0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто написал романсы на стихи фета

История создания песни. Старинный романс «На заре ты ее не буди»


Музыка А. Варламова

Слова А.Фета

На заре ты ее не буди:
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго, долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты ее, не буди:
На заре она сладко так спит!

Романс Варламова написан в 1842 году.

Стихотворение «На заре ты ее не буди» было сочинено А. Фетом в 1842 году.

Афанасий Афанасьевич Фет (1820-1892)

О нём я уже писала в своё время. Посвящения у стихотворения нет, но предполагают, что А. Фет посвятил его Марии Лазич. Молодые люди были влюблены друг в друга, но Фет бежал от сильного чувства, так как, по его понятиям, бедность его и Лазич делала невозможным их брак.

Принято считать, что стихотворение «На заре ты ее не буди» было посвящено Марии Лазич. Однако на самом деле это произведение появилось на свет в 1842 году, когда 22-летний поэт еще не был знаком с Марией Лазич. По воспоминаниям очевидцев, Фет написал его после того, как провел ночь в доме своих друзей¸ у которых от сердечной недостаточности умирала маленькая дочь.

В том же 1842 году это стихотворение положил на музыку композитор А. Е. Варламов. Александр Егорович Варламов (1801, Москва — 1848, Петербург)

Причем это был первый романс на стихи А. Фета. И музыка сочинялась специально для исполнения великим русским тенором — певцом Московской императорской труппы А.О.Бантышевым (1804—1860). Бантышев сам обратился с просьбой о создании для него романса к композитору Варламову, а тот выбрал недавно опубликованное стихотворение А.Фета и дал этому безымянному стихотворению название по его первой строчке, ставшее названием романса.

В 1832 г. Варламов был приглашен помощником капельмейстера Московских императорских театров, затем получил место «композитора музыки». Он быстро вошел в круг московской художественной интеллигенции, в среде которой было много талантливых людей, разносторонне и ярко одаренных: актеры М. Щепкин, П. Мочалов; композиторы А. Гурилев, А. Верстовский; поэт Н. Цыганов; писатели М. Загоскин, Н. Полевой; певец А. Бантышев и др. Их сближало горячее увлечение музыкой, поэзией, народным искусством.

«Музыке нужна душа», — писал Варламов, — «а у русского она есть, доказательство — наши народные песни». В эти годы Варламов сочиняет «Красный сарафан», «Ох, болит, да щемит», «Что это за сердце», «Не шумите, ветры буйные», «Что отуманилась, зоренька ясная» и другие романсы и песни, вошедшие в «Музыкальный альбом на 1833 год» и прославившие имя композитора. Работая в театре, Варламов пишет музыку ко многим драматическим постановкам («Двумужница» и «Рославлев» А. Шаховского — вторая по роману М. Загоскина; «Князь Серебряный» по повести «Наезды» А. Бестужева-Марлинского; «Эсмеральда» по роману «Собор парижской богоматери» В. Гюго, «Гамлет» В. Шекспира). Постановка шекспировской трагедии была выдающимся событием. О переводе Полевого, игре Мочалова в роли Гамлета, о песне безумной Офелии восторженно писал В. Белинский, посетивший этот спектакль 7 раз.

Варламов в эти годы служил помощником капельмейстера Московских императорских театров. Бантышев стал первым исполнителем романса, получившего впоследствии мировую известность.

Через некоторое время Варламов создал новую редакцию романса, а еще через какое-то — переложил его на дуэт.

На протяжении всей жизни не прекращалась исполнительская деятельность Варламова. Он систематически выступал в концертах, чаще всего как певец. Композитор обладал небольшим, но красивым по тембру тенором, пение его отличалось редкой музыкальностью и задушевностью. «Он неподражаемо высказывал. свои романсы», — замечал один из его друзей.

Варламов был широко известен и как вокальный педагог. Его «Школа пения» (1840) — первая в России крупная работа в этой области — и сейчас не утратила своего значения.

Последние 3 года Варламов провел в Петербурге, где надеялся снова поступить учителем в Певческую капеллу. Желание это не осуществилось, жизнь складывалась трудно. Широкая известность музыканта не защитила его от бедности и разочарований. Он умер от туберкулеза в возрасте 47 лет.

Основной, наиболее ценной частью творческого наследия Варламова являются романсы и песни (ок. 200, включая ансамбли). Круг поэтов очень широк: А. Пушкин, М. Лермонтов, В. Жуковский, А. Дельвиг, А. Полежаев, А. Тимофеев, Н. Цыганов. Варламов открывает для русской музыки А. Кольцова, А. Плещеева, А. Фета, М. Михайлова. Как и А. Даргомыжский, он один из первых обращается к Лермонтову; его внимание привлекают также переводы из И. В. Гете, Г. Гейне, П. Беранже.

Уже с 1850-х г. романс «На заре ты ее не буди» входил в репертуары народных хоров и сольных профессиональных исполнителей.

Вплоть до нашего времени романс не утерял своей популярности и хорошо известен в исполнении современных певцов.

Нина Терентьева

Поет Татьяна Азарова. Мне понравилось!

Вместо Бантышева великий наш тенор Сергей Лемешев

И завершает Олег Погудин.

Хотя нет. Вот еще послушайте современную обработку, исполняет Макс Покровский из Ногу свело.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Олег Погудин: «У нас на самом деле масса оснований, чтобы устроить свою жизнь красиво и мудро»

9 декабря 2020 14:31

В 200-летний юбилей поэта Афанасия Фета в его курской усадьбе в селе Воробьевка закрытый концерт дал народный артист России, популярный исполнитель романсов Олег Погудин.

— Каждый автор пишет о том, что переживает лично. Вы, как человек, который работает с текстами, написанными Фетом, как думаете, какие переживания и чувства вносил в свое творчество поэт?

— В моем репертуаре несколько сотен романсов, которые относятся по времени написания к 19-му столетию. Вы очень точно сказали, что каждый поэт является лирическим героем своих произведений. Поэтому личность автора на эти произведения оказывает основное влияние. Когда работаешь всерьез над репертуаром, необходимо художественно погружаться. Нужно хорошо знать обстоятельства жизни автора, существенные события, которые были катализаторами серьезных эмоциональных переживаний. В лирической поэзии изложение переживания — это самое главное.

Романс же еще и подчеркивает эти лирические качества замечательными мелодиями. Поэзия, насквозь пронизанная лирическими образами Афанасия Фета, это, наверное, самый замечальный материал для романса. В этом смысле мы работаем со стихами Фета вдумчиво, серьезно, пытаясь понять какие-то даже истории, легенды, которые связаны с текстами. Есть самые разнообразные легенды, вплоть до готических историй, связанных, например, с романсом «На заре ты ее не буди».

Это, конечно, легенды, но уже то, что они родились — та самая волшебная сила искусства. Романс «На заре ты ее не буди» пела в буквальном смысле вся Россия — все, кто умел музицировать, петь и даже просто напевать, этот романс знали, и с ним выросло целое поколение. Это своего рода популярная музыка того времени, известная каждому хоть сколько-нибудь образованному жителю империи.

Читать еще:  Чем пахнет врач стих

— Каково исполнять романсы в стенах усадьбы Фета?

— Я бы хотел отметить, в каком чудесном состоянии сейчас музей. Не только материальном — это очевидно, мы можем это оценить, увидев экспонаты. Но главное даже не это, главное, каким духом все пронизано — такой всеобъемлющей любовью к хозяевам, к поэту. И нас проводят по этому дому так, как бы хотелось бы самому Афанасию Афанасьевичу. И, можеть быть, он так бы себя и вел, когда здесь жительствовал. Мы видим прекрасного рачительного хозяина, у которого имение процветает. Но главное то, что в этом имении можно отдохнуть и обогатиться душой, можно услышать и участвовать в мудрых бесседах. Можно проводить время с пользой для ума, для сердца, и можно облагораживаться. Нам это сейчас не просто нужно, а необходимо.

Счастье, что в нашем Отечестве существует множество литературных музеев и в частности музеи-усадьбы. Есть громадные литературные музеи, как Михайловское, пушкинский заповедник, Тарханы в Пензенской области, Ясная Поляна. Но не менее важны, а в какой-то степени более даже пленительны, вот такие небольшие уголки, где все содержится с такой невероятной любовью к хозяину поместья. И самое главное, мы можем понять здесь, что он не какой-то персонаж исторический, он — живой. Мы можем понять, что так жили наши предки, так они могли жить и так они умели жить и что у нас на самом деле есть масса оснований, чтоыб устроить свою жизнь красиво и мудро.

— Вам приходилось исполнять во взрослом возрасте песню про море, которую вы пели еще в детстве?

— Я счастливый человек в том смысле, что я не только люблю петь и люблю песни, но я и выбираю исключительно сам, что буду петь. У меня нет ни худсоветов, ни дирекции. Я сам по себе и поэтому я выбираю репертуар, который хочу петь и который люблю. Песня, о которой вы говорите — одна из лючших для детей. Она написана к кинофильму, исполнялась в кино и стала таким образом популярной. Она просто очень красивая. В каком-то смысле она глубокая, романтическая.

Несмотря на свое фрилансерство, мне судьба подарила счастье работать с профессионалами очень высокого уровня. Я и сам себя к ним отношу и по школе, и по опыту. Но и музыканты, с которыми я работаю, они не только замечальные исполнители и преподаватели в консерватории в Санкт-Петербурге, в музучилищах. Это люди, которые всерьез занимаются не только музыкой сценического представления, но и историей музыки, и, если хотите, даже научной деятельностью в этом направлении музыковедческом.

— Есть ли у вас любимое произведение Фета?

— Кажется, Страхов написал, что у Фета поразительно ясная поэзия. У него как раз все очень трезво, очень светло в плане изложения человеческих чувств, человеческих сюжетов. Не так много романсов на стихи Фета я на самом деле исполняю.

Наверное, самый мне близкий по сочетанию музыки и слов — «Сияла ночь». Это прекрасный романс. Музыка написана к нему в конце 19 столетия. Хотя еще в воспоминаниях о Ясной Поляне сестры Софьи Андреевны мы находим целую главу, посвященную этому тексту и в частности этому романсу. Я не музыковед, и не могу отвечать за слова в полной мере, что имеется ввиду именно этот романс. Но тот романс, который мы исполняем, обладал колоссальной популярностью. Его в начале 20 века уж точно знал всякий, интересующийся музыкой и пением в России человек. И ноты этого романса расходились грамадным тиражом. Для меня он самый близкий, самый родной, потому что в нем еще и очень четко, красиво, ясно представлен лирический мотив в плане мелодии, а не только текста.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Афанасий Фет в музыке. 200-летию поэта

Любовь к поэзии Фета началась с романса «На заре ты её не буди.» Стихи он написал, будучи студентом Московского университета. М.П.Погодин, издатель «Москвитянина» и профессор истории университета, показал их Гоголю. Писатель назвал автора стихов «несомненным дарованием.» Погодин напечатал стихи Афанасия Фета, Аполлона Григорьева, Якова Полонского. Они сумели «заразиться страстью к стихотворчеству.» Друзья относили себя к школе «чистой поэзии», поэзии сердца, чувства, создавали культ красоты. Стихи Фета в «Отечественных записках» напечатал Белинский. Некрасов напечатал их в «Современнике».

Но в 1859г. Фет, А.К.Толстой, Апухтин поняли, что с «Современником» с его изображением «грязи» им не по пути. Апухтин написал так: «Я устал от ваших фраз бездушных, от дрожащих ненавистью слов». Это прямо относилось к новым сотрудникам Добролюбову и Чернышевскому. Стихи Фета 25лет не появлялись в печати. И тем не менее они оставались самыми любимыми в поэзии. Как это могло случиться? – В судьбе поэзии не всё зависит от печатного слова. Фет очень музыкален! «Что не выскажешь словами, звуком на душу навей» — считал Фет.
«Напевный стиль» поэта позволил ему создать цикл «Мелодии».

Помните, как были приняты первые стихи Фета ? Уже в 40-е годы варламовский романс «На заре ты её не буди» по признанию Аполлона Григорьева стал «песней почти народною.» С него и началась романсная жизнь поэзии Фета. Романс вошёл в репертуар цыганских хоров. Его исполнял лучшие певцы: лирический тенор Леонид Собинов, обладательница лирико-колоратурного сопрано Антонина Нежданова.

На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка её горяча.
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон. (1842г.)

Нотные издания появлялись раньше книжных публикаций. Романсы «Красавица рыбачка» Матвея Бернарда и Антона Дерфельдта написаны в 1844году. Нотное издание романса Гурилёва «Я говорил при расставаньи» вышло в 1847г. В то время, как первый поэтический сборник Фета вышел только в 1856году, а второй – в 1883. В 1850 годы появились романсы на стихи Фета Булаховых, Билибина, Николая Огарёва, в 70-ые – Чайковского, Римского – Корсакова.

Я говорил при расставаньи:
«В далёком и чужом краю
Я сохраню в воспоминаньи
Святую молодость твою».

Я отгадал душой небрежной
Мою судьбу — и предо мной
Твой образ юный, образ нежный.
С своей младенческой красой.

И не забыть мне лип старинных
В саду приветливом твоём,
Твоих ресниц, и взоров длинных,
И глаз, играющих огнём. (Август 1844г. Франкфурт-на-Майне).
Романс А.Л.Гурилёва 1847г.

Читать еще:  Как наложить аккорды на стихи

Невозможно не отметить роль Полины Виардо в романсной поэзии Фета. В 1864г. в Лейпциге вышел её альбом с 12 романсами: 7 из них на слова А.Пушкина, 5 – Фета. В 1865 и 1868г. Виардо выпускает новые альбомы. В них романсы на стихи Лермонтова, Тютчева, Кольцова, Тургенева. Современники отмечают, что фетовские, как и Пушкинские романсы, были коронными номерами во всех её концертах. Современники предполагают, что Фет не слышал её исполнения, но знал о них. В 1862г. В.П. Боткин писал ему:»Чтобы порадовать тебя, скажу, что M-me Виардо положила на музыку два твоих стихотворения «Шёпот, робкое дыханье» — «Тихая звёздная ночь». Музыка прелестна и, по моему мнению, совершенно переносит в ту сферу чувства, в которой написались эти стихотворения…. Она хочет также положить на музыку «Я пришёл к тебе с приветом». Уверяю вас, что слышать эти стихотворения в пении M-me Виардо есть наслаждение особого, высшего рода”.
Подарим себе наслаждение чтением нежных строчек любимого Фета:

Шёпот, робкое дыханье,
Трели соловья,
Серебро и колыханье
Сонного ручья.

Свет ночной, ночные тени,
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица.

В дымных тучках пурпур розы
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слёзы.
И заря, заря. (1850г.)

Обратите внимание на концовку. Фет считал, что в ней должна быть вся сила стихотворения: и заря, заря. Всё! Больше ничего не нужно добавлять! Здесь заря не природное явление, а высшее выражение, свет любви. Любви не плотской, а духовной. До Фета так о любви никто не писал! Может, потому и вдохновляли эти стихи и в 19, и в 20 в.в: Вильбоа (1860), Полину Виардо (1864), Ю.И.Блейхмана (1865), Римского — Корсакова (1897), Л.Л.Лисовского (1898), м.П.Речкунова (1901), М.А.Балакирева (1904), В.А.Золотарёва, смешанный хор (1905), П.Г.Чеснокова (1909), Н.К.Метнера (1912), Н.М.Ладухина, мужской хор без сопровождения (1923) и других композиторов.

П.И.Чайковский, С.В.Рахманинов, И.А.Бородин подарили нам чудесный романс:

Я тебе ничего не скажу,
Я тебя не встревожу ничуть,
И о том, чтО я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдёт,
Раскрываются тихо листы,
И я слышу, как сердце цветёт.

И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной. я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу. (2сентября 1885г.).

Музыка Б.В.Гродского, мелодекламация (1891г.), М.Н.Офросимова (1901) и др.

Сияла ночь,Луной был полон сад.Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней.
Рояль был весь раскрыт,и струны в нём дрожали,
Как и сердца у нас за песнею твоей.

И много лет прошло, томительных и скучных,
И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь,
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна — вся жизнь, что ты одна — любовь. (2 августа 1877г.)

Композиторы создали более двухсот романсов на стихи Фета, и они, как и светлые, прозрачные стихи поэта, любимы исполнителями и слушателями и стали вокальной классикой.

18.11.2020. 17:34.
Доп. 30.11.2020. 5:03. (ШЁПОТ, РОБКОЕ ДЫХАНЬЕ. )

Поэзия А. Фета в музыке русских композиторов

6 ноября в Доме-музее П. П. Чистякова прошел концерт «Поэзия А. Фета в музыке русских композиторов». Исполняли песни лауреаты международного конкурса Ольга Пчелинская и Всеволод Богатырев. Музыку исполняли ученицы музыкальной школы Дарья Богатырева и Наталья Учитель, а также ведущая и главный концертмейстер концерта Ольга Скорбященская.

Начался концерт с романсов на музыку П. И. Чайковского. Ольга Пчелинская исполнила «Уноси мое сердце в далекую даль» и «Я тебе ничего не скажу». Всеволод Богданов – «Мой гений, мой ангел, мой друг» (одно из первых произведений П. И. Чайковского) и «Пойми хоть раз» (из этапа зрелого творчества композитора).

На музыку композитора Александра Гречанинова Ольга Пчелинская исполнила «О, если бы я озером был бы ночным», после чего Дарья Богатырева в качестве музыкальной интермедии исполнила «Этюд черни» и «Ноктюрн» Шопена – музыку времен А. Фета. Еще одну музыкальную интермедию, сонату № 10 Бетховена, исполнила Наталья Учитель.

На музыку Сергея Рахманинова Ольга Пчелинская исполнила песню «В молчании ночи тайной», а Всеволод Богданов – «Оброчник». На музыку Александры Арнфельд-Железновой Ольга Пчелинская исполнила песню «Звезды», а Всеволод Богданов – «Ночь».

На музыку Николая Метнера Ольга Пчелинская исполнила «Вальс», на музыку Александра Варламова – «Не отходи от меня», на музыку Антона Оренского – «Одна звезда меж всеми дышит» и «Сад весь в цвету».

Концерт прошел в одной из небольших комнат Дома-музея П. П. Чистякова в уютной обстановке с небольшим количеством зрителей-эстетов. До и после концерта им была предоставлена возможность прогуляться по Дому-музею П. П. Чистякова.

Любовь Розанова, редакция Пушкин.ру

Доцент Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова Ольга Скорбященская:

Фет был одним из лучших поэтов, которые писали о любви. Сам он не был счастлив в личной жизни. Более того, любовь у него была трагическая. Когда он служил в Александрии, он познакомился с молодой девушкой, пианисткой. Ее звали Мария Лазич. Она была любимой ученицей Ференца Листа. Она только что вернулась из Веймора вместе с Листом, который приехал на Украину, в город, находящийся недалеко от Александрии, где тоже стоял полк. Лист в этом городе провел целый сезон, давал концерты и добивался аудиенции у императора, для того чтобы он разрешил развод его возлюбленной Каролине Видгентштейн. К слову, развода император не дал.

Фет полюбил Марию Лазич, но он был лишен наследства, поэтому сказал ей с удивительной для молодого человека трезвостью: «Мы не можем с тобой пожениться, потому что ты бесприданница, а я должен жениться на богатой. Я не могу жениться на тебе, хотя и люблю тебя».

Пылкая молодая девушка поступила самым трагическим образом. Хотя до сих пор не знают, случайно ли это произошло или нет: она зажгла спичку, и кисейное платье на ней вспыхнуло. Пламя удалось сбить, но Мария через 4 дня умерла.
Память о той любви Фет пронес на протяжении всей жизни. Мы должны понимать, что в любовной лирике Фета, и в трагических, и светлых образах, он вспоминает Марию Лазич.

Трели соловья

Передача из цикла «Писатели и музыка». Автор цикла Владимир Абаринов.

Апостол «чистого искусства», певец природы, тонкий лирик, окладистая борода, «шепот, робкое дыханье. » Вот и всё, что мы знали о Фете из курса советской средней школы.

Критики-разночинцы, доктрину которых усвоил Ленин, отравили удовольствие от литературы целым поколениям школьников. Неужели же Фет прожил на свете 72 года в полнейшей безмятежности и слиянии с природой? Нет, конечно. Он был натурой страстной и мятежной. Просто у этих самых разночинцев страсть была направлена на обличение внешнего зла, как они его понимали, а у Фета — вовнутрь, в собственную душу, которая и есть источник всякого зла.

После университета, уже весь поглощенный поэзией, он служил в кирасирском полку в медвежьих углах империи. Хуже русской казармы только русская тюрьма. Неудивительно, что он стал интровертом, анахоретом, избегающим скопления случайных людей. И с Богом отношения у него были сложные. Однажды во время спора о христианстве Фет «вскочил, стал перед иконою и, крестясь, произнес с чувством горячей благодарности: «Господи Иисусе Христе, Мать Пресвятая Богородица, благодарю вас, что я не христианин»».

Читать еще:  Поэт горбат стихи его горбаты кто виноват

Он был язычником, но это его тоже не примиряло с бытием. К смерти относился спокойно. Общественные вопросы игнорировал, гражданской лирики никогда не писал. В стихотворении «Муза» с эпиграфом из Пушкина

Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв

он с предельной ясностью изложил свое творческое кредо:

Когда, бесчинствами обиженный опять,
В груди заслышишь зов к рыданью, —
Я ради мук твоих не стану изменять
Свободы вечному призванью.

Страдать! Страдают все, страдает темный зверь
Без упованья, без сознанья;
Но перед ним туда навек закрыта дверь,
Где радость теплится страданья.

Ожесточенному и черствому душой
Пусть эта радость незнакома.
Зачем же лиру бьешь ребяческой рукой,
Что не труба она погрома?

К чему противиться природе и судьбе?
На землю сносят эти звуки
Не бурю страстную, не вызовы к борьбе,
А исцеление от муки.

Но пора перейти к музыке.Пристрастие Римского-Корсакова к восточному колориту общеизвестно. Из Фета он выбрал стихотворение «В царство розы и вина приди» с подзаголовком «Из Гафиза». Фет переводил с немецкого и думал, что это действительно Гафиз. На самом деле это оригинальные стихи в восточном вкусе Фридриха Даумера. Поет Надежда Забела-Врубель, жена Михаила Врубеля, которую он запечатлел в образе Царевны-Лебедь. Запись 1912 года.

Фет создал концепцию музыкальной поэзии. Он был непревзойденным мастером звукописи, аллитерации, неутомимо изобретал новую строфу, новый размер, строил свои стихотворения по принципу сонаты, и на его стихи много и охотно сочиняли русские композиторы. Но тут такой парадокс. Лучше бы они этого не делали.

Я бы назвал взаимоотношения русской поэзии с русской музыкой «проклятием романса». Ничего не имею против этого жанра, но он придуман для плохих стихов. Ну, грубо говоря, зачем петь «Сияла ночь. Луной был полон сад», если можно петь «Дышала ночь восторгом сладострастья»?

«Желтеет древесная зелень». Это перевод Фета из Гейне. Композитор Борис Прозоровский и Маруся Сава, замечательная в своем жанре певица, сделали из него цыганский романс.

На лучшие стихи Фета музыка не написана, потому что в русской культуре нет традиции писать романсы на философские, эзотерические, мистические темы, а они главные у Фета.

Он не писал поэм, стремился уложиться в три строфы, максимум в четыре. Потому и не сочиняли композиторы на его стихи ни опер, ни ораторий.

Высмеянный и победивший Афанасий Фет

Из великого множества великолепных исполнителей, певших на стихи Фета, выбрать очень трудно. Но Людмилу Зыкину я выбираю без всяких колебаний. Вот кто сродни Фету, кто никогда не пел рифмованную и положенную на ноты пропаганду. Автор романса, который мы сейчас услышим, — композитор-любитель, графиня Татьяна Константиновна Толстая. Она написала немного, но ее романсы пели лучшие русские певцы. Большевики расстреляли ее в 1921 году во время Тамбовского восстания как заложницу. Людмиле Зыкиной аккомпанирует Государственный республиканский русский народный ансамбль «Россия», дирижер Виктор Гридин, 1983 год.

С некоторым удивлением я обнаружил, что один романс на стихи Фета записал знаменитый итальянский тенор Джузеппе Ансельми. Впрочем, удивляться, может быть, и не стоит: главный триумф Ансельми состоялся в Петербурге в самом начале XX века. Вот тогда он и взял в свой репертуар по меньшей мере два русских романса. Один из них, на стихи Фета, написал Карл Давыдов, известнейший виолончелист-виртуоз, дирижер, музыкальный педагог и композитор.

Какое счастие: и ночь, и мы одни!
Река — как зеркало и вся блестит звездами;
А там-то. голову закинь-ка да взгляни:
Какая глубина и чистота над нами!

О, называй меня безумным! Назови
Чем хочешь; в этот миг я разумом слабею
И в сердце чувствую такой прилив любви,
Что не могу молчать, не стану, не умею!

Я болен, я влюблен; но, мучась и любя —
О слушай! о пойми! — я страсти не скрываю,
И я хочу сказать, что я люблю тебя —
Тебя, одну тебя люблю я и желаю!

Фет остался непонят своей эпохой. А вот символисты его оценили, услышали в его стихах музыку сфер, сокровенный голос души и записали в свои предшественники. Эту музыку услышал и наш современник, молодой пианист и композитор Эдуард Дьяченко.

Далее в программе:

Монашеское пение с участием киевских монахов.

«Красное сухое» с писателем Евгением Поповым.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Музыка

  • Все (8)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Постоянные читатели

  • Все (7)

Статистика

Романсы на стихи Фета

Знакомьтесь, друзья — Сергей Морозов — Романсы на стихи А.Фета, часть 1

Дорогие друзья! Я хочу вас познакомить с Сергеем Морозовым, исполнителем романсов.Обладающий очаровательным голосом, мастерством игры на гитаре и конечно изысканостью в подборе репертуара, Сергей дарит слушателям приятные минуты при прослушивании и никого не оставляет равнодушным к тому , что делает талантливый человек.

Знакомство начинаю с романсов Сергея Морозова на стихи А.Фета

Фотография автора романса (С.М.)

Ярким солнцем в лесу пламенеет костёр,
И, сжимаясь, трещит можжевельник;
Точно пьяных гигантов столпившийся хор,
Раскрасневшись, шатается ельник.

Я и думать забыл про холодную ночь,-
До костей и до сердца прогрело;
Что смущало, колеблясь, умчалося прочь,
Будто искры в дыму, улетело.

Пусть на зорьке, всё ниже спускаясь, дымок
Над золою замрёт сиротливо;
Долго-долго, до поздней поры огонёк
Будет теплиться скупо, лениво.

И лениво и скупо мерцающий день
Ничего не укажет в тумане;
У холодной золы изогнувшийся пень
Прочернеет один на поляне.

Но нахмурится ночь — разгорится костёр,
И, виясь, затрещит можжевельник,
И, как пьяных гигантов столпившийся хор,
Покраснев, зашатается ельник.
1859

Рубрика произведения: Песня
©Сергей Морозов 24.06.2011

Бабочка

Спасибо Эльвире Юрасовой за прекрасную заставку к этому романсу!

Рубрика произведения: Песня
©Сергей Морозов 19.06.2009

Старые письма

Старинные книги. Картина Игоря Белковского.
http://vseuch.ru/page/27/

Давно забытые, под легким слоем пыли,
Черты заветные, вы вновь передо мной
И в час душевных мук мгновенно воскресили
Всё, что давно-давно, утрачено душой.

Горя огнем стыда, опять встречают взоры
Одну доверчивость, надежду и любовь,
И задушевных слов поблекшие узоры
От сердца моего к ланитам гонят кровь.

Я вами осужден, свидетели немые
Весны души моей и сумрачной зимы.
Вы те же светлые, святые, молодые,
Как в тот ужасный час, когда прощались мы.

А я доверился предательскому звуку,-
Как будто вне любви есть в мире что-нибудь!-
Я дерзко оттолкнул писавшую вас руку,
Я осудил себя на вечную разлуку
И с холодом в груди пустился в дальний путь.

Зачем же с прежнею улыбкой умиленья
Шептать мне о любви, глядеть в мои глаза?
Души не воскресит и голос всепрощенья,
Не смоет этих строк и жгучая слеза.
1859 (?)

Рубрика произведения: Песня
©Сергей Морозов 26.04.2009

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector