1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кому посвятил симонов стих жди меня

Константин Симонов- Валентина Серова История любви

Автор – Анатолий БЕЗНОЩЕНКО

Валентина Васильевна Серова была необыкновенной актрисой и ослепительной женщиной. В нее влюблялись все, поддавшись выразительной красоте и удивительной женственности, которые сводили с ума и простых зрителей, и известных государственных деятелей, и знаменитых поэтов. Но ее реальная жизнь была совсем другой, не такой как у экранных героинь. Она совсем не умела ждать, хотя стихотворение К. Симонова «Жди меня» было написано специально для нее. Знаменитый поэт и писатель пытался прежде всего убедить себя в том, во что он хотел верить с присущим ему упрямством.
«Жди меня» — одно из самых известных лирических стихотворений ХХ века. Константин Симонов, выдающийся советский поэт, посвятил его своей жене – актрисе Валентине Серовой. Знаменитые строки стали далеко не единственными, в которых Симонов рассказывал о сложном и страстном романе со звездой советского кино и театра. Вот еще о ней:
Этот город весь как твой большой портрет,
С суеверьем, с несчастливой ворожбой,
С переменчивой погодою чуть свет,
По ночам, как ты, с короной золотой.
Или это:
Будь хоть бедой в моей судьбе,
Но кто б нас ни судил,
Я сам пожизненно к тебе
Себя приговорил.

Валентина Васильевна Половикова ( правильнее – Половык) родилась в 1917 году на Украине. Но по другой версии, на два года позже – она впоследствии приписала себе два года, чтобы поступить в театр. Ее матерью была актриса Клавдия Половикова. Так, что не стоит удивляться, что девочка с детства заболела сценой. Начала она с роли мальчика – подростка. Но вскоре стало ясно: Валино амплуа – вовсе не травести. В пятнадцать лет это была уже абсолютно сформировавшаяся красавица с женственной фигурой. Внешность ее не напоминала о спортсменках – комсомолках: то была настоящая женская красота, «актуальная» для всех эпох.
В первый – краткий и неудачный брак с коллегой по профессии Валентина вступила в возрасте шестнадцати лет. Второе замужество закончилось трагедией. Муж актрисы Анатолий Серов, легендарный советский летчик, разбился11 мая 1939 года во время испытательного полета. Близкие друзья говорили: более страстного и счастливого романа себе представить было невозможно – над ее домом пилот следом от самолета выводил в небе слова «Валя» и «Люблю»… В сентябре 1939 – го вдова родила мальчика, которого назвала Анатолием в честь отца.
В том же году на сцене театра «Ленком» шла постановка пьесы Горького «Зыковы». Серова играла в ней Павлу. В какой – то момент актриса стала обращать внимание на чернявого молодого человека, который на каждом спектакле сидел в первом ряду и практически буравил ее темными горящими глазами.
Молодого человека звали Константин Симонов. Он был из тех, кого именуют баловнями эпохи: к двадцати четырем годам уже окончил Литературный институт, опубликовал несколько заметных стихов в известных журналах и стал членом такой влиятельной в советское время организации, как Союз писателей. Кроме того, молодой литератор обладал еще и журналистским талантом.
Нельзя сказать, что Симонов был что называется, героем романа актрисы. Может быть, сердце Валентины все еще принадлежало покойному мужу. Но она никогда не была в состоянии противостоять мужскому напору. Однажды, когда Симонов встретил артистку у выхода из театра с огромным букетом цветов, она растаяла от его страстного и преданного взгляда. И сунула Константину записку с номером своего телефона.
В актрису Валентину Серову Симонов влюбился в 41-м — за полгода до войны. Это чувство было настолько сильным, что ушел из семьи, несмотря на тои, что там был маленький сын. Он ревновал и ненавидел соперников, был нежен и пылок с возлюбленной…
Стихи, посвященные Серовой, сделали его по-настоящему знаменитым.

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души.
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
Серова, не будучи уверена в собственных чувствах, пыталась отговорить его от этого решения. Но какое там…

РОМАН ВСЮ СТРАНУ

С начала 1940 — х годов Константин Симонов посвятил своей любимой много прекрасных стихотворений, в том числе, конечно, и «Жди меня». В годы войны вышел целый сборник «С тобой и без тебя». Люди зачитывались любовной лирикой. А советские критики недовольно отмечали: героиня, которой посвящены строки, — обаятельная, красивая, но какая – то вероломная и ненадежная. Таким ли стоит рисовать образ советской женщины?
Но от стихов исходила такая страсть, такой восторг, что не нравиться они не могли. Антипатичный и одновременно обаятельный образ, отмеченный критиками, был «списан» с личности Вали Серовой.
… в Смоленске в одиноком не разбомбленном доме работал телефон. Константин Симонов попросил дать Москву. Телефонистка ответила: «Сейчас». Он ждал минут пятнадцать. Наконец услышал: «Москва. Москва! Говорит Смоленск. Дайте 3 -6 -0 8 4» Потом длинный звонок — и знакомый голос произносит: «Алло», потом грохот и голос телефонистки: «Я вас разъединила. В Смоленске воздушная тревога». Симонов звонил в Москву Валентине Серовой. Лучшие симоновские военные стихи войдут в цикл «С тобой и без тебя» с посвящением ей. Там будет и стихотворение, где первой строчкой —

Твой голос поймал я в Смоленске,
Но мне, как всегда не везло.
Из тысячи слов твоих женских
Услышал я только: алло!
В стихотворении «Дожди», написанном в 1942 году в Крыму вновь есть строки, адресованные любимой:
Не укорить и не обидеть,
А, ржавый стебель теребя,
Я просто видеть, видеть, видеть
Хотел тебя, тебя, тебя,
Без ссор, без глупой канители,
Что вспомнить стыдно и смешно.
А бомбы не спеша летели,
Как на замедленном кино.

Когда он с жизнью расставался,
Кругом него был воздух пуст
И образ нежный не касался
Губами холодевших уст.

И если даже с тайной силой
Вдали, в предчувствии, в тоске
Она в тот миг шептала: «Милый», —
На скорбном женском языке,

Он не увидел это слово
На милых дрогнувших губах,
Все было дымно и багрово
В последний миг в его глазах.
Я навсегда возьму с собою
Звук слов твоих, вкус губ твоих.
Пускай не лгут. На поле боя
Ничто мне не напомнит их.

Пока Константин пропадал в командировках – он служил военным корреспондентом, — Серова крутила романы с поклонниками: отбоя от них у нее не было. А Симонов, ставший к тому моменту гражданским мужем актрисы, все ей прощал.
Правда, и у поэта был очень серьезный грех перед Валентиной. У него с самого начала не сложились отношения с пасынком Толей. Мальчик обладал нелегким, бунтарским характером. Отчим – взрослый человек, которому следовало бы делать шаги навстречу, — никаких усилий к сближению с сыном жены не прилагал. По настоянию Симонова ребенка отправили в интернат, несмотря на то, что родственники его покойного отца изъявили желание взять мальчика на воспитание. Валентина и тут не смогла проявить волю.
На войну пришелся пик расцвета этой любви и поэзии Симонова. И … новый роман Серовой. А ведь за личной жизнью красавицы – актрисы и талантливого поэта наблюдал лично Сталин. Он понимал: их роман – витрина советского образа жизни. Паре дали роскошную квартиру на улице Горького. К их загородному дому «прилагался» бассейн. И тут безрассудная Валентина выкинула очередной фортель.
В 1942 году она в составе фронтовой бригады артистов выступила в одном из госпиталей перед раненым Константином Рокоссовским. И опять влюбилась! Да и будущий маршал совсем потерял голову от красавицы! Вскоре он переехал в ее квартиру на улицу Горького.
Сталину сильно не понравилось, что актриса стала в открытую сожительствовать с высокопоставленным военным. Который, к тому же, долго не получал вестей от законной жены и дочери из оккупированного Киева.
При встрече С Рокоссовским Сталин как бы невзначай спросил его:
— Как вы думаете, чья жена актриса Серова?
— Поэта Симонова, отчеканил до смерти перепуганный военачальник.
— Вот и я так думаю, — многозначительно протянул «вождь народов».
Семью будущего маршала быстренько нашли. Рокоссовского в срочном порядке вернули в семью. А Серова продолжала свою жизнь с Симоновым, который, как обычно, все ей простил. Так распался треугольник, который в народе называли ССР (Симонов – Серова – Рокоссовский).

Именно в это время актриса согласилась зарегистрировать свои отношения с поэтом. В награду за послушание Сталин сделал пару выездной. Теперь супруги вместе ездили в Европу.
Валентина – человек слабый и подверженный влиянию страстей – кроме всего прочего, некомфортно себя чувствовала под сталинским колпаком. К концу войны она стала изрядно зависеть от алкоголя. И вся ее дальнейшая жизнь была подвержена депрессии, из которой она так и не смогла выйти….
Супруги все больше ссорились из – за этого. Симонову опять пришлось терпеть. Несмотря на это, в 1950 году родился их единственный общий ребенок – дочь Мария.
Серова оказалась не в состоянии следить за собственными детьми. Машу воспитывала ее мать Клавдия – женщина чрезвычайно жесткая и суровая. Она была против общения Валентины с дочерью. Толик тем временем превратился в малолетнего преступника и алкоголика. С компанией нетрезвых приятелей он ограбил чужую дачу. И сел в тюрьму. Симонов – к тому моменту первый литератор СССР, редактор журнала «Новый мир» — ничего не сделал, чтобы помочь нелюбимому пасынку…
Серова же скатывалась все ниже. Звезде фильмов «Девушка с характером», «Сердца четырех», «Жди меня» ролей больше не предлагали. Теперь она жила одна. Из квартиры продала все, кроме массивной мебели, которую трудно было вывезти. Симонов нашел свое счастье с другой женщиной. В новой семье появилась на свет еще одна дочь.
В 1975 году от алкоголизма умер Анатолий Серов. Мать ушла в очередной запой: оказалась не в состоянии прийти на его похороны. В декабре того же года некогда прекрасную Валентину нашли мертвой в собственной квартире. Она лежала ничком. Лицо покрывали синяки и ссадины. Уголовное дело из – за убийства законченной алкоголички заводить не стали.
Симонов на похороны не пришел. Но прислал с товарищем букет из 58 роз. Он не хотел вспоминать о жизни с актрисой – слишком непростой она оказалась. И уничтожил много совместных фото и своих писем к ней.
Я не могу писать тебе стихов
Ни той, что ты была, ни той, что стала.
И, очевидно, этих горьких слов
Обоим нам давно уж не хватало.
За все добро — спасибо! Не считал
По мелочам, покуда были вместе,
Ни сколько взял его, ни сколько дал,
Хоть вряд ли задолжал тебе по чести.
А все то зло, что на меня, как груз,
Навалено твоей рукою было,
Оно мое! Я сам с ним разберусь,
Мне жизнь недаром шкуру им дубила.
Упреки поздно на ветер бросать,
Не бойся разговоров до рассвета.
Я просто разлюбил тебя. И это
Мне не дает стихов тебе писать.

Читать еще:  Когда зажигаются звезды стих

1954
Незадолго до кончины он, просматривая архив Серовой, сказал дочери Маше: “. То, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни. и самым большим горем”.
И как завет всем нам приходят строки бессмертных стихов:
Мы можем пережить большое горе,
Мы можем задыхаться от тоски,
Тонуть и выплывать. Но в этом море
Всегда должны остаться островки.

Кому посвятил симонов стих жди меня

Стихотворение «Жди меня» давно стало легендарным. Есть несколько версий его создания, но мы расскажем о той, которой придерживался сам автор. В июле 1941 года Константин Симонов приехал в Москву после своей первой командировки на фронт. Он своими глазами увидел все ужасы первого разгрома советских войск, полную растерянность от внезапного наступления фашистов и нашу неготовность к предстоящей войне. В Москве он должен был пробыть два дня — ожидая, пока его переведут из газеты «Известия» в газету «Красная звезда». Друг отца, писатель Лев Кассиль, предложил пожить у него на даче в Переделкино. И вот там, 28 июля 1941 года, и было написано стихотворение «Жди меня».

Оно посвящено — и в этом нет никаких сомнений — актрисе Валентине Васильевне Серовой. Со временем стихотворение становилось все популярнее, и о том, что его адресат — конкретная женщина, перестали вспоминать. Более того, когда любовь прошла и отец разошелся с Серовой, особого желания сохранять верность этому посвящению у него не было. Поэтому в разных изданиях текст появляется то с посвящением Серовой, то без него.

Кстати, стихотворение было опубликовано не сразу. Давид Ортенберг, главный редактор газеты «Красная звезда», оказался совершенно не провидцем. Он был очень хорошим редактором, но со стихотворной сферой не сложилось. Ортенберг сказал, что «Жди меня» — очень интимное стихотворение и печатать он его не будет. В итоге отец два раза прочитал текст по радио, но опубликовали его гораздо позже. Спустя полгода после того, как было написано, 14 января 1942 года, стихотворение появилось на третьей полосе в газете «Правда» и сразу обрело невероятную популярность.

В 2015 году мы, дети Константина Симонова, обратились с проектом установки памятника отцу в Переделкино — том самом месте, где было написано «Жди меня».

Стихотворение «Жди меня» давно стало легендарным. Есть несколько версий его создания, но мы расскажем о той, которой придерживался сам автор. В июле 1941 года Константин Симонов приехал в Москву после своей первой командировки на фронт. Он своими глазами увидел все ужасы первого разгрома советских войск, полную растерянность от внезапного наступления фашистов и нашу неготовность к предстоящей войне. В Москве он должен был пробыть два дня — ожидая, пока его переведут из газеты «Известия» в газету «Красная звезда». Друг отца, писатель Лев Кассиль, предложил пожить у него на даче в Переделкино. И вот там, 28 июля 1941 года, и было написано стихотворение «Жди меня».

Оно посвящено — и в этом нет никаких сомнений — актрисе Валентине Васильевне Серовой. Со временем стихотворение становилось все популярнее, и о том, что его адресат — конкретная женщина, перестали вспоминать. Более того, когда любовь прошла и отец разошелся с Серовой, особого желания сохранять верность этому посвящению у него не было. Поэтому в разных изданиях текст появляется то с посвящением Серовой, то без него.

Кстати, стихотворение было опубликовано не сразу. Давид Ортенберг, главный редактор газеты «Красная звезда», оказался совершенно не провидцем. Он был очень хорошим редактором, но со стихотворной сферой не сложилось. Ортенберг сказал, что «Жди меня» — очень интимное стихотворение и печатать он его не будет. В итоге отец два раза прочитал текст по радио, но опубликовали его гораздо позже. Спустя полгода после того, как было написано, 14 января 1942 года, стихотворение появилось на третьей полосе в газете «Правда» и сразу обрело невероятную популярность.

В 2015 году мы, дети Константина Симонова, обратились с проектом установки памятника отцу в Переделкино — том самом месте, где было написано «Жди меня».

«Жди меня»: история самого любимого военного стихотворения

На войне нельзя оставаться без надежды на хорошее, без веры в жизнь и в победу. А оставаться без любви — все равно что сразу сдаться в плен врагу. Стихотворение-посвящение, стихотворение-легенда «Жди меня» стало родным для каждого солдата Великой Отечественной. Каждый раз, когда его переписывали от руки, оно словно перерождалось — бойцы вкладывали в него свою любовь, свои смыслы, свою боль и надежду.

Изображение: Wikipedia . Post of the Soviet Union; scanned and processed by Nickpo — Отсканировано самостоятельно. Personal collection, Общественное достояние

В феврале 1942 года в газете «Правда» появилось стихотворение Симонова «Жди меня». Поэт нашёл простые слова, которые каждый солдат мог считать своими: это была просьба к жене, к невесте, к любимой, к той, что ждёт дома и вглядывается тревожными ночами в темноту. Слова шли от сердца, и вырезанное из газеты стихотворение многие хранили в кармане гимнастерки.

Великая Отечественная война дала новое направление его творчеству. Стихи Константина Симонова были особенно любимы в народе в эти грозные годы: их знали на фронте и в тылу, их читали по радио и на театральных подмостках, их пели, печатали в газетах. (Из учебника «Литература», 7 класс, часть вторая под ред. Б. А. Ланина).

Легендарное письмо-стихотворение поэт посвятил любимой женщине — советской актрисе Валентине Серовой. Симонов познакомился с Серовой почти перед самой войной, в то время она уже потеряла мужа — прославленного летчика-испытателя, героя гражданской войны в Испании Анатолия Серова. Валентина стала для Симонова настоящей музой, он посвятил ей немало прекрасных строк. Самое известное стихотворение, которое поэт написал для Валентины Серовой — и об этом, пожалуй, знают все — «Жди меня».

Поэт ушел на фронт еще в 41-м — он был военным корреспондентом. Вспоминая о своей любимой, он решает написать письмо в стихах. Потом его будут переписывать от руки солдаты всей страны, чтобы вложить в заветный конверт и отправить возлюбленной. Стихотворение-легенда вошло в сборник «С тобой и без тебя». В военные годы достать его было почти невозможно.

Наверное, не зря поначалу «Жди меня» восприняли неоднозначно: Лев Кассиль, например, считал, что с его публикацией спешить пока не стоит. Да и вообще, не слишком ли интимные строки поэт хочет обнародовать и включить в сборник стихов? Редактор «Красной звезды» Давид Ортенберг сказал:

«Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата. ».

«Я считал, что эти стихи — мое личное дело. Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и, когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке, мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение „Жди меня“, которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека»

Константин Симонов В сборнике, изданном во время войны, стихотворение сопровождалось словами: «Валентине Васильевне Серовой». Но потом, спустя годы, когда актриса и поэт завершат свою историю любви, Симонов сократит строки посвящения. Будет написано просто: «В. С.». Сам он говорил, что о любви к Валентине все уже сказано в стихах.

И действительно, для миллионов читателей по всей стране эти строки были родными — независимо от того, кому были посвящены. Просто каждому они были по-своему близки. Их перечитывали, переписывали, заучивали наизусть, читали возлюбленным в парках — они стали уже чем-то большим, чем просто посвящение одной конкретной женщине.

Сын Константина Симонова, писатель и режиссер Алексей Симонов, в интервью порталу Культура.рф рассказал:

«Со временем стихотворение становилось все популярнее, и о том, что его адресат — конкретная женщина, перестали вспоминать. Более того, когда любовь прошла и отец разошелся с Серовой, особого желания сохранять верность этому посвящению у него не было. Поэтому в разных изданиях текст появляется то с посвящением Серовой, то без него».

«С той поры, когда 26-летний поэт напечатал в январе 1942 года в „Правде“ стихотворение „Жди меня“, его имя прочно врезалось в память читателей, с той поры оно стало словно бы неотделимо от самой войны, и все, что он после этого создавал, встречалось с самым пристальным вниманием, с неиссякаемым интересом».

Кому посвятил симонов стих жди меня

«С судьбою необыкновенной
родился стих в аду военном,
надежду в тяжкий час даря
тем, кто умел любить и верить,
сносить страданья и потери.
И в души он запал не зря…

Стих-заклинание, молитва
о возвращении из битвы
стал — в переводе на иврит
с его напевностью библейской –
прекрасной и любимой песней,
которая в сердца стучит.

В страну, где есть Стена молитвы,
земля которой — поле битвы
за право жить, а не страдать,
был тяжким путь тогда и длинным.
Здесь эта песня стала гимном
всех тех, кто так умеет ждать.

Европа — континент погостов
для жертв из бездны Холокоста
в те, сатанинские года.
И на Земле Обетованной,
об этом помня непрестанно,
сказали: «Больше — никогда!»

Рано утром в день начала Шестидневной войны командующий 38-й танковой дивизией Ариэль Шарон позвонил своей жене Лили и попросил её спеть что-нибудь на дорогу. В трубке он услышал: «Жди меня, и я вернусь, только очень жди…» на иврите.

Как же самое известное стихотворение Великой Отечественной войны Советского Союза стало в переводе на иврит гимном «Ат хаки ли» Еврейской бригады в подмандатной Палестине?

Одно из лучших стихотворений Константина Симонова «Жди меня» посвящено актрисе Валентине Серовой, будущей жене поэта. Роман Симонова с Серовой стал впервые за всю новейшую историю Советского Союза достоянием всей страны.

Симонов был фронтовым корреспондентом «Красной звезды». «Жди меня» написано в августе 1941 года на чужой даче в Переделкино и адресовано конкретной, земной, но такой далёкой тогда от поэта женщине. Стихотворение вырезали, перепечатывали и переписывали, пересылали с фронта домой и из тыла на фронт. А после опубликования в январе 1942-го в «Правде» стихотворения «Жди меня» их любовь стала использоваться пропагандистской машиной государства в своих целях. И небезуспешно. Так, историки Великой Отечественной причисляют появление стихотворения «Жди меня» и одноимённого фильма с Валентиной Серовой в главной роли к достижениям, повлиявшим на исход войны.

Но феномен стихотворения выходит за рамки поэзии. Оно — как заклинание судьбы, в котором предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек сильнее войны. Если любят, если верят…

Было несколько попыток сочинить песню на эти стихи. Одним из первых это сделал Матвей Блантер. Но ни одна из этих песен не стала популярной. О причинах этого зашла речь в мае 1998 года в программе Александра Любимова «Взгляд», посвященной Дню Победы. Гостем программы был Алексей Симонов, кинорежиссер, литератор, журналист и правозащитник, сын Константина Симонова и Евгении Ласкиной, литературного редактора, родной сестры киносценариста, поэта, прозаика, драматурга, автора юмористических рассказов и интермедий Бориса Ласкина.

Читать еще:  Когда девушка пишет стихи

Алексей Симонов сказал, что на это стихотворение было написано не менее 25 мелодий, но ни одна не прижилась, не была адекватной стихам. Поэтому стихотворение отца так и не стало песней.

Но вскоре на эту передачу откликнулся Илья Войтовецкий, который утверждал, что такая песня существует, и её поёт целый народ, целая страна Израиль. Он рассказал трогательную и удивительную историю израильской песни «Ат хаки ли», что переводится как «Жди меня». Герой его рассказа родился в Вене в августе 1921 года. Звали его тогда Соломон Дойчер.

После аншлюса Австрии Гитлером в 1938 году небольшой группе еврейских парней и девушек удалось на маленьком судёнышке отплыть от Вены, спуститься по Дунаю в Чёрное море, оттуда через проливы и Мраморное море пройти в Средиземное море и причалить к берегу подмандатной Палестины. Среди этих ребят был 17-летний Соломон Дойчер. Юноша решил, что он обязан на время забыть языки своего детства немецкий и идиш, и очень быстро овладел ивритом и английским.

В 1939 году началась Вторая мировая война. В составе британской армии было создано еврейское ополчение, впоследствии ставшее Еврейской бригадой. И Соломон Дойчер стал солдатом. С этой бригадой он прошел по дорогам войны и Победу встретил в Италии.

Но вначале они выполняли сторожевую службу на Хайфском волнорезе, охраняя Хайфский порт от итальянских субмарин. Соломон Дойчер вспоминал, как тогда ему в руки попала маленькая книжка «Жди меня» в переводе с русского языка Авраама Шлёнского. Самым впечатляющим в книге было одноименное стихотворение. Перевод Шлёнского точен до такой степени, что в подлиннике нет слова, которому не было бы соответствия в переводе.

Соломон прочитал его и почувствовал, что стихотворению необходима мелодия. Он не был композитором. Но той же ночью стал повторять мотив, который почувствовал при чтении стихотворения. Утром, вернувшись на базу, он спел песню музыканту и композитору, который тоже служил в бригаде, а тот записал ноты. И ребята стали выступать с этой песней в своей части. Песню настолько хорошо приняли, что они начали выступать и в других подразделениях. Песня превратилась в песню тех дней, потому что она отражала настроение каждого солдата, тоскующего по той, которая его ждёт. Даже если она не существует, он хочет, чтобы такая была.

Благодаря этой песне Соломон попал солистом в бригадный ансамбль, и одним из шлягеров на концертах стала, разумеется, песня «Жди меня». Позже с этой же песней они выступали после высадки союзников в Италии. В перерывах между боями Соломона Дойчера перевозили вдоль линии фронта, доставляли в госпитали и под аккомпанемент аккордеона он пел воинам «Жди меня и я вернусь…».

Песня стала гимном Еврейской бригады, а автор-исполнитель приобрёл популярность, сравнимую со славой Леонида Утесова и Клавдии Шульженко на родине Симонова. Записали пластинку сначала на иврите, а потом, когда стихи перевели на английский язык, Соломон Дойчер пел песню и по-английски. Солдаты союзных американской и британской армий запели на родном языке симоновские строки, переложенные на музыку солдатом еврейского ополчения.

В 1944 году произошло ещё одно событие. Накануне Судного дня во двор Римской синагоги вошёл помолиться американский офицер. У входа стояла плачущая женщина. Американец обратился к ней на идиш: «Почему вы плачете? Война, можно считать, закончилась. Теперь Б-г поможет нам». «Б-г не может мне ничем помочь, — ответила женщина, — моего мужа немцы убили на моих глазах, дети неизвестно, где. Я здесь одна». Офицер видел, что она никак не реагирует на его утешение и задал вопрос только ради того, чтобы разговорить её: «Откуда вы?» Она назвала местечко в Польше. Тогда он спросил: «А муж ваш, откуда был он?» Она произнесла название другого местечка, и тогда он на мгновение замер в недоумении и спросил, как его звали. Она ответила и рассказала, что после гибели мужа бежала в Италию, где монашки из католического монастыря прятали её более года.

Оказалось, что собеседники — родные тётка и племянник: две сестры, уроженки польского местечка, после Первой мировой войны покинули родные места. Одна вышла замуж за австрийского еврея и уехала в Вену, вторая вышла замуж за американца и отправилась за океан. После прихода к власти нацистов связь между ними прервалась. Офицер оказался сыном родной сестры случайно встреченной в Риме женщины.

Племянник позаботился о тёте: он снял для неё комнату в Риме, обеспечивал одеждой и едой. Она же попросила его лишь об одном: найти её сыновей, которые должны быть в Палестине.

«Как звали твоего сына, который ушел из дома в 38 году?», — спросил тётку племянник. «Соломон Дойчер», — ответила она. Имя автора песня «Жди меня» было ему известно, но он ничего не сказал ей, опасаясь, что может быть простое совпадение. Мало ли соломонов дойчеров среди еврейских солдат? И имя, и фамилия довольно распространённые.

Он связался по телефону с командованием Еврейской бригады, выяснил время и место выступления группы самодеятельных артистов. Племянник привёз свою тётю на машине, принадлежавшей американской армии, в сопровождении еще двух американских офицеров к зданию Оперы, в котором должен был выступать ансамбль Соломона Дойчера.

Тот за кулисами вместе со всей труппой готовился к выступлению, когда вошёл солдат и спросил: «Кто здесь Дойчер? Твоя мать ждет тебя». Его словно ударили молотком по голове: «Что значит, ждёт моя мама?» Солдат ответил: «Я не знаю, с ней какие-то американские офицеры и командующий израильскими подразделениями; и они хотят, чтобы ты к ней вышел». Все участники труппы остолбенели, но решили, что Соломон не должен выходить, так как у матери может случиться сердечный приступ.

Они, 12 человек, выходили к ней по одному, а Соломон Дойчер — последним. Было принято решение: что бы ни случилось, не плакать! Он вошел в комнату, и члены ансамбля стояли вокруг его матери, а она — в центре комнаты. И она не узнала сына: так он изменился за эти годы. Но он, разумеется, узнал её, подошел к ней и произнес только одно слово: «Мама». И все заплакали. Израильский командующий отвёл мать в зал, поднялся на сцену и сказал: «Солдаты, сегодня у нас случилось такое, чего не может произойти ни в одной армии мира. Ансамбль — «Эрец Исраэль», название их программы — «Привет с Родины». Но такого привета нет ни в одном другом месте, потому что солист ансамбля в эту минуту встретился со своей мамой, беженкой, выжившей после Катастрофы. И он споёт песню, которую сочинил специально для неё. Это, разумеется, было неправдой, потому что песню он сочинил для своей девушки Шулы, ставшей впоследствии его женой. Но потом он пел именно для мамы «Жди меня», и ей переводили текст. Она сидела и плакала там, в первом ряду. Её сын удостоился аплодисментов, которых не удостаивался даже Паваротти.

Он спустился со сцены, и они обнимались и целовались, и он перевёз её в свою страну. Она прожила там несколько добрых лет, хотя и не предполагала, что это может быть так. Она ещё раз вышла замуж, ей выпало достойное завершение жизненного пути.

Впоследствии Соломон Дойчер сменил и имя, и фамилию. Соломон по-библейски «Шломо», а фамилию он себе выбрал Дрори, что означает «свободный». Вернувшись с фронта, он участвовал в подготовке к Войне за независимость, был инструктором по подрывному делу. Англичане разыскивали его, сулили за его голову внушительные суммы. Его не выдали.

Во время войны Дрори подружился с начальником Генерального штаба Мордехаем Маклефом. И когда тот вышел в отставку и получил новое назначение занять должность Генерального директора химического комбината Мёртвого моря, он забрал Шломо с собой. Дрори проработал на заводе до пенсии, но потом не захотел сидеть дома без дела. Он создал музей Мёртвого моря и стал его смотрителем. Каждый день к нему приезжают десятки посетителей. И он рассказывает им удивительную историю о том, как еврейский юноша Моисей Новомейский из прибайкальского города Баргузина решил осуществить мечту Теодора Герцля и создать промышленность в мёртвой степи на берегу Мёртвого моря, где до него не было ни одного поселения, ни единого дома или хижины, ни одного человека. Сейчас здесь горят заводские огни, зеленеют пальмы. Гостиницы и здравницы принимают ежегодно сотни тысяч посетителей и туристов.

Узнав историю создания песни на стихотворение отца, Алексей Симонов сказал, что стихотворение «Жди меня» фактически молитва о возвращении с войны. А стихи на иврите как раз звучат молитвенно, и отметил, что счастлив: стихи его отца, написанные им по-русски, звучат на древнем языке его мамы.

А в 2004 году Алексей Симонов приехал в гости к Шломо Дрори, с которым познакомился при посредничестве Ильи Войтовецкого по переписке и по телефонным разговорам.

Они провели вместе несколько часов, почитали «Жди меня» вперемежку по-русски и на иврите — строфа за строфой.

Вскоре Алексей Симонов приехал в Израиль вторично, на этот раз с кинооператором Игорем Мардмиловичем на съёмки израильской истории самого известного стихотворения его отца для документального фильма о Константине Симонове.

В ноябре 2006 года Алексей Симонов вновь приехал в Израиль с демонстрацией этого фильма на Беэр-шевском международном кинофестивале. И вновь состоялась тёплая встреча со Шломо Дрори и его семьёй.

50 великих стихотворений. Константин Симонов. Жди меня

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Это стихотворение известно всем. Вряд ли в советской поэзии было другое произведение, которое получило бы такой массовый отклик. В годы Великой Отечественной войны это стихотворение вырезали из газет, переписывали, заучивали наизусть, носили с собой и делились с другими. В проекте «50 великих стихотворений» — самое популярное и узнаваемое стихотворение военной поры «Жди меня» Константина Симонова.

Жди меня

Исторический контекст

Автор

О произведении

Жди меня

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души.
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Исторический контекст

В годы Великой Отечественной войны литературные произведения публиковались фронтовой и центральной печатью, стихотворения звучали по радио одновременно с сообщениями о текущих военных и политических событиях, читались со импровизированных сцен. Полюбившиеся стихи переписывали во фронтовые блокноты и заучивались наизусть.

Константин Симонов. Фотография военных лет

Огромную популярность приобрела поэма «Василий Теркин», принесшая известность Александру Твардовскому. У многих писателей творческий взлет произошел именно в военные годы (Михаил Исаковский, Алексей Сурков, Илья Эренбург, Виктор Некрасов, Ольга Берггольц и др.). Одним из авторов, без которого немыслима оказалась литература о войне, стал Константин Михайлович Симонов.

Читать еще:  Анализ стиха цветаевой мой милый что тебе я сделала

Автор

Константин Симонов (1915–1979) принадлежал к роду русских князей Оболенских. Его мать — княжна Александра Оболенская, отец — генерал царской армии, погибший в Первую мировую. Отчим, который воспитывал Симонова и оказал на него большое влияние, тоже был военнослужащим, героем двух войн. Так как отношение к дворянству и к офицерству в то время было крайне негативным, то Симонову приходилось скрывать свое происхождение.

Имея тягу к литературе и писательству, Симонов поступил в Литературный институт им. Горького, после окончания которого его вскоре призвали на службу в качестве военного корреспондента. С первых же дней войны и до мая 1945 года он не оставлял этой должности. Незадолго до отбытия на фронт Симонов решает изменить родное имя Кирилл на Константин. Причина была в том, что произносить собственное имя ему было трудно: он не выговаривал «р» и «л». Совсем скоро Константин Симонов приобретает всесоюзную известность как писатель. С первого же дня войны он осознал ее грандиозное историческое значение. Не случайно Симонов практически всю войну вел дневники. 1941 год расписан им практически ежедневно. Все знали, что он не отсиживается в тылу, что материалы, которые он привозит с фронта, — это свидетельство очевидца событий. Для многих военных людей писатель сразу же становился своим человеком, реальным фронтовым товарищем. Все знали, что если текст написан Симоновым, то в нем нет лжи.

Литературное наследие Симонова велико. Он автор романной трилогии «Живые и мёртвые», сценариев, очерков и многочисленных стихотворений. Однако самое главное стихотворение, принесшее Симонову известность, — это «Жди меня», которое стало настоящей поэтической молитвой и гимном ожидания в годы войны.

Произведение

Свое знаменитое стихотворение Константин Симонов написал летом 1941 года. Оно было посвящено актрисе театра и кино Валентине Серовой. Публиковать этот текст поэт не хотел, так как считал его очень личным и читал его только самым близким знакомым, которые восхищались им, называя лекарством от тоски. Однако осенью поэт решает во что бы то ни стало опубликовать стихотворение. О причине этого Симонов писал: «Несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня», которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека». Он понял, что тысячам людей необходимы эти строки, в которых звучал призыв к спасительному ожиданию.

Валентина Серова — муза поэта, которой он изначально посвятил «Жди меня»

Сначала поэт хотел опубликовать «Жди меня» в газете «Красная звезда», где он работал. Однако редактор поколебался и вернул текст автору, сказав, «что эти стихи, пожалуй, не для военной газеты, мол, нечего растравлять душу солдата — разлука и так горька!» В итоге стихи были опубликованы в главной газете страны — «Правде». Впрочем, еще до публикации стихотворение стало известно фронтовикам, так как его переписывали и учили наизусть.

Номер газеты «Правда» за 1942 год, где впервые было опубликовано «Жди меня»

Стихотворение стало настоящей поэтической молитвой. В условиях войны, в эти страшные 1941–1942 годы, когда еще ничего не было ясно об исходе войны, когда надежда на возвращение была исчезающе мала, эта вера в спасительную любовь, в силу любви была людям необходима.

Суть симоновского моления сконцентрирована в вечных христианских ценностях — вере, любви и надежде. «Жди меня» посылали с фронта в тыл и из тыла на фронт. По свидетельствам участников войны, оно вселяло надежду в тех, кто верил, что их ждут, и в тех, кто ждал.

На протяжении многих лет уже после окончания войны Симонов получал письма от людей, которым в трудную минуту помогали его стихи. Для женщин, которые ждали с войны своих мужчин, «Жди меня» стало настоящим гимном верности. Так, одна женщина рассказала автору стихотворения о том, как каждый день надеялась получить от мужа весточку с фронта: «Я ежедневно многократно заглядывала в почтовый ящик и шептала, как молитву, «жди меня, и я вернусь всем смертям назло. » и добавляла: «Да, родной, я буду ждать, я умею».

Корреспондент Константин Симонов беседует с санитарками военного госпиталя

Симонов писал: «Помню лагерь наших военнопленных под Лейпцигом. Что было! Неистовые крики: наши, наши! Минуты, и нас окружила многотысячная толпа. Невозможно забыть эти лица исстрадавшихся, изможденных людей. Я взобрался на ступеньки крыльца. Мне предстояло сказать в этом лагере первые слова, пришедшие с Родины… Чувствую, горло у меня сухое. Я не в силах сказать ни слова. Медленно оглядываю необъятное море стоящих вокруг людей. И наконец говорю. Что говорил — не могу сейчас вспомнить. Потом прочел «Жди меня». Сам разрыдался. И все вокруг тоже стоят и плачут… Так было».

Симонов читал свое стихотворение перед публикой сотни раз уже после войны. И сегодня «Жди меня» не теряет своей силы.

Жди меня. История создания великого стихотворения

Ровно 75 лет назад, 14 января 1942 года, стихотворение Константина Симонова «Жди меня» вышло в печать на страницах газеты «Правда».

«Жди меня» было написано в июле 1941 года, на даче Льва Кассиля в Переделкине. Написанное стихотворения Константин Симонов отправляет Валентине Серовой, ведь именно ей посвящены знаменитые строки.

Ты знаешь, Костя, стихи хорошие, но похожи на заклинание… Не печатай сейчас… сейчас еще не пора его печатать…»- говорит Лев Кассиль.

Но поэт все-таки показывает стихи редактору «Красной звезды» Давиду Ортенбергу. Тот говорит: «Эти стихи не для военной газеты. Нечего растравлять душу солдата…».

Впервые Константин Симонов читает «Жди меня» в октябре, на Северном фронте, своему товарищу — фотокору Григорию Зельме. Для него же переписывает стихотворение из блокнота, ставит дату: 13 октября 1941 года, Мурманск.

-Я считал, что эти стихи — мое личное дело. Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком севере и когда метели и непогода иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке… мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня”, которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека- вспоминал Симонов.

В ноябре 1941 года Константин Симонов читал «Жди меня» артиллеристам на полуострове Рыбачьем, отрезанном от остального фронта. Потом — морским разведчикам, которые берут его в рейд по тылам немцев.

9 декабря 1941-го его просят заехать на радио и прочитать стихи. Симонов вспоминал, что опоздал на тот эфир, и диктор читал уже третье из четырех собранных для этой передачи стихотворений, оставалось прочесть только «Жди меня». Константин Симонов показал диктору жестами, что читать будет сам, «диктору осталось только объявить, что стихотворение будет читать автор».

— У стихотворения «Жди меня” нет никакой особой истории. Просто я уехал на войну, а женщина, которую я любил, была в тылу. И я написал ей письмо в стихах… — пишет Константин Михайлович читателю в 1969.

В конце декабря 1941 года редактор «Правды» Петр Поспелов спрашивает Константина Симонова нет ли стихов, но Симонов отвечает, что они не для газеты, тем более «Правды». Но Поспелов настаивает, и Симонов отдает ему «Жди меня».

9 января 1942 года Симонов возвращается из Феодосии. Его тут же посылают под Можайск, а в «Правде» вечером 13 января ставят в номер «Жди меня».

Автор не знает об этом. Только вернувшись из Можайска, он видит в «Правде» за 14 января на третьей полосе заголовок: «Жди меня». Такой заголовок трудно не заметить: он самый крупный на полосе, хотя стихи занимают меньше всего места.

Миллионы солдат выживали, а их близкие не теряли надежды благодаря этому стихотворению, пожалуй, самому известному и ставшему народным.

— Писем писать не люблю. В результате этого в короткие свободные минуты на разных фронтах я написал книгу лирических стихов, которые являются не чем иным, как сборником не отправленных писем к любимой мною женщине. Это было моей внутренней потребностью… Но вскоре выяснилось, что люди на фронте очень хотели слышать стихи, и именно стихи о любви — говорил поэт.

«Жди меня»

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жди, когда снега метут,

Жди, когда других не ждут,

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Выпьют горькое вино

На помин души. Жди.

И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Не понять, не ждавшим им,

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой,-

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Константин Симонов, 1941

Для справки:

Константин Михайлович Симонов пришел на сборный пункт сразу после выступления Молотова. К тому времени он прошел курсы военкоров при Академии имени Фрунзе, где в течение четырех недель учили тактике, топографии, стрельбе.

Поэт получил назначение в газету «Боевое знамя». Выехав на фронт, свою редакцию он не находит. Скитания под бомбежками, среди мечущихся беженцев, давка на переправах, ночевки в селах, где оставались одни старики. 12 июля под Могилевым Симонов и еще два военкора попали в расположение 388-го полка 172 стрелковой дивизии, которым командовал Семен Кутепов. Его бойцы умело, без паники сдерживали немецкие танки на своем направлении. Симонов привозит в Москву репортаж об этих вставших насмерть людях. Только после войны он узнает, что Кутепов и его полк погибли в том же июле 41-го. Обстоятельства до сих пор неизвестны. Репортаж Симонова печатают «Известия».

С конца лета 1941-го Симонов — военный корреспондент «Красной звезды». В 1942 году ему было присвоено звание старшего батальонного комиссара, в 1943 году — звание подполковника, а после войны — полковника. Приказом ВС Западного фронта №: 482 от: 03 мая 1942 года награждён орденом Красного Знамени. Большая часть его военных корреспонденций публиковалась в «Красной звезде». Как военный корреспондент побывал на всех фронтах, прошёл по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии, был свидетелем последних боёв за Берлин.

К 100-летию со Дня Рождения поэта, писателя и военного журналиста Константина Симонова состоялось Российское военно-историческое общество открыло его граффити-портрет на Марксистской улице в Москве.

В сентябре 2016 года в Новосибирске Председатель РВИО, Министр культуры РФ Владимир Мединский открыл скульптурную композицию «Матерям и женам защитников Отечества». В верхней части монумента высечены строки легендарного стихотворения.

— Огромную роль в обеспечении фронта всем необходимым сыграли женщины, трудившиеся на фабриках и заводах, в полях и госпиталях, воспитывавшие детей, ухаживавшие за больными и стариками. Во имя них наши деды и воевали – сказал на церемонии открытия Владимир Мединский.

По материалам статьи «Жди меня», опубликованной в Российской газете 01.12.2011.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector