1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие стихи есенин посвятил дункан

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Цитатник

  • Все (4165)

Рамочка «Уютных осенних деньков!» Здесь будет ваш текст. Здесь будет ваш текст.

Просто жить, не думать, не бежать, Просто жить и осенью дышать. ***Здесь будет текст*** .

Рамочка «И хочется укутаться в тепло, глядеть в огонь и треск поленьев слушать… » Здесь будет .

Рамочка «С Днем Рождения!» Ваш текст. Ваш текст.

С днем рождения, октябрьские именинники! Код коллажа:

Музыка

  • Все (80)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

  • Все (1)

Друзья

  • Все (535)

Постоянные читатели

  • Все (5378)

Статистика

«Ураганный роман»: Сергей Есенин и Айседора Дункан

♥ღ♥«Ураганный роман»: Сергей Есенин и Айседора Дункан♥ღ♥


Москва, октябрь 1921 года, небольшой зал, на сцене выступает знаменитая на весь мир танцовщица Айседора Дункан. Танец в стиле модерн, исполняемый под мелодию «Интернационала», полупрозрачный хитон и изящные па, эта странная комбинация завораживает зрителей.

Гости аплодируют стоя, в толпе среди восторженных зрителей — Сергей Есенин. Поэт восхищен и просит представить его Дункан. Она протягивает ему свою узкую ладонь: «Товарищ Айседора, товарищ Есенин». И в этот момент выясняется, что никто из них не говорит на другом языке. А впечатлительный поэт уже потерял голову от ее яркого и необычного танца.

Он говорит и размахивает руками, пытаясь выразить ей свое восхищение. Но Дункан только улыбается, не понимая ни слова по-русски. И он в отчаянии начинает танцевать вокруг нее дикий танец, и в конце падает ниц и обнимает ее за колени. Танцовщица тронута, она наклоняется к поэту, гладит его льняную кудрявую голову и шепчет одно из немногих русских слов, которое она запомнила: «Ангел». А через несколько часов они уезжают вместе в ночь и появляются на публике лишь спустя две недели.

Айседора Дункан — всемирно известная американская танцовщица, основательница свободного танца.

Она строила свою технику исполнения на базе древнегреческого танца. Ее стиль был весьма новаторским для того времени.

Айседора приехала в Москву по просьбе наркома просвещения РСФСР Луначарского для того, чтобы открыть здесь танцевальную школу. Правительство предоставило ей роскошный особняк на Пречистенке, где она и прожила вплоть до 1924 года. На момент знакомства с Есениным танцовщице было 44 года, а поэту — 26 лет. До этой встречи танцовщица прожила большую жизнь — у нее было несколько мужей, она потеряла трех детей.

Айседора со своими детьми — Патриком и Дердрой

И после этой трагедии смыслом жизни для нее стало творчество. Но влюблялась она по-прежнему, как в молодости, легко и безоглядно. А Есенин, несмотря на молодость, был уже довольно известным в России поэтом. И к тому же он был довольно амбициозен, мечтал стать самым известным в России поэтом.

На его счету к тому времени тоже уже было несколько браков и масса романтических историй. Он был очень красив и девушки влюблялись в него без памяти. Есенина пленила королевская стать Дункан, мудрость и грусть, затаившаяся в уголках глаз, непосредственность и умение по-детски восхищаться каждому мгновению жизни.

И к тому же она была мировой знаменитостью, а это льстило поэту. И русский хулиган и повеса, привыкший жить широко и безоглядно, мгновенно влюбился.

Я не знал, что любовь — зараза,
Я не знал, что любовь — чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Через полгода, 2 мая 1922 года они поженились.

А на вопрос: «Какую фамилию вы хотите выбрать?», последовал ответ: «Дункан-Есенин». Так их и записали в брачном свидетельстве. Будучи творческими людьми, они много и часто ссорились и били посуду. Сходились и расходились вновь. Айседора выучила несколько десятков русских слов, чтобы лучше понимать своего ненаглядного Сереженьку. Она опекала и заботилась о нем, как о своем маленьком сыне. Им было непросто вместе, но невозможно быть порознь.

Все свои чувства Есенин изливал в горьких стихах:

Сыпь, гармоника! Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая. я плачу.
Прости. Прости.
Танцевальная карьера в России у Дункан складывалась не так успешно, как она мечтала. И поэтому она решила на время уехать из России.

Влюбленная женщина не отпускала мужа ни на шаг, она ревновала его безумно и поэтому Есенин отправляется вместе с супругой сначала в Европу, а затем в Америку.

Но вне России поэт начинает задыхаться. Дункан пытается организовать мужу поэтические вечера, публикацию и перевод его стихов. Но за рубежом он не известен. И к тому же говоривший и писавший лишь на русском языке, Есенин становится приложением к своей знаменитой жене. Он чувствует себя ненужным, тоскует и пьет, у него начинается депрессия. Между супругами возникают безобразные сцены — он обвиняет ее и пытается уйти, а затем возвращается. Однажды на выступлении Айседоры он устраивает пьяный дебош. Танцовщица сама вызывает полицию и затем укладывает Есенина в психиатрическую клинику. Через несколько дней он выходит, и смотрит на жену уже другими глазами. Чувство влюбленности прошло и он видит уставшую и слегка оплывшую, в возрасте женщину.

В августе 1923 года они возвращаются в Россию. Есенин обращается с некогда любимой женой отвратительно. Он оскорбляет ее и постоянно говорит друзьям: «Вот пристала, липнет, как патока». Терпение Дункан тоже лопается, в 1924 году они разводятся и она заявляет, что уезжает одна в Париж. И через некоторое время получает от Есенина телеграмму: «Я люблю другую тчк женат тчк счастлив тчк». Так он пытается освободиться от нее. А его друг Мариенгоф позже вспоминал: «Есенин уехал с Пречистенки – надломленным. А из своего рокового свадебного путешествия по Европам и двум Америкам (будь оно проклято, это свадебное путешествие!) он в 1923 году вернулся в Москву – сломанным». А об их отношениях поэт Сергей Городецкий писал так: «По всем моим позднейшим впечатлениям это была глубокая взаимная любовь. Конечно, Есенин был влюблен столько же в Исадору, сколько в ее славу, но влюблен был не меньше, чем вообще он мог влюбляться». А художник Юрий Анненков говорил о них: «Роман был ураганный и столь же короткий, как и коммунистический идеализм Дункан».

Сергей Есенин в начале 1925 года женится на внучке Льва Толстого — Софье.

Сергей Есенин и Софья Толстая

Но этот брак не приносит ему счастья.

А 28 октября 1925 года поэта находят мертвым в ленинградской гостинице «Англетер». Он покончил жизнь самоубийством, повесившись. Хотя, в наши дни, ходят слухи о других версиях его смерти. Последнее свое стихотворение поэт, за неимением чернил, пишет кровью:

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,-
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

А спустя два года, по трагической случайности погибает и Айседора Дункан. Причиной ее смерти также стало удушение. Она погибла, удушенная собственным шарфом, попавшим в ось колеса автомобиля, на котором она ехала. Рассказывают, что ее последними словами перед смертью было: «Прощайте друзья, я иду к любви!»

Сергей Есенин и Айседора Дункан

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН


Этот неравный брак до сих пор будоражит воображение и не дает покоя огромному количеству поклонников как великого трагического русского гения поэзии, так и необычной, можно сказать — эпатажной танцовщицы из Америки.
Разница во всем — в возрасте, в континентах и мирах. Он — душа России, уже признанный и ослепительно молодой
Она — немолодая уже для танцовщицы легенда мира, ее танцы , посвященные эре коммунизма и вольный стиль в одежде и нравах шокируют и привлекают публику. Но и он не без эпатажа — его разгул в кабаках вошел в легенды, его непокорность властям стоила ему жизни.
Она танцевала по-новому, так не танцевал никто. Никаких пуантов, босая, в греческой тунике.
Её стиль стали подхватывать модницы всех светских салонов мира.
Он признавал только русский язык, и был его вдохновенным ангелом-хранителем. Она не понимала ни слова по-русски, с трудом выучила слов двадцать.


Сергей Александрович Есенин родился 3-го октября 1895 года в крестьянской семье. Его мать Татьяна Титова вышла замуж по принуждению. Когда Сергею было три года, она, не выдержав вражды со свекровью и не упреков мужа, вместе с сыном ушла к родителям. Сергея воспитывала бабушка, она читала ему сказки, и когда они не нравились мальчику, потому что заканчивались неблагополучно, он стал дописывать их сам. Очень рано, подражая частушкам, которые он слышал в своей семье, стал писать стихи. Но друзья не оценили их тогда, и ему было одиноко среди них. Он чувствовал себя непонятым.

В 1912 году после окончания школы Есенин уехал в Москву, где через два года его стихи стали публиковать в журналах.
В марте 1915 года Есенин переехал в Петербург, познакомился с Александром Блоком. Известный поэт благосклонно отнесся к молодому таланту. В 1916 году вышел первый сборник стихов Есенина «Радуница». Поэт попал в великосветские салоны в круг Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус. Его имя появлялось на страницах многих изданий рядом с именами самых известных литераторов.
Октябрьский переворот Есенин принял радостно, но, по его словам, со своим, особым, «крестьянским уклоном».
Он пережил войну, видел разруху и голод.

Осенью 1921 года в Москву приехала известная американская танцовщица Айседора Дункан. Он влюбился в нее как мальчик.
Айседора была намного старше Есенина.

Она родилась 25 мая в 1878 года в США. Айседора так говорит о своем рождении: «Характер ребенка определен уже в утробе матери. Перед моим рождением мать переживала трагедию». В детстве она была несчастлива – ее отец Джозеф Дункан, обанкротился и сбежал еще до ее рождения, оставив жену с четырьмя детьми на руках без средств к существованию.В 13 лет она занялась музыкой и танцами. Восемнадцатилетней приехала покорять Чикаго и едва не вышла замуж за своего сорокапятилетнего поклонника — рыжего, бородатого поляка Иван Мироски. Но он был женат, и на развод не решился. С этой первой любви в жизни великой танцовщицы началась череда любовных неудач. Следующим возлюбленным стал Оскар Бережи, которого в автобиографии она называет Ромео. Талантливый актер страстно ее любил. Была назначена помолвка, но перед самой церемонией она внезапно была прервана. Актер предпочел женитьбе карьеру. В возрасте 29 лет танцовщица родила девочку от своего возлюбленного театрального режиссера Гордона Крэга. Но он метался от одной любовницы к другой и вскоре последовал разрыв.

Читать еще:  Почему монтян посвятила стихи шарию

Ее следующий любовник был очень богат: Парис Юджин Зингер был сыном одного из изобретателей швейной машинки. Он дарил ей дорогие подарки, они много путешествовали вместе. От него у нее родился сын Патрик, и она чувствовала себя почти счастливой. Но Зингер был очень ревнив, их отношения дали трещину. Айседора полностью погрузилась в работу. Вскоре в Париже в результате несчастного случая погибли ее дети. Они были в машине, когда шофер вышел, оставив их там, а мотор завелся и машина скатилась в Сену.

Они познакомились 3 октября 1921 года – в день его рождения. Она была намного старше его: ей было сорок три, ему – двадцать шесть. Она — располневшая женщина с коротко остриженными крашеными волосами. Он — золотоволосый красавец атлетического телосложения. Через несколько дней после знакомства он переехал к ней сам, на Пречистенку, 20. Ее брак с Есениным трудно назвать счастливым.
Четыре утра. Сергей только что вернулся домой на Пречистенку и изумился: все зеркала, столы и стены исписаны губной помадой вдоль и поперек одной, Всюду одна и та же фраза, похожая на молитву: «Есенин — Ангелъ», «Есенин — Ангелъ», «Есенин…»…

— Вот это да! Это да, это я-то ангел? Ну, спасибо, Сидора, спасибо… — Есенин рассмеялся. Его льняные кудри, окружавшие голову наподобие нимба в самом деле делали его похожим на ангела. Но он таковым не был.

Однако их совместная жизнь начиналась как сказка. Они под утро возвращались домой. Проезжая мимо маленькой церквушки на Арбате, Есенин сказал ей: «Видишь, Сидора, вот здесь мы с тобой будем жениться! Ты понимаешь, же-нить-ся!». Никогда Айседора не позволяла никому из ее прежних многочисленных любовников взять себя замуж. Есенин был первым. Он был для нее ангелом. Единственным ангелом в ее жизни. И ее трагедией.
Как-то она нашла Есенина сильно пьяным в одном из кабачков на Петровке. Он бушевал, бил об пол стаканы. Никто не решался подойти к нему. Кроме нее. Она подошла к Сергею и тихо сказала: «Сергей Александрович, давай жениться. Я хотель быть твоя. Только твоя».

Вскоре состоялась их свадьба.
Прошло всего полгода, и сказка превратилась в кошмар. В беспамятстве он посылал Айседору ко всем чертям и иногда бил. Он швырял в нее сапогами. Она ловила на лету сапог и говорила сквозь слезы с акцентом: «Сергей Александрович, я тебя люблю…». Есенин убегал из дому, прятался у друзей, потом возвращался, полный раскаяния, и плакал, уткнувшись ей в колени. Причиной были его кутежи. Его светлый гений и боль за Россию в его душе не находили выхода, кроме как в кабацких попойках. Она страдала.
Друзьям он говорил о ней в раздраженном тоне: «Пристала, липнет, как патока». И тут же, наперекор сказанном: А знаешь, она – баба добрая».

Чтобы вырвать его из череды бесконечных попоек, она увезла Есенина в Европу.

В Берлине Есенин сбежал. Айседора объехала за три дня все окрестные пансионы. На четвертую ночь с хлыстом в руке она ворвалась в один тихий семейный пансион. Все спали. Есенин в пижаме, сидя за бутылкой пива в столовой, играл с другом в шашки. Увидев жену, он, пятясь, скрылся в темном коридоре. Айседора с хлыстом носилась по комнате, била все, что попадалось под руку. В полной тишине слышался только звон разбитой посуды. Перешагнув через осколки, она помчалась в коридор и за гардеробом нашла Есенина.
— Вон из этого борделя, — сказала она ему спокойно, и увезла мужа к себе.

В Берлине во время встреч со своим другом поэтом А. Кусиковым он написал первые стихи из цикла «Москва кабацкая».

В Америке, куда Айседора позднее увезла Есенина на гастроли, было ненамного лучше. Он был гением и бунтарем, она стала уставать от его нрава.
И в Америке, и в Европе Есенину не хватало «русской души», встречи с русскими эмигрантами наводили на него непередаваемую щемящую тоску.
Из брак длился три года.

В августе 1923 года они вернулись в Москву, где Сергей развелся с Айседорой Дункан.
Айседора остановилась в Ялте в отеле «Россия». В номер ей принесли телеграмму: «Я люблю другую тчк женат счастлив тчк Есенин». Клочок бумаги из ее руки падает на паркет.
— Это были лучшие три года в моей жизни, — задумчиво сказала она. — И все-таки он был совсем шальной.
Трагедия подходила к своей развязке.
И 28 декабря 1925 г. в ленинградской гостинице «Англетер» поэт покончил (?) с собой. Или … был убит. До сих пор идут расследования, и точных данных о гибели лучшего поэта России нет.

Вскоре и Айседора ушла в вечность. Ее гибель была не менее трагична. 14 сентября 1927 году Дункан, обмотав шею своим любимым алым шарфом, собираясь покататься на машине. Роковое предчувствие не покидало ее. Садясь в машину, крикнула провожавшим ее друзьям: «Прощайте, я отправляюсь к славе!» Автомобиль тронулся, затем внезапно остановился: голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, задушил ее…

Роковая тайна встречи, любви и гибели так и останется тайной на все времена.
Я читала всевозможные трактовки и попытки объяснить трагичность жизни обоих и эту роковую связь гороскопами и сочетанием звезд на небе — ерунда, эта тайна — нераскрываема как тайна самой жизни и творческих взлетов гениальности на планете Земля.

Какие стихи есенин посвятил дункан



Айседора Дункан. Фотограф Arnold Genthe 1915-1923


Айседора Дункан и Сергей Есенин, 20-е годы


Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.

Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только желтый тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.

Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.

Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада.
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.


Айседора Дункан. Фотограф Arnold Genthe, 1916

Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос.
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.

Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней,
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.

Я помню, ты мне говорила:
Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда.

Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.

И сердце, остыть не готовясь,
И грустно другую любя.
Как будто любимую повесть,
С другой вспоминает тебя.


Айседора Дункан. Пантеон, Афины, 1920. Фотограф Edward Steichen

Голубая кофта. Синие глаза.
Никакой я правды милой не сказал.

Милая спросила: Крутит ли метель?
Затопить бы печку, постелить постель.

Я ответил милой: Нынче с высоты
Кто-то осыпает белые цветы.

Затопи ты печку, постели постель,
У меня на сердце без тебя метель.


Сергей Есенин и Айседора Дункан

Дорогая, сядем рядом,
Поглядим в глаза друг другу.
Я хочу под кротким взглядом
Слушать чувственную вьюгу.

Это золото осеннее,
Эта прядь волос белесых —
Все явилось, как спасенье
Беспокойного повесы.

Я давно мой край оставил,
Где цветут луга и чащи.
В городской и горькой славе
Я хотел прожить пропащим.

Я хотел, чтоб сердце глуше
Вспоминало сад и лето,
Где под музыку лягушек
Я растил себя поэтом.

Там теперь такая ж осень.
Клен и липы в окна комнат,
Ветки лапами забросив,
Ищут тех, которых помнят.

Их давно уж нет на свете.
Месяц на простом погосте
На крестах лучами метит,
Что и мы придем к ним в гости,

Что и мы, отжив тревоги,
Перейдем под эти кущи.
Все волнистые дороги
Только радость льют живущим.

Дорогая, сядь же рядом,
Поглядим в глаза друг другу.
Я хочу под кротким взглядом
Слушать чувственную вьюгу.

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь — как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.

Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.

Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил.
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Подготовила: Юлия Дьяченко

«Вздорная баба с пустыми глазами». Что Есенин нашёл в Айседоре Дункан?

27 мая 1877 года родилась Айседора Дункан. Первая и, наверное, единственная ассоциация с этим именем у наших соотечественников такая: «Жена Сергея Есенина». И хотя в этом качестве она провела лишь 4% своей жизни – 2 года из 50, с 1922 по 1924 гг. – память о ней в России жива лишь по этой причине.

Правда, в тот момент, когда они встретились, всё было с точностью до наоборот. Ошеломляющая мировая слава танцовщицы-новатора, основоположницы свободного танца. Большие деньги, блестящий статус, сомнительное прошлое, лишь добавляющее шарма. В общем. «скандалы, интриги, расследования». Слава Айседоры была настолько громкой, что в Советской России Дункан стала своего рода абсолютом во всём, потрясающем воображение. Помните, как в «Собачьем сердце» Булгакова домком приходит уплотнять профессора Преображенского? «Столовых нет ни у кого в Москве, – звонко крикнула женщина. – Даже у Айседоры Дункан!».

Читать еще:  Кто родился в понедельник стих

Коровьи глаза

А что у Есенина? Локальная известность русского стихотворца, который не до конца ещё избавился от несколько унизительного статуса «крестьянского самородка».

Вообще судачили об этом союзе много и не всегда благожелательно. Поражало всё. И 18-летний разрыв в возрасте – именно на столько Дункан была старше Есенина. И то, что американка оставила подмостки ведущих театров мира ради нищей, но такой свободной и привлекательной Советской России. И, разумеется, во всём этом сквозил плохо скрытый интерес: «Что же она нашла в нашем рязанском пареньке?».

Обратным вопросом – «А что же он в ней нашёл?» – задаются реже. Тем более любопытно посмотреть на мировую знаменитость глазами провинциала. Благо, свидетелей хватает – роман и семейная жизнь четы, взявшей после регистрации в Хамовническом ЗАГСе Москвы двойную фамилию «Дункан-Есенин», проходила у всех на виду. И охотников донести до общественности подробности о скандальной паре хватало с избытком.

Иногда это звучит щемяще-трогательно. Как у Ирины Одоевцевой, которая повстречалась с ними в Берлине. Вот что говорит Есенин: «В десять лет я ещё ни с одной девушкой не целовался. Не знал, что такое любовь, а, целуя коров в морду, просто дрожал от нежности и волнения. И сейчас ещё, когда женщина мне нравится, мне кажется, что у неё коровьи глаза. Такие большие, бездумные, печальные… Вот как у Айседоры». Сомнительный комплимент. Сравнить женщину с коровой – это на грани фола. Но очень по-нашему, а, главное, эффективно. Что подтверждается буквально минутой позже: «Часто мы с ней ругаемся. Вздорная баба, к тому же иностранная. Не понимает меня, ни в грош не ставит… Если будет ерепениться и морду воротить – вклейте ей комплимент позабористее по женской части. Она это любит. Сразу растает. Она ведь, в сущности, неплохая и даже очень милая иногда».

Мать или ведьма?

Иногда напористо и очень жёстко. Под пьяную руку Есенину кажется, что Дункан – чуть ли не ведьма, сатанинское отродье, дьявольское наваждение. Ещё одна женщина-свидетель, поэт Элизабет Стырская даёт отличную стенограмму не вполне трезвых откровений Есенина: «Не знаю. Ничего похожего с тем, что было в моей жизни до сих пор. Айседора имеет надо мной дьявольскую власть. Когда я ухожу, то думаю, что никогда больше не вернусь, а назавтра или послезавтра я возвращаюсь. Мне часто кажется, что я ее ненавижу. Она – чужая! Понимаешь, совсем чужая. На что мне она? Что я ей? Мои стихи… Мое имя… Ведь я Есенин… Я люблю Россию, коров, крестьян, деревню… А она любит греческие вазы… ха… ха… ха… В греческих вазах моё молоко скиснет… У нее такие пустые глаза… Чужое лицо… жесты, голос, слова – все чужое. Все это меня оскорбляет. Я ко всем холоден! Она стара… ну, если уж… Но мне интересно жить с ней, и мне это нравится… Знаешь, она иногда совсем молодая, совсем молодая. Она удовлетворяет меня и любит и живет по-молодому. После нее молодые мне кажутся скучными – ты не поверишь. А какая она нежная была со мной, как мать. Она говорила, что я похож на её погибшего сына. В ней вообще очень много нежности. Наваждение. Околдовала меня…».

Ничего не понять. То она – русская душой, то – совсем чужая. То безумная страсть, то едва прикрытый цинизм с «коровьими» комплиментами… То ведьма, а то – родная мать. И, тем не менее, одну вещь никак нельзя игнорировать. Дункан была для Есенина важна. Хотя бы по той причине, что он видел в ней фигуру как минимум равновеликую себе.

Победа поэта

Поэт-имажинист Надежда Вольпин, которая Айседору, мягко говоря, недолюбливала, всё-таки признавала важную вещь: «Да, там было сильное сексуальное влечение. Но любовью это не назовёшь. Часто говорят, что он был влюблён в её антураж – увядающая, но готовая воскреснуть слава, мнимое огромное богатство… Всё так, но добавлю – не последним было здесь и то, что Есенин ценил в Дункан яркую, сильную личность. Невольно вспоминаются его слова: «Там, где нет личности, там невозможно искусство».

Именно с этой личностью Есенин вёл жестокую войну. Слава должна была достаться только ему, ему одному. Переводчица Лола Кинел оставила стенограмму диалога между Есениным и Дункан. И, знакомясь с ним, нельзя даже представить, что это говорят муж и жена. Скорее уж непримиримые противники.

Вот Есенин:

Танцовщики – как и актеры: одно поколение помнит их, следующее читает о них, третье – ничего не знает. Ты – просто танцовщица. Люди могут приходить и восхищаться тобой, даже плакать. Но когда ты умрёшь, никто о тебе не вспомнит. Через несколько лет твоя великая слава испарится. И – никакой Айседоры! А поэты продолжают жить. И я, Есенин, оставлю после себя стихи. Стихи тоже продолжают жить. Такие стихи, как мои, будут жить вечно.

А вот ответ Айседоры:

– Скажите ему, что он неправ, скажите ему, что он неправ. Я дала людям красоту. Я отдавала им душу, когда танцевала. И эта красота не умирает. Она где-то существует… – У нее вдруг выступили на глаза слезы, и она сказала на своем жалком русском: – Красота ни умирай!

Может быть, это жестоко, но в семейном споре придётся признать правоту мужа. И вернуться к самому началу. Если бы не Есенин, в России вряд ли бы помнили, кто такая Айседора Дункан.

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН И АЙСЕДОРА ДУНКАН

Этот неравный брак до сих пор будоражит воображение и не дает покоя огромному количеству поклонников как великого трагического русского гения поэзии, так и необычной, можно сказать — эпатажной танцовщицы из Америки.
Разница во всем — в возрасте, в континентах и мирах. Он — душа России, уже признанный и ослепительно молодой
Она — немолодая уже для танцовщицы легенда мира, ее танцы , посвященные эре коммунизма и вольный стиль в одежде и нравах шокируют и привлекают публику. Но и он не без эпатажа — его разгул в кабаках вошел в легенды, его непокорность властям стоила ему жизни.
Она танцевала по-новому, так не танцевал никто. Никаких пуантов, босая, в греческой тунике.
Её стиль стали подхватывать модницы всех светских салонов мира.
Он признавал только русский язык, и был его вдохновенным ангелом-хранителем. Она не понимала ни слова по-русски, с трудом выучила слов двадцать.

Сергей Александрович Есенин родился 3-го октября 1895 года в крестьянской семье. Его мать Татьяна Титова вышла замуж по принуждению. Когда Сергею было три года, она, не выдержав вражды со свекровью и не упреков мужа, вместе с сыном ушла к родителям. Сергея воспитывала бабушка, она читала ему сказки, и когда они не нравились мальчику, потому что заканчивались неблагополучно, он стал дописывать их сам. Очень рано, подражая частушкам, которые он слышал в своей семье, стал писать стихи. Но друзья не оценили их тогда, и ему было одиноко среди них. Он чувствовал себя непонятым.

В 1912 году после окончания школы Есенин уехал в Москву, где через два года его стихи стали публиковать в журналах.
В марте 1915 года Есенин переехал в Петербург, познакомился с Александром Блоком. Известный поэт благосклонно отнесся к молодому таланту. В 1916 году вышел первый сборник стихов Есенина «Радуница». Поэт попал в великосветские салоны в круг Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус. Его имя появлялось на страницах многих изданий рядом с именами самых известных литераторов.
Октябрьский переворот Есенин принял радостно, но, по его словам, со своим, особым, «крестьянским уклоном».
Он пережил войну, видел разруху и голод.

Осенью 1921 года в Москву приехала известная американская танцовщица Айседора Дункан. Он влюбился в нее как мальчик.
Айседора была намного старше Есенина.

Она родилась 25 мая в 1878 года в США. Айседора так говорит о своем рождении: «Характер ребенка определен уже в утробе матери. Перед моим рождением мать переживала трагедию». В детстве она была несчастлива – ее отец Джозеф Дункан, обанкротился и сбежал еще до ее рождения, оставив жену с четырьмя детьми на руках без средств к существованию.В 13 лет она занялась музыкой и танцами. Восемнадцатилетней приехала покорять Чикаго и едва не вышла замуж за своего сорокапятилетнего поклонника — рыжего, бородатого поляка Иван Мироски. Но он был женат, и на развод не решился. С этой первой любви в жизни великой танцовщицы началась череда любовных неудач. Следующим возлюбленным стал Оскар Бережи, которого в автобиографии она называет Ромео. Талантливый актер страстно ее любил. Была назначена помолвка, но перед самой церемонией она внезапно была прервана. Актер предпочел женитьбе карьеру. В возрасте 29 лет танцовщица родила девочку от своего возлюбленного театрального режиссера Гордона Крэга. Но он метался от одной любовницы к другой и вскоре последовал разрыв.

Ее следующий любовник был очень богат: Парис Юджин Зингер был сыном одного из изобретателей швейной машинки. Он дарил ей дорогие подарки, они много путешествовали вместе. От него у нее родился сын Патрик, и она чувствовала себя почти счастливой. Но Зингер был очень ревнив, их отношения дали трещину. Айседора полностью погрузилась в работу. Вскоре в Париже в результате несчастного случая погибли ее дети. Они были в машине, когда шофер вышел, оставив их там, а мотор завелся и машина скатилась в Сену.

Они познакомились 3 октября 1921 года – в день его рождения. Она была намного старше его: ей было сорок три, ему – двадцать шесть. Она — располневшая женщина с коротко остриженными крашеными волосами. Он — золотоволосый красавец атлетического телосложения. Через несколько дней после знакомства он переехал к ней сам, на Пречистенку, 20. Ее брак с Есениным трудно назвать счастливым.
Четыре утра. Сергей только что вернулся домой на Пречистенку и изумился: все зеркала, столы и стены исписаны губной помадой вдоль и поперек одной, Всюду одна и та же фраза, похожая на молитву: «Есенин — Ангелъ», «Есенин — Ангелъ», «Есенин…»…

— Вот это да! Это да, это я-то ангел? Ну, спасибо, Сидора, спасибо… — Есенин рассмеялся. Его льняные кудри, окружавшие голову наподобие нимба в самом деле делали его похожим на ангела. Но он таковым не был.

Однако их совместная жизнь начиналась как сказка. Они под утро возвращались домой. Проезжая мимо маленькой церквушки на Арбате, Есенин сказал ей: «Видишь, Сидора, вот здесь мы с тобой будем жениться! Ты понимаешь, же-нить-ся!». Никогда Айседора не позволяла никому из ее прежних многочисленных любовников взять себя замуж. Есенин был первым. Он был для нее ангелом. Единственным ангелом в ее жизни. И ее трагедией.
Как-то она нашла Есенина сильно пьяным в одном из кабачков на Петровке. Он бушевал, бил об пол стаканы. Никто не решался подойти к нему. Кроме нее. Она подошла к Сергею и тихо сказала: «Сергей Александрович, давай жениться. Я хотель быть твоя. Только твоя».

Читать еще:  Поэты на чьи стихи сочинял даргомыжский

Вскоре состоялась их свадьба.
Прошло всего полгода, и сказка превратилась в кошмар. В беспамятстве он посылал Айседору ко всем чертям и иногда бил. Он швырял в нее сапогами. Она ловила на лету сапог и говорила сквозь слезы с акцентом: «Сергей Александрович, я тебя люблю…». Есенин убегал из дому, прятался у друзей, потом возвращался, полный раскаяния, и плакал, уткнувшись ей в колени. Причиной были его кутежи. Его светлый гений и боль за Россию в его душе не находили выхода, кроме как в кабацких попойках. Она страдала.
Друзьям он говорил о ней в раздраженном тоне: «Пристала, липнет, как патока». И тут же, наперекор сказанном: А знаешь, она – баба добрая».

Чтобы вырвать его из череды бесконечных попоек, она увезла Есенина в Европу.

В Берлине Есенин сбежал. Айседора объехала за три дня все окрестные пансионы. На четвертую ночь с хлыстом в руке она ворвалась в один тихий семейный пансион. Все спали. Есенин в пижаме, сидя за бутылкой пива в столовой, играл с другом в шашки. Увидев жену, он, пятясь, скрылся в темном коридоре. Айседора с хлыстом носилась по комнате, била все, что попадалось под руку. В полной тишине слышался только звон разбитой посуды. Перешагнув через осколки, она помчалась в коридор и за гардеробом нашла Есенина.
— Вон из этого борделя, — сказала она ему спокойно, и увезла мужа к себе.

В Берлине во время встреч со своим другом поэтом А. Кусиковым он написал первые стихи из цикла «Москва кабацкая».

В Америке, куда Айседора позднее увезла Есенина на гастроли, было ненамного лучше. Он был гением и бунтарем, она стала уставать от его нрава.
И в Америке, и в Европе Есенину не хватало «русской души», встречи с русскими эмигрантами наводили на него непередаваемую щемящую тоску.
Из брак длился три года.

В августе 1923 года они вернулись в Москву, где Сергей развелся с Айседорой Дункан.
Айседора остановилась в Ялте в отеле «Россия». В номер ей принесли телеграмму: «Я люблю другую тчк женат счастлив тчк Есенин». Клочок бумаги из ее руки падает на паркет.
— Это были лучшие три года в моей жизни, — задумчиво сказала она. — И все-таки он был совсем шальной.
Трагедия подходила к своей развязке.
И 28 декабря 1925 г. в ленинградской гостинице «Англетер» поэт покончил (?) с собой. Или … был убит. До сих пор идут расследования, и точных данных о гибели лучшего поэта России нет.

Вскоре и Айседора ушла в вечность. Ее гибель была не менее трагична. 14 сентября 1927 году Дункан, обмотав шею своим любимым алым шарфом, собираясь покататься на машине. Роковое предчувствие не покидало ее. Садясь в машину, крикнула провожавшим ее друзьям: «Прощайте, я отправляюсь к славе!» Автомобиль тронулся, затем внезапно остановился: голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, задушил ее…

Роковая тайна встречи, любви и гибели так и останется тайной на все времена.
Я читала всевозможные трактовки и попытки объяснить трагичность жизни обоих и эту роковую связь гороскопами и сочетанием звезд на небе — ерунда, эта тайна — нераскрываема как тайна самой жизни и творческих взлетов гениальности на планете Земля.

«Вздорная баба с пустыми глазами». Что Есенин нашёл в Айседоре Дункан?

Автор: Константин Кудряшов

Сергей Есенин любил Айседору Дункан странной любовью. Он постоянно сравнивал её то с матерью, то с ведьмой, то с коровой, и считал, что её скоро забудут, в отличие от его стихов.

140 лет назад, 27 мая 1877 г. родилась Айседора Дункан. Первая и, наверное, единственная ассоциация с этим именем у наших соотечественников такая: «Жена Сергея Есенина». И хотя в этом качестве она провела лишь 4% своей жизни – 2 года из 50, с 1922 по 1924 гг. – память о ней в России жива лишь по этой причине.

Правда, в тот момент, когда они встретились, всё было с точностью до наоборот. Ошеломляющая мировая слава танцовщицы-новатора, основоположницы свободного танца. Большие деньги, блестящий статус, сомнительное прошлое, лишь добавляющее шарма. В общем, «скандалы, интриги, расследования». Слава Айседоры была настолько громкой, что в Советской России Дункан стала своего рода абсолютом во всём, потрясающем воображение. Помните, как в «Собачьем сердце» Булгакова домком приходит уплотнять профессора Преображенского? «Столовых нет ни у кого в Москве, – звонко крикнула женщина. – Даже у Айседоры Дункан!»

Коровьи глаза

А что у Есенина? Локальная известность русского стихотворца, который не до конца ещё избавился от несколько унизительного статуса «крестьянского самородка».

Примерно об этом зло, но по-своему точно отзывался поэт Сергей Городецкий, друг Николая Гумилёва и некогда покровитель Сергея Есенина: «Это был выход из его пастушества, из мужичка, из поддёвки с гармошкой. Это была его революция, его освобождение. Этим своим озорством Есенин поднимал себя над Клюевым и над другими поэтами деревни».

Вообще судачили об этом союзе много и не всегда благожелательно. Поражало всё. И 18-летний разрыв в возрасте – именно на столько Дункан была старше Есенина. И то, что американка оставила подмостки ведущих театров мира ради нищей, но такой свободной и привлекательной Советской России. И, разумеется, во всём этом сквозил плохо скрытый интерес: «Что же она нашла в нашем рязанском пареньке?»

Обратным вопросом – «А что же он в ней нашёл?» – задаются реже. Тем более любопытно посмотреть на мировую знаменитость глазами провинциала. Благо, свидетелей хватает – роман и семейная жизнь четы, взявшей после регистрации в Хамовническом ЗАГСе Москвы двойную фамилию «Дункан-Есенин», проходила у всех на виду. И охотников донести до общественности подробности о скандальной паре хватало с избытком.

Иногда это звучит щемяще-трогательно. Как у Ирины Одоевцевой, которая повстречалась с ними в Берлине. Вот что говорит Есенин: «В десять лет я ещё ни с одной девушкой не целовался. Не знал, что такое любовь, а, целуя коров в морду, просто дрожал от нежности и волнения. И сейчас ещё, когда женщина мне нравится, мне кажется, что у неё коровьи глаза. Такие большие, бездумные, печальные… Вот как у Айседоры». Сомнительный комплимент. Сравнить женщину с коровой – это на грани фола. Но очень по-нашему, а, главное, эффективно. Что подтверждается буквально минутой позже: «Часто мы с ней ругаемся. Вздорная баба, к тому же иностранная. Не понимает меня, ни в грош не ставит… Если будет ерепениться и морду воротить – вклейте ей комплимент позабористее по женской части. Она это любит. Сразу растает. Она ведь, в сущности, неплохая и даже очень милая иногда».

Мать или ведьма?

Иногда напористо и очень жёстко. Под пьяную руку Есенину кажется, что Дункан – чуть ли не ведьма, сатанинское отродье, дьявольское наваждение. Ещё одна женщина-свидетель, поэт Элизабет Стырская даёт отличную стенограмму не вполне трезвых откровений Есенина: «Не знаю. Ничего похожего с тем, что было в моей жизни до сих пор. Айседора имеет надо мной дьявольскую власть. Когда я ухожу, то думаю, что никогда больше не вернусь, а назавтра или послезавтра я возвращаюсь. Мне часто кажется, что я ее ненавижу. Она – чужая! Понимаешь, совсем чужая. На что мне она? Что я ей? Мои стихи… Мое имя… Ведь я Есенин… Я люблю Россию, коров, крестьян, деревню… А она любит греческие вазы… ха… ха… ха… В греческих вазах моё молоко скиснет… У нее такие пустые глаза… Чужое лицо… жесты, голос, слова – все чужое. Все это меня оскорбляет. Я ко всем холоден! Она стара… ну, если уж… Но мне интересно жить с ней, и мне это нравится… Знаешь, она иногда совсем молодая, совсем молодая. Она удовлетворяет меня и любит и живет по-молодому. После нее молодые мне кажутся скучными – ты не поверишь. А какая она нежная была со мной, как мать. Она говорила, что я похож на её погибшего сына. В ней вообще очень много нежности. Наваждение. Околдовала меня…»

Ничего не понять. То она – русская душой, то – совсем чужая. То безумная страсть, то едва прикрытый цинизм с «коровьими» комплиментами… То ведьма, а то – родная мать. И, тем не менее, одну вещь никак нельзя игнорировать. Дункан была для Есенина важна. Хотя бы по той причине, что он видел в ней фигуру как минимум равновеликую себе.

Победа поэта

Поэт-имажинист Надежда Вольпин, которая Айседору, мягко говоря, недолюбливала, всё-таки признавала важную вещь: «Да, там было сильное сексуальное влечение. Но любовью это не назовёшь. Часто говорят, что он был влюблён в её антураж – увядающая, но готовая воскреснуть слава, мнимое огромное богатство… Всё так, но добавлю – не последним было здесь и то, что Есенин ценил в Дункан яркую, сильную личность. Невольно вспоминаются его слова: «Там, где нет личности, там невозможно искусство».

Именно с этой личностью Есенин вёл жестокую войну. Слава должна была достаться только ему, ему одному. Переводчица Лола Кинел оставила стенограмму диалога между Есениным и Дункан. И, знакомясь с ним, нельзя даже представить, что это говорят муж и жена. Скорее уж непримиримые противники.

– Танцовщики – как и актеры: одно поколение помнит их, следующее читает о них, третье – ничего не знает. Ты – просто танцовщица. Люди могут приходить и восхищаться тобой, даже плакать. Но когда ты умрёшь, никто о тебе не вспомнит. Через несколько лет твоя великая слава испарится. И – никакой Айседоры! А поэты продолжают жить. И я, Есенин, оставлю после себя стихи. Стихи тоже продолжают жить. Такие стихи, как мои, будут жить вечно.

А вот ответ Айседоры:

– Скажите ему, что он неправ, скажите ему, что он неправ. Я дала людям красоту. Я отдавала им душу, когда танцевала. И эта красота не умирает. Она где-то существует… – У нее вдруг выступили на глаза слезы, и она сказала на своем жалком русском: – Красота ни умирай!

Может быть, это жестоко, но в семейном споре придётся признать правоту мужа. И вернуться к самому началу. Если бы не Есенин, в России вряд ли бы помнили, кто такая Айседора Дункан.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector