0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли читать стихи на улице

«Это наш протест»: Зачем уличные поэты воскресили Маяковские чтения

— Маяковские чтения — это наш протест! — говорит организатор мероприятия Матвей Крылов. — Одни ходят на митинги, а вот мы сидим здесь и читаем стихи. Я пытаюсь представить себе то время и тех людей, которые собирались здесь в 1960–1970-х, и мне кажется, что они очень похожи на нас.

«Мне будет гораздо приятнее,

если меня прочитает грузчик,

а не ты, какой-то там фотограф

в пиджаке! Мы не какая-то богема.

Это доступное искусство. Ты пришёл

на площадь, ты можешь делать

контент, ты можешь потреблять

контент».

Каждый месяц с апреля по октябрь в последнее воскресенье месяца на Триумфальной площади собираются городские поэты и читают стихи возле памятника Маяковскому. Традиция существует с 1959 года, а в 2009-м она была восстановлена художником и политическим активистом Матвеем Крыловым и поэтом Даней Берковским. Из-за ремонта на Триумфальной площади традиционное место сбора пришлось перенести на Лубянку. Поэты читают свои стихи прямо на ступеньках перед ныне закрытым Музеем Владимиру Владимировичу Маяковскому. На чтениях присутствует не больше 100 человек.

— Идея чтений не моя, — признаётся Матвей Крылов. — Я много читал воспоминаний диссидентов о чтениях, и все они заканчиваются одинаково — тем, что чтения закрылись. Было несколько попыток их возродить, но это не удавалось. У нас это сделать получилось. Мы создавали новые Маяковские чтения, когда на Триумфальной собирались люди на «Стратегию-31» и добивались своих прав. Одновременно со «Стратегией» развивались и Маяковские чтения.

Популярность Маяковских чтений разрослась до масштабов всей страны. Подобные мероприятия проходят в Санкт-Петербурге, Ставрополе, Екатеринбурге и во многих других городах России и не только — даже в Пекине. Так как у Маяковских чтений нет никакой иерархии или системы управления, то организовать сбор поэтов в своём городе может кто угодно, не договариваясь ни с кем из Москвы.

— Я присоединился попозже, где-то в 2012 году, — рассказывает Даня Берковский, сидя на ступенях перед Музеем. — Я долгое время писал стихи, но не считал нужным их читать. И потом на волне политической активности я познакомился с Матвеем. После истории с задержанием (Матвей Крылов облил водой прокурора. — Прим. ред.) я участвовал в чтениях в поддержку Матвея и влился в эту движуху, занялся графической частью.

— Берковский появился, потому что он хотел где-то читать, — вставляет Матвей. — Часто спрашивают, где есть такие места, где можно прийти и почитать стихи свободно, не записываясь. Я не знаю где. Только здесь. Это свободная площадка.

— Тем более это мощное возрождение традиций. Они существовали не просто так в нашей стране многострадальной. Поэты выходили, чтобы сказать, а сказать они могли только на площади вот в таком стихотворном стиле. Я считаю, что эта традиция актуальна и она нужна.

На Маяковских чтениях практически всегда присутствует полиция. Особенно это бросалось в глаза после протестов 2011–2012 годов — тогда вокруг окружённой высоким забором Триумфальной площади выстраивались автозаки, готовые в любой момент забрать собравшихся. Сегодня никаких автозаков, конечно, нет. Мимо нас лениво проходит один-единственный полицейский.

— У Маяковских чтений есть своя история, утверждает Даня. — Новая история, которую мы за последние шесть лет написали. Сашу Духанину в рамках Болотного дела задержали именно на Маяковских чтениях.

— Мы никогда не договариваемся ни с кем, не подаём заявления или уведомления. Когда приезжают полицейские и просят не материться, мы какое-то время, пока полицейские не уезжают, не материмся.

Место поэта в борьбе

— Я когда слушал чьи-то воспоминания о прошлом этого места, — признаётся Матвей, — думал, что живу не в то время. А потом понял, что в то. Я уверен, что что-то в скором времени произойдёт и мы ногами будем открывать двери в министерства, будем строить новую Россию.

— Читать по кабакам стихи никогда не буду. Некоторые из наших ребят читают. Некоторые пришли к нам как состоявшиеся поэты, были вместе с нами где-то год. Но вся протестная риторика в их стихотворениях со временем исчезла, — Матвей не смотрит в мою сторону, быстро и много курит и складывает догоревшие бычки себе в ладонь. — Они читают стихи по кабакам, где все кушают и платят. Даня вот тоже любитель почитать по кабакам, но это когда он в приятной компании. Если ты знаешь, что вокруг те ещё отморозки, похлеще тебя, то тогда можно.

— Перед ломящимися от еды столами я читать не буду! — глаза Дани загораются. — Я в принципе не против салонной поэзии, но салонная поэзия сейчас как бы загналась в такие жёсткие-жёсткие рамки. Это псевдобогемность, псевдоэлитность. Мне это не нравится.

— Это точно не метод борьбы и не место для революции, — Матвей докуривает и смотрит внимательно на меня и Берковского. — Читать стихи на улице — это тоже не революция. Мы не ждём, когда Путин уйдёт или ещё что-то. Мы свой коммунизм уже построили. Мы живём этим коммунизмом. Мы живём по-своему.

— Кто твой друг, Матвей? — спрашиваю я.

— Я выступаю за любое меньшинство вообще. Мой друг — это любое меньшинство, любой маргинал, мигрант, наркоман, те люди, чьи права ущемляются. Мы не любим таких поэтов, как Вера Полозкова.

— Меня один раз спросил фотограф после таких чтений: « А почему вы позволяете себе экспрессивную лексику в своих стихах? Вы что пишите для грузчиков?» — лицо Дани Берковского расплывается в хитрой и уверенной улыбке. — На что я ему ответил: «Ну да, чувак, вообще-то я пишу для грузчиков, а не для тебя. Мне гораздо будет приятнее, если меня прочитает грузчик, а не ты, какой-то там фотограф в пиджаке!» Мы не какая-то богема. Это доступное искусство. Ты пришёл на площадь, ты можешь делать контент, ты можешь потреблять контент.

— Настоящий поэт, по-вашему, не может быть причастен к салонной поэзии?

Матвей отвечает не задумываясь:

— Я не представляю себя читающим в кабаке. Это же глупо — читать свои стихи там. С одной стороны — это рамки, но с другой стороны — это спасение. Я никогда не буду читать свои стихи в кабаке. И никто и никогда не упрекнёт меня в том, что я читаю про революцию в кабаке.

На «Маяках» звучат стихи не только про революцию и протест. Многие приходят прочитать о любви и о жизни.

— Ничего нет плохого в том, что ты пишешь о любовных страданиях мальчиков и девочек, если ты делаешь это честно! — заключает Даня. — Кто-то не хочет знать новости, кто-то не хочет говорить о политике. Такие люди тоже у нас есть. Они читают про любовь.

«Читать стихи на улице — это тоже

не революция. Мы не ждём, когда

Путин уйдёт или ещё что-то.

Мы свой коммунизм уже построили.

Мы живём этим коммунизмом.

Мы живём по-своему».

К чему приводит протест

Периодически Маяковские чтения посвящаются какой-то конкретной теме. Это не значит, что читать стоит только об этом, но тем не менее многие тематике следуют. Дело в том, что поэты реагируют на повестку дня, пишут стихи о недавних событиях и тем самым выражают свою собственную точку зрения на тот или иной вопрос.

На импровизированной сцене звучит стихотворение Артёма Камардина «Убей меня, ополченец!», которое первый раз прозвучало на прошлой встрече, которая проходила в антивоенном ключе.

Читать еще:  Кто читает стихи в москва слезам не верит

— Если тема близка «Маякам», то она может здесь появиться, — объясняет Даня. — Мы тему не задавали никогда. Да, были антивоенные чтения. Но это достаточно общая тема. Конкретной тематики мы не задаём, но мы следуем повестке. Нас нередко приглашали на митинги, мы выступали за 6 мая, в центре Сахарова. Мы даже не думаем, соглашаться или нет, мы идём и читаем, делаем какое-то общее дело!

— Мне кажется, что мы находимся в каком-то перекидывании, — Матвей водит руками в воздухе. — Мы отвечаем. Что-то происходит, и мы реагируем на это, и это очень похоже на игру.

— Это происходит само самой. Повестка нами жёстко не спускается. Маяковские чтения — это самоорганизация.

— Ваш протест — он к чему-то привёл? — спрашиваю. — Если, например, говорить о музее Маяковского?

В 2013 году было принято решение демонтировать всю экспозицию музея. Как неоднократно заявляла директор Н. Г. Морозова: «Экспозиция морально устаревшая, требует модернизации. Ей не хватает новых технологий: мультимедийных экранов и тач-панелей». Против разбора музея выступали многие активисты, в том числе и поэты Маяковских чтений. У знания музея, на том же самом месте, где чтения проходят сейчас, проводилась встреча в защиту экспозиции.

— Да, музей мы фактически не спасли, — вздыхает Даня. — Но Маяковские чтения на многое повлияли. Например, многие вообще узнали, что тут такое происходит.

— Мы читали здесь стихи, и нас никто не выгонял, — перебивает Матвей. — Но чиновники видят, что не всё вот так вот просто делается. Сказали закрыть музей — и его закрыли, и все промолчали. Вот перекопали Триумфальную площадь, и все будут рады новой площади. Мы впиливались в историю новой Триумфалки с самого начала. Когда Варламов только стал продвигать реконструкцию площади. Мы сразу обозначили, что мы последняя инстанция, и вы сами признали нас неотъемлемой частью Триумфальной площади. То же самое и с музеем. Мы зрители, почему вы его закрываете? Если вы зайдёте туда, то там просто финиш.

— Музей закрыли, — заключает Даня, — но многие узнали о нём и пришли туда перед закрытием. Всё влияет. Что-то меняется в любом случае.

После выступления к нам подходит Артём Камардин, автор стихотворения «Убей меня, ополченец!». Артём присоединился к чтениям относительно недавно, но присутствует на всех встречах. Он закончил МИРЭА. Несмотря на то что основной его деятельностью является инженерное дело, Артём пишет стихи, но больше кроме как на Маяковских чтениях их не исполняет.

— Я читаю стихи только здесь или на квартирных чтениях с друзьями, больше нигде, — объясняет Артём. — Я не знаю другого места, где бы я мог выйти и рассказать всё, что я думаю. В Москве больше негде выступать. Аналогов «Маякам» нет.

— Тут ничего нарочно не придумаешь! Маяковские чтения — они живые, здесь нет рамок. Вот, например, на последних чтениях мы были на Триумфальной площади, на саму площадь нас, конечно же, не пустили. Мы читали у одного забора, туда подвезли спецтехнику, и нам пришлось переместиться к другому забору и под звук отбойного молотка читать стихи. Где ещё можно найти такое?

Последние Маяковские чтения проходили одновременно с митингом нацболов, и стихотворение Артёма было как раз в тему.

Предсказать, как пройдут Маяковские чтения, практически невозможно. Нельзя спрогнозировать, кто из поэтов придёт, а кто не будет присутствовать. Можно только догадываться.

— Вот он, — Матвей указывает рукой на Даню Берковского, — вот этот тип начал орать на последних чтениях, он начал читать свои стихи в микрофон, но он орал, потому что привык на Маяковских чтениях орать! В итоге он убрал микрофон и просто стоял на сцене и орал. Но это было круто!

— Маяковские чтения стали больше, — рассказывает Матвей, обводя рукой присутствующих. — На первые чтения ходили состоявшиеся поэты и художники, богемная тусовка. Приходили нацболы всегда. Приходили анархисты. 2009 год был началом интересного времени для меня. Когда я сидел, ребята проводили Маяковские чтения в центре имени академика Сахарова. Поэт стоял и читал стихи, а люди вокруг него повторяли за ним каждую строчку хором. Когда я вышел и посмотрел видео с мероприятия, то меня это удивило.

— Вот Полторацкий, хороший поэт, иммигрант, радикал. Он не может вернуться в Россию и не может читать стихи на Маяковских чтениях, а когда-то был заводилой. Проводил политические демонстрации. Многие люди отошли от нас, но в то же время приходили новые.

На Маяковских чтениях всегда есть свой основной костяк поэтов, которые регулярно приходят на Триумфальную площадь и читают свои стихи. Их состав изменяется, из него уходят и вливаются новые, но он есть.

— Это становится значимым мероприятием столицы, — улыбается Даня, чтения уже почти подошли к концу. — Здесь собираются разные люди разных политических и культурных взглядов. Это здорово.

— Мы на своём опыте знаем, что такое самиздат. Сейчас мы планируем издать большой сборник Маяковских чтений. Да какие-то небольшие книги мы выпускали и даже продавали их.

— Работа над новым сборником уже идёт, — говорит Даня, который занимается графической частью сборников, афиш и плакатов.

— Всё упирается в деньги,— вздыхает Матвей. — С другой стороны, нужен ли он? У нас была дискуссия: мы в принципе можем и не печатать эту книгу и на те же деньги напечатать огромный тираж постеров, где будут ссылки на паблики и стихи на плакате. Клеить листовки. Что мы будем делать? Книжки будем продавать? Хотя первый сборник продавался в магазинах и было написано, что все средства от продажи этих книг пойдут на помощь политическим заключённым. И так получилось, что меня посадили, и моя девушка пошла в книжный магазин и забрала эти деньги и отнесла их мне в тюрьму.

Маяковские чтения начинают подходить к концу, на импровизированной сцене читает стихи поэт Денис Стяжкин, он активно жестикулирует и закатывает глаза, движения порывисты и импульсивны.

Один из сидящих рядом с ними поэтом вклинивается в наш разговор и спрашивает:

— Думаешь, у чтений есть потенциал?

— Потенциал — вот он, — Матвей кивает головой в сторону Стяжкина. — Он есть. Мы не собираем больше 100 человек, и каждый раз это кто-то новый. Тот, кто возвращается, значит, он с нами. Кому-то не понравились стихи, шум, поэты, мат, но у нас нет цели, чтобы стихи нравились всем. Это наше, наше… Да что мы о нас, — Матвей бьёт себя по колену кулаком, в котором до сих пор сжимает окурки. — Это люди, которым скучно сидеть дома за компом, перед лэптопом, и они приходят сюда читать стихи и высказывать собственную точку зрения.

— Ты в календаре пометил дату, — продолжает Матвей, — что первые выходные сентября, ты знаешь, что откроется Триумфальная площадь — и ты всё лето будешь жить, подлец, и ждать!

Маяковские чтения подошли к концу, Матвей Крылов вышел на сцену и поблагодарил всех за то, что они пришли сегодня, несмотря на новое место и погоду.

— Даже если я отправлюсь под забор умирать, — задумчиво и уверенно сказал мне Матвей, — эти люди всё равно будут читать стихи и Маяковские будут. Здесь нет никакой иерархии, и я не претендую на лидерство. Не я — так Берковский или кто-нибудь другой это будет продолжать делать. Я уверен в этих людях, пока есть они — будет всё!

Читать еще:  Согласны ли вы с мнением что ранние стихи есенина

Как я читал стихи на Арбате и ничего не заработал

30 мая 2017 1:00

В последние дни все только и говорят о Шекспире, Арбате, попрошайках, полиции. Мол, смутные времена наступили в Москве. Нормальным людям на улице стихов почитать нельзя. Душат поэзию на глазах и не стесняются. Чтобы развеять эти грязные слухи (или, может, подтвердить!), в редакции «КП» решили сделать ход конем и послать на Арбат своего казачка. Чтобы тот на своей шкуре убедился, каково это сегодня — нести в массы прекрасное.

Не успел я придумать хоть какой-нибудь предлог, чтобы отмазаться, как увидел довольное лицо фотокора «КП» Вити Гусейнова.

— На, — говорит, — тебе каску. Будешь от врагов отбиваться. Ну или складывать туда барыши.

Я даже не стал спрашивать, откуда она у него. А только взглянул на редактора отдела и понял, что отбиться не получится. И пошел.

ДОБРЫЙ ЗРИТЕЛЬ, ТЫ ГДЕ? ОТЗОВИСЬ!

По дороге на Арбат другой фотокор «КП» Женя Гусева подбадривала меня как могла. Например, говорила так:

— Как хорошо, что я буду снимать тебя издалека. Никто не будет видеть, что мы вместе пришли. Но ты не волнуйся. Никто на тебя внимания не обратит. Мало ли в Москве сумасшедших.

Возле памятника Булату Окуджаве я достал собственные рукописи и, положив к ногам строительную каску, начал читать. И так получилось, что моими первыми слушателями стали китайские туристы. Их там было человек двадцать пять! И все смотрели на меня с таким интересом, что я даже покраснел от удовольствия.

— Бывало так, домой придешь под вечер! — рубил я воздух словно поэт-шестидесятник. — А дома лишь угрюмый домовой. Сидит и время вздохами калечит, мгновенья дельно щупая рукой. А я от злости весь аж порыжею! Но как-то раз в чувствительный момент он словно друг сигакнул мне на шею — не больно, тихо, как интеллигент.

Смотрю, а китайцев и след простыл. Рядом со мной стоит пожилой мужчина и с интересом рассматривает каску, внутри которой уже лежали первые монетки (брошенные Женей). Я старался как можно активнее жестикулировать (но не потому, что так душа требовала, а потому, что так попросила фотограф). И чувствовал, что надо мной все смеются. Мне казалось, этот мужчина сейчас скажет:

— Шел бы ты, болезный, лучше работать! Щебень разгружать али еще чего.

Чуть позже, на четвертом стихотворении, появилась полицейская машина. Офицер, сидевший за рулем, посмотрел на меня так равнодушно, как будто я фонарный столб. И проехал мимо.

Еще две девушки крикнули мне «молодец», но как только я начал читать другой опус, удалились.

Голос мой постепенно садился. Хотелось пить, но водички с собой я не взял. Не заработав ни копейки, я уже хотел с позором уйти, но тут ко мне подошел человек.

«МОСКВА ТЕБЕ НЕ БРАТ!»

— Разрешите представиться? Николя. Уличный поэт.

Передо мной стоял мужичок средних лет. В потертом пиджачке. С забинтованной рукой. И с остатками вчерашнего перегара.

— Николя? — переспросил я. — Очень приятно. Паулло.

— Ну, Николя — это творческий псевдоним, — признался тот. — Вообще я Коля.

Мы подружились и сразу перешли на «ты». Оказалось, что Николя подрабатывает поэтом один год. Хотя и в Москве живет уже давненько. Приехал из Беларуси на заработки, да так и остался. Своей крыши над головой у него нет. Так что ночует где придется. В последний раз неплохо заработал и потому позволил себе хостел на целые сутки. Говорит, что в плане заработка чтение стихов как русская рулетка. Может, повезти, причем сильно (некоторые даже валюту бросают). А, может, наоборот.

— Вообще мои вещи есть на сайте стихи точка ру, — важно сообщил мне Николя. — Будет время, посмотри.

Я открыл сайт при нем же и начал читать биографию: «Не женат. Детей нет. И всего материального тоже. Свободен в своих думах. Спонтанен в общении». Ну и так далее.

Мы читали свои стихи по очереди.

— Москва-душевный мат! — орал Николя, словно приближаясь к творческому экстазу. — Москва-мечта, свобода! Москва тебе не брат! Москва иного рода!

Спустя час я взял злополучную каску и вернулся к Жене. Она сказала, что я был великолепен. Несмотря на то, что ни один прохожий не подал нам даже копейки.

Корреспондент «КП» отправился на арбат, чтобы продекламировать собственные сочинения

В редакции «КП» решили послать на Арбат своего казачка, чтобы тот на собственной шкуре убедился, каково это сегодня — нести в массы прекрасное. Евгения ГУСЕВА

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Права ребенка в большом городе: могут ли дети по закону гулять одни?

© pixabay.com

Что на самом деле можно, а что нельзя делать детям с точки зрения закона? Например, разрешается ли оставлять детей дома одних? Отпускать их гулять допоздна? Разрешено ли детям петь и читать стихи на улице? А собирать деньги? Отвечает юрист.

Спойлер: ночью гулять нельзя! И с баром придется подождать до 18 лет.

С какого возраста можно оставить ребенка дома одного?

Российский закон не устанавливает никаких правил по поводу нахождения детей дома одних.

Могут ли дети находиться одни на улице?

По закону ребенок не может быть на улице без взрослых в ночное время. Запрет касается общественных мест – улиц, парков, общественного транспорта, стадионов и т.д.

В Москве детям нельзя находиться в общественных местах с 23 часов до 6 утра

В Московской области детям до 16 лет нельзя быть в общественных местах без сопровождения родителей с 22:00 до 6:00 (летом – с 23:00), а с 16 до 18 лет — с 23:00 до 6:00.

В Петербурге запрет касается детей до 16 лет – им нельзя находиться на улице без родителей зимой с 22:00 до 6:00, а летом – с 23:00. Исключение сделано для новогодней ночи и некоторых других праздников и мероприятий.

Куда нельзя ходить с детьми?

В Москве, Подмосковье и Петербурге родители несут административную ответственность, если их дети окажутся в «местах, предназначенных для реализации товаров только сексуального характера или (…) только алкогольной продукции и в «иных местах, нахождение в которых может причинить вред здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию» — иначе говоря, в сексшопах, пивных ресторанах, винных барах и так далее. Так что пойти в бар с колясочкой – не вариант.

Можно ли детям петь, танцевать и читать стихи на площади?

Действующим российским законодательством таких ограничений не установлено. Но местные правила (например, правила пользования метрополитеном в Самаре) могут и ограничивать.

В Москве есть закон о тишине. По этому закону с 23 часов до 7 утра запрещается «игра на музыкальных инструментах, крики, свист, пение».

Можно ли собирать за пение и чтение стихов деньги?

Это делать не рекомендуется, т.к. это может быть квалифицировано как мелкое хулиганство или попрошайничество.

В Москве есть положение о «приставании к гражданам в общественных местах».

Что называется попрошайничеством?

Попрошайничество — это прошение милостыни, подаяния, надоедливое выпрашивание чего-нибудь. Попрошайничество является уголовным преступлением.

Читать еще:  Стихи о маме которые берут за душу

Важно, что уголовная ответственность наступает не в отношении детей-попрошаек, а в отношении взрослых, вовлёкших детей в эту деятельность. Если эти взрослые – родители ребенка, то для них наказание будет строже.

Чем раньше Ваш ребенок будет знать, как его зовут (фамилия, имя, отчество), своих маму и папу (фамилия, имя, отчество), бабушек и дедушек и других родственников, с кем ребенок может проводить время, а также свой адрес – тем лучше. Хорошо бы знать наизусть и номера телефонов родителей.

Сопровождающим ребенка, даже если это будет брат или сестра, должно исполниться 18 лет.

Если сопровождающим ребенка будет родственник или знакомый – объясните ребенку, как зовут этого человека, почему именно он сопровождает его, а не родители. Расскажите ребенку, что такую информацию он может сообщить полицейским, если они его будут об этом спрашивать.

Если у ребенка есть при себе мобильный телефон, он должен уметь легко набирать телефонные номера папы и мамы или других родственников.

Подросткам 14-18 лет при направлении в общественные места лучше иметь с собой ксерокопию паспорта (в законе об этом не написано, но все же…).

Объясните ребенку, что после 22 часов и до 6 утра он не может один находиться в общественных местах, включая интернет-кафе, даже если ему уже исполнилось 14-17 лет.

Разъясните подростку положения закона и прокомментируйте, что в случае нарушений, если Вас не окажется рядом, подростку придется самому отвечать на вопросы полиции.

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Мотивирующие стихи, стихи для поднятия духа, позитивные стихи

Разделы категории «Стихи»

Голосовые поздравления

Ты — сокровище Вселенной — стихиС днем рождения В стихах День святого Валентина День святого Валентина В стихах

Стихи: Без тебя я как лютик в пустыне!Любовь и дружба Признания в любви Забавные признания День святого Валентина День святого Валентина В стихах Шуточные поздравления

Готов тебя восславить я в стихахЛюбовь и дружба Забавные признания День святого Валентина День святого Валентина В стихах Шуточные поздравления

Глаза открыла утром.
Встала. —
Нам кажется, что это мало.
На самом деле — это счастье,
Когда с тобою в одночасье
Проснулся мир.
И с ним — ты тоже.
Жизнь — пробуждением по коже.
Вот новый день календаря.
Я точно знаю — он не зря!
Из царства тьмы летим в мир света. —
Какое счастье всё же это.
Пока мы можем просыпаться —
Давайте петь, мечтать, смеяться.
Давайте мигом дорожить.
Ну и, конечно же — любить.
Всех, кто вокруг.
Друзей, родных.
Любить всегда.
Без выходных.
А ни за что.
А просто так.
Все, что мешает жить — пустяк.
Как мелочно все по-сравненью.
Подвластна наша жизнь мгновенью.
Всё испариться может в миг.
Подумать не успеем —
Пшик!
И пустота.
И вечный сон.
Пересеченный рубикон.
Хочу сейчас.
Сиюминутно.
С ума сходить.
Желать распутно.

Глаза открыла — столько света.
Какое, всё же, счастье это.

Я честно помню о диете,
Когда сижу я в интернете,
Когда иду я на работу
И даже утром по субботам.
Я помню, что, когда и как,
Как воду нужно натощак,
Как не мешать белки и сахар,
Как избежать фигуры страха.
Я правда, помню о диете,
Когда смотрю в глаза котлете,
Когда жую я макароны
И покупаю я батоны.
Но просто этот понедельник,
Все не приходит, эх, бездельник.
Все не дает мотив мне нужный…
Какой же парень он бездушный…

В жизни всякое бывает:
Плохо или хорошо,
Только я не унываю,
Было плохо, и прошло.

Надо жить на позитиве,
И на все проблемы класть,
В жизни надо быть активней,
Жизни радоваться всласть.

Каждый сам себе находит
Радость в жизни. Кто любовь,
Кто по модным клубам ходит,
Кто — в коллекции цветов.

В жизни море позитива,
Только лишь свое найди,
И держи по ветру гриву,
Замечательно живи.

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор Вселенной,
И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело.
И только Воля говорит: «Иди ! «

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек !

Не говорите НЕТ.

Не говорите НЕТ, когда тоска стучится
Когда на сердце рана… пустота…
Пусть даже время так неумолимо мчится
Начните сказку с чистого листа…

Не говорите НЕТ, когда в борьбе за чувства
Вы потеряли сердце… навсегда…
Когда мечтам и мыслям мало места,
Не говорите НЕТ! Скажите жизни ДА!

Скажите ДА, чтоб сердце вновь забилось!
Чтоб каждой клеточкой почувствовать мечту…
Чтоб счастье бесконечно длилось…
Скажите ДА, чтобы зажечь звезду!

Не говорите НЕТ… подумайте о Чуде,
Как в самом ярком и прекрасном сне…
И даже если сил уже не будет…
Не говорите НЕТ … скажите ДА… мечте…

А может просто встать с другой ноги,
И вместо кофе взять и выпить соку…
И повернуть свои привычные шаги
В ту сторону, где будет больше проку…
И в этот день проделать всё не так:
Поставить от конца к началу числа,
И самый незначительный пустяк
Наполнить добрым и высоким смыслом.
И сделать то, чего никто не ждёт,
И рассмеяться там, где столько плакал,
И чувство безнадёжности пройдёт,
И солнце встанет там, где дождик капал.
Из круга, заведённого судьбой,
Возьми и выпрыгни на станции безвестной…
Ты удивишься — мир совсем иной,
И неожиданнее жизнь, и интересной.

Давайте с утра улыбаться и ждать перемен,
И верить, что радужный мир улыбнётся взамен.
Давайте забудем про боль и обиды сейчас,
Чтоб прошлое в будущем больше не мучило нас…

Давайте забудем усталость, ошибки и страх…
Поверим, что счастье и радость лишь в наших руках…
И смело пойдём, без оглядки, за счастьем вперёд.
Ушли неудачи… Теперь бесконечно везёт…

Давайте поверим, что наша семья – идеал,
Что Бог нам не зря половинку с небес указал…
Улыбки детишек – тому подтвержденье для нас…
Давайте поверим не завтра, а здесь и сейчас…

Давайте научимся каждое утро ценить,
За то, что мы можем надеяться, верить, и жить,
За то, что целует спросонок ребёнок, любя…
За то, что живём для других, не жалея себя…

Давайте с утра улыбаться и верить в людей…
И не сомневаться в успешности новых идей…
Давайте лепить нашу жизнь из любви и добра…
Поверьте в себя, ведь со счастьем столкнуться ПОРА.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector