0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иосиф бродский стихи почему некрасивых не любят

30+ цитат Иосифа Бродского, сражающих наповал своей честностью

Один из самых значимых поэтов XX века Иосиф Бродский родился в Ленинграде, но был вынужден эмигрировать в США. В жизни ему довелось перенести многое: непонимание, преследования, лишение советского гражданства, ссылку. Литератор пробовал обратиться к высшему руководству страны, чтобы ему позволили остаться на родине, но тщетно.

За пределами Советского Союза Бродский получил признание и широкую известность. В 1987 году ему присудили Нобелевскую премию, а в СССР развернулась перестройка. Наконец о Бродском заговорили в России и даже приглашали вернуться. Увы, но поэт скоропостижно умер за пределами своей родины. Но, будучи американским гражданином, он все равно оставался русским поэтом.

Бродский был автором удивляющим. Он умел честно сказать о том, что давно вертелось на языке у тысяч. Метко выражал мысль так, что читателю казалось, будто это его собственное суждение. Сочинения Бродского до сих пор затрагивают души людей всех возрастов. Честный и искренний, поэт стал кумиром для нескольких поколений читающей публики.

Мы увлекаемся творчеством и восхищаемся личностью Иосифа Бродского за его бесконечную любовь к родине, слову и котикам. И хотим вместе с вами вспомнить самые яркие высказывания талантливого писателя.

© Sipa / East News

Когда так много позади
Всего, в особенности — горя,
Поддержки чьей-нибудь не жди,
Сядь в поезд, высадись у моря.

Оно обширнее. Оно
И глубже. Это превосходство —
Не слишком радостное. Но
Уж если чувствовать сиротство,

То лучше в тех местах, чей вид
Волнует, нежели язвит.

Пока есть такой язык, как русский, поэзия неизбежна.

Боюсь, тебя привлекает клетка,
и даже не золотая.
Но лучше петь, сидя на ветке;
редко поют, летая.

Я рад, что на свете есть расстояния более немыслимые, чем между тобой и мною.

Знаю по своему опыту, что чем меньше информации получает твой мозг, тем сильнее работает воображение.

© Sergey Bermeniev / commons.wikimedia

Единственная правота — доброта.

Ночь — самое вероятное время душевных мук.

Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

Человек есть то, что он читает.

Всего удивительнее во Зле — его абсолютно человеческие черты.

Любовь сильней разлуки, но разлука длинней любви.

Истина заключается в том, что истины не существует.

На каждого месье существует свое досье.

Жить просто: надо только понимать, что есть люди, которые лучше тебя.

Когда-то я знал на память все краски спектра.
Теперь различаю лишь белый, врача смутив.
Но даже ежели песенка вправду спета,
от нее остается еще мотив.

И не могу сказать, что не могу жить без тебя — поскольку я живу.

Человек — сумма своих поступков.

Что губит все династии — число наследников при недостатке в тронах.

То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность оттого, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом.

Дурак может быть глух, может быть слеп, но он не может быть нем.

Сколько льда нужно бросить в стакан, чтоб остановить Титаник мысли?

Когда меня в первый раз в жизни привели в камеру, то мне очень там понравилось. Действительно, понравилось! Потому что это была одиночка.

Именно в минуту отчаянья и начинает дуть попутный ветер.

Прощающий всегда больше самой обиды и того, кто обиду причиняет.

Чтобы начать другую жизнь, человек обязан разделаться с предыдущей, причем аккуратно.

Приехать к морю в несезон,
помимо матерьяльных выгод,
имеет тот еще резон,
что это — временный, но выход.

Верность стоит чего-то лишь до тех пор, пока она есть дело инстинкта или характера, а не разума.

Только пепел знает, что значит сгореть до тла.

Мы уходим, а красота остается. Ибо мы направляемся к будущему, а красота есть вечное настоящее.

Все будут одинаковы в гробу. Так будем хоть при жизни разнолики!

  • Ни страны, ни погоста
    Не хочу выбирать.
    На Васильевский остров
    Я приду умирать.
  • Бонус

    Иосиф Бродский в знак особого расположения к гостю предлагал разбудить кота. В одном интервью он рассказывал: «Кота, что ли, разбудить? Замечательная история в связи с разбуженным котом. Где-то в шестидесятых годах в Югославии к моему другу приехала какая-то дама. Он колоссально воодушевился. У него был свой собственный зоопарк на том острове, где он жил, и вот, чтобы продемонстрировать ей свою страсть, он сказал: „Хотите, я для вас разбужу медведя?“ Дело было зимой. И медведя разбудили. Ха-ха. Хотите, я разбужу для вас кота?»

