­ют­ся наи­боль­ше­го воз­дей­ствия на читателя.

Когда б вы зна­ли, из како­го сора
Растут сти­хи, не ведая стыда,
Как жёл­тый оду­ван­чик у забора,
Как лопу­хи и лебеда.

Примеры инверсии в художественной литературе

Пришла она, желан­ная, при­шла благоуханная,
Из све­та дня соткан­ная волшебница-весна .

Сегодня у бере­га наше­го бро­сил свой якорь досель неиз­вест­ный корабль . Н. Гумилёв

Скоро полу­чишь ответ ты — весточ­ку в несколь­ко строк. В.Высоцкий

Постпозитивное рас­по­ло­же­ние опре­де­ле­ний харак­тер­ны для сти­ля твор­че­ства писа­те­лей XIX века. При такой инвер­сии уси­ли­ва­ет­ся смыс­ло­вая нагруз­ка на опре­де­ле­ние, так как зача­стую его атри­бу­тив­ное зна­че­ние ослож­ня­ет­ся оттен­ком пре­ди­ка­тив­но­сти, как у М.Лермонтова:

Со всех сто­рон горы непри­ступ­ные .

На меня она име­ла вли­я­ние силь­ное . И.С. Тургенев

Участие и любовь непри­твор­ные вид­ны были на лице Анны. Л.Н. Толстой

Аркадий Павлович гово­рил голо­сом мяг­ким и при­ят­ным . И.С. Тургенев

В поле чистом сереб­рит­ся снег вол­ни­стый и рябой . А.С. Пушкин

Я хочу изве­дать тай­ны жиз­ни муд­рой и про­стой . И. Бродский

Сидит на камне меж­ду ними лез­ги­нец дрях­лый и седой . А.С. Пушкин

Сильным сред­ством смыс­ло­во­го выде­ле­ния опре­де­ле­ния явля­ет­ся его «отрыв» от опре­де­ля­е­мо­го сло­ва, при­чем оно может нахо­дит­ся как в нача­ле, так и в кон­це пред­ло­же­ния. Этот при­ем инвер­сии мастер­ски исполь­зо­вал И.С. Тургенев:

Удивительное со мной про­изо­шло при­клю­че­ние .

Книгу для вас при­об­рёл инте­рес­ней­шую .

Где глаз людей обры­ва­ет­ся куцый … В. Маяковский

Красные , голу­бые , жёл­тые под­ни­ма­ют­ся к небу ска­ли­стые вер­ши­ны . А. Коптяева.

Расположение допол­не­ния перед ска­зу­е­мым носит инвер­си­он­ный харак­тер, напри­мер, у С.Есенина:

Там, где капуст­ные гряд­ки
Красной водой поли­ва­ет восход,
Клененочек малень­кий матке
Зеленое вымя сосёт.

Отметим так­же, что в сти­хо­твор­ных текстах инвер­сия выпол­ня­ет рит­мо­об­ра­зу­ю­щую функцию.

В поле чистом,
Луны при све­те серебристом,
В свои меч­ты погружена,
Татьяна дол­го шла одна.

Видеоурок

Инверсия в литературе

  • Инве́рсия в литературе (от лат. inversio «переворачивание; перестановка») — нарушение обычного порядка слов в предложении. В аналитических языках (например, английский, французский), где порядок слов фиксирован строго, стилистическая инверсия распространена относительно мало; во флективных, в том числе русском, с достаточно свободным порядком слов — весьма значительно.

Читать еще:  Анализ стиха со мною вот что происходит

Инверсия может эмфатически выделять одно или несколько слов:Объективный порядок слов был бы: «Со слезами нежнейшей матери». Инверсия может логически выделять наиболее существенную часть предложения, «новое», «рему», помещая её перед исходным пунктом высказывания, «данным», «темой»: «Чего ждала эта теплая, эта заснувшая ночь? Звука ждала она…» (Иван Тургенев); объективный порядок слов был бы: «Она ждала звука».

Инверсия может применяться в целях ритмико-мелодической организации речи: «Минул день. Укатился другой за хребты ледяные» (Александр Бестужев-Марлинский).

В XVIII- 1-й пол. XIX вв. под влиянием церковнославянского, латинского, французского языков инверсия особенно распространилась; в позднейших текстах при поддержке целенаправленного отбора лексики она вызывает эффект архаизации:Объективный порядок слов был бы: «… тревожить Ваш мирный покой».

Перечисленные функции инверсии нередко переплетаются в одном предложении. Поэты с разной степенью интенсивности используют инверсию как стилистический прием. В разных стихотворных размерах инверсия распространена приблизительно одинаково. С осторожностью следует подходить к суждениям о преобладании инверсии в стихотворной речи по сравнению с прозаической: так, предложения с инверсией главных членов в стихах, в художественной и научной прозе в равной мере составляют 10—30% от общего числа при средней величине ок. 20%. Зато все виды письменной речи по этому признаку противостоят устной, где предложения с инверсией главных членов составляют лишь 7%.

«Ритмической инверсией» иногда называют синкопу.

Связанные понятия

) слова «дети» фр. enfants (

), между ними появляется звук : . Связывание происходит не всегда: в правилах французского языка есть случаи обязательного.

Коллокацией называется словосочетание, имеющее признаки синтаксически и семантически целостной единицы, в котором выбор одного из компонентов осуществляется по смыслу, а выбор второго зависит от выбора первого (например, ставить условия — выбор глагола ставить определяется традицией и зависит от существительного условия, при слове предложение будет другой глагол — вносить).

Категория эвиденциáльности в лингвистике — набор грамматических или лексических значений, выражающих эксплицитное указание на источник сведений говорящего относительно сообщаемой им ситуации. Эвиденциальность достаточно распространена в языках мира — она является грамматической категорией приблизительно в каждом четвёртом языке. В таких языках в любом высказывании при помощи специальных грамматических средств указывается источник сведений говорящего — например, видел ли говорящий то, о чём он сообщает.

Инверсия / Перестановка слов в русском языке

Анафора, синекдоха, метонимия, парцелляция — если эти понятия вводят вас в ступор, то самое время узнать, что же они означают), а мы переходим к рассмотрению следующего, не менее интересного понятия инверсии.

Инверсия (лат. inversio ‘инверсия’, ‘перестановка’) – многозначный общенаучный термин, встречается в медицине, фотографии, генетике, литературе, риторике и музыке. Лексическое значение термина связано с его происхождением. Во всех случаях инверсия – это перестановка с определённой целью.

Исходя из этого, сформируем определение термина в русском языке:

Инверсия – это стилистический прием, основанный на нарушении порядка слов с целью придания речи большей экспрессивности. Активно используется в разговорной речи, в публицистике и художественной литературе.

Инверсия – инструмент расстановки акцентов

Инверсия в литературе предназначена для интонационного выделения определённых смысловых оттенков или связей путем намеренной перестановки слов. В поэзии и в прозе встречается два типа инверсии .

Латинское происхождение термина обуславливает суть явления. В латинском языке из всех частей речи самой сильной считался глагол, а среди членов предложения – сказуемое. По расположению глаголы и сказуемые обычно занимали место в конце высказывания перед знаком конца предложения, а перевод осуществлялся «с конца», как раз с этого главного слова.

Исходя из вышесказанного первый тип инверсии заключается в замене местами двух смежных слов . Например, определение ставится перед словом, которое оно определяет: Дух святой , леса пустынные , грот таинственый . Читая фразу в прямой последовательности — святой Дух , мы видим что определение святой второстепенно и логическое ударение оказывается на слове Дух. Если же мы читаем Дух святой , то всё меняется местами. Таким образом расставляются акценты на нужном автору слове.

Здесь и далее, для наглядности, мы будем применять цветовую расцветку порядка слов, свойственную нашему языку: первое слово , второе слово , третье слово .

Многие языки, куда входит и латинский, до сих пор сохранили языковую инверсию, по которой сначала говорится или пишется главное слово, а потом все остальные, например, первым будет имя существительное, а за ним имя прилагательное, полное местоимение, имя числительное и т.д.

w języku potocznym (польск.) – дословно « в языке разговорном «.

При переводе на русский язык мы сохраняем эту инверсию, нехарактерный для нас порядок слов. Грамматическая инверсия встречается и в английском языке при построении вопросительных предложений:

He is on duty today. – Is he on duty today? (он сегодня дежурит)

Второй тип инверсии предполагает разбивку логически связанной фразы и перенос слов в разные места предложения. Для примера разберём фразу, — «Ты дерзкой веровал душой» ; здесь мы наблюдаем как глагол веровал разбивает словосочетание дерзкой душой , благодаря чему достигается ацент на том, что ты не просто веровал, а веровал, потому что душа была дерзкая.

Каждый из типов инверсии по своему позволяет расставить понятийные и логические акценты, на которые стоит обратить внимание при осмыслении сказанного или написанного, а также при переводе.

Примеры использования инверсии в литературе

Употребление инверсивных высказываний в лирике или в прозе осуществляется намеренно. Стихотворный ритм иного подталкивает автора к инверсии:

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом .
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?

Здесь прямой порядок слов предполагает следующую последовательность цветов: зелёный , оранжевый , красный .Т.е. привычный порядок слов выглядит как: Одинокий парус белеет в голубом тумане моря , но рифма и видение автора делают своё.

Примеры инверсии можно найти и в древних славянских текстах, поскольку они написаны на понятном всем славянам старославянском языке или книжном славянском типе языка, где инверсия считалась нормой.

И если спросить, в какое время, то знают и говорят, что во время Михаила, царя греческого , и Бориса, царя болгарского , и Ростислава, князя моравского , и Коцела, князя блатенского , в лето от сотворения всего мира 6363 .

А вот один из примеров инверсии в прозе:

А осмелюсь ли, милостивый государь мой, обратиться к вам с разговором приличным? Ибо, хотя вы и не в значительном виде, опытность моя отличает в вас человека образованного и к напитку непривычного .

Инверсия – это ещё и единица экспрессивного синтаксиса, хотя для её реализации задействованы ресурсы фонетики (интонация) и лексики (установление смысла). В литературе экспрессивны даже заголовки:

Вот примеры поэтической инверсии:

Вихри снежные крутя … … Что в имени тебе моём (А.С. Пушкин).

Инверсия встречается и в устном народном творчестве или в стилизации под фольклор:

Ой, цветет калина в поле у ручья.
Парня молодого полюбила я .
Парня полюбила на свою беду:
Не могу открыться, слова не найду

Примеры изменения смысла при помощи инверсии

Русский язык не требует строгого соблюдения порядка слов при построении высказывания, хотя есть несколько негласных правил:

  • Подлежащее находится перед сказуемым;
  • Определение до определяемого слова;
  • Привязка падежей.
Читать еще:  Как расставлять знаки препинания в стихах

Таким образом, лингвисты считают, что в нашем языке есть достаточно примеров изменения или искажения смысловой стороны высказывания благодаря наличию инверсии:

В сентябре депо впервые приняло трамваи после ремонта.

Из примера не ясно, что после ремонта – депо или трамваи . Порой, такие искажения или недопонимания могут создаваться намеренно для комического эффекта:

На границе люди ходят хмуро, за границей ходят веселей.

— Теперь ты довольна, милая?
— Да, теперь я довольно милая.

Инверсия в языке и литературе – неизбежна. Поэтому отличайте её и цените. А на этом наш урок закончен, до новых встреч!

Уроки русской Поэзии. Урок 24 — ИНВЕРСИЯ

Владимир ХОХЛЕВ

Урок 24. Инверсия

Какие ассоциации вызывают слова «утро туманное»?

«Мутный», туманный рассвет. Влажный, тяжелый, прижатый к земле воздух. В нем плохо дышится. В тумане – плохая видимость, размытые очертания. Из-за долгого окончания «…анное», рассвет – длинный, долго тянущийся. В целом – печальная, осенняя картина.

А если слова поменять местами?

Как воспринимается «туманное утро»?

Как что-то временное, быстро проходящее. Туман есть, но его уже просвечивают лучи восходящего солнца. И видно что-то новое вдали. И хочется выйти из тумана, как из седой зимы в яркую весну… И вдохнуть полной грудью в надежде.

Выходит «при перестановке мест слагаемых сумма не меняется» — только в математике.

В Поэзии – очень даже меняется.

И перестановка эта – в Поэзии – называется инверсия (иная версия).

Инверсия (от лат. inversio — переворачивание, перестановка) – нарушение принятого в обычной, разговорной, бытовой речи порядка слов; нарушение порядка ударений в стихе, выделение наиболее значимого слова, мелодическая организация речи.

С целью – донести мысль с авторскими нюансами «по-новому», в некоторых случаях – обеспечить благозвучие стиха и облегчить рифмовку.

Поэты с разной степенью интенсивности используют инверсию, как стилистический прием для создания «своего» языка.

Василий Жуковский «К доктору Фору»

…С своими бедными стихами.
Мой друг, бросаю лиру в прах!
Сравнится ль что в моих стихах
С нежнейшей матери слезами.

В последней строке объективный порядок слов был бы: «Со слезами нежнейшей матери».

Александр Пушкин «Друзьям»

Богами вам еще даны
Златые дни, златые ночи,
И томных дев устремлены
На вас внимательные очи.
Играйте, пойте, о друзья!
Утратьте вечер скоротечный;
И вашей радости беспечной
Сквозь слезы улыбнуся я.

Объективный порядок: И внимательные очи томных дев устремлены на вас… Утратьте скоротечный вечер…И вашей беспечной радости…

Михаил Лермонтов «Парус»

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном.

При объективном порядке стихотворение звучало бы так:

Белеет одинокий парус

В голубом тумане моря!

Что ищет он в далекой стране?

Что кинул он в родном краю.

Надо отметить, что Александр Пушкин считал инверсию одной из главных фигур поэтической речи и нередко использовал не только контактную, но и дистанционную инверсию, когда между переставляемыми словами вклиниваются другие слова – например в «Песне о вещем Олеге» :

…Из темного леса навстречу ему
Идет вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.

Во втором стихе строфы слово «старик» именно такое — вклинившееся. Контактная инверсия обнаруживается в третьем и четвертых стихах.

Иногда инверсия выглядит нелепо. Как будто при перестановке мебели, её поставили так, что дверцы шкафа невозможно открыть.

Ваш покорный слуга иногда пользуется инверсией для придания стихам многозначительности, неясности, вариантности прочтения.

Владимир Хохлев «Сумрак утра…»

Сумрак утра свет ласкает,
поначалу – нежно, нежно.
Голову к земле склоняет
ночь ушедшая… Небрежно

тени позабыв на стенах —
пятна мутных очертаний…
На руках, на синих венах
зыбкие следы касаний

серебристых пальцев лунных,
разведённых силой света.
Нет ни глупых, и не умных
мыслей в голове поэта.

Сумрак ласкает свет? Или свет ласкает сумрак? В общем контексте – конечно, «ласкает свет», но не исключен и второй вариант (если вдруг за словами мы увидим свет тающих, ночных звезд).

Такая неопределенность необходима в начале, чтобы мысли отсутствовали в конце. В данном случае, инверсия не только «напустила туману», но и помогла «закольцевать» идею стихотворения.

Инверсия

Инве́рсия (от лат. «переворачивание; перестановка») — нарушение обычного порядка слов в предложении. В аналитических языках (например, английский, французский), где порядок слов фиксирован строго, стилистическая инверсия распространена относительно мало; во флективных, в том числе русском, с достаточно свободным порядком слов — весьма значительно.

Описание

Перестановка слов выделяет, подчёркивает их, придает художественной речи большую выразительность. С помощью инверсии писатели акцентируют внимание на том слове, которое несет основную смысловую нагрузку в высказывании, чем добиваются наибольшего воздействия на читателя. Инверсия — одна из самых распространённых стилистических фигур. Этот оборот поэтической речи заключается в своеобразной расстановке слов, нарушающей обычный порядок:

  • подлежащее располагается после сказуемого;
  • определение находится в постпозиции по отношению к определяемому слову;
  • отрыв эпитета от определяемого слова;
  • дополнение выносится вперёд сказуемого.

Инверсия может эмфатически выделять одно или несколько слов:

С нежнейшей матери слезами?

Объективный порядок слов был бы: «Со слезами нежнейшей матери». Инверсия может логически выделять наиболее существенную часть предложения, «новое», «рему», помещая её перед исходным пунктом высказывания, «данным», «темой»:

Объективный порядок слов был бы: «Она ждала звука». Инверсия может применяться в целях ритмико-мелодической организации речи:

В XVIII- 1-й пол. XIX вв. под влиянием церковнославянского, латинского, французского языков инверсия особенно распространилась; в позднейших текстах при поддержке целенаправленного отбора лексики она вызывает эффект архаизации:

Сколь прискорбно мне Ваш мирный покой тревожить.

Объективный порядок слов был бы: «. тревожить Ваш мирный покой».

Перечисленные функции инверсии нередко переплетаются в одном предложении. Поэты с разной степенью интенсивности используют инверсию как стилистический прием. В разных стихотворных размерах инверсия распространена приблизительно одинаково. С осторожностью следует подходить к суждениям о преобладании инверсии в стихотворной речи по сравнению с прозаической: так, предложения с инверсией главных членов в стихах, в художественной и научной прозе в равной мере составляют 10—30% от общего числа при средней величине ок. 20%. Зато все виды письменной речи по этому признаку противостоят устной, где предложения с инверсией главных членов составляют лишь 7%.

«Ритмической инверсией» иногда называют синкопу.

Другие примеры

Расположение дополнения перед сказуемым носит инверсионный характер, например, у С. А. Есенина:

Там, где капустные грядки Красной водой поливает восход,

Кленёночек маленький матке

Зелёное вымя сосёт.

В стихотворных текстах инверсия также выполняет ритмообразующую функцию:

Луны при свете серебристом,

В свои мечты погружена,

Татьяна долго шла одна.

Постпозитивное расположение определений характерны для стиля творчества писателей XIX века. При такой инверсии усиливается смысловая нагрузка на определение, так как зачастую его атрибутивное значение осложняется оттенком предикативности, как у М. Ю. Лермонтова:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector