0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что там у хохлов стих

Украина

Сообщений: 30445

Крошка сын к отцу пришел
и спросила кроха:
— Папа, че там у хoхлов?
— Блин, да все там плохо
— Пап, у нас же дом горит! — сообщил пацанчик
— Ты фигню не городи, тут фашисты скачут!
— Папа, ты ж сидишь в говне, в хлам бухая мама
— Это сделал Яценюк и подлец Обама!
— Папа, где твоя нога? Где ты был все лето?
— Был я в отпуске, сынок, отравился где-то
— Пап, а как же пол-лица? ты же весь в ожогах!
— Рот закрой, смотри тв! У xoxлов все плохо!
— Папа, почему у нас нету унитаза?
— Порошенко сволочной, это он, зараза
— А чего асфальта нет в городе лет десять?
— Это все Майдан, сынок. Надо их повесить.
— Пап, а почему мы все блин едим с лопаты?
— Это Ярош и его фашиков отряды!
— Па, давай возьмем кредит, купим классный велик
— Хренотень не говори, громче сделай телек!

Тему перенес Sceptic (Sceptic)

————-
Сообщение было проверено модератором. Вам объявляется замечание за это сообщение. Пожалуйста, следите за тем, что Вы пишете.

Адский Колорадский
AdColorad

Сообщений: 10530

Крошка-сын к отцу пришел и спросила кроха:

«На майдане хорошо, или все так плохо?»

Что сказать тебе, сынок, просто на майдане собрались с Галичины дикие селяне.

Про невмершую поют, строят баррикады, кофейку с утра попьют и штурмуют Раду.

Запах стойкий там стоит пота и фекалий, а в палатке там сидит Портников Виталий.

Днем с трибуны говорит про союз с Европой, ночью с дядями он спит, любит дядя попы.

Воспевают там всерьез подвиги Бандеры, косит их педикулез , триппер и холера.

Весь зеленкою облит Югик вечно пьяный, синим пламенем горит тетенька Руслана.

На трибуне там стоят трое депутатов и пиз….т, пиз….т, пиз…т для дегенератов.

Крошка сын прослушал все и сказала кроха:

«Дуракам там хорошо, а стране всей плохо».

Адский Колорадский
AdColorad

Сообщений: 10530

Пап, расскажи мне про Майдан,
За что вы воевали там?

— За то, сынок, чтоб нами правил
Не бывший зэк и уркаган,

Вот мы и скинули его!
— А после привели кого?

Ведь Порошенко, как дебил
Страну и вовсе развалил!

— А ну-ка, мелочь, рот закрой,
Нормальный порошенко, свой!

— Он экономику просрал…
— Ты просто глуп ещё и мал

такие вещи понимать.
— Пап, а пошёл ты воевать

зачем? Зачем тебе Донбасс?
— А не х. всё решать без нас!

Ишь, Референдум провели!
Украинской они земли

Хотели, с. , отобрать…
— И отобрали. — Твою мать!

— Конечно, Путин им помог!
А я теперь лежу без ног…

— Конечно, Путин им помог!
А я теперь лежу без ног…

— Но Путин не вводил войска…
— Ты знаешь что ль наверняка?!

Там знаешь как они дрались?
Как звери, им плевать на жизнь,

Что на мою, что на свою!
Бывало даже, что в бою

Штаны хотелось поменять…
Кто так умеет воевать?!

— Шахтёры это были, па,
Вы разбомбили их дома,

Вы разбудили Зверя в них —
Вчера добряк сегодня — псих…

— А Путин в Крым полез, урод?
— Но так в Крыму решил Народ .

— Я кровь свою за то пролил,
Чтоб, малолетний ты дебил,

В Европе жил бы, а не тут…
— И что, меня теперь там ждут?

— Зато в России щас фашизм!
— Ну, это, пап, идиотизм.

У нас фашизм, глаза открой,
Бандера, вроде, наш герой?

— Ну, едь в Россию, подыхай!!
— На Украине, значит, Рай?

— Короче! Путин виноват,

— Но ведь Майдан устроил ты…
— Сын, дам сейчас тебе п. !

Сепаратиста, бля. вскормил.

— Да, пап, ты конченый дебил…

————-
Сообщение было проверено модератором. Вам объявляется замечание за это сообщение. Пожалуйста, следите за тем, что Вы пишете.

Hohlolyahoh
Hohlolyahоh

Сообщений: 37599

Ты в самом деле, или как?!
Я не понимаю людей, которые — глупые.
Понимаешь, потеряв 28 миллионов русских в войне с фашизмом, как теперь оказывается, украинцы в этом не участвовали, я лично считаю, что фашизм надо душить в зародыше. И на 31 декабря поднял тост за сына и его друга: «Чтоб Вы выжили, а фашизм был уничтожен!!»
Они уже лейтенанты.
А я — в ополчение сразу.
Ты в самом деле, или как?!
Тебе что-то объяснить?! Читай!

Константин Симонов — стихи

Антология русской поэзии Сын артеллериста

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку.

А у майора Петрова
Был Ленька, любимый сын,
Без матери, при казарме,
Рос мальчишка один.
И если Петров в отъезде,—
Бывало, вместо отца
Друг его оставался
Для этого сорванца.

Вызовет Деев Леньку:
— А ну, поедем гулять:
Сыну артиллериста
Пора к коню привыкать!—
С Ленькой вдвоем поедет
В рысь, а потом в карьер.
Бывало, Ленька спасует,
Взять не сможет барьер,
Свалится и захнычет.
— Понятно, еще малец!—

Деев его поднимет,
Словно второй отец.
Подсадит снова на лошадь:
— Учись, брат, барьеры брать!
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

Прошло еще два-три года,
И в стороны унесло
Деева и Петрова
Военное ремесло.
Уехал Деев на Север
И даже адрес забыл.
Увидеться — это б здорово!
А писем он не любил.
Но оттого, должно быть,
Что сам уж детей не ждал,
О Леньке с какой-то грустью
Часто он вспоминал.

Десять лет пролетело.
Кончилась тишина,
Громом загрохотала
Над родиною война.
Деев дрался на Севере;
В полярной глуши своей
Иногда по газетам
Искал имена друзей.
Однажды нашел Петрова:
«Значит, жив и здоров!»
В газете его хвалили,
На Юге дрался Петров.
Потом, приехавши с Юга,
Кто-то сказал ему,
Что Петров, Николай Егорыч,
Геройски погиб в Крыму.
Деев вынул газету,
Спросил: «Какого числа?»—
И с грустью понял, что почта
Сюда слишком долго шла.

А вскоре в один из пасмурных
Северных вечеров
К Дееву в полк назначен
Был лейтенант Петров.
Деев сидел над картой
При двух чадящих свечах.
Вошел высокий военный,
Косая сажень в плечах.
В первые две минуты
Майор его не узнал.
Лишь басок лейтенанта
О чем-то напоминал.
— А ну, повернитесь к свету,—
И свечку к нему поднес.
Все те же детские губы,
Тот же курносый нос.
А что усы — так ведь это
Сбрить!— и весь разговор.
— Ленька?— Так точно, Ленька,
Он самый, товарищ майор!

— Значит, окончил школу,
Будем вместе служить.
Жаль, до такого счастья
Отцу не пришлось дожить.—
У Леньки в глазах блеснула
Непрошеная слеза.
Он, скрипнув зубами, молча
Отер рукавом глаза.
И снова пришлось майору,
Как в детстве, ему сказать:
— Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

А через две недели
Шел в скалах тяжелый бой,
Чтоб выручить всех, обязан
Кто-то рискнуть собой.
Майор к себе вызвал Леньку,
Взглянул на него в упор.
— По вашему приказанью
Явился, товарищ майор.
— Ну что ж, хорошо, что явился.
Оставь документы мне.
Пойдешь один, без радиста,
Рация на спине.
И через фронт, по скалам,
Ночью в немецкий тыл
Пройдешь по такой тропинке,
Где никто не ходил.
Будешь оттуда по радио
Вести огонь батарей.
Ясно?— Так точно, ясно.
— Ну, так иди скорей.
Нет, погоди немножко.—
Майор на секунду встал,
Как в детстве, двумя руками
Леньку к себе прижал:—
Идешь на такое дело,
Что трудно прийти назад.
Как командир, тебя я
Туда посылать не рад.
Но как отец. Ответь мне:
Отец я тебе иль нет?
— Отец,— сказал ему Ленька
И обнял его в ответ.

Читать еще:  В каком году был написан стих блока летний вечер

— Так вот, как отец, раз вышло
На жизнь и смерть воевать,
Отцовский мой долг и право
Сыном своим рисковать,
Раньше других я должен
Сына вперед посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.
— Понял меня?— Все понял.
Разрешите идти?— Иди!—
Майор остался в землянке,
Снаряды рвались впереди.
Где-то гремело и ухало.
Майор следил по часам.
В сто раз ему было б легче,
Если бы шел он сам.
Двенадцать. Сейчас, наверно,
Прошел он через посты.
Час. Сейчас он добрался
К подножию высоты.
Два. Он теперь, должно быть,
Ползет на самый хребет.
Три. Поскорей бы, чтобы
Его не застал рассвет.
Деев вышел на воздух —
Как ярко светит луна,
Не могла подождать до завтра,
Проклята будь она!

Всю ночь, шагая как маятник,
Глаз майор не смыкал,
Пока по радио утром
Донесся первый сигнал:
— Все в порядке, добрался.
Немцы левей меня,
Координаты три, десять,
Скорей давайте огня!—
Орудия зарядили,
Майор рассчитал все сам,
И с ревом первые залпы
Ударили по горам.
И снова сигнал по радио:
— Немцы правей меня,
Координаты пять, десять,
Скорее еще огня!

Летели земля и скалы,
Столбом поднимался дым,
Казалось, теперь оттуда
Никто не уйдет живым.
Третий сигнал по радио:
— Немцы вокруг меня,
Бейте четыре, десять,
Не жалейте огня!

Майор побледнел, услышав:
Четыре, десять — как раз
То место, где его Ленька
Должен сидеть сейчас.
Но, не подавши виду,
Забыв, что он был отцом,
Майор продолжал командовать
Со спокойным лицом:
«Огонь!»— летели снаряды.
«Огонь!»— заряжай скорей!
По квадрату четыре, десять
Било шесть батарей.
Радио час молчало,
Потом донесся сигнал:
— Молчал: оглушило взрывом.
Бейте, как я сказал.
Я верю, свои снаряды
Не могут тронуть меня.
Немцы бегут, нажмите,
Дайте море огня!

И на командном пункте,
Приняв последний сигнал,
Майор в оглохшее радио,
Не выдержав, закричал:
— Ты слышишь меня, я верю:
Смертью таких не взять.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Никто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
У майора была.

В атаку пошла пехота —
К полудню была чиста
От убегавших немцев
Скалистая высота.
Всюду валялись трупы,
Раненый, но живой
Был найден в ущелье Ленька
С обвязанной головой.
Когда размотали повязку,
Что наспех он завязал,
Майор поглядел на Леньку
И вдруг его не узнал:
Был он как будто прежний,
Спокойный и молодой,
Все те же глаза мальчишки,
Но только. совсем седой.

Он обнял майора, прежде
Чем в госпиталь уезжать:
— Держись, отец: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла!—
Такая уж поговорка
Теперь у Леньки была.

Вот какая история
Про славные эти дела
На полуострове Среднем
Рассказана мне была.
А вверху, над горами,
Все так же плыла луна,
Близко грохали взрывы,
Продолжалась война.
Трещал телефон, и, волнуясь,
Командир по землянке ходил,
И кто-то так же, как Ленька,
Шел к немцам сегодня в тыл.

3ruble

СВОБОДНОЕ СООБЩЕСТВО

ТЕМА — ВСЁ И ОБО ВСЁМ

Второй год тиражируется рунетом, блогосферой, форумами вот это бездарное с литратурной точки зрения и мерзкое с человеческой рифмованное творение, выдаваемое за стихотворение Т. Г. Шевченко.

Хохол останется хохлом
Хоть ты пусти ЕГО в Европу
Где надо действовать умом,
Он напрягает только ж*пу.
И потому-то на Руси
Завещано аж Мономахом:
«Связаться Боже упаси!
С тремя — жидом, хохлом и ляхом «.
Коварен жид, хотя и слеп ;
Кичливый лях — похуже бл ** и,
Хохол же — съест с тобою хлеб,
И тут же в суп тебе нагадит».

«Хохлы» Т.Г.Шевченко 1851г

Несколько меньший срок гуляет по ресурсам и головам украинская версия.

Хохол залишиться хохлом,
Хоч ти пусти його в Європу.
Де треба діяти розумом,
Він напружує тільки жопу.
І тому-то на Русі
Заповідано аж Мономахом:
«Зв’язатися Боже збав!
З трьома — жидом, хохлом і ляхом «.
Підступний жид, хоч і сліпий,
Чванливий лях — гірше бляді,
Хохол ж — з’їсть з тобою хліб,
І тут же в суп тобі нагадит.

И даже с указанием источника: якобы полное собрание сочинений (ПОВНИЙ ЗБIРНИК ТВОРIВ), Т.Г. Шевченко, 1914 г. Издание Л.М. Ротенберга. Издание первое. Катеринослав,1914 г., 701 страница.

Оригинальную страницу которого также никто никогда не показывал и не видел.

Сотни авторов и участников самых популярных ресурсов цитируют это по сей день, число репостов в соцсетях не поддается счету.

«Стихотворение» возникло из ниоткуда. Никто из литературоведов, историков, исследователей творчества Шевченко никогда не слышал, не видел и не читал его ни в каких источниках. Никто из филологов вероятность авторства Шевченко даже обсуждать всерьез не будет: стилистика, образный строй совершенно чуждые и перу Шевченко, и поэзии 19 века.

Тем не менее, в условиях пропаганды ненависти между русскими и украинцами, охватившей, а лучше сказать, внедренной в блогосферу и СМИ, фальсификация живет, тиражируется и питает означенную ненависть в числе других фальшивок.

Давно пора поставить точку в истории этой фальсификации.

Стихотворение было написано поэтом Нощенко в 2009 году, опубликовано на сайте современной поэзии. Оно торчало на сайте до 03.04.2014 года, пока пропагандистский, надо полагать, отдел ведомств, разжигающих ненависть, не велел ему убрать его, чтобы «легализовать» фейк об авторстве Шевченко. А может, и сам поэт устыдился и убрал. Об этом и история, и поэт умалчивают. Главное: следы на ресурсе «Стихи.ру» остались. Источник

Что касается «Полного собрания сочинений 1914 года», то стихотворения, разумеется, нет ни на 701 странице, ни во всей книге. Как нет и ни в одной другой.

Не будьте стадом.
*
Что сюда следует добавить в дополнение к посту в нескольких блогах, где он зацепился. На форуме мы уже говорили про это в темах про смерть творческих людей.

Мрази обязательно нужна «духовная составляющая», без нее ни одна «война» не пойдет.

Идиоты, которые таскают фейк, этого не знают.

Твари с размером моцка чуть больше, чем грецкий орех, прекрасно осведомлены.

Но люди творческие не делятся духовным, чувствуют за «новоросско-киевской» постановкой нелюдскую гниль. Никто не пишет, не поет, не воспевает, не ваяет (ну кроме недоумков уровня Сени-моторолы, а с их виршей какой толк?)

Пытались делать культ из Негатурова, о чем говлорилось здесь Одесский Холокост

Заготовки выкатывали во всех КП-НТВ сразу после убийств, но это все не те величины. Остается присасываться к мертвым. Что мы и видим в этом фейке.

«Папа, чё там у хохлов?»

Российский музыкант исполняет на концертах песню, высмеивающую российскую пропаганду

Читать еще:  Когда от счастья светятся глаза стихи

«Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: папа, че там у хохлов? – У хохлов все плохо! – Папа, где твоя нога? Где ты был все лето? – Был я в отпуске, сынок, отравился где-то. – Пап, а как же пол-лица? Ты же весь в ожогах! – Рот закрой, смотри ТВ. У хохлов все плохо!»

Российский музыкант и певец Василий К., лидер группы «Василий К. и интеллигенты», родился в 1969 году в Мурманске в семье главного режиссера областного драмтеатра, начинал карьеру на одной сцене с Борисом Гребенщиковым, в конце 90-х уехал в Швецию, жил в квартале мигрантов, был разнорабочим, играл музыку в переходах, создал несколько альбомов совместно с шведскими музыкантами из группы Kürten, вернулся в Россию и продолжает заниматься музыкой на родине, выступая с концертами в Москве, Петербурге и российской глубинке. На днях в интернете появилась и мгновенно стала популярной видеозапись с одного из концертов Василия К., на котором он исполнил ироничную песню «Папа, чё там у хохлов?», высмеивающую российскую пропаганду.

​В интервью Радио Свобода Василий К. рассказал, как реагируют на эту песню слушатели на его концертах, о поселке Териберка как о символе родины, об отношении к аннексии Крыма и «черным спискам» музыкантов, о мигрантах в Европе и об ощущениях от своих армейских сослуживцев, возвращавшихся с войны в Афганистане.

– Василий, откуда взялась эта песня?

– Я этот текст нашел в интернете. Я сначала думал, это Слава Рабинович написал, но, по-моему, нет, то есть я спрашивал людей, никто не ответил, никто не знает. Я это делал и раньше: просто находил тексты в интернете, клал их на аккорды и пел на концертах, если мне казалось, что они хорошо резонируют с текущим днем, так сказать. То же самое было и с этой песней. Я нашел текст, он показался мне удивительно точным, талантливо точным, я его приделал к минимальному количеству аккордов, и получилась песенка. Что в ней резонирует? В марте прошлого года я заехал поиграть в Севастополь, где я вырос отчасти, частично я рос в Мурманске, частично – в Севастополе. И там я впервые обратил внимание на то, что медийное пространство города работало по образцу, который я раньше видел только в каких-то исторических фильмах. Я испугался, мне стало страшно. Я почувствовал, что происходит что-то плохое. И тогда я понял, что это знакомая с детства, из литературы, из рассказов других людей работа пропагандистской машины. Потом я заметил то же самое в России. То, что делают большие медиа, – это подстройка общественного мнения под то, что нужно власти. Я думаю, что так не стоит делать.

– Какова обычно реакция зала на эту песню?

– Очень разная. Самая крайняя. Люди подходят, говорят спасибо. А на одном фестивале не так давно, под Москвой, вышел к сцене человек, причем тоже музыкант, я не буду называть его фамилию, это рок-музыкант, и начал ругаться нецензурными словами, кричать «Предатель!», бросать мусор, плеваться. Это было странно. Это был первый и пока единственный случай такой прямой конфронтации, который эта песня вызвала. Но я вижу, что люди реагируют, то есть она заставляет людей сказать – «опа!» – и обернуться.

– Вы часто выступаете с концертами в российской глубинке, какая реакция на эту песню там? Пресловутые 86%, поддерживающие во всем власть, это миф или реальность, по вашим ощущениям?

– Я бы сказал да, по моему опыту, настроения вне Москвы или Питера более консервативные. Там больше преобладают такие мысли, что действительно, да, Америка во всем виновата, окружила нас врагами, она наш главный враг и несмотря на то, что те люди, которые сейчас у власти в России, имеют кучу грехов, в этом они правы. Эта точка зрения довольно распространенная. И даже среди моих друзей, среди дорогих мне людей, в Мурманске, например, где я был недавно, где я вырос, где все родное, – эти друзья, их позиция, скорее такова. Но пока что я ни с кем не поссорился. Я договорился с ними, сказал, давайте не будем об этом говорить, и все согласились. Я думаю, многим сейчас пришлось через это пройти.

– Что вы думаете о взаимных ограничениях на выступления музыкантов в России, на Украине, в Европе, кому-то не дают выступать здесь, кого-то вносят в «черные списки» там?

– Мне это не нравится, меня это слегка задело даже, краешком. Был концерт в Киеве, мы должны были там играть дуэтом, в марте прошлого года, сразу после Севастополя. Я должен был заехать в Киев «снизу», а гитарист мой, Мишка, должен был заехать «сверху», и его украинцы не пустили. И я слышал про многие случаи, когда людей просто не пускали, музыкантов, которые ехали из России в Украину. Я далек от такой картины, что Россия нынче – это империя зла. Абсолютно нет. У меня полно дорогих мне людей, кто-то работает в милиции, кто-то сидит в тюрьме, кто-то – интеллигенция, богема. И они хорошие! Хорошие, хорошие, хорошие, и их много. Поэтому я не могу считать Россию абсолютным злом, я также вижу, что украинское государство, если мы говорим о государстве, а не о народе, ведет себя, ну, глупо. Я был в Севастополе, когда там началась украинизация, и это ощущалось очень дискомфортно. И потом, когда я ездил в Украину, я думал: что же общего у этого культурного бэкграунда, который я вижу у людей, и у того культурного бэкграунда, который заявлен как аутентично украинский? Да вообще ничего или, по крайней мере, немногое. А потом эти мои мысли начали претворяться в реальности вот этим кошмарным способом, и тогда я очень о многом подумал по-новому и передумал.

Василий К. — о песне «Папа, че там у хохлов?», пропаганде, мигрантах и «бардачных 90-х»
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

  • 64 kbps | MP3

– Несмотря на этот дискомфорт от украинизации, как я понял из ваших записей в фейсбуке, аннексию Крыма Россией, за несколько дней до начала которой вы там выступали, вы не поддерживаете?

– Нет, не поддерживаю. Хотя население Крыма и особенно Севастополя – с этим не поспоришь, если уж как-то это называть, если давать какой-то национальный ярлык этому сознанию – оно русское. Но это было сделано таким способом, что так просто нельзя делать. Если метафорически отождествлять государство с человеком, то человек, который ведет себя так, это человек нечестный, человек лживый, который нарушает свои обещания.

– Сейчас много появляется свидетельств массовой отправки российских солдат не только на Украину, но и в Сирию. Вы служили в армии как раз во время Афганской войны, какие у вас остались воспоминания о сослуживцах, которые возвращались из Афганистана, из Египта, из той же Сирии, куда они были посланы советским командованием?

– Я слышу от людей: «Россия – очень мирная страна. Мы никогда ни на кого не нападали». Может быть и так, но российские военные постоянно где-то в других местах мира. И в таком случае не стоит обвинять другие страны в том, что они делают что-то похожее. Меня самого в армию забрали в 1987 году, когда все [в Афганистане] уже более-менее заканчивалось. Я не помню, чтобы я мог сформулировать для себя или кто-то мог сформулировать для меня, почему это плохо. Я начал увлекаться политикой довольно поздно, а тогда я чувствовал что-то тревожное, что парни, которые приходили оттуда, что-то с ними не так. Они плохо «входили» обратно, каждый из них. Хотя многие из них были прекрасные ребята, ну и было такое «пацанское» уважение, «о, на войне побывал» – но это на фоне того, что все это ощущалось очень неправильным.

Читать еще:  Спасибо друг что ты есть у меня стихи

– Еще одна тема, которая сейчас широко обсуждается, это кризис с мигрантами в Европе. В конце 90-х – начале нулевых вы жили в Швеции, в Лунде, в квартале, населенном преимущественно мигрантами с юга, да и сами вы были фактически мигрантом. Какую реакцию у вас сейчас вызывают сообщения о происходящем в Европе, фотографии брошенного ими мусора, слова о том, что Европа погибнет от «орд варваров» и так далее?

– Когда я приехал в Швецию и сказал: «Шведы, пожалуйста, возьмите меня к себе жить», шведы сказали: «Вася, заходи. Нá тебе это, и вот это, и еще это». Я обалдел, честно говоря, потому что я привык к тому, что государство как институция обращается с людьми по-другому. Ко мне очень хорошо отнеслись. Языковые курсы, адаптация, обучение, разные программы. Когда я там работал на всяких «черных» работах, никто никогда ни словом, ни взглядом не обозначил, что меня считают кем-то, находящимся на более низкой ступени в иерархии общества. Это было очень круто. И я начал думать: за этим должна стоять система ценностей. И это оказалось то, что сейчас в России очень многие презрительно называют «европейскими ценностями».

Конечно, если мы говорим об уменьшении инфернальности в обществе, есть такой термин в романе [Ивана] Ефремова «Час быка», то есть о преступности, недоверии, всем, что мы считаем плохим, – то скандинавские страны справились с редуцированием всего этого лучше всех. На них надо смотреть и учиться. Я постоянно слышу, мол, вот, эти валят, сейчас все, конец Западу, конец Швеции, Норвегии, все утонет, пузыри пойдут со дна Балтийского моря. Приезжая в Швецию, я вижу, что все хорошо. Конечно, бывают «терки», всякие конфликты, в том числе с этнической окраской, бывает, что молодые мигранты второго поколения бузят. Но нет обществ, и я не думаю, что когда-то такие общества будут, где нет трений. Надо к этому относиться как к пути прогресса, что ли. Поэтому несмотря на то, что сейчас говорят о мигрантах, я думаю, Европа справится. Все мои приятели-шведы абсолютно в этом единодушны, а приятели мои там в большинстве своем – это интеллигенция, она на Западе часто левая, это такие левые центристы, скажем так. Они единодушны в том, что «приходите к нам мигранты, если вам плохо, живите, у нас тут много всего, пожалуйста, приезжайте и живите».

– У вас есть альбом под названием «Териберка» и клип на одноименную песню, который там снимался. Это было еще до фильма Звягинцева, после которого о Териберке узнал весь мир? О чем эта песня?

– Я там был за несколько месяцев до того, как узнал, что будет такой фильм и что он снимался в Териберке. Тогда я еще понятия не имел о «Левиафане», но когда он вышел, я, конечно, порадовался, потому что красота там какая-то неописуемая. То, что ее показали миру даже в таком жестком контексте, в повествовании, которое рассказывает о бедах человеческих, бедах невиновных людей, все равно хорошо, что люди это увидели. Я туда и недавно приезжал, местные люди рассказывают, что стало больше туристов, с Запада люди едут, потому что они видели «Левиафан» и хотят посмотреть на эти места. На Кольском полуострове, как ни странно, довольно мало мест, куда можно подъехать, потому что это либо недоступно, либо ограждено, это ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование. – РС). Запретные зоны, просто не пускают людей. А от Мурманска до Териберки – два часа на машине, поэтому это место, куда проще всего поехать за красотой побережья Баренцева моря. Да, расцвет этого поселка был в 50-е годы, там жило тысяч 12, сейчас осталось около тысячи. Но у меня личная история, связанная с осознанием своей связи с родной землей, там, на берегу, на этом пляже, который виден в фильме, где героиню находят мертвой, я ощутил эту связь с природой, ощутил, что я маленькая песчинка, маленькая часть всего этого, но, тем не менее, часть, поэтому могу быть счастлив. Было такое «хиповое» переживание, скажем так. Я рекомендую каждому туда поехать. Там здорово, там даже искупаться можно. Вода 8 градусов, но это очень освежает, рекомендую.

Что может человек сказать о поселке Териберка, глядя на него? Все уехали, всё развалилось, одни алкаши остались, какие-то окна облезлые. Это можно воспринять как символ человеческой безалаберности, неумения что-то делать, как что-то плохое. А я, когда на все это смотрю, понимаю: да, действительно жалко, что здесь не живут люди, что у них не все так красиво, что люди уезжают, а те, кто живут здесь, наверное, недовольны – хотя те, с кем я там говорил, они не жаловались или жаловались не больше, чем жители Мурманска, – но для меня эта картинка говорила что-то большее о взаимоотношениях человека и природы. Ну, пришли люди, понастроили и ушли. Что-то не так у людей пошло, и они ушли в другое место. Это не трагедия даже, это просто спокойный ход жизни. И вот этот ветер постоянный, эта температура, воздух, это море, великолепное освещение, все эти оттенки зеленого и серого, они медленно съедают все, что человек построил. Там это особенно видно. Стоишь, смотришь и думаешь о своем месте в мире.

– В одном из своих постов в фейсбуке людей, которые сейчас у власти в России, вы называете нецензурным словом, означающим недалекость в сочетании с глупостью и упорством. Вы и правда считаете, что они настолько глупы и не думают о том, куда ведет то, что они делают?

(Смеется.) О, какой вопрос. И что мне после этого будет? Ничего? Ну, хорошо. Я не помню, что я там написал, наверное, был зол. Ругать правительство – вещь популярная. Я не думаю, что они глупы. Есть эволюция, есть социальный прогресс, это очевидно, куда движется вселенная и куда движется общество. А люди, которые у власти, делают попытки сохранить целостность того, что, как они считают, должно быть сохранено, архаическими способами. Они, может быть, были когда-то прогрессивными, но сейчас они просто заставляют людей страдать. Их действия ведут к тому, что происходит на Украине, например. Это не только вина России, я считаю, но это сыграло свою роль. Я бы хотел, чтобы с нами было как-то по-другому. 90-е были бардачные, и во многом по-страшному бардачные, но была надежда – что мы будем социализироваться как-то, учиться договариваться друг с другом, например, как шведы сделали. Но мы пошли в какую-то другую сторону, где просто говорят: «Тыдыц, будет так, и все». А я не хочу. Я слишком много видел или слишком много думал, чтобы это принимать. Я не хочу ни с кем драться и даже ругаться ни с кем не хочу. Я хочу играть музыку, чтобы люди радовались, вот и все.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector