0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто написал стих враги сожгли родную хату

История песни «Враги сожгли родную хату»

В сорок пятом году, разбив гитлеровцев, советские бойцы разъезжались по домам. Возвращение на малую родину не для всех было радостным. Многие потеряли в годы войны родных, близких и друзей. Им не с кем было разделить радость от великой победы. Тоску, заполнявшую душу, вчерашним воинам было тяжелее выносить, чем тяготы и опасности фронтовой жизни.

Чувства солдата, вернувшегося к разрушенному дому, переданы в знаменитой послевоенной песне «Враги сожгли родную хату», которую проникновенно исполнил Марк Бернес.

История создания песни «Враги сожгли родную хату»

В 1945 году Михаил Исаковский сочинил стихотворение «Враги сожгли родную хату…», также известное под названием «Прасковья». Год спустя произведение напечатали в седьмом номере журнала «Знамя».

Его прочитал Александр Твардовский, который предложил Матвею Блантеру положить стихи на музыку. Композитор связался с автором, но Михаил Васильевич сначала отверг эту идею. Он считал, что стихотворение чересчур длинное, чтобы превращать его в песню. Впрочем, Матвею Исааковичу удалось переубедить поэта.

Первым «Враги сожгли родную хату» исполнил обладатель мягкого лирического тенора Владимир Нечаев.

Композиция, точно передававшая настроение многих бывших фронтовиков, должна была сразу же стать всесоюзным шлягером, однако цензоры сразу же наложили на неё запрет.

Позже Михаил Исаковский вспоминал:

В первый раз в зрелые годы я почувствовал крутое сопротивление песне. Редакторы — литературные и музыкальные — не имели оснований обвинить меня в чем-либо. Но они были убеждены и тщились убедить других, что Победа исключает трагические песни, будто война не принес­ла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение.

Непло­хие люди, и, может быть, самомалейшая часть их — карьеристы и трусы, держащиеся за свои должности и кресла, а вот, не сговарива­ясь, шарахались от песни. Был один — даже прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Мы не можем». «Что не можем? Чего не можем?» Я думал, он не может не плакать, а, оказывается, пропустить песню на радио не может!

Бороться с советской цензурой в те годы было невозможно, и Михаилу Васильевичу пришлось смириться:

Я решил, что время для этой песни придет. Как-то недостойно авторов устраивать шум и крик возле своего сочинения.

Враги сожгли родную хату – Марк Бернес

Заслуженная популярность пришла к композиции лишь в 1960 году. Широкая публика вспомнила о произведении благодаря Марку Бернесу. На концерте, проходившем в Лужниках, он не побоялся включить песню «Враги сожгли родную хату» в программу.

Успех был колоссальным. Едва Марк Наумович начал исполнять произведение. Многотысячная аудитория поднялась на ноги и в полной тишине слушала песню. Когда музыка стихла, воцарилась недолгая пауза, а потом раздались оглушительные аплодисменты.

Спеть «Враги сожгли родную хату» на «Голубом огоньке» 1965-го года Марка Бернеса лично попросил Василий Иванович Чуйков. Авторитет маршала и дважды героя СССР окончательно избавил песню от нападок критиков.

Кавер-версии

Впоследствии композицию исполняли другие известные артисты. Предлагаю послушать онлайн, как трогательно спел «Враги сожгли родную хату» фронтовик Михаил Пуговкин.

Текст песни «Враги сожгли родную хату»

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя — мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол,-
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил — солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

Аккорды песни «Враги сожгли родную хату»

Am E
Враги сожгли родную хату,
E7 Am
Сгубили всю его семью.
C G
Куда теперь идти солдату,
C
Кому нести печаль свою?

A7 Dm
Пошел солдат в глубоком горе
G C
На перекресток двух дорог,
Dm Am
Нашел солдат в широком поле
E Am
Травой заросший бугорок.

Цитата о песне

С какой немногословной и опять-таки негромогласной силой передана здесь в образе горького солдатского горя великая мера страданий и жертв народа-победителя в его правой войне против вражеского нашествия.

Михаил Исаковский — Враги сожгли родную хату: Стих

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя — мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол,-
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил — солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.

Анализ стихотворения «Враги сожгли родную хату» Исаковского

Многие поэты и писатели затрагивали в своих произведениях военную и поствоенную тематику, отражая в них ужасы произошедшего. Эту тему не обошел и Михаил Исаковский, написав в 1945 году произведение о солдате, дом и семья которого уничтожены. Произведение было много лет подвержено цензуре, поскольку полагалось, что победа и радость от нее не должны сопровождаться печальными нотами горести и отчаяния.

Произведение написано в жанре рассказа в стихах. В нем описывается вернувшийся с войны солдат — и его боль от осознания, что возвращаться было некуда. Врагами уничтожен его дом, а вместо любимой жены Прасковьи его встречает лишь могильный холмик. И не будет ни накрытого стола за здравие, ни друзей и подруг — лишь солдат и могила, да медная кружка с вином. И выпить приходится совсем не за здравие, а за упокой. А ведь он шел с мыслью о возвращении, он покорил «три державы», держась лишь мыслью о доме. Но не радует ни возвращение, ни медаль «За Будапешт» — и на долю солдата остались лишь несбывшиеся надежды.

Стихотворение поражает тем, что в нем нет приукрашенности — это суровые послевоенные реалии, когда вместо радости победы и возвращения люди ощущали лишь горечь утрат самых дорогих людей. Не только семьи теряли бойцов — иногда и самим солдатам, как герою произведения, некуда было возвращаться. При этом поэт подчеркивает глубину его горя, описывая его очень простыми словами. То, что солдат пьет вино – это его попытка «отпраздновать» свое возвращение, ведь бутылочка береглась для того, чтобы вместе с женой выпить за победу. Будучи вынужден пить за упокой, он разбавляет выпитое вино печалью потери. Однако свои чувства солдат проявляет сдержанно — война повлияла и на него. В этой сдержанности — достоинство русского человека, многое испытавшего на своем веку и дававшего волю открытым чувствам, скорее, в радости, но не позволявшему даже в одиночестве проявиться горю в полной мере.

Произведение написано четырехстопным ямбом с перекрестной рифмовкой. Рифма используется в равной степени мужская и женская, чередуясь между собой. Такое построение придает стихотворению песенные и фольклорные мотивы.

Автор использует несложные эпитеты, которые понятны всем и каждому — родная хата, трава могильная, несбывшиеся надежды. Используются и метафорические высказывания — вино с печалью пополам, горькая бутылка. Для усиления эмоциональной составляющей используются анафора и антитеза.

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Рубрики

  • Пером и кистью. (2765)
  • TV. Кино и Подмостки (1705)
  • Обо всем (1468)
  • Интересно (1010)
  • Кумиры (853)
  • Видео/Фото/Фильмы/Концерты. (825)
  • Старый, добрый шлягер (809)
  • Музыканты,художники, композиторы, поэты, писатели (747)
  • Истории (714)
  • Джаз,Рок,Блюз. (696)
  • Аудиоальбомы (691)
  • СуперStars (615)
  • УЛЫБНЕМСЯ И МЫ (487)
  • Суперхит XX века (475)
  • Звезды в «Музыкальной гостиной» (443)
  • «СССР» — ретро (385)
  • Бельканто (Любимые голоса) (294)
  • Культура, искусство, история (242)
  • Одесские истории (234)
  • Русский шансон (234)
  • Музыка на века (226)
  • Легенды русского шансона. (221)
  • Опера, оперетта, классическая музыка, балет. (210)
  • Лирика романса (176)
  • Маленький ретро концерт (163)
  • Биографии (163)
  • История классики шансона (147)
  • Музыка ретро (113)
  • Песня.Романс (104)
  • Звезды русской эмиграции (86)
  • Мемориал (78)
  • Петр Лещенко (50)
  • шансон (41)
  • Литературный раздел (12)
  • Барды (1)

Метки

Я — фотограф

  • К приложению

Женский образ в живописи 18-20 веков часть 1

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПЕСНИ. «ВРАГИ СОЖГЛИ РОДНУЮ ХАТУ»

У этой песни не простая судьба. Написанная вскоре после окончания войны, она, прозвучав всего один раз по радио, затем не исполнялась около… пятнадцати лет.

…Как-то композитор Матвей Блантер встретил Александра Твардовского.
— Идите к Мише (так любовно называли поэты Михаила Васильевича Исаковского, хотя многие из них были моложе его). Он написал замечательные стихи для песни.

Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР М.И. Блантера и Героя Социалистического Труда М.В. Исаковского связывала долголетняя творческая дружба, они написали вместе немало хороших песен. Вот тут можно почитать о них:

Читать еще:  К какому роду литературы относятся стихи

Композитор Блантер и поэт Исаковский

Но на этот раз Исаковский стал всячески отнекиваться, говорил, что стихи не песенные, слишком длинные, чересчур подробны и т.д. Однако Блантер настаивал.

— Дайте мне посмотреть эти стихи. Исаковский был несказанно поражен, когда через некоторое время узнал, что Блантер сочинил музыку.

Но, как мы уже сказали, песня долгие годы не звучала ни в эфире, ни на концертной эстраде. В чем же дело?

Вот что рассказывал об этом М. Исаковский:

«Редакторы – литературные и музыкальные – не имели оснований обвинить меня в чем-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже – прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».

Если песня этого творческого тандема «В лесу прифронтовом» была руководством страны оценена сразу, то судьба стихотворения «Враги сожгли родную хату…» («Прасковья»), написанного в 1945 г., впервые опубликованного в №7 журнала «Знамя» в 1946 г., сложилась весьма непросто. В нем усмотрели «ненужный пессимизм». А песню, прозвучавшую на радио в исполнении В. Нечаева, в эфир больше не пустили.

Так продолжалось до 1960 года. Для участия в представлении Московского Мюзик-холла «Когда зажигаются огни» был приглашен популярный артист кино и исполнитель советских песен Марк Бернес. Многочисленные зрители, заполнившие Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, где состоялась премьера представления, всем ходом эстрадного спектакля были настроены на веселое, развлекательное зрелище. Под стать этому зрелищу были и песни. Но вот на сцену вышел Бернес. Он подошел к микрофону и запел:

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою.

Поначалу в зале возникло недоумение, но потом установилась абсолютная тишина. А когда певец закончил, раздался гром аплодисментов. Успех превзошел все ожидания!

С этого дня началась, по существу, жизнь этой замечательной песни. «Прасковья» (как иногда ее называют) получила широкое признание, особенно у бывших фронтовиков. Многие из них восприняли ее как рассказ о своей нелегкой судьбе.

Вот несколько отрывков из их писем, которые получал певец:

«Сегодня я слушал по радио не впервые в Вашем исполнении песню, которая для меня – моя биография. Да, я так приехал! “Я три державы покорил!”. Вот на столе лежат медали и ордена. И среди них – медаль за город Будапешт. И наградой мне будет, если Вы пришлете мне текст песни, которая кончается словами: “И на груди его светилась медаль за город Будапешт”».

«Услышал я в Вашем исполнении песню, как возвратился солдат с фронта, а у него никаких близких не оказалось, — так было и у меня. Мне так же пришлось со слезами на глазах выпить чарку вина в яме разбитой землянки, где погибла в бомбежку моя мама».

«Напишите мне, пожалуйста, слова песни. Я Вас век помнить буду и поминать добрым словом. Начинается она так: “спалили хату на деревне…” В общем, пришел солдат, а дома всех уничтожи-ли. Я уже, дорогой товарищ, не молод, но песню твою забыть не могу».

А вот что написал Марку Бернесу Михаил Васильевич Исаковский:
«Я уже давно собирался написать Вам, но, как видите, собрался только сейчас.

Дело в том, что еще в дни, когда у нас отмечалось двадцатилетие Победы над фашистской Германией, я слышал в Вашем исполнении песню Матвея Блантера, написанную на мои слова, — “Враги сожгли родную хату“.

Исполняли Вы великолепно – с большим талантом, с большим вкусом, с глубоким проникновением в саму суть произведения. Вы просто потрясли миллионы телезрителей, заставили их пережить все то, о чем говорится в спетой Вами песне…

И мне хотелось бы выразить Вам самую искреннюю свою благодарность за отличное исполнение песни, за понимание ее, за очень правильную трактовку содержания, за то, что Вы донесли смысл песни до каждого слушателя…»

Этот рассказ о песне хочется закончить словами Александра Твардовского:
«Удивительно послевоенное стихотворение Исаковского, ставшее широко известной песней “Враги сожгли родную хату”, сочетанием в нем традиционно-песенных, даже стилизованных приемов с остросовременным трагическим содержанием. С какой немногословной и опять-таки негромогласной силой передана здесь в образе горького солдатского горя великая мера страданий и жертв народа-победителя в его правой войне против вражеского нашествия.

И каким знаком исторического времени и невиданных подвигов народа – освободителя народов от фашистского ига – отмечена эта бесконечная тризна на могиле жены:

Он пил – солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт».

Приведём фрагмент из статьи Евгения Евтушенко о М. Исаковском из его (Е.Евтушенко) антологии:

«И, наконец, в сорок пятом году Исаковский написал свое самое пронзительное стихотворение «Враги сожгли родную хату…», воплотившее всё то, что чувствовали десятки, а может, и сотни тысяч солдат – освободителей Европы, да вот не освободителей самих себя. Стоило всего лишь один раз прозвучать по радио этой песне под названием «Прасковья», как она была со скандалом запрещена для дальнейшего исполнения, хотя люди писали на радио тысячи писем с просьбой ее повторить. Однако «вино с печалью пополам» пришлось не по вкусу обессердечившимся от усердия цековским и пуровским проповедникам оптимизма. Запрет длился полтора десятилетия, пока в 1960 году Марк Бернес не отважился исполнить «Прасковью» во Дворце спорта в Лужниках. Прежде чем запеть, он глуховатым голосом прочел, как прозу, вступление: «Враги сожгли родную хату. Сгубили всю его семью». Четырнадцатитысячный зал встал после этих двух строк и стоя дослушал песню до конца. Ее запрещали еще не раз, ссылаясь на якобы возмущенное мнение ветеранов. Но в 1965 году герой Сталинграда маршал В.И. Чуйков попросил Бернеса ее исполнить на «Голубом огоньке», прикрыв песню своим прославленным именем.

Песня не сделалась массовой, да и не могла ею стать, но в драгоценном исполнении Бернеса, которого критики ядовито называли «безголосым шептуном», стала народным лирическим реквиемом.

Более 20 песен – как ни с кем другим – Блантер написал на стихи Исаковского. «Удивительно легко было писать на стихи Исаковского, – вспоминал он. – На самые, казалось бы, сложные. И творчески мы сразу понимали друг друга. Вот один из примеров. Встречаю я возле нашего дома, на улице Горького (мы жили с Исаковским тогда всего лишь на разных этажах) Александра Трифоновича Твардовского. Он говорит взволнованно: «Идите скорее к Мише, он написал замечательные стихи. Убежден, что если вы возьметесь, получится песня, что надо. » Поднялся я к Исаковскому, и он мне прочитал. «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью. Куда ж теперь идти солдату, кому нести печаль свою. » и т. д. А потом как бы даже извинился: «Очевидно, Саша ничего в этом деле не понимает. Здесь слов – целая простыня. В какую же песню все это влезет?» Однако через час, уже у меня дома Исаковский слушал нашу песню».

Невозможно отделить первооснову песни, поэтический текст этого шедевра русской поэзии ХХ в. – «Враги сожгли родную хату…», от музыки М. Блантера. В восприятии песня неотделима и от голоса Марка Бернеса. Именно Бернес фактически прервал традицию игнорирования этой песни. В 1960 г. на представлении Московского мюзик-холла «Когда зажигаются звезды» артист исполнил ее перед многочисленными зрителями, заполнившими Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, настроенными на развлекательное зрелище. После первых же строк в зале установилась абсолютная тишина, закончившаяся затем непрекращающейся овацией.

Александр Торчилин /МОСКОНЦЕРТ

И закончу опять же Марком Бернесом.

Рубрики:История классики шансона

Метки: история песни

Процитировано 35 раз
Понравилось: 52 пользователям

Враги сожгли родную хату.

25 февраля 2015 1:00

Поэт Михаил Исаковский написал эти свои пронзительные строки, что называется, по горячим следам – в 1945 году, когда война закончилась, и фронтовики начали возвращаться домой. А там их ждали не только ликование по поводу победы. А еще и слезы. У кого-то слезы радости от встречи с родными и близкими, дождавшимися своих отцов и сыновей. А у кого-то – слезы горя и потери тех, кому не суждено было выжить даже в глубоком тылу.

Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью.

Куда теперь идти солдату?

Кому нести печаль свою?

Аудио: Великие песни: «Враги сожгли родную хату»

Очень многие считают эту песню народной. Действительно, своим глубоким чувством и безыскусностью слов она перекликается с народными сочинениями. Сюжет трагического возвращения на родину после ратной службы был весьма распространенным в солдатской песне. Приходит воин, отслуживший 25 лет, и находит на месте родной хаты лишь развалины: матушка умерла, молодая жена состарилась, поля без мужской руки заросли бурьяном.

И далее – классические образы из русского эпоса — перекрестье дорог, чисто поле.

Пошел солдат в глубоком горе

На перекресток двух дорог,

Нашел солдат в широком поле

Травой заросший бугорок.

Почему же так глубоко переворачивают душу такие простые слова? Потому что после страшной кровопролитной войны c германским фашизмом этот сюжет повторился миллионы раз с миллионами советских людей. И чувства, охватившие героя песни, пережиты едва ли не каждым жителем нашей огромной страны.

«Услышал я в Вашем исполнении песню, как возвратился солдат с фронта, а у него никаких близких не оказалось, — так было и у меня. Мне так же пришлось со слезами на глазах выпить чарку вина в яме разбитой землянки, где погибла в бомбежку моя мама», – так написал фронтовик самому известному исполнителю песни, замечательному певцу Марку Бернесу.

Читать еще:  Кто сказал о комедии горе от ума о стихах

Стоит солдат — и словно комья

Застряли в горле у него.

Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,

Героя — мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,

Накрой в избе широкий стол.

Свой день, свой праздник возвращенья

К тебе я праздновать пришел . «

Впервые стихотворение было опубликовано в 1946 году в журнале «Знамя». Автор и думать не мог, что его простые стихи могут стать песней, а песня так полюбится народу. Композитору Матвею Блантеру сочинение Исаковского показал знаменитый поэт Александр Твардовский со словами: «Замечательная песня может получиться!» Как в воду глядел: к проникновенным словам Блантер написал такую проникновенную музыку, что практически все редактора – и музыкальные, и литературные, слушавшие песню, сходились во мнении: произведение замечательное! Но в радиоэфир не пропускали.

«В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже, – вспоминал потом Михаил Исаковский, — прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио «не можем». Оказывается, уж очень сильным диcсонансом была песня с господствующим в то время настроением в обществе: бравурным, победным! И очень не хотелось лишний раз бередить незаживающие раны — тогда многие «были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение», — поясняет Исаковский. Стихи раскритиковали за «распространение пессимистических настроений».

Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал,

И только теплый летний ветер

Траву могильную качал.

Своим вторым рождением песня обязана была замечательному Марку Бернесу. В 1960-м году он решил исполнить ее на большом концерте во Дворце спорта в Лужниках. Это был настоящий риск: спеть запрещенную песню, да еще на развлекательном бравурном мероприятии. Но случилось чудо — после первых строчек, произнесенных речитативом глуховатым «непевческим «голосом артиста, 14-тысячный зал встал, наступила мертвая тишина. Это молчание продолжалось еще несколько мгновений, когда отзвучали последние аккорды песни. А потом зал взорвался овацией. И это была овация со слезами на глазах…

А после того, как по личной просьбе героя войны маршала Василия Чуйкова песня прозвучала в телевизионном «Огоньке», она стала поистине народной.

Вздохнул солдат, ремень поправил,

Раскрыл мешок походный свой,

Бутылку горькую поставил

На серый камень гробовой:

«Не осуждай меня, Прасковья,

Что я к тебе пришел такой:

Хотел я выпить за здоровье,

А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,

Но не сойтись вовеки нам . «

И пил солдат из медной кружки

Вино с печалью пополам.

Исполнение Марком Бернесом считается эталонным. Именно в его интерпретации песня звучит до сих пор. Но лично меня потрясло другое исполнение – Михаилом Пуговкиным. Если Марк Бернес выступает в песне как рассказчик, как свидетель человеческого горя, то Михаил Пуговкин ведет свое повествование от первого лица, от лица того самого солдата, что пил «из горькой кружки вино с печалью пополам».

Мы, зрители, привыкли видеть этого замечательного артиста в комических ролях, и мало кто знает, что печаль его — настоящая, выстраданная. Уже через два дня после начала Великой Отечественной войны начинающий тогда артист Михаил Пуговкин добровольцем ушел на фронт. Служил в 1147-м стрелковом полку, разведчиком! Осенью 1942 года был тяжело ранен в ногу. Под Ворошиловградом (ныне это Луганск – удивительны повороты истории!). Из-за начавшейся гангрены едва не остался без ноги. Награжден орденом Отечественной войны II степени.

Он пил — солдат, слуга народа,

И с болью в сердце говорил:

«Я шел к тебе четыре года,

Я три державы покорил . «

Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд,

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт.

По-прежнему жду от вас новых заявок. И размышлений — о пережитом, о сокровенном. Если можно, укажите номер своего телефона — вдруг нужно будет что-то уточнить. Вот мой электронный адрес: gamov@kp.ru.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Кто написал стих враги сожгли родную хату

История песни

В 1945 году наконец-то закончилась тяжёлая Великая Отечественная война. Тогда погибло не только множество военных, но и мирных граждан. Когда отслужившие мужчины возвращались в родные села и деревни, то иногда на месте своих домов находили лишь пепелища.
Также и герой песни, придя домой, он не нашёл не только родных стен, но и жену, детей. Все они погибли во время войны. Всё это в 1945 году описал в своём стихотворении поэт Михаил Исаковский. Оно называлось «Прасковья». Такое имя было у жены главного героя произведения. Именно к этой женщине обращается пришедший с фронта солдат. Произведение Исаковского было опубликовано в одном из журналов в 1946 г.

Когда это стихотворение прочёл поэт Александр Твардовский, он показал его композитору Матвею Блантеру. Твардовский уже тогда понял, что из этих строчек может получиться замечательная песня. Матвей Блантер также проникся этой идеей, сочинил не менее проникновенную музыку, которая прекрасно легла на уже готовые строчки. Сначала поэт Твардовский не верил в то, что получится песня, так как он считал, что строки слишком длинные для того, чтобы стать музыкальным произведением. Но затем поэт изменил своё мнение, когда услышал итоговый вариант песни. Когда она была готова, осталось представить её широкой публике. В то время одним из самых популярных средств информации было радио. Ведь при помощи него люди узнавали новости, слушали концерты, различные передачи. Телевизоров тогда почти ещё ни у кого не было. Когда поэт и музыкант принесли своё творение на радио, то им сказали, что не могут пропустить эту песню в эфир. Ведь в послевоенные годы в стране старались поддерживать победное и бравурное настроение. А произведение «Враги сожгли родную хату» даже высокие чины могли слушать только со слезами на глазах. Один из них сказал, что эта песня распространяет пессимистические настроения. А в то время не хотелось бередить незаживающие душевные раны народа, некоторые хотели поскорее забыть то горе, которое принесла с собой война. Второе рождение Быть может, эта песня так и осталась бы лежать на полке, но ее услышал Марк Бернес. Этот актёр и певец исполнил это лирическое произведение на одном из концертов, который проходил в Лужниках. Конечно, он рисковал, так как не знал, какова будет реакция властей и народа. Но присутствующих на этом концерте песня тронула за живое, запала в душу. На том концерте было 14000 зрителей. Практически все они поднялись уже после первых строчек и в таком положении слушали «Враги сожгли родную хату». Когда смолкли последние аккорды, раздались бурные овации. Композитор, поэт и певец смогли донести идею этого творения до сердец советских людей. Потом песня стала еще более знаменитой, когда её исполнили на программе «Голубой огонёк», который проходил в 1965 году. Эту телепередачу показывали по телевизору. Маршал Василий Чуйков попросил включить в программу это произведение. Тогда песня стала знакома буквально всем, так как в то время телевидение стало большим средством массовой пропаганды. С тех пор песню «Враги сожгли родную хату» исполнил не только Марк Бернес, но и другие знаменитые актеры и певцы. Одним из них стал Михаил Пуговкин. Не все знают, что этот комедийный актер уже в начале войны подал документы, чтобы уйти добровольцем на фронт. Через год его тяжело ранили в ногу, началась гангрена. Врачам чудом удалось спастись ногу будущего актера и его самого. Поэтому он знал о войне, о страданиях, которая приносит она, не понаслышке. Позже эту песню исполнил Владислав Косарев, Игорь Осотов, Александр Маршал и другие певцы. Это произведение вошло в некоторые кинофильмы, делает их более лиричными и пронзительными. История солдата из данной песни, к сожалению, весьма достоверная. Режиссеры, снимавшие фильмы о Великой Отечественной войне, иногда рассказывали о таких трагических ситуациях. Достаточно вспомнить фильм «Судьба человека» (и одноименную книгу). Здесь солдат также пришёл в родное село, но вместо дома увидел только яму от снаряда. Погибли все его родные люди – жена и дети.

Текст песни

Враги сожгли родную хату

Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью.

Куда ж теперь идти солдату,

Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе

На перекресток двух дорог,

Нашел солдат в широком поле

Травой заросший бугорок.

Стоит солдат – и словно комья

Застряли в горле у него.

Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,

Героя – мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,

Накрой в избе широкий стол,-

Свой день, свой праздник возвращенья

К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал,

И только теплый летний ветер

Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,

Раскрыл мешок походный свой,

Бутылку горькую поставил

На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,

Что я пришел к тебе такой:

Хотел я выпить за здоровье,

А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,

Но не сойтись вовеки нам…»

И пил солдат из медной кружки

Вино с печалью пополам.

Он пил – солдат, слуга народа,

И с болью в сердце говорил:

«Я шел к тебе четыре года,

Я три державы покорил…»

Читать еще:  Когда я тебя увидел стихи

Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд,

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт.

© 2018 Министерство Обороны Российской Федерации
© 2018 СТАВРОПОЛЬСКОЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ КАДЕТСКОЕ УЧИЛИЩЕ

История одной песни. Враги сожгли родную хату.

1. Враги сожгли родную хату
Сгубили всю его семью
Куда ж теперь идти солдату
Кому нести печаль свою
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок

2. Стоит солдат и словно комья
Застряли в горле у него
Сказал солдат
Встречай Прасковья
Героя мужа своего
Готовь для гостя угощенье
Накрой в избе широкий стол
Свой день свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел

3. Никто солдату не ответил
Никто его не повстречал
И только теплый летний вечер
Траву могильную качал
Вздохнул солдат ремень поправил
Раскрыл мешок походный свой
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой

4. Не осуждай меня Прасковья
Что я пришел к тебе такой
Хотел я выпить за здоровье
А должен пить за упокой
Сойдутся вновь друзья подружки
Но не сойтись вовеки нам
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам

5. Он пил солдат слуга народа
И с болью в сердце говорил
Я шел к тебе четыре года
Я три державы покорил
Хмелел солдат слеза катилась
Слеза несбывшихся надежд
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт
Медаль за город Будапешт

У этой песни не простая судьба. Написанная вскоре после окончания войны, она, прозвучав всего один раз по радио, затем не исполнялась около… пятнадцати лет.

…Как-то композитор Матвей Блантер встретил Александра Твардовского.
— Идите к Мише (так любовно называли поэты Михаила Васильевича Исаковского, хотя многие из них были моложе его). Он написал замечательные стихи для песни. М.И.Блантер

Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР М.И. Блантера и Героя Социалистического Труда М.В. Исаковского связывала долголетняя творческая дружба, они написали вместе немало хороших песен. Вот тут можно почитать о них:

Но на этот раз Исаковский стал всячески отнекиваться, говорил, что стихи не песенные, слишком длинные, чересчур подробны и т.д. Однако Блантер настаивал.

— Дайте мне посмотреть эти стихи. Исаковский был несказанно поражен, когда через некоторое время узнал, что Блантер сочинил музыку.

Но, как мы уже сказали, песня долгие годы не звучала ни в эфире, ни на концертной эстраде. В чем же дело?

Вот что рассказывал об этом М. Исаковский: М.В. Исаковский

«Редакторы – литературные и музыкальные – не имели оснований обвинить меня в чем-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже – прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».

Если песня этого творческого тандема «В лесу прифронтовом» была руководством страны оценена сразу, то судьба стихотворения «Враги сожгли родную хату…» («Прасковья»), написанного в 1945 г., впервые опубликованного в №7 журнала «Знамя» в 1946 г., сложилась весьма непросто. В нем усмотрели «ненужный пессимизм». А песню, прозвучавшую на радио в исполнении В. Нечаева, в эфир больше не пустили.

Так продолжалось до 1960 года. Для участия в представлении Московского Мюзик-холла «Когда зажигаются огни» был приглашен популярный артист кино и исполнитель советских песен Марк Бернес. Многочисленные зрители, заполнившие Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, где состоялась премьера представления, всем ходом эстрадного спектакля были настроены на веселое, развлекательное зрелище. Под стать этому зрелищу были и песни. Но вот на сцену вышел Бернес. Он подошел к микрофону и запел:

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою.

Поначалу в зале возникло недоумение, но потом установилась абсолютная тишина. А когда певец закончил, раздался гром аплодисментов. Успех превзошел все ожидания!

С этого дня началась, по существу, жизнь этой замечательной песни. «Прасковья» (как иногда ее называют) получила широкое признание, особенно у бывших фронтовиков. Многие из них восприняли ее как рассказ о своей нелегкой судьбе. Вот несколько отрывков из их писем, которые получал певец:

«Сегодня я слушал по радио не впервые в Вашем исполнении песню, которая для меня – моя биография. Да, я так приехал! “Я три державы покорил!”. Вот на столе лежат медали и ордена. И среди них – медаль за город Будапешт. И наградой мне будет, если Вы пришлете мне текст песни, которая кончается словами: “И на груди его светилась медаль за город Будапешт”».

«Услышал я в Вашем исполнении песню, как возвратился солдат с фронта, а у него никаких близких не оказалось, — так было и у меня. Мне так же пришлось со слезами на глазах выпить чарку вина в яме разбитой землянки, где погибла в бомбежку моя мама».

«Напишите мне, пожалуйста, слова песни. Я Вас век помнить буду и поминать добрым словом. Начинается она так: “спалили хату на деревне…” В общем, пришел солдат, а дома всех уничтожи-ли. Я уже, дорогой товарищ, не молод, но песню твою забыть не могу».

А вот что написал Марку Бернесу Михаил Васильевич Исаковский:
«Я уже давно собирался написать Вам, но, как видите, собрался только сейчас.

Дело в том, что еще в дни, когда у нас отмечалось двадцатилетие Победы над фашистской Германией, я слышал в Вашем исполнении песню Матвея Блантера, написанную на мои слова, — “Враги сожгли родную хату“.

Исполняли Вы великолепно – с большим талантом, с большим вкусом, с глубоким проникновением в саму суть произведения. Вы просто потрясли миллионы телезрителей, заставили их пережить все то, о чем говорится в спетой Вами песне…

И мне хотелось бы выразить Вам самую искреннюю свою благодарность за отличное исполнение песни, за понимание ее, за очень правильную трактовку содержания, за то, что Вы донесли смысл песни до каждого слушателя…»

Этот рассказ о песне хочется закончить словами Александра Твардовского:
«Удивительно послевоенное стихотворение Исаковского, ставшее широко известной песней “Враги сожгли родную хату”, сочетанием в нем традиционно-песенных, даже стилизованных приемов с остросовременным трагическим содержанием. С какой немногословной и опять-таки негромогласной силой передана здесь в образе горького солдатского горя великая мера страданий и жертв народа-победителя в его правой войне против вражеского нашествия.

И каким знаком исторического времени и невиданных подвигов народа – освободителя народов от фашистского ига – отмечена эта бесконечная тризна на могиле жены:

Он пил – солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт».

Приведём фрагмент из статьи Евгения Евтушенко о М. Исаковском из его (Е.Евтушенко) антологии:

«И, наконец, в сорок пятом году Исаковский написал свое самое пронзительное стихотворение «Враги сожгли родную хату…», воплотившее всё то, что чувствовали десятки, а может, и сотни тысяч солдат – освободителей Европы, да вот не освободителей самих себя. Стоило всего лишь один раз прозвучать по радио этой песне под названием «Прасковья», как она была со скандалом запрещена для дальнейшего исполнения, хотя люди писали на радио тысячи писем с просьбой ее повторить. Однако «вино с печалью пополам» пришлось не по вкусу обессердечившимся от усердия цековским и пуровским проповедникам оптимизма. Запрет длился полтора десятилетия, пока в 1960 году Марк Бернес не отважился исполнить «Прасковью» во Дворце спорта в Лужниках. Прежде чем запеть, он глуховатым голосом прочел, как прозу, вступление: «Враги сожгли родную хату. Сгубили всю его семью». Четырнадцатитысячный зал встал после этих двух строк и стоя дослушал песню до конца. Ее запрещали еще не раз, ссылаясь на якобы возмущенное мнение ветеранов. Но в 1965 году герой Сталинграда маршал В.И. Чуйков попросил Бернеса ее исполнить на «Голубом огоньке», прикрыв песню своим прославленным именем.

Песня не сделалась массовой, да и не могла ею стать, но в драгоценном исполнении Бернеса, которого критики ядовито называли «безголосым шептуном», стала народным лирическим реквиемом.

Более 20 песен – как ни с кем другим – Блантер написал на стихи Исаковского. «Удивительно легко было писать на стихи Исаковского, – вспоминал он. – На самые, казалось бы, сложные. И творчески мы сразу понимали друг друга. Вот один из примеров. Встречаю я возле нашего дома, на улице Горького (мы жили с Исаковским тогда всего лишь на разных этажах) Александра Трифоновича Твардовского. Он говорит взволнованно: «Идите скорее к Мише, он написал замечательные стихи. Убежден, что если вы возьметесь, получится песня, что надо. » Поднялся я к Исаковскому, и он мне прочитал. «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью. Куда ж теперь идти солдату, кому нести печаль свою. » и т. д. А потом как бы даже извинился: «Очевидно, Саша ничего в этом деле не понимает. Здесь слов – целая простыня. В какую же песню все это влезет?» Однако через час, уже у меня дома Исаковский слушал нашу песню».

Невозможно отделить первооснову песни, поэтический текст этого шедевра русской поэзии ХХ в. – «Враги сожгли родную хату…», от музыки М. Блантера. В восприятии песня неотделима и от голоса Марка Бернеса. Именно Бернес фактически прервал традицию игнорирования этой песни. В 1960 г. на представлении Московского мюзик-холла «Когда зажигаются звезды» артист исполнил ее перед многочисленными зрителями, заполнившими Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, настроенными на развлекательное зрелище. После первых же строк в зале установилась абсолютная тишина, закончившаяся затем непрекращающейся овацией.

Александр Торчилин /МОСКОНЦЕРТ

А. Маршал

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector