0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие стихи тютчев посвятил эрнестине дернберг

Стихи Тютчева про любовь

В обычной жизни Фёдор Иванович на русском общался мало. Он был из дворянской семьи, а в то время принято было вести светские беседы по-французски, вся переписка тоже велась на французском. Да и по долгу службы, находясь десятилетиями за границей, ему приходилось говорить на других языках.

Но как любитель российской словесности, Тютчев писал стихи только на русском языке . Как будто только русский язык мог предать его пылкую, страстную, влюбчивую натуру.

Нужно сказать, что с любящими женщинами Тютчеву везло всю жизнь.

Заграничный период

Не нужно думать, что молодой юноша попал так рано за границу только благодаря своей исключительности. Одарённый молодой человек очень рано начал влюбляться, и первая его связь с простой дворовой девушкой, Катюшей Кругликовой была очень нежелательной партией. Родители, используя свои связи, сделали всё чтобы отправить сына подальше от первого увлечения. План сработал. За границей молодой человек быстро забылся и нашёл себе другие предметы для обожания.

Каждый раз Фёдор влюблялся всерьёз, по-настоящему. Каждый раз бросался в объятия новой страсти с новым пылом. Он не сделал по-настоящему счастливой ни одну свою женщину. Он это понимал. Именно поэтому многие его стихи пронизаны душевной болью. Стихотворное мастерство отразилось в каждой выстраданной строчке.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

В период дипломатических миссий, наш соотечественник провёл за границей 22 года. В этот период он дважды женился, от каждого брака получил по трое детей. На Фёдоре очень сильно отразилась смерть первой жены, хотя отношения уже были омрачены изменой, со стороны поэта.

Кроме законных браков у влюбчивого мужчины случались другие романы, и все влюблённости поэта находили отражение в его оживлённых, многоликих, многогранных, раскрашенных стихах. Он был удивительно честен в собственном творчестве. Писал о том, что его поразило, удивило, всколыхнуло. В его стихах всё понятно, не нужны длительные объяснения, не теряется главная нить.

Мир любви поэта — это нежная чувственность и счастье, вместе с фатальными страстями и страданиями.

Поэзия, посвященная Амалии Лерхенфельд

Эта девушка влюбила в себя молодого дипломата по приезде за границу. Не только Тютчев стал её жертвой. Слишком хороша была пятнадцатилетняя красавица.

Благодаря этой взаимной любви, закончившейся расставанием, мы читаем стихи, написанные поэтом спустя тринадцать лет

И ветер тихий мимолётом
Твоей одеждою играл
И с диких яблонь цвет за цветом
На плечи юные свевал.

Их пути разошлись. Родители желали для дочери более выгодной партии, и нашли её. Влюблённый Теодор, как называли Тютчева за границей, был подавлен и смущён до крайности.

Равнодушно и беспечно,
Легковерное дитя,
Нашу дань любви сердечной
Ты отвергнула шутя.

Свою юношескую любовь Амалия и Теодор пронесли через всю жизнь. Уже в преклонном возрасте, случайная встреча в июле 1870 года, подарила настоящий шедевр русской классики.

Я встретил вас – и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло…

Это произведение настоящее чудо, ставшее впоследствии самым узнаваемым романсом, вплоть до наших дней.

Поэзия, посвященная Элеоноре Петерсон

Это первая жена дипломата. Добрая, светлая женщина. С ней Фёдор был счастлив, любил её. Молодая пара первое время скрывала свой брак, созданный без родительского благословения. К тому же Элеонора была лютеранкой. На момент знакомства с Теодором имела четырёх детей. Но как известно, любовь не знает границ. Женщина буквально боготворила мужа.

Но страстная натура поэта постоянно искала большего, новые источники вдохновения, отчего женщина нередко страдала. Занятый дипломат стихов своей первой жене посвятил мало, но есть одна настоящая жемчужина.

Еще томлюсь тоской желаний,
Еще стремлюсь к тебе душой —
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой…

Это произведение написано через десять лет после ухода Элеоноры из жизни, что только подтверждает чувства поэта к своей первой супруге.

Поэзия, посвященная Эрнестине Дёрнберг

Это вторая жена Тютчева. Отношения с ней начались ещё до смерти первой супруги. Вот стих написанный в 1836 году, за два года до того времени когда поэт овдовел.

Люблю глаза твои, мой друг,
С игрой иx пламенно-чудесной,
Когда иx приподымешь вдруг
И, словно молнией небесной,
Окинешь бегло целый круг…

Есть одно произведение, по поводу которого биографы затевают споры «Она сидела на полу. » Одни считают, что оно посвящено Эрнестине, другие уверены — это послание Елене Денисьевой. Написано в 1858 году, и, вероятно, всё же именно вторая жена, от усталости собственных чувств, от желания напомнить себе о погасшем душевном огне, от невозможности возврата в начальную точку своим спокойным бунтарством, привела поэта в смятение.

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой.

Невозможно обойти стороной стихотворение, настоящий шедевр. Он подложил его в альбом гербария своей супруги. Она нашла его только спустя два года после смерти Тютчева.

Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, мое земное провиденье.

Поэзия, посвященная Елене Денисьевой

Любовь, которая случилась у Тютчева в зрелом возрасте, дала самое большое количество стихотворений.

Весь Петербург был занят обсуждением личной жизни поэта. Его возлюбленная, Елена Александровна Денисьева, была прикована к нему четырнадцать лет, до самой своей смерти. Эта женщина родила троих детей и трагически умерла на руках поэта.

Это была молодая женщина. Она родилась в тот год, когда Тютчев впервые женился. Матери у Елены не было, она воспитывалась у тётки. Тётя была старшая инспектриса Смольного института благородных девиц, куда и определила свою племянницу.

Девочка была умна, впечатлительна, образована, блестяще владела языками, имела шикарные манеры. Будучи особой высокопоставленной дамы, могла бы сделать блестящую карьеру придворной дамы. На тот момент это было высшее достижение для женщины.

Но роковая связь с Фёдором Ивановичем разрушила все начинания. Это был большой скандал, а положение в свете стало для молодой женщины унизительным. Елена полностью доверилась Фёдору Ивановичу, который долгие четырнадцать лет жил на две семьи.

Один за другим на бумагу ложатся стихи, порой полные отчаяния

Любила ты, и так, как ты любить —
Нет, никому не удавалось!
О господи. и это пережить.
И сердце на клочки не разорвалось.

В минуты полной откровенности Тютчев сам говорил, что он несёт в себе, какое-то свойство неимеющее название, нарушающее всякое равновесие в жизни. Он говорил об этой непомерной жажде любви. Расставаясь с кем-либо, из своих любимых женщин говорил о том, что он не может выносить сам себя, становясь жалким и скучным.

Любовь, любовь — гласит преданье —
Союз души с душой родной —
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.
И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец.

Он, конечно, понимал, в какое положение поставил свою любимую. Его это волновало и беспокоило.

Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови!

Последняя любовь закончилась трагично. В возрасте 38 лет умирает Елена, меньше чем через год умирает двое её детей.

Все стихотворения, написанные в честь Елены Александровны были бережно собраны Фёдором Фёдоровичем, общим сыном Денисьевой и Фёдора Ивановича.

Последние стихи

Похоронив свою последнюю любовь Фёдор Иванович раздавленный, измученный, потрясённый, уезжает за границу к семье.

Все биографы, критики и литературоведы «снимают шляпу» перед его женой Эрнестиной, которая приняла всё как есть. С самого начала она говорила, что не может осуждать эту женщину, потому что в своё время её отношения тоже начались при живой первой жене, и носили характер супружеской измены.

Эрнестина была непросто супругой поэта. Она была ему настоящим другом на протяжении многих лет:

вела хозяйство;

растила и воспитывала шестерых детей, троих от первого брака, троих совместных с Фёдором;

решала банковские финансовые вопросы;

простила Фёдору все измены, фактически он умер у неё на руках.

А Денисьевский цикл незакончен и после смерти Елены. Вот отрывок из стихотворения 1964 года, написанного в день её смерти.

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня.
Тяжело мне, замирают ноги.
Друг мой милый, видишь ли меня?

А вот через год, в 1965 года, как гимн вечной, неизбежной, неугасимой любви.

По ней, по ней, свой подвиг совершившей
Весь до конца в отчаянной борьбе,
Так пламенно, так горячо любившей
Наперекор и людям и судьбе,-

По ней, по ней, судьбы не одолевшей,
Но и себя не давшей победить,
По ней, по ней, так до конца умевшей
Страдать, молиться, верить и любить.

Пять любимых женщин Федора Ивановича Тютчева

6 августа 2013 9:35

Она проникновенна и многогранна, как и сама любовь в жизни поэта — буйство чувств, противоречивых и окрыляющих, выливались то в трагедию, то в драму. Пять историй любви, пять женщин великого поэта оставили след в его жизни, в его сердце и в его стихах.

1. Катюша Кругликова

Первой любовью знаменитого поэта стала. дворовая девушка при усадьбе, Катюша Кругликова. Казалось бы, малозначимая, простая и наивная история, но. Отношения между влюбленными зашли так далеко, что пришлось вмешаться влиятельным родителям Тютчева, которые, разумеется, были против подобного увлечения сына. Задействовав свои связи, они выхлопотали для Федора разрешение на досрочное окончание университета и отправили подальше от дома — в Петербург, а затем в Мюнхен, где Тютчев проведет двадцать два года. Катюше же, спустя некоторое время, дали вольную, а затем обеспечили приданным и выдали замуж. Она была единственной возлюбленной Тютчева, которой он не посвятил своих стихов — быть может, из-за краткости и юности их романа.

2. Амалия фон Лерхенфельд

В Мюнхене сердцем Тютчева завладела юная и знатная Амалия фон Лерхенфельд — внебрачная дочь прусского короля Фридриха-Вильгельма III и княгини Турн-и-Таксис. Красавица Амалия отвечала горячо влюбленному поэту взаимностью и была согласна на его предложение, но против были ее родственники. Тютчеву отказали, а когда он на время покинул Мюнхен, Амалия вышла замуж за его сослуживца, барона Крюндера. Говорят, это стало причиной дуэли между ними. Позже, вспоминаю прогулки с Амалией по берегам Дуная, Тютчев напишет стихотворение «Я помню время золотое».

Я помню время золотое, Я помню сердцу милый край. День вечерел; мы были двое; Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея, Руина замка вдаль глядит, Стояла ты, младая фея, На мшистый опершись гранит.

Ногой младенческой касаясь Обломков груды вековой; И солнце медлило, прощаясь С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом Твоей одеждою играл И с диких яблонь цвет за цветом На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела. Край неба дымно гас в лучах; День догорал; звучнее пела Река в померкших берегах.

И ты с веселостью беспечной Счастливый провожала день; И сладко жизни быстротечной Над нами пролетала тень.

Произведение посвящено Амалии, которая на всю жизнь сохранила дружеские отношения с некогда влюбленным в нее поэтом.

3. Элеонора Петерсон

Урожденная графиня Ботмер, по первому мужу — Петерсон, становится первой женой Тютчева. Поэт знакомится с ней в Мюнхене, прибыв туда в качестве внештатного атташе Российской дипломатической миссии. Их брак был счастливым: Элеонора влюбилась в Тютчева мгновенно и любила самозабвенно, окружив трогательной заботой. Нежная и хрупкая, словно прекрасное виденье, она оказалась надежной опорой для своего супруга. Взяв всю хозяйственную часть супружеского быта на себя, Элеонора при весьма скромном достатке смогла обустроить уютный и гостеприимный дом, обеспечить безоблачное счастье для свой семьи. А когда, переехав в Турин, Тютчевы оказались в затруднительном финансовом положении, Элеонора сама ходила по торгам и заботилась о домашнем благоустройстве, ограждая от этих забот захандрившего мужа. Однако слабое здоровье Элеоноры было подточено переутомлением и нервным потрясением: его причиной стало кораблекрушение парохода «Николай I», на котором Элеонора плыла к мужу вместе с детьми. От длительного лечения женщина отказалась и от болезни так и не оправилась: вскоре простуда подкосила Элеонору, и она умерла в возрасте 37 лет. Горе Тютчева было так велико, что, сидя у гроба супруги, он поседел за несколько часов. В 1858 году в годовщину смерти Элеоноры поэт напишет стихи, посвященные ее памяти:

В часы, когда бывает

Так тяжко на груди,

И сердце изнывает,

И тьма лишь впереди;

Без сил и без движенья,

Мы так удручены,

Что даже утешенья

Друзей нам не смешны,

Вдруг солнца луч приветны!

Войдет украдкой к нам

И брызнет огнецветной

Струею, по стенам;

И с тверди благосклонной,

С лазуревых высот

Вдруг воздух благовонный

В окно на нас пахнет.

Уроков и советов

Они нам не несут,

И от судьбы наветов

Они нас не спасут.

Но силу их мы чуем,

Их слышим благодать,

И меньше мы тоскуем,

И легче нам дышать.

Воздушна и светла

Душе моей стократно

Любовь твоя была.

4. Эрнестина Дёрнберг

Баронессой Дёрнберг Тютчев увлекся, еще будучи женатым на Элеоноре: с Эрнестиной его роднила духовная близость, и поэт не смог устоять. О ней писал он:

Люблю глаза твои, мой друг,

С игрой их пламенно-чудесной,

Когда их приподымешь вдруг

И, словно молнией небесной,

Окинешь бегло целый круг.

Но есть сильней очарованья:

Глаза, потупленные ниц

В минуты страстного лобзанья,

И сквозь опущенных ресниц

Угрюмый, тусклый огнь желанья.

Его частые встречи с баронессой довели законную супругу Тютчева до попытки самоубийства (правда, неудачной), после чего Федор Иванович обещал прекратить отношения с Эрнестиной — однако не смог этого сделать. Эрнестина отправилась за Тютчевым в Турин, и спустя два года после смерти Элеоноры поэт сделал предложение баронессе. Эрнестина была богата, красива, умна — и великодушна. Она простит супругу измену, и однажды, после длительного разрыва семья воссоединится вновь.

5. Елена Денисьева

Еще одна драматичная история любви Тютчева — юная любовница Елена Денисьева, воспитанница института, где обучались дочери Тютчева. Для встреч с ней поэт снял отдельную квартиру и , когда тайная связь стала явной, практически создал вторую семью. 14 лет Тютчев, как уже было однажды, разрывался между двумя любимыми женщинами — законной и «гражданской» супругой — безуспешно пытался помириться с первой и никак не мог расстаться со второй. Но Елена пострадала от этой губительной страсти гораздо больше: от нее отказался отец, друзья, о карьере фрейлины можно было забыть — все двери для нее отныне были закрыты. Денисьева была готова на такие жертвы, была готова оставаться незаконной женой и чувствовала себя абсолютно счастливой, записывая своих детей на фамилию Тютчева — не понимая, что подчеркивает их «незаконное» происхождение. Она боготворила его, считая «что более ему жена, чем бывшие его жены» и, действительно, вся жила его жизнью. Все, кто мог возразить против того, что она — «настоящая Тютчева», могли стать жертвой нервного припадка Денисьевой, что уже сигнализировало о ее нездоровье. Постоянные переживания, забота о детях, и рождение третьего ребенка окончательно истощили ее — обострилась чахотка, и Денисьева умерла на руках своего возлюбленного, не дожив и до сорока лет. Этой трагической любви к Елене посвящено множество самых пронзительных стихотворений Тютчева, объединенных в «Денисьевский цикл». Одно из самых известных среди них — «Последняя любовь»:

Читать еще:  За что я обожаю интернет стихи понравились

О, как на склоне наших лет Нежней мы любим и суеверней. Сияй, сияй, прощальный свет Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень, Лишь там, на западе, бродит сиянье, – Помедли, помедли, вечерний день, Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь, Но в сердце не скудеет нежность. О ты, последняя любовь! Ты и блаженство, и безнадежность.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

ООО «МЕДИА РЕЗЕРВ». Адрес редакции КП-Уфа: 450006, г. Уфа, ул. Пархоменко 156/3 оф 611. Контактный тел. +7 (347) 292-44-47. Редактор — Максютов Р.А.

Фёдор Тютчев: «О, как убийственно мы любим!»

. Эрнестина Дёрнберг вышла на крыльцо. Скоро должен был приехать её муж, Фёдор Иванович Тютчев, и женщина напряжённо вглядывалась в дорогу, надеясь увидеть приближающуюся карету. Каждый раз, узнав о том, что Фёдор Иванович собирается навестить имение под Петербургом, Эрнестина приходила в какое-то лихорадочное возбуждение и не могла усидеть в доме.

Двойная жизнь

КАРЕТА всё не показывалась, и женщина заволновалась ещё больше. «А если он раздумал приезжать? Может, он снова отправился к своей обожаемой Лёле? И что он мог найти в этой девочке. Ведь Елена Денисьева, та самая Лёля, почти ровесница его дочерей, ей всего-то немного за 20, тогда как Фёдор Иванович уже давно преодолел 40-летний рубеж. » Сколько раз Эрнестина просила мужа прервать эту странную связь. И каждый раз он отвечал ей неизменным отказом. При этом он не жалел красноречия на комплименты законной супруге: часто повторял, что бесконечно виноват перед ней, что не встречал более умного и тонкого человека, просил прощения, уверял, что они созданы друг для друга, только вот почему нельзя одновременно любить двух женщин, поэт искренне не понимал. С Еленой Денисьевой они жили самой настоящей семьей. Их трое детей, хоть и считались незаконнорожденными, носили фамилию Тютчевы. Одна семья в Москве, другая — в Петербурге, такое положение дел вполне устраивало Фёдора Ивановича. При этом Эрнестина искренне считала соперницу ничуть не более счастливой, чем она сама. Связь её мужа с Лёлей приобрела оттенок светского скандала. При этом жестокие обвинения пали исключительно на Денисьеву. Перед ней навсегда закрылись двери тех домов, где прежде она была желанной гостьей. Отец от неё отрёкся. Её тётя вынуждена была оставить свое место в Смольном институте, где она работала и жила, и вместе с племянницей переселиться на частную квартиру. Что касается самого Фёдора Ивановича, то он с удовольствием вращался в тех салонах, куда вход для Елены Денисьевой был заказан. Пользовался феноменальным успехом в свете, каждый год его называли «львом сезона», молоденькие девушки и седые старцы слушали его, открыв рот. Стоило Тютчеву начать говорить, как всеобщее внимание тут же переключалось на его персону. При этом он, ничуть не смущаясь, пользовался средствами своей законной супруги — его дипломатического жалованья не хватало на оплату счетов. Даже публиковать свои стихи он не стремился — мол, полученные за них деньги унижают высокое искусство. В общем, несмотря на чувство вины, о котором он постоянно говорил обеим женщинам, казалось, его вполне устраивала такая двойная жизнь. А ведь когда-то всё было совсем иначе. Эрнестина Дёрнберг часто вспоминала, что ещё несколько лет назад в роли «коварной разлучницы» выступала она сама. Правда, с ней Фёдор Иванович повёл себя несколько иначе, чем с Еленой Денисьевой.

Любимец женщин

С БАРОНЕССОЙ Эрнестиной фон Дёрнберг Фёдор Иванович Тютчев познакомился на балу в Мюнхене. Именно в Баварию направили служить молодого российского дипломата Тютчева практически сразу после окончания университета. «О наружности своей, — писал один из близких его знакомых, — он мало заботился: волосы его были большею частью всклокочены и, так сказать, брошены по ветру, но лицо было всегда гладко выбрито; в одежде своей он был очень небрежен и даже почти неряшлив; походка была действительно очень ленивая; роста был небольшого; но этот широкий и высокий лоб, эти живые карие глаза, этот тонкий выточенный нос и тонкие губы, часто складывающиеся в пренебрежительную усмешку, придавали его лицу большую выразительность и даже привлекательность. Но чарующую силу придавал ему его обширный, изощрённый и необыкновенно гибкий ум: более приятного, разнообразного и занимательного, более блестящего и остроумного собеседника трудно себе и представить. В его обществе вы чувствовали сейчас же, что имеете дело не с обыкновенным смертным, а с человеком, отмеченным особым дарованием Божиим, с гением. » Именно таким Тютчев впервые предстал перед Эрнестиной. В тот день её муж барон Дёрнберг почувствовал себя плохо. И, предложив Эрнестине остаться на балу, уехал домой. Прощаясь с Тютчевым, он сказал: «Поручаю вам свою жену».

Через несколько дней барон умер от брюшного тифа, и Фёдор Иванович полностью завладел вниманием первой красавицы Мюнхена. Наличие законной жены, Элеоноры Тютчевой, его опять же не смущало. А ведь когда-то он был безумно влюблён в Элеонору. Да и она была готова пойти ради него на любые жертвы — оставила в Петербурге троих детей от первого брака, чтобы они не мешали их семейному счастью с Тютчевым, родила ему ещё троих дочерей — Анну, Екатерину и Дарью, и так же, как впоследствии будет делать Эрнестина, оплачивала его бесконечные счета.

Когда о романе Фёдора Ивановича и Эрнестины фон Дёрнберг начали судачить на светских вечеринках, законная жена — Элеонора Тютчева — предприняла попытку самоубийства. Правда, способ уйти из жизни был выбран довольно странный — женщина решила заколоть себя миниатюрным, почти игрушечным кинжалом от маскарадного костюма. Нанеся себе несколько ударов в грудь, она выскочила из дома на улицу, но, не пробежав и 300 шагов, упала на мостовую. Практичной Эрнестине всё это показалось каким-то нелепым фарсом, однако Фёдор Иванович был уверен в серьёзности намерений жены. Как он рыдал у её кровати! Как клялся ни на минуту больше не оставлять её одну! Уже через несколько дней после случившегося Тютчев появился в доме Эрнестины и сказал, что их роман окончен и что он навсегда возвращается к жене. В ту минуту Эрнестине казалось, что она его ненавидит — неужели этот спектакль с игрушечным ножиком стоит дороже их любви?! А если бы и она вдруг накинула на шею шёлковый шнурок? Что тогда? Однако шнурок так и не был пущен в дело, и чета Тютчевых во избежание скандала, связанного с неудачным самоубийством и нашумевшей любовной связью поэта, уехала в Петербург. Через некоторое время Тютчев получил новое назначение — его отправили в Турин. Жена и дети должны были приехать позже, когда дипломат хотя бы немного устроится. Поездка из Петербурга к мужу сыграла в жизни Элеоноры Тютчевой роковую роль. Паром, курсировавший между Санкт-Петербургом и Любеком, загорелся. Ей с трудом удалось спасти детей и спастись самой. «Можно сказать по всей справедливости, что дети дважды были обязаны жизнью матери», которая «ценою последних оставшихся у неё сил смогла пронести их сквозь пламя и вырвать у смерти», — так пишет Тютчев о поведении жены на злосчастном пароме. Эта трагедия очень сильно сказалась на здоровье Элеоноры — нервное потрясение и простуда (несколько часов, проведённых в шлюпке среди морских волн, не прошли даром) уже через три месяца свели её в могилу. Ей было всего 39 лет.

Тютчев был потрясен смертью жены, родные даже боялись, что он застрелится или зачахнет от тоски. Но спустя год после смерти Элеоноры он вспомнил о своем увлечении Эрнестиной, и в 1839 году состоялось их венчание. Невесте было 29, жениху — 35 лет. Эрнестина полностью взяла на себя заботу о хозяйстве, финансах (от первого мужа ей досталось приличное состояние) и о воспитании трёх дочерей Тютчева от первого брака.

Поначалу их семейная жизнь была удивительно счастливой. Тютчев не переставал восхищаться не только красотой Эрнестины, но и её умом и неизменной мягкой иронией. На мимолётные увлечения ветреного Фёдора Ивановича Эрнестина смотрела сквозь пальцы — она прекрасно понимала, что он не может существовать без лёгких интрижек на стороне. Несколько лет супруги прожили в Германии. В сентябре 1844 года поэт с женой и тремя детьми от второго брака — Марией, Иваном и Дмитрием — переехал из Мюнхена в Петербург. Дочери от первого брака воспитывались в Смольном институте. Именно там он и познакомился с «обожаемой Лёлей». Елена Денисьева была племянницей инспектрисы Смольного. Поначалу Эрнестина не обратила на очередную пассию мужа никакого внимания — мало ли женщин, которые смотрят на него с обожанием! Но со временем поняла, что мимолётный роман перерастает в нечто более серьёзное. Вскоре Тютчев уже не скрывал от Эрнестины наличия второй семьи. Их связь с Еленой Денисьевой длилась целых 14 лет. Причём Денисьева была уверена, что Фёдор Иванович не хочет жениться на ней лишь потому, что церковь не одобрит. Сомнительное положение, в которое попала Денисьева, сделало её чересчур нервной и религиозной. А выдуманные обстоятельства, которые якобы мешают их счастью, хоть как-то примиряли её с действительностью. Однако Тютчев любил её даже такой. Возможно, их роман продлился бы и дольше, но в 1864 году Денисьева скончалась от скоротечной чахотки. «Все кончено — вчера мы её хоронили. Что это такое? Что случилось? О чём это я вам пишу — не знаю. Во мне всё убито: мысль, чувство, память, всё. » — писал Тютчев после похорон Денисьевой.

Вскоре от чахотки умерла и 14-летняя дочь Тютчева и Денисьевой Елена, в тот же день скончался от этой болезни их младший сын, годовалый Николай. Лишь старший сын Фёдора Ивановича и Елены Александровны, Фёдор, надолго пережил своих родителей.

После смерти Лёли Тютчев сильно изменился, в нём уже не было прежней легкости и светского лоска. Всё чаще он просто сидел в кресле, погружённый в свои мысли. Каждый раз в такие минуты Эрнестине хотелось плакать от жалости к мужу. Хотя большей частью она все-таки испытывала радость от того, что соперница уже не угрожает её браку — Эрнестине было очень трудно простить былые обиды.

Последнее потрясение ждало Эрнестину Дёрнберг уже после смерти поэта. Тютчев скончался в 1873 году, чуть-чуть не дожив до 70-летия. Когда Эрнестина открыла его завещание, она была шокирована. Его пенсия, которая полагалась ей, как вдове, была завещана некой Гортензии Лапп, которую он вывез из Германии за три года до знакомства с Денисьевой. Гортензия родила ему двоих сыновей.

Эрнестина Дёрнберг пережила мужа на 21 год и скончалась в 1894 году в возрасте 84 лет.

Дёрнберг Эрнестина – Эрнестина Тютчева

Эрнестина Дёрнберг (1810-1894) – женщина замечательной внешности, прекрасно образованная и, к тому же, богатая.

Что заставило её из толпы поклонников выделить Тютчева? Человека, не сделавшего карьеры в свои тридцать лет, нетитулованного, вдобавок обременённого семьёй и долгами. Дело в том, что Теодор, так звали Тютчева в Мюнхене, обладал даром очаровывать. Его тонкие, остроумные суждения, светские манеры, блестящая образованность никого не оставляли равнодушным. Беседа с ним была каскадом словесного творчества.

В Мюнхене у Теодора был близкий знакомый Карл Пфеффель (1811-1890), который, как и многие светские знакомые Теодора, был покорён его остроумием и неожиданностью суждений. Скорее всего, он написал о Теодоре своей сестре Эрнестине, и это заронило в её душу интерес.

Эрнестина приехала в Мюнхен зимой 1833 г. вместе с мужем бароном Фридрихом фон Дёрнбергом (1796-1833). Здесь на одном из балов Карл и представил им своего знакомого – русского дипломата Теодора Тютчева. Точно ли на том же бале или на одном из последовавших муж Эрнестины неважно себя почувствовал и, уезжая домой, обратился к оказавшемуся рядом Теодору: «Поручаю вам мою жену». Дальнейшие события показали, что судьбе было угодно вынести свой приговор в форме обычной светской любезности. «Недомогание» оказалось серьёзным. Через несколько дней барон Фридрих фон Дёрнберг умер.

Вскоре Карл обнаружил, что отношения Эрнестины и Теодора становятся нежнее, чем им следовало быть. Он не раз бывал в семье Теодора, пользовался расположением его жены Элеоноры и понимал двусмысленность положения, в которое попал.

Карл и Эрнестина были дружны с детства. Они рано потеряли мать и воспитывались сначала бабушкой, а потом гувернанткой-англичанкой, которая стала их приёмной матерью. Отношения с мачехой не сложились, и с 11 лет Эрнестина жила в пансионах. В двадцать лет, при первой возможности, она выскочила замуж, чтобы избавиться от опеки мачехи. В 1833 г. умер её муж, а в 1834 – отец. Эрнестина получила свободу и наследство. Карл пытался использовать своё влияние, чтобы образумить сестру, но не преуспел. Эрнестина успела влюбиться.

«О если бы тогда тебе приснилось»

Отношения с Теодором оставили хрупкий след в альбоме-гербарии, который Эрнестина вела много лет. Дорогие для неё записи под засохшими цветами прочитал почти через полтораста лет её правнук: «Воспоминание о счастливых днях, проведённых в Эглофсгейме!! Цветы, сорванные 5 июня 1835 г.», «Воспоминание о 20 марта 1836 г. «, «Воспоминание о моём отъезде из Мюнхена!! Понедельник, 18 июля 1836 г.»

Читать еще:  Стихи когда звезда на небе загорится

Роман Эрнестины с Теодором развивался на фоне всё возраставших трудностей в его семье. Развязка чуть не наступила в мае 1836 г., когда Элеонора в отчаянии попыталась уйти из жизни. Трудно представить состояние женщины, решившейся оставить трёх дочерей семи, двух и одного года от роду.

Происшествие переполнило чашу терпения начальника Теодора князя Г.И. Гагарина, который докладывал в Петербург графу Нессельроде (1780-1862): «. г-н Тютчев не в состоянии ныне исполнять обязанности секретаря миссии по причине того пагубно-ложного положения, в которое он поставлен своим роковым браком. Во имя христианского милосердия умоляю ваше превосходительство извлечь его отсюда. «

Теодора «извлекли» в Петербург. Казалось бы, наступил конец романа. Однако судьба оказалась не столь благосклонной к участникам «любовного треугольника». Это был только конец главы.

Роман продолжился после назначения Теодора в августе 1837 г. старшим секретарем при миссии в Турине. Элеонора должна была приехать к нему весной следующего года, а пока влюбленные встречались в Германии и Италии. Одна из встреч в Генуе должна была стать последней: при живой жене дальнейшие встречи для Эрнестины были бессмысленными. В память этой встречи поэт написал Эрнестине прощальное стихотворение «1-ое декабря 1837».

«Сказать последнее прости» не получилось. В августе 1838 г., не выдержав трудностей семейной жизни, умерла Элеонора, а в декабре 1838 г. освободившееся место заняла Эрнестина. Здесь уместно вспомнить ещё одно стихотворение, адресованное Эрнестине:

. О, если бы тогда тебе приснилось,
Что будущность для нас обоих берегла.
Как уязвлённая, ты б с воплем пробудилась,
Иль в сон иной бы перешла.

Очарованная Эрнестина не услышала предостережений судьбы и 17 июля 1839 г. стала женой Теодора. Перестала существовать баронесса Эрнестина фон Дёрнберг, появилась Эрнестина Тютчева. Кстати, после оформления брака Эрнестина удочерила Анну, Дарью и Екатерину, которые после смерти Элеоноры жили у её сестры Клотильды фон Ботмер. Эрнестина любила приёмных дочерей и сохранила с ними на всю жизнь тёплые доверительные отношения.

Вариации на тему семейной жизни

Будущее Эрнестины не вызывало у знакомых иллюзий. Сестра Фёдора Ивановича после знакомства с Эрнестиной писала: «Невестка очень приятная женщина, наружности привлекательной, лицо выразительное, . любит Фёдора чрезвычайно, кажется, пылко, умна и мила, но никак не похожа на первую. А мне грустно стало по ней, как я их вместе увидела, сердце человеческое странно устроено – страдает, любит и забывает. Помню первую страсть Фёдора, столь взаимную; глядя на них, должно бы полагать, что век будут любить друг друга – здесь и там, а вышло иначе».

Так и случилось. Семейная жизнь Эрнестины с некоторыми вариациями повторила семейную жизнь Элеоноры. То же счастливое начало, потом семейные будни и рождение детей, неумение, неспособность и нежелание Теодора жить заботами семьи и новое увлечение. Конечно, были отличия:

  • Эрнестина, будучи женщиной состоятельной, долгое время могла позволить себе содержать семью. Вскоре после свадьбы Теодор писал родителям: «С прошлого июля и я, и дети, мы всецело живем на её счёт, а сверх того тотчас после нашей свадьбы она уплатила за меня двадцать тысяч рублей долгу. » Долг составлял сумму, равную более чем двухгодичному окладу старшего секретаря миссии! Поначалу содержание любимого доставляло Эрнестине радость. Но процесс затянулся. Ведь Теодора за «за долговременным неприбытием из отпуска» уволили со службы в министерстве иностранных дел и лишили звания камергера 30 июня 1841 г., и до марта 1845 г. он оставался не у дел. Эрнестина почувствовала, что Теодор просто оставляет её с детьми без средств и делает беззащитной, чего она допустить не хотела;
  • у Теодора не просто случился роман. В 1851 г. у него образовалась вторая семья с Еленой Денисьевой. Противостояние семей длилось 14 лет и окончилось со смертью Денисьевой в 1864 г. Реакция Эрнестины отличалась от реакции Элеоноры. Вначале она делала вид, что ничего не произошло. В силу своего характера и воспитания Эрнестина не могла опуститься до бытового скандала и быть в роли покинутой жены. Конечно, она была глубоко потрясена, но за всё время разлада не обсуждала прямо создавшуюся ситуацию ни с Теодором, ни с близкими. В 1853 г. дочь поэта от первого брака Анна записала слова Эрнестины, обращенные к её отцу: «Я в мире никого больше не люблю, кроме тебя, и то, и то! уже не так!» Эрнестина старалась проводить как можно больше времени в Овстуге или заграницей, забирая с собой детей. Иногда она уезжала на полгода, иногда на больший срок. В это время общение ограничивалось перепиской. В 1854 г. стараясь наладить семейную жизнь Эрнестина писала Анне: «Я много думала о том, что ты говорила в одном из предыдущих писем по поводу того, как хорошо было бы для нас провести несколько лет за границей. Если бы я только была уверена, что получу разрешение увезти Дмитрия из России на два года. я не колебалась бы ни минуты и убедила бы твоего отца просить о таком месте, которое дало бы ему возможность провести за границей года два или три. В сущности, мне хотелось бы, чтоб это было не место, а, скорее, некое поручение, которое не влекло бы за собой никаких бесповоротных решений, ибо я менее всего думаю о том, чтобы покинуть Россию навсегда, но в силу тысячи разных причин ему необходимо порвать с некоторыми дурными привычками, возникшими в Петербурге, и я не вижу для этого иного средства, как удалить его оттуда – удалить на несколько лет. Если это осуществимо, я предпочла бы не возвращаться теперь в Россию, а, напротив, ждать твоего отца постарайся, чтобы друзья твоего отца добились для него места. Прошу тебя, пусть все останется между нами. «

Воссоединение Эрнестины и Теодора

Эрнестине выпало дважды стать участницей «любовных треугольников», созданных «излишней влюбчивостью» Теодора. И оба раза судьба оставляла рядом с Теодором Эрнестину. Конечно, нельзя утверждать, что здесь были какие-то явные причины, но в чём-то она была ближе ему, чем Элеонора и Денисьева:

  • Эрнестина, приехав в Россию, прекрасно освоила русский язык. Необходимости в этом не было: можно было вполне обойтись французским, но она хотела понимать поэзию Тютчева. Увлечение было серьёзным. В 1886 г., после смерти мужа, Эрнестина вместе с поэтом А.Н. Майковым (1821-1897) издала первое полное собрание сочинений Ф.И. Тютчева. Первая жена Элеонора русского языка совершенно не знала, а Денисьева интересовалась только стихотворениями, адресованными ей;
  • она на равных обсуждала с Теодором вопросы политики. Более того, участвовала в написании статей, принёсших ему известность в конце 1840-х гг. При этом она скромно оценивает не только своё участие, но и способность обожаемого супруга доводить дело до завершения. В январе 1850 г. она писала брату: «Тютчев ненавидит писать, он удовлетворяется тем, что, набросав нечто вроде перечня своих идей, он затем развивает их, диктуя мне. Я не устаю удивляться точности его выражений, возникающих в совершенно законченном виде, – кажется, будто он читает их в открытой книге. Ни задержки, ни колебания, ни единой запинки – это поток, который течет легко и свободно. Но если даже ему и присущ дар политика и литератора, то нет на свете человека, который был бы менее чем он, пригоден к тому, чтобы воспользоваться этим даром. Эта леность души и тела, эта неспособность подчинить себя каким бы то ни было правилам, ни с чем несравнимы. Его здоровье, его нервозность, быть может, порождают это постоянное состояние подавленности, из-за которого ему так трудно делать то, что другой делает, подчиняясь требованиям жизни и совершенно незаметно для себя. Это светский человек, оригинальный и обаятельный, но надо признаться, рождённый быть миллионером, чтобы иметь возможность заниматься политикой и литературой так, как это делает он, т.е. как дилетант».

После смерти Денисьевой отношения постепенно наладились, хотя к прежним уже не вернулись. Были у Теодора и новые влюбленности, но они уже не приводили к столь катастрофическим последствиям.

В январе 1873 г. здоровье Фёдора Ивановича резко ухудшилось. Все заботы о больном муже взяла на себя любящая Эрнестина. Разбитый параличом, чувствующий приближение конца, он написал жене:

Всё отнял у меня казнящий Бог:
Здоровье, силу воли, воздух, сон,
Одну тебя при мне оставил он,
Чтоб я ему ещё молиться мог.

Наверное, за такие вечные мгновения женщины, любившие Теодора, всё ему и прощали. Ранним утром 15 июля 1873 г. он умер. Карл Пфеффель, тот самый, который познакомил сестру с Теодором в далеком 1833 г., узнав о его смерти, написал Эрнестине: «Вы знаете, как я его любил и как им восхищался! . Наши сердца, так давно уже бьющиеся в унисон, понимают и слышат друг друга перед могилой вашего мужа, как понимали и слышали друг друга 40 лет тому назад, когда мы вместе подпали под обаяние только что потухшего чудесного ума».

Эрнестина пережила своего Теодора на 21 год и умерла в глубокой старости. А для нас она сохранилась молодой и прекрасной, как на портрете начала 1840-х гг. Урождённая баронесса фон Пфеффель, в первом замужестве баронесса фон Дёрнберг к этому времени стала Эрнестиной Тютчевой, утратив право на титул и обретя право на бессмертие в стихах любимого Теодора.

Стихи, адресованные Эрнестине Дёрнберг

«1 декабря 1837» – стихотворение связано со свиданием в Генуе, которое должно было стать последним.

Так здесь-то суждено нам было
Сказать последнее прости.
Прости всему, чем сердце жило,
Что, жизнь твою убив, её испепелило
В твоей измученной груди.

Прости. Чрез много, много лет
Ты будешь помнить с содроганьем
Сей край, сей брег с его полуденным сияньем,
Где вечный блеск и долгий цвет,
Где поздних, бледных роз дыханьем
Декабрьский воздух разогрет.

«Не знаю я, коснётся ль благодать» – Тютчев написал стихотворение в апреле 1851 г. и вложил в альбом-гербарий Эрнестины Тютчевой. Она обнаружила его в мае 1875 г., через два года после смерти поэта. Что послужило поводом к написанию стихотворения неизвестно. Но известно, что с лета 1850 г. Тютчев находился в «тайном браке» с Еленой Денисьевой.

Не знаю я, коснётся ль благодать
Моей души болезненно-греховной,
Удастся ль ей воскреснуть и восстать,
Пройдёт ли обморок духовный?

Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
Мне благодатью ты б была –
Ты, ты, моё земное провиденье.

Ощущение беспомощности, охватившее Тютчева из-за романа с Денисьевой, нашло выражение в стихотворениях «Не рассуждай, не хлопочи» и «Волна и дума».

«Она сидела на полу» – стихотворение написано не позднее апреля 1858 г.

«Всё отнял у меня казнящий бог» – Тютчев написал стихотворение во время предсмертной болезни в феврале 1873 г. Сохранился список стихотворения, сделанный рукой Д.Ф. Тютчевой с пометкой: «Маменьке». Маменька – Эрнестина Тютчева.

Всё отнял у меня казнящий бог:
Здоровье, силу воли, воздух, сон,
Одну тебя при мне оставил он,
Чтоб я ему ещё молиться мог.

Вот строки из письма к Эрнестине от 12 января 1866 г.: «Все впечатления извне доходят до меня, подобно звукам удаляющейся музыки. Хорошо или плохо, но я чувствую, что достаточно пожил – равно как чувствую, что в минуту моего ухода ты будешь единственной живой реальностью, с которой мне придётся распроститься».

Новое в блогах

  • Как вывести сюда мое сообщество?

Сообщество «Перекрёсток»

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФЁДОР ТЮТЧЕВ. «Я встретил вас. «.

Их глаза глядят со страниц романов, их смех звенит в строках стихов. Они вдохновляли поэтов и романистов. Их любили или ненавидели (такое тоже бывало!) до такой степени, что эту любовь или ненависть просто невозможно было удержать в сердце, ее непременно нужно было сделать общим достоянием. Благодаря им болезнь любви или ненависти заражала читателей. Их мало волновало, конечно,, чьи коварные очи презираемы Лермонтовым, кого ревнует Пушкин, чьими страстями упивается Достоевский, чьим первым поцелуем украдкой любуется Толстой, кого всю жизнь нежно обожает Тютчев и к чьим ногам слагают сердца герои Тургенева. Главное – глубина чувств, тайна, а не праздное любопытство!

Ну что ж, а мы – мы полюбопытствуем и заглянем в эту глубину, приподнимем покров этой тайны: любви или ненависти творцов к своим музам.

Наверное, нет человека, чей родной язык русский, который не знал бы имени Тютчева, не слышал бы его «Люблю грозу в начале мая», «Зима напрасно злится, прошла ее пора», «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется» и, конечно, хрестоматийного «Умом Россию не понять. » Но, может быть, не все знают, что больше двадцати лет своей жизни Тютчев провел в Германии, что именно здесь он сформировался как поэт, здесь были написаны многие его шедевры и что самый знаменитый, наверное, русский романс «Я встретил вас — и всё былое в отжившем сердце ожило. » посвящен немке.

Федор Иванович Тютчев (1803 -1873 )

Его лирика никого не оставляет равнодушным. Непревзойденный мастер поэтического слова, Федор Тютчев умел любить без остатка. Слово «измена» он не понимал и искренне удивлялся, отчего же нельзя любить двух – трех женщин сразу, если он без них не может жить? А 143 года назад случилась в его жизни встреча, которая дала жизнь бессмертному стихотворению:

Я встретил вас — и все былое

В отжившем сердце ожило;

Я вспомнил время золотое —

И сердцу стало так тепло.

Кто не знает эти тютчевские строки, заставляющие трепетать сердца? Они так же, как и пушкинские «Я помню чудное мгновенье…» – из глубины души, близки каждому. Эти стихи, возможно, и не появились бы никогда, если бы не та встреча, что случилась почти 90 лет назад.

…Федора Тютчева, выпускника Московского университета, в начале 1822 года зачислили на службу в Государственную коллегию иностранных дел. Он отправляется в Мюнхен, на должность сверхштатного чиновника русской дипломатической миссии в Баварии.

Читать еще:  Почему кастиэль говорит стихами

Именно здесь, за границей, начинается его личная жизнь, полная страстей и горестей, здесь он начнет создавать изумительные стихи, посвященные своим возлюбленным. Здесь повстречает первую любовь, впервые женится, переживет смерть первой жены, женится вторично, испытывая пылкие чувства.

Первой любовью Федора Тютчева была Амалия Лерхенфельд. Однажды в одном из самых утонченных и светских обществ он увидел девушку поразительной красоты.

И на холму, там, где, белея,

Руина замка вдаль глядит,

Стояла ты, младая фея,

На мшистый опершись гранит,

Ногой младенческой касаясь

Обломков груды вековой;

И солнце медлило, прощаясь

С холмом, и с замком, и с тобой.

И ветер тихий мимолетом

Твоей одеждою играл

И с диких яблонь цвет за цветом

На плечи юные свевал.

Младую фею, на которую одновременно загляделись Тютчев и закатное солнце, звали Амалия фон Лерхенфельд. Ее красота была и впрямь блистательной, но в то же время проницательный взгляд Федора Тютчева отметил, что этот блеск сопровождался легкой тенью некоей тайны. Ну что ж, недаром он назвал ее феей!

Она – побочная дочь прусского короля Фридриха Вильгельма III. Красавица поразила его своей образованностью и глубиной души, несмотря на то, что ей было всего-то 14 лет. Тютчев был околдован ею. Они обменялись часовыми цепочками – в знак вечной любви. Но родители юной красавицы подыскали ей другого жениха – сослуживца Тютчева барона Крюденера.

Тютчев посвятил ей несколько стихотворений, в том числе, «Я помню время золотое»,

Амалия фон Крюдерер

. У Элеоноры Петерсон, вдовы русского дипломата А.К. Петерсона, был скромный дом в Мюнхене на Каролиненплатц, как раз напротив здания русской миссии. На вечерах, даваемых этой миссией молодая, прелестная графиня — вдова в феврале 1826 года познакомилась с Федором Тютчевым, , прибывшим в баварское посольство сверхштатным помощником секретаря. Сближение происходило стремительно. Элеонора влюбилась в Тютчева сразу и беззаветно.

В марте 1826 года двадцатипятилетняя Элеонора Петерсон, тайно обвенчалась с 22-летним Федором Тютчевым . Ещё два года многие в Мюнхене, по свидетельству Генриха Гейне , не знали об этой свадьбе (юридический брак Федора Тютчева с Элеонорой Петерсон состоялся лишь 27 яннваря 1829года ). Таким образом, Тютчев породнился разом с двумя старыми аристократическими фамилиями Баварии (Ботмер и Ганштейн) и попал в целый сонм немцев-родственников.

Брак был счастливым. В лице Элеоноры Тютчев обрел любящую жену, преданного друга и неизменную опору в трудные минуты жизни. Федор Иванович спустя годы признавался: «Никогда человек не стал, бы столь любим другим человеком, сколь я любим ею, в течение одиннадцати лет не было ни одного дня в её жизни, когда, дабы упрочить мое счастье, она не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья, умереть за меня.»

Элеонора, графиня Ботмер (1800—1838), в первом браке Петерсон, близкий друг, любимая женщина, жена поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

Еще томлюсь тоской желаний,
Еще стремлюсь к тебе душой —
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой.
Твой милый образ, незабвенный,
Он передо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда.

Но. Несмотря на наличие жены поэт начал ухаживать за молодой вдовой Эрнестиной Пфеффель. Ей посвящены, по крайней мере, 8 его стихотворений. Элеонора подарила ему трех дочерей. Их безмятежное супружество длилось недолго. На балу молодой поэт встречает Эрнестину Пфеффель, одну из первых красавиц Мюнхена. Муж Эрнестины, умирая, поручил Тютчеву заботиться о молодой вдове. Поэт сполна исполнил его волю.
Эрнестине он посветил немало стихотворений, вот одно из них: “Люблю глаза твои, мой друг…”. Влюблённые встречались в окрестностях баварской столицы. Эта связь накаляла обстановку в семье Тютчевых.. Элеоноре донесли о тайных встречах мужа с Эрнестиной. В мае 1836 г. жена поэта попыталась свести счёты с жизнью . Женщина в порыве отчаяния схватилась за кинжал и нанесла себе несколько ранений в грудь. Бедняжку успели откачать доктора.

Этот любовный скандал чуть было не погубил карьеру молодого дипломата. Тютчева отправляют в Турин – от греха подальше. Он прощался навсегда со своей Эрнестиной. Но случилось иначе. Через два года Элеонора умерла. Поэт за ночь стал седым от горя. И даже через десять лет после ее кончины он писал в стихотворении, посвященном ей: «Еще томлюсь тоской желаний…» А через год после кончины обожаемой жены он обвенчался с Эрнестиной.

Баронесса Эрнестина Пфеффель (1810-1894), в первом браке баронесса Дернберг, вторая жена Тютчева

Люблю глаза твои, мой друг,
С игрой их пламенно-чудесной,
Когда их приподымешь вдруг
И, словно молнией небесной,
Окинешь бегло целый круг.

. Они обвенчались 17 июля 1839 в Берне . От первого брака у поэта уже было три дочери, которых Эрнестина фактически удочерила.

Эрнестина была богатой женщиной, и Тютчев не делал секрета из того, что живёт на её деньги. Она считалась красавицей; портрет её написал придворный живописец Штилер . Тем не менее в 1850-е годы Тютчев увлёкся Еленой Денисьевой и фактически создал с ней вторую семью. После гибели Денисьевой примирился с женой и умер у неё на руках. …Эрнестина Пфеффель (в первом браке Дёрнберг) и Елена Денисьева. Одна – жена, другая – любовница. Первая – зрелая женщина, а вторая – совсем юная. И обе ему были дороги настолько, что расстаться с каждой из них было равносильно смерти. Долгие годы страданий от острого чувства вины перед обеими. Немало любовной лирики он посвятил им обеим. Из этих стихов понятно: он любил каждую из женщин на пределе души. Эта жизнь на разрыв продолжалась долгих 14 лет. Нести и Леля – его радость и боль.

Елена Александровна Денисьева (1826-1864), последняя любовь поэта
Отринутая «обществом» и прошедшая через многие испытания Денисьева умерла рано.

Их тайные свидания начались в 1851-м. Отец Елены, узнав об этой постыдной связи, отрекся от нее. Для бедняжки закрылись двери всех приличных домов. У них вскоре родилась дочь. « Мне нечего скрываться и нет необходимости ни от кого прятаться: я более всего ему жена, чем бывшие его жены- ,писала она- и никто в мире никогда его так не любил и не ценил, как я его люблю и ценю, никогда никто его так не понимал, как я его понимаю…»

А что же Эрнестина? Она предпочитала делать вид, что ничего не ведает о тайной жизни супруга. Часто уезжала за границу, большую часть времени проводила с детьми в фамильном имении Тютчева в Овстуге, в то время как ее благоверный жил с Денисьевой в Москве и колесил с нею по Европе. У любовников родилось трое детей. Он боготворил ее, считая своей последней любовью, но и не мыслил своего существования без Эрнестины. Впрочем, их отношения с Эрнестиной в те годы сводились лишь к переписке.

О, как убийствеено мы любим,

Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Эти строки он писал о Елене. Она заболела чахоткой и скончалась, родив их младшенького – Федю. Тютчев себя винит в ее смерти, раскаяние не покидает. На годовщину ее смерти он напишет стих, где вновь вспоминает о своей любви к Денисьевой: “Сегодня, друг мой, 15 лет минуло…”
Дочь Леля прожила недолго, она, как и ее мать, тоже умерла от чахотки. На следующий день от этой же болезни скончался и их с Леной сын.

Третьего ребенка от Денисьевой воспитывала Эрнестина. А 62-летний Тютчев, пытаясь залечить душевную рану, завел роман с подругой покойной любовницы – Еленой Богдановой. О существовании еще одной гражданской жены поэта его родственники узнали лишь из завещания. Гортензию Лапп он привез за собой из Германии еще за три года до того, как встретил Денисьеву. Ей и их общим сыновьям Тютчев завещал свою генеральскую пенсию, которая по закону полагалась вдове – Эрнестине.

Вот что сегодня хотелось рассказать вам о возлюбленных поэта, которые стали его музами и вдохновили на создание замечательных стихов. Мы убедились, что любовная лирика отразила его личную жизнь, полную страстей, трагедий.

PS . . Тютчеву – 66 лет, а Амалии – 61. Федор Иванович – камергер двора, председатель комитета цензуры при Министерстве иностранных дел. Он приехал на лечение в Карлсбад. Среди отдыхавшей здесь русской и европейской знати он вдруг увидел и ее. И снова сердце затрепетало. Они вместе бродили по улицам Карлсбада, вспоминали их первую встречу на балу, мечтания, которым не суждено было сбыться. После одной из таких прогулок поэт записал стихотворение. Эти слова словно кто-то диктовал ему свыше: «Я встретил вас. »

А три года спустя он, разбитый параличом, тяжело умирал. Однажды, открыв глаза, вдруг увидел у своей постели свою Амалию. По его щеке медленно катилась слеза. В его руке лежала ее рука. Она тоже плакала.
«В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй», – диктовал он сиделке письмо дочери, рассказывая об этой встрече. Это было одно из последних писем. Между этими встречами пролегла целая жизнь. Амалия была его первой любовью, красивой, романтичной, но вряд ли самой сильной.
Амалия пережила Тютчева на 15 лет

.
Авторы : Елена Кораблёва и arieiro nl

Елена Денисьева: отдавшая жизнь за любовь Тютчева

Елене Денисьевой удалось покорить сердце Фёдора Тютчева. Они так и не поженились, но эта история любви сильно повлияла на жизнь обоих.

Институтка и дважды женатый поэт

Елена Александровна Денисьева происходила из старинного, но обедневшего дворянского рода. У неё рано умерла мать. Отец женился во второй раз, но отношения девушки с мачехой не сложились — ей пришлось переехать к тёте Анне Дмитриевне Денисьевой, старшей инспектрисе Смольного института. Она дала Лёле хорошее воспитание, окружила любовью и заботой, баловала красивыми вещами, а также начала выводить девушку в свет. В обществе Еленой любовались, ее считали остроумной. Мужчинам нравилось, что она полна энергии и весела.

Фёдор Тютчев познакомился с Лёлей во второй половине 1840-х годов. Она тогда училась в Смольном институте, воспитанницами которого были две старшие дочери поэта, по совместительству подруги Лёли. Возраст Тютчева приближался к 50-ти, а институтке было 24 года.

Тютчевым всегда восхищались женщины, и он отвечал им взаимностью. Его сердце могло принадлежать нескольким дамам одновременно. Первой своей жене, Элеоноре Петерсон, Тютчев пять лет изменял с Эрнестиной Дернберг. Узнав об этом, жена попыталась покончить с собой, но в итоге осталась с мужем. В 1838 году Тютчев был в Европе, и Элеонора отправилась к нему вместе с детьми на пароходе. В пути на судне произошел пожар. Спасая детей, женщина получила такое потрясение, что вскоре скончалась. Это поразило Тютчева, он поседел за одну ночь.

Но уже в 1839 году поэт женился на Эрнестине. А спустя несколько лет Тютчев встретил Денисьеву и влюбился в неё. Девушка ответила ему взаимностью.

Недостижимость идеалов

Сначала роман Фёдора Тютчева и Елены Денисьевой протекал тайно. Благодаря дружбе с дочерями поэта девушка могла посещать его дом, не навлекая на себя подозрений. В 1850 году Елена, Тютчев и его старшая дочь вместе посещали Валаамский монастырь. Никто не мог предположить, насколько далеко зашёл к тому времени роман институтки и поэта.

Всё открылось, когда Денисьева забеременела. В Смольном институте приближался выпускной, должны были начаться назначения в придворные. Когда об истории стало известно, Денисьеву перестали принимать в приличных домах, где раньше встречали с радостью, а о том, чтобы стать фрейлиной, больше не могло быть и речи. Её тетушку вместо повышения отправили на пенсию. Несмотря на это, она не бросила племянницу и продолжала её поддерживать. Чего нельзя сказать об отце Денисьевой: он отказался от Елены и проклял её.

В 1851 году Лёля родила от поэта дочь. Её назвали в честь матери, которая, кстати, настояла, чтобы ребенка записали под отцовской фамилией. Это не давало никаких прав, поскольку девочка родилась вне брака, но для самой Денисьевой это было важно.

Брак между возлюбленными был невозможен: Тютчев не хотел бросать семью. Между тем Елена настаивала на публичном признании поэта в его чувствах к ней, в частности, она требовала публикации посвященных ей стихов.

В 1860 году она родила сына Фёдора. Когда Тютчев попытался отговорить её рожать третьего ребенка, женщина в сердцах бросила в него бронзовую статуэтку. Если бы она не промахнулась, Тютчев мог бы серьезно пострадать или даже умереть. Позднее Денисьева раскаялась в этой вспышке гнева.

Конец романа и судьба детей

Постоянные волнения подорвали здоровье женщины, она заболела чахоткой. В 1864 году Денисьева родила третьего ребенка — Коленьку. Пару месяцев спустя, 4 августа 1864 года, Елена Денисьева скончалась. Поэт был безутешен.

Их роман продолжался 14 лет. Напоминанием о нем служит «Денисьевский цикл», который можно считать хроникой их любви.

Старшей дочери Тютчева и Денисьевой, Елене, передалась чахотка от матери. Быстрому развитию болезни способствовал стресс, испытанный девочкой от новости об истинной природе отношений ее родителей. Елена скончалась в мае 1865 года. На следующий день от чахотки умер и Коленька.

Средний сын Фёдор стал офицером, писателем и журналистом. Он участвовал в Первой мировой войне и умер в 56 лет от полученных ран. Похоронен рядом с матерью.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector