0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда умрет последний ветеран стих

Когда умрет последний ветеран

Рейтинг работы: 122
Количество отзывов: 12
Количество сообщений: 15
Количество просмотров: 1748
Добавили в избранное: 2
© 03.09.2011г. Светлана Янтарина
Свидетельство о публикации: izba-2011-406407

  • ««
  • «
  • 273
  • 274
  • 275
  • 276
  • 277
  • 278
  • 279
  • 280
  • 281
  • »
  • »»

Светлана Титова 10.02.2015 19:35:47
Отзыв: положительный
Светик, стихо сильное. А какое великолепное фото ты на страничке выставила. БРАВО. УМНИЦА.

Спасибо, Света! Я с этим плакатом хожу на митинги.

Да, именно так, как врагов России.
Никакой иронии в моем стихе нет. Все правдиво. Или не помните Указа Путина»через 5 лет обеспечить всех ветеранов
отдельными квартирами, когда все вымрут? Опять будете защищать?

Светлана, уважаемая, Вы не хотите читать, что я пишу, тогда давайте прекратим диалог. Я же Вас спросил, а чем предыдущие обеспечили?
Так Вы даже этого не знаете? Так вот, по Указу Сталина из всех больших городов собрали ветеранов с орденами, калек, которые просили на костылях и тележках, и свезли на Валаам, Вы просто не можете представить себе этот ужас.До сих пор там слышны их, брошенных, крики.Как это страшно.Нет человека — нет проблемы.
А вот у нас ещё 20 дали квартиры.
А Вы знаете, что такое Мясной Бор. Это у нас рядом. Я, как член нашего отряда «Сокол», тоже туда неоднократно ходил.Но Вам, полагаю, это неинтересно. Красный туман — опасная штука. Как у Арахны.

Я прекрасно знаю историю острова Ваалам, не открывайте мне Америк, только вспомните, когда это было и сколько лет прошло с тех пор. Двадцать два года у власти партия воров и жуликов ЕДРО, покупающая и строящая дворцы и не способная обеспечить простым жильем семьи. это при бешеном выкачивании недр и продажи за границу в огромных кол-вах продуктов энергетики. Вы думаете, я наивная девочка и не знаю, какие экономические и финансовые преступления совершаются в Росси и кем? Что Вы переводите стрелки времени, не отвечаете по теме мне и тычете в события, имевшие место сразу после войны, когда страна была разрушена и обескровлена, когда хлеб выдавался по карточкам и люди жили в развалинах. После войны прошло 68 лет, страна восстановилась и набирала темпы развития, зато теперь при жидовском правлении она стремительно катится вниз, просто уничтожается. В России вымирает 1млн. населения в год. За 20 лет 20млн. Это равносильно жертвам в войну.Вы ничего не хотите сказать по этому поводу? можно все говорить, когда с того света нет ответа. Ишь, правдолюбец! Во время, которое вы так любите критиковать, были свои свидетели и судьи. Сегодня мы с вами свидетели своего времени и давайте говорить о сегодняшнем дне, а не о вчерашнем.

Хм, т.е. я буду считать, что в предыдущем я Вас убедил, не так ли? Тему закончить можно подводя итог.
И Ещё раз повторюсь об уроках истории. Ибо многое повторяется. Мы же помним «спираль Гегеля».
Давайте о сегодняшнем, не возражаю.Хотя какое отношение это имеет к стихам?
И потом, Вы употребили слово критика, я против. Мы с Вами просто приводим факты и обсуждаем. ВЫ же, как-то по-женски взрываетесь и пытаетесь оскорбить. Это нехорошо.Это пахнет ямой, расстрелом, стенкой, но не обсуждением.Т.е. вы мою маму свидетелем не считаете, так она ещё жива, к Вашему сведению.
Ладно, из уважения к женскому полу и Вашей страничке.
Давайте по очереди. Какая страна досталась Путину? Помним? После извинения Ельцина и его ухода, номинального, ведь Дьяченко была ещё там, — ужас. Правда тому тоже от Горбачёва не подарок свалился.
Есть предложение, если так интересно моё мнение, обменяться почтами, а то дискуссия здесь превращается в тему не имеющую отношения к данному сайту, а?

Читать еще:  Стихи за что я люблю свою родину

Николай БЕСЕДИН. НЕ РВИСЬ ДУША В ЗАОБЛАЧНУЮ ВЫСЬ… Стихи

Николай БЕСЕДИН

НЕ РВИСЬ ДУША В ЗАОБЛАЧНУЮ ВЫСЬ…

ПОСЛЕДНИЙ ВЕТЕРАН

Когда умрёт последний ветеран,

Не от войны, а от душевных ран,

От горькой мысли, бьющей наповал:

Не за такую жизнь я воевал.

И не за тех, кто предал ту страну,

Которую я защищал в войну,

Не за богатства кучки подлецов,

А за надежды дедов и отцов,

Что с каждым годом будет лучше жизнь

Для всех людей – пускай не коммунизм.

Он приходил туда, где шли бои,

И забывал про раны все свои.

Он снова шёл в атаку в полный рост,

Чтоб захватить тот проклятущий мост.

А после пил за павших и живых,

Как и тогда в окопе пил за них.

Он в комнатке ютился на втором,

Ходил во двор, дружил с дворовым псом.

А где-то сын и дочь вполне себе

Неплохо жили, радуясь судьбе.

Порой пиджак он старый надевал,

Сидел у дома и родимых ждал.

И гладил пса, медалями звеня:

– Такая жизнь. Видать, не до меня.

Ему вручали в юбилей медаль,

Пятьсот рублей и в сахаре миндаль.

И обещали в дом переселить,

Где будет он совсем отдельно жить.

…Когда везли солдата на погост,

Лишь дворник провожал его. И пёс.

В РОЖДЕСТВО

Серое небо глубины укрыло,

Таинство звёзд растворилось в тиши.

Но пробивается вестью стокрылой

Слово молитвы спасённой души.

Пламя обнимет свечу и утешит,

Сладко щекочет кадильника дым.

Вот я стою – Твой паломник и грешник

Перед взыскующим ликом Твоим.

В мире ли что-то, во мне ль изменилось,

Лица светлеют, поют голоса:

«Господи! Даруй просящему милость.

Боже, помилуй нас!» – молят глаза.

Хор отзывается: «…ныне и присно…».

Праздничным светом наполнился храм.

Дева невестная ликом пречистым

Словно склоняется к светлым сердцам.

В яслях младенец под Божьим покровом,

Чуду дивясь, преклонились волхвы.

И над былым уже властвует Слово –

Читать еще:  Мохнатый шмель чьи стихи

Весть о спасительной силе Любви.

Хор возглашает: «Радуйся, Дева!

Радуйся рая отверзтым вратам!».

Властно над мраком бетонного чрева

Звездой Вифлеемской светится храм.

Стрекочет сорока, стрекочет шалунья.

– Не надо мне правды, сорока-вещунья.

Давно уже сердце устало от века,

Который ко лжи приручил человека.

Не надо, вертунья, о верности вечной,

Уж лучше о праздности жизни беспечной.

Забудь о любви и о гордости, птаха,

Пропой мне о зле и владычестве страха.

И может быть скажет твоё стрекотанье,

Что нам безразличны чужие страданья,

Что мы позабыли про честь и про славу,

Что мы разменяли на шмотки Державу.

Ты спросишь, сорока, а что же осталось? –

Тревога за наших детей и усталость.

В жестокости века ещё остаётся

Надежда на то, что Победа вернётся.

Победа над ложью, над страхом посконным,

Победа над тягостным рабством духовным.

…С утра возле дома сорока стрекочет,

Как будто поведать о чём-то мне хочет.

Язычество ушло. Но русская душа

Хранит его в неведомых глубинах.

И верой православною дыша,

Вдруг загрустит о временах былинных.

И станут ей понятны языки

Лесов осенних в золотом убранстве,

И жалобы мелеющей реки,

Ночного одиночества пространства.

Ей так по-человечески близка

Надежда слиться с грозовым порывом,

И журавлей протяжная тоска,

И тихая мольба заросшей нивы.

Язычество ушло, но мы, как встарь,

Не верим в явь, а верим в то, что снится.

И заклинает бойкий пономарь,

Какому нынче идолу молиться.

У нас отняли мужество славян,

Их гордую и праведную силу,

Оставив веру в корысть и обман

И роковую преданность могилам.

На перепутье русская судьба

Между Перуном и Христом распятым,

Как старая крестьянская изба

На перепутье меж селом и градом.

Кто разрешит наш вековой вопрос?

Из нынешнего русского бессилья

Кто выведет: Перун или Христос

В безвременье заблудшую Россию?

Я встану перед Образом, молясь,

И преломлю ломоть ржаного хлеба,

И вдруг пойму, как обретает связь

Мой грешный разум с милосердным небом.

Если я возвращусь в то село,

Где военное детство прошло,

Будет всё незнакомо и ново.

Если путь пройдя в тысячи вёрст,

Я приду на забытый погост,

Крест найду ли из жерди сосновой.

Сибула будет так же скользить

По камням, и к Июсу спешить,

Но увижу ль черёмухи кипень?

В дом зайду, что у моста, как гость,

И Лукьяновна, как повелось,

Угостит меня чаркою сбитня.

Спросит, как мне живётся в Москве,

Видно добре, коль верить молве.

Там в богатстве любой басурманин.

Может ты порыбачить решил?

Так у нас тут всё больше ерши.

Ну и хариус там, где Подкамень.

Я по улице главной пойду

И наш дом в три окна не найду.

Новый там в шесть украшенных светит.

Комель кедра лежит у ворот,

Так похожий зарубом на тот,

Где колол я дрова семилетний.

Читать еще:  Когда я называю по привычке стихи

Будет грустно и всё же светло,

Что стоит, как и прежде, село,

Не сдаваясь ни бедам, ни веку,

В поборимой таёжной глуши,

Как победная песня души,

Как поклон до земли человеку.

ПОСЁЛОК

Мне сказали: – В посёлке никто не живёт.

Двери настежь, и в окнах ни стёкол, ни света.

Я приехал в предзимье. Поблёскивал лёд

На немеряных лужах, как времени мета.

По квартирам пустующим ветер бродил.

И играл проводами, и трогал игрушки.

Человек здесь по-своему счастливо жил,

Молодые рабочие, дети, старушки…

Было сумрачно-грустно и зябко в домах,

И шаги отзывались назойливо-гулко,

И как будто бы кто-то таился в углах,

И от шёпота стен становилось мне жутко.

Постепенно я стал голоса различать,

Но похожие больше на скорбное пенье.

Где-то рядом ребёнок звал жалобно мать,

И будильник звенел, будто звал к пробужденью.

Тени плавно скользили, сливаясь о в одну,

Уходя головой, где бетон был расколот,

Погружаясь с каким-то восторгом во тьму.

Вдруг всё это затмил омерзительный хохот.

Я пустился бежать. Я не мог им помочь –

Этим мёртвым домам, этим теням печальным.

Я не мог разорвать их могильную ночь

Ни спасительной вестью, ни звоном пасхальным.

Я бежал. Я боялся свихнуться с ума

От безжизненных мрачных картин постоянства.

Мне казалось, что мёртвые эти дома

Никогда не отпустят в живое пространство.

Не рвись душа в заоблачную высь,

Там холод жжёт непостижимых истин,

Там облетают вечности, как листья

С могучих древ, где звёзды родились.

Там Млечный путь – лишь тропка для Отца,

Идущего по замети Вселенной,

Там только Он один лишь неизменный

Меняет мир велением Творца.

Останься там, где пахнет резедой

Елань на солнцепёке возле рощи,

Где речка звёзды бережно полощет

И дол окутал благостный покой.

Останься там, где старая изба

И бережёт чуть слышный голос мамы,

И где оборвалась её судьба.

Останься в светлой озими полей,

Во всём, что я зову родимым краем.

И скажет Бог: – Я всё тебе прощаю

За верность к малой родине твоей.

Комментарии

Стихотворение «Последний ветеран».
Не могу подобрать слов. Казалось бы, простые у автора слова, описывающие горькую реальность (лучше бы её не было!).
Последние две строчки: «. Когда везли солдата на погост — лишь дворник провожал его. И пёс.»
Я даже обратила внимание на знаки препинания — после «дворника» точка. «И пёс» — это второй сопровождающий.
Автор, Вы замечательны! Спасибо. Будьте счастливы и удачи! Мария.

Редакция предупреждает, что далеко не всегда и во всём согласна и созвучна в публикациях наших авторов. Но, доверяя и авторам и читателям нашим, предполагаем в них наличие здравого смысла и умения самим разобраться в том, что им нужно, а что — чуждо. Доводим также до сведения, что возрастной ценз наших читателей ограничен 18+.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector