0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто написал стихи ласточка

Анализ стихотворения «Ласточка» Гавриила Державина

Гавриил Романович Державин написал взволнованную песнь «Ласточка» на кончину своей спутницы жизни. Впервые опубликована она была в «Московском журнале».

Стихотворение написано в 1792 году, но неоднократно дорабатывалось. Его автору в эту пору 49 лет и он оплакивает безвременную кончину своей жены Екатерины (в стихотворении она выведена под поэтичным именем «Пленира»). Его супруга умерла в 33 года от чахотки. Безутешный муж пишет в память о ней своеобразный реквием. По жанру – элегия, по размеру – разностопный ямб с вкраплением амфибрахия и других размеров. Состоит из 2 строф, первая из них содержит 44 строки, вторая – 6 строк. Лирический герой – сам автор. Явно он появляется только в финале, тогда же возникает местоимение «я». Первое впечатление от стихотворения – пейзажная лирика. Только в самом конце – философский подтекст. Начинается все с восклицаний: о домовитая ласточка! Образ ласточки традиционен для мировой поэзии. С любовью герой описывает малую птаху: грудь красно-бела, певичка. Значит, он имеет в виду деревенскую ласточку, прозванную касаткой. Распространены они повсюду, но поэту дорога ее европейская разновидность, ведь его супруга – дочь португальца. С помощью уменьшительно-ласкательных суффиксов он передает умилительные картины: колокольчиком в горлышке бьешь, крылышками движешь.

Широко используется прием инверсии: под рдяной зарей, видишь и бури ты, встаешь ты, лета роскошного, чешуйчатом сребре. Огромное количество повторов. Например, анафора: ты часто, там (здесь еще присоединена перечислительная градация: нивы, рощи, мошки). Сравнение: зимою, как лед, как молния реешь туды и сюды, как будто с высот. Эпитеты: осени скучной, бездны подземны. Олицетворения: ластятся струи, роза вздохнет, рощи в одежде. Метафора: в небе плывешь, видишь вселенну. «Во мраке лежишь бездыханна»: свойство ласточек замирать, цепенеть, зимуя в неблагоприятных условиях. «Встаешь ты от смертного сна»: поэт с мольбой проводит эту параллель, надеясь, что разлука не будет вечной. В последней строке поэт обращается сам к себе: душа моя! Оказывается, в образе стремительной, благородной и таинственной птицы он видел свою душу. Голос его крепнет: воспой же бессмертие, лира! (музыкальный инструмент, атрибут поэтов). Трижды, без тени сомнения, заявляет он: восстану! И только последний страх сжимает сердце: увижу тебя я, Пленира?

Сенатор и пиит, приверженец классической литературной школы, Г. Державин в стихотворении «Ласточка» повествует о личном горе.

Ласточка с весною.

ЛАСТОЧКА С ВЕСНОЮ.
Размышление учителя русского языка и литературы
В помощь молодым родителям

ЛАСТОЧКА
Алексей Плещеев

Травка зеленеет,
Солнышко блестит;
Ласточка с весною
В сени к нам летит.

С нею солнце краше
И весна милей.
Прощебечь с дороги
Нам привет скорей!

Дам тебе я зерен;
А ты песню спой
Что из стран далеких
Принесла с собой.

Стихотворение входило в «Родное слово» К. Д. Ушинского.

1.
На днях посмотрела в Интернете видеоматериал о том, как очень симпатичный мальчик, ученик, видимо, второго класса, не может выучить-запомнить заданное учителем стихотворение А.Плещеева «Ласточка». Сам не понимая читаемого по листу, мучительно скороговоркой повторяя за матерью слова, которая решила, на свой лад, помочь сыну, ребёнок начинает испытывать отвращение к процессу запоминания, воспринимая и задание учительницы, и требования матери как насилие над собой. Печальная, вовсе не смешная картина.

Как преподавателю русского языка и литературы со стажем в 41 год, мне до боли ясна причина «учения с мучением». Возможно, и есть дети, награждённые от природы хорошей зрительной и слуховой памятью. В таком случае, безо всякой предварительной работы над стихом, ребёнок машинально усвоит текст и без запинок его воспроизведёт. Но в большинстве подобных случаев нужна предварительная работа. И, надо сказать, она нужна всем, в том числе и тем, кто хорошо стихи запоминает.

В чём же будет эта работа состоять. Конечно же, в задушевной беседе с ребёнком по поводу картин и событий, запечатлённых в стихе. Видел ли когда ученик ласточку вживую? Здесь необходим зрительный образ птицы, и Интернет в этом поможет. А что ребёнок знает о ласточках, о их жизни и повадках? Хотя бы краткий рассказ об этом так же необходим.

Это так называемая работа вокруг текста. Кстати, в царской России ( а стихи написаны Плещеевым в 1858-ом году, за три года до отмены крепостного права ) в учебных заведениях, лицеях и гимназиях, учебный план отводил достаточно времени межпредметным связям. Допустим, если в стихотворении встречался образ животного, например, лошади, то отдельный урок давал широкие сведения о лошадях, если героями литературного произведения были птицы, то подробнейшим образом гимназисты знакомились с их повадками и прочими особенностями.

Но главное всё же — работа с текстом, его исследование. Да-да, исследование, в рамках понимания второклассника, но исследование — пусть это слово не пугает ни отдельных учителей, ни родителей.
Вы заметили, что мальчик начинал спотыкаться именно на третьей строке «ласточка с весною. «? И четвёртая строка для него «тёмный лес»:»В сени к нам летит.» Пожалуй, да и скорее всего, современный, тем более городской, ребёнок уже не знает, что такое «сени». Ну, давайте посмотрим хотя бы в словарь Ушакова:

«Значение слова Сени по словарю Ушакова:
СЕНИ
сеней (сеней устар., обл.), ед. нет. В деревенских избах и в старину в городских домах — помещение между жилой частью дома и крыльцом. Холодные сени. Сеней не запер для чего?»

Аналогом «сеней» в современном русском языке может служить слово «коридор», «прихожая», но только в том случае, если они не отапливаемые и не являются частью жилого помещения.

2.
Согласимся, что в нынешних условиях птица, стремящаяся залететь к нам в подъезд да и даже в окно — чрезвычайно редкий случай. Птицы боятся людей, знают своё место и границы. Ласточка, «летящая в сени», это вернувшаяся в Россию весной из южных стран путешественница, прилетевшая не только на Родину, но именно к себе домой, туда, где ей и прежде позволялось человеком вить гнездо и где ждали её возвращения. Именно поэтому Плещеев с умилением уточняет: в сени к НАМ летит ( выделим интонационно личное местоимение «к нам»).

Можно себе представить, с какой радостью не только сельский ребёнок, но и любой взрослый встречал весною прилёт ласточки, уверовав в то, что она несёт на своих крыльях счастье и обновление. Не зная этого, не чувствуя ликующего посыла, которым пронизано всё стихотворение, наш интернетный горе-ученик мучается скукой и досадой от неподдающихся ему строк.

«Ласточка с весною. » — этот двойной образ, судя по растерянности второклассника, не укладывается в его сознании. Папа идёт с мамой. Брат играет с сестрой. Тут всё понятно, кто с кем. Но ласточка — с весною. Вместе летят?
И как же выглядит, в отличие от ласточки, весна? Предлог «с», образующий форму творительного падежа имени существительного, сейчас — рудимент в подобного рода оборотах, в то время, как во времена Плещеева (середина 19-го века ) он был на своём месте и никого не озадачивал. Современный человек скажет «ласточка прилетела весною (когда?)», не используя предлога. В понимании ребёнка, этот же предлог обозначает соединение, сближение двух предметов. И если летящую ласточку худо-бедно он себе представляет, то летящую рядом с ней весну — никак. Поэтому, заметьте, что школьник, читая по памяти, всё же пробует нащупать нить: » Травка зеленеет, Солнышко блестит, Ласточка. летит. — и, видя, что мама в этом месте укоризненно-отрицательно качает головой, неуверенно-вопросительно продолжает — Ласточка прилетает. » ПосмотрИте в его потерянное лицо — он не может постичь выражения «ласточка с весною», его образно-метафорическую суть, и, в результате, строчка не желает воспроизводиться.

А дело в том, что ласточка и НЕ летит ВМЕСТЕ с весною, она летит сама по себе в весеннюю пору.

При непонимании простых для нас, но не для ребёнка вещей, не может помочь в заучивании и наилегчайший ритм стиха, а у Плещеева это двусложный размер хорей ( первый слог ударный ) с тремя стопами в каждой строке. Строф всего три, по четыре строки каждая, всего 12 строк, они короткие — так что в целом понятое стихотворение заучилось бы очень быстро и ребёнком более младшего возраста. Кстати, перекрёстная рифма здесь «ленивая» ( рифмуются только вторая и четвёртая строки, а первая с третьей не рифмуется, и только в последнем катрене с натяжкой можно назвать рифмой неточную рифму «зёрен-далёких» ).

3.
Да, явно наш молодой человек не представил себя на месте автора: ласточку заметил всё же, но не прочувствовал, что «С нею солнце краше И весна милей», не попросил её «прощебетать с дороги Нам привет скорей!», не дал ей зёрен, не попросил спеть песню, «принесённую из далёких стран». К великому нашему сожалению, в результате тройной пытки — над стихом, над собой, ну, и, попутно, над родителями, чьих неумелых усилий по оказанию академической помощи сыну было явно недостаточно, — ребёнок не получил должных всесторонних знаний и оптимистических подходов к русскому литературному классическому наследию, не постиг красоты поэтического слога и, в целом, красоты родного русского, не внутрисемейного, а литературного, языка.

Но на этом мне не хочется завершать свою статью, а, прихотливым влечением, продолжить разговор об образе ласточки в русской мифологии и поэзии, выйдя за узкие рамки семейного воспитания, предоставленного нам упомянутым видеороликом.

В Словаре Грушко » Славянская мифология» читаю:

«Ласточка — чистая, святая птица, наделяемая женской символикой. В песне ЛАСТОЧКА уподобляется Божьей Матери (К: см. Макошь): “Ой на Дунаечку, на бережечку, / Там ластiвочка та купалася, / То не ластiвочка, то Божа Мати. ” ЛАСТОЧКА и голубь — любимые Богом птицы. Своим пением ЛАСТОЧКА славит Бога. Щебетание ее воспринимается как молитва: “Святый Боже, святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас”. В народной легенде о распятии Христа ЛАСТОЧКИ, в отличие от воробьев, старались избавить его от мучений: кричали “умер, умер!”, похищали гвозди, вынимали колючие тернии из тернового венца Христа и носили ему воду. Оттого гнездо ЛАСТОЧКИ под крышей обеспечивает дому счастье и благодать, и большой грех разорять ее гнездо, убивать ее или употреблять в пищу.

ЛАСТОЧКА — вестница весны. Говорят: “Ласточка весну начинает, а соловей кончает”. В песнях ее называют ключницей, так как она приносит из-за моря золотые ключи, которыми отмыкает лето и замыкает зиму. Чаще всего прилет ЛАСТОЧЕК приурочен к Благовещению (7.IV). В некоторых районах южной России на Сорок мучеников (22.III) к прилету птиц пекли “ластовочек” с раскрытыми крыльями. В северо — западных губерниях прилет ЛАСТОЧЕК приурочен к дню св. Егория (6.V)»

Читать еще:  Стих а как народ

Такова мифология. Однако с особой неизъяснимой душевной теплотой и замиранием я, побродив по бескрайним просторам Интернета в области изображения ласточки в русской поэзии, обнаруживаю, что, как пишет Сурат Ирина Захаровна — исследователь русской поэзии, автор нескольких книг о Пушкине, книги “Опыты о Мандельштаме” (2005), доктор филологических наук, постоянный автор “Нового мира”, —
«Орлы, лебеди, голуби, соловьи, воробьи и другие самые разные птицы густо населяют мировую поэзию — античную и восточную, классиче­скую и романтическую. Многие из них прижились и угнездились и в русской поэзии, взяв на себя ее центральные темы — любви, смерти, свободы, творчества. Мы будем говорить о ласточке — она больше других птиц традиционно связана с душой, и если помнить об отличительной русской “душевности”, то покажется неслучайным, что именно ласточка с такой неж­ностью и щедростью воспета в стихах русских поэтов — Гаврилы Державина, Антона Дельвига, Николая Гнедича, Аполлона Майкова, Афанасия Фета, Владислава Ходасевича, Осипа Мандельштама, Владимира Набокова, Николая Заболоцкого, Арсения Тарковского, Александра Кушнера, Николая Рубцова. по­эты разных эпох с помощью ласточки выясняли свои отношения с вечно­стью».

Что в статье Л.Л. Бельской, доктора филологических наук, «Ласточка в русской поэзии» «рассматривается многозначность образа ласточки в русской поэзии XX века как символа души, свободы, творчества, любви, весны, трагического противостояния жизни и смерти (живая, слепая, мертвая ласточка), материнства, домовитости». А эпиграфы к статье, строки из Г.Державина и О. Мандельштама, как две широчайшие временные грани, на протяжении веков несущие в русской поэзии образ опоэтизированной птички-невелички:

О домовитая ласточка!
Г. Державин

Слепая ласточка бросается к ногам
С стигийской нежностью и веткою зеленой.
О. Мандельштам

Что на стихотворение А. Плещеева «Ласточка», не подчинившееся ученику-второкласснику, уже в 21-ом веке, в 19-20 веках будет написана музыка П. И. Чайковского, М. М. Ипполитова-Иванова, Р. М. Глиэра, В. И. Ребикова и других композиторов.

Что хочется приложить, наконец, несколько понравившихся мне стихов о ласточке, из списка Сурат Ирины Захаровны, и названных ею шедеврами:

Гаврила Державин
Ласточка

О домовитая Ласточка!
О милосизая птичка!
Грудь красно-бела, касаточка,
Летняя гостья, певичка!
Ты часто по кровлям щебечешь,
Над гнездышком сидя, поешь,
Крылышками движешь, трепещешь,
Колокольчиком в горлышке бьешь.
Ты часто по воздуху вьешься,
В нем смелые круги даешь;
Иль стелешься долу, несешься,
Иль в небе, простряся, плывешь.
Ты часто во зеркале водном
Под рдяной играешь зарей,
На зыбком лазуре бездонном
Тенью мелькаешь твоей.

Афанасий Фет
Ласточки

Природы праздный соглядатай,
Люблю, забывши всё кругом,
Следить за ласточкой стрельчатой
Над вечереющим прудом.

Вот понеслась и зачертила, —
И страшно, чтобы гладь стекла
Стихией чуждой не схватила
Молниевидного крыла.

И снова то же дерзновенье
И та же темная струя, —
Не таково ли вдохновенье
И человеческого я?

Не так ли я, сосуд скудельный,
Дерзаю на запретный путь,
Стихии чуждой, запредельной,
Стремясь хоть каплю зачерпнуть?

Осип Мандельштам
Ласточка

Я слово позабыл, что я хотел сказать.
Слепая ласточка в чертог теней вернется
На крыльях срезанных, с прозрачными играть.
В беспамятстве ночная песнь поется.

Не слышно птиц. Бессмертник не цветет.
Прозрачны гривы табуна ночного.
В сухой реке пустой челнок плывет.
Среди кузнечиков беспамятствует слово.

И медленно растет как бы шатер иль храм,
То вдруг прокинется безумной Антигоной,
То мёртвой ласточкой бросается к ногам
С стигийской нежностью и веткою зеленой.

О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд,
И выпуклую радость узнаванья.
Я так боюсь рыданья Аонид,
Тумана, звона и зиянья!

А смертным власть дана любить и узнавать,
Для них и звук в персты прольется,
Но я забыл, что я хочу сказать, —
И мысль бесплотная в чертог теней вернется.

Всё не о том прозрачная твердит,
Всё ласточка, подружка, Антигона.
А на губах, как черный лед, горит
Стигийского воспоминанье звона.

( Прокинется — здесь: прометается, взовьется.

Антигона — дочь фиванского царя Эдипа, последовавшая за ним в изгнание; здесь — символ дочернего самопожертвования.

Стигийский — от Стикса, реки в царстве мертвых.

И выпуклую радость узнаванья. — Ср. в статье «Слово и культура» (II, 171). О творческой природе узнаванья у Мандельштама см. также HM-II, с. 22 — 23. В античной поэтике «узнавание» было сугубо техническим термином.

Владимир Набоков
Ласточка

Однажды мы под вечер оба
стояли на старом мосту.
Скажи мне, спросил я, до гроба
запомнишь — вон ласточку ту?
И ты отвечала: еще бы!
И как мы заплакали оба,

как вскрикнула жизнь на лету.
До завтра, навеки, до гроба —
однажды, на старом мосту.

Что же ты делаешь с нами, милая ласточка.

Ласточка с весною.

ЛАСТОЧКА С ВЕСНОЮ.
Размышление учителя русского языка и литературы
В помощь молодым родителям

Травка зеленеет,
Солнышко блестит;
Ласточка с весною
В сени к нам летит.

С нею солнце краше
И весна милей.
Прощебечь с дороги
Нам привет скорей!

Дам тебе я зерен;
А ты песню спой
Что из стран далеких
Принесла с собой.

Стихотворение входило в «Родное слово» К. Д. Ушинского.

1.
На днях просмотрела в Интернете видеоматериал о том, как очень симпатичный мальчик, ученик, видимо, второго класса, не может выучить-запомнить заданное учителем стихотворение А.Плещеева «Ласточка». Сам не понимая читаемого по листу, мучительно скороговоркой повторяя за матерью слова, которая решила, на свой лад, помочь сыну, ребёнок начинает испытывать отвращение к процессу запоминания, воспринимая и задание учительницы, и требования матери как насилие над собой. Печальная, вовсе не смешная картина.

Как преподавателю русского языка и литературы со стажем в 41 год, мне до боли ясна причина «учения с мучением». Возможно, и есть дети, награждённые от природы хорошей зрительной и слуховой памятью. В таком случае, безо всякой предварительной работы над стихом, ребёнок машинально усвоит текст и без запинок его воспроизведёт. Но в большинстве подобных случаев нужна предварительная работа. И, надо сказать, она нужна всем, в том числе и тем, кто хорошо стихи запоминает.

В чём же будет эта работа состоять. Конечно же, в задушевной беседе с ребёнком по поводу картин и событий, запечатлённых в стихе. Видел ли когда ученик ласточку вживую? Здесь необходим зрительный образ птицы, и Интернет в этом поможет. А что ребёнок знает о ласточках, о их жизни и повадках? Хотя бы краткий рассказ об этом так же необходим.

Это так называемая работа вокруг текста. Кстати, в царской России ( а стихи написаны Плещеевым в 1858-ом году, за три года до отмены крепостного права ) в учебных заведениях, лицеях и гимназиях, учебный план отводил достаточно времени на межпредметные связи. Допустим, если в стихотворении встречался образ животного, например, лошади, то отдельный урок давал широкие сведения о лошадях, если героями литературного произведения были птицы, то подробнейшим образом гимназисты знакомились с их повадками и прочими особенностями.

Но главное всё же — работа с текстом, его исследование. Да-да, исследование, в рамках понимания второклассника, но исследование — пусть это слово не пугает ни отдельных учителей, ни родителей.
Вы заметили, что мальчик начинал спотыкаться именно на третьей строке «ласточка с весною. «? И четвёртая строка для него «тёмный лес»:»В сени к нам летит.» Пожалуй, да и скорее всего, современный, тем более городской, ребёнок уже не знает, что такое «сени». Ну, давайте посмотрим хотя бы в словарь Ушакова:

«Значение слова Сени по словарю Ушакова:
СЕНИ
сеней (сеней устар., обл.), ед. нет. В деревенских избах и в старину в городских домах — помещение между жилой частью дома и крыльцом. Холодные сени. Сеней не запер для чего?»

Аналогом «сеней» в современном русском языке может служить слово «коридор», «прихожая», но только в том случае, если они не отапливаемые и не являются частью жилого помещения.

2.
Согласимся, что в нынешних условиях птица, стремящаяся залететь к нам в подъезд да и даже в окно — чрезвычайно редкий случай. Птицы боятся людей, знают своё место и границы. Ласточка, «летящая в сени», это вернувшаяся в Россию весной из южных стран путешественница, прилетевшая не только на Родину, но именно к себе домой, туда, где ей и прежде позволялось человеком вить гнездо и где ждали её возвращения. Именно поэтому Плещеев с умилением уточняет: в сени к НАМ летит( выделим интонационно личное местоимение «к нам»).

Можно только себе представить, с какой радостью не только сельский ребёнок, но и любой взрослый встречал весною прилёт ласточки, уверовав в то, что она несёт на своих крыльях счастье и обновление. Не зная этого, не чувствуя ликующего посыла, которым пронизано всё стихотворение, наш интернетный горе-ученик мучается скукой и досадой от неподдающихся ему строк.

«Ласточка с весною. » — этот двойной образ, судя по растерянности второклассника, не укладывается в его сознании. Папа идёт с мамой. Брат играет с сестрой. Тут всё понятно, кто с кем. Но ласточка — с весною. Вместе летят?
И как же выглядит, в отличие от ласточки, весна? Предлог «с», образующий форму творительного падежа имени существительного, сейчас — рудимент в подобного рода оборотах, в то время, как во времена Плещеева (середина 19-го века ) он был на своём месте и никого не озадачивал. Современный человек скажет «ласточка прилетела весною (когда?)», не используя предлога. В понимании ребёнка, этот же предлог обозначает соединение, сближение двух предметов. И если летящую ласточку худо-бедно он себе представляет, то летящую рядом с ней весну — никак. Поэтому, заметьте, что школьник, читая по памяти, всё же пробует нащупать нить: » Травка зеленеет, Солнышко блестит, Ласточка. летит. — и, видя, что мама в этом месте укоризненно-отрицательно качает головой, неуверенно-вопросительно продолжает — Ласточка прилетает. » ПосмотрИте в его потерянное лицо — он не может постичь выражения «ласточка с весною», его образно-метафорическую суть, и, в результате, строчка не желает воспроизводиться.

Читать еще:  Стихи которые придумал незнайка

А дело в том, что ласточка и НЕ летит ВМЕСТЕ с весною, она летит сама по себе в весеннюю пору.

При непонимании простых для нас, но не для ребёнка вещей, не может помочь в заучивании и наилегчайший ритм стиха, а у Плещеева это двусложный размер хорей ( первый слог ударный ) с тремя стопами в каждой строке. Строф всего три, по четыре строки каждая, всего 12 строк, они короткие — так что в целом понятое стихотворение заучилось бы очень быстро и ребёнком более младшего возраста. Кстати, перекрёстная рифма здесь «ленивая» ( рифмуются только вторая и четвёртая строки, а первая с третьей не рифмуется, и только в последнем катрене с натяжкой можно назвать рифмой неточную рифму «зёрен-далёких» ).

3.
Да, явно наш молодой человек не представил себя на месте автора: ласточку заметил всё же, но не прочувствовал, что «С нею солнце краше И весна милей», не попросил её «прощебетать с дороги Нам привет скорей!», не дал ей зёрен, не попросил спеть песню, «принесённую из далёких стран». К великому нашему сожалению, в результате тройной пытки — над стихом, над собой, ну, и, попутно, над родителями, чьих неумелых усилий по оказанию академической помощи сыну было явно недостаточно, — ребёнок не получил должных всесторонних знаний и оптимистических подходов к русскому литературному классическому наследию, не постиг красоты поэтического слога и, в целом, красоты родного русского, не внутрисемейного, а литературного, языка.

Но на этом мне не хочется завершать свою статью, а, прихотливым влечением, продолжить разговор об образе ласточки в русской мифологии и поэзии, выйдя за узкие рамки семейного воспитания, предоставленного нам упомянутым видеороликом.

В Словаре Грушко » Славянская мифология» читаю:

«Ласточка — чистая, святая птица, наделяемая женской символикой. В песне ЛАСТОЧКА уподобляется Божьей Матери (К: см. Макошь): “Ой на Дунаечку, на бережечку, / Там ластiвочка та купалася, / То не ластiвочка, то Божа Мати. ” ЛАСТОЧКА и голубь — любимые Богом птицы. Своим пением ЛАСТОЧКА славит Бога. Щебетание ее воспринимается как молитва: “Святый Боже, святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас”. В народной легенде о распятии Христа ЛАСТОЧКИ, в отличие от воробьев, старались избавить его от мучений: кричали “умер, умер!”, похищали гвозди, вынимали колючие тернии из тернового венца Христа и носили ему воду. Оттого гнездо ЛАСТОЧКИ под крышей обеспечивает дому счастье и благодать, и большой грех разорять ее гнездо, убивать ее или употреблять в пищу.

ЛАСТОЧКА — вестница весны. Говорят: “Ласточка весну начинает, а соловей кончает”. В песнях ее называют ключницей, так как она приносит из-за моря золотые ключи, которыми отмыкает лето и замыкает зиму. Чаще всего прилет ЛАСТОЧЕК приурочен к Благовещению (7.IV). В некоторых районах южной России на Сорок мучеников (22.III) к прилету птиц пекли “ластовочек” с раскрытыми крыльями. В северо — западных губерниях прилет ЛАСТОЧЕК приурочен к дню св. Егория (6.V)»

Такова мифология. Однако с особой неизъяснимой душевной теплотой и замиранием я, побродив по бескрайним просторам Интернета в области изображения ласточки в русской поэзии, обнаруживаю, что, как пишет Сурат Ирина Захаровна — исследователь русской поэзии, автор нескольких книг о Пушкине, книги “Опыты о Мандельштаме” (2005), доктор филологических наук, постоянный автор “Нового мира”, —
«Орлы, лебеди, голуби, соловьи, воробьи и другие самые разные птицы густо населяют мировую поэзию — античную и восточную, классиче­скую и романтическую. Многие из них прижились и угнездились и в русской поэзии, взяв на себя ее центральные темы — любви, смерти, свободы, творчества. Мы будем говорить о ласточке — она больше других птиц традиционно связана с душой, и если помнить об отличительной русской “душевности”, то покажется неслучайным, что именно ласточка с такой неж­ностью и щедростью воспета в стихах русских поэтов — Гаврилы Державина, Антона Дельвига, Николая Гнедича, Аполлона Майкова, Афанасия Фета, Владислава Ходасевича, Осипа Мандельштама, Владимира Набокова, Николая Заболоцкого, Арсения Тарковского, Александра Кушнера, Николая Рубцова. по­эты разных эпох с помощью ласточки выясняли свои отношения с вечно­стью».

Что в статье Л.Л. Бельской, доктора филологических наук, «Ласточка в русской поэзии» «рассматривается многозначность образа ласточки в русской поэзии XX века как символа души, свободы, творчества, любви, весны, трагического противостояния жизни и смерти (живая, слепая, мертвая ласточка), материнства, домовитости». А эпиграфы к статье, строки из Г.Державина и О. Мандельштама, как две широчайшие временные грани, на протяжении веков несущие в русской поэзии образ опоэтизированной птички-невелички:

О домовитая ласточка!
Г. Державин

Слепая ласточка бросается к ногам
С стигийской нежностью и веткою зеленой.
О. Мандельштам

Что на стихотворение А. Плещеева «Ласточка», не подчинившееся ученику-второкласснику, уже в 21-ом веке, в 19-20 веках будет написана музыка П. И. Чайковского, М. М. Ипполитова-Иванова, Р. М. Глиэра, В. И. Ребикова и других композиторов.

Что хочется приложить, наконец, несколько понравившихся мне стихов о ласточке, из списка Сурат Ирины Захаровны, и названных ею шедеврами:

О домовитая Ласточка!
О милосизая птичка!
Грудь красно-бела, касаточка,
Летняя гостья, певичка!
Ты часто по кровлям щебечешь,
Над гнездышком сидя, поешь,
Крылышками движешь, трепещешь,
Колокольчиком в горлышке бьешь.
Ты часто по воздуху вьешься,
В нем смелые круги даешь;
Иль стелешься долу, несешься,
Иль в небе, простряся, плывешь.
Ты часто во зеркале водном
Под рдяной играешь зарей,
На зыбком лазуре бездонном
Тенью мелькаешь твоей.

Природы праздный соглядатай,
Люблю, забывши всё кругом,
Следить за ласточкой стрельчатой
Над вечереющим прудом.

Вот понеслась и зачертила, —
И страшно, чтобы гладь стекла
Стихией чуждой не схватила
Молниевидного крыла.

И снова то же дерзновенье
И та же темная струя, —
Не таково ли вдохновенье
И человеческого я?

Не так ли я, сосуд скудельный,
Дерзаю на запретный путь,
Стихии чуждой, запредельной,
Стремясь хоть каплю зачерпнуть?

Осип Мандельштам
Ласточка

Я слово позабыл, что я хотел сказать.
Слепая ласточка в чертог теней вернется
На крыльях срезанных, с прозрачными играть.
В беспамятстве ночная песнь поется.

Не слышно птиц. Бессмертник не цветет.
Прозрачны гривы табуна ночного.
В сухой реке пустой челнок плывет.
Среди кузнечиков беспамятствует слово.

И медленно растет, как бы шатер иль храм,
То вдруг прокинется безумной Антигоной,
То мертвой ласточкой бросается к ногам
С стигийской нежностью и веткою зеленой.

О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд,
И выпуклую радость узнаванья.
Я так боюсь рыданья аонид,
Тумана, звона и зиянья!

А смертным власть дана любить и узнавать,
Для них и звук в персты прольется!
Но я забыл, что я хочу сказать, —
И мысль бесплотная в чертог теней вернется.

Всё не о том прозрачная твердит,
Всё — ласточка, подружка, Антигона.
А на губах, как черный лед, горит
Стигийского воспоминанье звона.

Однажды мы под вечер оба
стояли на старом мосту.
Скажи мне, спросил я, до гроба
запомнишь — вон ласточку ту?
И ты отвечала: еще бы!
И как мы заплакали оба,

как вскрикнула жизнь на лету.
До завтра, навеки, до гроба —
однажды, на старом мосту.

Весна. Сборник стихов — Плещеев А.Н.

Но отчего ж порой, боязнью тайной мучим,
Всё устремляю вдаль я свой несмелый взгляд
И думаю, следя за облаком летучим,
Что старую печаль несет оно назад?

Солнце горы золотило

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector