0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие стихи написала леся украинка

Леся Украинка. Цикл Мелодии. Перевод

Леся Українка. Цикл «Мелодії»/ Леся Українка. Цикл «Мелодии» (рус. пер.)

Попробовала отойти от буквализма в переводах, потому что хорошие переводы, очень близкие к оригиналу, уже видела. Думала за счет небуквализма несколько выиграть, сохраняя впечатление, которое не передается словом. Тексты оригиналов в авторской редакции 1904 г.

Оригиналы и мои переводы чередуются.

Нічка темна і тиха була.
Я стояла, мій друже, з тобою;
Я дивилась на тебе з журбою,
Нічка темна і тиха була…

Вітер сумно зітхав у саду.
Ти співав, я мовчазна сиділа,
Пісня в серці у мене бриніла;
Вітер сумно зітхав у саду…

Спалахнула далека зірниця.
Ох, яка мене туга взяла!
Серце гострим ножем пройняла…
Спалахнула далека зірниця…

Помню, ночь — тишь да темень была.
Мы с тобой, моим другом гуляли;
Я на друга смотрела в печали,
Помню, ночь — тишь да темень была…

Ветер грустные вздохи ронял.
Ты все пел, я же петь не решалась,
Хоть в душе моей песня рождалась;
Ветер грустные вздохи ронял…

И сверкнула зарница далеко.
Резанула печалью такой!
Как с ножом, да по сердцу — рукой…
И сверкнула зарница далеко…

Не співайте мені сеї пісні,
Не вражайте серденька мого!
Легким сном спить мій жаль у серденьку,
Нащо співом будити його?

Ви не знаєте, що я гадаю,
Як сиджу я мовчазна, бліда.
То ж тоді в мене в серці глибоко
Сяя пісня сумная рида!

Не пойте! Мне не надо этой песни!
Зачем опять ножом по сердцу бить?
В нем легкий сон печаль мою покоит,
Не нужно боли пением будить!

Что вам известно о моем молчанье?
Вам кажется, забылась только я,
Но эту песню чувствую я в сердце,
И песня горько плачет, не щадя!

Горить моє серце, його запалила
Гарячая іскра палкого жалю.
Чому ж я не плачу? Рясними сльозами
Чому я страшного вогню не заллю?

Душа моя плаче, душа моя рветься,
Та сльози не ринуть потоком буйним,
Мені до очей не доходять ті сльози
Бо сушить їх туга вогнем запальним.

Хотіла б я вийти у чистеє поле,
Припасти лицем до сирої землі,
І так заридати, щоб зорі почули,
Щоб люди вжахнулись на сльози мої.

Горит мое сердце, горит оно скорбью,
Скорбь — жаркая искра, сжигает меня.
Так что же не плачу? Слезами без счета
Жестокого я не смиряю огня?

Хоть плачет душа моя, плачет и рвется,
Но нет слез потока, рожденного ей.
Хоть слезы родятся, до глаз не доходят —
Велик огонь скорби, их сушит скорей.

О, если бы выйти мне в чистое поле,
Упасть мне на землю сырую — и там
Рыдала бы так, чтобы вздрогнули звезды,
А люди, слыхав, ужаснулись слезам.

Знов весна і знов надії
В серці хворім оживають,
Знов мене колишуть мрії,
Сни про щастя навівають.

Весно красна! любі мрії!
Сни мої щасливі!
Я люблю вас, хоч і знаю,
Що ви всі зрадливі…

Все опять: с весной надежды
Налетят в больное сердце.
Усыпит мечта так нежно,
В снах о счастье будет петься.

Весны-ясны, сны, мечтанья,
Радость мне даете!
Вы милы мне, хоть и знаю,
Что легко вы лжете.

Дивлюсь я на яснії зорі,
Смутні мої думи, смутні.
Сміються байдужії зорі
Холодним промінням мені.

Ви, зорі, байдужії зорі!
Колись ви інакші були,
В той час, коли ви мені в серце
Солодку отруту лили.

Смотрю я на ясные звезды,
А мысли темны, так темны…
Смеетесь вы, гордые звезды,
И ваши лучи холодны.

Ах, звезды, столь гордые дали!
Я помню другой у вас взгляд,
В ту ночь, когда выпить давали
Душе моей сладкий ваш яд.

Стояла я і слухала весну,
Весна мені багато говорила,
Співала пісню дзвінку, голосну,
То знов таємно-тихо шепотіла.

Вона мені співала про любов,
Про молодощі, радощі, надії,
Вона мені переспівала знов
Те, що давно мені співали мрії.

Стояла я и слушала весну,
И многое в речах весны звучало,
То в громкую тянуло глубину,
То шепотом о тайнах чаровало.

Она мне пела что-то о любви,
О лучшем, ярком, что случится дальше…
Вернула песню в помыслы мои,
Которой уж мечта дразнила раньше.

Хотіла б я піснею стати
У сюю хвилину ясну,
Щоб вільно по світі літати,
Щоб вітер розносив луну.

Щоб геть аж під яснії зорі
Полинути співом дзвінким,
Упасти на хвилі прозорі,
Буяти над морем хибким.

Лунали б тоді мої мрії
І щастя моє таємне,
Ясніші, ніж зорі яснії,
Гучніші, ніж море гучне.

Ах, если б сейчас стать мне песней!
Миг ясный меня б превратил…
Чтоб волю узнать в поднебесье,
Летать, чтобы ветер носил.

Звенела бы, к звездам взлетала,
И, к ясности их вознесясь,
На чистые волны бы пала,
Играла бы, с морем борясь.

Мечта тогда пелась бы въяве,
И тайное счастье — смелей,
Яснее и звездных сияний,
И громче, чем громы морей.

Довго я не хотіла коритись весні,
Не хотіла її вислухати,
Тії речі лагідні, знадні, чарівні,
Я боялась до серця приймати.

«Ні, не клич мене, весно, — казала я їй, —
Не чаруй і не ваб надаремне.
Що мені по красі тій веселій, ясній?
В мене серце і смутне, і темне».

А весна гомоніла: «Послухай мене!
Все кориться міцній моїй владі:
Темний гай вже забув зимування сумне
І красує в зеленім наряді;

Темна хмара озвалася громом гучним,
Освітилась огнем блискавиці;
Вкрилась темна земля зіллям-рястом дрібним;
Все кориться мені, мов цариці;

Хай же й темнеє серце твоє оживе
І на спів мій веселий озветься,
Бо на нього озвалося все, що живе,
В тебе ж серце живе, бо ще б’ється!»

Тихо думка шепоче: «Не вір тій весні!»
Та даремна вже та осторога, —
Вже прокинулись мрії і співи в мені…
Весно, весно — твоя перемога!…

Долго я не хотела сдаваться весне,
Не пускала ее ближе слуха.
Обольщенья, внушенья ее — не по мне.
Ни к чему сердцу новая мука.

«Отступись от меня — говорила я ей —
Свои чары потратишь напрасно.
Не поладит с веселостью ясной твоей
Мое сердце, что мрачно всечасно».

А весна мне шумела: «Нет, будешь со мной!
Я сильна, должно мне покориться:
Темный лес позабыл, как был скучен зимой,
Вновь в веселую зелень рядится;

Тучу темную будит уж грома раскат,
Светят молнии, мрак разгоняя;
А земля пусть темна, — да травинки блестят;
Как царица, я всех подчиняю;

И до мрачного сердца призыв мой дойдет,
В нем веселье еще распоется…
Я живым велю жить, твое сердце — живет:
Если чувствует боль, значит, бьется!»

Разум скоро шептал мне: «Обманет весна!»
Но услышан совет его не был, —
Я хочу снова петь, и мечта рождена…
Что ж, весна, торжествуешь победу!…

Прилинь до мене, чарівнице мила,
І запалай зорею надо мною,
Нехай на мене промінь твій впаде,
Бо знов перемогла мене ворожа сила,
Знов подолана я, не маю сил до бою, —
Я не журюсь, я знала – се прийде.
Спокійна я, боротися не хочу.
В душі у мене іншії бажання:
Я тільки думкою на світі буду жить,
Я хочу слухать річ твою урочу
І на своїм чолі твоє сіяння
Почуть бажаю хоч єдину мить.

Явись мне, дорогая чаровница,
Пусть надо мной звезда твоя зажжется,
И луч ее падет ко мне впотьмах.
Враг мощью вновь победы смог добиться,
Я вновь повержена, нет сил бороться,
Но не сломалась: знала – будет так.
Я не в бою хочу сопротивляться.
Другие у души моей желанья:
Хочу я жить – но мыслью только жить,
Твоей чудесной речью наполняться.
Когда бы на челе твое сиянье
Хоть миг один могла я ощутить!

Перевод 29.03. 2015

То була тиха ніч чарівниця,
Покривалом спокійним, широким,
Простелилась вона над селом,
Прокидалась край неба зірниця,
Мов над озером тихим, глибоким
Лебідь сплескував білим крилом.

І за кожним тим сплеском яскравим
Серце кидалось, розпачем билось,
Замирало в тяжкій боротьбі.
Я змаганням втомилась кривавим,
І мені заспівати хотілось
Лебединую пісню собі.

Ночь усыпляла тихой красотой,
Покойным и широким покрывалом
Она простерла небо над селом.
Зарница просыпалась над чертой,
Как будто небо озером лежало,
И белый лебедь бил вдали крылом.

И каждый яркий всплеск ударом был
По сердцу мне, отчаянье вбивая;
Боролось сердце, но вот-вот замрет…
Кровавый спор тяжел мне и немил,
Я думала: пора уже другая,
Для лебединой песни мне черед.

Була весна весела, щедра, мила,
Промінням грала, сипала квітки,
Вона летіла хутко, мов стокрила,
За нею вслід співучії пташки!

Все ожило, усе загомоніло —
Зелений шум, веселая луна!
Співало все, сміялось і бриніло,
А я лежала хвора й самотна.

Я думала: «Весна для всіх настала,
Дарунки всім несе вона, ясна,
Для мене тільки дару не придбала,
Мене забула радісна весна».

Ні, не забула! У вікно до мне
Заглянули від яблуні гілки,
Замиготіло листячко зелене,
Посипались білесенькі квітки.

Прилинув ветер, і в тісній хатині
Він про весняну волю заспівав,
А з ним прилинули пісні пташині,
І любий гай свій відгук з ним прислав.

Моя душа ніколи не забуде
Того дарунку, що весна дала;
Весни такої не було й не буде
Як та була, що за вікном цвіла.

Весенние веселость, щедрость, нежность,
Игра лучей и россыпи цветов,
Летучая стокрылая поспешность
И в лад ей — звоны птичьих голосов!

Мир ожил, мир гремел, что он проснулся —
Зеленый шум и радости волна!
Мир цвел, мир пел, в смех добрый окунулся —
А я грустила. Я была больна.

Я думала: «Ко всем, весна, приходишь,
У каждого — подарок по весне,
Лишь для меня подарка не находишь,
Ты весела, не вспомнишь обо мне».

Но помнила она! И заглянула
В окошко яблоня — помочь без слов:
Листвой зеленой ласково сверкнула
И белых-белых бросила цветов.

Вбежал и ветер. О весенней воле
Запел — и тесной комнаты как нет,
И птичьих песен он принес мне вскоре —
Подруги-рощи с ними был привет.

Растрогалась душа и не забудет
Подарка, что весна тогда дала;
Уже весны заботливей не будет,
Чем та, к кому я выйти не могла.

Читать еще:  О боже как же я тебя люблю стихи

У чорную хмару зібралася туга моя,
Огнем-блискавицею жаль мій по ній розточився,
Ударив перуном у серце,
І рясним дощем полились мої сльози.
Промчалась та буря-негода палка надо мною,
Але не зломила мене, до землі не прибила,
Я гордо чоло підвела,
І очі, омиті сльозами, тепер поглядають ясніше,
І в серці моїм переможнії співи лунають.
Весняная сила в душі моїй грає,
Її не зломили зимові морози міцні,
Її до землі не прибили тумани важкі,
Її не розбила і ся перелітная буря весняна.
Я вийду сама проти бурі
І стану , — поміряєм силу!

В тучу черную вся моя боль собралась,
Огнем-молнией вся моя скорбь ее напитала,
Перун поразил меня в сердце,
И большим дождем полились мои слезы.
Пронеслась надо мной эта буря, страсть-непогода,
Да не сломала меня, перед ней я не пала,
Теперь только тверже стою,
И взгляд стал яснее — глаза у меня ведь слезами промыты,
А в сердце рождается песня — и песня победы.
В душе весел росток — весенняя сила,
Ведь стужи так были сильны — а ее не сломили,
Тяжелые тени давили — ее не свалили,
Весеннюю бурю стерпеть нужно было — и та не разбила.
Поспорю сама еще с бурей,
Мой вызов — еще мы сразимся!

Какие стихи написала леся украинка

Для ознакомления русских читателей.
Конечно, для тех, кто читал в оригинале, переводы несколько странно звучат. Но ничего не поделаешь.

…Так прожила зимой я долгой, долгой,
Зима прошла, и вот весна настала, —
А для меня в том перемены нет,
И дни мои плывут так тихо-тихо,
Как по пруду плывет листок сухой.
Жизнь странная…Когда б порою сердце
Не трогали живые боль и горе,
Не знала б я, иль вправду я живу,
Иль только видится мне жизнь моя сквозь сон.

Меня тут стены тесно окружили,
В них, в четырех, весь свет мой заключен.
Там, за окном, мир слышится другой мне,
Шумит-гудит, ведет свою беседу:
Там стук повозок, голоса людские,
Звонки трамваев, грохот паровозов
Сливаются в одной дрожащей ноте,
Как тремоло огромного оркестра.
И днем и ночью он не умолкает.
Какой же шумный мир там за окном!
А я его не вижу. Только виден
Кусок резьбы на воротах соседних
И в городском саду зеленый тополь,
И неба ровно столько, что в окне.

Теперь я знаю, что весна настала,
Коль соловьи запели издалека,
И шелест новых листьев раздается,
И не видать звезды за тополями.

Я раньше знала, что была зима:
Тогда сверкали за окном снежинки
И на стекле серебряный узор.
Вот так я узнавала время года…

И жалко мне, и думаю я с болью:
Не так ли раньше, как теперь весну,
Я видела любовь свою, и юность,
И все, чем красен век людской короткий?
Так было все, но только за окном.

25/IV 1897 (перевел А.Прокофьев)

Как я люблю часы моей работы,
Когда кругом все затихает вдруг,
Все сковано очарованьем ночи,
И только я одна, непобедима,
Торжественную службу начинаю
Перед моим незримым алтарем.
Летят минуты – я им не внимаю,
Вот полночь бьет – работы лучший час, –
Так звонко бьет, что тишь затрепетала,
Быстрей в моих руках забегало перо.
Идут часы. Куда они несутся?
И ночь осенняя мне кажется короткой;
Ночное бденье не страшит меня,
Оно мне не грозит, как некогда грозило
Неверною и черною рукою,
А манит ласково, как юное виденье.
Перед рассветом ночь еще чернее,
Пора и свет гасить, чтобы его
Рассвет не пристыдил своим сияньем.
Погаснет лампа, но глаза пылают.
Когда же сумерки в окно тихонько
Заглядывают, серые, и вещи
Вдруг начинают выступать из мрака,
Меня внезапно побеждает сон.
А утром в зеркале своем я вижу
Глаза усталые и бледное лицо,
И в памяти тревожно промелькнет
Знакомая мне с детских лет легенда
Про «перелесника». Бывало говорила
Нам, малым детям, старая бабуся:
«Жила-была беспечная девица…»
Про девушку беспечную, что долго
За прялкой перед праздником сидела
И не молилась, просьбам не внимая,
И не ложилась спать. И вот за то
К ней по ночам являлся «перелесник»,
Не призраком являлся и не бесом, —
Влетал в окно падучею звездою
И превращался в стройного красавца,
Пленявшего речами и глазами.
Он дорогие приносил подарки,
Дарил ей ленты, убирал цветами,
Невестой звал и косы расплетал ей,
Речами нежными он отравлял ей сердце,
И поцелуями ей душу вынимал.
Чуть раздавался возглас петушиный,
Вдруг исчезал коварный «перелесник»,
И девушка, в цветах вся, засыпала
Сном каменным. А после целый день
Ходила бледная, как привиденье,
И все ждала, чтоб вновь настала ночь,
Чтоб с «перелесником» опять вести беседу,
А те беседы кончились бедой.
— Да кто ж, бабуся, был тот «перелесник»?-
Старуху спрашивала я. Она
Всегда крестилась только, повторяя:
«Да не в дому и не при малых детях,
Не при святом бы хлебе называть.
Не думай на ночь ты о нем, — приснится».
И я тебя послушалась, бабуся,
И никогда не думаю я на ночь
Про «перелесника», лишь зеркало мое
Мне про него напоминает утром.
19/X 1899 (Перевел Н.Чуковский)

Мечта, не предай! По тебе я так долго томилась,
Столько безрадостных дней, столько бессонных ночей…
А теперь я молю всей последней надеждой и силой:
О, не угасни, светильник бессонных очей!

Мечта, не предай! Ты так долго лила свои чары –
Жадное сердце насыщено ими до дна.
Не отторгнут меня от тебя никакие кошмары,
Мне ни мука, ни самая смерть не страшна.

Для тебя я давно от других отказалась мечтаний,
А теперь я не грезу, а жизнь я свою отдаю.
Пробил час – и в душе своей я поднимаю восстанье,
Не свернуть мне с пути, на котором стою.

Жизнь за жизнь! Только так! Пусть мечта моя станет живою!
Слово оденется в плоть, если живое оно.
Кто моря переплыл и кто сжег корабли за собою –
С новым добром возвратиться тому суждено.

Раньше, мечта, ты парила орлом надо мною –
Буду сама я летать, мне свои крылья отдай:
Буду дышать я огнем, твоей лучезарной весною,
Если ж погибнуть придется – пускай!

Леся Украинка — о поэте

Информация

Биография

Леся Украинка (настоящее имя — Лариса Петровна Косач-Квитка) — украинская писательница и поэтесса.

Леся Украинка родилась 25 февраля 1871 года в городе Новоград-Волынский. Мать — писательница, которая работала под псевдонимом Елена Пчилка, отец — образованный помещик, который очень любил литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Дядя Леси (так её называли в семье, и это домашнее имя стало литературным псевдонимом) — Михаил Драгоманов, который со временем по-дружески опекал племянницу и всяческий помогал ей, — был учёным, фольклористом, общественным деятелем, продолжительное время жил за границей во…

Леся Украинка (настоящее имя — Лариса Петровна Косач-Квитка) — украинская писательница и поэтесса.

Леся Украинка родилась 25 февраля 1871 года в городе Новоград-Волынский. Мать — писательница, которая работала под псевдонимом Елена Пчилка, отец — образованный помещик, который очень любил литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Дядя Леси (так её называли в семье, и это домашнее имя стало литературным псевдонимом) — Михаил Драгоманов, который со временем по-дружески опекал племянницу и всяческий помогал ей, — был учёным, фольклористом, общественным деятелем, продолжительное время жил за границей во Франции и Болгарии. Леся основательно изучила ряд иностранных языков, что дало ей возможность широко ознакомиться с классическими произведениями мировой литературы.

Леся начала играть и сочинять маленькие музыкальные пьесы с пяти лет, в возрасте восьми лет написала первое стихотворение. В 1881 году она неожиданно тяжело заболела. Её мучила нестерпимая боль в правой ноге. Сперва решили, что у нее острый ревматизм, лечили ваннами, мазями, травами, но всё было бесполезно. Боль перешла в руки. Врачи, наконец, смогли определить, что это — туберкулёз кости. На музыкальной карьере Леси был поставлен крест. После первой, сложной, но крайне неудачной, операции рука осталось искалеченной.

Писать и печататься Украинка начала в возрасте 12 лет. К её ранним произведениям относится украинский перевод «Вечеров на хуторе» Гоголя (в соавторстве с братом). Печаталась Украинка в заграничных журналах «Зоря», «Жите і слово», «Літературно-науковий вістник».

Леся лечилась в Египте и Греции, в Германии и Австрии. Всё было бесполезно. К обострившемуся процессу костного туберкулеза прибавилась неизлечимая болезнь почек. Умерла Леся Украинка 1 августа 1913 в грузинском городке Сурами. Похоронена на Байковом кладбище в Киеве.

УКР.
Леся Українка (справжнє ім’я: Лариса Петрівна Косач-Квітка; *13 (25) лютого 1871, Новоград-Волинськ — †19 липня (1 серпня) 1913, Сурамі, Грузія) — українська письменниця, перекладач, культурний діяч. Писала у найрізноманітніших жанрах: поезії, ліриці, епосі, драмі, прозі, публіцистиці. Також працювала в ділянці фольклористики (220 народних мелодій записано з її голосу) і брала активну участь в українському національному русі.

Відома завдяки своїм збіркам поезій «На крилах пісень» (1893), «Думи і мрії» (1899), «Відгуки» (1902), поем «Давня казка» (1893), «Одно слово» (1903), драм «Бояриня» (1913), «Кассандра» (1903-1907), «В катакомбах» (1905), «Лісова пісня» (1911) та ін.

Раннє дитинство
Лариса Петрівна Косач народилася 13 (25) лютого 1871 в місті Новограді-Волинському.
Леся Українка та її брат Михайло (в сім’ї їх називали спільним ім’ям — Мишелося) вчилися у приватних учителів. Рано (у 4 роки) навчилася читати[4]. У січні 1876 року О. П. Косач з дітьми Михайлом і Ларисою приїхали до Києва, щоб попрощатися з М. П. Драгомановим перед його вимушеною еміграцією. Літом того ж року О. П. Косач разом з Лесею та Михайлом відпочивають в селі Жабориці. Тут Леся вперше почула розповіді матері про Мавку. У 6 років Леся почала вчитися вишивати.
Дитинство
У 1878 році батьки Лесі їдуть на всесвітню виставку в Париж, де зустрічалися з М. П. Драгомановим. У цей час доглядати дітей приїздить Олена Антонівна Косач, сестра Лесиного батька. Дружба з «тіткою Єлею» залишила помітний слід в житті і творчості поетеси.
7 (19 листопада) листопада того ж року наказом міністерства внутрішніх справ П. А. Косача переведено на роботу до Луцька. У березні 1879 Заарештовано Олену Антонівну Косач, тітку Лесі, за участь у замаху на шефа жандармів Дрентельна; пізніше її вислано в Олонецьку губернію, а 1881 р. заслано до Сибіру на 5 років (м. Ялуторовськ Тюменської обл., а потім у м. Тюмень) Дізнавшись про це, Леся в кінці 1879 або на початку 1880 року написала свою першу поезію — «Надія».Літом 1880 р. Олександра Антонівна Косач-Шимановська, тітка Лесі, з двома синами переїздить до Луцька, мешкає в родині Косачів. Причиною переїзду став арешт і заслання до Сибіру її чоловіка Бориса Шимановського. «Тітка Саша» — перша Лесина вчителька музики. До неї Леся зберігала все життя почуття великої вдячності.
6 (18) січня Леся дуже застудилася, початок тяжкої хвороби.Цього ж року О. П. Косач повезла Михайла, Лесю, Ольгу до Києва для навчання під керівництвом приватних вчителів. Михайло й Леся почали вчитись за програмою чоловічої гімназії, там Леся бере уроки гри на фортепіано у дружини М. Лисенка — Ольги Олександрівни О’Коннор.На початку травня 1882 року Косачі переїздять в село Колодяжне, що віднині стало їхнім постійним місцем проживання.А тим часом Леся з братом Михайлом живуть у Києві, вчаться у приватних вчителів, зокрема вивчають грецьку і латинську мови.
Влітку 1883 року Лесі діагностували туберкульоз кісток, у жовтні цього ж року професор О. Рінек оперував ліву руку, видалив кістки, уражені туберкульозом. У грудні Леся повертається з Києва до Колодяжного, стан здоров’я поліпшується, з допомогою матері Леся вивчає французьку і німецьку мови.29 травня (10 червня) 1882 року народилась сестра Оксана, 22 серпня (2 вересня) 1884 — брат Микола.
Юність
Починаючи з 1884 року Леся активно пише вірші («Конвалія», «Сафо», «Літо краснеє минуло» і ін.) і публікує їх у часописі «Зоря» . Саме цього року з’явився псевдонім «Леся Українка»
Сердечна дружба єднає Ларису з її старшим братом Михайлом. За нерозлучність в сім’ї їх називали спільним ім’ям «Мишолосіє», пізніше Ларису перезвали в сім’ї на Лесю.
Деякий час Лариса навчалася в школі Олександра Мурашка в Києві. З цього періоду залишилась одна картина намальована олійними фарбами. Пізніше їй довелося здобувати освіту самостійно, в чому допомагала мати.
Вона знала багато європейських мов, включаючи і слов’янські мови (російську, польську, болгарську та ін.), а також давньогрецьку, латинську, що свідчило про її високий рівень інтелектуальний. Олена Петрівна виховувала її як сильну людину, яка не мала права до надмірного виявлення своїх почуттів. Слід цієї «paidei» можна знайти в кожному творі «поодинокого мужчини». Про рівень її освіти може свідчити факт, що у 19-літньому віці написала для своїх сестер підручник «Стародавня історія східних народів» (надрукована в Катеринославі 1918). Українка багато перекладала (М. Гоголя, А. Міцкевича, Г. Гайне, В. Гюґо, Гомера й ін.).
Зрілість
Побувавши 1891 в Галичині, а пізніше й на Буковині, Українка познайомилася з багатьма визначними діячами Західної України: І. Франком, М. Павликом, О. Кобилянською, В. Стефаником, О. Маковеєм, Н. Кобринською. Основний зарис соціально-політичний світогляду Л. Косач сформувався після цілорічного (1894-1895) її перебування у М. Драгоманова в Софії і трагічної подією, якою була для неї смерть вуйка.
Історію кохання Лесі Українки часто розпочинають із Сергія Мержинського. Приязнь Лесі Українки і Ольги Кобилянської (збереглися листи Л. Косач) допомагає в розумінні Лесиного твору «Блакитна троянда» (1896).
Вимушені потребою лікування подорожі до Німеччини, Австро-Угорщини, Італії, Єгипту, кількаразові перебування на Кавказі, Одещині, в Криму збагатили її враження та сприяли розширенню кругозору письменниці.
Останні роки життя
На початку березня 1907 року Леся Українка переїжджає з Колодяжного до Києва. А в кінці березня разом з К. Квіткою здійснила поїздку до Криму, де зокрема побувала у Севастополі, Алупці та Ялті.
7 серпня 1907 р. Леся Українка та Климент Квітка офіційно оформили шлюб у церкві і оселились на вулиці Великій Підвальній (тепер вул. Ярославів вал), 32, кв. 11 у Києві. 21 серпня вони разом вирушають до Криму, де К. Квітка одержав посаду в суді.
У цей час багато працює на літературній ниві. 5 травня 1907 було завершено драматичну поему «Айша та Мохаммед», 18 травня остаточно завершила поему «Кассандра», роботу над якою розпочала ще у 1903. 12 травня надіслала до альманаху «З неволі» (Вологда) драматичну поему «На руїнах». Видання признавалось для допомоги політичним засланцям У вересні було написано поезію «За горою блискавиці», продовжено роботу над творами «У пущі», «Руфін і Прісцілла».
Останні роки життя Л. Косач-Квітки пройшли в подорожах на лікування до Єгипту й на Кавказ. Разом із чоловіком, Климентієм Квіткою, вона працювала над зібранням фольклору, інтенсивно опрацьовувала власні драми. На звістку про важкий стан Лариси Петрівни в Грузію приїхала її мати. То власне їй письменниця диктувала проекти своєї так і ненаписаної драми «На берегах Александрії». Символічне значення її творчості можна прочитати в молитві дітей до Геліоса над манускриптами.
Померла 19 липня (1 серпня) 1913 року в Сурамі у віці 42 років. Похована на Байковому кладовищі в Києві (надгробний пам’ятник — бронза, граніт; скульптор Г. Л. Петрашевич; встановлений у 1939 році).

Читать еще:  Что с нами стало стих

Украинка Леся Леся Українка

Коцюбинський Михайло Михайлович, Украинка Леся Леся Українка

БВЛ — Серия 3. Книга 30(157).

В издание вошли повести и рассказы известного украинского писателя М. Коцюбинского: «На камне», «В грешный мир», «Смех», «Он идет», «Неизвестный».

Украинка Леся Леся Українка

Чудова драма-феєрія видатної української поетеси Лесі Українки «Лісова пісня» відома далеко за межами України.

Події драми розгортаються у чарівних Поліських краях, де поряд з справжніми людьми.

Украинка Леся Леся Українка

Второй сборник поэтических произведений Леси Украинский «Думи і мрії» издан во Львове 1899 г. В ее издании принимал участие В. Гнатюк.

Сборник состоит из поэм «Стара казка» (1893), «Роберт Брюс.

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

Гольдони Карло, Леся Українка, Федоров Василий Михайлович, Тирсо Молина, Владимир Корвин-Пиотровский, Ленау Николаус, Корсунский Лев Александрович и др.

Сборник произведений, преимущественно драматических, посвящённых вечному образу севильского соблазнителя. Содержание. Испанский народный романс (перевод В. Е. Багно) Габриэль Тирсо де Молина.

Украинка Леся Леся Українка

Леся Українка — псевдоним украинской писательницы Ларисы Петровны Косач (1871—1913). Нежная и суровая, мужественная и трепетная, проникнутая национальными украинскими мотивами, поэзия Леси Украинки.

Украинка Леся Леся Українка

«На полі крові» Лесі Українки – філософська п’єса, в основі сюжету якої – біблійна історія зради Іудою Ісуса Христа***. Найвідомішими творами авторки є поетичні збірки «На крилах пісень»», «Думи і.

Украинка Леся Леся Українка

Сборник стихов Леси Украинки.

Украинка Леся Леся Українка

У виданні міститься драма-поема «Бояриня», нарис Катерини Штуль, в якому відтворюється хвилина натхнення, коли поетеса писала свою «Бояриню». Додатком-завершенням книжки є маловідома поема в прозі.

Украинка Леся Леся Українка

Украинка Леся Леся Українка

У добірку поетичних творів Лесі Українки увійшли романтичні поезії «Ви щасливі, пречистії зорі», «Давня весна», «Хотіла б я піснею стати» і поема «Давня казка». У них – мрії ліричної героїні.

Леся Украинка (Lesya Ukrainka): Нет, я петь и в слезах не устану…

Леся Украинка (25.02. 1871 г. — 1.08. 1913 г.)

Поэтесса, переводчица, драматург, писавшая на двух языках — русском и украинском. Автор драмы «Каменный хозяин», пьесы «Голубая роза», многочисленных стихотворений и поэм. Переводила на украинский язык произведения Гёте, Шиллера, Гейне. Основатель украинского обществамолодых поэтов «Плеяда».

…Во многих её стихах часто повторяются два слова: «крылья» и «песня». Может быть, оттого, что самой сильной мечтой её всегда было взлететь, преодолевая оковы слабого тела, а строки её стихов, наполнены мягкими и печальными напевами родной земли, где бы она не находилась: под жарким солнцем Египта, серым и дождливым небом Германии или у берегов Средиземного моря в Греции…

Леся Украинка родилась 25 февраля 1871 года в г. Новоград-Волынском, в той части Украины, которая входила в состав Российской империи, в семье не чуждой высоких духовных интересов: мать — писательница, творившая под псевдонимом Олена Пчилка (её поэзию и рассказы на родном языке для детей, хорошо знали на Украине), отец — высокообразованный помещик, очень любивший литературу и живопись. В доме Косачей часто собирались писатели, художники и музыканты, устраивались вечера и домашние концерты. Дядя Леси — так её звали в семье и это домашнее имя стало её литературным псевдонимом — Михаил Драгоманов, впоследствии дружески опекавший племянницу и всяческий помогавший ей, — был известным учёным, общественным деятелем, подолгу жил за границей во Франции и Болгарии. Он водил знакомство с Иваном Сергеевичем Тургеневым, Виктором Гюго, был в курсе всех новейших литературных и политических событий и часто пополнял библиотеку племянницы посылками из-за границы.

Любимая всеми Леся поначалу росла здоровой и весёлой. Она не получила систематического образования. Её единственным и довольно строгим домашним учителем была мать, Ольга Петровна. Она разработала собственную программу обучения, отличавшуюся широтой и основательностью, но в ней не было системы, и об этом недостатке сама поэтесса впоследствии очень сожалела. Отец пытался настаивать на том, чтобы пригласить к Лесе преподавателей из гимназии, но разве можно было переспорить властную, самолюбивую Ольгу Петровну, привыкшую к тому, что в жизни Леси должны быть главными только её решения.

Необычайно талантливая, восприимчивая, ранимая, с глубоким, истинным, музыкальным дарованием (она начала играть и сочинять маленькие музыкальные пьесы с пяти лет!) в возрасте восьми лет написавшая первое стихотворение, Леся в 1881 году неожиданно тяжело заболела. Её мучила нестерпимая боль в правой ноге. Сперва решили, что у неё острый ревматизм, лечили ваннами, мазями, травами, но всё было бесполезно. Боль перешла в руки.

Врачи, наконец, определили — туберкулез кости. На музыкальной карьере Леси был поставлен крест. После первой, сложной, но крайне неудачной, операции рука осталось искалеченной! Тогда-то в глазах хрупкой девочки впервые появилась печаль. Она и в дальнейшем, словно легкое покрывало, будет окутывать всё её творчество. Отныне много месяцев в году девочка должна лежать в постели, не делать резких движений, всё время испытывать мучительную боль…

Родители не сдавались. Они возили девочку к морю, на грязевые ванны и купания, обращались к лучшим врачам, народной медицине, заграничным профессорам в Германии, но всё было тщетно. Болезнь если и отступала, то не надолго. Лесе теперь приходилось только вспоминать её таинственные ночные прогулки по усадебному парку в Колодяжном (имении Косачей на Волыни), когда она слушала, и ей казалось, что слышала, сонное дыхание листвы и трав, видела купающуюся в пруду русалку Мавку, вплетающую в волосы жёлто-белую кувшинку, ловила руками лунные лучи….

Читать еще:  Стихи где ты появился на свет

Позднее, когда мать говорила Лесе, что на создание её прекрасной драмы — феерии «Лесная песня» (1911 год) повлияли только образы классической литературы, поэтесса смело отрицала это: «Я не поминаю лихом волынские леса. Вспомнив о них, написала «драму-феерию» в их честь и она принесла мне много радостей!» (Л. Украинка — А.Е. Крымскому* 14 октября 1911 года) (*А.Е. Крымский — учёный, филолог и историк — востоковед, большой друг Л. Косач, помогавший ей в обработке и записи народных преданий и песен — автор.)

Она всегда и во всём пыталась отыскать радость. В ней жил неукротимый дух. Самозабвенно, ночами, изучала языки: болгарский, испанский, латинский, древнегреческий, итальянский, польский, немецкий, не говоря об английском и французском, географию, историю Востока и восточных культур, историю искусства и религий, а для своих младших сестёр в 19-тилетнем возрасте (!) написала учебник: «Древняя история восточных народов». Михайло Павлык — украинский писатель и общественный деятель — вспоминал об одной из встреч с поэтессой во Львове в 1891 году: «Леся просто ошеломила меня своим образованием и тонким умом. Я думал, что она живёт только поэзией, но это далеко не так. Для своего возраста это — гениальная женщина. Мы говорили с ней очень долго, и в каждом её слове я видел ум и глубокое понимание поэзии, науки и жизни!»

В 1893 году, во Львове (Западная Украина), вышла тоненькая книжечка её стихов «На крыльях песни», тепло встреченная критикой и публикой. Иван Франко писал с восхищением о «чуде жизнеутверждения» — стихах молодой поэтессы, которые словно выросли из украинских песен и сказок.

«Читая мягкие и расслабленные или холодно резонерские сочинения украинцев-мужчин и сравнивая их с этими бодрыми, сильными и смелыми, и вместе с тем, такими искренними словами Леси Украинки, невольно думаешь, что эта больная, слабая девушка — едва ли не единственный мужчина во всей Украине!» — заключал он с горьким юмором.

Уже в ранней лирике читателей восхищало прекрасное владение словом, живая образность языка, богатство рифм и сравнений и, что немаловажно, скрытая сила и глубокая одухотворенность. За печалью и легкой грустью скрывалась порой такая мудрость и жажда жизни, что те немногие, кто знал о личной драме поэтессы, лишь в восхищении качали головой. Надо сказать, что многие из стихотворений тоненького сборника почти сразу стали народными песнями.

В творчестве Леси Украинки слишком заметна тема родины — свободной Украины — чтобы её можно было обойти стороной. Её дядя, сторонник национальной независимости Украины от Российской империи, был вынужден эмигрировать за границу, тетка по отцу, Елена Антоновна Косач за участие в революционном движении не раз подвергалась арестам и ссылкам. Даже возлюбленный поэтессы, Сергей Мержинский (они познакомились в Крыму, в 1897 году), будучи смертельно больным, сам участвовал в революционном движении, распространял прокламации и листовки. И кто знает, может быть, именно потому любящая, но властная, Ольга Петровна Косач так противилась сближению, а потом и роману своей дочери с Сергеем Мержинским, что слишком пугала её эта опасная деятельность, слишком хорошо она знала, к чему может привести увлеченность жажды подвига и жертвы, как может она разбить и изранить сердце и душу!

Примешивалась к этому ещё и обычная эгоистическая материнская ревность, боязнь потерять контроль и власть над хрупким беспомощным существом, каким ей всегда казалась дочь.

Но когда в 1901 году Сергей Константинович Мержинский будет умирать от туберкулеза легких, Ольга Петровна беспрекословно подчинится волевому решению дочери быть возле любимого и отпустит её в Минск, к нему. Мержинский так и умрёт на руках у Леси — Ларочки, как он звал её — а она, чтобы выйти из «апогея скорби», — за одну ночь напишет лирическую драму «Одержимая», используя древний библейский сюжет. Позже она скажет об этой своей работе: «Признаюсь, что я писала в такую ночь, после которой, верно, долго буду жить, если уж тогда жива осталась».

Цикл её лучших лирических стихов 1898-1900 гг. посвящен Сергею Мержинскому. Он был опубликован только после смерти поэтессы и до сей поры потрясает глубиной и искренностью боли и высоты прекрасного любовного чувства:

«Уста твердят: Ушёл он без возврата,

Нет, не покинул, — верит сердце свято.

Ты слышишь, как струна звенит и плачет?

Она звенит, дрожит слезой горячей.

Здесь в глубине трепещет в лад со мною:

«Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!»

И в песнях ли хочу избыть я муку,

Иль кто-нибудь сожмёт мне нежно руку,

Иль задушевный разговор ведётся,

Иль губ моих губами кто коснётся —

Струна звенит, как эхо надо мною:

«Я здесь, я здесь всегда, всегда с тобою!»

(«Уста твердят». Перевод А. Островского.)

Леся Украинка, по натуре очень скромная, свои лирические стихи для публикаций отбирала крайне тщательно. Многое из написанного при жизни так и не увидело свет, а академические издания 60-х годов двадцатого столетия давно позабыты. Лишь в её великолепных драмах и поэмах мы видим ярчайшие отблески — отзвуки страстной, поэтичной натуры, способной на глубокое, самоотверженное чувство:

Когда умру, на свете запылают

Слова, согретые моим огнём.

И пламень, в них сокрытый, засияет

Зажженный в ночь, гореть он будет днём…

(» Когда умру». Перевод Н. Брауна.)

Внутренним пламенем чувства объято и одно из самых лучших её творений — драма феерия «Лесная песня». Образ русалки — Мавки, влюбленной в простого деревенского парня, ради которого она покинула озерный, лесной мир и пришла жить к людям, навеян сказками, легендами и поверьями, услышанными в детстве на Волынщине. Поэтесса написала её за десять дней, почти сразу набело, словно выплескивала накопившийся поток слов и образов. Явственна здесь и перекличка с волшебным миром Андерсена, с его «Русалочкой». И с теми воспоминаниями, в которые погружалась Леся, записывая очередные строчки драмы, которую она определила немецким словом marchendrama — сказочная. «Знаете ли Вы, что я люблю сказки и могу их выдумывать миллионы, хотя не написала до сих пор ни одной?» — признавалась она в письме А.Е. Крымскому от 14 октября 1911 года.

«Лесная песня» — рассказ о трагической любви русалочки, погибшей в жестоком и циничном мире людей, с восторгом был принят читателями, но сценическая постановка драмы была осуществлена Киевским театром драмы имени Леси Украинки лишь в середине двадцатого века, в советское время. С тех пор она не сходит с театральных афиш, так же как и другая прославленная пьеса поэтессы — «Каменный хозяин», созданная по мотивам легенды о знаменитом Дон-Жуане, воспетом многими классиками мировой литературы задолго до слабой женщины, писавшей на украинском языке.

Вот что сама Лариса Петровна говорила о создании и замысле драмы «Каменный Хозяин, или Дон-Жуан» в письме А. Е. Крымскому от 24 мая 1912 года: «Я написала Дон-Жуана! Вот того самого, «всемирного и мирового», не дав ему даже никакого псевдонима. Правда, драма (опять драма!) называется «Каменный хозяин», так как идея её — победа каменного, консервативного начала, воплощенного в Командоре, над раздвоенной душой гордой и эгоистичной женщины (донна Анна), а через неё и над Дон-Жуаном, «рыцарем свободы». Не знаю, конечно, что у меня получилось, хорошо или плохо, но скажу Вам, что в этой теме что-то дьявольское, таинственное, недаром она уже скоро триста лет мучит людей. Говорю «мучит», ибо написано на неё много, а хорошего написано мало, на то её и выдумал » враг рода человеческого», чтобы разбивались о неё подлинное вдохновение и самые глубокие мысли. Так или иначе, но вот уже и в нашей литературе есть Дон-Жуан, собственный, оригинальный тем, что написала его женщина, чего не было до сих пор, кажется…»

Новаторство писательницы было не только в том, что она оказалась первой (и единственной!) женщиной, написавшей один «из шедевров о шедевре», но и в том, что впервые Дон-Жуан был показан как тщеславный и эгоистичный человек, ради своих минутных прихотей и желаний готовый пойти на любое преступление. Он под стать гордой, язвительно-насмешливой донне Анне, признающей власть над людьми — даром для избранных, что ценится превыше богатства и любви! Но, презревшие любовь, и Дон-Жуан, и донна Анна замирают в каменном оцепенении Смерти. Финал драмы был ярок и необычен настолько, что многие из зрителей вскрикивали от ужаса, увидев в зеркале на сцене образ Каменного Хозяина — Командора, в которого превратился Дон-Жуан, облачившись в его плащ!

Драма впервые была поставлена в 1914 году М.К. Садовским на сцене Киевского театра драмы и прошла с аншлагом.

А между тем для поэтессы жизнь разыгрывала последние акты её собственной драмы.

Тридцати шести лет от роду, она вновь полюбила. Человека, который на её чувства ответил не менее искренней и глубокой привязанностью — Климента Квитка, учёного, музыковеда-фольклориста, собирателя народных преданий и песен. Мать Леси снова была яростно против всяческих отношений дочери «с каким-то нищим», как она презрительно называла Климента — человека мягкого, замкнутого, стеснительного, пережившего в детстве глубокую личную драму — он рос у приёмных родителей. Но Квитка так страстно привязался к тоненькой, больной женщине с большими печальными глазами, понимающей его с полуслова, что наотрез отказался её покинуть! И, несмотря на весь гнев, Ольга Петровна была вынуждена согласиться на брак дочери, однако, продолжала отравлять её жизнь письмами, в которых всячески порочила Климента, называя его «бесчестным человеком, женившимся на деньгах Косачей-Драгомановых». Здесь её уже трудно было оправдать и понять. Материнская ревность, как и любовь, — глубокий омут!

Молодые отказались от помощи родителей. Все деньги, необходимые на лечение тяжелобольной жены Климент зарабатывал сам. Продавали всё, что можно было продать: вещи, нехитрый скарб, кухонную утварь. Дорожили только библиотекой.

Леся лечилась в Египте и Греции, в Германии и Австрии. Всё было бесполезно. К обострившемуся процессу костного туберкулеза прибавилась неизлечимая болезнь почек.

Она скончалась в г. Сурами (Грузия) первого августа 1913 года. Улетела «на крыльях песни». Осуществилась её давняя мечта: она всегда хотела потрогать руками облака…

Когда цветёт никотиана

Песня на стихи Леси Украинки (Музыка П. Вайсбург Исполняет Ада Роговцева)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector