3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какое счастье быть счастливым стихи панкратова-черного

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Анимированные картинки (16)
  • Библиотека (51)
  • Весна (13)
  • Видео (306)
  • Все для дневника (80)
  • Все для комментов (27)
  • Вязание крючком (9)
  • Вязание на спицах (11)
  • Гадания ,гороскоп,тест (49)
  • Города,замки и т,д, и т п (74)
  • Дизайн дневников (12)
  • Для школьников и студентов (2)
  • Ж З Л (46)
  • Женщина (142)
  • Живопись (524)
  • Животные,птицы,бабочки и т.д. (243)
  • Здоровье (113)
  • Зима (33)
  • Игры (2)
  • Интересно (466)
  • Искусство (76)
  • История (11)
  • Клипарт. Картинки.Картинки в ПНГ (23)
  • Кнопка-плеер (1)
  • Кнопки переходов (7)
  • Куклы (14)
  • Легенды,мифы,притчи,сказки и т. д. (128)
  • Лето (10)
  • Музыка (897)
  • Осень (87)
  • Открытки (19)
  • Плэйкаст (3)
  • Позитив (245)
  • Полезные советы (34)
  • Праздники,дни рождения и памятные даты (61)
  • Природа (188)
  • Прически (2)
  • Психология (136)
  • Разделители (9)
  • Рамки для видео (22)
  • Рамочки с картинкой (127)
  • Рамочки текстовые без картинки (66)
  • Релакс (8)
  • Религия,храмы ,иконы,молитвы и т д (23)
  • Рецепты (143)
  • Рукоделие (2)
  • Садоводство (47)
  • Стекло ,фарфор,керамика и др. (123)
  • Стихи,проза (1715)
  • Творчество (53)
  • УРОКИ (39)
  • УЧЕБНИК ПО H T M L (2)
  • Фильмы ,Мультики (46)
  • Флэшка (13)
  • Фон,обои на рабочий стол (3)
  • Фото (283)
  • Фото ( ELMED) (52)
  • Цветы (220)
  • Чай,кофе и др напитки (41)
  • Эзотерика (18)
  • Юмор (168)

Музыка

  • Все (30)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Какое счастье быть счастливым

****
Какое счастье быть счастливым И говорить люблю.

И знать, что есть приливы и отливы. И это не мешает кораблю.

«Я – ископаемое»

Бурятию посетил советский и российский актер театра и кино, кинорежиссер, народный артист и, наконец, поэт Александр Панкратов-Черный. Остроумный, смешливый, легкий, он открылся нам совсем с другой стороны.

О чем мечтает Панкратов-Черный, кем были его друзья, почему его стихи изъял КГБ и что он думает о бурятках – в интервью «Номер один».

– Александр Васильевич, Вы – популярный актер не только советского периода, но и современности…

– И я этому очень рад, во-первых, из-за мамы. Она не хотела, чтобы я был артистом. Мечтала, чтобы я был военным человеком, ведь все ее братья и остальные предки были военными – казаками, офицерами царской армии. А я пошел в артисты, но все-таки не разочаровал маму. И, кстати, она была бы сейчас счастлива больше всего не тем, что я стал артистом, а тем, что я не бросил писать стихи. Храм Христа Спасителя в Москве открывался моими словами.

Господи, дай же нам волю,
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птицах, парящих высоко.
Господи, дай же нам волю!

– Ваша мама была глубоко верующим человеком. Вы считаете себя таким же?

– Я не глубоко верующий человек, потому как я очень много грешил. А дедушка, бабушка, мама – это были воистину верующие люди.

Я думаю, меня Господь прощает, потому что последняя книга моих стихов «Хочу сказать», которую составила Марина Тарковская, была удостоена премии имени Ксении Блаженной (святой покровитель Санкт-Петербурга. – Прим. авт.). Значит, я делаю что-то хорошее.

– Почему большая часть Ваших ролей именно комедийного плана?

– Жить в нашей стране тяжело. Я снимаюсь в комедиях, чтобы скрасить жизнь россиян.

– Давно Вы пишете стихи?

– Я пишу стихи с детства. Но так случилось, что в 1967 году КГБ арестовал мои стихи и взял с меня подписку, что я больше не буду писать их и распространять. Я согласился на это и дал подписку, потому что боялся за маму. Ведь в сталинские времена вся моя семья была репрессирована. В 1927 году дедушку сослали из Петербурга на Алтай, где позже я родился и вырос.

Мне пришлось согласиться. Тогда только самые близкие друзья знали, что я продолжаю писать стихи. Но я их не распространял и не печатал. Несколько лет писал в стол.

– Вы – лауреат многих премий, в том числе премии имени Франца Кафки. Как удалось покорить сердца французов?

– Меня это тоже очень удивило. Во французском альманахе напечатали цикл моих стихов. И вдруг я получил премию Франца Кафки. Я удивился. Я хорошо знаю его творчество, он не имел никакого отношения к поэзии.

Это мне напомнило нестандартное мышление нашего популярного режиссера Романа Виктюка. Когда он познакомился с первой книгой моих стихов, устроил мне телепередачу и познакомил меня с телезрителями как поэта. Виктюк привез меня на ВДНХ в музей, где находятся скелеты динозавров, мамонтов. За руку меня вел через скелеты и разговаривал со мной о поэзии. Я был в шоке. Съемка закончилась, я спрашиваю, почему все-таки мы здесь, где вокруг динозавры и кости. Он ответил: «Санечка, у тебя вся книга пронизана любовью к России. Она об отечестве. Поэтому ты – ископаемое. Сейчас таких поэтов нет, ты пишешь о самоотверженности, любви к Родине».

Я и вправду пишу об отечестве. Плачу, грущу, страдаю.

Ах, Россия моя, Россия,
Непонятная никому,
Солнцу радуйся в небе синем,
Не проваливайся во тьму.

– На экране и сцене Вы в большей степени комик. Какой Вы в жизни?

– Да, меня все воспринимают как комедийного артиста. На самом деле я часто грущу. По натуре, скорее, печальный человек.

– Кого еще из знаменитых людей Вы можете назвать своим другом?

– Я дружил с известным реставратором Саввой Ямщиковым. Вообще, у меня было много талантливых друзей, я пережил их всех. Высоцкого, Даля, Борю Хмельницкого. Бориса по возрасту я уже догнал, мне тоже 67 лет. Это тот возраст, когда он умер. Толя Солоницын умер в 53 года. Высоцкий – молодой… Олег Даль – в 41.

– Если вернуться в настоящее, скажите, как Вы оказались на кинофестивале в Бурятии?

– Меня пригласили. Я хочу сказать спасибо Александру Михайловичу (Голкову. – Прим. авт.). Наверное, он помнит наш первый приезд. Это было много лет назад, когда он еще не был мэром, и я не знаю, кем он вообще был. Тогда мы в Бурятии произвели фурор. Это было еще при Советской власти, при коммунистах. Был я, Боря Хмельницкий, Бисер Киров, Наташа Фатеева. Мы приехали большим коллективом артистов. Залы ломились, когда мы выступали в Улан-Удэ. Это было что-то прекрасное. И тогда был мой хороший друг Арья Дашиев (известный бурятский кинорежиссер. – Прим. авт.). Я считаю его своим старшим братом, царствие ему небесное… Это было первое путешествие в Бурятию. А потом я приехал еще раз, потом еще раз. Последний раз мы были здесь с Ниночкой Усатовой.

– Бурятии удалось Вас поразить?

– Несомненно. Меня впечатлило гостеприимство, теплота, доброта. Мы поняли, что мы братья.

Я приезжаю в Бурятию, и просто восхищаюсь. Сколько красавиц! Одна красивая бурятка стоит десяти Софи Лорен. Это национальное переплетение, это 350-летняя дружба народов. Я не помню, чтобы здесь были какие-то национальные розни. Это потрясающе. И какая-то близость человеческая. Вот мы сели за стол – буддист и христианин, поклонились друг другу, и почувствовали друг друга. Это тепло так согревает!

– Знакомы ли Вы с произведениями бурятского кинематографа?

– Я видел только фильмы своего друга Арьи Дашиева. Но это было много лет назад. Тогда не было бурятского кино. Были лишь вкрапинки бурятского колорита в советский кинематограф.

Из современных работ пока не видел ни одного фильма, где была бы этническая природа края, родины, национальности, земли. Да, в фильмах действие происходит на территории Бурятии. Снимаются бурятские актеры, работает бурятский режиссер. Но конкретно о республике, об истории этой великой, загадочной страны ничего нет… Национального кино в Бурятии я не видел.

Читать еще:  Стихи когда нибудь

– Вы сказали «страны»?

– Бурятия – это «ять», это край России. Особый дремучий край, тайный, загадочный. Его никто не разгадал. А фольклор Бурятии разгадать нужно.

Это история буддизма, это невероятная близость с христианством, с православием. Почему староверы с екатерининских времен сюда пришли? Это не случайно. Они понимали, что буряты примут христиан. Я часто говорю о том, что Святослав Рерих нашел следы Христа в Тибете. Потому что Христос со своими исповедями и канонами пришел в Иерусалим из буддизма. Он очень много взял и принес туда.

– В Бурятии прошел первый кинофестиваль. Как Вы думаете, что это событие значит для нашей республики?

– Это величайшее событие! Я посмотрел клипы (трейлеры. – Прим. авт.) к фильмам. Сколько молодых, энергичных, талантливых людей! Но, к сожалению, профессионально необразованных, не владеющих профессиями. Один из клипов мне понравился: там режиссер, он же автор сценария, понимает, чем занимается. Ребята чувствуют и понимают, что такое кино, изображение. В других клипах было много подражаний… Но это все молодежь, пока они приобретают навыки и многое другое.

Национальный бурятский кинематограф еще очень далек до возрождения. Здесь должен появиться грамотный художник, знающий и понимающий историю, фольклор, бурятский этнос.

– Но ведь многие жители Бурятии – творческие люди…

– Бурятский народ очень музыкальный, очень трогательный, очень страстный.

– А Вы довольны своей творческой судьбой?

– Я недоволен своей творческой судьбой в кино, в поэзии – доволен. Поэзия – это мое личное. Я писал как пишу. Мне никто это не запретит. Поэзия – это кровь. Это чувства, мысли.

– Мы наслышаны, что Вы любитель сыграть в казино?

– Что поделать… Люблю я это дело. Я играл во всех казино мира, в том числе Монако и Лас-Вегасе. В Белоруссию иногда езжу поиграть.

– О чем Вы мечтаете?

– Незадолго до кончины моего покойного друга Олега Даля мы с ним выступали в Доме ученых в Москве. Там его одна журналистка спросила, о чем он мечтает. Олег долго молчал, а потом ответил: «Милая девушка, я давно ни о чем не мечтаю. Устал. Потому что нам, артистам, хочется, чтобы зрители, ради которых мы живем, знали, что мы мечтаем. Но когда мы зрителям открываем свои мечты, их убивают. Нам остается одно: не мечтать – значит умирать». Буквально через месяц Олег умер.

Я долго думал над этим. Я вспоминаю Олега Даля и думаю: да, он прав. Я уже ни о чем не мечтаю. Потому что, если я сейчас начну о чем-то мечтать, я покончу с собой. Все, о чем я мечтал, я не сумел осуществить. Мне не дали. А я бы мог. Сколько я сценариев подавал на реализацию, их запрещали. А бесконечно подчиняться и гнуться творческий человек не может. Мы идем на компромисс только ради того, чтобы существовать, чтобы выжить.

– Вы о бюрократических препонах?

– Самое страшное, что чиновничий мир, любая государственная система лишь в редчайшем случае совпадает с твоими желаниями и мыслями. Это редкость. Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело – они реализовали свои идеи только потому, что им везло. Княжеская и государственная система тогда совпадала с тем, что они предлагали. Они были выше этих чиновников, но и чиновники были умны. Они подчинялись тому, чего хотел художник.

Сейчас мир настолько перевернулся, что любой сидящий в чиновничьем аппарате считает, что он умнее любого художника. И на предложение художника он легко может сказать, являясь безграмотным созданием, что это не годится. Чтобы выжить, художник подчиняется.

Наверное, чтобы прикасаться к искусству, нужно уходить в затворничество. Никого не слушать, быть монахом. И писать, как Бог тебе подскажет. Но мне уже поздно уходить в монахи, нужно это делать смолоду (смеется).

– Считаете ли Вы себя счастливым человеком?

– Что делает Вас счастливым?

– Отвечу своими стихами.

Какое счастье – быть счастливым,
Смотреть в глаза и говорить: «Люблю».
И знать, что есть отливы и приливы,
Что не мешают кораблю.
Какое счастье – быть счастливым!

Эльвира Долговых, «Номер один».
(с использованием материалов радио «Буряад FM»)

Какое счастье быть счастливым стихи панкратова-черного

Сообщение от Василиса:
но я сама решаю, когда и кому это настроение портить.

Это Ваше право и Ваша беда.

Сообщение от Василиса:
По-вашему, счастливый человек — это что-то вроде идиота, которого можно оскорблять, а он радуется? Это не мой вариант)))

Притча ответит на вопрос.

Гаутама Будда проходил мимо одной деревни, в ней жили противники буддистов. Жители выскочили из домов, окружили его и начали оскорблять. Ученики Будды начали сердиться и уже готовы были дать отпор, но присутствие Учителя действовало успокаивающе.

А то, что он сказал, привело в замешательство и жителей деревни и учеников. Он повернулся к ученикам и сказал:

— Вы разочаровали меня. Эти люди делают свое дело. Они разгневаны. Им кажется, что я враг их религии, их моральных ценностей. Эти люди оскорбляют меня, это естественно. Но почему вы сердитесь? Почему у вас такая реакция? Вы позволили манипулировать вами. Вы зависите от них. Разве вы не свободны? Люди из деревни не ожидали такой реакции. Они были озадачены.

В наступившей тишине Будда обратился к ним: — Вы все сказали? Если вы не все сказали, у вас еще будет возможность высказать мне все, что вы думаете, когда мы будем возвращаться. Люди из деревни сказали:

Но мы оскорбляли тебя, почему ты не сердишься на нас?

— Вы свободные люди, и то, что вы сделали ваше право. Я на это не реагирую. Я тоже свободный человек. Ничто не может заставить меня реагировать, и никто не может влиять на меня и манипулировать мною. Мои поступки вытекают из моего внутреннего состояния.

И я хотел бы задать вам вопрос, который касается вас. В предыдущей деревне люди встречали меня, приветствовали, они принесли с собой цветы, фрукты, сладости. Я сказал им: «Спасибо, мы уже позавтракали. Заберите эти фрукты и сладости с моим благословением себе. Мы не можем нести их с собой, мы не носим с собой пищу». А теперь я спрашиваю вас:

Что они должны сделать с тем, что я не принял и вернул им назад?

Один человек из толпы сказал:
— Должно быть, они раздали фрукты и сладости своим детям, своим семьям.

— Что же будете делать вы со своими оскорблениями и проклятиями? Я не принимаю их и возвращаю вам. Если я могу отвергнуть те фрукты и сладости они должны забрать их обратно. Что можете вы сделать? Я отвергаю ваши оскорбления, так что и вы уносите свой груз по домам и делайте с ним всё, что хотите.

Александр Панкратов-Чёрный и его стихи (2 фото + 4 видео)

Стихи Панкратов-Чёрный начал писать ещё в детстве. Будучи студентом Горьковского театрального училища, Александр посвятил однокурснице, которую любил, стихотворение: Любовь моя! Вселенная ума И чувств моих космическая бездна. Мне тайны открывают свет и тьма, А таинство любви мне неизвестно… Я думаю, я чувствую, иду… И знаю наперед, что путь не вечен… Но вместе с Ней не страшно быть в аду, А без Неё и рай бесчеловечен… Стихотворение потрясло девушку до глубины души, и они стали жить вместе. Позже, правда, расстались. От этого брака осталась дочь Светлана. Более полноценно свои поэтические способности Панкратов-Чёрный начал реализовывать в девяностые годы. В фильме «Трам-тарарам, или Бухты-барахты» (1993) прозвучала песня «Кружится» на его стихи (музыку писал Евгений Крылатов). Исполнял песню Михаил Линк. Прикреплённый видеоролик — весь фильм, но закладка стоит именно на песне.

Читать еще:  Стих спокойной ночи парню который нравится

2021-06-30T03:51:46+03:00

Стихи Панкратов-Чёрный начал писать ещё в детстве.

Будучи студентом Горьковского театрального училища, Александр посвятил однокурснице, которую любил, стихотворение:

Любовь моя! Вселенная ума
И чувств моих космическая бездна.
Мне тайны открывают свет и тьма,
А таинство любви мне неизвестно…

Я думаю, я чувствую, иду…
И знаю наперед, что путь не вечен…
Но вместе с Ней не страшно быть в аду,
А без Неё и рай бесчеловечен…

Стихотворение потрясло девушку до глубины души, и они стали жить вместе. Позже, правда, расстались. От этого брака осталась дочь Светлана.

Более полноценно свои поэтические способности Панкратов-Чёрный начал реализовывать в девяностые годы. В фильме «Трам-тарарам, или Бухты-барахты» (1993) прозвучала песня «Кружится» на его стихи (музыку писал Евгений Крылатов). Исполнял песню Михаил Линк. Прикреплённый видеоролик — весь фильм, но закладка стоит именно на песне.

А в 1996 году вышла первая книга Александра — поэтический сборник «Шаги к стихам», который он посвятил своей маме и сыну Володе. Своей маме, по словам актёра, он посвящал и все другие свои книги. К сожалению, до этого мама не дожила.

2021-06-30T03:51:46+03:00

В сентябре 1997 года в Москве открывали Храм Христа Спасителя. На церемонии открытия прозвучала песня-молитва «Господи, дай же мне волю» в исполнении Иосифа Кобзона и церковного хора. Музыка была Луизы Хмельницкой (сестры Бориса Хмельницкого), а автор стихов — Александр Панкратов-Чёрный. За эту песню он получил Орден Князя Владимира. Саму песню я не нашёл, поэтому прикрепляю видео, в котором Александр читает со сцены это стихотворение. Вещь действительно хорошая.

2021-06-30T03:51:46+03:00

В сентябре 1997 года в Москве открывали Храм Христа Спасителя. На церемонии открытия прозвучала песня-молитва «Господи, дай же мне волю» в исполнении Иосифа Кобзона и церковного хора. Музыка была Луизы Хмельницкой (сестры Бориса Хмельницкого), а автор стихов — Александр Панкратов-Чёрный. За эту песню он получил Орден Князя Владимира.

Саму песню я не нашёл, поэтому прикрепляю видео, в котором Александр читает со сцены это стихотворение. Вещь действительно хорошая.

Вторая книга Панкратова-Чёрного, «Хочу сказать» (составленная, кстати, Мариной Тарковской — дочерью поэта Арсения Тарковского), удостоилась книжной премии «Петрополь». Александр также лауреат литературных премий имени Пушкина и имени Кафки. На вопрос, откуда появляется поэзия, актёр отвечал: Стихи просто приходят… Думаю, что они, как и музыка, от Бога. Я никогда не печатаю на компьютере, пишу от руки. Буквы появились на бумаге, строчка появилась, и пошли-пошли стихи… Мама, милая, дорогая… Как печально мне без тебя… И погода у нас такая Снегом кружится и, слепя, Видеть улицу и дорогу Не позволит ни в ночь, ни в день. Ветер ставнями бьет тревогу – В дом, как в колокол, как в мишень, В душу гонит тоску по каплям… Грусть слезами готова течь, И мерещится месяц саблей, Будто звездная в небе сечь. И в ночи не хватает свечек, Чтобы тени ушли к углам… От простуды укрыться нечем – Не хватает душе тепла… Вот погода у нас какая, Мама, милая, дорогая… Позавчера Александру Панкратову-Чёрному исполнилось 72 года. Он до сих пор полон творческой энергии, снимается в кино и продолжает писать! На страничке актёра в Instagram можно увидеть, как он читает свои новые стихи, написанные несколько дней назад! https://www.instagram.com/pankratovcherny_official/

2021-06-30T03:51:46+03:00

Вторая книга Панкратова-Чёрного, «Хочу сказать» (составленная, кстати, Мариной Тарковской — дочерью поэта Арсения Тарковского), удостоилась книжной премии «Петрополь».

Александр также лауреат литературных премий имени Пушкина и имени Кафки.

На вопрос, откуда появляется поэзия, актёр отвечал:

Стихи просто приходят… Думаю, что они, как и музыка, от Бога. Я никогда не печатаю на компьютере, пишу от руки. Буквы появились на бумаге, строчка появилась, и пошли-пошли стихи…

Мама, милая, дорогая…
Как печально мне без тебя…
И погода у нас такая
Снегом кружится и, слепя,

Видеть улицу и дорогу
Не позволит ни в ночь, ни в день.
Ветер ставнями бьет тревогу –
В дом, как в колокол, как в мишень,

В душу гонит тоску по каплям…
Грусть слезами готова течь,
И мерещится месяц саблей,
Будто звездная в небе сечь.

И в ночи не хватает свечек,
Чтобы тени ушли к углам…
От простуды укрыться нечем –
Не хватает душе тепла…

Вот погода у нас какая,
Мама, милая, дорогая…

Позавчера Александру Панкратову-Чёрному исполнилось 72 года. Он до сих пор полон творческой энергии, снимается в кино и продолжает писать! На страничке актёра в Instagram можно увидеть, как он читает свои новые стихи, написанные несколько дней назад!

Господи! Дай же мне волю!

Народный артист России Александр Васильевич Панкратов-Черный знаменит не только ролями в театре и кино (читайте нашу статью на ЕлицыМедиа “Поэт – христианин”). Александр Васильевич пишет замечательные стихи о Родине, душе, любви. Любимый всеми артист – лауреат нескольких литературных премий. Чем живёт душа поэта?

Господи! Дай же мне волю!
Рощу с березовым соком,
Песню с печалью и болью
О птице, парящей высоко,
О маме, дождавшейся сына,
О сестрах,
встречающих брата —
А не о вдовах,
застывших у тына,
Убитых бессмертьем солдата…

Господи! Дай же мне волю!
Солнце, горящее в синем,
Звезды на черном с луною,
Но не войны над Россией,
Но не стрельбы надо мною…
Дети, смотрящие в небо,
Пусть удивляются птицам,
Запаху свежего хлеба
И улыбнувшимся лицам…
Господи! Дай же мне волю.

Фото: Андрей Феткулин

Половину жизни прожил –
Оглянулся, подытожил –
Ужаснулся – из всего
Не осталось ничего,
Что берётся и несётся
B день грядущий из того,
Где полжизни остаётся,
Неизвестно для кого.

Фото: Андрей Феткулин

Мама, милая, дорогая…
Как печально мне без тебя…-
И погода у нас такая
Снегом кружится и, слепя,
Видеть улицу и дорогу
Не позволит ни в ночь, ни в день.
Ветер ставнями бьет тревогу –
В дом, как в колокол, как в мишень,
В душу гонит тоску по каплям… –
Грусть слезами готова течь,
И мерещится месяц саблей,
Будто звездная в небе сечь.
И в ночи не хватает свечек,
Чтобы тени ушли к углам…
От простуды укрыться нечем –
Не хватает душе тепла…
Вот погода у нас какая,
Мама, милая, дорогая…

Фото: Андрей Феткулин

Родина, ах, моя Родина! –
Берег реки вдалеке,
Красная кровью смородина
Капелькой на руке…
Крик одиночества в осени…
И журавли… журавли…
С берега хочется броситься, –
С самого края земли…
Реки окажутся – речками,
Церкви – покажутся свечками,
И, умирая уже,
Самое-самое вечное –
Родина, болью в душе…

Фото: Андрей Феткулин

В телевизоре отражается
Мое маленькое окно,
Отражением искажается
Все, что улицей мне дано.
И дома за окном перекошены,
И машины, как пауки,
Вот старушка в пальто поношенном,
С тонкой тросточкой, без руки.
Желтый мячик ей в ноги катится,
Словно солнышко с небес,
Но старушка, крестясь, вдруг пятится,
Будто это из ада бес…
А у стенки в стеклянной лужице
Отражаются купола
Золотые… На фоне ужаса…
Молчаливые, без тепла.
Видно, колокол где-то прячется,
В колокольню засунув звон…
Ах! Узнать бы, когда обозначится
Тонкой линией горизонт – синий-синий
Моей России.

Фото: сайт “Фотоконкурс”

Я никогда дышать не перестану –
Мне Богом жить и жить разрешено,
Мне надо утром выходить к туману,
Мне надо настежь открывать окно,
Мне надо солнце встретить на восходе,
А на заходе надо проводить…
И раствориться капелькой в природе,
И сердцем боль таких же капель пить, Любить.

Читать еще:  Анализ стиха она была прекрасна как мечта

ПАНКРАТОВ-ЧЕРНЫЙ – АКТЕР И ПОЭТ

Неожиданным, но желанным гостем для ереванских театралов стал народный артист России Александр Панкратов-Черный. Его творческий вечер «Какое счастье – быть счастливым, смотреть в глаза и говорить – «люблю» прошел на днях на сцене Государственного театра музкомедии им. Пароняна. На протяжении трех часов знаменитый артист рассказывал зрителям о своем творческом пути, жизни, делился воспоминаниями о коллегах, интересных людях, с которыми ему приходилось встречаться. Но больше читал стихи – свои стихотворения.

Панкратов-Черный не только артист театра и кино, режиссер, но и поэт, обладатель литературных премий «Петрополь», имени Пушкина, имени Кафки и Ксении Блаженной, член Союза писателей России.

ПИСАТЬ ОН СТАЛ ЕЩЕ В ДЕТСТВЕ. В ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ публиковался в журналах «Волга», «Юность», позже – в «Советской культуре», «Комсомольской правде». А вот первый сборник его вышел лишь в 1996 году. Этому есть свое объяснение: еще будучи студентом, Александр Васильевич как-то прочитал одно из своих стихотворений, посвященное поэту Павлу Когану, которое сочли за антисоветчину. Дело дошло до КГБ, где с будущего артиста взяли расписку о том, что он больше не будет писать, а тем более читать свои стихотворения. Но это не помешало ему продолжать писать, правда, тайком…

Не так давно его молитва «Господи, дай же мне волю» была утверждена Синодом Российской Православной Церкви для церемонии открытия Храма Христа Спасителя и исполнена Иосифом Кобзоном. Его произведения печатались в США, Франции, в журнале, выпускаемом Лондонским королевским обществом, главным редактором которого является сама королева Елизавета II .

— У меня, — говорит Панкратов-Черный, — с детства были две страсти: стихи и кино. Когда я увлекся стихами, дед мне все время говорил: «Лучше учись пахать и сеять. Забудь про стишки». А моя бабушка – она была итальянкой – приехала из Италии в Мариинский театр и так и осталась в России, потому что дед ее охмурил – прожила сто лет и постоянно со мной возилась: рассказывала сказки, библейские притчи, пела народные песни, учила слушать птичек, присматриваться к природе. Наверное, все это меня вдохновляло на стихи. Но мама хотела, чтобы я стал военным, потому что в ее роду все были военными. Четыре поколения служили в личной охране царей. А я мечтал делать кино.

За плечами артиста большой список фильмографии. Но мы упомянем несколько картин, в которых он снимался и которые принесли ему славу и снискали большую любовь миллионов зрителей: «Мы из джаза», «Зимний вечер в Гаграх», «Ширли-Мырли», «Бабник», «Где находится нофелет?», «Забытая мелодия для флейты», «Мастер и Маргарита», «Палата N6″…

Армянский зритель должен помнить Панкратова-Черного еще и по картине «Белая кость», которая была снята на «Арменфильме» в 1988 году режиссерами Рубеном Геворкянцем и Георгием Кеворковым. Это пародия на милицейский детектив, своеобразный советский «Агент 007», а главный герой, которого играл Панкратов Черный, – отважный капитан Грант был настоящий Джеймс Бонд.

НЕЗАМЫСЛОВАТЫЙ СЮЖЕТ ФИЛЬМА НАЧИНАЕТСЯ С ТОГО, ЧТО В КОТЛЕТЕ, предложенной в одной из общественных столовых, обнаруживают милицейский погон. Этот непонятный казус и заставляет полковника КГБ (его играет Леонард Саркисов) секретно заслать на мясокомбинат – в это змеиное гнездо расхитителей социалистической собственности – своего любимого ученика Гранта, чтобы прояснить ситуацию. С воспоминаний о съемках этого фильма и началась встреча с артистом — почетным гражданином Армении.

— Прошло 25 лет, — говорит Александр Васильевич, — и я снова в Ереване. С удовольствием хожу по улицам и вспоминаю свое то давнее путешествие в вашу республику. Тогда моим экскурсоводом по Еревану был художник картины «Белая кость» Феликс Егиазарян. Он мне показал почти все, и с тех пор я называю Ереван городом, вырезанным из камня.

Роль милиционера-армянина Гранта Данеляна, которую я сыграл, можно сравнить с героями Коза Ностры. Фильм легкий, веселый. Авторы картины думали его продолжить. Но, к сожалению, наступили тяжелые времена, распался Советский Союз, и идея с продолжением фильма так и повисла в воздухе.

Помню, в те годы я жил в гостинице «Ширак». Время было нелегкое. Карабахские события были в разгаре. В одну из ночей я проснулся от неожиданного сильного гула, доносящегося с улицы. Как выяснилось потом – это вводили в город войска. У меня появилось чувство тревоги, предчувствие чего-то недоброго. А утром я видел, как на улицах, оцепленных солдатами с оружием в руках, молодые девушки вставляли в ствол автоматов красные гвоздики, а пожилые женщины кормили их, принося из дому еду. Тогда я посвятил этим событиям одно из своих стихотворений.

Вскоре съемки закончились, я попрощался с Ереваном. А приехав домой и включив телевизор, узнал о страшном землетрясении… Сразу же связался по телефону с Геворкянцем и попросил перечислить мой гонорар за фильм «Белая кость» в фонд пострадавших. Наверное, я был первым россиянином, кто это сделал. А спустя время меня наградили званием почетного гражданина Армении. С тех пор иногда меня называют Панкратяном, и очень часто, где бы я ни был, армяне, даже незнакомые, посылают мне бутылку коньяка.

Однажды артист был на Мадагаскаре и вместе с небольшой делегацией зашел в ресторан, где на столике установили маленький российский флажок. К посетителям подошел директор ресторана и через переводчика спросил у Панкратова-Черного: «Вы из русской страны? Она граничит с моей страной? Арменией?» После объяснений хозяин сказал: «Вы знаете, я там ни разу не был. Мои родители беженцы. А я родился здесь. У меня есть армянский коньяк, и я хочу вручить его вам от имени своей страны в качестве сувенира»…

В ОКРУЖЕНИИ У ПАНКРАТОВА-ЧЕРНОГО НЕМАЛО НАШИХ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ, среди которых Армен Джигарханян. По словам артиста, они дружат давно. И так получилось в жизни, что они поочередно ложились в одну и ту же палату в Институте кардиологии. А к ним еще присоединялся Георгий Данелия.

— Я среди них самый молодой сердечник, — говорит артист. — Но уже перенес четвертый микроинфаркт. Слава Богу, выкарабкался. Когда я подарил Армену Борисовичу свой первый сборник «Шаги к стихам», он целую неделю молчал, а потом сказал: «Мальчик мой, ты взрослеешь». Для меня эти слова очень дороги. Так же, как и лестное предисловие к этой книге, написанное сестрой Арсения Тарковского — Мариной, работающей в издательстве Патриархии Всея Руси.

Во время встречи с ереванскими зрителями артист рассказал много интересных историй, некоторые были отмечены мистикой.

— Как-то в Ялте мы с Игорем Тальковым за ресторанным столиком увидели Павла Глобу. Он подошел к нам и предрек, что мы оба погибнем в один и тот же день, в один и тот же час. С тех пор прошло три года. И вот случилось так, что по дороге из Гагр в Дагомыс я попал в автокатастрофу. Проломил голову, сломал ребра – чудом остался жив. А потом узнал, что ровно в это же время, когда произошла авария, Тальков был застрелен. Меня спас Ангел-хранитель…

Сейчас артист снимается в кино, играет в антрепризных спектаклях, занимается благотворительностью. Он возглавляет фонд «Наше поколение», занимающийся спортивным развитием и социальной защитой детей-инвалидов, курирует детские дома. Бывал он и в Афганистане, Чечне, где навещал и поддерживал раненых молодых ребят.

Прощаясь со зрителем, Панкратов-Черный обещал вернуться в Ереван в ближайшее время с антрепризным спектаклем.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector