0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто я такая стихи

Стихи о себе любимой

Стихи на тему «О себе любимой»

  • 61 оценка
  • 6 комментариев
  • Нравится
  • Сборники
  • Поделиться

      Ты просто люби себя.
      Это важнее всего.
      Забудь про «Должна» и «Нельзя»,
      Не слушай вовек никого.
      Жизнь эта лишь твоя,
      И только тебе решать,
      Где будет стоять маяк,
      А где будет твой причал.

      Ты просто люби себя.
      В обиду другим не давай.
      Помни: лишь Бог – судья,
      Сплетен не замечай.
      Все делай по зову души,
      Выбор всегда за тобой.
      Но никогда не спеши.
      Цени свой сердечный покой.

      Ушедших не возвращай,
      Добром отвечай на зло.
      И просто люби себя.
      Это важнее всего.

      • 48 оценок
      • 2 комментария
      • Нравится
      • Сборники
      • Поделиться

          Я пахну пирожками и боpщом,
          Лишь изрeдка – французскими духами…
          Люблю xoдить не в клуб – а пoд дождём,
          Mечтая под нeбеcными cлeзами…

          Я не люблю слoва «Гламур», «Прикид»,
          Hе мepяю людей пo тачкам нoвым.
          И мне не cлишком важeн внeшний вид.
          Вcегда важна душа – не стиль и cлoвo…

          Я знаю, что такоe пуcтoта…
          Живу пятнадцать лeт бeз измeнений…
          И знаю, что такое красота…
          И в чём беда моих стиxoтвopений…

          Xотeла вcтрeтить принца… Hо eму,
          Kак минимум, нужна была пpинцеccа…
          А мнe принцеccы участь ни к чeму,
          Kак cлава для бeздаpнoй пoэтеccы…

          Mнe прoсто так xотелоcь дом, сeмью,
          Дeтeй, любви, надeжды и уюта…
          Чаcтично всё сбылocь, я слёз нe лью,
          Нo бeз любви так гpустно почему-то…

          Я паxну пиpoжками и борщом…
          Ho что подeлать, я люблю гoтoвить…
          А ктo-то, прoчитав, пожмёт плечoм
          И будeт дальшe вpать и пустоcлoвить…

          • 25 оценок
          • Прокомментировать
          • Нравится
          • Сборники
          • Поделиться

              Сегодня я пьяна в хламину,
              С бутылкой виски вот стою!
              Ой, не кривите свою мину,
              Типа я весь такой, вообще не пью.

              Вот только можно без нотаций!
              Я как-нибудь сама решу,
              Когда и с кем мне набухаться,
              Я ж вас об этом не прошу!

              Быть может у меня есть повод,
              Быть может плохо мне сейчас,
              Быть может в сердце моем холод,
              Вот грею вискарем, примерно час.

              А что, у вас такого не бывало?
              Когда все на х.. хочется послать,
              Когда последнее желание пропало
              Что-то исправить или доброй стать.

              Ой, ну простите, я не идеальна,
              Ругаюсь матом, пью как не в себя,
              А что, кто без греха кидайте камень.
              Что замолчали? Не поднимется рука?

              Красивые стихи про женщин со смыслом


              Я могу улыбаться, когда тяжело,
              И смеяться, когда текут слёзы.
              Я умею казаться порою такой
              Легкомысленной и несерьёзной…
              Я умею шутить, я умею терпеть,
              Я умею не выдать обиды,
              Даже если душа будет сильно болеть,
              Ведь никто её, к счастью, не видит…
              И завидуют люди, порой говоря:
              «Вот счастливая, горя не знает!»
              Я в ответ улыбнусь и скажу не тая:
              «Разве счастье без горя бывает?»
              Разве я бы могла улыбаться сейчас,
              Если б плакать совсем не умела?
              Или душу больную утешить подчас,
              Если б вовсе своя не болела?
              Если б я никогда не встречалась с бедой,
              И несчастья меня обходили,
              Мне бы жизнь не казалась чудесной такой…
              Просто я бы её не ценила!

              Есть женщины, похожие на Солнце —
              От их присутствия становится теплей.
              Когда улыбка их лица коснется,
              Мир кажется красивей и добрей.
              Есть женщины, похожие на Ветер —
              Они изменчивы, легки и веселы,
              Они, как бабочки, нужны нам на планете,
              Чтоб любоваться ими все могли.
              Есть женщины, похожие на Море —
              Нельзя измерить глубину их глаз,
              И в их таинственно манящем взоре
              Сокрыты тайные знамения для нас.
              Ты вся одновременно: Море, Ветер, Солнце.
              Где ты, там звезды приближаются к Земле.
              Пусть всё тебе на свете удается,
              Желаю, чтоб всегда везло тебе!
              Пусть счастье в тебе будет бесконечно,
              Пускай любовь живет в тебе всегда.
              Старайся быть, как прежде, безупречной,
              Пусть сердцем твоим правит доброта!

              Улыбайтесь, девченки, почаще!
              Это чудо нам жизнью дано…
              Это очень короткое счастье –
              наше время летит, как в кино:
              только-только пешком до Арбата
              и обратно, совсем не спеша…
              Улыбайтесь почаще, девченки,
              не легка жизнь, а как хороша.
              Отвлечёмся от сереньких буден,
              отвернёмся от сотен забот,
              про несчастья на время забудем,
              пусть хоть завтра всемирный потоп!

              Я — Женщина, и, значит, я — Актриса,
              во мне сто лиц и тысяча ролей.
              Я — Женщина, и, значит, я — Царица,
              возлюбленная всех земных царей.
              Я — Женщина, и, значит, я — Рабыня,
              познавшая солёный вкус обид.
              Я — Женщина, и, значит, я — пустыня,
              которая тебя испепелит.
              Я — Женщина. Cильна я поневоле,
              но, знаешь, даже, если жизнь — борьба,
              Я — Женщина, я слабая до боли,
              Я — Женщина, и, значит, я — Судьба.
              Я — Женщина. Я просто вспышка страсти,
              но мой удел — терпение и труд,
              Я — Женщина. Я — то большое счастье,
              которое совсем не берегут.
              Я — Женщина, и этим я опасна,
              огонь и лёд навек во мне одной.
              Я — Женщина, и, значит, я — прекрасна
              с младенчества до старости седой.
              Я — Женщина, и в мире все дороги
              ведут ко мне, а не в какой-то Рим.
              Я — Женщина, я избранная Богом,
              хотя уже наказанная им!

              ПИСЬМО К ЖЕНЩИНЕ.
              Сергей Есенин

              Вы помните,
              Вы всё, конечно, помните,
              Как я стоял,
              Приблизившись к стене,
              Взволнованно ходили вы по комнате
              И что-то резкое
              В лицо бросали мне.
              Вы говорили:
              Нам пора расстаться,
              Что вас измучила
              Моя шальная жизнь,
              Что вам пора за дело приниматься,
              А мой удел —
              Катиться дальше, вниз.
              Любимая!
              Меня вы не любили.
              Не знали вы, что в сонмище людском
              Я был как лошадь, загнанная в мыле,
              Пришпоренная смелым ездоком.
              Не знали вы,
              Что я в сплошном дыму,
              В развороченном бурей быте
              С того и мучаюсь, что не пойму —
              Куда несет нас рок событий.
              Лицом к лицу
              Лица не увидать.

              Большое видится на расстоянье.
              Когда кипит морская гладь —
              Корабль в плачевном состояньи.
              Земля — корабль!
              Но кто-то вдруг
              За новой жизнью, новой славой
              В прямую гущу бурь и вьюг
              Ее направил величаво.

              Ну кто ж из нас на палубе большой
              Не падал, не блевал и не ругался?
              Их мало, с опытной душой,
              Кто крепким в качке оставался.

              Тогда и я,
              Под дикий шум,
              Но зрело знающий работу,
              Спустился в корабельный трюм,
              Чтоб не смотреть людскую рвоту.

              Тот трюм был —
              Русским кабаком.
              И я склонился над стаканом,
              Чтоб, не страдая ни о ком,
              Себя сгубить
              В угаре пьяном.

              Любимая!
              Я мучил вас,
              У вас была тоска
              В глазах усталых:
              Что я пред вами напоказ
              Себя растрачивал в скандалах.
              Но вы не знали,
              Что в сплошном дыму,
              В развороченном бурей быте
              С того и мучаюсь,
              Что не пойму,
              Куда несет нас рок событий.

              Теперь года прошли.
              Я в возрасте ином.
              И чувствую и мыслю по-иному.
              И говорю за праздничным вином:
              Хвала и слава рулевому!
              Сегодня я
              В ударе нежных чувств.
              Я вспомнил вашу грустную усталость.
              И вот теперь
              Я сообщить вам мчусь,
              Каков я был,
              И что со мною сталось!

              Любимая!
              Сказать приятно мне:
              Я избежал паденья с кручи.
              Теперь в Советской стороне
              Я самый яростный попутчик.
              Я стал не тем,
              Кем был тогда.
              Не мучил бы я вас,
              Как это было раньше.
              За знамя вольности
              И светлого труда
              Готов идти хоть до Ла-Манша.
              Простите мне.
              Я знаю: вы не та —
              Живете вы
              С серьезным, умным мужем;
              Что не нужна вам наша маета,
              И сам я вам
              Ни капельки не нужен.
              Живите так,
              Как вас ведет звезда,
              Под кущей обновленной сени.
              С приветствием,
              Вас помнящий всегда
              Знакомый ваш
              Сергей Есенин.

              Хочется дурой набитою стать,
              Чтоб не уметь ни писать, ни читать,
              Чтобы валяться круглые сутки,
              Чтобы смеяться на глупые шутки.
              Чтобы тащиться от розовой шмотки,
              Чтобы подруги — одни идиотки,
              Чтоб в ридикюле духи и «жЫвачка»,
              Чтоб Петросян насмешил до ус. ки.
              Чтобы компьютер — большой калькулятор,
              Чтобы с ошибкой писать «гиниратор»,
              Чтобы Дом2 — «зашибись передача».
              Кучу любовников и побогаче.
              Чтобы в наушниках — «Шпильки» с Биланом,
              Чтобы трусы — только «Дольче Габана»,
              Чтоб «кибернетика» — страшное слово,
              Чтобы «политика — это не клёво».
              В общем, хочу быть набитою дурой,
              Брать не умом, а лицом и фигурой,
              Всего достигать обнажая коленки.
              Стать бы такой. И убиться об стенку.
              Станешь такой — обалдеешь от скуки,
              Будут вокруг не подруги, а с*ки.
              Все мужики будут гады и жмоты,
              Отдых достанет, ну просто до рвоты.
              Будут в квартире не стены — застенки.
              Будут скучать по друг другу коленки.
              Так что ресницами глупо не хлопай.
              Смотри в монитор и работай, работай.

              Я- Женщина, с которой тяжело,
              но без которой во сто крат сложнее.
              таящая в себе добро и зло,
              в роду которой кошки, львы и змеи.
              Я — женщина, умеющая ждать
              и ненавидящая люто ожидание.
              дающая тебе мужскую стать.
              награда я, и я же — наказание.
              Я — Женщина, похожих в мире нет,
              Я- женщина, с которой лестно рядом.
              Я — Женщина, хранящая секрет,
              как покорять мужчину с полу-взгляда.
              умеющая строить и ломать,
              смеяться искренне и лживо слезы прятать.
              которую порою не понять,
              но постигать которую приятно.

              Мне нравится быть женщиной за двадцать:
              Смеяться, увлекаться, ошибаться,
              Влюбляться до безумия навеки
              И видеть друга в каждом человеке.
              О звуках Мендельсоновского марша
              Мечтать. И чтоб мужчина был постарше.
              Надеяться стать светочем Вселенной,
              Чтоб замер мир передо мной смиренно!

              Мне нравится быть женщиной за тридцать:
              Сиять огранкой и собой гордиться,
              Любить со страстью и душой и телом,
              Желанной быть, раскованной, умелой.
              Семью хранить, как свечечку, в ладошках,
              Слыть умницей, но взбалмошной немножко.
              И чувствовать: я- светоч во Вселенной,
              Мир замирает предо мной смиренно!

              Мне нравится быть женщиной за сорок:
              Быть мудрой и прекрасной , как богиня,
              Не ведающей злобы и гордыни,
              При этом знать: Я — светоч во вселенной
              И замер мир передо мной смиренно!

              Есть женщины, похожие на пламя,
              На чуть заметный язычок свечи.
              Они по свету ходят рядом с нами,
              Случайным словом их не огорчи.

              Прелестные, не отыскать прелестней,
              Беспечны и внезапны, как стрижи,
              И нежность их, и верность их — как песня,
              Где все слова прозрачны и свежи.

              В них что-то есть от скорого прощанья.
              Как светлый дождь, сквозят они во мгле,
              В себе невозмутимо воплощая
              Все лучшее, что было на земле.

              Изменчивы как небо, как погода,
              И душу мне догадка обожгла:
              Что в них украдкой смотрится природа,
              Как в созданные ею зеркала.

              Во многом проницательнее бога,
              Доверчивей деревьев и детей…
              Такие вот с ума сводили Блока
              И уводили пленником в метель.

              Я видел их не часто, этих женщин,
              Далеких, как в магическом стекле.
              Их, может быть, становится все меньше
              На нашей слишком занятой земле.

              Они мерцают капельками света,
              Так непредусмотрительно хрупки…
              И я боюсь, что сильный ветер века
              Вот-вот погасит эти огоньки.

              Ты – женщина! Ты мягкая, как воск.
              Ты можешь принимать любую форму –
              Быть кроткой, колкой, преданной и вздорной,
              И стать ответом на любой вопрос.

              Ты – женщина! Ты хрупкое стекло.
              Ты — чаша! (Не Грааля, но святая).
              Которую так часто разбивают,
              Которую так склеить тяжело.

              Ты – женщина! Ты твердая, как сталь.
              Отточенная, острая и злая.
              Клинок, который сердце нам пронзает,
              И оставляет шрамы и печаль.

              Ты – женщина! Ты все и ничего.
              Ты плоть в ладонях и полночный морок.
              Помилованьем или приговором
              Ты можешь быть… и почвой и травой.

              Ты – женщина! Ты солнце и гроза.
              Ты бесконечна, сколь и многолика.
              Ты путь и цель. Макбет и Эвридика.
              Ты высь и бездна, ад и небеса.

              Ты – женщина! Ты танец на краю.
              И я в твоих глазах так ясно вижу
              Все то, за что тебя я ненавижу,
              Все то, за что без памяти люблю.

              Когда же женщина особенно красива?
              В разгаре бала. В поле. У станка.
              Под зонтиком в шезлонге у залива.
              Бельё стирая в речке у мостка.

              Она прекрасна даже, когда плачет.
              Когда грустит или сидит одна.
              Когда лежит, свернувшейся в калачик,
              То замирает даже тишина.

              Когда дитя своё под сердцем носит,
              О, как мила, беспомощна она.
              Всегда к лицу ей золотая осень.
              Всегда в душе её цветущая весна.

              Она всегда, везде неповторима,
              Но расцветает лишь тогда сполна,
              Когда она, хоть кем-нибудь любима
              Или сама в кого-то влюблена.

              Всегда найдется женская рука,
              Чтобы она, прохладна и легка,
              Жалея и немножечко любя,
              Как брата, успокоила тебя.

              Всегда найдется женское плечо,
              Чтобы в него дышал ты горячо,
              Припав к нему беспутной головой,
              Ему доверив сон мятежный свой.

              Всегда найдутся женские глаза,
              Чтобы они, всю боль твою глуша,
              А если и не всю, то часть ее,
              Увидели страдание твое.

              Но есть такая женская рука,
              Которая особенно сладка,
              Когда она измученного лба
              Касается, как вечность и судьба.

              Но есть такое женское плечо,
              Которое неведомо за что
              Не на ночь, а навек тебе дано,
              И это понял ты давным-давно.

              Но есть такие женские глаза,
              Которые глядят всегда грустя,
              И это до последних твоих дней
              Глаза любви и совести твоей.

              А ты живешь себе же вопреки,
              И мало тебе только той руки,
              Того плеча и тех печальных глаз.
              Ты предавал их в жизни столько раз!

              И вот оно — возмездье — настает.
              «Предатель!” дождь тебя наотмашь бьет.
              «Предатель!»- ветки хлещут по лицу.
              «Предатель!»- эхо слышится в лесу.

              Ты мечешься, ты мучишься, грустишь.
              Ты сам себе все это не простишь.
              И только та прозрачная рука
              Простит, хотя обида и тяжка,

              И только то усталое плечо
              Простит сейчас, да и простит еще,
              И только те печальные глаза
              Простят все то, чего прощать нельзя.

              Вечер сумрачный , в квартире женщина одна..
              Одинока в целом мире все грустит она..
              Вспоминает и листает памяти дневник,
              Что же в жизни не сложилось, снова в мыслях бзик!
              На вопросы:» Что же замуж?» и шутя в ответ:
              «Ой успею , наживуся, суженного нет!!»
              Были встречи, расставанья,нежности в бреду,
              Предрассветные гулянья, лебеди в пруду!
              Только сердце не хотело снова дать ответ,
              Может быть была влюбленность, а ЛЮБВИ то нет!!
              Ну вот так ты и живешь, маешься от скуки,
              Уже замужем давно все твои подруги..

              Ни в дождь, ни в гололед, ни в слякоть,
              Какая б ни стряслась беда,
              Не заставляйте женщин плакать
              Ни от любви, ни от стыда.
              И как бы ни случилось плавать
              Вам в океане бытия,
              Не заставляйте женщин плакать,
              На вас обиду затая.
              Какая бы из горьких трещин
              Ни расколола сердце вам,
              Не заставляйте плакать женщин
              По необдуманным словам.
              Прощайте женщин! Сокращайте
              Предел, бросающий вражду!
              И никогда не вымещайте
              На женщинах свою беду.
              И пусть вам будет, как награда
              За бескорыстие труда,
              Та женщина, что с вами рядом,
              Не плачущая никогда.

              Женщина должна быть ЗАГАДКОЙ .
              Маленькой,Миленькой,Сладкой,
              Кокетничать,строить глазки,
              Верить во всякие сказки.
              Оставаться Святой и Грешной.
              Быть Красивой душой и внешне,
              Обаятельной,Хитрой -Бесёнком!
              Нежным,Мягким,Пушистым Котёнком!
              Шалуньей,Весёлой,Игривой,
              Любить и всегда быть Любимой.
              Влюблённой безумно и страшно-
              Ласковой,Робкой и Властной!
              Сквозь Слёзы уметь Смеяться,
              Не унижаться и никогда не Сдаваться.

              Не приносите женщине проблем.
              Зачем ей ваши? — у нее свои.
              Проблем и так хватает вся и всем…
              Вы принесите женщине любви,
              Вы принесите женщине тепла,
              Хоть вряд ли ей в новинку сей прием,
              Но мало ли там с кем она была,
              То, в прошлом, а сегодня вы вдвоем.
              Не приносите женщине вина:
              Она утопит в нем былого страх,
              Но все равно останется одна
              Пока витает будущего страх.
              Вы принесите женщине дары,
              Хранящие начало всех начал.
              Возможно, это правило игры,
              Но их еще никто не отменял.
              Вы принесите женщине себя,
              В сравнении с ней вы стоите гроши:
              Ведь радуясь, терзаясь и любя,
              Вы лишь храните строй своей души.
              Вы подарите женщине. ее,
              волшебную, родную — не на час.
              . а, впрочем, мы гарантий не даем,
              Решайте сами — козыри у вас.

              Поддержи Бугага.ру и поделись этим постом с друзьями! Спасибо! 🙂

              Кто я такая стихи

              Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в св.

              Вспомнила – вор соседский карты назвал «бура». Я возвращаюсь в детство, в тёмный слепой барак. В голбце сидит бабайка, кутает морду в шаль, дочка завмага Майка дразнится: «Верка-вша». Звали нас «щепы», «вошки». Я научилась в пять хлеб подъедать до крошки, в семь – далеко послать, если орали: «Кто ты? Кто ты такая, слышь?» – сука я, сука в ботах, шворка, шумел камыш.

              Кто я такая? Кто?

              Помню своё-чужое драповое пальто. Всё после старшей – Ленки, всё не моё. Моё – содранные коленки, громкое вороньё, в старом горшке алоэ, чёрный прабабкин ларь, «Примы» окурки.

              Кто ты такая, тварь?

              Дора, училка Дора. Если б не ты, то всё. «Верочка, Питер – город. Это не хрен – Басё. Знаешь, была блокада? В Питере вся семья, нас повезли из ада, выжила только я. Верочка, войны – горе, книги – пролом в стене…»

              Кто ты такая – Дора не говорила мне.

              Сильно уже за тридцать, то, что прошло – прошло. Только ночами снится – отчим стучит в стекло: «Сука, пусти пехоту! За ногу в душу мать! Кто ты такая? Кто ты?»

              Если бы только знать…

              Лететь

              На осевших сосновых воротах

              Досыхает рыбацкая сеть.

              Мне охрипшей прокуренной нотой

              Над провинцией тихой лететь.

              Здесь ответы – лишь «по фиг» и «на фиг»,

              Здесь, старушечью келью храня,

              С чёрно-белых простых фотографий

              Перемершая смотрит родня,

              Здесь в одном магазине – селёдка,

              Мыло, ситец, святые дары,

              А в сарае целует залётка

              Внучку-дуру – бестужи* шары.

              Половина из нас – по залёту

              Заполняет родную страну.

              Мне – охрипшей прокуренной нотой

              По верхам – по векам – в глубину –

              В ласку тёплой чужой рукавицы,

              В стариковский потёртый вельвет.

              Дотянуть. Долететь. Раствориться.

              Смерти нет. Понимаете? Нет.

              * бесстыжи – уральское диалектное

              Дедо Митя из тёплого Львова, к нам заброшенный дурой-войной, чернобривый, пузатый, здоровый, всё тетёшкал, возился со мной. Пел про мисячну ночь, Кармелюка, говорил про слепых кобзарей, про Покров и Наташку – подлюка, целовалась с другим на заре. И слова зацеплялись за Слово, чтобы петь, оставаться и жечь – колокольная русская мова, украинская хлебная речь. Знать бы, что за отчаянный жулик всё украл, и понять, почему дым козацких обкуренных люлек затерялся в майданном дыму? Шибко рана болит ножевая: на ножи москалей, на ножи. Дедо Митя, москальку сховаешь? Не сховаешь, так ножик держи. Режь под корень пацанку-рябину возле русских тесовых ворот.

              И куда ж ты ушла, Украина? Ще не вмерла? А кто разберёт?

              Опять не сплю. А месяц так и пухнет.

              Такая жизнь, и нечего серчать:

              Есть женщины, поющие на кухне,

              И женщины, что снятся по ночам,

              А я не та, не эта. Не такая.

              Не лодочка — окурок на мели:

              Сиротство звёзд и проклятых окраин

              Течёт сквозь пальцы сжатые мои.

              Ковшом ладони. В них — побег из дома,

              Соседка, спьяну влезшая в петлю,

              В сарае перепревшая солома,

              Танюха (за ночь с рыла по рублю) —

              Вся жизнь моя, её воловьи жилы,

              Мозоли, кровь, теснение в груди.

              Я об одном жалею.

              Того, кто уходил — не уходи.

              Зачем живём? Зачем она — строка,

              Когда полжизни тает струйкой дыма?

              Уже не страшно ближе к сорока

              Терять и отпускать своих любимых.

              Уже Иуды чуточку смешат,

              От чёткого «прощай» Земля не рухнет:

              Ведь жизнь — она всё так же хороша,

              Особенно распутицей и кухней.

              Садимся в полуночное такси,

              Картошку чистим, топчем снег и слякоть —

              Чтоб рассказать, как плохо на Руси

              Сорокалетним бабам и собакам.

              Слева грабли, справа вилы, наверху — колокола. Ночью бабка приходила, за собой меня звала. Слева — зона, справа — зона, снизу — глина и песок. Ночью плакал нерождённый, неслучившийся сынок. Ни любимого, ни сына, только детский плач во сне. Разлюбив, стреляют в спину в нашей горестной стране. Полюбила — не случилось, пью бессонную тоску. Я была тебе — навырост, как Россия — чужаку. Приняла — уже не плачу. Не держу — иди один. На Руси не бьют лежачих — ты ведь тоже чей-то сын. Сыновьям — дворы острогов, войны, драки, палачи. Бабка, легче возле Бога? Или так же — не случи. Знать бы, где сшибёт да жамкнет, где не золото, а медь. Доходил бы кто за мамкой — я б согласна помереть.

              Чёрный ворон, белый снег

              И закат над гаражами.

              Банки все ещё в цене

              В нашей проданной державе.

              Чёрный ворон, белый снег.

              Вон сосед варенье вылил.

              Ям полно в моей стране:

              Что прокисло — наверху,

              Неиспорченное — в ямах.

              Запахну плотней доху:

              Ветер северный, упрямый.

              Банки, краска и зола

              У гаражного порога.

              Черный ворон, не базлай:

              Я не Блок тебе, не Гоголь.

              Мне б картохи принести,

              Перекрыть в июне крышу.

              Мне б любимому «прости»

              Так сказать, чтоб он услышал.

              Мне б не думать да рожать,

              Маслить гречневую кашу.

              Правду брякать в гаражах —

              Ёлы-палы, это наше.

              Чёрный ворон за спиной,

              Синий вечер брови хмурит.

              Милый, как тебе со мной —

              С этой бабой, полной дури?

              Пить застывший рождественский воздух

              С горьким дымом берёзовых дров,

              Выйти ночью под белые звёзды

              В одичалость собачьих дворов.

              Час поддакивать пьяной соседке,

              И таксисту наврать кутерьму:

              Что батяня мильтона упеткал,

              Мол, везу передачку в тюрьму.

              В кружку с чаем добавить малины:

              Пей, дурной, да не вздумай хворать,

              И ложиться попарно в суглинок,

              Как попарно ложились в кровать —

              А кругом разведёнки и вдовы,

              И бутылка — всегда на столе.

              Хорошо мы живем и сурово

              На жестокой любимой земле.

              Люблю тебя ещё нежнее

              Среди заборов на ветру.

              Я по-другому не умею

              И с этим, кажется, умру.

              В заборе — старые проломы,

              Горит огонь в чужом жилье,

              И тащит ветер клок соломы

              По стылой грязной колее.

              Спокойной ночи, мой любимый.

              Шуршат сухие ковыли,

              Лечусь дорогой и рябиной,

              Последней — на краю земли,

              А ветер яростней и резче.

              Так было, есть и будет впредь:

              На свете три простые вещи —

              Дышать, любить и умереть.

              Мужское «цыть», наколки-клейма,

              Что раньше было — всё зола.

              Засох на грядках лук семейный,

              Уборка — бабские дела.

              Не хватит рук —тащи в подоле,

              Суши, раскладывай на печь.

              . молчат — от самой сильной боли.

              Ох, лук семейный, горечь-речь,

              Горчи — молчи о трубах медных,

              О многих водах и огне,

              О целованиях последних

              И узком мужнином ремне.

              Бывают руки без наколок,

              Да свой у каждой бабы крест.

              Храни мужей, святой Никола,

              Храни таких, какие есть,

              Храни мужей, святой Егорий,

              Простим всегда… почти всегда.

              Ох, лук семейный, горечь-горечь,

              Растёт на грядках лебеда.

              Засохший лук — янтарь кубастый,

              Угрюмый, ёмкий и лихой.

              Скорее — туча солнце застит,

              Успеть убрать, пока сухой.

              Летит на выжженный пригорок

              Семян пушистых кисея.

              Ох, лук семейный, горечь-горечь

              В подолах глупого бабья…

              Уходящее подсмотренное

              — Снова пензию посеял, сивый мерин, гладкий гусь!

              — Я люблю тебя, Расея, дарагая наша Русь!

              — Весь пинжак-то взади в пятнах, где валялся-то, стерво?

              — Ты веками непонятна!

              . бабка тащит самого.

              Деду восемьдесят с гаком, не уралец, из минчан.

              Колыму прошёл — не плакал, целину пахал — молчал.

              Горб, надсада и мозоли — что колхозник, что зэка.

              Профиль Сталина кололи возле левого соска,

              Сыновей ушедших ждали — не служившим стыд и срам,

              И смеялись над вождями, и скорбели по вождям.

              — Горе луковое, Сеня! Обоприся на плечо.

              Всё Расея да Расея, хоть бы пел другое чо.

              Мят да кручен, бит да ломан — ни к чему такая жись.

              Слава Богу, вроде дома, на завалинку садись.

              Завтра стопку не проси-ко, не подам, палёна мышь.

              Вишь, заря-то как брусника, что ж ты, Сенюшка, молчишь?

              Вишь, ворота как осели у соседа в гараже.

              . Спит на лавочке Расея, уходящая уже.

              Пятница. Прибраться надо, ёлки, жись-тоска, готовит мне люли. Вытру пыль со старой книжной полки, руки-крюки наконец дошли. Да и пыли там — уже припёрло, тряпку в руки — ну, лентяйка, ну!
              Вечера серебряное горло льёт на переплёты тишину.
              Эх, неразлюбимый Евтушенко, свой-чужой от головы до пят. Слон большой — и больше пучат зенки злые моськи и, визжа, хрипят. Успокойтесь, кончилась охота — по весне, в семнадцатом году. Научил не слушать доброхотов, критиканов слать в Караганду.
              Это ж надо — стукнулась коленкой, пыль стирать — не бархат и не шёлк. Рядом с красной книжкой Евтушенко я поставлю «Самогитский полк». Мне шептали: прочь от ашкеназа, ни еврей, ни русский — и нахал, только он, Ивантер, мне ни разу ни в стихах, ни в жизни не сбрехал. И дошло — кислинкой в чёрном жите, ржавчиной в колодезной воде: быть евреем — значит, русским быти. Русским быть — евреем и тэдэ.
              Лёша, я Цветаеву впорола рядом с «Самогитским» — можно, нет? Слово «лебедь» не имеет пола — значит, не поэтка, а поэт. Ух, поэток развелось на свете, от помады, блин, не от земли. Вам расти, поэтки, до поэта — как индюшкам прыгать до петли. Лебедь слова, злой варначьей крови, кабака, последнего «прости» — ты меня учила нелюбови, как уйти, когда нельзя уйти.
              Пыль я стёрла — становитесь рядом, Гумилёв, Есенин, Мандельштам. Рано вас ушли — какого ляда? Как вы там — и пишется ли там? Есть в России верная примета, я от вас её узнала — вот: или власть шутя убьёт поэта, или сам поэт себя убьёт. Если им орут — пиши направо, сразу влево тянется рука.
              В марте вечера — как будто главы книги, недописанной пока. Учат книги и любви, и боли, как от них — двоих — ложиться в рожь. Нет конца учёбе в этой школе, если не тусишь ты, а живёшь.
              Ну, расфилософствовалась, ёлки, хоть бросай тряпицу и пиши! Много книг на старой книжной полке — купленных у бабок за гроши, отданных, дарёных — меньше будет, расставаться с дорогим не гут.
              Книги — не поэты и не люди.
              Не уйдут они.
              Не предадут.

              Стихи о себе

              Никого не зову, никого не гоню,
              Все кто рядом — моя награда.
              Я научена жизнью печаль свою
              Оставлять на листе тетрадном,

              Помнить только добро, не затаивать зла,
              Все обиды пускать по ветру…
              И не верить людям, скупым на дела,
              А на слово красивое — щедрым.

              Я одинока… Но любима…
              Смеюсь, когда так хочется рыдать…
              Я сильная… Но так легко ранима…
              Я забываю… чтобы не прощать…

              Я ненавижу ложных обещаний…
              И от реальности скрываюсь я в мечте…
              Я говорю… хотя боюсь признаний…
              Ловлю улыбки… зная, что не те…

              Я слабая – чтобы принять решение,
              Но сильная – чтобы сама решить…
              Я разбиваю сердце – за мгновение,
              И заставляю с этим себя жить…

              Я не хочу… но часто отпускаю…
              Не говорю я важные слова…
              И навсегда я ухожу…. И не прощаю…
              Всегда среди друзей… Но я – одна…

              Я не умею врать… но и не верю,
              Ярким улыбкам и чужим «Люблю»…
              Переживаю каждую потерю…
              И поздно, слишком, о прощении молю…

              Меня понять легко… Но слишком сложно
              Заставить к себе ближе подпустить…
              Я гордая – где это невозможно…
              Но я умею – искренне любить..

              — Послушай, — друзья говорят мне на ухо, —
              — Все будет отлично, не падай лишь духом.
              — Все будет отлично, — киваю им сухо.
              И падаю, падаю, падаю духом…

              Я не могу, когда меня не любят, —
              Пусть нелюбви немножко, с ноготок:
              Мои улыбка покидает губы,
              Я вяну, как не политый цветок.

              Я не могу, когда в меня не верят,
              Как верят в бога или в сатану:
              Тогда не все могу открыть я двери
              И гор высоких тоже не сверну.

              Я не могу, когда в меня при встрече
              Не брызнет радость из любимых глаз:
              Тогда мои опять сникают плечи,
              Как было, к сожалению, не раз.

              Я — не могу. Я сам такие муки
              Не пожелаю худшему врагу!
              …Счастливый взгляд, протянутые руки, —
              Я всё смогу, я всё тогда смогу!

              Я умею выбирать слова,
              Технику, посуду, одеяла,
              Мебель, тон беседы, кружева…
              А людей таких навыбирала —

              Хуже были. просто не нашла.

              Слаб голос мой

              Скоро в снег побегут струйки

              Я совсем маленькая веточка

              Измена мая

              Я пробовала нежность

              Не думаю, не жалуюсь, не спорю

              Она умеет превращаться

              К людям

              К самому себе

              Один среди людского шума

              Благородство и подлость, отвага и страх

              Я не из тех, которых слово

              Про кого-то

              Мое сердце — словно чаша

              Я за то глубоко презираю себя

              Не люблю, не обольщаюсь

              Словарь

              Мне б попутного ветра и пару простых дорог,
              Мне глоточек воды и горбушку ржаного хлеба,
              Ведь богат человек, лишь когда у него есть Бог,
              Он свободен , когда его крылья коснулись неба.
              Мне бы рифмы поярче и много красивых слов,
              Мне бы бодрости духа, желанья вставать рано,
              Мне бы теплых ночей и таких разноцветных снов,
              Чтобы я поняла : жизнь прекрасна и многогранна!
              Мне бы тонкого льна, чтобы сшить себе платье в пол,
              Под ногами земли, свежевспаханной, плодородной,
              Мне бы просто идти, лишь слегка приподняв подол,
              Мне бы просто понять, я любима и я свободна!
              Мне попутного ветра! Чтоб алые паруса
              Привели мой корабль на тот долгожданный берег!
              Ведь любой человек для себя выбирает сам
              Что есть Бог и как нужно всем сердцем в него поверить…
              Мне бы просто идти, и не сбиться вовек с дорог,
              И хранить в своем сердце все то, что светло и свято.
              Человек ведь богат, лишь когда у него есть Бог!
              Это значит, что я, как никто на Земле, богата!

              Вы знаете, я всем и всё простила,
              И злоба не живет в моей груди.
              Я все предательства уже забыла
              Мне очень, ОЧЕНЬ хочется любви…

              До кома в горле и до слез горючих,
              Хочу, чтоб дома меня кто-то ждал,
              Чтоб без упреков ревности колючих
              Кто-то меня по взгляду понимал.

              И вот я жду, как в песне жду КОГО-ТО,
              И я не знаю, где его найти,
              Мне тоже очень грустно от чего-то
              И я не знаю, как себя спасти..

              Всевышний, помоги, мне очень нужно!
              С тем самым КЕМ-ТО ты меня сведи..
              Чтобы однажды стал моим он мужем,
              МНЕ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ ЛЮБВИ.

              Я не лекарство – я сама лечусь.
              Лечусь от прошлой боли, обещаний…
              Ошибок, слез и тяжких расставаний…
              Лечусь текилой, слушая твой блюз.

              Я не могу тебе помочь ничем.
              Сама с проблемой, дома на больничном…
              Давай о чем-то светлом, /но не личном/
              Не будем душу бередить…
              Зачем?

              Возьми за руку… вместе веселей.
              Давай развеем прошлые обиды?
              Не будем горевать …
              И даже вида
              Не подадим… дай руку, ну?
              Смелей!

              Я не лекарство…
              Толку ни на грош…
              Сама едва держусь, понурив плечи…
              Но этот тихий, наш совместный вечер,
              Ты будешь вспоминать…
              Ведь тоже ждешь…

              Одной знакомой

              А собственно, кто ты такая,
              С какою такою судьбой,
              Что падаешь, водку лакая,
              А все же гордишься собой?

              А собственно, кто ты такая,
              Когда, как последняя мразь,
              Пластмассою клипсой сверкая,
              Играть в самородок взялась?

              А собственно, кто ты такая,
              Сомнительной славы раба,
              По трусости рты затыкая
              Последним, кто верит в тебя?

              А собственно, кто ты такая?
              И, собственно, кто я такой,
              Что вою, тебя попрекая,
              К тебе прикандален тоской?

              Статьи раздела литература

              • E-mail: cultrf@mkrf.ru
              • Обратная связь
              • Нашли опечатку? Ctrl+Enter
              • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
              • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
              • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
              • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
              • Как предложить событие в «Афишу» портала?
              • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

              Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

              Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

              Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

              Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

              Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

              В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

              Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

              Читать еще:  Стих лермонтова пусть я кого-нибудь люблю
        Ссылка на основную публикацию
        Статьи c упоминанием слов:
        Adblock
        detector