      Он был тощим, облезлым, рыжим,
      Грязь помоек его покрывала.
      Он скитался по ржавым крышам,
      А ночами сидел в подвалах.

    Он был старым и очень слабым,
    А морозы порой жестоки.
    У него замерзали лапы,
    Точно так же, как стынут ноги.

    Читать еще:  Стих я перестану любить тебя только тогда когда слепой художник

    Но его никогда не грели,
    Не ласкали и не кормили.
    Потому что его не жалели.
    Потому что его не любили.

    Потому что выпали зубы.
    Потому что в ушах нарывы.
    Почему некрасивых не любят.
    Кто-то должен любить некрасивых.

    А у вас есть любимые цитаты из Бродского? Поделитесь ими в комментариях.

    Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

    Почему не красивых не любят. Кто-то должен любить некрасивых.

    Он был тощим, облезлым, рыжим,
    Грязь помоек его покрывала.
    Он скитался по ржавым крышам,
    А ночами сидел в подвалах.

    Он был старым и очень слабым,
    А морозы порой жестоки.
    У него замерзали лапы,
    Точно так же, как стынут ноги.

    Но его никогда не грели,
    Не ласкали и не кормили.
    Потому что его не жалели.
    Потому что его не любили.

    Потому что выпали зубы.
    Потому что в ушах нарывы.
    Почему некрасивых не любят.
    Кто-то должен любить некрасивых.

    Иосиф Бродский, 1957 год.

    Метки: кот

    Комментарии 43

    Ужасно грустно((( Сколько их, таких несчастных(( И всем не помочь.

    У меня все простые кошки с улицы, я их очень люблю. А еще у меня киса-инвалид без задних ножек, ушей и хвоста. И она моя любимка)

    Терпения и счастья Вам и Вашим питомцам

    У меня все простые кошки с улицы, я их очень люблю. А еще у меня киса-инвалид без задних ножек, ушей и хвоста. И она моя любимка)

    И корма хорошего поболе!И не болеть никому!

    У меня все простые кошки с улицы, я их очень люблю. А еще у меня киса-инвалид без задних ножек, ушей и хвоста. И она моя любимка)

    Очень понравилось. Спасибо

    И Вам, но стихи 17 летнего Бродского, а не мои

    Я знаю. Я за пост спасибо сказала

    Ну и я на всякий случай, я же автора подписал 😉

    ну вот поэтому я и знаю. А в нижнем комменте прочитала, что ему было 17 лет ))

    Представляете, какая сила в таком возрасте?!

    Честно говоря, не укладывается в голове

    Вот и я прочитал, впечатлился…
    Вообще можно было ничего не писать, как за душу берет!

    можно еще и в блог свой забрать, чтоб не потерялось. Я сохранила в вк

    Вот и я прочитал, впечатлился…
    Вообще можно было ничего не писать, как за душу берет!

    Да, очень мило и красиво

    Мне вот это нравится:

    Когда-то давно жил я в стареньком доме.
    С тех пор пролетел не один уже год.
    И всем его жителям было известно
    Насколько уродлив был местный наш кот.

    Уродливый кот был всегда узнаваем —
    Он был одноглазый и с ухом одним.
    И знал он, как трудно на свете бывает,
    Когда ты один и никем не любим.

    Оторванный хвост, и поломана лапа
    Срослась под каким-то неверным углом.
    И множество шрамов… А был он когда-то
    Приятным на вид полосатым котом.

    Кота никогда и никто не касался.
    Бутылки и камни бросали в него.
    Водой ледяной поливали из шланга.
    Пытаясь прогнать со двора своего.

    И лапы ему защемляли дверями,
    Когда он пытался войти в чей-то дом.
    Страдая от боли, зализывал раны
    Уже много раз он под чьим-то окном.

    Но все удивлялись, насколько отважен
    Был этот невзрачный уродливый кот.
    И если из шланга его поливают —
    Он мокнет покорно, но не отойдёт.

    И даже когда в него что-то бросали,
    Он тёрся о ноги о ласке прося.
    Увидев детей, он бросался за ними.
    Мечтал о заботе, да только вот зря…

    Не мог он понять, почему в целом мире
    Не встретить того, кто бы смог приютить.
    И хоть он уродлив и грязен снаружи,
    Но с чистой душой и умеет любить.

    Однажды кота покусали собаки,
    Что жили напротив в соседнем дворе.
    Послышался лай и о помощи крики.
    Спустился я вниз — кот лежал на земле…

    Уродливый кот был ужасно искусан,
    Всё тело в крови. Он почти умирал.
    Пытаясь укрыться от страха и боли,
    Свернувшись в клубок, неподвижно лежал.

    Он знал — наступает конец грустной жизни.
    И след от слезы пересёк его лоб.
    Я нёс его в дом, он хрипел, задыхался.
    Мне стало вдруг плохо, меня бил озноб…

    Я чувствовал то, как ему было больно.
    И как тяжело ему просто вздохнуть.
    Но вдруг он к лицу моему потянулся
    И робко меня попытался лизнуть.

    От слёз задыхаясь, к нему я прижался.
    Прильнул он к ладони моей головой.
    Его добрый глаз вдруг ко мне повернулся —
    И кот замурлыкал, почти неживой…

    И даже сквозь самые сильные боли
    Просил этот кот лишь о капле любви.
    О капле сочувствия, что в этой жизни
    Мы доброе сердце сберечь не смогли.

    Я в этот момент неожиданно понял,
    Что самый красивый и любящий тот,
    Кто смотрит сейчас на меня, умирая,
    Обычный уродливый уличный кот.

    Читать еще:  Белая вата куда то летит стих

    Впервые он чувствовал чью-то заботу.
    Нашёл он того, кто сумел полюбить.
    И счастлив, что встретил того, кто смягчает,
    А не пытается боль причинить…

    Он умер чуть раньше, чем мы были дома.
    Я сел у подъезда с котом на руках.
    Держал его долго, пока не стемнело.
    В душе поселились тревога и страх.

    Ведь я осознал, что несчастный калека
    Меня изменил за один только миг.
    Он мне сообщил о страдании больше,
    Чем тысячи лекций, уроков и книг.

    Он мне расцарапал не тело, а душу.
    И пусть в моей жизни немало забот,
    Но я к одному только буду стремиться —
    Учиться любить как,
    Уродливый кот.

    Любит — не любит: предпочтения Иосифа Бродского

    Женщины, коты, вино, советская власть и многое другое

    О сложном характере Иосифа Бродского знают, пожалуй, все, кто хоть раз интересовался его творчеством. Бродский не боялся вслух говорить о том, что ему не нравится, ничуть не заботясь о форме и уместности этих высказываний. Впрочем, о предметах своего интереса он заявлял не реже и не менее громко. Приводим примеры.

    К женщинам поэт относился с большой нежностью. Своей первой жене, Марии Басмановой — М. Б., — он посвятил целый цикл стихов, продолжая его даже после окончательного разрыва.

    Не забывай никогда,
    как хлещет в пристань вода
    и как воздух упруг —
    как спасательный круг.

    А рядом чайки галдят,
    и яхты в небо глядят,
    и тучи вверху летят,
    словно стая утят.

    Пусть же в сердце твоем,
    как рыба, бьется живьем
    и трепещет обрывок
    нашей жизни вдвоем.

    Пусть слышится устриц хруст,
    пусть топорщится куст.
    И пусть тебе помогает
    страсть, достигшая уст,

    понять без помощи слов,
    как пена морских валов,
    достигая земли,
    рождает гребни вдали.

    О любви поэтов, писателей и философов к котикам известно многим. Бродский исключением не был: котов он любил всегда, относился к ним серьезно (в отличие, например, от людей) и даже посвящал им стихи.

    Он был тощим, облезлым, рыжим,
    Грязь помоек его покрывала.
    Он скитался по ржавым крышам,
    А ночами сидел в подвалах.

    Он был старым и очень слабым,
    А морозы порой жестоки.
    У него замерзали лапы,
    Точно так же, как стынут ноги.

    Но его никогда не грели,
    Не ласкали и не кормили.
    Потому что его не жалели.
    Потому что его не любили.

    Потому что выпали зубы.
    Потому что в ушах нарывы.
    Почему некрасивых не любят.
    Кто-то должен любить некрасивых.

    Уистена Хью Одена

    Одена Бродский считал одним из самых талантливых современных поэтов (а от человека, который многих литераторов клеймил, услышать такое, безусловно, приятно) и, более того, поклонялся ему не только на словах, но и на деле, переводя его произведения на русский.

    Часы останови, забудь про телефон
    И бобику дай кость, чтобы не тявкал он.
    Накрой чехлом рояль; под барабана дробь
    И всхлипыванья пусть теперь выносят гроб.
    Пускай аэроплан, свой объясняя вой,
    Начертит в небесах «Он мертв» над головой,
    И лебедь в бабочку из крепа спрячет грусть,
    Регулировщики — в перчатках черных пусть.
    Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,
    Мой шестидневный труд, мой выходной восторг,
    Слова и их мотив, местоимений сплав.
    Любви, считал я, нет конца. Я был не прав.
    Созвездья погаси и больше не смотри
    Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,
    Слей в чашку океан, лес чисто подмети.
    Отныне ничего в них больше не найти.

    Венецию Бродский любил самой настоящей, истовой и искренней любовью. В нее он возвращался, ей посвящал книги (к примеру автобиографическую «Набережная неисцелимых»), в ней он похоронен.

    Площадь пустынна, набережные безлюдны.
    Больше лиц на стенах кафе, чем в самом кафе:
    дева в шальварах наигрывает на лютне
    такому же Мустафе.
    О, девятнадцатый век! Тоска по востоку! Поза
    изгнанника на скале! И, как лейкоцит в крови,
    луна в твореньях певцов, сгоравших от туберкулеза,
    писавших, что — от любви.

    Рождество для поэта — настоящий праздник, в который «все немного волхвы». И, несмотря на реалии советского быта, подробно описанные им в одноименном стихотворении («В Рождество все немного волхвы. »), умел ценить «сетки, сумки, авоськи, кульки, шапки, галстуки, сбитые набок. Запах водки, хвои и трески, мандаринов, корицы и яблок».

    Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
    Звезда светила ярко с небосвода.
    Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
    Шуршал песок. Костер трещал у входа.
    Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
    И тени становились то короче,
    то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
    что жизни счет начнется с этой ночи.
    Волхвы пришли. Младенец крепко спал,
    Крутые своды ясли окружали.
    Кружился снег. Клубился белый пар.
    Лежал Младенец, и дары лежали.

    ЧТО ПОЭТ НЕ ЛЮБИЛ

    Как и каждый нормальный ребенок, к школе Бродский относился со здоровой долей скептицизма, что, к слову, не мешало ему в более сознательном возрасте усердно заниматься — например английским языком, который для поэта стал синонимом свободы.

    Читать еще:  Стихи над которыми можно задуматься

    Мы хотим играть на лугу в пятнашки,
    не ходить в пальто, но в одной рубашке.
    Если вдруг на дворе будет дождь и слякоть,
    мы, готовя уроки, хотим не плакать.

    Мы учебник прочтем, вопреки заглавью.
    То, что нам приснится, и станет явью.
    Мы полюбим всех, и в ответ — они нас.
    Это самое лучшее: плюс на минус.

    Мы в супруги возьмем себе дев с глазами
    дикой лани; а если мы девы сами,
    то мы юношей стройных возьмем в супруги,
    и не будем чаять души в друг друге.

    Потому что у куклы лицо в улыбке,
    мы, смеясь, свои совершим ошибки.
    И тогда живущие на покое
    мудрецы нам скажут, что жизнь такое.

    В Нью-Йорке Бродский предпочитал вину водку и часто захаживал в знаменитый «Русский самовар» Романа Каплана — ресторан, к созданию которого приложил руку, на пару с Михаилом Барышниковым, и он сам.

    Зима. Что делать нам в Нью-Йорке?
    Он холоднее, чем луна.
    Возьмем себе чуть-чуть икорки
    и водочки на ароматной корке.
    Согреемся у Каплана.

    Относиться к власти сколько-нибудь положительно причин у Бродского действительно не было. Обвинение в тунеядстве, унизительный следственный процесс и последовавшая за ним ссылка лишний раз убедили поэта в том, что жизни в этой стране ему не будет. И когда в 1972 году правительство неожиданно предложило Иосифу Бродскому уехать, он, естественно, тут же покинул свои «полторы комнаты» в доме Мурузи на Литейном проспекте, чтобы улететь в Вену, а затем и в Америку — единственную страну, которую поэт видел возможной для того, чтобы жить и писать.

    Отъезд. Вот памятник неровный

    любови, памятник себе,

    вокзал, я брошенный любовник,

    я твой с колесами в судьбе.

    Скажи, куда я выезжаю

    из этих плачущихся лет,

    мелькнет в окне страна чужая,

    махнет деревьями вослед.

    Река, и памятник, и крепость —

    все видишь сызнова во сне,

    и по Морской летит троллейбус

    с любовью в запертом окне.

    И нет на родину возврата,

    одни страдания верны,

    за петербургские ограды

    обиды как-нибудь верни.

    Ты все раздашь на зимних скамьях

    по незнакомым городам

    и скормишь собранные камни

    летейским жадным воробьям.

    Бродский был, что называется, снобом. О его резких и зачастую высокомерных характеристиках знали и друзья, и поклонники, которым это, впрочем, ничуть не мешало продолжать его боготворить.

    Кровь моя холодна.
    Холод ее лютей
    реки, промерзшей до дна.
    Я не люблю людей.

    Внешность их не по мне.
    Лицами их привит
    к жизни какой-то непокидаемый вид.

    Что-то в их лицах есть,
    что противно уму.
    Что выражает лесть
    неизвестно кому.

    Любимые стихотворения Бродского

    Сегодня в марафоне для блогеров #92днялета — день цитат, афоризмов и крылатых выражений. Собрала мои любимые отрывки из стихотворений Иосифа Александровича Бродского.

    «Пилигримы» (1958)

    Мимо ристалищ, капищ,
    мимо храмов и баров,
    мимо шикарных кладбищ,
    мимо больших базаров,
    мира и горя мимо,
    мимо Мекки и Рима,
    синим солнцем палимы,
    идут по земле пилигримы.

    «Письма римскому другу» (1972)

    Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
    но с куриными мозгами хватишь горя.
    Если выпало в Империи родиться,
    лучше жить в глухой провинции у моря.

    И от Цезаря далеко, и от вьюги.
    Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
    Говоришь, что все наместники — ворюги?
    Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

    Рождественский романс (1961)

    Твой Новый год по темно-синей
    волне средь моря городского
    плывет в тоске необьяснимой,
    как будто жизнь начнется снова,
    как будто будет свет и слава,
    удачный день и вдоволь хлеба,
    как будто жизнь качнется вправо,
    качнувшись влево.

    «Шесть лет спустя» (1968)

    Так долго вместе прожили мы с ней,
    что сделали из собственных теней
    мы дверь себе — работаешь ли, спишь ли,
    но створки не распахивались врозь,
    и мы прошли их, видимо, насквозь
    и черным ходом в будущее вышли.

    «Кот» (1957)

    Он был тощим, облезлым, рыжим,
    грязь помоек его покрывала.
    он скитался по ржавым крышам,
    а ночами сидел в подвалах.
    Он был старым и очень слабым,
    а морозы порой жестоки.
    у него замерзали лапы,
    точно так же, как стынут ноги.
    Но его никогда не грели,
    не ласкали и не кормили,
    потому что его не жалели,
    потому что его не любили.
    Потому что выпали зубы,
    потому что в ушах нарывы.
    Почему некрасивых не любят.
    Кто-то должен любить некрасивых.

    UPD. Большое спасибо likynia за напоминание о любимом стихотворении! Добавила в пост.

    Прощай,
    позабудь
    и не обессудь.
    А письма сожги,
    как мост.
    Да будет мужественным
    твой путь,
    да будет он прям
    и прост.
    Да будет во мгле
    для тебя гореть
    звездная мишура,
    да будет надежда
    ладони греть
    у твоего костра.
    Да будут метели,
    снега, дожди
    и бешеный рев огня,
    да будет удач у тебя впереди
    больше, чем у меня.
    Да будет могуч и прекрасен
    бой,
    гремящий в твоей груди.
    Я счастлив за тех,
    которым с тобой,
    может быть,
    по пути.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector