0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие стихи пушкин посвятил воронцовой

Какие стихи пушкин посвятил воронцовой

Графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова – жена начальника Пушкина по Одессе. Женщина, которую Пушкин любил особенно горячей любовью. Это о ней сказал он в стихотворении «К морю»:

Могучей страстью очарован,
У берегов остался я.

Ради неё отказался он от бегства морем за границу – из ссылки. Все любовные стихотворения, написанные в Михайловском в 1824 году и в первые месяцы 1825 года, обращены к Воронцовой, в том числе «Ненастный день потух. » – с удивительной по силе выразительности концовкой:

Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна. ты плачешь. я спокоен;
.
Но если . .

С нею прощался поэт перед женитьбой стихами:

В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.

Бегут, меняясь, наши лета,
Меняя всё, меняя нас,
Уж ты для своего поэта
Могильным сумраком одета,
И для тебя твой друг угас.

Прими же, дальняя подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг, обнявший молча друга
Перед изгнанием его.

Воронцову рисовал Пушкин в своих рабочих тетрадях с первых дней знакомства с ней (сентябрь 1823 года). Он изображал и профиль её, и голову, и фигуру – стоящей, сидящей, уходящей, с вырисованной узенькой пяткой, виднеющейся из-под платья, – и руку, играющую на клавикордах, с длинными изогнутыми пальцами. Три последние зарисовки Воронцовой сделал Пушкин в 1829 году. Один портрет – на Кавказе, рядом с портретом Марии Волконской – образы двух женщин, живших в душе поэта. Другие два нарисовал он сёстрам Ушаковым.

Воспроизводимый здесь портрет нарисован на большом листе бумаги. Это самый большой, смелый и уверенный из всех тридцати набросков Елизаветы Ксаверьевны, сделанных Пушкиным. Выразительность и кокетливость подвижного лица Воронцовой делали её неотразимо привлекательной, хотя в основе своей черты её не были красивы. Пушкин лица её не идеализировал. Но он передал одно из главных очарований Воронцовой – красивую посадку её головы и тонкую, длинную шею, которую старательно оттушевал, найдя точные соотношения линий.

(Из книги: Т.Цявловская. Рисунки Пушкина. – М.: «Искусство»,1987)

Некоторые из стихотворений А.С.Пушкина, посвящённые Е.К.Воронцовой:

Прозерпина

Плещут волны Флегетона,
Своды тартара дрожат:
Кони бледного Плутона
Быстро к нимфам Пелиона
Из аида бога мчат.
Вдоль пустынного залива
Прозерпина вслед за ним,
Равнодушна и ревнива,
Потекла путём одним.
Пред богинею колена
Робко юноша склонил.
И богиням льстит измена:
Прозерпине смертный мил.
Ада гордая царица
Взором юношу зовёт,
Обняла, и колесница
Уж к аиду их несёт:
Мчатся, облаком одеты;
Видят вечные луга,
Элизей и томной Леты
Усыплённые брега.
Там бессмертье, там забвенье,
Там утехам нет конца.
Прозерпина в упоенье,
Без порфиры и венца,
Повинуется желаньям,
Предаёт его лобзаньям сокровенные красы,
В сладострастной неге тонет
И молчит и томно стонет.
Но бегут любви часы;
Плещут воды Флегетона,
Своды тартара дрожат:
Кони бледного Плутона
Быстро мчат его назад.
И Кереры дочь уходит,
И счастливца за собой
Из Элизия выводит
Потаённою тропой;
И счастливец отпирает
Осторожною рукой
Дверь, откуда вылетает
Сновидений ложный рой.

26 авг. 1824 г. (вольный перевод 27-й картины из «Превращений Венеры» Парни)

Ненастный день потух; ненастной ночи мгла
По небу стелется одеждою свинцовой;
Как привидение, за рощею сосновой
Луна туманная взошла.
Всё мрачную тоску на душу мне наводит.
Далёко, там, луна в сиянии восходит;
Там воздух напоён вечерней теплотой;
Там море движется роскошной пеленой
Под голубыми небесами.
Вот время: по горе теперь идёт она
К брегам, потопленным шумящими волнами;
Там, под заветными скалами,
Теперь она сидит печальна и одна.
Одна. никто пред ней не плачет, не тоскует;
Никто её колен в забвенье не целует;
Одна. ничьим устам она не предаёт
Ни плеч, ни влажных уст, ни персей белоснежных.
.
.
.
Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна. ты плачешь. я спокоен;
.
Но если .

Сожжённое письмо

Прощай, письмо любви, прощай! Она велела.
Как долго медлил я, как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои.
Но полно, час настал: гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет.
Минуту. вспыхнули! пылают. лёгкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит. О провиденье!
Свершилось! Тёмные свернулися листы;
На лёгком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди.

Желание славы

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя, —
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь, удалён от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальнему упрёков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда. И что же? Слёзы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг. Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражён всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.

Храни меня, мой талисман*,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи,
Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,
Души волшебное светило.
Оно сокрылось, изменило.
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран
Не растравит воспоминанье.
Прощай, надежда; спи, желанье;
Храни меня, мой талисман.

Талисман

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:
«Сохрани мой талисман:
В нём таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасёт мой талисман.

И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман.

Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя –
Милый друг! от преступленья,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»

Читать еще:  Любовь-что это стихи

Воронцовский цикл Пушкина

Елизавета Ксаверьевна Воронцова (1792—1880) поражала современников не только красотою, но и живым умом, хорошим образованием. Она была женой Новороссийского генерал-губернатора М. С. Воронцова, в подчинении у которого находился ссыльный Пушкин. Их знакомство состоялось осенью 1823 года. Первые впечатления от этого знакомства нашли свое отражение в рисунках на полях первой и второй глав «Евгения Онегина». Любовь эта была во многом трагической, ее значение в духовной и творческой биографии Пушкина чрезвычайно велико.

Морей красавец окрыленный!
Тебя зову — плыви, плыви
И сохрани залог бесценный
Мольбам, надеждам и любви.
Ты, ветер, утренним дыханьем
Счастливый парус напрягай,
Волны незапным колыханьем
Ее груди не утомляй.
1824

Стихи были написаны в связи с поездкой Воронцовой в большом обществе из Одессы в Крым. Находившийся в очень недобрых отношениях с М. Воронцовым, который ни во что не ставил поэзию, Пушкин быть среди гостей не мог. Обращает внимание почти фольклорное обращение к ветру и кораблю, интонационно родственное «Плачу Ярославны».
1 августа Пушкин должен был покинуть Одессу, высланный в Михайловское. Теперь, когда он разлучен, и станут складываться стихи, на которых отсвет его любви к Е.

Воронцовой, таковы строчки в знаменитом стихотворении «К морю»:

Могучей страстью очарован,
У берегов остался я.

С Воронцовой, по-видимому, связаны и стихотворение «Прозерпина», и то, в котором «ненастному» виду Михайловского противопоставляется черноморский пейзаж с одинокой женщиной.

* * *
Ненастный день потух; ненастной ночи мгла
По небу стелется одеждою свинцовой;
Как привидение, за рощею сосновой
Луна туманная взошла.
Всё мрачную тоску на душу мне наводит.
Далеко, там, луна в сиянии восходит;
Там воздух напоен вечерней теплотой;
Там море движется роскошной пеленой
Под голубыми небесами.
Вот время: по горе теперь идет она
К брегам, потопленным шумящими волнами;
Там, под заветными скалами,
Теперь она сидит печальна и одна.
Одна. Никто пред ней не плачет, не тоскует;
Никто ее колен в забвенье не целует;
Одна. ничьим устам она не предает
Ни плеч, ни влажных уст, ни персей белоснежных.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Никто ее любви небесной не достоин.
Не правда ль: ты одна. ты плачешь. я спокоен;
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но если . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
1824

А тем временем в Михайловское приходят письма Воронцовой, о которых его сестра Ольга рассказывала, что, получив их, он запирался в своей комнате и никого не принимал. Стихотворение, написанное, видимо, под влиянием ее портрета:

* * *
Пускай увенчанный любовью красоты
В заветном золоте хранит ее черты
И письма тайные, награды долгой муки,
Но в тихие часы томительной разлуки
Ничто, ничто моих не радует очей,
И ни единый дар возлюбленной моей,
Святой залог любви, утеха грусти нежной —
Не лечит ран любви безумной, безнадежной.
1824

Прощай, письмо любви, прощай! Она велела.
Как долго медлил я, как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои.
Но полно, час настал: гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет.
Минуту. вспыхнули. пылают. легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит. О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди.
1825

Как резко переменился тон любовных стихотворений! Спали романтические черты вымышленного образа — перед нами глубоко страдающий человек, эпизоды его личной биографии. В стихотворении упомянут перстень. Он был подарен Пушкину Е. К. Воронцовой, им поэт запечатывал свои письма и не снимал никогда, называя своим талисманом. Снял его с мертвой руки Пушкина Жуковский. К этому перстню обращается поэт в стихотворении «Храни меня, мой талисман».

* * *
Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи,
Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,
Души волшебное светило.
Оно сокрылось, изменило.
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран
Не растравит воспоминанье.
Прощай, надежда: спи, желанье;
Храни меня, мой талисман.

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя,—
Ты знаешь, милая, желал ли славы я;
Ты знаешь: удален от ветреного света,
Скучая суетным прозванием поэта,
Устав от долгих бурь, я вовсе не внимал
Жужжанью дальнему упреков и похвал.
Могли ль меня молвы тревожить приговоры,
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?
А я стесненное молчание хранил,
Я наслаждением весь полон был, я мнил,
Что нет грядущего, что грозный день разлуки
Не придет никогда. И что же? Слезы, муки,
Измены, клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг. Что я, где я? Стою,
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося! И ныне
Я новым для меня желанием томим:
Желаю славы я, чтоб именем моим
Твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною
Окружена была, чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне,
Чтоб, гласу верному внимая в тишине,
Ты помнила мои последние моленья
В саду, во тьме ночной, в минуту разлученья.
1825

«Одно из самых сильных любовных стихотворений Пушкина по напряженному чувству, по порыву (ни одного глагола)»— так характеризует Т. Цявловская стихотворение «Всё в жертву памяти твоей», которое она относит тоже к «воронцовскому» циклу:

* * *
Всё в жертву памяти твоей:
И голос лиры вдохновенной,
И слезы девы воспаленной,
И трепет ревности моей,
И славы блеск, и мрак изгнанья,
И светлых мыслей красота,
И мщенье, бурная мечта
Ожесточенного страданья.
1825

В ноябре 1827 года, когда Елизавета Ксаверьевна появилась в Петербурге, Пушкин вновь обратился к теме талисмана. Только теперь стихотворение звучит не ожесточенно, а ликующе.

Там, где море вечно плещет
На пустынные скалы,
Где луна теплее блещет
В сладкий час вечерней мглы,
Где, в гаремах наслаждаясь,
Дни проводит мусульман,
Там волшебница, ласкаясь,
Мне вручила талисман.

И, ласкаясь, говорила:
Сохрани мой талисман:
В нем таинственная сила!
Он тебе любовью дан.
От недуга, от могилы,
В бурю, в грозный ураган,
Головы твоей, мой милый,
Не спасет мой талисман.

И богатствами Востока
Он тебя не одарит,
И поклонников пророка
Он тебе не покорит;
И тебя на лоно друга,
От печальных чуждых, стран,
В край родной на север с юга
Не умчит мой талисман.

Но когда коварны очи
Очаруют вдруг тебя,
Иль уста во мраке ночи
Поцелуют не любя —
Милый друг! от преступленья,
От сердечных новых ран,
От измены, от забвенья
Сохранит мой талисман!»
Ноябрь 1827

Будут возникать в жизни поэта новые имена, новые увлечения, но профиль Е. К. Воронцовой еще не раз возникнет на полях черновиков и 1828, и 1829 годов. Отголоски этого чувства прозвучат в отдельных строфах поэмы «Цыганы» и в драме «Русалка», в стихотворении «Ангел» и в неоконченном романе «Арап Петра Великого».
Болдинской осенью 1830 года, готовясь к новой, семейной жизни, мысленно оглядываясь на прожитое, поэт попрощался и с Е. Воронцовой:

Читать еще:  Стихи у кого день рождения

В последний раз твой образ милый
Дерзаю мысленно ласкать,
Будить мечту сердечной силой
И с негой робкой и унылой
Твою любовь воспоминать.

Бегут меняясь наши лета,
Меняя все, меняя нас,
Уж ты для своего поэта
Могильным сумраком одета,
И для тебя твой друг угас.

Прими же, дальная подруга,
Прощанье сердца моего,
Как овдовевшая супруга,
Как друг, обнявший молча друга
Пред заточением его.
1830, 5 октября

Готовя это стихотворение в издание 1832 года, поэт обозначил его буквами «К Е. W.»
Она пережила поэта на сорок с лишним лет и до конца своей долгой жизни ежедневно читала его сочинения. «Когда зрение совсем ей изменило, она приказывала читать их себе вслух, и притом сподряд, так что когда кончались все томы, чтение возобновлялось с первого тома»,— так писал о ней П. И. Бартенев.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Какие стихи пушкин посвятил воронцовой

Е.К.Воронцова.
Художник Ж.Э.Тельчер. 1803 г.

Воронцова Елизавета Ксаверьевна (1792-1880), урожденная Браницкая, жена графа, впоследствии князя (1844) М.С.Воронцова, статс-дама (1838). Свадьба Элизы Браницкой и графа Воронцова состоялась в Париже в 1819. К этому времени относится одно из ранних ее изображений -портрет работы М.-В.Жакото на фарфоре (Национальный музей, Стокгольм). А.С. Пушкин познакомился с Воронцовой в Одессе в конце 1823. Поэт был глубоко увлечен Воронцовой, посвятил ей ряд стихотворений. В рукописях А.С. Пушкина сохранилось более 30 рисунков с ее изображением. Один из современников так описывает характер и наружность Е.К. Воронцовой: «Ей было уже за тридцать лет, а она имела все право казаться молоденькою. Со врожденным легкомыслием и кокетством желала она нравиться, и никто лучше ее в том не успевал. Молода она была душой, молода и наружностью. В ней не было того, что называется красотою; но быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь; улыбка ее уст, которой подобной я не видел, казалось, так и призывает поцелуй». Действительно, Елизавета Ксаверьевна считалась одной из самых очаровательных женщин своего времени. А.С. Пушкин посвятил ей стихи: «Сожженное письмо», «Ангел», «В последний раз твой образ милый. «. Воронцова стала одним из прототипов Татьяны в его романе «Евгений Онегин». Елизавета Ксаверьевна только однажды выезжала за пределы России. Детство и юность провела в деревне и оказалась за границей лишь в 1819. Здесь она встретила графа М.С. Воронцова, за которого вскоре вышла замуж. Молодые оставались в Европе еще четыре года и, в частности, посетили Англию. В 1823, в связи с назначением Воронцова новороссийским генерал-губернатором, вернулись в Россию.

Елизавета Ксаверьевна Воронцова.

Воронцова Елизавета Ксаверьевва (1792—1880), рожденная графиня Браницкая. Жена графа М. С. Воронцова. Пушкин познакомился с ней осенью 1823 года, стал часто бывать в салоне графини и глубоко полюбил ее. Воронцова — героиня многих лирических стихотворений Пушкина: «Сожженное письмо», «Желание славы», «Всё в жертву памяти твоей», «Талисман» и других. Чувство к ней поэт сохранил на долгие годы.

Использованы материалы кн.: Пушкин А.С. Сочинения в 5 т. М., ИД Синергия, 1999.

Воронцова и Пушкин

Воронцова Елизавета Ксаверьевна (1792-1880).

Жена М. С. Воронцова. Современник писал о Елизавете Ксаверьевне в годы ее молодости: «Не нахожу слов, которыми я мог бы описать прелесть графини Воронцовой, ум, очаровательную приятность в обхождении. Соединяя красоту с непринужденною вежливостью, уделом образованности, высокого воспитания, знатного, большого общества, графиня пленительна для всех. »

Когда, любовию и негой упоенный,
Безмолвно пред тобой коленопреклоненный,
Я на тебя глядел и думал: ты моя.
Когда, склонив ко мне томительные взоры
И руку на главу мне тихо наложив,
Шептала ты: скажи, ты любишь, ты счастлив?
Другую, как меня, скажи, любить не будешь?
Ты никогда, мой друг, меня не позабудешь?

Воронцова проявляла живой интерес к Пушкину и ценила в нем незаурядного поэта. В конце июля 1824 года Пушкин был выслан из Одессы в Михайловское. Причин тому было много: известную роль сыграло и уязвленное самолюбие Воронцова — мужа и начальника. В эти дни А. Н. Раевский писал Пушкину о Воронцовой: «Она приняла живейшее участие в вашем несчастии; она поручила мне сказать вам об этом, я пишу вам с ее согласия. Ее нежная и добрая душа видит лишь несправедливость, жертвою которой вы стали».

В Михайловском Пушкин получал от Воронцовой письма и по ее просьбе уничтожал их после прочтения.

Прощай, письмо любви, прощай! Она велела.
Как долго медлил я, как долго не хотела
Рука предать огню все радости мои.
Но полно, час настал: гори, письмо любви.
Готов я; ничему душа моя не внемлет.
Уж пламя жадное листы твои приемлет.
Минуту. вспыхнули! пылают. легкий дым,
Виясь, теряется с молением моим.
Уж перстня верного утратя впечатленье,
Растопленный сургуч кипит. О провиденье!
Свершилось! Темные свернулися листы;
На легком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась. Пепел милый,
Отрада бедная в судьбе моей унылой,
Останься век со мной на горестной груди.

На протяжении многих лет (1823— 1829) Пушкин рисовал портреты Воронцовой на полях своих рукописей.

К ней обращены шедевры его лирики «Сожженное письмо», «Храни меня, мой талисман. », «Талисман», «Все в жертву памяти твоей. » и другие. Воронцова умерла в глубокой старости и до конца своих дней сохраняла о Пушкине дорогие ее сердцу воспоминания. Когда она потеряла зрение, ей ежедневно читали сочинения поэта. «Она сама была одарена тонким художественным чувством и не могла забыть очарований пушкинской беседы. С ним соединялись для нее воспоминания молодости».

Л.А. Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999, с. 139-140.

Далее читайте:

Воронцовы — дворянский род (генеалогическая таблица)

Воронцов Александр Романович (1741-1805), государственный деятель, дипломат.

Воронцов Михаил Илларионович (1714-1767), дипломат, граф. государственный канцлер

Воронцов Михаил Семенович (1782-1856), муж Елизаветы Ксаверьевны.

Воронцов Роман Илларионович (1707-1783), граф, генерал-аншеф.

Дашкова (урожденная Воронцова) Екатерина Романовна (1743 или 1744 — 1810), общественный и культурный деятель.

Василий Огарков. «К Рюрику восходящий род», «Роман-газета» № 17, 2005.

Какие стихи пушкин посвятил воронцовой

Вы находитесь в блоге Карена Авакяна “Коктейль”. Это блог-отдых, смех, отдушина, оазис. Это как бы брызги, но не шампанского, а не менее приятного напитка — коктейля. Окунитесь в блог и Вам сразу припомнится его вкус, аромат и легкий хмель. Вы окажетесь в мире безудержного смеха, веселья по пустякам и радости. Очень надеюсь, что “Коктейль” станет местом Вашего отдыха и хотя бы временно поможет забыть о заботах и проблемах.
Всех Вам благ, любви и мира!

  • Главная
  • Мои видео
  • Музыка
  • Моя галерея
    • Веселые картинки
    • Фотографии
  • Портреты
    зодиака
    • Овен
    • Телец
    • Близнецы
    • Рак
    • Лев
    • Дева
    • Весы
    • Скорпион
    • Стрелец
    • Козерог
    • Водолей
    • Рыбы
  • Знаменитые
    • Кинодеятели
    • Музыканты
    • Злодеи
    • Правители
    • Композиторы
    • Военные
    • Художники
    • Писатели
    • Любовницы
    • Вокалисты
    • Артисты
    • Ученые
    • Спортсмены
    • Философы
    • Армяне
  • Рубрики
    • Смехопанорама
    • Уголек поэзии
    • Забавный меридиан
    • Крутые мысли
    • Интересные факты
    • Развлекалки
    • Правила жизни
    • Домашний кинозал
    • Целебник
    • Иcтории любви
    • Понемногу обо всем
    • Видеохронограф
      • Январь
      • Февраль
      • Март
      • Апрель
      • Май
      • Июнь
      • Июль
      • Август
      • Сентябрь
      • Октябрь
      • Ноябрь
      • Декабрь
Читать еще:  Когда проснешься ты стихи

Графине Воронцовой приходился родственником Александр Раевский. Получив назначение в Одессу, Раевский на правах своего человека поселился в доме Воронцовых. Некоторые исследователи говорят, что он был страстно влюблён в Елизавету Ксаверьевну, ревновал её и однажды устроил публичный скандал. Но чтобы отвести от себя подозрения графа, он, как свидетельствуют современники, использовал Пушкина. Граф П.Капнист писал в своих мемуарах: “Прикрытием Раевскому служил Пушкин. На него-то и направился с подозрением взгляд графа”. Вскоре Пушкин почувствовал неприязнь к себе Воронцова, который совсем недавно относился к нему хорошо. В марте 1824 года появилась знаменитая эпиграмма Пушкина “Полумилорд, полукупец…” Отношения между графом и поэтом все более ухудшались, но силы были неравны. Летом 1824 года южная ссылка была заменена Пушкину на ссылку в село Михайловское.

Существует предположение, что Елизавета Ксаверьевна родила от Пушкина 3 апреля 1825 года дочь Софью. Однако не все согласны с подобной точкой зрения: в доказательство приводятся слова В. Ф. Вяземской, жившей в то время в Одессе и бывшей “единственной поверенной его (Пушкина) огорчений и свидетелем его слабости”, о том, что чувство, которое питал в то время Пушкин к Воронцовой “очень целомудренно. Да и серьёзно только с его стороны”.
Г. П. Макогоненко, посвятивший отношениям Пушкина и Воронцовой целый раздел в книге “Творчество А.С. Пушкина в 1830-е годы”, пришёл к выводу, что роман Воронцовой и Пушкина “созданный пушкинистами миф”.

Пушкин и Елизавета Воронцова

­
Пушкин и Елизавета Ксаверьевна Воронцова*

Стихотворение из цикла » Пушкин и его музы»

Три алых розы при свиданьи
Ей Саша Пушкин подарил.
Как больно вспоминать прощанье!
Нет от волненья больше сил.

Раевский, Воронцов и Пушкин —
Все чувства сплетены в клубок.
Она глядит с отчаянной грустью,
Прижав к глазам в слезах платок.

Ей остаются только грёзы.
К чему рыдать? Окончен бал.
Как мужа скУчны ей угрозы.
Ей Саша Пушкин обещал

Беречь тот перстень,** что дарила.
Пусть не забудет их любви!
Она засушит эти розы,
К стихам его в альбом положит.

Господь, поэта сохрани!

*Елизавета Ксаверьевна была младшим ребёнком польского магната графа Ксаверия Браницкого и племянницы светлейшего князя Григория Потемкина Александры Энгельгардт, в семье было пять детей, два сына и три дочери. Исследователи не случайно связывают имя графини Воронцовой с известной пушкинской героиней. Возможно, именно судьба Елизаветы Ксаверьевны вдохновила поэта на создание образа Татьяны Лариной.
Еще до замужества она полюбила Александра Раевского, с которым состояла в дальнем родстве.
Елизавета Браницкая написала Александру письмо-признание в любви. Как и Евгений Онегин в пушкинском романе, холодный денди отчитал влюбленную девушку.
Ее выдали за Михаила Семёновича Воронцова, и вся история, казалось, на этом и закончилась.
Но когда Раевский увидел Елизавету Ксаверьевну блестящей светской дамой, женой известного генерала, принятой в лучших гостиных, окружённой толпою поклонников, его сердце загорелось от пылкого чувства.
Любовь эта, затянувшаяся на несколько лет, исковеркала его жизнь – так считали современники.
Оставив службу в начале двадцатых годов XIX века, томимый скукой и бездельем, он приехал в Одессу, чтобы завоевать Воронцову.
В Одессе Воронцовы занимали великолепный дом и держали многочисленную прислугу.
В июле 1823 года в Одессу приехал Пушкин.
Ещё весной 1820 года молодого поэта за вольнолюбивые мысли, стихи и эпиграммы на самого императора Александра I отправляют в Кишинёвскую ссылку.
Пробыв там несколько лет, в июле 1823 года он приезжает в Одессу, его переводят под начало генерал-губернатора М.С.Воронцова.
Одесса сразу покорила сердце великого поэта. Колоритный южный берег у моря с его представителями различных национальностей, разговаривающих на разных языках, мягкий климат и пленительные морские пейзажи, прекрасная архитектура городских зданий, общение с интересными людьми и, наконец, приятное высшее общество – всё это не оставило равнодушным молодого поэта.
Приехав в Одессу, он сразу поселился в гостинице «Hotel du Nord» Именно здесь Александр Сергеевич начал писать свой знаменитый роман в стихах «Евгений Онегин».
А.С.Пушкин был не очень усердным чиновником. Его гораздо больше интересовали поэзия и женщины.
Южная Пальмира стала тем местом, где поэтическая натура Пушкина постоянно получала необходимое ей вдохновение. Поэт был страстен по натуре. Осенью 1823 года Пушкин страстно влюбляется в Елизавету Воронцову, которая была женой графа М.С.Воронцова, непосредственного начальника Пушкина. Отношения между графиней и влюблённым поэтом складывались очень сложно и неоднозначно.Елизавета Ксаверьевна, которая была старше Пушкина на 7 лет, то приближала его к себе, то, наоборот, отдаляла. А.С.Пушкин не пропускал ни одного вечера, устраиваемого в доме графа Воронцова, хотя к тому времени его отношения непосредственно с генерал-губернатором были очень натянутыми.
Но пылкий поэт достиг взаимности.
Раевский, влюбленный в графиню и зорко следивший за нею, мучился смутными догадками. Тут-то он и задумал устранить соперника, который начал казаться ему опасным, для этого он пошёл на хитрость.
Он стал стравливать Пушкина с Воронцовым. И это ему удалось.
Неудивительно, что отношение Воронцова к своему подчиненному резко охладилось.
Ответом на это стали знаменитые едкие эпиграммы Пушкина в адрес Воронцова:

Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда,
Полуподлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

Воронцов просит министра иностранных дел Нессельроде заменить южную ссылку Пушкину ссылкой в Псков.
Результатом стало высочайшее повеление об отправке Пушкина в Псковскую губернию в имение родителей
Михайловское под надзор местного начальства.
На основании докладного письма Воронцова к графу Нессельроде было приказано исключить его из списков чиновников Министерства иностранных дел за дурное поведение. Александр I нашел необходимым удалить его в имение родителей, в Псковскую губернию, под надзор местного начальства . Это был страшный удар, фактически ломавший всю жизнь поэта. Из свободного человека он превращался в ссыльного, опального отщепенца.
Для Пушкина страстное увлечение Воронцовой было лишено какого-либо расчета и обещало скорее гибель, чем счастье.
Столкновение в Одессе с Раевским – с его изощренной хитростью и неожиданным коварством стало одним из самых тяжелых разочарований.
Он далеко не сразу смог забыть Елизавету Ксаверьевну. Графиня и сосланный поэт некоторое время поддерживали переписку. Исследователи связывают с ее именем многие лирические стихотворения: «Талисман», «Сожженное письмо», «Ангел», «Ненастный день потух. «

**Известно, что Пушкин был весьма суеверным человеком, он верил в магическую силу колец.
Среди перстней, оставшихся после него, есть один, относящийся ко второй половине XVIII столетия,
Согласно преданию, это и был воспетый в известных стихах сердоликовый талисман, сберегающий от несчастной любви и предательства, приносящий вдохновение поэтам, подаренный Пушкину Воронцовой на прощание при его отъезде в августе 1824 года.
Перстень представлял собой большое витое золотое кольцо с крупным 8-угольным камнем — сердоликом красноватого цвета. На камне была вырезана восточная надпись. Над надписью помещены стилизованные изображения виноградных гроздей. Некоторые исследователи считают, что этот орнамент свидетельствует о крымско-караимском происхождении драгоценности.
Умирающий Пушкин завещал кольцо-талисман с сердоликом Василию Жуковскому, который его очень любил и носил всю жизнь. Кольцо стало своего рода переходящим знаком отличия лучших литераторов эпохи.
После смерти Жуковского перстень перешел к Ивану Тургеневу, а после смерти писателя перстень был передан Полиной Виардо в Пушкинский музей Царскосельского лицея. Оттуда перстень был украден в 1917 году. С тех пор судьба кольца неизвестна.

Иллюстрация — Соколов П.Ф. Портрет Воронцовой Е.К. 1823 (Музей В А. Тропинина )

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector