0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Моим стихам как искры из ракет

Марина Цветаева — Моим стихам, написанным так рано: Стих

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам! —

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Анализ стихотворения «Моим стихам, написанным так рано» Цветаевой

М. Цветаева начала писать стихи в очень раннем возрасте. Они быстро получили признание в литературном обществе. Однако в широких кругах ее во многом загадочная лирика, проникнутая символизмом, так и не стала популярной. Последовавшая революция вообще на официальном уровне запретила творчество поэтессы. Вынужденная эмиграция также не принесла Цветаевой долгожданной славы. Литературные круги русского зарубежья были больше озабочены критикой Советского союза и не спешили принимать в свои ряды поэтессу, которая отвергала идеологическую борьбу и стремилась только к чистому творчеству. Возвращение на родину окончательно похоронило надежды Цветаевой на признание.

Стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…» в наши дни воспринимается пророческим. Оно было создано Цветаевой еще в 1913 г., но содержит в себе мысли, воплотившиеся в действительность уже после смерти поэтессы.

Цветаева рассказывает о печальной участи своих стихотворений. Она утверждала, что вдохновение всегда приходит к ней внезапно. Оно совершенно не походит на тяжелый литературный труд, который некоторые поэты и писатели любят выставлять напоказ. Произведения Цветаевой подобны «брызгам из фонтана», «искрам из ракет». Они не подвластны ее воле. На поэтессе лишь лежит обязанность перенести на бумагу неуловимые быстротечные мысли. Эти «маленькие черти» стремительно врываются в обыденную жизнь, но остаются непонятыми для большинства читателей. Глубоко личные произведения, передающие всю тонкость ощущений и переживаний самой поэтессы, становятся «нечитанными стихами».

Пророчество Цветаевой появляется в финале стихотворения. Она применяет очень точное сравнение своих произведений с винами. И те и другие долгое время пылятся на полках магазинов (винных погребов). Но время делает их только более ценными и дорогими. Заявление молодой поэтессы о том, что ее стихам еще «настанет свой черед» в то время выглядело чрезмерно самоуверенным. Но спустя почти полвека это предсказание полностью сбылось. Цветаеву настигло позднее признание, как на родине, так и во всем мире. Ее произведения, подобно «драгоценным винам», считаются одной из вершин русской поэзии.

Моим стихам, написанным так рано…

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам!

Разбросанным в пыли по магазинам,
Где их никто не брал и не берет,
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Статьи раздела литература

  • E-mail: cultrf@mkrf.ru
  • Обратная связь
  • Нашли опечатку? Ctrl+Enter
  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Моим стихам, написанным так рано. стихи Марины Цветаевой, муз. Виктора Воронцова

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам!

Разбросанным в пыли по магазинам,
Где их никто не брал и не берёт,
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черёд.

Рейтинг работы: 49
Количество отзывов: 10
Количество сообщений: 10
Количество просмотров: 163
Добавили MP3 в избранное: 1
© 11.08.2020г. Betty(Светлана Мангутова)
Свидетельство о публикации: izba-2020-2872369

  • ««
  • «
  • 246
  • 247
  • 248
  • 249
  • 250
  • 251
  • 252
  • 253
  • 254
  • »
  • »»

Граф О Ман 03.11.2020 06:59:06
Отзыв:
положительный
Здравствуйте Светлана. При всём уважении к Вам должен сообщить, что на фото представленном на этой странице рядом со стихами изображена вовсе не незабвенная Марина Ивановна Цветаева, а одна самозванка, что уже давно разместила несколько своих фото под видом фото Цветаевой. Она уже и в книги попала, и в фильмы, и на памятной доске в Самаре висит. Вот такие вот бывают «люди» — идут к известности любой ценой. Я конечно же надеюсь, что Вы просто не знали об этом. А женский глаз менее склонен замечать различия в женских фото (и лицах). Я давно сомневался именно в этой фотографии (нижняя челюсть шире, кожа жирная, уж простите за такие подробности, и др., а чего стоит гипюровый воротничёк из 70-х) , Позже обман вскрылся, и в инэте есть статьи на эту тему. Чтобы Вам не надо было мучиться и думать, что делать, я специально для Вас подобрал очень близкое по времени создания стихотворения (1913 г.) фото Марины Ивановны (причём без очков, которые она тогда носила) за 1912 год. Это групповое фото (с сестрой Анастасией) кто-то ранее очень хорошо обработал и выложил в инэт. Я обрезал и дополнительно очень тщательно обработал на предмет устранения шумов, и зделал всё что мог, чтобы даже с такого маленького чёрно-белого фото Марина Ивановна смотрела «как живая». И заменил самозванку на подлинного автора стихотворения в использованной здесь иллюстрации. Вот результат: Но поскольку Вы не поверили ни мне, ни своим глазам, привожу оригинал (необработанное фото) Анастасии и Марины Цветаевых (1912 г.) А приведенный Вами снимок зделан в 1925 году, когда после смерти второй дочери и, видимо, уже после рождения сына, в условиях полуголодной жизни в эммиграции, она значительно похудела. На приведенной иллюстрации со стихами Цветаевой изображена самозванка Елена Ерыхова (выпускница ленинградской средней школы № 263 (1970 г.) в замужестве — Елена Керзнер, место жительства — Хьюстон, США.

Читать еще:  Стихи о советском паспорте о чем

Марина Цветаева

Моим стихам, написанным так рано…

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам! —

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Коктебель, 13 мая 1913


Марина Цветаева начала писать стихи в очень раннем возрасте. Они быстро получили признание в литературном обществе. Однако в широких кругах ее во многом загадочная лирика, проникнутая символизмом, так и не стала популярной. Последовавшая революция вообще на официальном уровне запретила творчество поэтессы. Вынужденная эмиграция также не принесла Цветаевой долгожданной славы. Литературные круги русского зарубежья были больше озабочены критикой Советского союза и не спешили принимать в свои ряды поэтессу, которая отвергала идеологическую борьбу и стремилась только к чистому творчеству. Возвращение на родину окончательно похоронило надежды Цветаевой на признание.

Стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…» в наши дни воспринимается пророческим. Оно было создано Цветаевой еще в 1913 г., но содержит в себе мысли, воплотившиеся в действительность уже после смерти поэтессы.

Цветаева рассказывает о печальной участи своих стихотворений. Она утверждала, что вдохновение всегда приходит к ней внезапно. Оно совершенно не походит на тяжелый литературный труд, который некоторые поэты и писатели любят выставлять напоказ. Произведения Цветаевой подобны «брызгам из фонтана», «искрам из ракет». Они не подвластны ее воле. На поэтессе лишь лежит обязанность перенести на бумагу неуловимые быстротечные мысли. Эти «маленькие черти» стремительно врываются в обыденную жизнь, но остаются непонятыми для большинства читателей. Глубоко личные произведения, передающие всю тонкость ощущений и переживаний самой поэтессы, становятся «нечитанными стихами».

Пророчество Цветаевой появляется в финале стихотворения. Она применяет очень точное сравнение своих произведений с винами. И те и другие долгое время пылятся на полках магазинов (винных погребов). Но время делает их только более ценными и дорогими. Заявление молодой поэтессы о том, что ее стихам еще «настанет свой черед» в то время выглядело чрезмерно самоуверенным. Но спустя почти полвека это предсказание полностью сбылось. Цветаеву настигло позднее признание, как на родине, так и во всем мире. Ее произведения, подобно «драгоценным винам», считаются одной из вершин русской поэзии.

Анализ стихотворения «Моим стихам, написанным так рано» (М. Цветаева)

Автор: Самый Зелёный · Опубликовано 28.03.2020 · Обновлено 28.03.2020

Марина Цветаева, поэтесса Серебряного века, предвещала успех своих стихотворений, но понимала, что это время наступит, когда ее уже не станет. Она написала это произведение еще до гражданской войны и эмиграции, будучи в спокойном семейном благолепии. Однако в этих строках передано настроение печальное и несколько меланхоличное. Что это — дар предвидения или логический вывод? Многомудрый Литрекон предлагает читателю разбор стихотворения «Моим стихам» по плану…

История написания

Марина Цветаева написала стихотворение в 1913 году (ей было всего 20 лет!), когда проводила время с семьей в Коктебеле. За год до написания у нее родилась дочь Ариадна, и Цветаева сама называла это время самым счастливым в своей жизни

«Коктебель 1911 г. — счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния», «Коктебель да чешские деревни — вот места моей души».

Однако не все было так радужно, как хотелось бы. До 1913 года Цветаева выпустила уже три сборника, но рецензии на них не радовали глаз: маститые критики отзывались о стихах довольно-таки безотрадно и задевали самолюбие поэтессы. Так, Валерий Брюсов в 1911 написал критическую статью о творчестве Цветаевой и отметил:

Однако эта непосредственность, привлекательная в более удачных пьесах, переходит на многих страницах толстого сборника в какую-то «домашность». Получаются уже не поэтические создания (плохие или хорошие, другой вопрос), но просто страницы личного дневника и притом страницы довольно пресные. Последнее объясняется молодостью автора, который несколько раз указывает на свой возраст.

Марине Ивановне было обидно, но она не отчаивалась и продолжала писать, совершенствуя стихи. Слабое, но все же утешение она находила в том, что ее стихи еще найдут своего читателя, но несколько позже, как это было (и не раз) с другими авторами. Близкие люди Цветаевой даже утверждали, что она обладает умением предсказывать будущее. Сама поэтесса подкрепляла эти догадки свидетельством о том, что ее рукой «кто-то водит», и озарение нисходит свыше. Возможно, в данном стихотворении озарение сыграло главную роль, ведь предсказание сбылось.

Жанр, направление, размер

«Моим стихам, написанным так рано» — это лирическое стихотворение, но также это стихотворение называли «пророческим». В нем прослеживаются элегические ноты: грустная тональность, явное обращение к адресату.

Размер — пятистопный ямб, рифма перекрестная АВАВ. Слова Марины Цветаевы будто ударяют по лицу и прямо как «брызги из фонтана, как искры из ракет». Ямб четко очерчен – интонационно и знаками препинания, что дает читателю понимать позицию Цветаевой и не сомневаться в том, что ее стихи останутся навсегда, и их черед придет.

Цветаева была поэтом вне направления, ее лирика настолько самобытна, что ее нельзя отнести к какому-либо течению. Она творила в период расцвета модернизма, и ее новаторство является той чертой, которая позволяет Литрекону отнести стихотворение к «Серебряному веку» русской поэзии — скорее периоду, чем школе. Этот пласт культуры отличается яркой индивидуальностью, в которой нельзя отказать и Цветаевой.

Композиция

Композиция стихотворения «Моим стихам, написанным так рано» фактически состоит из трех частей, но грамматически состоит из одного предложения. Все три четверостишья объединяет одна мысль: стихам поэтессы придет свой черед, как благородному вину.

Образы и символы

Образ лирической героини в стихотворении «Моим стихам, написанным так рано» проявляется в самом посыле работы. Цветаева без сомнения в стихотворении пишет о себе, о своих переживаниях. Ее обращение к публике пронизано твердыми точками, у нее уверенная позиция, и мы слепо верим ей. Цветаевой нужно было высказаться, мы чувствуем, будто стихотворение написано в пылу, в порыве, в ярости. Она очертила свои границы и пошла жить своей радостной жизнью в Коктебеле, игнорируя невзгоды в поэтической карьере.

Ощущается не надрыв, а напряжение силы воли и веры в себя, она понимает, что сейчас ее стихи пылятся на полках или вовсе никто о них не знает, но им настанет черед, будьте уверены. Перед нами образ пророка, и она была права, поэтому сейчас это стихотворение знает каждый школьник.

Темы, проблемы и настроение

Тематика и проблематика произведения «Моим стихам, написанным так рано» лежит на поверхности:

  1. Поэтесса обращается к теме поэта и поэзии. Проскальзывает такая строчка в скобках, где она говорит, что ее стихи пылятся на полках «(где их никто не брал и не берет)», и мы сразу ощущаем одиночество ее стихов, одиночество среди других поэтов. Никто не понимает, не принимает, но она предсказывает, что поймут когда-нибудь. Такая судьба объединяет множество талантливых авторов по всему миру.
  2. Проблема непринятия среди читателей, критиков, писателей стихотворений Марины Цветаевой выражается через стихотворение «Моим стихам…» и является основной.
  3. Проблема предназначения. Поэтому хотелось быть нужным и понятым, он понимал свое предназначение – писать, но его понимают лишь единицы. С этим сталкиваются многие начинающие творцы.
  4. Настроение стихотворения решительное, веское, основательное. Автор верит в свою счастливую звезду и не спешит сдаваться.
Читать еще:  Где ты мой принц стихи

Основная идея

Рассказать о судьбе своих первых произведений, высказаться, выразить себя, прокричать на письме об одиночестве своих стихотворений — это и есть смысл произведения «Моим стихам, написанным так рано». Цветаева чувствовала, что ее талант не признан, не оценен и, как любой художник, печалилась, и мы ощущаем этот посыл в ее стихотворении. Настроение одиночества, меланхолии, возмущения, грусти сквозит из каждой строки.

Главная мысль стихотворения «Моим стихам, написанным так рано» заключается в том, что стихам Цветаевой придет черед, но много позже, ведь настоящее творчество всегда перегоняет свое время.

Средства выразительности

Тропы в стихотворении «Моим стихам, написанным так рано» перечислены ниже:

  1. Метафоры «моим стихам … сорвавшимся…, ворвавшимся», «разбросанным в пыли по магазинам».
  2. Эпитеты «маленькие черти», «нечитанные стихи».
  3. Сравнения «сорвавшимся, как брызги из фонтана, как искры из ракет», «ворвавшимся, как маленькие черти», «моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед».
  4. Олицетворения: «ворвавшимся(стихи)»
  5. Также есть повторы и восклицания.

Моим стихам как искры из ракет

© Дядичев В. Н., 2017

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

Введение

В мае 1913 года юная и еще мало кому известная Марина Цветаева создала стихотворение-пророчество:

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
– Нечитанным стихам! —
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Стихотворение в двенадцать строк, но состоящее всего из одной фразы! Высказывание, экспрессивность которого, как в музыкальном опусе, в музыкальной пьесе, непрерывно возрастает и интонационно не прерывается на протяжении всего стихотворения. Наконец, – заключительный аккорд, разрешение темы: непреклонная уверенность в том, что ее стихам «свой черед» непременно настанет.

Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) – русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица, один из крупнейших поэтов XX века

Ко времени, когда писалось это стихотворение, Цветаева выпустила (в 1910–1912 годы) две первых книжки своих стихов. Стихов, во многом еще по-детски наивных, мечтательных, но очень интимно-искренних, подкупающих неподдельностью чувств. Этим стихи юной поэтессы, еще гимназистки, обратили внимание таких видных поэтов и критиков того времени, как Валерий Брюсов, Николай Гумилев, Максимилиан Волошин, Мариэтта Шагинян. Была выражена надежда, что юная поэтесса может вырасти в настоящего, подлинного русского поэта. А Николай Гумилев в своей рецензии подчеркнул, в частности, что юным автором «инстинктивно угаданы все главные законы поэтики». Но он же заметил, что слово «мама» почти не сходит со страниц ее первой поэтической книги. Видимо, духовно юная Марина Цветаева развивалась явно быстрее, чем ее собственное поэтическое слово, еще почти не выходившее из детской.

Однако и как поэт Цветаева развивалась стремительно. Стихотворением «Моим стихам, написанным так рано…», другими стихами 1913 года она вполне оправдала ожидания своих первых доброжелательных критиков. Оправдались и предсказания самого автора стихотворения. «Свой черед» ее стихам настал.

Марина Цветаева прожила жизнь не слишком долгую, но полную драматизма. Еще при жизни изведала она горечь реализации и другой стороны собственного пророчества-предсказания – возможной невостребованности современниками ее творчества, ее «нечитанных стихов», «разбросанных в пыли по магазинам». В 1930-е годы, уже в возрасте за сорок лет, Цветаева в одном из писем заметила об этом стихотворении: «Формула – наперед – всей моей писательской (и человеческой) судьбы».

Были и долгие годы посмертного забвения Цветаевой. Кстати, и само стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», извлеченное из давней рукописи «Юношеских стихов» поэта, превратилось в печатный текст лишь в середине 1950-х годов. Так что судьба и этого стихотворения убедительно воплотила выраженное в нем же предсказание при том, однако, трагическом обстоятельстве, что самого автора, ушедшего из жизни в неполных 49 лет, уже не было в живых.

Но умирают люди, а настоящее искусство не умирает.

В русскую поэзию, в русскую литературу Цветаевой вписана своя выразительная, новаторская, исполненная высокого драматизма страница. Большой русский поэт XX века Марина Цветаева продолжает жить в своих стихах.

Детство. Отрочество
(1892–1911)

Да, что знаешь в детстве – знаешь на всю жизнь, но и: чего не знаешь в детстве – не знаешь на всю жизнь.

Все, что мне суждено было узнать, – узнала до семи лет, а все последующие сорок – осознавала.

Марина Ивановна Цветаева родилась 26 сентября (8 октября по новому стилю) 1892 года в Москве в семье искусствоведа, профессора Московского университета Ивана Владимировича и его жены Марии Александровны, урожденной Мейн. Родилась и двадцать лет Цветаева прожила в небольшом уютном родительском доме в Трехпрудном переулке.

Тихий Трехпрудный переулок – почти в самом центре Москвы, недалеко от Пушкинской (бывшей Страстной) площади, Тверской улицы и Тверского бульвара, Большой и Малой Бронных улиц. К концу XIX – началу XX века этот уголок Москвы во многом еще сохранил вид традиционного русского «посада», «слободы», городского поселения с одно- двухэтажными, часто еще деревянными (как и цветаевский) домами, палисадами, зелеными двориками. Улицы и переулки здесь прихотливо изгибались, упирались в приходские церквушки; на более широких площадях высились соборы. Спугнутые колокольным звоном, с крестов взлетали сотни грачей и галок.

Родилась Марина в ночь с субботы на воскресенье, на Иоанна Богослова.

В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.
Дом – пряник, а вокруг плетень
И церковки златоголовые.

Натура поэтическая и романтическая, Цветаева охотно верила различным приметам, «указующим», предопределяющим символам, «знакам судьбы». Осень, листопад, суббота, полночь, Иоанн Богослов – эти знаки своего рождения она, очевидно, легко восприняла как отчетливый перст судьбы.

И еще примета русской осени – красные грозди созревшей рябины на обнажающихся в пору листопада ветвях.

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.

Ярко-красная, жаркая, как бы горящая, пылающая во время перехода от осени к зиме, горькая рябина прочно вошла в образный арсенал поэзии Цветаевой. Она стала у поэта символом рока, судьбы, тоже какой-то переходной и горькой, пылавшей жаром творчества и постоянно угрожавшей холодом отторжения, неприятия, забвения.

Память о доме в Трехпрудном была очень дорога Марине Цветаевой. При довольно продолжительных отъездах в детстве – с матерью, отличавшейся слабым здоровьем, и с отцом (Италия, Швейцария, Германия, Крым; летом неизменно – недалекая от Москвы тихая Таруса) – дом в Трехпрудном, вплоть до замужества в 1912 году, оставался местом ее постоянного обитания, надежным пристанищем, куда она всегда с радостью возвращалась. Она любила этот дом, словно родное существо. Любила за то, что он в годы ее детства и юности был в полном смысле слова родным, родовым гнездом, безопасно и надежно отгороженным и спрятанным в защитной листве тихого переулка от огромного наступающего каменного города.

Отец Марины, Иван Владимирович Цветаев (1847–1913), был директором Румянцевского музея (дома Пашкова, ныне входит в комплекс Российской государственной библиотеки) и основателем Музея изящных искусств имени Александра III (ныне – Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина). На стене Музея изобразительных искусств установлена мемориальная доска с именем его основателя И. В. Цветаева. Открытие этого музея в 1912 году стало достойным завершением его творческой жизни.

Читать еще:  Как закончить юбилей в стихах

Родители Марины и Анастасии Цветаевых: Иван Владимирович Цветаев (1847–1913) – российский ученый-историк, филолог, искусствовед, профессор Московского Университета (с 1877 г.), тайный советник, создатель и первый директор Музея изящных искусств имени императора Александра III (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина); Мария Александровна Цветаева (урожденная Мейн; 1868–1906) – происходит из обрусевшей польско-немецкой семьи, пианистка, ученица Николая Рубинштейна

Иван Владимирович был сыном Владимира Васильевича Цветаева (1820–1884), сельского священника села Талицы близ городов Шуи и Иваново-Вознесенска Владимирской губернии. По своему быту это сельское священство мало чем отличалось от русского трудового крестьянства. Все четверо сыновей В. В. Цветаева по семейной традиции были отданы в Шуйское духовное училище, затем учились во Владимирской семинарии. Старший, Петр, пошел по стопам отца, служил священником в Суздальском уезде, а после смерти родителя получил его Талицкий приход. Трое младших сыновей Владимира Васильевича неустанным трудом пробили себе дорогу, смогли получить высшее образование. Средний из них, Федор (1849–1901), как и Иван Владимирович, окончил Санкт-Петербургский университет, преподавал русскую словесность в средних учебных заведениях Шуи и Орла, затем, с 1883 года, – в московских гимназиях, а с 1887 года стал инспектором (т. е. директором) Второй московской женской гимназии. Младший из братьев, дядя Марины Ивановны Дмитрий Владимирович (1852–1920), специализировавшийся по русской истории, стал педагогом, известным ученым-историком, профессором Варшавского университета, где преподавал около двадцати лет; в 1911 году он был назначен управляющим Московским Архивом Министерства Юстиции (ныне – Российский государственный архив древних актов).

Иван Владимирович, отец Марины Цветаевой, в 1877 году защитил докторскую диссертацию – о древне-италийских письменных памятниках. С 1879 года он профессор Московского университета по кафедре римской (латинской) словесности; в 1888 году Иван Владимирович был приглашен профессором и заведующим кафедрой истории изящных искусств Московского университета. В Италии же И. В. Цветаев был избран Почетным доктором Болонского университета. Все Цветаевы (и старшие, и младшие) были очень дружны, переписывались, всегда помогали друг другу. Марина Цветаева, кстати, свое трудолюбие, проявленную ею в годы революции и эмиграции «двужильность» впрямую объясняла отцовским происхождением от той земли, где когда-то родился былинный Илья Муромец.

Иван Владимирович был женат на Марии Александровне Мейн (1868–1906), матери Марины, вторым браком. Его первая жена, Варвара Дмитриевна, урожденная Иловайская (1858–1890), была дочерью известного русского историка Д. И. Иловайского (1832–1920), автора пятитомной «Истории России» (М., 1876–1905) и широко распространенных в те годы учебников по русской и всеобщей истории для гимназий и других средних учебных заведений. Иловайскому и принадлежал дом в Трехпрудном переулке. Когда его дочь Варвара в 1880 году вышла замуж за И. В. Цветаева, отец дал ей этот дом в приданое. От первого брака у Цветаевых родились дочь Валерия (1883–1966) и сын Андрей (1890–1933). Вскоре после рождения сына Варвара Дмитриевна, страдавшая туберкулезом, умерла. А 44-летний Иван Владимирович, чтобы дать мать своим крошечным осиротевшим детям, в 1891 году женился вторично – на 22-летней Марии Александровне, культурной и образованной дочери своего старшего сотоварища по музейным делам.

От этого, второго брака у Ивана Владимировича родились еще две дочери: Марина, старшая, будущий поэт, и младшая – Анастасия (по-домашнему – Ася), появившаяся на свет 14 (26) сентября 1894 года. Сестры были в чем-то очень похожи, воспитывались и большую часть детства и юношества провели вместе. Анастасия Цветаева (1894–1993), ставшая впоследствии искусствоведом и писательницей, оставила написанные в 1960-е – 1980-е годы «Воспоминания», содержащие много ценных сведений о детских и юношеских годах сестер Цветаевых.

Надо сказать и еще об одной ветви рода Цветаевых. У деда Марины, Владимира Васильевича, был брат, тоже священник, Александр Васильевич Цветаев. Его дочь Елена Александровна была замужем за земским врачом Иваном Зиновьевичем Добротворским (также сыном священника), служившим в городе Тарусе Калужской губернии. Семья Добротворских была связана с семьей Ивана Владимировича Цветаева очень теплыми отношениями. По просьбе И. В. Цветаева Добротворские сняли в Тарусе для его семьи дачу. И Таруса на долгие годы стала для всех Цветаевых вторым домом, постоянным местом летнего пребывания, любимейшим уголком русской природы. Тарусским местам и их обитателям Марина Цветаева посвятила один из своих мемуарных очерков 1930-х годов – «Хлыстовки (Кирилловны)». И завершила она его такими словами: «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины… где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов… поставили, с тарусской каменоломни, камень:

Здесь хотела бы лежать
МАРИНА ЦВЕТАЕВА».

На тарусском кладбище упокоилась старшая сестра Марины – Валерия Ивановна. Установлен ныне в Тарусе и памятный камень с надписью-пожеланием Марины Цветаевой…

Домашний мир и быт семьи Цветаевых был пронизан постоянным интересом к искусству, литературе, истории. В доме на шкафах, на книжных полках, на подставках стояли бюсты античных богов и героев, с годами сделавшихся как бы членами семьи – так все они были знакомы и привычны. Ахилл и Геракл, Орфей и Эвридика, Венера и Психея – это были не просто имена, они воспринимались Мариной почти как реальные люди, ожившие сначала в детском сознании, а затем, так или иначе, в ее поэзии. Можно, пожалуй, сказать, что Марина Цветаева была последним в России крупным поэтом (в XX веке!), для которого античная мифология являлась привычной и необходимой духовной атмосферой. Свою дочь, родившуюся в 1912 году, она назвала Ариадной. Увлекшись в конце 1910-х годов театром, Цветаева «на одном дыхании» написала ряд романтических пьес в стихах, среди них – «Фортуна», «Феникс». В 1923 году в Берлине Марина Цветаева выпустила поэтический сборник под названием «Психея. Романтика»; чуть позже под ее пером рождались драматические поэмы «Ариадна», «Тезей», «Федра»…

Другая сторона быта родительского дома – мир книг, литературы, стихов. Сначала это материнское чтение вслух; чуть позже, но не по возрасту рано – самостоятельное чтение. «Книги мне дали больше, чем люди. Я мысленно все пережила, все взяла. Мое воображение всегда бежит вперед», – писала Цветаева М. Волошину 18 апреля 1911 года. В детстве и юности Марина пережила страстные увлечения книгами К. Бальмонта и В. Брюсова, Эдмона Ростана и Марии Башкирцевой, Гейне и Гете, немецких и французских романтиков, книгами о Наполеоне и его сыне – герцоге Рейхштадтском, «Орленке» (многое читалось на языке оригинала)… С этими событиями ее внутренней духовной жизни по чистоте и интенсивности горения не могли сравниться никакие события жизни внешней. Тогда и выросло убеждение в приоритете внутренней жизни над любой реальностью, не поколебленное, не опровергнутое всеми последующими годами «опыта и размышлений».

Образы, реминисценции, скрытые и явные цитаты, сюжеты античности, Библии, русских былин, эпоса других народов – постоянные составляющие всего творчества Цветаевой.

Несомненно, что столь свойственное Марине Цветаевой ощущение трагичности бытия, которое она определяла словом «рок», удивительно сочетавшееся с каким-то возвышенным романтизмом в оценке людей и событий, шло у нее именно оттуда, из детства, наполненного воздухом античной мифологии, искусства, книжности. Но впитанная с детства античность и книжность, «святилище, где сон и фимиам», отнюдь не были для Цветаевой способом отгородиться от жизни. Это был способ существования, дыхания, жизни в поэзии, в искусстве, способ превращения быта в бытие.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector